home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава первая. Счастливый день Луи Четырнадцатого

Душный августовский день клонился к вечеру. Все живое искало спасения от жары у воды, в лесу.

Уна и Магдалена, вдоволь накупавшись и нажарившись на солнце, почувствовали, наконец, волчий аппетит. Привлеченные запахом жареного мяса, они зашли в летнюю столовую «Чебуреки». Уна готова была, по ее собственному признанию, проглотить даже жареные подметки. Магдалена с недовольным видом жевала пирожок — застывший бараний жир прилипал к губам.

Девочки жили одни и скучали. Отец Уны, капитан дальнего плавания, находился сейчас где-то у берегов Канады. Мать, майор милиции, была отозвана из отпуска и выехала в Архангельск.

Ни Уна, ни Магдалена даже не подозревали, что во дворе старого дома пенсионерки Паулины Пурвини происходят события, которые через некоторое время, хоть и доставят им не мало хлопот, но зато прославят отряд юных друзей милиции, которым командует Уна.

Не подозревали этого и Атис с Иваром. Вдосталь накатавшись по затонам Даугавы на моторной лодке, принадлежавшей отцу Атиса, и донельзя разозлив рыбаков, торчавших там каждое воскресенье в надежде на большие уловы, мальчики, наконец, заплыли в свой любимый, заросший камышом заливчик. Ивар достал припрятанную в шалаше удочку, насадил на крючок червя и, забредя по колено в воду, стал терпеливо ждать первой поклевки.

— Зря стараешься, — скептически произнес Атис. — У рыбы сейчас обеденный перерыв. На закате, может, что и поймаешь, кошке на ужин.

В тени под деревьями трава была мягкой и прохладной. Спрятавшись от солнца, Атис раскрыл книгу Жоржа Сименона «Чужой в доме», которую перечитывал в восьмой раз и знал чуть ли не наизусть.

И на окраине города, если портовый район можно считать окраиной, в это время было тихо и пустынно. На запыленных деревцах не шевелился ни один листок. Не видно было даже постоянно копошащихся на своих грядках пенсионеров, никто не играл в домино во дворе, не перемывал косточки соседям. Только во дворе пустого, предназначенного на снос деревянного дома по улице Плиедеру, 17 было оживленно. Спор, разгоревшийся из-за старой железной кровати, грозил перерасти в драку.

— Мальчики, сейчас же слезьте с кровати! — тоном приказа произнесла девочка со светлыми косичками.

— Да, мы только что пообедали пирожными с котлетами, — перебивая друг друга, вторили две ее младшие сестренки, баюкая кукол.

— Котлеты из песка, ну и ну! — засмеялся мальчик, подстриженный ежиком. — Укладывайте своих кукол куда хотите! Никакая это вам не кровать! Это пиратский корабль!

— А мы отважные пираты Алф Железная Пята и Ансис Львиный Рык, — размахивая деревянной саблей, грозно сказал другой, с испачканными лицом и грудью. — Убирайтесь, иначе не поздоровится!

— Как вам не стыдно?! — повысила голос Иева, старшая из сестер. — Вы с самого утра играете. Теперь наша очередь!

Уже вторую неделю старая железная кровать была предметом споров окрестных ребятишек. Пенсионерка Паулина Пурвиня, переезжая в новую квартиру, бросила ее возле бывшего курятника.

В опустевших квартирах ребята нашли много других полезных для себя вещей — несколько табуреток, изъеденный жучком старый комод, продавленный матрац, потрепанные книги и журналы. Перетащить все это в бывшую гостиную Пурвини помог им Ивар, старший брат Невы, Айи и Инты. Так у малышей появился свой клуб, куда взрослые заглядывали только по вечерам, когда наступала пора спать.

— Носитесь до поздней ночи! — сердились родители. — Хорошо, что все это скоро кончится. Приедет бульдозер и сроет эти хибары вместе со всем хламом. Давно пора.

Малыши на этот счет придерживались совсем иного мнения — они надеялись, что этот страшный миг еще очень и очень далеко.

— Нет, это, наконец, становится просто невыносимым! — произнесла Инта, подражая маме. — Мальчики совсем распустились. Давайте перевернем кровать, они вывалятся. Мы втроем, а их всего двое.

— Троньте только! — Мальчики вскочили и замахнулись саблями. — Алф Железная Пята и Ансис Львиный Рык изрубят вас на куски, как… как картошку.

— Не испугались, не испугались! — И девочки отошли за угол дома, чтобы обсудить дальнейший план действий.

Вот что, мальчики! — предложила старшая, Иева, — Мы отдадим вам блестящие шары, которыми украшена спинка кровати. Если хотите, можете забирать их насовсем. Но за это отдайте нам кровать.

Ансис и Алф переглянулись. Целых четыре блестящих никелированных шара. И как это они их раньше не заметили! А что, ценная штука, можно играть, например, в хоккей, метать, как гранаты, да мало ли на что они могут пригодиться.

— Ладно! — согласился Ансис и двумя руками вцепился в первый шар. Однако, как мальчики ни старались, как ни пыхтели, как ни плевали на ладони, шары словно приросли к металлическим трубкам.

— Инта, позови Ивара! — сдался, наконец, Ансис.

— Ивар пошел купаться.

— Придется позвать кого-нибудь другого!

Мальчики выбежали со двора. Обычно оживленная, сейчас улица была пустынна. Только квартала за два от дома кто-то неторопливо шел в их сторону. Издали было заметно, что прохожий настроен мрачно. Да и каждый бы на его месте не очень-то радовался. В кармане жалобно позвякивали медяки. Не явишься же на день рождения к девушке с пустыми руками. Правда, вокруг, у частников, полно роз и всякой всячины. Но попробуй перелезть через забор — тут же собака вцепится или сам хозяин поднимет такой шум, что сбежится вся округа. Да и майку жалко. С иностранным моряком пришлось янтарными бусами расплачиваться, теми, что мать надевала только по праздникам. И, скосив глаза на грудь, прохожий с явным удовольствием стал рассматривать пеструю картинку на груди — улыбающуюся женщину в парике мелкими кудряшками и огромной шляпе, на которую был водружен огромный букет цветов. Внизу красовалась подпись: «Маркиза де Монт-Эспань». На спине (жаль, самому не видно) был намалеван кудрявый усатый мужчина и стояла подпись: «Луи XIV». Нашему незнакомцу и во сне не снилось, что именно так называть его скоро будут очень многие.

Взгляд Луи Четырнадцатого (пока нам не известно его настоящее имя, будем и мы называть его так) удовлетворенно скользнул ниже и остановился на залатанных джинсах с опушкой по швам. Таких не было ни у кого в городе, в этом он мог поклясться. Стоящая вещь, «Made in France». Бубновый Туз и вся его компания лопнут от зависти.

Ансис Львиный Рык помчался навстречу прохожему, но внезапно остановился, словно врос в землю, — такого, ряженого в их районе еще не видывали. Волосы на затылке у неизвестного были завязаны в пучок толстым шнуром. А вдруг это иностранец? Мальчики переглянулись в нерешительности, потом посмотрели вокруг. На улице по-прежнему было пустынно.

— Послушай! — набравшись духу, произнес Ансис. — Помоги нам, а?

Луи Четырнадцатый выпустил изо рта несколько колец дыма.

— Что за дело, беби? Выкладывай, не тяни. Через пять минут я должен быть у одной дамы, приглашен на файв-о-клок, соображаешь?

У парня оказались настоящие рабочие руки. Первый шар поддался довольно быстро. Луи приготовился было протянуть его ребятам, но тут заметил внутри замусоленный кусочек материала.

— Проклятье! Золото! Кольцо с камнем! Вот так штука! — И он незаметно сунул кольцо в карман, а цветной лоскуток протянул девочкам. Засунув палец в шар, он нащупал там еще что-то мягкое.

— А ну-ка, тащите кусок проволоки! — приказал он мальчикам.

Ему принесли целый моток. Торчащим из мотка концом проволоки незнакомец вытащил из отверстия еще один лоскуток. В нем оказался сверкающий, словно капля росы, камень. Обычный камень никто не станет прятать в ножку кровати — уж это-то Луи Четырнадцатому было яснее ясного. Проклятье! Уж не наткнулся ли он на клад?!


Таинственная находка

— Дайте, пожалуйста, эту тряпочку мне! — щебетала Инта.

— И мне, — попросила Айя.

— Сейчас получите. — Дрожащими руками он еще раз ткнул проволокой в отверстие. Девочки стояли рядом и не спускали с Луи глаз.

— Мне в горошек!

— Нет мне! У тебя уже есть такая!

— Нету, у меня красная, а эта синяя.

Доставать приходилось с великой осторожностью, чтобы никто не заметил, что в лоскутах что-то завернуто. В конце концов у девочек оказалось восемнадцать лоскутков — цветастых, в горошек, в полоску, у каждой по шесть, а в карманах Луи Четырнадцатого — кольца, драгоценные камни и всяческие украшения. И вот уже мальчики гоняли заветный шар, девочки делили пестрые тряпочки, и о находке Луи, казалось, никто не догадывался.

Над вторым шаром пришлось попотеть. Но в итоге и его удалось отвинтить. Засунув конец проволоки в отверстие второго шара, он вытянул туго свернутые листки бумаги с текстом на незнакомом языке. Луи попытался было разобраться в написанном, но ему это не удалось, и, не долго думая, он швырнул их в открытое окно бывшей комнаты Пурвини.

На кровати оставалось еще два шара. Луи присел отдохнуть на скамейку возле дома. Сердце стучало, словно паровой молот. Козе ясно, подумал он, это самый крупный бизнес в его жизни. Ну, теперь-то у него будет все, чего душа ни пожелает, — шикарная квартира, полированная мебель, «Жигули» или нет, «Волга». И не придется больше клянчить у матери копейки. А девчонки сами липнуть будут.

Ну все, хватит ушами хлопать, пора приниматься за дело! Но как он ни бился, остальные шары отвинтить не удалось, они словно приросли к металлу. Луи попытался отломать спинку кровати, но малыши подняли страшный галдеж и пригрозили позвать родителей.

— Чего разорались? — рассердился Луи. — То звали, а теперь гоните!

— Уходи! — сказала Айя. — Вот придет наш старший брат Ивар, он снимет шары, он сильный, сильнее всех!

Луи даже в жар бросило. Проклятье! Притащится какой-то охломон и заберет все, что принадлежит ему, и только ему. Ну уж нет, не такой он идиот.

На Луи больше никто не обращал внимания: мальчики бросали «гранату» — кто дальше, девочки с увлечением играли в куклы.

Луи вошел в пустой дом. Отыскав комнату, откуда просматривался двор, он решил дождаться здесь, когда малышня разойдется по домам. Тогда-то он и унесет кровать к себе. У кого-нибудь из соседей наверняка найдется ножовка.

Время тянулось медленно. Клонило ко сну. Луи улегся на полу и, упершись головой в стенку, крепко заснул. Когда он проснулся, дети все еще играли во дворе, и он решил пойти в наступление.

Девочки укладывали кукол на продавленный матрац, мальчики, превратившись в хоккеистов, самодельными клюшками гоняли шары.

— Я принесу вам большущий кулек с конфетами, — соблазнял их Луи, — а за это вы мне отдайте кровать.

Он и не подозревал, что времена, когда ребятишки за конфеты могли отдать все что угодно, давно прошли. От любимой игрушки они не откажутся, посули им хоть десять кульков самых лучших шоколадных конфет.

Отнять? Не удастся. Они поднимут такой тарамам, что сбежится весь квартал. Что же предпринять? Торчать здесь до темноты? Идти к Антре на день рождения? Стоп, стоп! Да кто она такая? Тоже мне актриса погорелого театра! И пальцем, понимаешь, до нее не дотронься. Скоро у него таких будет навалом. Пусть сначала заслужит, и то он еще подумает, дарить ей кольцо или нет! Допрашивать начнет — как да откуда…

А правой рукой в это время он перебирал лежавшие в кармане драгоценности — свое безбедное будущее. Перво-наперво, пошлет ко всем чертям завод, где за жалкие ученические гроши приходится вкалывать весь день. Новенький, туда, новенький сюда! Дудки! Никому больше прислуживать не станет. Матери расскажет какую-нибудь историю да заткнет рот несколькими сотнями. Вот она жизнь, только начинается!


Вместо предисловия | Таинственная находка | * * *