home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



III


К стыду своему, я должен признаться, что прошло почти три недели, прежде чем я смог заставить себя снова отправиться в деревню, да и то ранним утром, чтобы наверняка вернуться до наступления темноты. Большая часть времени была потрачена на исследование малоизученных свойств излучения, и мои коллеги по К-4 мало чем могли помочь. В ту ночь, когда я ввалился на станцию, тяжело дыша, весь в грязи, уронив контейнеры с образцами в какую-то промоину, наиболее трезвомыслящие обитатели во всеуслышание обсмеяли меня, но я заметил, что Рорт заметно побледнел, выслушав мой рассказ.

Особенно насмехался надо мной коренастый крепыш Фицуильямс; он распушил рыжие усы и, надрываясь от смеха и стуча кулаком по столу, упражнялся в остроумии.

– Клянусь Грядущим, это нечто! – бессвязно выкрикивал он (Фицуильямс не пользовался словом "Бог", поскольку наука раскрыла природу сущего) и дальше изливал на всех плоды своего воображения, изукрашенные вульгарными и возмутительными подробностями. Помню, что за ужином смеялись все, и это был едва ли не единственный случай за последнее время, когда мы вообще смеялись, – слабое, но оправдание. Вспоминая эту историю, я понимаю, что смеяться было над чем. Взрослый человек, вне себя от страха, растеряв по дороге все свои материалы, несется по кочкам к спасительным дверям К-4.

Я был готов признать, что обстоятельства моего знакомства с девушкой выглядят нелепо, не говоря уже о дурацких фантазиях насчет деревни и ущелья или о паническом бегстве на обратном пути. Но болезнь девушки отнюдь не вымысел; это было дело серьезное и могло коснуться нас всех, если причиной послужило состояние атмосферы на острове. Я вовсе не был склонен шутить по этому поводу. Боюсь, что меня порядком раздосадовали шутки коллег в тот вечер. Но по крайней мере один человек вовсе не разделял всеобщего веселья.

– Что ты думаешь об этом, Рорт? – спросил я.

Он ответил не сразу, а когда ответил, то как-то странно, в совсем не свойственной ему манере. Он нервно постукивал по столу худыми, заостренными пальцами в несмываемых пятнах и шрамах, как и у большинства из нас, и избегал смотреть мне в глаза.

– В данный момент я предпочитаю вообще об этом не думать, – тихо сказал он, а потом поднялся и торопливо покинул развеселую кают-компанию.

Впрочем, я не прав, по крайней мере, в одном. Нашелся еще один человек, который отнесся к моему приключению с полной серьезностью. Это был коммандер Мастерс, человек весьма высококвалифицированный, вполне способный что-нибудь предпринять в этой связи. Дня через два он вызвал меня к себе. С ним я чувствовал себя раскованнее; он мне нравился, и я доверял ему. Глядя на меня поверх блестящей металлической поверхности стола, Мастерс смотрелся даже внушительнее, чем обычно; его седая шевелюра отливала серебром в теплом свете настенных ламп, придавая ему сходство с древними святыми, чьи изображения я видел в печатных книгах, хранившихся в музее.

– Вы полагаете, что это может оказаться новой мутацией, которая нам пока не известна? – спросил он.

Я пожал плечами. Мало ли чем это может оказаться.

– Не знаю. Надо как следует обследовать девушку, прежде чем делать какие-то выводы. Я бы предпочел поместить ее здесь, чтобы иметь возможность провести лабораторные анализы, но это опасно.

Мастерс сощурился и беспокойно поерзал в кресле.

– Вы имеете в виду?..

– Я имею в виду, что мы не знаем, с чем имеем дело, сэр. Ее заболевание – на данный момент это неизвестно – может оказаться индивидуальной особенностью организма; оно может носить или не носить злокачественный характер. Оно может быть вызвано состоянием окружающей среды, а может иметь инфекционную природу.

– Гм. – Мастерс нахмурился и откинулся на спинку кресла, положив руки перед собой на столе и разглядывая ногти, как мне показалось, несколько минут. – Какое вам нужно оборудование и помощь, чтобы в этом разобраться?

– Ничего особенного. Понадобится лабораторное оборудование, конечно; несколько дней, чтобы меня не отвлекали, и кто-нибудь в качестве помощника. Может, окажется, что это ложная тревога, но в любом случае на выяснение природы заболевания много времени не понадобится.

Мастерс выпрямился за столом:

– Скажите Фицуильямсу, чтобы выдал вам из лаборатории все, что вам нужно. Оформите обычный заказ на материалы для сверхпланового исследования. Я не знаю, кого вы предпочтете взять в помощники.

Он снова нахмурился и обратился к встроенной в стол панели, на которую выводились подробные данные по всем сотрудникам станции, включая расписание дежурств, отдыха и прочую информацию. Он, похмыкивая, бегло просматривал столбцы, а я терпеливо ожидал, размышляя над проблемой, которая возникла в связи с этой девушкой, и чувствуя себя слегка пристыженным из-за той паники, что охватила меня всего каких-нибудь два дня назад. Вполне возможно, Мастерс про себя посмеивался над моим приключением и рассматривал это сверхплановое задание как способ выяснить степень моей профессиональной пригодности в стрессовой ситуации.

Возможно, все обстоит иначе. Он прекрасно понимал, как влияет на нас безлюдье и странная обстановка тех удаленных мест, в которых мы работаем; была также вероятность того, что он изначально не допускал мысли о возможном фиаско и знал, что увлеченность собственной работой перевесит возможные опасности, которые встретятся на моем пути.

– Так… – Он производил какие-то подсчеты, высвечивая то одно, то другое имя. – Я не могу обойтись без Поллока… – тут он перечислил еще ряд имен, – значит, у нас остаются Ченнинг, Синклер и Рорт. Вам придется самому выяснить, кто из них захочет отдохнуть несколько дней.

Мастерс едва заметно ухмыльнулся, так как он не хуже меня понимал, что "отдых" может оказаться весьма и весьма малоприятным. Он поднялся из-за стола стремительным, резким движением, которое так часто поражало сотрудников, и вежливым, но решительным жестом дал мне понять, что прием окончен.

– Сообщите мне перед уходом. И обращайтесь ко мне, если вам что-нибудь понадобится. Там может обнаружиться что-нибудь, с чем мы не сталкивались прежде, и трудно будет помочь, если мы не будем в курсе событий.

Когда я вернулся к себе в комнату, эти обнадеживающие слова еще долго звучали у меня в памяти.


предыдущая глава | Монстры - антология | cледующая глава