home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



34


Солнце уже поднялось высоко. Мышцы Эльфейм налились сладкой, приятной усталостью, когда появилась Бренна с корзинкой для пикника в руке. Она скроила гримаску и засмеялась, когда разгоряченный Кухулин притянул ее к себе и крепко поцеловал.

— Тьфу! С вас обоих пот течет.

Затем знахарка обратила пристальный взгляд на Эльфейм.

— Нет, я не переутомилась, чувствую себя превосходно, — быстро уверила ее предводительница.

Фанд, дремавшая в тени недалекой сосны, проснулась и неуклюже подскочила к Бренне, которая опустилась на колени, чтобы почесать детеныша за ушком.

— Ладно, ты действительно выглядишь лучше, чем сегодня утром, несмотря на пот и грязь, но сейчас самое время сделать перерыв.

Улыбка знахарки потеплела и посветлела, когда она посмотрела на любимого.

— Я принесла обед. Как насчет того, чтобы разделить его со мной?

Эльфейм смотрела, как Бренна флиртует с ее братом. Похоже было, что любовь, которую она получила от Кухулина, переполняла ее. Она возродилась, совсем как замок Маккаллан.

— Да, милая, конечно.

Ку весело смеялся, глядя на то, как Бренна визжит и вырывается из его потных объятий. Фанд тявкала на них.

— Не только ты, Ку, — заявила она, улыбаясь. — Наша предводительница тоже приглашена.

— Мне хотелось бы к вам присоединиться, но Винни — суровая командирша. Помните, она отозвала меня в сторонку сегодня утром во время завтрака? — (Ку и Бренна кивнули.) — Я обещала, что посижу с ней, одобрю выбор меню и поговорю о расширении штата кухарок. Мне надо помочь ей поговорить с претендентками.

Эльфейм драматически вздохнула. По правде говоря, она была довольна тем, что Винни спросила ее совета при отборе помощниц в ее растущую команду. Еще женщина была рада тому, что это уважительная причина. Можно не сидеть вместе с братом и Бренной, не мешать одному из их первых свиданий.

— Таким образом, это означает, что нас только двое.

Кухулин подмигнул Бренне. Фанд заскулила, и воин взял ее на руки.

— Я имею в виду — нас трое, — исправился он. Бренна, нахмурившись, смотрела, как он почесывал Фанд под подбородком.

— Кухулин, если ты собираешься касаться чего-нибудь, кроме этого животного, то тебе надо помыться.

Тот наклонился и понизил голос:

— Встретимся у нашего озерца, Бренна.

Она улыбнулась ему, а он сунул ей в руки извивающегося детеныша.

— Вы с Фанд идите вперед. Мы с Эль покончим с этим деревом, а потом я приду.

Он говорил приглушенно, но не забывал озорно поглядывать на сестру. Его глаза сияли.

— Не говори предводительнице о том, что сегодня после обеда я собираюсь заняться собственными делами.

— Ты несносен, Ку! — услышал брат голос сестры.

— Я согласна с этим, — счастливо сказала Бренна, прижимая детеныша к груди. — Но все равно буду ждать его.

Она бросила на него нежный взгляд и быстро пошла по тропинке.

Ку смотрел, как она уходит, и глупо улыбался. Эльфейм взглянула на него и покачала головой:

— Ты ее не заслуживаешь.

В голосе Кухулина прозвучала радость.

— Ты права, сестрица! Но она сильно и преданно любит меня. А теперь давай покончим с этим деревом, чтобы я мог провести пару часов в ее объятиях.

Они вернулись к толстому стволу сосны, с которого обрубали сучья.

Эльфейм встретилась с братом глазами.

— Я говорила, что она тебя любит.

Ку ласково засмеялся.

— В данном отдельном случае я чрезвычайно счастлив, что ты оказалась права, сестрица.

Эльфейм тоже хохотнула, взглянула на него, и ее улыбка застыла на губах. За плечом Кухулина темное облако внезапно затмило яркий солнечный свет. В нем было что-то зловещее, нагоняющее мрачные предчувствия, и по спине Эльфейм побежали мурашки. Она вздрогнула.

— Что с тобой? — спросил брат.

Предводительница моргнула, и облако исчезло.

Может, ей это просто привиделось? Ясный теплый день снова согрел ее душу, а тень, которая заставила женщину задрожать, показалась ей всего лишь игрой света и тени в листве деревьев.

— Эль?

Она тряхнула головой и покрепче ухватилась за ветку.

— Я просто задумалась. Давай поторопимся. Ты ведь не хочешь заставлять Бренну ждать. К тому же я с ней согласна. Тебе непременно надо помыться.

Она засмеялась и сморщила нос от запаха его пота.

Бренна чувствовала себя легкой, счастливой и невероятно красивой. Она размахивала корзиной, которую наполнила ароматными сырами, свежеиспеченным хлебом, вареными перепелиными яйцами и ломтями копченой свинины. Знахарка даже позаботилась о бурдюке лучшего вина, которое прислала мать Ку. Она сошла с тропинки и улыбнулась тому, как зелено стало вокруг. Крошечные фиолетовые цветы появились за одну ночь. Небольшие растения лимонного цвета, похожие на опрокинутые корзины, возвышались симпатичными овальными кустиками. Бренне казалось, что лес принарядился только для нее. От этой глупой, романтичной мысли на ее лице расплылась широкая улыбка.

Фанд заскулила, и Бренна поняла, что зверушка отстала. Она обернулась и поглядела сквозь деревья. Детеныш сидел посреди тропинки и жалобно смотрел на Бренну.

— Идем, — стала уговаривать его знахарка. — Вон там — большая сосна, — показала она наверх. — Это значит, что мы недалеко от озерца.

Фанд не двигалась с места. Бренна заворковала малышке:

— Идем, сладенькая. Я взяла для тебя молоко и марлю, расстелю одеяло, и ты сможешь поспать, пока Ку не присоединится к нам.

Конечно, она знала, что детеныш не может понимать ее слов, но голос Бренны был ласковым и настойчивым. Она похлопывала себя по бедру и уговаривала малышку до тех пор, пока это упрямое существо не сошло с тропинки и не последовало за ней в лес.

— Хорошая девочка! — мурлыкала она. — Ку будет гордиться тобой.

Внимание Бренны было сосредоточено на детеныше, поэтому она не заметила, как от ближайшей сосны отделилась тень и последовала за ней.

Журчание водопада слышалось совсем близко, когда звереныш внезапно зарычал.

— Фанд? Что с тобой, малышка?

Ее первым порывом было засмеяться, но загривок Фанд встопорщился. Детеныш оскалился, показав молочные зубы, и медленно отступил к Бренне. Волчонок выглядел умилительно в попытке казаться грозным. Это был просто круглый комок серого пуха, который изображал рычание волка. Бренна подумала, что Фанд скорее похожа на ежа.

В тени что-то промелькнуло, и она краем глаза уловила какое-то движение. Фанд зарычала громче. Бренна повернула голову, и дыхание застыло у нее в легких. Она только ахнула.

Крылатое существо было очень красиво. Знахарка машинально отметила необычный цвет его глаз и гибкое сильное тело, словно заносила в каталог признаки недавно обнаруженной болезни. Бренна не запаниковала, не закричала и не попыталась бороться.

С невероятной скоростью, не свойственной человеку, существо встало над ней. Чистый свет нового дня опасно вспыхнул на его клыках.

— Я делаю это, потому что он меня заставил. Это единственный выход.

Голос крылатого существа был удивительно нежным и мелодичным.

Даже верная смерть, которую Бренна увидела в глазах этого непонятного создания, не смогла заставить ее двигаться. Она была заморожена, поймана в ловушку этого гибельного взгляда. Тело ей не повиновалось, но разум Бренны оставался абсолютно ясным. Ее первой мыслью было, что это совсем не похоже на несчастный случай, произошедший с ней. Тот день был полон огня и боли. Сейчас все началось с осторожного вторжения. Существо крепко держало женщину. Его голова опустилась к не травмированной стороне ее шеи. Бренна ощутила, как зубы сдавили мягкую кожу. Когда та прорвалась, ее захлестнула эйфория, и она не смогла сдержать стон. Затем появилось жаркое тянущее ощущение. Бренна словно издалека услышала характерный звук рвущейся плоти.

Она закрыла глаза и стала думать о Кухулине.

«Эпона, помоги ему не носить траур слишком долго. — Ей казалось, что время остановилось, пока она возносила свою последнюю молитву. — Благодарю тебя, Богиня, за то, что позволила мне познать любовь и признание прежде смерти».

Тянущее чувство в шее усилилось, и Бренна могла слышать собственное громкое жаркое дыхание. Ее ноги ослабли. Существо продолжало пить кровь из ее шеи, держало так, словно пародировало любовные объятия. Мир за закрытыми веками Бренны превратился из алого в черный, но прежде чем боль и смерть потребовали свою добычу, она почувствовала, что поднимается над своим израненным телом. Ее душу наполнил неописуемый покой, когда, подняв руки, ее приветствовала Эпона.


— Я думаю, что Кэтрин стала бы лучшим дополнением к моему штату, — сказала Винни, убирая от лица непослушный завиток.

Эльфейм жевала кусок превосходной тушеной оленины, которую Винни приготовила на обед, и кое-как проговорила:

— Девушка признает, что у нее небольшой опыт в приготовлении пищи, но она молода и очень честолюбива. Я согласна с тобой. Ее будет легко научить.

— Меара рассердится. Ей очень не хочется потерять ни одну из своих фавориток.

Эльфейм вспомнила о привлекательной пышной фигуре домоправительницы и улыбнулась:

— Приготовь для Меары что-нибудь особенное, чтобы помириться.

Винни глубокомысленно кивнула.

— Что-нибудь сладкое.

— И побольше!

Внезапный звук прервал смех предводительницы.

Она посмотрела на Винни, желая понять, что это было, когда услышала первый крик:

— Эльфейм!

Она узнала серьезный голос Дананна и выскочила из Большого зала, когда старый кентавр, гремя копытами, ворвался во внутренний двор. У нее перехватило дыхание от мрачного выражения его лица.

— Ты нужна брату.

Кентавр резко развернулся и понесся к выходу из замка. Эльфейм помчалась следом за ним. За стенами царила суматоха. Мужчины в ярости седлали лошадей. Кентавры мчались от опушки леса. Эльфейм услышала, как кто-то звал Бригид. Посреди суматохи очень тихо стоял Кухулин. Рядом люди седлали его лошадь. На руках смертельно бледный брат держал волчонка, забрызганного кровью.

Сестра подбежала к нему.

— Бренна, — сказал Кухулин.

— Что случилось? Где она?

Эльфейм быстро взглянула на волчонка. На теле Фанд не оказалось ран. Ее шерстка была запятнана не волчьей кровью.

— Я нашел Фанд в лесу около озерца. Она была одна. Я стал звать и искать Бренну. Там были странные следы. Я их не узнал.

Ку говорил быстрыми короткими предложениями, будто ему было трудно произносить слова.

— Я вернулся за Бригид и вот за этим.

Его рука потянулась к клеймору, надежно привязанному к спине.

Мурашки, бегавшие сегодня по спине Эльфейм, вдруг превратились в снежный ком, от которого кровь застыла у нее в жилах.

По земле, поросшей травой, простучали копыта подскакавшей Бригид.

— Что случилось?

— Кто-то напал на Бренну. — Кухулин передал детеныша человеку, который закончил готовить его лошадь, и прыгнул в седло. — Возле озерца, где вы купались втроем. Я не могу прочитать следы.

— Покажи, — велела Бригид.

Кухулин направил коня по дороге, и вся группа без единого слова поскакала за ним вслед. Эльфейм бежала рядом с братом. Она пыталась ни о чем не думать.

У основания огромной сосны Кухулин свернул с дороги. Он быстро спешился, прошел несколько шагов и остановился около корзинки для пикника, которая была брошена на землю и перевернута.

— Здесь.

Он повел рукой. Недавно проснувшиеся полевые цветы были раздавлены. Алые капли темнели на нежной зеленой листве.

Бригид выдвинулась из группы, наклонилась и стала внимательно осматривать землю. Эльфейм увидела, что ее лицо напряглось. На мгновение охотница подняла взгляд, встретилась глазами с предводительницей, а затем продолжила изучать лесную землю. Она заговорила, но ни словом не упомянула о том, что рассказали ей следы:

— Оставайтесь сзади.

Группа молчаливой колонной по двое отошла назад. Эльфейм и Кухулин двигались впереди всех, не считая Бригид. Она быстро отошла от озерца обратно к дороге, стараясь не потерять отпечатки, которые были устрашающе близки к следам Бренны. Охотница пересекла дорогу недалеко от того места, где осталась группа, и нырнула обратно в лес. Вскоре она резко свернула на север.

Эльфейм бежала рядом с ней.

— Есть какие-нибудь следы Бренны? — негромко спросила она.

— Оно ее несет.

Чувствуя себя больной, Эльфейм вернулась к брату. Они безмолвно следовали за охотницей. Сначала Бригид двигалась быстро и уверенно, но, когда земля начала сменяться знакомыми северными скалами с горными реками и пропастями, темп ее движения заметно замедлился. Вскоре она совсем остановилась.

Когда Бригид повернулась к Кухулину, ее голос зазвенел от огорчения.

— Я его потеряла. Оно двигается совсем не так, как те, кого я выслеживала раньше. Его шаги так длинны, словно оно может летать.

Кухулин отпустил узду и встал рядом с охотницей так близко, что их тела почти соприкасались.

— Ты не можешь потерять его. У него Бренна.

— Знаю! — воскликнула Бригид. — Я отдала бы все, чтобы этого не случилось, но не могу выследить того, кто движется по воздуху.

Кухулин отступил на шаг, словно она его ударила.

— Если ты не можешь выследить, тогда как мы отыщем Бренну?

— Мы все оцепим и найдем ее, — внезапно заговорила Эльфейм.

Она подозвала одного из мужчин, ехавших позади них, и велела:

— Отправляйся в Лотх Тор. Созови жителей деревни. Вели им принести факелы. Отправляйся, парень, ну же! — приказала она, когда он растерянно посмотрел на нее.

Затем предводительница повернулась к охотнице и брату:

— Расходитесь кругом и начинайте искать. Я вернусь в замок и созову клан. Мы покроем этот лес, как саранча, и найдем Бренну.

Она крепко обняла Кухулина и почувствовала, как дрожало его сильное тело, но он слегка расслабился и сумел ответить на объятие.

Эль кивнула Бригид и побежала обратно через лес. Сначала она была сосредоточена на скорости и на том, чтобы не заблудиться в этой мрачной скалистой местности, но по мере того, как приближалась к замку, мысли прорвали стену молчаливого шока, овладевшего ею.

Следы оставило существо, относящееся к расе фоморианцев. Она узнала бы их даже без обмена взглядами с Бригид. Но это не мог быть Лохлан. Эль никогда не поверила бы в это.

«Это невозможно. Или как?».

В голове предводительницы зашумело, накачанные руки покачивались в такт шуму, мышцы ног горели.

Ее мысли отчаянно кружились, подбирая слова и изображения, которые складывались в страшную обвиняющую картину. Воспоминание о солнечном луче, вспыхнувшем на клыках Лохлана, соединилось со словами о том, что в его теле течет кровь демонической расы.

«Он говорил, что никто из нас не сможет об этом забыть. — Ей показалось, что ранки на шее стали гореть. — Вдруг, отведав моей крови, Лохлан сошел с ума? Может, он поэтому убежал от меня, хотел исчезнуть прежде, чем потеряет над собой контроль? А теперь Бренна платит за мое молчание и решение довериться существу, которое было наполовину демоном.

Нет! — завопило ее сердце. — Он стал моим супругом. Его появление предсказал сам Кухулин. Он не мог быть безумным монстром. Да, следы оставил фоморианец, но Лохлан говорил мне, что были и другие из его расы, кто боролся с безумием, наполнявшим их демоническую кровь. Может, одно из этих существ последовало за ним и наконец уступило своим темным побуждениям?

Но ей надо было знать. Она хотела быть уверенной. Существовал только один способ это сделать.

Эльфейм резко остановилась перед опушкой, не выходя из-за деревьев, которые окружили ее любимый замок.

Она спряталась среди сосен, повернулась лицом к северу, откуда Лохлан вошел в Партолону, подняла руки и крикнула сквозь ветер:

— Лохлан! Иди ко мне...

Имя возлюбленного заблестело перед ней волшебным туманом. Ветер пронесся сквозь него и вокруг него, собрал и разбросал по прислушивающемуся лесу.

На мгновение Эль наклонила голову, чувствуя, как от ее решения стало тяжело на сердце. Потом она вышла из-за деревьев.



Слава Эпоне! | Влюбленная в демона | cледующая глава