home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



V

Олин Рейнолдс задумчиво выпятил челюсть.

– Неудивительно, что Джинджер закатила такую истерику, – признал он. – Как ты думаешь, что это такое?

– Ну, это, конечно, не ребенок, – сказал Брендон. – Если рассмотреть хорошенько на свету, видно, что это вообще не человеческая рука. Должно быть, это обезьяна, но сходство меня тоже потрясло. Розовая кожа, грязно-белый пушок – действительно похоже на детскую руку, если бы не мышцы и жилы. При всем при том это не лапа, а именно рука, хотя слишком длинные и развитые пальцы для ребенка, а ногти грубые и острые, как когти животного.

– Любопытно, где это Дэн сумел поймать обезьяну, – вставил Олин.

– Может, домашнее животное. Туристы чего только не привозят с собой в этих проклятых трейлерах. Животное сбежало или, может, сдохло, его закопали, а Дэн учуял и отрыл себе на ужин. Видно, что он копался в земле.

– Что ты с этим сделал?

– Делл сунул в старый мешок из рогожи и выбросил в реку, где поглубже. Не хотел, чтобы Дэн снова притащил это и поверг дам в шоковое состояние.

– Да уж, – засмеялся Олин. – Вот это было бы зрелище! Похоже, что доктор Кенло поднимается сюда.

"Плимут" Кенло показался среди сосен. Брэндон взглянул на часы и отметил, что уже восьмой час. Он поднялся с плетеного стула и пошел встречать археолога.

– Поплутал, прежде чем нашел нужный поворот, – пожаловался Кенло, выбираясь из-за руля. – Все готово?

– Закиньте свое барахло в мой пикап и поедем, – предложил ему Олин. – Там та еще дорога, никакой другой машине не осилить.

– Неужели это старое корыто может карабкаться в горы? – засмеялся Кенло и вытащил из багажника веревку и два мощных фонаря.

– Этот старый "форд" оснащен полным приводом фирмы "Мармон-Херрингтон", – холодно пояснил Олин. – Он может карабкаться но вертикальной стене и выдрать с корнем кедровый пень, а вам при этом останется только болтать ногами, высунув их в заднее окно.

Кенло весело смеялся, размещая запасные батарейки и геологический молоток в просторных карманах старой камуфляжной куртки. Брендон помог ему уложить снаряжение в багажник и уселся в кабину рядом с Рейнолдсом.

После того как в кабину забрался доктор Кенло и они выехали на асфальтовую дорогу, рев мотора и вентилятора заглушал голоса почище штормового ветра. Олин вел машину в угрюмом молчании, односложно отвечая на вопросы доктора Кенло. Вскоре они свернули с мощеной дороги, и началось настоящее испытание для почек, когда двухрессорный грузовичок боролся с горной каменистой дорогой, которая забирала все выше среди нависших сосен. Кенло, обхватив себя руками, проклинал все на свете. Брендон заметил усмешку в выцветших глазах Олина.

Дорога вела мимо заброшенного бревенчатого дома, двор которого уже зарос сосновым молодняком и кустарником. Несколько корявых старых яблонь еще сохранились, да сквозь лесные заросли Брендон разглядел остатки бревенчатого амбара, над которым вместо крыши уже возвышались кроны деревьев. Он вздрогнул. Заброшенность и запустение, царившие в этом месте, разбудили в нем давние воспоминания.

Оставив позади заброшенную ферму, дорога постепенно превратилась в нечто похожее на коровью тропу. Ее когда-то проложили, волоча огромные бревна с места вырубки первозданного леса высоко в горах уже более полувека тому назад. Какое-то время по ней еще ездили окрестные фермеры, а теперь только редкие грузовички охотников ломали молодую поросль, которая иначе давным-давно поглотила бы остатки дороги.

Пикап Олина решительно стремился вперед, пока они не уперлись в заросшую просеку. Рейнолдс выключил мотор.

– Осторожно, здесь змеи, – предупредил он, выбираясь из кабины.

Просека была покрыта кустарником и сорняками, повсюду валялись полусгнившие бревна, ржавые металлические обломки и другой мусор. У склона горы сохранились деревянные ворота, запертые на ржавый замок. Несколько досок привалились внутрь, открывая темное пространство позади.

Олин Рейнолдс кивнул на развалины:

– Вот то самое место. Видимо, Бреннаны заколотили вход перед отъездом, чтобы туда не забредал скот. Отверстие использовалось для того, чтобы скрываться за кустами.

Доктор Кенло потыкал трухлявые доски. Замок висел на ржавых гвоздях, которые торчали наружу там, где дерево совсем сгнило и выкрошилось. От более крепкого толчка все сооружение рухнуло и провалилось внутрь.

Сквозь оседавшую труху и пыль пробивалось солнце. Зажатое сверху и снизу между скалистыми выступами отверстие было достаточно велико, чтобы человек мог пробраться внутрь, пригнувшись пониже. Внизу был деревянный настил, усеянный остатками сломанных досок, скрывавших вход.

– Проход ведет довольно далеко, а потом сужается до расщелины, – пояснил Олин.

Кенло удовлетворенно проворчал что-то и направился к пикапу за снаряжением.

– Пойдешь с нами? – спросил Брендон Рейнолдса.

Олин покачал головой:

– Я буду ждать здесь. Мои старые, изъеденные артритом кости не годятся для того, чтобы ползать по этому змеиному логову.

– Эрик, вы можете остаться с ним, если хотите, – предложил Кенло. – Я вряд ли задержусь надолго. Судя по грязи, это, скорей всего, очередной дохлый номер.

– Мне все равно, – возразил Брендон. – Если морион нашли в этой пещере, мне любопытно увидеть, что там есть еще.

– Может статься, кто-то из Бреннанов нашел шлем в другом месте и просто притащил его сюда. Это место похоже на свалку.

Кенло осторожно осветил фонарем камни позади загородки. Удостоверившись, что змей не видно, дородный археолог с трудом согнулся и ступил на каменный пол пещеры. Брендон легко наклонился и последовал за ним.

Затхлый мрак царил в просторном преддверии пещеры. Дневной свет просачивался сюда от входного отверстия, а впереди темное пространство отмечало место, где пещера сужалась и поворачивала вглубь горы. Брендон снял темные очки и огляделся – глаза альбиноса легко приспособились к мраку.

Остатки того, что когда-то было самогонным аппаратом, валялись на полу пещеры. Медную спираль и перегонный куб, конечно, давно унесли, так же как все мало-мальски ценное. Здесь же остались разбитые бочонки, сгнившие мешки, кучи дров, бесформенные обломки никелированного металла. Обломки керамических кувшинов и черепки фаянса хрустели под ногами; толстый слой золы напоминал клеклый пудинг с изюмом. Кенло посветил фонарем наверх и увидел лишь закопченный свод пещеры и сонных летучих мышей.

– Мерзкая свалка, – пробормотал он раздраженно. – Может, дальше что-нибудь есть.

Археолог осветил дальнюю часть помещения. Проход вел вглубь горы. Обвалившиеся камни и мусор наполовину скрывали дорогу. Пробравшись через это препятствие, Кенло вошел в туннель.

Проход был узкий и тесный. Они низко наклоняли головы и старались протискиваться, не касаясь сырого камня. По мере того как они продвигались по проходу, Кенло внимательно обследовал стены. Брендон не заметил ничего, что свидетельствовало бы об искусственном происхождении шахты. Постепенно солнечные лучи померкли, и единственным источником света остались фонари. Воздух в пещере был спертый, пахло дохлятиной, и поскольку они постепенно спускались вниз, Брендону пришло в голову, что они могут попасть в слой ядовитых газов.

– Стоп! – произнес Кенло, резко остановившись.

Впереди, в нескольких метрах от их ног, свет фонарей упирался в сплошной мрак провала. Кенло утер пухлое лицо и отдышался, пока они освещали фонарями провал, пытаясь определить его глубину.

– Должно быть, не меньше тридцати – сорока футов до дна, – заметил Кенло. – Провал размером с хороший спортивный зал. С выступа, на котором мы стоим, можно осторожно спуститься на дно.

– А как насчет воздуха? – поинтересовался Брендон.

– Да вроде ничего, – сказал Кенло.

Он выудил из кармана смятую пачку из-под сигарет и поджег ее зажигалкой. Пламя искривилось в сторону, противоположную от входа. Кенло сбросил горящий комок бумаги вниз. Он неслышно скатился и рассыпался искрами, когда достиг дна.

– Все еще горит, – заметил археолог. – Ну, я спускаюсь.

– Надеюсь, внизу нет рудничного газа, – пробормотал Брендон.

– Это вам не угольная шахта. Обыкновенный провал в пещере, чтоб мне пропасть.

Держась поближе к скале, они стали осторожно спускаться по крутому уступу. Конечно, опытный скалолаз мог бы обойтись без страховки, но спуск был коварный, и любой неверный шаг грозил падением головой вниз во тьму.

Они прошли уже половину спуска, и тут Кенло задержался, всматриваясь в каменную стену. Подсвечивая себе фонарем, он вытащил геологический молоток и стал осторожно постукивать по камню.

– Нашли что-нибудь?

Брендон развернул свет своего фонаря на объект любопытства археолога и увидел слой более светлого камня, идущий вдоль скалы.

– Образчик породы, – пояснил Кенло, торопливо высвободил образец и засунул его в один из своих вместительных карманов. – Рассмотрю его повнимательнее у себя в лаборатории – вдруг на нем обнаружатся следы инструментов или что-нибудь в этом роде.

Дно провала мало чем отличалось от пола в пещере, откуда они спускались, за исключением отсутствия мусора, что свидетельствовало о присутствии человека. Воздух там был прохладный и довольно свежий, хотя отдавал вечной сыростью места, куда никогда не проникают солнечные лучи.

– Интересно, когда тут в последний раз кто-нибудь бывал? – спросил Брендон, осветив фонарем неровный пол.

Дно было усеяно щебнем и обломками камня и покрыто губчатым гуано летучих мышей и пылью. Любые следы очень скоро пропали бы на такой поверхности.

– Трудно сказать, – ответил Кенло. Он зачерпнул пригоршню гравия и принялся рассматривать его в свете фонаря. – Бывало, конфедераты забредали в такие места в поисках соляного камня. Может, и Бард Уорнер спускался сюда, но держу пари, этот морион, скорее всего, подобрал какой-нибудь горец неизвестно где и выбросил на эту свалку.

– Не человеческие ли это кости? – спросил Брендон.

Кенло запихал пригоршню гравия в один из своих карманов и перебрался туда, где сидел на корточках Брендон. Возле стены лежал большой камень. Вокруг валялись вперемешку со щебнем расщепленные кости. Археолог выудил фрагмент ребра. Он раскрошился в его руках, и под слоем каменной пыли показалась белая кость.

– Древний скелет, – пробурчал Кенло, разгребая щебень. – Может, индеец.

– Значит, все-таки человеческий?

– По-моему, это погребальная пирамида. Но захоронение раскопано, и кости разбросаны вокруг. Крупные кости вообще размозжены.

– Может, он разбился при падении.

Кенло покачал головой:

– Взгляните, как расколота эта бедренная кость. Похоже на то, что кто-то расколол кости, чтобы высосать мозг.

– Животное?

– А кто же еще?

Внезапно Кенло наклонился и принялся копаться в щебне. Толстыми пальцами он ухватился за то, что выглядело как плоский камень. Археолог с усилием потянул его и вытащил помятый кусок ржавого железа.

– Фрагмент кирасы! Черт меня побери, да этот скелет был в доспехах! Ну-ка, помогите мне разобрать эти камни.

Вместе они сдвинули бутовую пирамидку, причем Кенло восторженно фыркал, отбрасывая камни и обломки скелета. Брендон сам увлекся неожиданным открытием, но тем не менее подумал, что вряд ли это можно назвать аккуратными раскопками. Тем временем Кенло продолжал энергично раскидывать камни и кости, пока не показалась чистая поверхность породы.

Археолог присел на камень и закурил сигарету.

– Мало что можно сказать, – пожаловался он. – Просто разбитые кости и куски ржавого железа. Как он здесь оказался? Были ли с ним другие люди? Что это за люди? Что они здесь искали?

– Разве не достаточно того, что вы обнаружили могилу конкистадора?

– Это трудно доказать, пока я не исследую все образцы в Лаборатории, – проворчал Кенло. – Может, это вообще американский солдат времен Войны за независимость – в европейских армиях металлические нагрудники носили вплоть до нашего века. А может, это индеец, захороненный с племенными реликвиями.

– Тут есть еще один ход, позади, – окликнул его Брендон.

Он осветил фонарем пространство вокруг рухнувшего валуна, высматривая еще какие-нибудь предметы из пирамиды. Позади расчищенного места открылся проход в каменной стене. Брендон откатил в сторону еще несколько крупных обломков, и отверстие за гребнем валуна стало видно отчетливее.

Кенло стал на колени и заглянул внутрь.

– Здесь можно пробраться только ползком, – объявил он. – Но ход тянется в глубину на двадцать – тридцать футов и выходит в другую пещеру.

Брендон осветил фонарем края шах ты, потом место, где они находились.

– По-моему, это вовсе не сдвиг породы. Я думаю, кто-то специально навалил здесь кучу камней, чтобы скрыть этот проход.

– Раз уж они не хотели, чтобы это кто-то обнаружил, значит, там было что скрывать, – пришел к выводу археолог. – Пойду-ка я посмотрю. А вы подождите здесь на тот случай, если я застряну.

Брендон попытался убедить его, что он потоньше, но Кенло уже протискивался в туннель, представив Брендону на обозрение свой толстый зад. Это зрелище вызвало в воображении Брендона образ жирного старого барсука, лезущего в нору. Он освещал фонарем ход. Сопя и пыхтя, его спутник исхитрился проползти но узкому проходу. Он остановился в дальнем конце и крикнул что-то, но Брендон не разобрал слов, так приглушенно звучал голос Кенло.

Спустя некоторое время ноги Кенло исчезли из поля зрения, а потом фонарь Брендона выхватил в конце туннеля его потное лицо.

– Я здесь в такой же пещере, как и та, где вы сейчас находитесь! – прокричал он. – Попробую тут осмотреться!

Брендон уселся и принялся ждать, борясь с нетерпением. Он то и дело поглядывал на часы. К собственному изумлению, Брендон обнаружил, что они провели в пещере уже несколько часов. Луч его фонаря начал слегка желтеть, и Брендон выключил его, чтобы поберечь батарейки, хотя у него в кармане лежали запасные. Тьма стояла непроглядная, как в могиле, только изредка мелькал отсвет фонаря Кенло, когда тот проходил мимо туннеля в нижней пещере. Брендон поднял руку и отметил, что хотя смутно, но видит ее очертания. Альбинос всегда знал, что способен видеть в темноте лучше других, нечто вроде компенсации за то, что его красноватые глаза не переносили яркого света. Он где-то вычитал, что гемералопия не обязательно сопровождается усилением ночного зрения, а использование инфракрасного прицела на винтовке навело его на мысль, что его глаза особенно приспособлены к инфракрасному сектору спектра.

Кенло, похоже, увлекся не на шутку. Вначале до Брендона то и дело доносилось постукивание его геологического молотка. Потом наступила тишина. Брендон включил фонарь и снова посмотрел на часы. Прошло уже полчаса.

– Доктор Кенло? – позвал он. Затем просунул голову в туннель и окликнул Кенло еще раз, погромче. Никакого отклика.

Не столько встревоженный, сколько раздраженный, Брендон протиснулся в туннель и, извиваясь, пополз по нему, толкая перед собой фонарь. Брендон был парнем довольно могучим, и лаз оказался несколько тесноват для него. Свободное пространство не превышало двух квадратных футов в самом широком месте. Брендон порадовался, что, слава богу, он не из тех, кто страдает клаустрофобией.

Посреди туннеля Брендон внезапно остановился и принялся внимательно разглядывать стенки, следы на которых, вне всякого сомнения, оставили инструменты. Значит, проход был отрыт людьми, и Кенло наверняка это тоже заметил. Вообще правильная форма прохода уже заставила его кое-что заподозрить. Несмотря на корявые поверхности, он явно походил на ствол шахты и напомнил Брендону, что писал Криси в книге "Дедушкины сказки" о сети проходов, связывавших шахты Синк Хоул.

Туннель привел его в пещеру, подобную той, откуда он только что выбрался. Пол находился ниже отверстия, и Брендон кувырком вывалился из туннеля. Света от фонаря Кенло не было видно. Брендон постоял в нерешительности, освещая стоны пещеры. Уж не провалился ли археолог в очередную дыру?

– Доктор Кенло? – снова позвал Брендон.

В ответ донеслось только эхо.

Хотя нет. Послышался и другой звук. Проник сквозь каменную преграду в тишину подземного мира. Постукивание. Геологический молоток Кенло.

Брендон выключил фонарь. Мгновение спустя глаза привыкли к темноте, и он увидел слабый отсвет, различимый только в кромешной тьме. Снова включив фонарь, Брендон направил его в сторону этого слабого блика. Он шел от очередного бокового лаза, проделанного в противоположной стене пещеры.

Брендон осветил фонарем стенки пещеры. Теперь он уже знал, что следует ожидать появления и других подобных ходов, прорезающих породу на разных уровнях. Ему пришло в голову, что так недолго и заблудиться, если углубиться в эти ходы, ведущие в другие шахты. Надо добраться до Кенло и держаться вместе, решил он.

Следующая штольня оказалась точной копией предыдущей, разве что более грубо обработанной. Брендон ободрал кожу об острые выступы на стенках, пока полз по узкому проходу на звук молотка Кенло.

Археолог работал с таким увлечением, что не заметил присутствия Брендона, пока тот не окликнул его, вывалившись из лаза на пол штольни. Освещенный фонарем Брендона, Кенло сердито оглянулся. Поверхность породы, по которой он прошелся молотком, отсвечивала кристаллическим блеском.

– Я забеспокоился, не случилось ли чего с вами, – сказал Брендон, подойдя поближе.

– Извините. Я крикнул вам, что полезу дальше, но вы, должно быть, не расслышали. – Кенло взял пригоршню образцов породы и принялся распихивать их по битком набитым карманам камуфляжной куртки. Карманы заметно оттопыривались. – Пожалуй, надо вернуться назад, пока мы не заблудились. Рейнолдс начнет волноваться.

– Что это за шахты? Только не уверяйте меня, будто это природная пещера! – Брендон повел вокруг фонарем.

Множество мелких ходов виднелось вдоль стен и этой штольни. Он рассмотрел обломки камня, усыпавшие пол штольни.

– Это явно нечто вроде шахты, а? Поздравляю вас, доктор Кенло, – вы нашли одну из тех самых древних копей! Господи, да вам придется нанять армию спелеологов, чтобы обследовать все эти ходы, ведь они ведут все глубже в недра горы!

Кенло хрипло рассмеялся:

– Для романтического воображения это, может быть, и затерянные копи, не спорю, но уж точно не для трезвого ума. Это самое что ни на есть карстовое образование: подземные воды прокладывали себе путь через камень, вымывая более просторные пустоты, когда встречали на своем пути породу помягче. Ладно, пошли отсюда, мы и так потратили уйму времени на все это.

– Мягкая порода? – Брендон протиснулся мимо него. – Черт возьми, да это кварц!

Он уставился на кристаллы кварца в том месте, где поработал геологический молоток Кенло. При свете фонаря в трещинах кварца отчетливо сверкали золотые вкрапления.

– Боже мой, – прошептал Брендон.

Хотя Брендон, возможно, и не сознавал этого, его слова прозвучали подходящей отходной молитвой. Неясное движение в темноте пробудило в нем инстинктивную реакцию. Брендон увернулся, и удар геологического молотка, вместо того чтобы расколоть ему череп, всего лишь содрал полосу кожи.

Скользящего удара оказалось достаточно, чтобы Брендон рухнул как подкошенный. Склонившись над ним, Кенло уже поднял молоток, чтобы нанести coup de grace note 62 .

Поскольку Брендон лежал неподвижно, кровожадный блеск в глазах Кенло уступил место коварству. Брендон слабо, но дышал, хотя сквозь залитые кровью волосы просвечивала кость черепа. Кенло в нерешительности покачивал геологическим молотком.

– Надо, чтобы это выглядело как несчастный случай, – пробормотал он. – Нельзя допускать дело до следствия. Скажу, что ты свалился в шахту. Черт бы тебя побрал, Брендон! Надо же тебе было встрять именно в тот момент, когда я наконец-то нашел то, что искал так долго! Эта чертова гора целиком состоит из золота, и никто об этом не должен знать, пока я не получу разрешение на производство горных работ.

Он взвесил в руке камень: хотя нападение было импульсивным, теперь он принялся рассуждать.

– Удар-то оказался скользящий, только кожу содрал. И надо, чтобы все выглядело так, будто ты разбил голову, упав на камень. Это должно случиться не здесь – место должно остаться в тайне. Лучше всего там, на уступе, откуда мы начали спускаться, – вот там ты и упал. А вход в штольню я снова замаскирую. Они узнают только о том, что мы нашли в пещере старые кости и ты разбился насмерть, когда карабкался назад по уступу.

Он взмахнул камнем над головой Брендона, но потом отбросил его в сторону.

– Черт возьми, может, ты и от этого удара не очухаешься. Надо, чтобы все выглядело вполне естественно. Мало ли что, сразу не заподозрят, зато потом могут. Столкну тебя с вершины уступа, вот и будет несчастный случай.

Кенло торопливо обвязал веревку вокруг лодыжек Брендона. Тот тяжело дышал, хрипел, пульс бился неровно. Наверняка сотрясение мозга, если не хуже. Кенло прикинул, не прикончить ли его прямо здесь, но потом решил, что тот вряд ли придет в сознание за то время, пока они доберутся до уступа. Опытный следователь может заметить разницу между повреждениями, возникшими при падении со скалы живого человека, и травмами, нанесенными трупу. По крайней мере, в телесериалах они в этом разбираются.

Брендон оказался тяжелым, но и Кенло тоже не был слабаком, несмотря на лишний жир. Ухватившись за веревку, он поволок тело потерявшего сознание Брендона по полу пещеры – мелкие царапины вполне могут быть приписаны падению со скалы. У самого входа в туннель он вытравил конец веревки. Когда он проберется к выходу, то просто вытянет бесчувственное тело Брендона, как рыбу на леске. Несколько минут – и все дела.

Когда он влез в туннель, ему показалось, что ход стал гораздо уже. Должно быть, эти рудокопы были довольно миниатюрными людьми, но несколько столетий назад народ вообще был значительно мельче. К тому же испанцы наверняка использовали для рытья этих шахт рабов и вряд ли позволяли им разжиреть.

Вскоре Кенло с тревогой осознал, что туннель действительно стал уже. Вначале Кенло был склонен приписать это клаустрофобии, но тут лаз еще более сузился, и Кенло ощутил на своих упитанных боках вполне реальное давление камня. Он уже начал было поддаваться панике, но тут же сообразил, в чем дело. Он ведь до отказа набил карманы куртки образцами породы и кусками золотоносной руды из кварцевой жилы и теперь был фунтов на двадцать тяжелее и на несколько дюймов шире, чем на пути сюда.

Можно, конечно, выбраться назад, но ведь тогда он потеряет время. Вдруг Брендон придет в себя, да и Рейнолдс может пуститься на их поиски. Скрипя зубами и противостоя давлению камня со всех сторон, Кенло подтолкнул перед собой фонарь и с усилием двинулся дальше. Здесь было самое узкое место в штольне, а дальше путь пойдет полегче. Он задержал дыхание и протиснулся еще примерно на фут. Все тело болело от усилий, но он смог преодолеть еще один фут.

На этом все закончилось. Он застрял.

Тяжело дыша сдавленной грудью, Кенло все же выругался вслух. Не паниковать. Надо немного отступить, снять куртку и, толкая ее перед собой, попробовать снова ползти вперед. Он попытался сдвинуть свое тучное тело назад, но, пока вертелся, полы куртки загнулись вместе с битком набитыми карманами. Зажатая между его телом и шершавой каменной стеной куртка сбилась в тугой ком и заклинила. Образцы породы впивались в тело, и, стиснув зубы от боли, Кенло дернулся изо всех сил.

Он не мог сдвинуться ни на дюйм. Ни назад ни вперед.

Он застрял посредине туннеля.

И все же Кенло не поддался панике. Ну набьет синяков и шишек, сдерет пару лоскутов кожи, но все равно рано или поздно выберется отсюда. Главное, надо перетерпеть и сохранить спокойствие. Долю дюйма назад, долю вперед. Он не станет торопиться, он освободится постепенно, мало-помалу, выберется из куртки или разгладит сбившиеся в комок складки. На худой конец, его найдет Рейнолдс и поможет. Брендон к тому времени либо помрет, либо будет без сознания от удара по голове. "Скажу, что пытался вытащить и спасти раненого товарища", – решил археолог.

Тут Кенло заметил, что свет фонаря тускнеет. Он вспомнил, что собирался перезарядить его, а теперь запасные батарейки составили часть всего того груза, из-за которого он и застрял в туннеле. Да бог с ним, с фонарем, без света можно с легкостью обойтись – вот бы ему самому стать полегче. Кенло хрипло захихикал над собственным остроумием, но тут же умолк.

Свет фонаря быстро тускнел, но его слабого луча было вполне достаточно, чтобы заметить красноватый отблеск множества пар глаз, наблюдавших за ним у выхода из туннеля, где едва различимые во мраке тени все больше наглели по мере того, как пугавший их свет угасал.

И тогда Кенло охватила паника.


предыдущая глава | Монстры - антология | cледующая глава