home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



VI


Пульсирующая боль в затылке была такой сильной, что Брендон, придя в себя, не сразу собрался с мыслями. Медленно и постепенно, как человек, пробуждающийся от глубокого сна, он начал осознавать, что случилось нечто послужившее причиной боли и затуманенного сознания. Нетвердая память подсказывала ему, что произошло предательское нападение, удар сзади…

Брендон застонал, пытаясь сесть, заставляя себя действовать по мере того, как возвращалась память. Ноги не повиновались ему, и после легкого замешательства он обнаружил, что у него связаны лодыжки. Он едва снова не потерял сознание, когда с усилием наклонился и принялся сражаться с узлами; прошло немало времени, прежде чем он сумел распутать веревку.

Голова раскалывалась, и мозг отказывался повиноваться. Брендон сознавал, что вокруг темно так, что он едва различал окружающее, но не помнил, где его фонарь, и не удивлялся тому, что его глаза альбиноса так приспособились к темноте, что обеспечили ему едва ли не сверхъестественное видение во мраке пещеры.

Вспомнив, как на него напал Кенло, он задумался над тем, куда подевался его спутник. При этом у него было весьма смутное и отрывочное представление о причинах действий археолога и о возможных последствиях собственного ужасного положения.

Наконец ему удалось высвободить ноги. Брендон тупо уставился на веревку и никак не мог понять, зачем кто-то связал ему ноги. Привязал его к чему-то? Брендон потянул за веревку, размотал несколько свободных витков и почувствовал напряжение на другом ее конце. Он снова подергал. Веревка была явно к чему-то привязана. Неимоверным усилием Брендон заставил себя подняться и оперся на каменную стенку, под которой он до того лежал. Веревка была привязана к стене. Нет, она проходила внутрь стены, в туннель. Она крепилась к чему-то внутри узкой штольни.

Брендон встал на колени и протиснулся в лаз. Он смутно припоминал, что именно по этому лазу он добрался сюда, – по крайней мере, он надеялся, что это тот самый лаз. Он заполз туда почти полностью и тут уперся пальцами в чьи-то ботинки. Брендон исследовал это препятствие дальше и нащупал влажную ткань и неподвижное тело, под которым проходила веревка.

– Кенло? – позвал он и едва узнал собственный голос.

Он потряс лежащего за ноги, но безрезультатно. Брендон уперся в стенку лаза, ухватил лежащего за ноги и потянул к себе. Вначале обмякшее тело сопротивлялось, но потом Брендону все же удалось сдвинуть его с места. Задом выбираясь из штольни, он тянул археолога за собой. В целом это было не так трудно, хотя от головной боли Брендон испытывал тошноту и слабость.

Выбравшись из штольни, он подождал, пока пройдет головокружение. Кенло лежал без движения. Брендон смутно видел только его очертания в темноте, но и при этом казалось, что с телом что-то не в порядке. Брендон наклонился и провел пальцами по лицу археолога, пытаясь понять, жив ли он.

Его пальцы нащупали теплую влагу, покрывавшую твердые и мягкие участки поверхности, пока не уперлись в пустые глазницы. Лицо и верхняя часть тела Кенло были обглоданы до костей.

Брендон отпрянул к стене пещеры, пытаясь осознать, что произошло. Ему не удавалось сосредоточиться из-за головной боли: каждый раз, когда казалось, что вот-вот все станет ясно, мысли снова разбегались. Кенло погиб. Он, Брендон, в жутком состоянии. Это все, что он понимал, а также то, что необходимо как-то выбираться из этого гиблого места.

Это означало, что придется ползти по узкой штольне, где Кенло принял смерть. Затуманенное сознание Брендона не позволяло ему в полной мере оценить весь ужас положения. Он снова втиснулся в туннель и пополз, дюйм за дюймом продвигаясь во тьме и тесноте. Камень был влажным, и теперь он знал, что это за влага, но заставлял себя ползти по ней.

Он нащупал фонарь Кенло. Брендон безуспешно попытался включить его, а потом вспомнил о запасных батарейках у себя в кармане. Выбравшись из туннеля в следующую пещеру, он непослушными пальцами открыл фонарь и вставил новые батарейки. Он нажал выключатель – и вновь безуспешно. Тогда он ощупал фонарь и обнаружил в передней части осколки стекла. Лампа фонаря была разбита вдребезги, металл впереди погнулся; на покореженных остатках налипли волоски и запекшаяся кровь. Кенло нашел последнее применение фонарю в качестве дубинки, и теперь он больше ни на что не годился. Брендон с проклятием отбросил его прочь.

Это истощило последние силы, и Брендон провел некоторое время, то теряя сознание, то приходя в себя. Когда он снова начал соображать, ему пришлось заново восстанавливать происшедшее. Он вспомнил о времени и посмотрел на часы, обнаружив при этом, что свет электронного циферблата режет ему глаза.

Стиснув зубы и пытаясь превозмочь головную боль, от которой просто разламывался череп, Брендон с трудом поднялся на ноги, цепляясь за стену, чтобы не упасть. Если Олин и начал беспокоиться, вряд ли он найдет лаз из первой пещеры. Брендону самому придется пересечь эту пещеру, проползти через лаз в предыдущую и, кроме того, вскарабкаться по уступу к туннелю, что ведет в верхнюю, входную пещеру. В его состоянии даже с фонарем это было бы нелегко.

Брендон обшарил карманы без всякой надежды. Он не курил и редко носил при себе спички, не оказалось их и сейчас. Его зрение приспособилось к темноте достаточно, чтобы различать очертания предметов на расстоянии вытянутой руки в виде теней, отличных от беспросветной тьмы, – не бог весть что, но все же лучше полной слепоты. Брендон стоял спиной к штольне, по которой он только что добрался сюда. Туннель, ведущий к выходу, должен располагаться приблизительно напротив этого; если отсюда идти по прямой, он должен упереться в стену где-то поблизости от входа в этот туннель.

Брендон начат осторожно продвигаться к противоположной стороне пещеры. Пол был неровный, и он не мог разглядеть камней под ногами. Он попытался вспомнить, не попадались ли ему какие-нибудь ямы, когда он проходил здесь в первый раз. Если он упадет и сломает ногу, ему не выбраться отсюда без посторонней помощи; и тут в его потрясенном мозгу впервые зародилась мысль о том, что смерть Кенло вряд ли была вызвана естественными причинами. Медведь? Ходили слухи о горных пумах, которые водятся в этих горах. Рыси встречаются достаточно часто и при известных обстоятельствах могут нападать на человека. Брендон сосредоточился на том, чтобы шагать по прямой, примерно так же, как пьяный старается держаться прямо, подходя к полицейскому, – и обнаружил, что это требует от него предельного внимания.

Перед ним смутно обозначилась противоположная стена пещеры: Брендон различил ее темную громаду за мгновение до того, как уткнулся в нее. Он прислонился к этой прохладной стене; колени у него подгибались, голова кружилась. Немного передохнув и придя в себя, он медленно двинулся вдоль стены, нащупывая руками отверстие штольни.

Вот оно – пятно отверстия отчетливо проступило на стене. Он даже мысли не допускал, что это может оказаться не то самое отверстие, что скрывалось за грудой камней, когда они наткнулись на него в первый раз. Брендон напряг мышцы, борясь с головокружением и едва не теряя сознание. Стоит ему пробраться через этот ход, и его сможет обнаружить Олин. Он с усилием начал протискиваться в туннель, стенки которого были покрыты чем-то липким и вонючим.

Брендон полз вперед по сырым камням. Когда его руки коснулись чьих-то ботинок, ощущение показалось ему до ужаса знакомым. Ботинки Кенло. Тело Кенло. В штольне прямо перед ним.

Шок был столь силен, что Брендон даже не почувствовал ужаса. Его измученный мозг пытался осознать, что происходит. Тело Кенло осталось в дальней пещере, у прохода. Вне всякого сомнения, Кенло был мертв. Неужели он, Брендон, обошел эту пещеру по кругу и вернулся через тот же самый лаз? А может, он бредит, может, его потрясенный мозг терзают кошмары?

Он ухватился за безжизненное тело и попытался вытащить его из штольни, как в предыдущий раз, если все это случилось на самом деле. Внезапно ботинки выскользнули у него из рук.

Брендон уткнулся лицом в каменный пол, борясь с приступом тошноты и охватившим его страхом. Тело Кенло исчезло во тьме лаза. Насколько серьезна рана на голове? Может, он только вообразил, что Кенло погиб? А вдруг сейчас перед ним в туннеле был не Кенло?

Брендон подавил неуверенный смешок. Конечно, это не может быть Кенло. Кенло мертв. Наверняка это Олин Рейнолдс или кто-то другой, кто ищет его.

– Я здесь! – сумел крикнуть Брендон. – Здесь, в туннеле.

На губах он почувствовал вкус крови и вспомнил, как уткнулся лицом в липкий камень мгновением раньше. Жаль, что он закричал, но ничего уже не поделаешь.

На другом конце туннеля кто-то зашевелился. И тут его способность видеть в темноте обернулась проклятием, потому что, теряя сознание, Брендон успел заметить, что из мрака шахты на него смотрели не люди.


предыдущая глава | Монстры - антология | cледующая глава