home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



3

Кабаки, процветавшие вокруг управления полиции и по Бауэри, были излюбленным местом отдыха карманников, попрошаек, мародеров и грабителей, которые в больших количествах расплодились по всему городу. Там предоставлялся полный простор для деятельности разного рода мошенников, потому что в то время сельским жителям действительно можно было сбывать позолоченные кирпичи и фальшивые деньги и для опытных городских кидал они были легкой добычей. Трюк с позолоченным кирпичом, наверное самый известный из всех, был выдуман, как предполагают, Ридом Уодделом, родившимся в Спрингфилде, штат Иллинойс, за несколько лет до Гражданской войны. Уоддел принадлежал к преуспевающему и весьма уважаемому семейству, но страсть к азартным играм была у него в крови, и уже в детстве он снискал себе славу жаждой рисковать и безрассудством, с которым он делал большие ставки.

Семья вскоре отреклась от него, и в 1880 году он появился в Нью-Йорке с первым золоченым кирпичом, который когда-либо предлагался на продажу. Кирпич Уоддела был сделан из свинца, но он покрыл его тройным слоем позолоты и в середину поместил большой кусок золота. Мошенник поставил на него поддельное клеймо государственной пробы США с именем лица, якобы произведшего пробу, под которым были обозначены вес и номер пробы этого «золотого» слитка. Соучастник Уоддел должен был, сидя в офисе и манипулируя всем необходимым для успешного обмана оборудованием, изображать оценщика. Он «проверял» кирпич, а если у жертвы оставались еще какие-то сомнения, то Уоддел в сердцах выковыривал из кирпича кусок настоящего золота и предлагал клиенту самому оценить его у ювелира. Оценка любого ювелира конечно же показывала, что это действительно золото, и в 99 случаях из 100 сделка совершалась. За первый свой кирпич Уоддел получил 4 тысячи долларов и после этого меньше чем за 3500 долларов не продавал. Иногда он получал за свой товар в два раза больше. Говорят, что за десять лет он заработал более 250 тысяч долларов на позолоченных кирпичах и «денежных куклах» – с последними он стал работать позже.


Банды Нью-Йорка

Заведение Оуни Джорджгана и «Виндзорский дворец»


Первый случай мошенничества с использованием «денежных кукол» произошел в Нью-Йорке в 1869 году. Для этого требовалось два человека, они расплачивались с жертвой настоящими деньгами, а затем незаметно подменяли их на пачку зеленой бумаги или, если деньги были упакованы, на другой такой же пакет, наполненный опилками. «Кукольники» в первую очередь узнавали имена людей, регулярно подписывавшихся на лотереи и книжные рассылки; на поиски таких людей рассылались агенты по всей стране. Намеченные жертвы получали одно из типовых писем, например такое:

«Досточтимый сэр!

В этом письме я раскрою Вам тайну того, как быстро сколотить состояние. У меня на руках имеется большая сумма фальшивых банкнотов в следующих купюрах: 1, 2, 5, 10 и 20 долларов. Все купюры совершенны, я изучал каждую после изготовления и при малейших отклонениях выбрасывал. Глупо было бы пускать в свет брак, ведь это поставило бы под удар не только моих клиентов, но и весь мой бизнес. Поэтому ради собственного благополучия я не предложу Вам ни одной купюры, которая бы хоть чем-то отличалась от настоящей. Я предлагаю Вам свой товар по следующей цене – насколько низкой, насколько позволяют мои расходы.

За 1200 моих долларов (различными купюрами) – 100 долларов.

За 2500 моих долларов (различными купюрами) – 200 долларов.

За 5000 моих долларов (различными купюрами) – 350 долларов.

За 10 000 моих долларов (различными купюрами) – 600 долларов».

Эти письма открыто рассылались по почте. Некоторые мошенники выпускали красивые буклеты с фотографиями банкнотов, которые, по заверениям мошенников, были фальшивыми.

Рид Уоддел распространил свою деятельность и на Европу, но в Париже в марте 1895 года был убит в результате спора о дележе денег с Томом О'Брайеном, более известным как Голодный Джо, и Чарльзом Миллером по прозвищу Король Банковских Взломщиков. Миллер начал карьеру зазывалой в нью-орлеанском публичном доме, а скопив 35 тысяч долларов, приехал в Нью-Йорк и открыл небольшое заведение, получившее славу кабака, где сдирают три шкуры. Через несколько лет он стал главарем банды шулеров и «кукольников», работавшей в основном в «Астор-Хаус» и отеле на Пятой авеню. Штабом Миллеру служил фонарный столб на юго-западном углу Бродвея и Двадцать восьмой улицы, облокотившись на который он вечно стоял. Изначально шулеры работали только с игрой банко, вариантом старой английской игры в кости. В Нью-Йорк банко завез в 1860 году один известный мошенник, который с большим успехом играл в него на золотых приисках на западе, пока члены «комитета бдительности» не выдворили его оттуда. Иногда эту игру еще называют лотереей. В Чикаго недавно появилась новая версия этой игры, но в Нью-Йорке о ней давно уже не слышали.

Суть игры заключалась в следующем: в колоде было 43 карты, 42 из них имели числовое значение, а одна была пустая. Из этих 42 на 13 имелись звезды, а цифры на оставшихся 29 обозначали выигрыш от 2 долларов до 5 тысяч, в зависимости от размера банка. На картах могла быть цифра от одного до шести. Каждому игроку выдавалось по 8 карт. После этого считалась сумма цифр каждого, она означала номер карты, показывающей выигрыш клиента. Если тот вытаскивал карту со звездой, что означало отсутствие выигрыша, ему позволялось попробовать еще раз, но для этого он должен был внести определенную сумму. Поначалу жертве, как правило, позволяли выигрывать, и банк оказывался должен играющему от 100 до 5 тысяч долларов. Затем ему сдавали карты на сумму «27», что означало выигрыш, для получения которого жертва шулеров должна была поставить на кон сумму, равную той, что банк ей должен, и попытать счастья. После чего клиент, естественно, вытаскивал либо карту со звездой, либо пустую. Держатель банка, выполнявший ту же роль, что и «подставной» в игорном доме, тоже, разумеется, оказывался в проигрыше, и в его обязанности входило поднимать такой шум по этому поводу, чтобы вопли истинной жертвы шулеров оставались неуслышанными. Этот способ мошенничества был в моде по всей территории Соединенных Штатов на протяжении многих лет, и шулеры зарабатывали на нем целые состояния. Голодный Джо, Том О'Брайен и Мельник специализировались на банкирах, богатых купцах и прочих состоятельных людях, поскольку им не только было что проигрывать, но и не хотелось особенно жаловаться полиции. Голодный Джо познакомился с Оскаром Уайльдом, когда тот посетил Соединенные Штаты с курсом лекций, и, пообедав с ним несколько раз, соблазнил английского писателя сыграть в банко. Уайльд проиграл 5 тысяч долларов и вручил Голодному Джо чек, но заморозил платеж, узнав, что его обманули. Однако если верить бахвальству Голодного Джо, то 1500 долларов он получил с писателя наличными.

Еще в конце 1860-х вошла в обиход печальная практика опаивать жертву лекарственными средствами, для того чтобы лишить сознания, а после снять драгоценности и обшарить карманы. Вербовщики из прибрежных районов Четвертого округа время от времени применяли настойку опия для того, чтобы опоить матроса и обманным путем записать его на корабль, но для грабежа наркотики не использовались в Нью-Йорке до тех пор, пока в 1866 году не появился Питер Сойер, мошенник из Калифорнии, заслуживший такое внимание как полиции, так и преступного мира, что эта методика получила название «игра Питера». Поначалу Сойер не использовал ничего, кроме нюхательного табака, который он подсыпал жертве в пиво или виски, но позже он, а за ним и другие стали применять гидрохлорид. Время от времени в дело шел и морфий. С тех пор как был введен сухой закон, сравнительно эффективным стало считаться контрабандное спиртное.

Лечебная доза гидрохлорида – 15 – 20 гран, но для «выключения» клиента его использовали в дозировке 30 – 40 гран. Обычно в стакан пива добавляли чайную ложку средства. Действие лекарства заключается в подавлении сердечной деятельности, и передозировка вызывает паралич сердца и легких. Мало кто мог устоять против дозы в 30 гран, но временами грабителям приходилось вливать и по 60 гран в активно пьющую жертву.

Практика использования лекарственных средств стала столь популярной, что создавались целые банды из мужчин и женщин, которые применяли только этот метод грабежа. Обычно они работали парами: один отвлекал внимание жертвы, а другой в это время подливал в спиртное отраву. На протяжении многих лет практически у каждой проститутки, которую арестовывала полиция, обнаруживался в сумочке или за подкладкой муфты хлорид или морфин. Самые большие и успешно действовавшие банды отравителей собирались в кабаке на Уорт-стрит возле Чэтэм-сквер, на южном краю Бауэри, нанимали беспризорников, чтобы те отслеживали хорошо одетых людей и извещали членов банды о том, что клиент готов. Пара десятков человек сделали целые состояния на продаже небольших пузырьков хлорида по два доллара за штуку, но в конце концов большая часть этого бизнеса попала в руки Бриллиантового Чарли, известной личности в Бауэри, на чьей рубашке было нашито множество драгоценных камней. Каждый вечер Бриллиантовый Чарли рассылал с дюжину толкачей с упаковками пузырьков хлорида, которые они в открытую продавали в кабаках и просто на углах. Были у них в ассортименте и маленькие таблетки морфия, умещавшиеся под кольцом на пальце, но они плохо растворялись и поэтому большим спросом никогда не пользовались. Монополизировав бизнес, Бриллиантовый Чарли вскоре поднял цену хлорида до 5 долларов за пузырек, к большому возмущению своих покупателей, поскольку себестоимость продукции составляла не больше 5 центов. После этого многие мошенники взялись за самостоятельное изготовление зелья и, стремясь к быстрому достижению результата, добавляли к хлориду свои ядовитые примеси, что часто приводило к летальному исходу, – впрочем, это волновало только полицию и родственников погибшего.

Сутенеры тоже с большим успехом пользовались отравой. Многие из них имели свои ассоциации и клубы, где встречались для обсуждения деловых проблем; некоторые управляли делами из удобных офисов. На Рыжую Лиззи, бывшую, наверное, самой известной сутенершей своего времени, работало с полдюжины мужчин и женщин, которые ездили по окрестностям Нью-Йорка и в соседние штаты и уговаривали молодых женщин ехать в город, обещая им там работу; а еще несколько молодых людей получали свою зарплату за то, что завлекали этих девушек в кабак и опаивали спиртным, куда было подмешано зелье. Рыжая Лиззи владела дюжиной публичных домов, но она поставляла проституток и в чужие заведения, для чего каждый месяц рассылала своим клиентам каталоги. Ее основной конкуренткой была Эстер Джейн Хаскинс, именуемая Захватчица Джейн, известная тем, что похищала девушек по заказу клиентов. Позже она стала специализироваться на девушках из хороших семей, и это вызвало такой переполох, что в середине 1870-х капитан Чарльз Мак-Доннел арестовал Захватчицу Джейн, и она угодила за решетку.

Вербовали сутенеры в большом количестве и девочек, торговавших цветами и газетами на улицах. Многие из них, некоторые совсем еще дети, уже занимались проституцией по собственному почину, и существовало с полдюжины домов свиданий, обслуживавших только их. Владелец одного из таких заведений писал в рекламе, что у него часто бывают продавщицы цветов младше 16 лет; другой держал в задней комнате салуна неподалеку от перекрестка Парк-роу и Уильям-стрит 9 девочек в возрасте от 9 до 15 лет. Эти девочки приставали к мужчинам на улице, но, вместо того чтобы предлагать им купить цветы или газеты, окликали его просьбой: «Мистер, дайте пенни?» В течение нескольких лет по этой фразе узнавали уличных проституток, а потом ее переняли и самые распутные из торговок цветами и газетами.


Банды Нью-Йорка

Вор проникает через раздвижные панели в публичном доме


Многие из девушек принадлежали также и к бандам воров и шантажистов, которыми изобиловали окрестности. Эти методы воровства были идеально отработаны Шенгом Дрейпером, который держал салун на Шестой авеню, между Двадцать девятой и Тридцатой улицами. Говорили, что на Дрейпера работало 30 женщин, в обязанности которых входило заманивать пьяных в соседний дом на углу Принс– и Вустер-стрит, где либо их поджидал вымогатель, либо ночью через раздвижные панели в стене в комнату проникал вор и забирал вещи жертвы, пока тот был занят женщиной. В конце концов капитан Джон Мак-Каллаг покончил с бандой Дрейпера, хотя тот и оставался владельцем салуна до конца 1883 года, когда Джонни Уолш, более известный как Ирландец Джонни, убил Джонни Ирвинга и был, в свою очередь, сам убит другом Ирвинга, Билли Портером. Ирвинг и Уолш были вожаками враждебных воровских банд, которые много лет проливали кровь в боях друг с другом. Сам же Дрейпер прославился среди гангстеров еще и как выдающийся грабитель банков: он был замешан в знаменитом ограблении Манхэттенского банка, как, впрочем, и во множестве других.


предыдущая глава | Банды Нью-Йорка | cледующая глава