home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



28

Как только трио закончило свое выступление, пианист сказал в микрофон:

— А теперь, чтобы пощекотать ваше чувство юмора, здесь с нами восходящая звезда комического шоу Дебби Дьюи из Детройта!

Он произнес это тем же скучающим голосом, каким обычно по телевизору возвещают о предстоящем показе вечернего фильма и пересказывают его краткое содержание. Когда Карлайл объявил ее первый раз, она сказала: «Я не щекочу чувство юмора».

Карлайл ответил:

— А я знаю. Но ведь не мы с тобой здесь заправляем, смекаешь? Мне велел так говорить босс, и я говорю.

Этот козел Рэнди!

— Ты мог бы говорить хотя бы не так тоскливо? — сказала она.

— Он велел сохранять джентльменский стиль, что для него означает сдержанно. А для тебя означает — правильно! — тоскливо.

Разговор, который сделал возможным такую ситуацию, — между Рэнди и Вито Геноа, — напомнил Дебби вынесение приговора в суде:

— Тони хочет, чтобы она выступала здесь три раза в неделю.

Рэнди сказал в своей характерной манере:

— У меня здесь не театр комедии. Это четырехзвездочный ресторан.

Вито будто не слышал его:

— Платить ей станете пять штук в неделю, и так десять недель. Потом поступайте как хотите.

— Заплатить ей пятьдесят тысяч! — проговорил Рэнди. — Помимо того, что я ей уже дал?

— Пять тысяч в неделю, — повторил Вито. — Можете списать их на убытки. Кроме того, эти десять недель вам не нужно будет платить комиссионные. Тони дает вам передышку.

— Интересно знать, что она дает Тони? — съехидничал Рэнди.

— Что, если я уже не хочу выступать? — спросила Дебби, сидевшая на стуле под Супи Сэйлс.

Вито взглянул на нее.

— Надеюсь, у вас хватит ума держать рот на замке, пока не приведется сказать что-то смешное. — Он снова повернулся к Рэнди: — А где Дуб?

— Я его не видел. Наверное, он уехал.

— А машину вашу отыскали?

— Нет еще.

— Думаю, это он застрелил Винсента и угнал ваш «кадиллак». А вы как думаете?

— Я понял, что насчет Дуба строить предположения бесполезно, — отозвался Рэнди. — Там, где дело касается Дуба, возможно все.


Дуб позвонил Рэнди из Огайо.

— Узнаете, кто это? Это я. Не хочу много говорить по телефону. Одного я сделал, а другого нет, потому что деньги ваши он не получил. А к вам я не зашел вы сами знаете почему — решил вместо этого оставить у себя вашу машину.

— Но она стоит в три раза больше, чем я тебе должен! — взревел Рэнди.

— Но ведь машина застрахована, да? Значит, все о'кей. Мне нужен только документ, чтобы я мог ее продать, если понадобится. Перешлите его на адрес парка Аттракционов на Сидер-Пойнт, где я сейчас работаю. Тут у них есть такие классные каталки — «Раптор», «Богомол», «Удар молнии», а еще «Железный дракон», «Ущелье дьявола»…


Когда Дебби позвонила Тони и, шмыгая носом, рассказала ему о случившемся, воскликнув: «Я держала в руках шанс всей моей жизни, а он обокрал меня! И это называется священник!» — Тони ответил: «Вы имеете в виду, что хотели обмануть его, только этот поп знал вас лучше, чем вы его, и преподал вам урок. Вы были невнимательны».

— Вы что-нибудь предпримете?

— Что, например? Пошлю своего человека в Африку? Это были ваши деньги, детка, а не мои.

— Тони, он конечно же ни в какой не в Африке! Что из того, что вы купили ему билет… Это последнее место, куда он отправится. Я не удивлюсь, если мне позвонят из Парижа или с юга Франции, и я услышу в трубке знакомый голос…

— Только не говорите, что вы убедили его покинуть церковь или что он вообще никогда не был священником, — сказал Тони. Дебби промолчала. — Я не желаю об этом слышать, вы поняли? Я не хочу больше слышать от вас подобных жалоб.

Дебби взяла себя в руки и проговорила спокойным, полным раскаяния голосом:

— Я просто так сказала. Я утаила от него чек, он его нашел, и я получила по заслугам. — И она заставила себя добавить: — По крайней мере, он потратит его на сирот.

— Значит, вы оговорили его со зла, потому что ненавидите проигрывать. Так?

— Да, и мне очень жаль.

— Вы станете его преследовать? Поедете в Африку, чтобы подцепить там какую-нибудь неизвестную болезнь?

— Нет, пожалуй, нет. Я справлюсь и так.

— Может быть, вас в какой-то мере утешит десятинедельный ангажемент с оплатой, скажем, пять тысяч в неделю? Вы хотя бы вернете часть денег.

— У меня не такое громкое имя, чтобы на это рассчитывать.

— Зато у меня такое, — сказал Тони.

Она перестала шмыгать носом.

— Вы сможете это устроить?

— Зачем бы тогда я об этом заговорил?

Она не стала спрашивать, нет ли тут подвоха.


Пианист из трио сказал в микрофон:

— А теперь, чтобы пощекотать ваше чувство юмора и потешить воображение… — Тут он несколько повысил голос: — С нами восходящая звезда крутой комедии Дебби Дьюи из Детройта!

Она вышла из глубины зала и поднялась на маленькую эстраду, одетая в свое сшитое на вырост тюремное платье и ботинки, окинула взглядом белые скатерти и посетителей, которым по карману было заведение Рэнди и которые приготовились слушать ее со снисходительной вежливостью.

Итак, вперед.

— Я хочу предложить вам вопрос. Поднимите, пожалуйста, руки, кто из сидящих здесь отбывал наказание в тюрьме? Я имею в виду не одну ночь в полицейском участке, я говорю о длительном тюремном заключении. — Дебби поднесла ладонь к глазам и оглядела зал. — Неужели же никого из вас не поймали в аэропорту с наркотиками? Когда прилетаешь из отдаленных мест и видишь на таможне маленькую такую собачку, скорее всего ее зовут Снупи, которая обнюхивает ваш багаж, и вы молитесь, чтобы эта маленькая стукачка вас не сдала…

Кажется, им понравилась, что она сочла их такими крутыми.

— Как видно, изо всех присутствующих сидела я одна. Я провела три года в колонии за вооруженное нападение при отягчающих обстоятельствах.

Дебби взглянула на Рэнди, который стоял у стойки бара, и посвятила следующую строчку ему.

— Я навещала маму во Флориде и нечаянно натолкнулась на бывшего бойфренда… «фордом-эскорт». Это не совсем то, что принято называть оружием, но «форд» свое дело сделал. Мой приятель несколько месяцев лежал на растяжке.

Она снова повернулась к почтенной публике, к белым скатертям и лицам, некоторые из которых даже улыбались.

— Когда я расскажу вам, какой змей был этот парень, вы поймете, почему я пожалела, что не сидела за рулем многоколесной фуры, груженной металлоломом. Приготовьтесь послушать, особенно леди. Если у парня дома живет ручная летучая мышь, а сам он иногда выдает себя за священника и хочет назначить вам свидание, отвечайте ему, что заняты. Знаете, первое, что он мне сказал, когда мы познакомились с ним на одной свадьбе, на которую, как я узнала позже, его никто не приглашал…


Шанталь наблюдала через раздвижную дверь: Лорент, офицер ПАР, с беретом под мышкой, и Терри, державший руки в карманах шорт цвета хаки, беседовали, стоя во дворе, переступая с ноги на ногу. Иногда они взглядывали то в сторону пустующей церкви, то на чайные плантации на дальнем холме. Зеленый склон в это время суток казался совсем темным — близилось время «Джонни Уолкера». Но они никак не могли закончить разговор. Терри не звал ее и не просил принести виски, чтобы угостить гостя. Они беседовали как два джентльмена, каждывь. Нет, ничего нового не случилось. Да, тех из церкви похоронили… Она подождала, пока Лорент снова пожал Терри руку, натянул берет, подошел к своему джипу, помахал рукой и уехал. Тогда она раздвинула двери ногой и вышла во двор с подносом, на котором стояли бокалы и миска со льдом, а бутылку «Джонни Уолкера» она прижимала локтем искалеченной руки к боку. Она считала, что это тренирует мышцу — придерживать бутылку, — и думала, что будет делать это вновь, и вновь, и вновь. Женщины часто знают то, о чем мужчины еще не догадываются.


— Почему ты не принесла виски, пока он был здесь?

— Почему ты мне не сказал?

Шанталь поставила поднос и бутылку на кособокий столик и положила в бокалы лед.

— Я думал, сегодня мы отметим мое возвращение черным.

— Я как-то уронила ту бутылку на пол, и она разбилась.

— Не важно. А бурбон у тебя остался?

— Да. И мне он пришелся по вкусу.

— Лорент регулярно сюда наведывался?

Она протянула Терри бокал с виски, доверху наполненный льдом.

— Помнишь, сколько времени тебя не было? Одиннадцать с половиной дней. Что ты имеешь в виду, говоря «регулярно»?

— А все-таки?

— Я ему нравлюсь. Он заходил узнать, все ли у меня в порядке, — ведь я осталась одна. Сейчас к нему приехала его жена из Кампалы.

— Так ты ушла от священника к женатому мужчине?

— Дай подумать. Это я хожу к ним или они приходят ко мне? Но не забивай себе голову Лорентом. — Шанталь приготовила себе напиток и села рядом с Терри, вслушиваясь в тишину. Скоро начнут стрекотать насекомые, стремясь привлечь себе подобных, чтобы спариться с ними и произвести на свет миллионы новых насекомых. — Говоришь, ты вернулся, чтобы позаботиться о детях? Но ты уже не священник.

— Я объяснил тебе, что никогда им и не был.

— Кто же ты теперь — адвентист седьмого дня? Они тоже заботятся о детях. А исповедь ты станешь принимать? Тебе это, кажется, нравилось.

— Просто буду беседовать с людьми, пытаться чем-то помочь. А если они захотят, то могут мне исповедаться.

— А ты станешь налагать на них епитимью?

— Этого я больше не имею права делать.

— А Лоренту ты сказал?

— Скажу в следующий раз. Когда он поймет, что я здесь не в гостях или проездом. Потому что если ты где-то проездом, значит, держишь путь куда-то еще. А конец пути здесь. Он еще спросил — знал ли я, что вернусь?

— И что ты ему ответил?

— Что не знал до тех пор, пока не вернулся.

— Немного попрактиковавшись, ты мог бы стать ясновидящим, — сказала Шанталь. — Рассказывать людям, что открывает тебе Матерь Божья о будущем. Но только хорошее. Людям это понравится, они станут приносить тебе цыплят, помидоры, кукурузу…

— И банановое пиво?

— Ты говорил, оно тебе не нравится.

— Я говорил, что ни разу его не пробовал. Знаешь, кого ты мне сейчас напомнила этим разговором?

— Дай подумать. Наверное, ту женщину, которую ты обокрал и именно по этой причине, как ты считаешь, бросил.

Терри с улыбкой посмотрел на Шанталь и покачал головой, оценив ее слова по достоинству. Потом встал и, нагнувшись к ней, поцеловал в губы долгим, нежным поцелуем.

— Из нас двоих ясновидящая — это ты, — проговорил он. — Предскажи мне будущее.

Она уточнила:

— Ты хочешь знать, что будет, когда ты повзрослеешь или когда у тебя кончатся деньги?

— Деньги? Я всегда смогу их достать, — сказал он.


предыдущая глава | Деньги - не проблема | Примечания