home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ

Повесть о Габрокоме и Антии

иппотой со своими товарищами уже покинул Таре и шел в Сирию, приводя в трепет все, что встречалось на пути; он сжег много деревень и перебил немало людей. Разбойники доходят так до самой Лаодикии и останавливаются здесь под видом путников, пришедших посмотреть город. Гиппотой пытается разыскать Габрокома и всех расспрашивает о юноше; это ни к чему не приводит; тогда он решает, дав людям отдохнуть, идти на разбой в Финикию, а оттуда в Египет. Он значительно пополнил свою шайку и двинулся дальше по направлению к Пелусию; плывя по Нилу, он достиг египетского города Гермополя и Схедии, а затем и канала, прорытого некогда Менела- ем, миновал Александрию, Мемфис, город богини Исиды, и остановился в Мендесе. Тут Гиппотой завербовал в шайку нескольких египтян и нашел проводников. Оставив позади Таву, Леонтополь и множество селений, в большинстве совсем неизвестных, разбойники приходят к границам Эфиопии в город Копт. Здесь они решили обосноваться, ибо немало купцов проходило мимо по пути в Индию и Эфиопию. Шайка, насчитывавшая уже до пятисот человек, расселилась в горах. Разбойники вырыли пещеры и приготовились грабить путников.

2. Префекту Египта все было известно еще до того, как Габрокома привели к нему (жители Пелусия успели

донести о случившемся—и об убийстве Аракса и о том, что злодеяние совершил раб); поэтому, не расследуя дела, он приказывает стражникам распять Габрокома на кресте. От ужаса юноша лишился дара речи; с мыслью о смерти его примиряло лишь то, что и Антию свою он считал мертвой. И вот стражники ведут Габрокома к берегу Нила—обрывистая крутизна гляделась там в воды реки,—ставят крест и распинают, связав ему веревками руки и ноги; таков у египтян способ распятия. Затем они удаляются, полагая, что юноше невозможно бежать. А Габроком, взглянув на солнце и увидев воды Нила, говорит: „О Гелиос, че- ловеколюбивейший из богов, владыка Египта, по твоей воле человеку дарованы и земля и море! Если я, Габроком, совершил злодеяние, пусть погибну самой горестной смертью, и, если существует кара страшнее распятья, пусть я приму ее. Но если я оклеветан бесстыдной женщиной, пусть не осквернятся воды Нила телом невинно погубленного, пусть не увидишь ты, Гелиос. как он, ничем не запятнанный, гибнет здесь, в твоей земле".

Габроком кончил молитву. И бог сострадает ему: внезапно поднимается ветер, налетает на крест и обрушивает крутизну, над которой он возвышался, и Габроком падает в волны Нила, и его уносит, и воды не причиняют ему вреда, и узы плыть не мешают, и речные чудовища не устрашают, и течение указывает дорогу. Он попадает в устье Нила, к самому морю, а там стражники хватают его и как преступника, бежавшего от наказания, снова ведут к префекту Египта. Тот, разгневанный сильнее прежнего и сочтя Габрокома закоренелым злодеем, велит воздвигнуть костер и казнить юношу огнем.

Вот уже сделаны все приготовления, и на берегу Нила сложен костер, и Габроком возведен на него, и огонь разведен. Пламя вот-вот должно коснуться живого тела; юноша снова обращается к Гелиосу с мольбой о спасении. И тогда Нил начинает волноваться, на костер обрушиваются воды и тушат пламя. Чудом показалось людям совершившееся, и они ведут Габрокома к префеюту Египта и рассказывают ему о том, что произошло, и говорят, что сам Нил спас осужденного. Префект удивился, услышав их, слова, и приказал держать Габрокома в темнице, оказывая ему всяческую ваботу. „Пока,—сказал он,—мы не узнаем, что это за человек и почему к нему так милостивы боги"..

И вот Габрокома заключили в темницу, а Псам- мид, тот самый индийский царь, что купил Антию, решил отправиться в обратную дорогу и делал уже приготовления к отъезду. Путь его лежал через Верхний Египет в Эфиопию, мимо тех мест, где находилось убежище Гиппотоя. Псаммид обо .всем позаботился- купил множество верблюдов, ослов и сильных, выносливых лошадей, чтобы доставить в Эфиопию все золото, серебро и драгоценные одеяния, которые у него были; Антию он тоже вез с собой. Когда они покинули Александрию и пришли в Мемфис, девушка, приблизившись к храму Иснды, обратилась к ней с мольбой: величайшая из богинь, до сих пор я осталась чистой и не запятнала своего брака, благодаря тому что назвалась твоей служительницей. Теперь меня ведут в Индию, далеко от эфесской земли, далёко от могилы Габрокома. Будь и впредь, владычица, милостива к злосчастной и верни меня живому супругу; а если злой рок судил нам умереть в разулке, сделай так, чтобы я осталась верна ему и мертвому". Так она молилась.

Вскоре поезд Псаммида покинул Мемфис, миновал Копт и вступил в пределы Эфиопии. Тут на них нападает Гиппотой, убивает самого Псаммида и многих из его свиты, захватывает все богатства, а Антию берет в плен. Забрав добычу, Гиппотой направляется к пещере, предназначенной для хранения награбленного. Туда же новели и пленницу. Ни она не узнавала Гиппотоя, ни Гиппотой не узнавал Антию. Когда же разбойник стал расспрашивать, кто она и откуда родом, девушка не сказала ему правды, а ответила, что она египтянка и зовут ее Мемфитида.

И вот Антия находилась в разбойничьей пещере Гиппотоя.

В это самое время префект Египта призывает к себе Габрокома и расспрашивает о его прежней жизни. Он узнает обо всех злоключениях юноши, чувствует к нему сострадание, дает денег и обещает отправить в Эфес.

Габроком исполняется благодарности к префекту за его доброту, но просит дозволить ему отправиться не в Эфес, а на поиски Антии. И вот с богатыми дарами он отплыл в Италию, чтобы там искать свою подругу. А префект Египта, узнав правду о смерти Аракса, призвал Кюно в Александрию и приказал распять ее на кресте.

5. В Антию, пока она была в плену у Гиппотоя, влюбляется один из стороживших ее разбойников по имени Анхиал. Он был из Лаодикии родом, еще в Сирии сдружился с Гиппотоем и снискал его расположение тем, что был дерзок и опытен в разбойничьем деле. На первых порах охваченный страстью Анхиал, желая добиться благосклонности Антии, постоянно говорил ей о своей любви; он надеялся, покорив девушку речами, получить ее от Гиппотоя в дар. Антия же отвергала все его предложения; ее теперь ничто больше не страшило—ни угрюмая пещера, ни оковы, ни настойчивость разбойника. Она все еще блюла себя для Габрокома, хотя и считала его умершим, и часто, когда ее не могли слышать, так взывала: „Навеки я желаю остаться женою Габрокома, даже если мне суждено умереть или вынести испытания еще злее тех, что я вынесла".

Отказ Антии поверг Анхиала в глубокую печаль, а привычка ежедневно видеть девушку разжигала его любовь. Потеряв над собой власть, он пытается добиться своего силой. Однажды ночью, когда вся шайка вышла на разбой, Анхиал поднялся с ложа и приблизился к девушке. Оказавшись в безвыходном положении, Антия хватает случившийся под рукой меч и поражает Анхиала. Удар оказался смертельным: разбойник, собираясь заключить девушку в объятия и поцеловать, склонился к ней, и меч, который Антия держала перед собой, вонзился ему прямо в грудь. Так разбойник понес ;остойную кару за свое постыдное вожделение, а бедная Антия, испуганная содеянным, предавалась тягостным мыслям: то она решала убить себя (но надежда увидеть Габрокома брала верх), то хотела бежать из своей темницы (но это было невозможно—она не знала горных троп и не было человека, который указал бы ей дорогу). Поэтому девушка- осталась в пещере и покорно ждала своей участи.

6. Эту ночь Антия провела, не смыкая глаз, в горестных размышлениях. А утром возвращаются разбойники, видят убитого Анхиала и Антию рядом с ним, догадываются, что здесь произошло, и, подвергнув девушку допросу, узнают всю правду. Разбойники пришли в ярость и решили отомстить за убитого товарища. Они перебирали всевозможные способы казни; один предлагал убить девушку и зарыть в одну могилу с Анхиалом, другой требовал, чтобы ее распяли на кресте, а Гиппотой, более других опечаленный гибелью Анхиала, измышляет наказание еще суровее: он приказывает вырыть глубокую яму и заключить в нее девушку вместе с двумя свирепыми псами, чтобы она приняла тяжелую смерть за свой проступок. Разбойники повиновались; Антию повели к яме, где уже сидели огромные и страшные египетские псы. Девушку ввергли в яму, прикрыли яму. тяжелыми бревнами и окружили земляным валом (Нил был совсем рядом), а стражем поставили разбойника Амфинома.

Этот Амфином уже и раньше был пленен красотой Антии, а теперь стал еще больше жалеть ее и сочувствовать ее горю- Ои придумал способ сохранить ей жизнь и уберечь от ярости псов: всякий день поднимал лежащие над ямой бревна, передавал Антии еду и питье и уговаривал девушку не отчаиваться. Досыта накормленные псы не трогали Антию и стали постепенно смирными и послушными. А девушка, вспоминая прошлое и раздумывая о теперешней своей горькой участи, „Увы,—говорит,—сколь тяжелы мои испытания! Яма, и темница, и разбойники, стократ свирепее псов, заточенных со мною! Страдания мои равны твоим, Габроком. И ты некогда был в такой же беде, и тебя в Тире ввергли в узилище; но если ты еще жив, любимый, ничто меня не страшит: когда-нибудь, я верю, мы снова обретем друг друга, а если ты погиб, напрасны мои старания сохранить жизнь, напрасно этот человек, кто бы он ни был, сострадает мне, злосчастной". Так она говорила и беспрестанно лила слезы.

И вот Антия сидела в темнице вместе с псами, Амфином же утешал ее и, давая псам вдоволь еды, старался сделать их смирными.


КНИГА ТРЕТЬЯ | Повесть о Габрокоме и Антии | КНИГА ПЯТАЯ