home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



33


Солнечные лучи заглянули в высокие окна спальни, и Эльфейм замигала от яркого утреннего света. Она слишком резко села на кровати, и ей показалось, что комната закачалась. Голова у нее словно распухла. Так бывало раньше, когда она баловала себя слишком неумеренными вечерними возлияниями, но вчера предводительница не выпила ни капли вина.

«Что случилось?»

Эль потерла шею, которая слегка зудела, и ее пальцы наткнулись на две ранки, покрытые свернувшейся и подсохшей кровью.

«Лохлан...»

Перед глазами Избранной мгновенно вспыхнули события прошлой ночи.

«Он покинул меня. — Она стала дышать глубоко и размеренно. — Я не буду больше плакать. Мне надо подумать. Вспомни все подробно, — приказала она себе. — Поведению Лохлана должно найтись разумное объяснение.

Поначалу все было хорошо. Он успокоил мои страхи по поводу будущего горя Кухулина, пообещал, что мы плечом к плечу встретим то, что сулит нам будущее, после занимался со мной любовью.

Лохлан попробовал мою кровь. Потом он сбежал, сказав, что так не должно быть! Мол, я не позволю, чтобы было так!

Что он имел в виду? Да, кровопускание сперва ввергло меня в странную эйфорию, затем подействовало как сильное снотворное. Я до сих пор чувствую сонливость. Но в этом не было ничего ужасного».

Рука Эльфейм снова скользнула к ранкам на шее. Женщина вспомнила удивительные эротические ощущения, заполнявшие все тело, пока он пил ее кровь.

Она знала, что он провел всю жизнь, борясь с темным наследием, вчера вечером даже признался, что эта борьба делает его соплеменников безумными. Эль задрожала, вспомнив, с какой печалью в голосе он говорил о детях.

«Может быть, попробовав мою кровь, он решил, что сдался, потерпел своего рода поражение, проиграл схватку с тем, что больше всего в себе ненавидел? Означает ли это, что теперь я ассоциируюсь у него с ненавистью к себе?

Нет! Я никогда в это не поверю. Лохлан стал моим мужем, он поклялся перед Эпоной любить меня. В ночь, когда мы обручились, я решила доверять ему. Наш совместный путь не будет гладким, мы оба это прекрасно понимали. Я не споткнусь на первом же препятствии, оказавшемся перед нами.

Он не велел мне ходить за ним. Что же, я верю ему и буду ждать. Пока он не появится вновь, я должна вести ежедневные дела по восстановлению замка и развитию клана. Я не могу позволить себе роскошь проводить дни в праздности, как другие девушки. Моему клану не нужна предводительница, которая ничего не делает, лишь оплакивает свою потерянную любовь. Неужели я его потеряла?»

Эта мысль заставила женщину похолодеть. Она тряхнула головой, чтобы прогнать наваждение.

Пытаясь привести себя в порядок и успокоиться, Эльфейм подошла к туалетному столику, на котором стояли кувшин и чашка. Избранная выпила три полные чашки воды, прежде чем ее руки перестали трястись.

Эльфейм оглянулась на кровать. Их одежда до сих пор была свалена мятой, истерзанной кучей. По спине женщины пробежали мурашки.

«Он убежал от меня, голый и одинокий. Почему? — мысленно воскликнула она. — Лохлан, что я сделала не так?

Все в порядке. Я искупаюсь, поем, а потом примусь за восстановление замка. Слишком много времени прошло с тех пор, как я в последний раз с наслаждением занималась физическим трудом. Сегодня надо воспользоваться своей сверхчеловеческой силой, которой я так гордилась, и поработать до полного утомления. Сделать хоть что-нибудь, что заставит тело перестать мучительно желать ласк Лохлана».

Словно в тумане, похожем на тот, который она видела в своем сне, полном страсти, Эль спустилась в купальню. Дверь, ведущая в туннель, до сих пор была приоткрыта. Изо всех сил стараясь ни о чем не думать, женщина закрыла ее, потом быстро и бесстрастно смыла с себя слабый запах Лохлана.

Вернувшись в спальню, она выбрала простую полотняную блузу, затем завернулась в плед своего клана и надежно закрепила его брошью Маккаллана. Эль повернулась к кровати. При виде беспорядочно скомканных простыней и сброшенной одежды у нее напряглось в животе.

В деревянную дверь дважды постучали. На мгновение Эльфейм окаменела, но когда настойчивые удары повторились, она быстро наклонилась и пихнула одежду под кровать.

Дверь медленно открылась.

— Эльфейм? — нерешительно прозвучал мягкий голос Бренны.

— Входи, Бренна, — ответила Избранная, изобразив на застывшем лице дружелюбную улыбку. — Доброе утро.

Маленькая знахарка вошла в комнату, и Эльфейм показалось, что вся живость и яркость, покинувшие ее тело, перешли к Бренне. Волосы, которые обычно были уложены с правой стороны так, чтобы она могла словно занавесом быстро прикрыть ими шрамы, спускались по спине, открывая зардевшееся, сияющее лицо. Ее шаги были легки. Она словно впорхнула в комнату. Эльфейм даже показалось, что на ней другое платье, но потом она поняла, что оно то же самое, просто подруга больше не завязывала воротник под самым подбородком.

— Любовь тебе к лицу, Бренна, — одобрила ее Эльфейм.

— Мне к лицу Кухулин.

Щеки Бренны вспыхнули, но она не отворачивалась, не избегала искреннего внимательного взгляда.

— Я рада видеть, что он сумел с толком применить свой прошлый опыт.

Она произнесла эти слова и тут же прикрыла рот рукой.

«Разве можно быть такой бестактной! Неужели нельзя было подумать, прежде чем сказать и ранить своими словами подругу?»

— Прости меня, Бренна! Я сказала жуткую глупость.

Радостный смех знахарки разнесся по комнате.

— Это вовсе не жутко. Все верно. Мне и в голову не могло бы прийти, что Кухулин — неопытный девственник, — заговорщически понизила она голос. — Прошлой ночью нам повезло, что по крайней мере один из нас знал, как это надо делать. — Она прыснула. — Очень повезло. К тому же я не могу изменить прошлое твоего брата. Да и зачем? Жизнь создала его именно таким, и я люблю его такого, какой он есть. — Она схватила Эльфейм за руку и призналась: — Я абсолютно, полностью счастлива! Я никогда не позволяла себе мечтать о том, чтобы меня любил мужчина, любой, а уж о том, чтобы заслужить любовь такого, как Кухулин, не могло быть и речи! Если мое сердце перестанет биться прямо сейчас, в эту самую секунду, то я умру счастливой и довольной.

Эльфейм нежно улыбнулась ей. Счастье Бренны словно бальзам проливалось на ее раненое сердце. Оно напомнило ей, что счастливый конец любви вполне возможен.

— Твое сердце не может перестать биться до тех пор, пока ты не подаришь мне как минимум дюжину племянниц и племянников, чтобы я их избаловала.

Бренна побарабанила пальцами по подбородку, словно прикидывая.

— Дюжину всего или по дюжине тех и других?

— Пусть на этот вопрос ответит моя мать. Кстати, если уж речь зашла о Воплощении Богини Эпоны, будь готова вот к чему. Она станет настаивать на том, что сама проведет свадебный обряд, причем как можно скорее! Могу поклясться, что во время всей церемонии мать будет плакать от счастья и гордости.

Счастливый румянец залил щеки Бренны.

— Ку говорит, что я ей понравлюсь.

— Не беспокойся, Бренна, она тебя полюбит. А где мой братец? Все еще дрыхнет?

— Нет, он пошел в Большой зал. Я сказала ему, что хочу проверить, как ты чувствуешь себя сегодня утром. Все хорошо?.. — Она прищурилась, внимательно посмотрела на Эльфейм и в мгновение ока превратилась из мечтательной юной влюбленной в знахарку. — Ты выглядишь бледной. Плохо спала?

— Нет, прекрасно. Наверное, я бледна, потому что слишком много времени провожу в помещении, а не на свежем воздухе. Давай позавтракаем вместе, а потом я все исправлю.

Она направилась к двери, но следующий вопрос Бренны заставил ее остановиться.

— Что с твоей шеей?

Эльфейм провела кончиками пальцев по крошечным отметинам и заставила себя равнодушно пожать плечами.

— Должно быть, поцарапалась.

— Похоже на укусы.

— Может быть, паучок. Это доказывает, что наш новый дом еще не приведен в порядок. — Она взяла Бренну за руку и потащила ее к двери.

— Я напомню Меаре проверить углы в твоей комнате и убрать паутину.

Эльфейм издала некий звук, который должен был означать согласие, и быстро сменила тему:

— Как поживает воспитанница моего братца?

Бренна округлила глаза.

— Он говорил тебе, что назвал ее Фанд?

Эльфейм почувствовала, как ее душит смех, хохотнула и поняла, что напряжение спало. Дружески болтая, они прошли через красивый главный внутренний двор в Большой зал, где собрался клан. Там подавали на столы вкусно пахнущий завтрак. Эльфейм тепло приветствовали. Женщина с радостью увидела, как брат заключил Бренну в объятия и крепко поцеловал ее.

«Я стала предводительницей этого удивительного клана. Если Лохлан откажется от нашей любви, то я не просто перетерплю это. Я буду жить, благоденствовать, проводить дни, окруженная любовью и уважением своего народа. Может быть, когда-нибудь я расскажу племянницам и племянникам длинную сказку о крылатом существе и о Богине, которая короткое время его любила».

Эльфейм улыбнулась детенышу, который неуклюже резвился вокруг ноги ее брата, когда они шли к группе рабочих, ожидающих у стен замка. Она едва могла поверить в то, что толстенькая энергичная Фанд была тем же самым существом, которое Ку всего несколько дней назад нашел полумертвым в логове.

— Эль, ты уверена в том, что чувствуешь себя достаточно хорошо для этой работы?

— Не начинай, Ку. Ты ведь слышал Бренну. Она сказала, что я достаточно здорова для того, чтобы вернуться к делам. Сегодня я хочу заняться именно этим.

Ку вскинул брови.

— Но почему ты решила рубить деревья и лесной кустарник, вместо того чтобы...

— Чтобы делать что-нибудь полегче? — презрительно фыркнув, прервала его Эльфейм. — Я никогда не выбирала что-нибудь полегче, Ку. Скажи, чем занялся бы ты, если бы томился бездельем столько же времени, сколько я?

— Ты была тяжело ранена, Эль, — напомнил он ей.

— Так что бы ты выбрал? — настаивала она.

Он вздохнул и рассмеялся.

— Я захотел бы как следует испачкать руки и разогреть мускулы.

— Вот и я хочу того же самого, — усмехнулась она в ответ.

Рабочие поприветствовали их и были приятно удивлены, услышав, что с ними будет работать предводительница клана Маккаллан. Они подняли топоры и секиры и последовали за Кухулином и Эльфейм к воротам.

— Вот что я думаю, — сказал Ку, указывая на окружающий лес. — Мы очистили территорию замка, но мне хотелось бы, чтобы деревья росли подальше от стен. К тому же кровельщикам нужно много дерева, поэтому в этой работе есть двойная польза.

Он уже собрался раздать всем определенные инструкции, когда почувствовал покалывание с левой стороны тела. Воин повернул голову, и слова застряли у него в глотке. Слева от него стояла сестра, от нее исходили волны жара. Он ощутил знакомый трепет, потому что вновь стал свидетелем того, как в ней оживает сила Богини.

Эльфейм устремила взгляд на верхушки деревьев. Небо было потрясающе синим, таким, каким оно бывает лишь весенним утром после ночной грозы. Солнце только что поднялось над морем сосен, проливая волны тепла и света на оживающие стены замка Маккаллан. Тело Эльфейм впитывало солнечные лучи, словно ласки родителя, который надолго уезжал и неожиданно вернулся. Она чувствовала, как наполняется энергией Богини.

— Этого дня коснулась Эпона, — благоговейно проговорила Эльфейм. — Давайте воздадим хвалу Богине за ее присутствие и попросим благословить наш клан.

Избранная подняла лицо навстречу теплу утреннего солнца. Мужчины, в том числе и Кухулин, опустились вокруг нее на колени, но не склонили головы. Следуя ее примеру, они тоже подняли лица к солнечному свету. Эльфейм чувствовала, что это правильно. Она подняла руки, назвала имя Эпоны, и по всему ее телу пробежала покалывающая сила Богини.



предыдущая глава | Влюбленная в демона | твое мощное присутствие