home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



29


Эльфейм пересекла главный внутренний двор, желая доброго утра приветствовавшим ее рабочим. Она остановилась возле весело журчащего фонтана.

«Надо не забыть попросить Дананна вытесать каменную скамью, чтобы я могла сидеть и наслаждаться красотой прямо здесь, в сердце замка».

Серое утро посылало неяркий свет через незаконченную крышу, но пасмурность не могла уменьшить счастья, пылавшего в ее сердце. Улыбка Избранной отражала ее тайную радость, и она не заметила, что несколько мужчин, направлявшихся в Большой зал на завтрак, прервали беседу и с открытым от удивления ртом уставились на ее восхитительную красоту. Эльфейм опустила пальцы в воду фонтана, вспомнив о том, сколько времени пришлось ей провести сегодняшним утром в купальне, чтобы избавить тело от незнакомой нежности, наполнявшей его после ночных любовных ласк.

Лохлан... Ей хотелось громко кричать его имя, рассказать всей Партолоне, что она любит и любима. Это действительно случилось. Эпона создала для нее супруга. Ей не придется жить в одиночестве, заполняя свои дни отражением любви других людей.

«Клан Маккаллан должен принять его как моего супруга. А если они этого не сделают? Неужели мне придется перестать быть предводительницей и отправиться вместе с возлюбленным в Пустошь?»

При этой мысли она содрогнулась, вздохнула, уселась на краю фонтана и стала смотреть на мраморную девушку, на которую была так похожа.

— Что бы ты сделала, если бы тебя разрывали между двумя мирами? — прошептала она.

— Сестрица!

Эль вздрогнула, услышав пронзительный громкий голос Кухулина, но ее хмурый взгляд тут же сменился на радостную улыбку, когда она увидела, что рядом с ним идет Бренна, держа его за руку. Волосы Ку выглядели влажными, а за пазуху рубашки был засунут детеныш.

— Доброе утро, Эльфейм, — поздоровалась Бренна.

По румянцу, заливавшему лицо знахарки, Эль поняла, что та очень взволнована. Она отлично знала, как Бренна не любит, чтобы кто-то догадывался о ее истинных чувствах. Как и сама Эльфейм, знахарка никогда не думала, что найдет свою любовь, но оказалось, что ошибалась. Любовь пришла к ней оттуда, откуда она никогда не ждала получить ее. Этот поворот событий оказался таким невероятным, что к нему надо было еще привыкнуть.

— Доброе утро, Бренна, — тепло ответила Эльфейм. Ее глаза засияли, и она пошутила: — Рада тебя видеть, хоть ты и тратишь свое время на сомнительных субъектов и диких животных.

— Не шути так, Эль, — вмешался Кухулин. — Иначе она подумает, что ты говоришь серьезно.

— Я говорю серьезно. — Эльфейм улыбнулась Бренне.

Знахарка улыбнулась ей в ответ. Ее лицо приобрело нормальный цвет, лишившись нервного румянца.

Кухулин откашлялся, а затем, к удивлению сестры, отпустил руку Бренны, встал между девушками и быстро опустился перед сестрой на одно колено. Она подняла брови, но увидела мрачное выражение его лица и ничего не сказала, ожидая дальнейших действий.

— Эльфейм, ты предводительница клана Маккаллан. Я пришел, чтобы официально попросить твоего позволения стать возлюбленным знахарки Бренны. Ты должна знать, что я поступаю так с благородным намерением вступить с ней в брак.

Эльфейм хотела завопить от радости и крепко обнять брата, но ей нельзя было оскорбить торжественность его просьбы, выказать непочтительность к подруге, тихо стоявшей в ожидании ответа, который раз и навсегда показал бы, принимают ее или отвергают. Избранная перевела взгляд на Бренну.

— Живы ли твои мать или отец, чтобы Кухулин мог попросить у них твоей руки?

— Нет. Я была единственным ребенком у своих родителей. Они умерли десять лет назад.

— Тогда, будучи предводительницей клана Маккаллан, я отвечу вместо них. Бренна, принимаешь ли ты предложение Кухулина по доброй воле? Прежде чем ответить, знай, что я поддержу любой твой выбор, каким бы он ни был.

Она старалась не смотреть на брата, чтобы не видеть его угрюмое лицо. Глаза Бренны, похожие на оленьи, переместились на воина, который стоял, преклонив колено, чуть впереди. Он не повернулся, чтобы посмотреть на нее, а внимательно следил за сестрой. Она видела, как напряглись его широкие плечи, и поняла, что он боится. Его действительно волновал ответ. Осознание того, что ее решение не было для него само собой разумеющимся, переполнило ее сердце. Ей пришлось несколько раз моргнуть, чтобы сдержать слезы. Кухулин выбрал ее из всех женщин и теперь ждал, хотел услышать, согласится ли она.

— Да, — проговорила она твердым ясным голосом. — Я всем сердцем принимаю предложение Кухулина.

— В таком случае, будучи предводительницей, я позволяю тебе, Кухулин, стать возлюбленным Бренны. Как твоя сестра, я хочу, чтобы ты знал: твой выбор сделал меня очень счастливой.

Следуя порыву, Эльфейм подняла руки и обратила лицо к туманному утреннему свету, сочащемуся из дыры в крыше.

— Я прошу благословения Эпоны на ваш союз.

Как только Эльфейм произнесла имя Богини, она почувствовала, что по ее телу побежало тепло. Его стало покалывать, а туманное утреннее небо внезапно расплылось. На один миг, достаточный, чтобы сделать вдох, время будто остановилось. В этот застывший миг Эльфейм охватила огромная печаль, и она услышала, как кто-то плачет.

Избранная моргнула, и видение исчезло, оставив лишь ощущение потери и тоски. Кухулин смотрел на нее со странным выражением, и Эльфейм поспешно сделала вид, что ничего не произошло. Она хлопнула брата по плечу:

— Вставай, Ку. Ты сделал хороший выбор.

Члены клана, которые остановились, чтобы посмотреть на происходящее, разразились восторженными криками и поздравлениями. Всех троих окружили, желали счастья, и Эльфейм с легкостью стряхнула с себя жуткое ощущение, которое осталось после мимолетного видения.

— Эль, знаешь, что это означает? — Одной рукой Ку обнял Бренну, а другой — сестру. — Надо срочно послать за мамой. Если она узнает об этом от посторонних, то никогда не оставит нас в покое.

Эльфейм улыбнулась шутке брата.

— Да, давай пошлем за мамой. Я как раз думала о том, что сейчас ей самое время приехать в гости.


Эльфейм в одиночестве стояла в башне Вождя. На этот раз она не смотрела с балкона, выходящего в сторону леса. Избранная прислонилась к створке одного из высоких узких окон, из которых открывался вид на море Бан. День так и не прояснился, но света было достаточно, чтобы превратить небо в восхитительный занавес, обрамляющий бурю, идущую с запада. Огромные вздымающиеся тучи, беременные дождем, неслись в сторону побережья. Эльфейм и Кухулин приказали всем проверить, крепко ли привязаны палатки, и даже велели перенести некоторые из них за стены замка. Ремонтные работы прекратились, пока люди готовились к весенней буре.

Молния распорола небо и устремилась к далекой воде. Это напомнило Эльфейм о другой ночи, полной дождя, грома, боли и чуда ее первой встречи с Лохланом. Она понимала, что буря замедляет работы в замке, но не могла противостоять волнению, которое ощущала при каждом ударе грома и вспышке молнии. Эль решила, что пойдет к нему, только подождет, пока небо не разразится дождем, скрывающим все тайны.

Избранной было нетрудно сделать так, чтобы к ней никто не заходил, хотя она и чувствовала вину перед Бренной, когда сказала ей, что у нее снова разболелась голова. Знахарка уверила ее, что боль вызвало изменение погоды, и любезно приготовила ей чай, чтобы предводительница крепко спала весь вечер и всю ночь. Эльфейм, разумеется, не притронулась к чаю. Бренна не придет к ней до утра. Страстный взор Кухулина и слова, сказанные шепотом, ясно указывали на то, что двое новоиспеченных возлюбленных будут очень заняты всю ночь.

«Всего семь дней, — напомнила она себе. — Пока надо хранить свою тайну. Затем я обо всем расскажу. Уверена, что семья примет мою любовь, как всю жизнь принимала меня.

— Думаешь, башня — лучшее место для размышлений, милая?

На сей раз ее удивление от появления старого духа длилось не больше секунды, и Эльфейм поняла, что, по-видимому, в глубине души надеялась на его компанию.

— Да, я так думаю. Ты часто приходил сюда?

Он кивнул и вздернул полупрозрачную бровь.

— Частенько. Особенно когда появлялись проблемы, не дающие мне покоя.

— Тебе всегда хотелось вести за собой клан Маккаллан?

Подняв брови, он внимательно взглянул на нее, обдумывая ответ.

— Да, всегда.

— Ты... — Она помолчала, а потом отвернулась от окна, откуда виднелось штормящее море. — Тебе когда-нибудь хотелось бросить все и сбежать?

— Да, милая.

В его улыбке читалось понимание.

— Но ты этого не сделал. Его глаза заискрились.

— Да и ты не сбежишь. Быть предводительницей клана Маккаллан — это сидит в твоей крови. Ты не можешь избежать своей судьбы, как и я не сумел этого сделать. — Он подошел к ней и мягко опустил прохладную руку на ее плечо. — Хорошенько запомни это, милая. Судьба может быть жестокой госпожой. Она приносит большую печаль и немалую радость.

Краткое видение внезапно всплыло в памяти Эль, и она почувствовала, как кровь похолодела у нее в жилах.

— Сегодня Кухулин объявил о своем намерении стать возлюбленным Бренны и жениться на ней. Она приняла его предложение.

Старый дух задумчиво кивнул, но не сказал ни слова.

Эльфейм глубоко вздохнула, пытаясь решить, действительно ли она хочет узнать больше. Она была влюблена, Кухулин тоже. Не лучше ли просто парить в потоке их взаимного счастья, хотя бы еще несколько дней? Она выдохнула. Избранная уже знала ответ на свой вопрос. Он эхом отдавался в ее крови. Эльфейм не могла выбрать неведение, даже если оно было обманчиво блаженным.

— Я попросила благословения Эпоны на их союз. Когда сделала это, мне привиделось кое-что странное.

— Что же?

Она сглотнула.

— Странное и тревожное. Я услышала плач и ощутила глубокую печаль. Но видение исчезло так же быстро, как появилось.

Дух убрал руку с ее плеча и перевел задумчивый взгляд на море Бан.

— Другие тоже видели этот знак?

Эльфейм беспомощно покачала головой.

— Похоже, что никто ничего не заметил. Люди, окружающие нас, их поздравили. Ку не сказал об этом ни слова, а Бренна только сияла от счастья.

Старый дух обернул к ней лицо.

— Эпона послала знак мне одной. — Она озвучила молчащему духу самую страшную мысль, пришедшую ей на ум: — Это предсказание будущего. Богиня подготавливает меня.

— За это отвечает только вождь клана Маккаллан. Когда придет время, тебе понадобится вся сила.

Его глухой голос звучал печально и устало.

— Я могла их остановить! — Эль почувствовала озноб и дурноту. — Как предводительница клана Маккаллан, я могла запретить их союз.

— Какой ценой, милая? Ты не можешь играть с судьбой, а если попытаешься это сделать, то лишь вызовешь много несчастий. Я понимаю твою боль. У меня была сестра, красивая молодая девушка, которая была мне столь же дорога, как мое собственное сердце. А ведь я мог бы спасти Морриган.

Сердце Эльфейм забилось.

«Его сестра — мать Лохлана. Знает ли он об этом? Что он на самом деле хочет сказать мне?»

Старый дух вновь перевел взгляд на море.

— Готовься к буре, она идет...

Прежде чем Избранная успела задать ему еще один вопрос, тело духа рассеялось и ушло под пол башни, оставив Эльфейм наедине с ее тихой печалью. Загрохотал гром, небо наконец раскрылось, заливая замок дождем. Эль отвернулась от окна и стала медленно спускаться по винтовой лестнице. Ее плечи были опущены. Она замерзла, была опустошена, не чувствовала себя сильной предводительницей клана. Эль была напуганной сестрой.

«Когда придет время, тебе понадобится вся сила».

Тревожные слова призрака не выходили у нее из головы. Она хотела освободиться от них.

Было только одно место, где Эльфейм могла найти покой этой ночью.



предыдущая глава | Влюбленная в демона | cледующая глава