home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 26

Следующим утром на совещании Володя зачитал список чего и сколько ему нужно. Конрон долго чесал голову.

— Грузчики — люди сильные. Признаться, они бы пригодились на строительных работах. И потом, когда ты собираешься строить свою ловушку? Времени у нас все меньше и меньше.

— Так для того мне грузчики и нужны.

— И мешки?

— И мешки.

Конрон зачесал затылок активнее.

— Признаться, не совсем понимаю, какое отношение мешки имеют к твоему плану. Я полагал, тебе понадобятся плотники и землекопы для строительства частокола.

— В городе полно шпионов Эриха. Как только мы начнем какие-либо строительные работы внутри города, это сразу станет известно барону и заставит его задуматься. И уж точно он не полезет сломя голову, если будет знать, что именно мы делаем.

— А если мы не построим укрепления, какая нам польза от твоего плана? — вмешался в разговор Лиром.

— Укрепления будут. Но их надо построить быстро, чтобы враги ничего не успели понять.

— Каким образом, скажи на милость, ты собираешься строить укрепления быстро? — поинтересовался Конрон. — Мешками?

— А чем вас мешки не устраивают? Кстати, не только. Я лучше завтра вам покажу в обед. Полагаю, мы как раз сумеем организовать модель, если Раймонд и Вайнер не подведут.

— Ну хорошо, — вздохнул Конрон. — Забирай грузчиков.

— И бригаду плотников.

— А это тебе еще зачем?

— Хочу баллисту соорудить.

Конрон только рукой махнул.

— Бери. От бригады плотников мы не обеднеем. Теперь давай посмотрим, Лиром, наши с тобой дела…

Разделом оставшихся ресурсов занялись Лиром и Конрон. Для себя Володя не ожидал никаких проблем, поскольку не так уж и много он затребовал, а вот председатель магистрата и тир устроили настоящую баталию за каждого человека. При этом Конрон, похоже, порой забывал, что он командующий и последнее слово за ним, а Лиром бил логикой и аргументами, которым нечего было противопоставить простодушному рыцарю. Иногда вмешивался и Володя, приходя на помощь Конрону, за что удостаивался не очень доброжелательного взгляда со стороны управляющего.

— А как я буду продукты на склады возить?! — возмущенно кричал он. — Телеги дай для перевозки этих идиотских мешков с песком, грузчиков тоже туда, ополчение должно тренироваться, а продовольствие само на склад пойдет?!

Приходилось снова садиться и думать. Ближе к обеду более-менее утрясли с людскими ресурсами и уточнили фронт работ каждого, после чего разбрелись по своим делам. Володя сразу помчался к Арвиду, которого застал в обществе своих коллег, где он растолковывал суть новой организации медицинской службы. Коллеги, находясь едва ли не в шоковом состоянии от сыпавшихся совершенно непонятных требований, бурно возмущались. Володя тихонько попросил Джерома, который со вчерашнего вечера тенью следовал за ним, отыскать десятерых солдат и привести сюда. Когда те явились, мальчик коротко объяснил офицеру, чего он хочет. Тот хмыкнул и кивнул двум самым сильным латникам, те пинками вышибли дверь в зал, куда тут же, чеканя шаг и грохоча доспехами, вошли остальные и построились вдоль стены, хмуро поглядывая на разом притихших врачей. Арвид удивленно глянул на медленно прошедшего в центр Володю и слегка попятился, уступая место.

— Очевидно кто-то, — заговорил Володя тихо, даже не трудясь повысить голос, чтобы его услышали все — знал, перескажут и еще подробностей добавят от себя, — считает, что военное положение в городе его не касается, и потому берет на себя смелость обсуждать решения, принятые советом. Я слышал, кто-то даже грозился бросить все и уйти, поскольку его не устраивает то, что говорит уважаемый Арвид. Якобы так никогда не делалось. Так вот, уйти такие могут только на площадь под конвоем, где будут повешены как дезертиры. Да-да, дезертиры. Сейчас война и враг подходит к городу, у нас на счету каждый солдат, каждый защитник. И как назвать того, кто отказывается помогать защитникам? Поэтому приказы уважаемого Арвида должны быть выполнены беспрекословно и с максимальной скоростью, понимаете вы их или нет. Те, кто будет противиться этому, будут повешены как шпионы короля Эриха. Офицер, оставите здесь двух солдат под начало уважаемого Арвида. Вопросы есть?

В полнейшей тишине Володя покинул зал. Арвид догнал его у самого выхода.

— Ну нельзя же так! — возмущенно замахал он руками. — Это же не какие-то там ваши солдаты! Ученые люди!

Володя резко развернулся.

— Арвид, вы знаете, когда враг будет здесь? Через десять дней. Ваши врачи могут быть сколь угодно учеными людьми, но за это время их мышление, их методы лечения, к которым они привыкли, не изменить. Даже вы принимаете их только потому, что видели реальный результат, и то еще сомневаетесь. Поэтому вы либо тратите эти десять дней на попытки что-то объяснить, на изобретение вранья на тему, откуда вам вдруг снизошло такое откровение по новым методикам лечения, либо берете в руки кнут и заставляете всех пахать. Не будь врагов, я бы полностью доверился вам, но сейчас каждый потерянный час — это чьи-то жизни потом. Поэтому, Арвид, не обессудьте, но я любого из вашей братии повешу без колебаний, если это заставит остальных шевелиться быстрее. Да, а если к началу осады госпитали будут не подготовлены и службы не отлажены, я повешу и вас…

Володя твердо выдержал взгляд, давая понять, что совершенно не шутит.

— Вы не посмеете…

— Хотите проверить? Арвид, работающие госпитали — это спасенные жизни людей. Их отсутствие — смерти тех, кого можно спасти. Я вас казню не из какой-то вредности или природной жестокости, потому что мне нравится смотреть, как умирают люди, а просто потому, что вы могли спасти тех людей, но не сделали это по причине вашей некомпетентности, или нерешительности, или стремления поболтать с коллегами на отвлеченные темы о науке. Когда осада закончится, вы можете со своими коллегами вдоволь натрепаться на тему эффективности новых методов, но сейчас ваших умствований я не потерплю. Мне дела нужны, а не теоретические рассуждения.

Оставив ошарашенного врача, мальчик отправился проверять как дела у Вайнера. Тот поступил проще — собрал всех, кто не может участвовать в строительных работах, но может держать топор: хромых, одноногих, кривых. Добавил к ним найденных где-то лесорубов, раздал всем мерки и приказал делать колья. Заготовки для них привозили из рощи за городом, куда он тоже отправил людей с телегой и пилами. Подростки обжигали полученные колья на костре, а потом точили их о камни. Володя взял один из готовых кольев, постучал им по земле, попытался сломать и одобрительно кивнул. Потом замерил два из них. Все-таки, несмотря на общую мерку, они по размеру отличались, хотя и не намного. Ну, тут особая точность не нужна.

— А кожаные ремни?

— Я уже отправил людей к кожевникам.

— Отлично. Неплохо бы было еще эти колья в смоле искупать.

— Это еще зачем?

— Да горит она уж больно хорошо.

Вайнер раскрыл рот, потом медленно закрыл и кивнул.

— Горящие колья — серьезная преграда… Лошади огня боятся.

— Именно.

— Но тогда ведь и мы не сможем перейти в контратаку.

— Там, где будут эти колья, нам не придется переходить в контратаку.

— А где, милорд, они будут?

— Извините, пока не могу сказать. Завтра увидите.

Володя подобрал три колья и составил из них «ежа».

— Вот таким образом свяжите их мокрым кожаным ремнем и поставьте на солнце. Когда кожа высохнет, залейте ее смолой. Тогда такие вот «ежики» только топорами и удастся развалить. Отличная защита от кавалерии.

Володя ушел, а Вайнер еще долго задумчиво изучал лежащие на земле колья.

Следующим он навестил Раймонда, который занимался мешками. Но тут ничего особого не было. Рыцарь, ругая крестьян, ногой отпихивал то рванье, что они притащили.

— Мне нужные целые мешки! Целые! Каким образом я сюда песок засыплю? Вот я сейчас тебя заставлю сюда сыпать! Что приволок? Вот что ты приволок?!

— Как дела? — поинтересовался мальчик.

Раймонд только рукой махнул.

— Несут всякую рвань. Целые мешки они, видите ли в хозяйстве используют. Им их жалко. Как видишь, пришлось даже самому проверку устроить того, что наносили.

Володя покачал головой, но спорить не стал. Хочется рыцарю, пусть его — лишь бы дело сделал.

— Я надеюсь на тебя. Эти мешки нам уже очень скоро понадобятся.

Вернувшись в магистрат, Володя пообедал, потом просто сбежал от всех дел и заскочил к Осторну, где проверил повязку у Аливии, немного пообщался и снова убежал, поскольку у крыльца уже тарабанил посыльный от Конрона с требованием немедленно явиться… И как Конрон сообразил, где его искать?

Дальше еще одно короткое совещание по поводу возникших проблем в процессе работы, и Володя, мысленно ругаясь и костеря на чем свет Конрона, отправился проверять запасы продовольствия и то, как организована их охрана. Лирому, видите ли, некогда, он как раз в порту засел, где отражает атаки многочисленных купцов, чьи грузы конфисковали для обороны города.

Володя вырвался в порт и там некоторое время наблюдал, как со всех кораблей сгружали бочки и мешки. На берегу их сразу подхватывали и быстро разносили по складам.

Не обошлось и без эксцессов. Как рассказал Лиром, один из чиновников решил воспользоваться возможностью и конфисковал груз пряностей… естественно, на нужды обороны. Понятно, что пряности для обороны нафиг не нужны, но где тут выгода чиновнику? Лиром преувеличенно вежливо растолковал Володе, что пряности продают едва ли не на вес золота, поскольку доставляются издалека караванами, а маршруты эти опасны и коварны. Товар же, который конфисковал чинуша, оплачивать после войны придется из городской казны, в том числе из кармана самого Лирома. Последнее председателя, похоже, возмутило больше всего.

Сейчас мальчик наблюдал труп этого находчивого чиновника, покачивающийся на виселице, сооруженной прямо на причале в назидании остальным. Потом отвернулся и постарался как можно скорее проскочить это место к нужному ему складу. Там писцы уже вели перепись свозимого с кораблей товара. Володя понаблюдав за их работой, забрал старые бумаги и сунул их Джерому. Тот неторопливо принялся читать. Разобравшись, что именно свозят сюда, Володя приблизительно оценил количество всего и кивнул. Вернул документы обратно и отправился дальше.

— Надо было еще почитать, — посетовал Джером. — Я не успел просмотреть.

— Если мы сейчас каждое зерно начнем считать — нам жизни не хватит, — отозвался Володя. — Более подробно пусть смотрят другие, нам сейчас важно оценить приблизительные запасы, а потом прикинуть, на сколько их хватит.

На берегу после причалов уже вовсю сооружали коптильни, куда рыбаки свозили наловленную рыбу, тут Лиром организовал все быстро. Часть рыбы солили и закатывали в бочки, другую часть отправляли в коптильни. И все равно рыбы было больше, чем коптилен и бочек, и потому много ее оставалось гнить на берегу. Володя долго изучал одну такую кучу, силясь что-нибудь придумать, как можно использовать её с пользой. Не придумал и отправился к причалившей рыбацкой лодке, облазил её со всех сторон. Тут даже не лодка, а небольшой кораблик, рассчитанный человек на пять. Беспалубный, с одной мачтой. Володя потом долго сидел около нее, о чем-то размышляя и глядя на море. Озадаченные рыбаки тихонько проходили мимо важного рыцаря с охраной, чтобы не мешать, а тот все сидел и думал. Уже давно уплыла заинтересовавшая его лодка, а он оставался на месте. Потом вдруг резко вскочил на ноги.

— В порт. Хочу посмотреть, какого типа корабли там есть.

Джером, уже приученный к такой манере поведения господина, только вздохнул, а вот солдаты из охраны явно стали размышлять на тему здравости рассудка князя.

В порту Володя подолгу замирал у какого-нибудь корабля, внимательно изучая его со всех сторон. Причем интересовали его явно не большие морские корабли, а маленькие каботажники. Особое внимание уделил галерам портовой стражи, рыбацким фелюгам и гукерами.

Никому не сказав ни слова о своём интересе, Володя продолжил инспекцию и вернулся только под вечер. Доложив на ставшем уже чуть ли не центральным управляющим органом города совете о своих наблюдениях, Володя заявил, что отправляется спать. Останавливать его никто не стал.

Следующие дни для мальчика слились почти в один. И если первоначально он еще находил время, чтобы навестить Аливию, то теперь с этим стало совсем плохо. Чем ближе подходил враг, тем больше накалялась обстановка. Всем казалось, что еще что-то не сделано, что-то упущено. Конрон становился все раздражительнее и мрачнее. Володя же пропадал на берегу, где грузчики отрабатывали установку укреплений…

Володя наблюдал за их сноровистой работой и вспоминал, каких трудов ему стоило заставить их делать что нужно без всяких объяснений. Тогда он появился с утра на берегу, куда уже привезли несколько телег с мешками и готовые «ежи», обильно смазанные смолой. Раймонда Володя услал проверять как готовят стрелы для луков, потому сейчас стоял перед бригадами грузчиков, плотников, ребятни и ополченцев только в окружении Филиппа, Джерома и небольшой охраны из пяти человек.

Володя сначала прошелся вдоль телег и потыкал мешки с песком, потом проверил, насколько прочны «ежи». Дальше под удивленными взглядами окружающих, он вколотил принесенный с собой колышек в землю, привязал к нему длинную бечевку, отошел метров на пятнадцать в сторону, где вбил второй колышек, к которому привязал второй конец бечевки, предварительно натянув ее. Саму бечевку он заранее выкрасил в красный цвет, чтобы ее было лучше видно. Закончив с этим делом, он с одной телеги скинул мешок, попытался поднять… под смешки грузчиков волоком дотащил его до бечевки и аккуратно уложил вдоль нее. Потом приволок еще один и положил рядом с первым. Третий мешок он старательно уложил поперек первых двух. После этого отряхнул руки и вышел перед сидящими артельщиками. Ополченцы, подражая солдатам, пытались изобразить что-то типа стойки смирно. Грузчики стали подниматься, но Володя махнул им рукой.

— Сидите. Как видите, я не очень велик ростом, так что если вы встанете, то те, кто сидит сзади, меня не увидят. — Володя дождался, когда утихнут смешки и продолжил: — Я же хочу, чтобы меня все видели и слышали. Если что непонятно, не стесняйтесь переспрашивать, поскольку от вашего понимания зависит очень многое. Сейчас же я постараюсь объяснить вашу задачу. Итак, предположим, что враг прорвался в город или высадил десант, например вот сюда, — мальчик махнул в сторону моря, все невольно оглянулись. — Известно, что скоро он появится здесь. Чтобы отстоять город, врага надо остановить. Солдаты наши храбры и умелы, — кивок в сторону ополченцев и откровенный гогот солдат-телохранителей за спиной Володи, — но их мало. Ваша задача — помочь нашим солдатам остановить врага, для чего нужно в кратчайший срок соорудить оборонительную линию. Само собой напрашивается поставить частокол, но это работа на день, а враг подойдет уже через час. Какой выход?

— Поставить преграду из мешков! — радостно завопил кто-то из грузчиков.

— Правильно, — Володя кивнул крикнувшему. — Но преграду надо построить быстро. Очень быстро! Как можно быстрее! При этом, где именно враг прорвет оборону никто не знает. Значит, мешки должны быть погружены на телеги и отправлены немедленно, как возникнет необходимость. Вот для этого мы сейчас и будем тренироваться. Я знаю, тут вы все артелями, определитесь сами, как все делать. Вот телеги подъехали, бечевкой я отметил, как строить стену. Стена должна быть чуть ниже человеческого роста, чтобы арбалетчики и лучники могли стрелять, а остальные метать дротики и камни. Строить стену лучше всего толщиной в два мешка. Вот сейчас толщина один мешок, значит к ним надо пристроить еще один, но это при наличии времени. Если времени нет, можно класть и один мешок.

Тут Володя подошел к одному из «ежей» и перекатил его за намеченную стену.

— А вот здесь мы поставим эти штуки. Их можно связать веревками и тогда их так просто не оттащат. Когда появится враг — ежи поджигаются, как видите, они хорошо пропитаны смолой.

— Если эти «ежи» оттащат, — заметил кто-то из солдат позади Володи, — то всадники легко перепрыгнут эту преграду из мешков.

— Хорошее замечание, — кивнул Володя. — Если впереди будет большое пространство и всадники смогут взять разбег, тогда перепрыгнут. Но пусть они попробуют сделать это в бою. А ещё такие «ежи» можно поставить сразу позади стены. Не сплошной линией, а так. — Володя отметил веточками места установки, получился такой шахматный порядок. — Теперь пусть враг перепрыгивает на них. — Опять смех. — Если же придется укрепления оставить, тогда их тоже можно поджечь, они задержат противника и дадут время построить новую линию обороны. Как видите, преимущество этого всего в том, что можно быстро и в любой точке города построить укрепления. Но для того, чтобы строить их действительно быстро, вы должны действовать слаженно. Кто-то управляет телегами, кто-то разгружает мешки и передает их по цепочке, кто-то укладывает. Что и кто станет делать — решать вам… только решать надо быстро. Теперь задача ополчения.

Все разом повернулись к собранным с бору по сосенке солдатам. Те неуверенно затоптались на месте, запереглядывались. Офицеры тычками быстро заставили их снова замереть.

— Как вы понимаете, не всегда будет возможность построить укрепления заранее. Возможно, придется возводить их непосредственно в бою, либо восстанавливать порушенное. Вежливо попросить противника временно остановить атаку, чтобы мы могли залатать дыры в стенке, вряд ли получится. — Снова смешки. — Так вот, ваша задача, — Володя повернулся к солдатам. — Защищать тех, кто будет строить стену. Защищать как родных, не жалея ни сил, ни жизней. Даже не как родных, а как защищали бы своих матерей, жен, сестер и детей, они для вас в бою и будут женами и сестрами.

Солдаты рассмеялись, но Володя гневным жестом заставил всех замолчать.

— Думаете, я шучу? От того, как быстро они построят укрепления и насколько прочными они будут, зависит, удастся врага остановить или нет. А если его остановить не удастся, то враги пойдут туда! — Володя указал в сторону города. — Туда, где и находятся все ваши родные. У грузчиков никакого оружия и никакой защиты нет, так что если вы не станете их доспехами и мечами, они быстро погибнут и некому станет чинить стену, некому возводить новые укрепления. Я понятно объясняю?

— Понятно, чего уж там, — вздохнул кто-то из строя, и тут же раздался звук подзатыльника.

— Я рад, что хоть кому-то понятно, — вздохнул Володя и развернулся к своему вассалу… хм… вассалу… Володя поймал себя на том, что уже привыкает к такому положению дел и оно уже не вызывает внутреннего протеста. — Филипп, принимайте командование над всем этим… сборным отрядом. Распредели роли и начинай отрабатывать. Как только закончите стену здесь, разберите ее и перенесите в другую часть города. Я хочу, чтобы стену эти люди возводили в любой части города за максимально короткое время. Если что-то понадобится, обращайся к Вайнеру Розену, я велел ему оказывать всяческую помощь. Детей и подростков отправишь на берег, пусть заполняют мешки песком, выдели бригаду грузчиков, которая будет забирать эти… — Володя осекся, поймав откровенно недовольный взгляд Филиппа. Впрочем, тот быстро нагнал на лицо маску невозмутимости. — Хотя что я тебе объясняю, задача ясна, детали на тебе. Действуй.

— Да, милорд.

Володя еще несколько минут стоял в стороне, наблюдая, как Филипп отдавал команды, распределяя роли и цели для каждой артели. Судя по всему, слова своего сеньора о том, чтобы грузчики сами их распределили между собой, он пропустил мимо ушей. Поразмышляв, Володя понял, что и правильно сделал — споры о том, кому и чем заниматься могли продолжаться до вечера, а потом еще все друг на друга стали бы обижаться, кому проще дело досталось, а кому тяжелее. Сейчас все обиды сосредоточатся на Филиппе, что никоим образом на дело не повлияет. Мальчик вздохнул. Тренинги, походы с отрядами, командование настоящими профессионалами, прошедшими несколько горячих точек… и все равно продолжает совершать глупые ошибки. Возможно потому, что на Базе, несмотря ни на какие приближения учений к реальным условиям, он все равно понимал, что это учения и что его ошибки потом поправят на разборе после занятий. Только вот сейчас не учения и не занятия, а на ошибки будут указывать жертвы, понесенные защитниками. Этот груз ответственности давил так, что порой Володя ощущал его чуть ли не физически. Особенно этот груз ощущался, когда Володя оставался один — ноша становилась просто неподъемной.

В следующие дни он изредка приходил к Филиппу, смотрел, как у него дела, но быстро понял, что на опытного солдата можно целиком положиться. Участвуя неоднократно в сражениях, он прекрасно знал цену вовремя поставленным укреплениям и гонял людей без жалости. Заметил Володя и кое-какие новшества. В частности, чтобы не возить телеги по всему городу, в ключевых точках сделали запас мешков с песком, откуда их в случае необходимости можно забрать. Такое можно было бы похвалить, если бы не одно «но» — эту стену из мешков Володя готовил только для одного места и надеялся, что внутри города она больше нигде не понадобится. Но и прямо сказать об этом нельзя, поскольку мальчик точно знал, что шпионы Эриха наблюдают за каждым шагом обороняющихся. В конце концов, он просто посоветовал создать больше запаса для конкретного места.

Еще он заметил, что после возведения стены из мешков сверху ее покрывают старыми рыболовными сетями, чтобы её нельзя было разобрать, выдергивая мешки. Защита слабая, но какое-то время у атакующих отнимет. Потом Володя пошел туда, где собирали катапульту, и там застал Конрона. Тот неодобрительно косился на агрегат, но молчал. Однако заметив Володю, уже не сдержался:

— Штука, конечно, интересная, я что-то такое видел, только у нас тут нет опытных мастеров-оружейников и, боюсь, больше одного выстрела она сделать не сможет. Смотри, упор не очень надежно закрепили. После удара рычага как думаешь, сколько он продержится? И потом, я думаю, что жилы использовать лучше, чем кожаные ремни.

— Это неважно, — отмахнулся Володя. — Больше одного выстрела эта штука все равно сделать не успеет, потому её и делают столь небрежно. Жилы же может и лучше, но кожи у нас больше. На большие расстояния этой штуке тоже стрелять не придется.

— Делай, как хочешь.

— А что у тебя, Конрон? — За предыдущие пять дней Володя и Конрон уже успели по-настоящему сдружиться, хотя порой на совещаниях Лирому приходилось чуть ли не вставать между ними.

Собственно спор шел не по планам, а по разным мелочам. Конрон как-то сразу признал превосходство Володи в планировании и целиком доверил эту область ему. На себя он взял только подготовку войск и теперь целыми днями пропадал на тренировочных полях. Из-за этого часто и происходили споры, поскольку Володя надиктовал несколько пожеланий по подготовке пехоты, которые Конрон считал блажью и отказывался исполнять, замечая, что доверяет юноше в планировании, вот пусть и он не лезет в вопрос подготовки войск, она его забота. Володя спорил и доказывал, потом просил. В конце концов, Конрон плюнул и выделил отряд в двести человек, который и начали готовить в соответствии с пожеланиями князя. Володе пришлось еще браться и за это дело, поскольку никто не мог понять, чего князь хочет добиться, а о подготовке римских легионеров здесь вряд ли слышали. Собственно Володя потерял на этот выделенный отряд, деля его на десятки и привычные роты и взводы, почти целый день. Потом до хрипоты объяснял, что и как делать. Отдельная песня — вооружение…


— Хм… знаешь, Вольдемар… — Только историк Николай Викторович, который начал преподавать ему недавно, иногда так обращался к нему. — Лучшая тактика, конечно, всегда имеет преимущество. Проблема только в том, что под соответствующую тактику нужно и соответствующее вооружение. Простое теоретическое знание, что вот так вот лучше, тебе не поможет, если войска не будут обеспечены тем оружием, которое для этого подходит. А чтобы подогнать под твои требования оружие, может потребоваться очень много времени, и придется тебе иметь дело с тем, что есть, подгоняя требования под реальность.


Теперь Володя понимал, насколько точны эти слова. Людей можно научить тактике римских легионеров, но без их тяжелых щитов и коротких мечей почти все преимущества терялись. Вот и приходилось выкручиваться, подгоняя требования под то оружие, которое было, хотя Володя и постарался подобрать такое, которое максимально удовлетворяло его нуждам. Потом требовалось время объяснить назначенным офицерам, что он хочет. Причем делать это приходилось на собственном примере. Вот и сейчас Володя, захватив пять человек из отряда, пришедшего с Конроном, стоял, опираясь на тяжелый щит и сжимая копьё с деревянным набалдашником-защитой на острие, и обращался к солдатам.

— Пехотинец, конечно, слабее всадника, но отряд пехотинцев, если они не разбегутся, сильнее отряда всадников. Тем не менее, даже один хорошо обученный пехотинец может дать отпор. — Володя кивнул двум всадникам, отъехавшим подальше для разбега, и покрепче перехватил щит, выставив вперед копье.

Латники, склонив копья с такими же защитными деревянными колпачками, пришпорили коней и помчались прямо на мальчика. Все замерли… Еще миг и копья ударят в щит, опрокинут хрупкого сопляка… но в последнее мгновение Володя вдруг шагну вперед на одного всадника, слега развернулся вместе со щитом принимая удар по касательной и тут же ткнул коня второго копьем в морду. Тот испуганно заржал, встал на дыбы и затанцевал, оттесняя первого кавалериста, правда, тот все же успел проскочить дальше. Володя времени терять не стал и ткнул копьем уже во всадника на танцующем коне. Латник не удержался и с грохотом рухнул на землю. Ему на помощь поспешил второй всадник и снова тычок копья в морду коня, следом удар щитом, и вскоре на земле уже барахтались двое. Тяжело дышащий мальчик снова оперся о щит.

— Как видите, я вовсе не богатырского сложения, но все же опрокинул двух кавалеристов. Будь у меня товарищ, он сумел бы добить каждого из них. Главное запомнить несколько правил: в связке конь-человек самый уязвимый именно конь, потому первый удар в него. Я не имею в виду бить коня насмерть — этого как раз не требуется. Животное ни в чем не виновато, да и просто жалко его… — Володя дождался, когда смолкнут смешки. — И вот почему не надо бить насмерть: если бы я ударил коня с целью убить, он все равно по инерции пробежал бы вперед и рухнул на меня, не успей я увернуться, но в строю избежать столкновения не так-то просто, и он в результате будет разрушен. А так… В большинстве случаев лошади умнее своих седоков… — Снова смех… — и они никогда не поскачут на выставленные копья. Поэтому если их чем-нибудь острым слегка ткнуть в нос или грудь — они испугаются. Как бы хорошо ни были обучены кони, но с железом не поспоришь, потому они начнут шарахаться в стороны, вставать на дыбы. Как видите, всадникам в этот момент вовсе не до боя, да еще мечущаяся лошадь соседей посбивает. С убитого же коня рыцарь может и успеть соскочить, а он опасен и без него. Сейчас же я покажу несколько простых движений с этим щитом и копьем, которые вы все и будете отрабатывать. Офицерам подойти ближе, потом будете учить солдат. Начали…

— Ну и к чему все это? — недовольно поинтересовался Конрон немного погодя, когда Володя, уже весь потный, хоть выжимай, отошел под дерево, где и устроился, наблюдая за тренировкой. Оказывается главнокомандующий не смог удержаться и не посмотреть на эти учения. — Я не спорю, возможно, эти приемы и хороши, но что бы они стали действенны нужны тренировки и тренировки. За оставшееся время ты не сможешь сделать из них что-то стоящее, а для защиты города эти люди практически потеряны.

— Может ты и прав, только я смотрю чуть дальше. Эти солдаты могут пригодиться после осады.

— Хм… лично я так далеко не заглядываю. Нам бы осаду пережить. Тем более я не понял, что ты имеешь в виду, говоря «после»? Это же ополченцы. После осады разбредутся по домам.

— Нет, не ополченцы. Я просил выяснить, кто бы хотел служить в армии и когда мы разгромим врага под стенами. — Тут Конрон издал отчетливый смешок. — Из желающих отобрал этот отряд. Так что он будет боеспособен и потом. Принимайте пополнение, тир Конрон.

— Хм… — Снова зачесал затылок рыцарь. — И что я с ними буду делать?

— Что ты будешь делать с пехотой, обученной воевать против конницы?

— Против? — Тут Конрон расхохотался. — Да этих твоих пехотинцев рыцарская конница даже не заметит.

Володя покосился на тира, но спорить не стал, только плечами пожал. В дальнейшем ни Конрон, ни Володя к этому разговору не возвращались. Каждый остался при своем мнении, но также каждый понимал, что другого убедят только реальные дела, а не теоретизирование на тему.

В общем, подготовка к обороне шла полным ходом. На стены уже подняли котлы, залили в них масло и сложили рядом дрова, усилили стражу. Володя всё чаще и чаще размышлял, каким же образом заставить врага броситься в ловушку. И когда он в очередной раз прогуливался по стене и наблюдал, как в город входят бесконечные обозы крестьян с телегами, его осенило… Он тут же помчался разыскивать Конрона, с которым и поделился мыслями. Тот тоже поднялся на стену и долго изучал поток беженцев.

— И как ты собрался донести эту мысль до барона?

— Другие донесут, об этом не волнуйся.

— Ладно. — Конрон изучил горизонт. — Слушай, а если сделать немного по-другому? Не сможет конница быстро перейти в атаку…

Володя выслушал предложение Конрона и задумался надолго.

— Это уже опасно, — вздохнул он. — Город лишается почти тысячи бойцов… лучших бойцов. Если что-то не сработает…

— Зато если ловушка сработает, ты представляешь их удар? Да если момент подобрать правильно…

— Заманчиво, черт возьми… — Володя и не заметил, как заговорил на русском. Конрон недоуменно покосился на него, но переспрашивать не стал, догадываясь, что когда князь все обдумает — сам скажет. — Заманчиво… Надо кого-нибудь послать изучить местность. Есть там возможность организовать то, что ты хочешь?

— Что?

— А, прости, это я на родном языке заговорил машинально. Задумался. Говорю, надо послать разведку.

— Да я давно уже посылал. Мои разведчики все окрестности излазили.

— А если враг не клюнет?

Конрон удивленно оглядел Володю с ног до головы.

— Мне кажется или мы теперь местами поменялись? Раньше ты меня убеждал, что враг обязательно клюнет, а я не верил. А сейчас что случилось?

— Раньше нам его неклевание ничем не грозило, а сейчас мы можем разом лишиться лучшей части гарнизона. Вот что, время еще есть, надо все как следует обдумать. Давай до вечера отложим этот разговор.

Отложили. Вечером Володя часа три сидел над картами и замерял разные расстояния, считал время, за которое всадники могут доскакать до города, а потом заявил пришедшему Конрону, что это слишком рискованно и что солдат для защиты города в этом случае не хватит.

— И я не гарантирую, что мы удержим врага в ловушке!

Конрон вскочил и нервно заходил по комнате. Поскольку дело касалось чисто военного вопроса, то Лирома сейчас не было, так что думать приходилось вдвоем.

— Но ведь заманчиво!

— А с кем оборонять город?! С ополчением? Ты забираешь самых боеспособных солдат!

— Надо еще набрать людей!

— Количество баранов только раззадорит волка.

— Неужели нет выхода? — сник Конрон, поняв, что Володя прав.

Сам мальчик тоже усиленно думал. Предложение Конрона действительно было хорошим, но это значило принимать первый, самый тяжелый удар с плохо подготовленным ополчением и небольшим числом профессиональных солдат. Володя вздохнул и усиленно начал тереть лоб, вспоминая, что ему говорили на занятиях и что… Тут он хлопнул себя по колену.

— Есть одна возможность, но боюсь, она многим не понравится.

— Что? — вскинулся Конрон — очень уж ему хотелось осуществить свою идею.

— Рабы.

— Что?

— Рабы, говорю. Сколько их на веслах болтается прикованных без дела? Многие из них раньше были солдатами или пиратами… какая сейчас разница.

— Подожди, ты хочешь позвать рабов защищать город? Ты в своем уме?

— Конечно, если их потом снова вернуть на весла, то они вряд ли загорятся желанием воевать, но вот если выжившим пообещать свободу…

Конрон взмахнул руками и выругался.

— Они рабы!

— Но они же не родились рабами. Думаю, можно просто предложить им выбор: либо остаться рабами, либо встать на защиту города, а после выжившим предложить свободу.

— Да они разбегутся, едва мы снимем с них цепи!

— Из закрытого города? Куда? Хотя, может и найдется кто особо хитрый, но таких вешать как дезертиров.

— А где я найду командиров для них? Думаешь, хоть один тир согласится командовать ими? — Похоже, Конран почти сдался.

— Я могу взять их под свое командование и ничего зазорного тут не вижу. В общем, на твой план можно согласиться только при условии, что у меня будет достаточно солдат. Мы ведь не знаем, сколько рабов решит рискнуть ради свободы… Только… Если мы что-то обещали, мы должны обещание сдержать. Иначе…

— Я своим словом не разбрасываюсь! — нахмурился Конрон. — Если моим именем им будет обещана свобода, они её получат. Ладно, можешь собирать свою армию рабов, а с Лиромом я сам поговорю.

— Тогда давай обсудим сигналы…

Следующие три дня опять сплошные трудовые будни, когда и спать получалось урывками. Все спешили изо всех сил. Одна радость — оказалось, что барон застрял на несколько дней, осаждая замки. То ли не хотел оставлять их в тылу, то ли был настолько уверен в успехе, что не торопился, как считали Конрон и Лиром. У Володи была своя версия — барон Розентерн просто придерживался определенного графика, чтобы не слишком опередить наверняка уже выдвинувшийся флот. Ну и опорные пункты в тылу в виде замков разных феодалов тоже не помешают — хорошая защита от неожиданностей. На это он и указал Конрону. Тот резко помрачнел и задумался.

— Одно хорошо — барон дал нам дополнительные три или четыре дня. Надо их использовать с толком. Пусть еще мешков с песком приготовят.

Конрон поморщился, но кивнул.

— Скорее бы бой, — буркнул он.


Глава 25 | Князь Вольдемар Старинов | Глава 27