home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

Володя с небольшого пригорка у леса из-под руки разглядывал дома в деревне, потом попытался отыскать ретранслятор, но с этой стороны все деревья похожи, и на какое именно он посадил дирижабль так и не нашёл. Смотреть на деревню отсюда, а не из сотен микрокамер непривычно, вроде всё знакомо, но в тоже время и нет. Хотя вон кузница, какой дым из трубы, очевидно Джакоб что-то делает. Умелый кузнец, Володя по достоинству оценил его изделия. Ага, а вон постоялый двор — деревня как-никак находилась рядом с дорогой. А вон и сама дорога, но…

— Кнопка, вы по той дороге должны были ехать?

Девочка пожала плечами.

— Я не знаю. Я здесь ни разу не была.

Володя достал карту. Нет, эта дорога на ней отмечена и мимо его дома никак не проходит. Он наткнулся на Аливию с матерью где-то в сутках хода от острова, два дня они плутали… Нет, никак не могли они двигаться по ней… Мальчик ещё раз осмотрелся, наконец отыскал то, что ему показалось дорогой — сразу не заметил, потому что она выходила чуть левее и чтобы её увидеть надо обернуться, а потом еще старательно искать. Действительно почти заброшена. Интересно, а что тогда на ней искали разбойники?

— А твой отец богат? — Володя достал бинокль и теперь осматривался с его помощью.

— Да. Очень-очень богат. — Девочка нахмурилась и покосилась на Володю, но тот, увлеченный изучением местности, её взгляда не заметил. Да и мысли его сейчас находились далеко.

Девочка вздохнула, отстегнула ножны с ножом и протянула их Володе.

— Наверное, мне лучше не носить их на людях.

— Почему? — удивился мальчик.

— Ну… оружие можно носить только солдатам и благородным, а так же купцам в походе. Я же ведь не солдат и не благородный.

— Хм, логично. — Володя спорить не стал и убрал нож в карман накидки. — Ну что ж, идём.

Когда они чуть удалились от леса, за ним вдали показался большой замок, стоявший, как знал мальчик, у поворота реки, таким образом, прикрытый ею с двух сторон. В своё время он уделил замку самое пристальное внимание, изучив его не хуже владельца. Правда людей там сейчас мало из-за отсутствия хозяина, потому с точки зрения изучения обычаев локхерских дворян он ничего не дал, зато познакомил с местной архитектурой и фортификацией. В свое время мальчик много времени провел с различными справочниками, сверяя земные защитные сооружение с теми, что обнаружил здесь. Ничего особо нового не нашел, да оно и понятно.

Если в деревне к ним и отнеслись подозрительно, то только из-за того, что они вышли из леса, а не пришли по дороге, но никто не сказал ни слова. Володя сразу направился к постоялому двору.

— Ты здесь был раньше?

— Я? С чего ты взяла? — удивился мальчик.

— Ты не стал спрашивать дорогу и идешь уверенно.

Мдя… и как объяснить, что через камеры изучил эту деревню вдоль и поперёк, а со многими жителями даже заочно знаком? Володя на мгновение растерялся, потом постучал по биноклю.

— Я разглядел, где находится постоялый двор. Ты же видела, как через него хорошо видно.

— Это чудо! — Аливия покосилась на бинокль. — До сих пор не пойму, как это происходит.

— Если хочешь, потом объясню, а пока давай-ка пообедаем и найдем какую-нибудь коняшку с телегой. Что-то не хочется мне дальше плестись пешком.

— Мне тоже, — честно призналась девочка, поправляя рюкзачок. Володя усмехнулся.

В трактире Володя огляделся и, выбрав столик в углу подальше от остальных посетителей, бросил рюкзак на скамейку, сверху положил вещи девочки, а саквояж с хирургическими инструментами пристроил в ногах. Посох, на всякий случай, поставил рядом, чтобы в любой момент иметь возможность им воспользоваться. Если верить авторам приключенческих романов — драка в трактире самое обычное дело, хотя мальчик никак не мог понять, как в этом случае трактирщики вообще сводят концы с концами после каждодневного разгрома. Похоже, этот трактир исключение, поскольку за всё время наблюдений за ним в нём не случилось ни одной драки. Ссоры да, были, а вот драк нет, хозяин быстро наводил порядок, выставляя спорщиков во двор.

К ним подошла женщина внушающей уважение комплекции и, уперев руки в бока, выжидательно застыла. Аливия стушевалась и затихла, прикинувшись ветошью в уголке, Володя тоже почувствовал себя неуютно, но тут же взял себя в руки. Похоже, женщина знала, какое впечатление производит на окружающих и вовсю этим пользовалась. По какой-то причине они попали в ранг нежелательных клиентов, от которых хотели избавиться как можно скорее. Почему так, Володя не хотел даже гадать — либо сочли неплатежеспособными бродягами, либо разбойниками… Хотя какие разбойники с маленькой девочкой? Гадать не хотелось, но такое отношение ему тоже не понравилось. Вспомнив себя до встречи с Аливией, а также припомнив директора Базы и его знаменитый взгляд, он напустил на себя совершенное равнодушие и посмотрел как бы мимо женщины.

— Что у вас есть хорошего?

— У нас?! — женщина даже задохнулась от возмущения и ещё её, кажется, задело это безразличие пришлого, не привыкла к такому. — У нас всё самое лучшее в округе! А не нравится, так можете поискать, где кормят лучше!

Володя даже не пошевелился на такое предложение, словно не слышал.

— В таком случае давайте, что там есть. Мяса какого-нибудь, сыр, девочке молока и хлеба… свежего. Еще яичницу из пяти яиц. Пока всё.

Сделав заказ, он отвернулся и стал изучать зал. Женщина едва не лопалась от злости, но и кричать не смела, видя мечи и доспех. Володя снова глянул на женщину.

— Вам что-то от нас нужно?

— Надо бы заплатить…

— За что? — в голосе всё тоже равнодушие, пустой взгляд сквозь собеседника, который, Володя точно это знал, сильно нервировал людей.

— За заказ…

— За какой?

— Который вы сделали! — женщина с трудом сдерживала себя, но повышать голос по-прежнему не решалась.

— А где он?

— Да… вы… Господин, прежде чем мы принесём…

— Нет.

— Что нет? — оборванная на полуслове женщина растерялась.

Володя краем глаз заметил огромный интерес посетителей к их пикировке, видно не каждый решался бросить вызов жене хозяина трактира, тем более не решались спорить такие, с точки зрения местных, молокососы, пусть даже благородные. Теперь они явно готовились насладиться зрелищем.

— Нет, значит платить не буду, пока не попробую того, что вы принесёте. Жевать нечто жёсткое или тухлое я не собираюсь.

— Да что вы себе…

— Я жду заказ, — чтобы оставаться по-прежнему равнодушным ко всему и выдержать марку Володе пришлось призвать на помощь всё свое актерское мастерство. — Если я буду ждать слишком долго, я снижу плату.

Женщина замолчала, не зная, как реагировать, потом видно пришла к выводу, что спорить с клиентом не стоит.

— Сейчас принесу, но мне хотелось бы убедиться, что вы можете заплатить… У нас в долг не кормят.

Володя опять сделал вид, что не слышал последней фразы, прислонился к стенке и прикрыл глаза, словно собираясь спать. Женщина еще несколько секунд стояла рядом, потом развернулась и зашагала на кухню, при этом наградила одного мужичка, посмевшего хмыкнуть, таким взглядом, что тот подавился пивом.

Пока жена трактирщика стояла здесь, Аливия серой мышкой сидела рядом с рюкзаками, испуганно наблюдая за другом, которого, как ей казалось, она уже прекрасно изучила и тут перед ней вдруг предстал совершенно другой человек. От него веяло таким холодом, что даже в этот жаркий день девочка зябко поёжилась. Он всегда был добрым, спокойным, она привыкла к его чуть грустноватой улыбке, к его неторопливости в действиях и она с трудом представляла Володю в роли важного господина, со своим гербом, а этим не каждый благородный мог похвастать. И вот сейчас девочка увидела его совсем-совсем другим человеком, человеком привыкшем повелевать, и ей стало страшно. Володя, словно почувствовав этот страх, вдруг глянул на неё, привычно улыбнулся и подмигнул. Девочка несмело улыбнулась в ответ, а потом облегченно вздохнула — перед ней сидел прежний надежный друг, к которому она привыкла. А тот господин ей совсем не понравился. Пусть себе прячется там, где раньше.

В зале снова появилась жена хозяина с огромным подносом, который она с грохотом, якобы случайным, опустила на стол. Аливия вздрогнула и на всякий случай чуть отодвинулась, но Володя даже глаза не приоткрыл. Когда же все тарелки оказались расставлены, он сел и оглядел стол, делая вид, что не замечает стоявшей рядом хозяйки. Та фыркнула и неторопливо удалилась. Володя чуть улыбнулся и повернулся к столу — победа в этом поединке осталась за ним. Девочка тем временем достала из рюкзаков две вилки и столовые ножи.

— Ага, спасибо, Кнопка, — мальчик кивнул девочке и взял протянутые ему приборы. Не обращая внимания на заинтересованные взгляды посетителей, они пожелали друг другу приятного аппетита и принялись за еду. Володя икоса поглядывал на Аливию, довольный тем, с какой ловкостью она управлялась вилкой и ножом. Аккуратно придерживая вилочкой кусок мяса, она с непередаваемой грацией ножиком отрезала маленький кусок и тут же отправляла его в рот. Могло показаться, что она чуть ли не с рождения ела при помощи столовых приборов.

У их столика остановился какой-то мужчина в простой, но в то же время добротной одежде и неуверенно переступил с ноги на ногу, не решаясь заговорить первым, дожидаясь, когда его заметят. Володя полностью проигнорировал его присутствие и продолжал неторопливо есть, а когда Аливия попыталась обратить на мужчину внимание, предостерегающе поднял нож и ткнул им в сторону её тарелки. Девочка намёк поняла и вернулась к еде, Володя так же молча махнул мужчине, предлагая сесть рядом. Тот облегченно вздохнул и опустился на скамейку.

— Гос…

Мальчик предостерегающе поднял руку, а когда дожевал и проглотил кусок, опустил.

— Я тоже не против поговорить, мы в ваших местах впервые, хотелось бы услышать новости, но разговаривать во время еды вредно. Хозяйка! — Володя вроде бы не сильно и повысил голос, но его услышали, только вместо знакомой тетки пришел сам владелец таверны — невысокий лысоватый человек. Он торопливо подошел странной прыгающей походкой и выжидательно замер.

— Что-то хотите, господин?

— Какое у вас есть хорошее вино? Принесите бутылку.

— Самого лучшего?

— Самого, — подтвердил Володя и снова вернулся к еде.

Вино принесли быстро, поставив кувшин на стол, хозяин почтительно поклонился и исчез.

— Как звать? — Мальчик слегка повернул голову к сидящему рядом мужчине. Он видел, что человек не благородного сословия, а потому позволил себе некоторую вольность в обращении: в чужой монастырь со своим уставом не ходят, а он как-никак князь. Поведение ему ставили вполне профессионально и отрабатывали различные ситуации, в том числе и такие. Сейчас ему даже не приходилось напрягаться, просто следовал заранее отработанным шаблонам поведения, самое трудное достоверно сыграть роль вначале, а потом уже привыкаешь.

— Джером, милорд.

— Так вот, Джером, во время еды никаких разговоров. — Он пододвинул к нему принесенную бутылку. — Угощайся.

Глаза мужчины радостно вспыхнули и повторно уговаривать себя он не заставил. Не то, что бы Володя что-то имел против разговора во время еды — в случае необходимости он начал бы его где угодно и когда угодно. Однако сейчас, во-первых, хотелось немного присмотреться к окружающим людям и обстановке, а во-вторых, угощая вином своего будущего собеседника, он надеялся, что тот слегка расслабиться и можно будет получить более полную информацию, чем тот сказал бы, будучи трезвым.

Джером тем временем уже раскупорил бутылку, но первому налил не себе, а молодому господину. Володя кивнул, придвинул кружку к себе, но даже не стал пробовать вино, снова вернувшись к еде. Разрезав яичницу на части, он перенёс к себе на тарелку один кусок, а второй, перегнувшись через стол, положил Аливии.

— Володь, я не хочу.

— Хотя бы немного поешь, — попросил он девочку. — Не одним же мясом питаться, надо еще что-нибудь к нему.

Аливия обреченно вздохнула и покосилась на яичницу, но спорить не стала.

Володя снова вернулся к еде, не забывая посматривать на присутствующих в зале, но старался делать это так, чтобы его интерес остался незамеченным окружающими. Те же явно завидовали своему товарищу, которому перепало такое счастье — лучшее вино в трактире и досадовали, что это не они догадались подойти к столь необычным посетителям, но сделать это сейчас уже не решались, справедливо полагая, что больше бесплатного угощения никому не перепадёт. И ладно, если просто не угостят, а можно ведь еще и получить… по шее например.

Заметив, что гость наливает себе уже вторую кружку, Володя придвинул ему кусок сыра, опасаясь, что тот напьется и тогда получить от него какие-либо сведения станет просто невозможно.

Но вот еда закончилась и мальчик сытно откинулся к стене, Аливия уже давно сидела, прислонившись к рюкзакам.

— Ваша Светлость…

— Как-как? — удивился Володя, даже его невозмутимость на миг дала трещину.

— Дык это… я ж господ сразу узнаю… сам долго служил у одного…

— Ладно-ладно, — махнул рукой мальчик. Дальше он решил не выяснять, а то разговор грозился закончиться еще очень нескоро. — Так что вы хотели?

— Дык… вы ведь человек тут новый, это я сразу понял. Издалека, наверное.

— Вы правы, — Володя не видел причины спорить с очевидным. — Я иностранец и здесь проездом.

Мужчина поспешно поднялся, вытащил из-за пояса шапку и начал усиленно её мять.

— Скажите, господин, вам слуга не нужен?

— Слуга? — Первое желание было прогнать этого прохиндея, но он тут же взял себя в руки и задумался. Что, собственно, он знает об этом мире? Да ничего. Карта не заменит знаний местности, а короткие фильмы — знаний обычаев и нравов. — А почему вы захотели стать моим слугой? — Володя уже более внимательно присмотрелся к мужчине, который оказался гораздо моложе, чем показалось ему при первом взгляде, лет двадцати шести — тридцати, крепкий, черные волосы, а вот одежда потрепана, сразу видно, что он переживает не лучшие времена.

— Вы мне показались достойным господином… Увы, последний мой господин умер год назад, прервалась древняя династия, а наследникам я оказался не нужен и меня выгнали, ничего не заплатив…

Володя сочувственно покивал, но эта история не произвела на него впечатления.

— Однако я не могу нанять того, о ком ничего не знаю.

— Милорд! — человек едва на цыпочки даже не встал, чтобы выглядеть выше и важнее. — Вам стоит спросить обо мне в Горнии! Там обо мне каждая собака знает! Именно там жил мой старый господин, да удачно ему переродиться!

— Не уверен, что буду в этой вашей Горнии, что бы это ни было. Но вы правы, слуга лишним не будет, только вы сами должны понимать, что я иностранец, а значит, здесь у меня нет ни дома, ни замка, потому ближайшее время нам придется много путешествовать, что будет дальше я и сам ещё плохо представляю. Вы уверены, что хотите принять такие условия?

— По правде говоря, милорд, у меня нет большого выбора, — вдруг честно признал человек и вздохнул. Ну, по крайней мере, правдив. — Вы же мне показались достойным…

— Иными словами, вы хотите поскорее покинуть деревню, но сами отправиться в путь не можете — у вас нет денег.

Мужчина развел руками.

— Вы правильно поняли, милорд. А на дорогах сейчас очень неспокойно, особенно после всех поражений в войне…

— А что там с войной? Нам почти всю зиму пришлось проторчать в глуши — из-за снега мы не могли раньше выбраться.

— Да, в этом году зима на редкость снежная оказалась, — согласился… наверное, мой новый слуга. — Возможно, это только нас и спасало до сих пор…

Картина, нарисованная Джеромом, выглядела удручающей: Эрих оказался весьма решительным человеком и не без таланта. Нарушив все обычаи, его армия вторглась через перевалы зимой, чего раньше никто не делал. Пока вести шли в столицу, он успел осадить несколько крепостей и городов, не готовых к обороне, и к тому времени, как подошла локхерская армия, ему удалось уже создать крепкую базу и встретить врагов готовым к бою. Что там произошло, Джером знал плохо, только битва закончилась полным разгромом локхерцев, погиб командующий армией герцог Лодерский, после чего перед королем Эрихом оказался целый край, совершенно беззащитный, не имеющий никаких войск. Но тут, на счастье Локхера, повалил снег и закрыл перевалы, видно такие снегопады и правда редкость в здешних местах, так что Эрих на них никак не рассчитывал, вот и застрял в завоеванной местности — ни туда, ни обратно, да еще запасы продовольствия почти на нуле. Как понял Володя, завоеванная местность плодородными полями не отличалась и прокормить вместе с населением ещё и армию просто физически не способна. Когда же сошел снег, из столицы вышла еще одна армия локхерцев, на этот раз под командованием самого короля, но пять дней назад и она оказалась разбита, о чем стало известно в деревне только сегодня. От спасающихся беженцев и дезертиров добиться подробностей было практически невозможно, но ход событий примерно представить можно. Так же говорили что король погиб, другие утверждали, что он жив и бежит в столицу, чтобы собрать новую армию. Володя скептически отнесся к первой новости, поскольку после такого разгрома такой слух не мог не возникнуть, а потому верить ему можно только после проверки. Впрочем, жив король или нет, его не интересовало ни в малейшей степени. Главное то, что перед Эрихом в настоящий момент нет никаких вооруженных сил и он может наступать в любом направлении. Сам Володя на его месте не отвлекаясь ни на что двинулся бы к столице, но он не знал состояния родезских войск, а потому вполне допускал, что после зимнего вынужденного голодания вести такое широкомасштабное наступление они просто физически не способны. А раз так, то вполне возможно, что для начала Эрих захочет пополнить провиант, а значит пойдет к югу — к портовым городам и самым плодородным землям. В захвате портов есть и еще один плюс — не придется зависеть в снабжении от перевалов, которые, как уверял Джером, даже сейчас всё еще не очень проходимы. И если эти предположения верны, то деревня как раз находится на пути родезских войск.

Володя достал карту и под удивленным взглядом Джерома стал её изучать. Жаль нельзя попросить показать место, где произошел бой — вряд ли Джером разбирается в карте, однако кое-какие привязки к местности сделать можно.

— На каком расстоянии отсюда произошла последняя битва? — поинтересовался он, не отрываясь от карты.

— У Берска, милорд. Это в неделе пути, если ехать неторопливо.

Неделю… пять дней шли новости о сражении… надо думать те, кто успел сюда добраться за пять дней ехали вовсе не неторопливо. Если родезцы повернули на юг, то они будут здесь дней через семь… Правда неизвестна средняя скорость движения местных армий, а потому лучше исходить из того, что они делают марши на уровне римских легионов. Фантастика, конечно, для средневекового мира, но лучше перестраховаться, а значит, у них есть дней пять. Стоп! Дней пять до прихода основной армии, а разведчики могут появиться и раньше.

— Раз так, — Володя убрал карту, — задерживаться здесь мы не станем. Меньше всего мне хочется встречаться с голодной армией победительницей.

— Вы думаете, господин, они пойдут сюда? — испугался Джером.

— К сожалению, король Эрих не докладывает мне о своих планах, — серьезно ответил Володя, — а потому предполагаю, что может. Тем более задерживаться здесь по любому не входит в наши планы.

— Господин, так я могу считать себя нанятым? — несмело поинтересовался Джером.

— С испытательным сроком да.

— Простите, господин?

— Я нанимаю тебя на месяц. Если твоя служба меня удовлетворит, а тебя устрою я в качестве господина, тогда поговорим уже более серьезно. В течение этого месяца ты сможешь уйти от меня в любой момент, просто сказав об этом. Устраивает?

— Конечно, господин. Мне еще никогда не давали такой возможности.

— Сколько тебе платил старый господин?

— Три кроны в неделю.

Три местные серебряные монеты, а они хуже имеющихся у него как по пробе, так и по весу. Володя попытался вспомнить, как они выглядели в тех редких случаях, когда ими расплачивались в трактирах, за которыми он наблюдал.

— Я в течение этого месяца стану платить одну крону в неделю. Дальнейшее жалование будет зависеть от того, насколько вы себя проявите. — Володя поднялся и бросил на стол серебряную монету. Хозяйка моментально оказалась рядом, а монета исчезла словно по волшебству.

— Что-нибудь еще желаете, господин? — Как разительно изменились её манеры, стоило увидеть деньги.

— Желает. Одну комнату на ночь.

— Это будет стоить…

— Мне кажется, вы забыли дать мне сдачу за еду…

У женщины на лице появилось такое выражение, словно она лимон сжевала.

— Я хотела сказать, что вместе с едой это будет стоить вам ровно одну крону.

— И с завтраком утром.

— Но…

— Советую обратить внимание на вес той монеты, что я вам дал, а также её качество.

Женщина откуда-то достала монету и внимательно её рассмотрела со всех сторон, прикинула размер, вес, куснула, хотя, что она собиралась определить этим, так и осталось непонятным.

— И с завтраком, — нехотя согласилась она. — Зорк! Проводи господина!

Навстречу Володе выскочил мальчишка и, показывая дорогу, стал подниматься по лестнице на второй этаж. Аливия поспешно выскочила из-за стола со своим рюкзаком и пристроилась за Володей, остальные вещи поднял нанятый слуга.

Володя дождался, когда все рюкзаки пристроят около большого сундука в углу, и повернулся к Джерому.

— Жди меня на улице, я сейчас спущусь.

Тот слегка поклонился и вышел. Володя тотчас зарылся в свои вещи и достал оттуда браслет.

— Вот что, Кнопка, сейчас тут неспокойно, слишком много чужаков в деревне шастает из-за войны, поэтому незачем тебе со мной идти. Я постараюсь поскорее приобрести повозку и какую-нибудь лошадку, а ты пока сиди тут. Обещаешь никуда не уходить?

— Обещаю, — вздохнула Аливия, вспоминая, что в это время они на острове как раз приступали к очередной тренировке, потом мальчик рассказывал ей сказку… Конечно, с отцом ей очень-очень хочется увидеться… но как же хотелось вернуть те дни на острове в глухом лесу…

— Тогда вот, — Володя надел ей на руку браслет и застегнул, подгоняя ремешок по руке. — Если вдруг по какой-либо причине мы разлучимся, нажми на нем на этот выступ. Видишь? Хорошо. Я тебя тогда обязательно найду, где бы ты ни была.

Володя проверил, как работает приемник, и удовлетворенно кивнул.

— А что это такое? — заинтересовалась девочка, разглядывая новое украшение.

— Э-э… Это такой амулет у меня на родине. Помогает искать, если кто потеряется. Ни в коем случае не снимай его. Вот, — Володя достал книгу, — почитай пока. Конечно, она не совсем то, что нужно, но художественных книг я не взял… а тебе потренироваться в языке подойдет.

— Я буду ждать.

Володя кивнул и вышел. Радиомаяк он взял с собой на всякий случай, понимая, что не сможет быть с Аливией все время рядом, а так всё-таки спокойнее. Вот и пригодился. Не то, чтобы он очень опасался, но береженного бог бережет. По этой причине и кольчугу снимать не стал и боевой посох с собой взял, и даже пистолеты проверил сразу, как вышел из комнаты.

На улице он отыскал Джерома, терпеливо дожидавшегося его у выхода.

— У кого здесь можно купить телегу и коня?

— Ну… — Джером задумался. — Хорошего коня здесь не купишь…

— Я не говорил про хорошего. Меня устроит любой, лишь бы был способен везти телегу.

Володе этот пункт казался самым простым в его планах, но всё оказалось далеко не так легко, как думалось. Во-первых, весной самая страда и гужевой транспорт крестьянам нужен самим, летом они еще согласились бы продать собственные телеги, чтобы до осени за вырученные деньги либо купить новую, либо сделать самим, но сейчас… Во-вторых, хоть сюда еще и не докатился основной вал беженцев и дезертиров, но некоторые уже появились и всех свободных лошадей с телегами скупили первыми. Обойдя всю деревню, но так и не найдя тех, кто согласился бы им продать средство передвижения, Володя задумался. Без телеги сразу оказывался под вопросом пункт о закупке продовольствия в дорогу. Конечно, у них появился новый носильщик, но ведь и еды теперь требуется больше, а большой запас на себе не унесешь, тем более, когда нужна скорость.

— Можно попроситься в дорогу с теми, кто уже купил телегу, — предложил Джером. — На дорогах сейчас неспокойно, так что лишние мечи не помешают.

Конечно, лучше получить собственное средство передвижения — от других не зависишь, но если это единственный способ уехать отсюда, видно придется воспользоваться им.

— Какой здесь ближайший город?

— Согрент. Он как раз на главной дороге находится. Или вам в другую сторону?

— Нам в ту сторону, где нет армии Эриха.

— Тогда в Согрент.

— Хорошо. Я вернусь в трактир, а ты постарайся отыскать попутчиков.

— Да, милорд.

Джером и сам не понимал, что заставило его подойти к этому мальчишке и попроситься к нему на службу. С момента смерти прошлого господина жизнь его не очень баловала, но и нельзя сказать, будто он голодал. Что же тогда? Сначала он не обратил внимания на двух детей, вошедших в трактир, где уже привычно проводил время, высматривая тех, кому нужна какая помощь, для заработка. Если бы не мечи на поясе мальчишки, он бы вообще этих посетителей не заметил, а так всё-таки присмотрелся. С девочкой ничего особенного — обычная девчонка лет восьми, одетая как служанка или даже рабыня, хотя не похоже, будто с ней плохо обращаются, возможно, это обстоятельство и заставило Джерома решиться. А вот мальчишка… Сперва Джером ошибся с возрастом, решив, что тому лет двенадцать, но встретившись с ним взглядом понял, что тот просто не очень высок ростом. И еще понял, что он из благородных. Более того, наблюдая как развиваются события с Лондой, которой редко кому удавалось противостоять, он уверился в этом, и он явно не локхерец. Что он здесь делает и почему путешествует только с одной служанкой, да еще такой молодой, Джером благоразумно решил пока не выяснять. Может беглец с родины? Мало ли. Хотя не заметно, что он кого-то опасается. И когда Лонда, окончательно сломленная, убралась на кухню решился. Ну не согласится его нанять, так не убьёт же? А настоящая жизнь надоела ему до ужаса! Постоянные унижения, перебивание случайными заработками… Сейчас весна, скоро начнут убирать хлеб с полей, значит работы будет много, только вот вся плата — еда, ни на какие деньги в деревне рассчитывать не приходится. Зато, надо признать, еды навалом. Только вот Джером, получив новости о последнем сражении, тоже пришел к кое-каким выводам и сообразил, что спокойная жизнь заканчивается.

Проведя в деревне уже много времени, он знал, кто какие покупки делал и к кому нужно подойти. Путешественники тоже были не против, если к ним присоединится благородный господин с оружием и парой слуг. Договорившись о месте завтрашней встречи, он вернулся к трактиру и обнаружил господина, который вроде спокойно стоял перед входом и оглядывался, однако какая-то настороженность в нем чувствовалась.

— Господин…

— Зовите меня… — Мальчик задумался, но тут вспомнил Гвоздя. — Вольдемар. Сэр Вольдемар.

— Сэр? — обращение было незнакомым… или это имя? Это только подтверждало, что он иностранец.

— Так обращаются у нас к знатным. Ты Аливию не встречал?

— Аливия — это девочка, которая была с вами?

— Да. Пропала… чертёнок! Ведь сказал же никуда не уходить! Ну где её искать?

— А…. Простите, а она не могла сбежать?

Этот таинственный сэр Вольдемар посмотрел на него как на сумасшедшего, словно он сморозил какую-то глупость. Правда, непонятно какую именно.

— Если она вышла сама…

— В комнате все в порядке, вещи на месте. Нет только девочки.

— Тогда стоит поговорить с трактирщиком.

— Трактирщиком? — Володя нахмурился. — А он тут причем?

— Ну… господин, это только слухи, но говорят, что он наводчик одной банды тут, которая похищает чужих рабов или слуг, а потом продает тем, кто готов заплатить. Никто же не будут скандалить из-за раба.

— Рабов? Слуг? — Вольдемар нахмурился, потом, видно, до него дошло. Резко развернувшись на месте, он решительно вошел в трактир. Озадаченный Джером остался стоять у входа. Похоже, он ошибся, приняв эту девочку за рабыню или служанку. И, похоже, в этом ошибся ещё кое-кто.

Володя прошел через зал и направился к кухне. Выскочивший ему навстречу слуга попытался встать у него на пути, но Володя настолько целеустремленно шагал вперед, изображая каток, что мужчина, которому мальчик едва доставал макушкой до груди счёл за лучшее отойти с дороги. Показалась Лонда, заметив чужака, она всплеснула руками и решительно двинулась в его сторону.

— Да что вы себе… — Володя обогнул её и двинулся дальше, а женщина так и осталась стоять посреди коридора, раскрыв рот.

— Простите, — пробормотал Джером, огибая её с другой стороны и бросаясь следом за господином.

Вольдемар проскочил мимо какой-то двери, но тут же затормозил и развернулся, когда та раскрылась и на пороге показался сам трактирщик, не вовремя вышедший на шум. Мальчик одним своим напором, даже не дотрагиваясь до оружия внёс трактирщика обратно. Тот в ужасе сел на кровать и сжался, но разглядев, кто перед ним, разозлился на хама-гостя и на свой страх. Однако гость ничуть не встревоженный слугами трактирщика за спиной, замер перед Роком.

— Где Аливия?

— Какая Аливия… господин?

— Девочка, которая была со мной.

— Да откуда же я знаю? — искренне удивился трактирщик. Так искреннее, что Володя ему не поверил. — Я не слежу за вашими слугами.

Тут раздался какой-то странный шум, напоминающий попискивание мыши. Этот сумасшедший благородный на миг замер, потом сунул руку под накидку и извлек непонятный предмет. Довольно кивнул и убрал его обратно, после чего снова развернулся к трактирщику.

— Если окажется, что к её исчезновению причастен ты… — Тут он замер, нахмурился, а потом не закончив фразу развернулся и вышел. Слуги поспешно убрались с его дороги. — Джером, за мной.

Испуганный трактирщик Рок остался сидеть на кровати, вытирая пот со лба. Иногда ему грозили, но он знал, когда на угрозы можно не обращать внимания, а когда лучше затаиться. В этот раз вроде бы никаких угроз не прозвучало, но почему же тогда его бьет озноб?

Володя ворвался в комнату и вытряхнул содержимое своего рюкзака прямо на кровать, быстро собрал гранаты и сложил их в сумку, которую повесил через плечо под накидку, достал еще один радиомаяк, включил и сунул на дно рюкзака, после чего снова сложил в него вещи. Бросил рюкзак вошедшему Джерому, а сам взял вещи девочки.

— За мной!

Нигде не задерживаясь, он спустился по лестнице и под любопытными взглядами людей направился к выходу, но тут дорогу ему заступил какой-то здоровенный детина, не обезображенный признаками интеллекта.

— Никто не может обижать хозяина! — прогудел он. — Ты должен извиниться.

Володя чуть скосил глаза на дверь кухни, где стояла довольная Лонда и наблюдала за происходящим. Из-за её плеча выглядывал муж.

— Плохо, господин, — зашептал за спиной Джером. — Если вы его убьете, на нас бросятся все. Даже не посмотрят, что вы благородный. Скажут потом, что защищались.

Мальчик, не отвечая, постарался обогнуть тушу, но тот с неожиданным проворством обернулся и положил свою лапищу ему на плечо. Что произошло дальше не понял никто… Этот странный дворянин просто накрыл своей ладонью ладонь детины, начал оборачиваться, а его противник вдруг охнул и потянулся за ним, но тут же, пытаясь сохранить равновесие, со всей силы дернул руку на себя, чем сделал только хуже, мальчик тут же шагнул навстречу, при этом кисть детины оказалась вывернута под каким-то неестественным углом и любая попытка освободиться только причиняла ему боль. Похоже, детина этого не понял и, взревев как дикарь, рванулся вперед, в надежде стереть этого наглеца в порошок. Володя чуть посторонился, пропуская детину мимо, и снова крутанул кисть, отправляя соперника в круговое движение вокруг себя. Тот ревел быком, сбивая по дороге столы и скамейки, но остановиться просто не мог, настолько большую скорость развил. Володя вдруг замер и выставил руку, на которую мужчина налетел грудью, его ноги продолжали бег, а тело и голова замерла на месте, на мгновение он словно завис в воздухе, а потом рухнул на неудачно подвернувшуюся скамейку и тут же взвыл, баюкая вывернутую кисть. В полнейшей тишине Володя обошел тело и двинулся к выходу, но, проходя мимо ошеломленных хозяев, чуть сбавил шаг.

— Я вернусь, если окажется, что вы причастны к исчезновению моей сестры.

— Сестры?! — охнул трактирщик и сполз по стене. В общем, всё ясно, если бы Володя не боялся упустить похитителей, он бы обязательно задержался, но сейчас важнее Аливия, а тут можно и потом разобраться. Следом выскочил и ошеломленный Джером. Никогда бы не подумал, что та девочка сестра…

— Сестра? — прошептал он, но Вольдемар услышал.

— Не родная, — отозвался он не оборачиваясь. — Её мать погибла на моих глазах и просила побеспокоиться о ней… Но она действительно чем-то напоминает мою сестру.

Володя достал пеленгатор и сверился с направлением, после чего уверенно зашагал по дороге. Джером счел за лучшее сейчас не приставать с вопросами.

— Она там, — уверенно заявил Вольдемар, изучая замок.

Джером промолчал. А что тут говорить? Не предлагать же идти на штурм вдвоем. Или есть ещё какие варианты?

— Может, подождём, когда она из замка выйдет? — всё-таки предложил слуга, опасаясь самого худшего.

— А если она месяц не выйдет?

— А может, пойдём отсюда? — хотел сказать Джером, но глянул на спину своего господина и не осмелился. Почему-то показалось, что такое он точно не одобрил бы. Потом вспомнил вышибалу из трактира, благодаря которому Року и удавалось предотвращать трактирные драки, и то, с какой легкостью разделался с ним этот… кто? Раз так легко справился, значит действительно благородный, только ведь без оружия с Шогом не каждый бывалый солдат справится.

Вольдемар сбросил рюкзак.

— Жди здесь.

— Э-э-э… — Джером недоуменно глянул на рюкзак у ног, потом на спину уходящего господина. — А долго?

Вольдемар остановился и обернулся.

— До вечера. Вечером возвращайся в трактир. Я тебя там найду.

Чтобы выработать план много времени Володе не понадобилось, гораздо больше его ушло на то, чтобы вспомнить схему этого замка. К сожалению полностью узнать её с помощью микрокамер нереально, но основные комнаты знал. Раньше в замке жило не больше шести человек, из которых только двое солдат, сейчас… А кто его знает. Судя по слухам, в замок недавно вернулся хозяин и сколько он привел с собой людей никто точно не знал, но вряд ли очень много, иначе зачем они таким образом решили пополнить штат прислуги? Да еще совсем ребенка взяли. Впрочем, если верить историческим книгам в этом возрасте дети считались уже вполне работоспособными, а значит, найдется дело и Аливии. Володя нахмурился и закусил губу, успокаивая гнев — он сейчас не самый лучший советчик. Взяв чувства под контроль, он подошел к воротам и уверенно застучал в них посохом.


Глава 11 | Князь Вольдемар Старинов | Глава 13