home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



25


Ужин был восхитительным. Эльфейм уже начинала беспокоиться по поводу длительного отсутствия ее брата и охотницы, но продолжала потягивать вино и болтать с Дананном. Она не нянька. Кухулин и Бригид могут сами позаботиться о себе.

А еще там был Лохлан. Когда предводительница велела Бригид взять Ку с собой на охоту, она думала только о Бренне и брате. Вдруг охотница наткнулась и на другие необычные следы или, того хуже, их обнаружил Кухулин?

Она пыталась улыбаться и вежливо кивать в ответ на слова старого Повелителя камней, а потом повернулась к Бренне и в который уже раз постаралась вовлечь ее в беседу. Знахарка не поддавалась на уговоры. Она молчала, упрямо уставившись в свою тарелку, и только беспокойно поднимала взгляд, когда кто-нибудь входил в комнату.

«Наверное, отослать Ку было не очень хорошей идеей. Видимо, я должна была позволить ему пойти за Бренной».

Эльфейм вздохнула, глотнула еще вина, и тут стук копыт возвестил о возвращении Бригид. Охотница вошла в трапезную со странной полуулыбкой. Она перехватила взгляд Эльфейм и подмигнула ей.

Тут же в комнату ворвался Кухулин.

— Бренна! — выкрикнул он. — Ты мне нужна.

Эльфейм заметила, как знахарка вздрогнула, но тут же увидела выражение лица Кухулина, и застенчивая девушка исчезла.

Она мгновенно вскочила на ноги и подошла к нему.

— Куда ты ранен? — спросила Бренна спокойным ясным голосом опытной знахарки.

Сердце Эльфейм упало. Она тут же забыла, что Бригид подмигнула ей.

«Мой брат ранен?»

Она выскочила из-за стола и поспешила к Бренне.

В комнате стало очень тихо, и короткие реплики знахарки, обращенные к Ку, звучали особенно громко.

— Сядь сюда.

Она велела двум рабочим встать с ближайшей скамьи и мягко нажала на плечо Ку, чтобы тот сел.

— Я не вижу крови. Ты упал с лошади?

Она быстро взглянула на Бригид.

— Что с ним случилось?

— Бренна! — Он схватил девушку за руку, которой она пыталась проверить его пульс. — Дело не во мне, а в ней.

Воин распахнул ворот блузы и извлек оттуда маленький взъерошенный комок серого меха.

Бренна хотела сделать шаг назад, но Ку сжал руку и не дал ей отойти.

— Что за игру ты ведешь, Кухулин? — холодно и зло проговорила она.

Эльфейм заглянула через плечо подруги, чтобы рассмотреть грязный пушистый шарик.

— Он жив?

— Едва, — ответил он сестре и повернулся к Бренне. — Я не веду никаких игр. Ты нужна мне, чтобы помочь спасти детеныша.

— А где его мать? — Бренна высвободила руку, но никуда не ушла.

Наоборот, она подошла ближе и стала осматривать находку.

— Погибла в лесу, как и ее четыре волчонка.

— Ты убил ее? — резко спросила Бренна.

Бригид прыснула.

— Кухулин сегодня не опасен ни одному зверю. Воин промахивался при каждом выстреле. — Не обращая внимания на угрюмый вид Кухулина, она продолжала: — Мы нашли мертвую самку. Он настоял, чтобы я по следам вышла к ее логову.

Эльфейм подошла к брату и осторожно коснулась спутанного меха крошечного существа. Самочка была очень маленькой, она свободно умещалась у Ку на ладони. Ее глаза были закрыты и покрыты грязью, как и вся шерстка. Нос детеныша был бледным и сухим. Если бы зверушка время от времени не повизгивала тоненьким слабым голоском, Эль подумала бы, что она мертва.

— Малышка очень слаба и обезвожена. Наверное, не меньше двух дней ничего не ела. — Бренна сунула палец в рот детеныша, и он стал слабо сосать. — Она сосет. Это хороший признак, но ей нужно молоко — много и часто. Возможно, она не выживет, что бы ты ни делал.

— Я?.. — быстро спросил Ку. — Но я думал, что ты... Сузившиеся глаза Бренны заставили его замолчать.

Эльфейм засмеялась, видя озадаченное лицо брата.

— Похоже, у тебя появился щенок, братец.

— Волчонок, — буркнул Кухулин. — Она не щенок, а волчонок.

— Отнеси своего питомца на кухню. У Винни должна быть марля. Я могу показать тебе, как сделать соску для молока.

Бренна с деловым видом направилась на кухню. Ку снова спрятал звереныша за пазуху и последовал за ней, сопровождаемый хихиканьем, там и тут раздававшимся в комнате.

— Волчонок, ага? — Теперь Эльфейм подмигнула охотнице.

— Теоретически это была превосходная идея. Принести малыша, которого надо вылечить, знахарке, которой он пытается понравиться. Это растопило бы сердце любой девушки.

— Бренна — не любая девушка.

— Это точно.

— Смотри, взяла!

В голосе Кухулина слышалось неприкрытое облегчение. Он сидел на стуле, стоявшем около небольшого стола в шатре, доставшемся ему от сестры. Частично его план определенно сработал. Бренна оказалась с ним наедине. Винни выпроводила их из кухни, заявив, что единственные животные, которые допускаются туда, — убитые и готовые к тому, чтобы их зажарили. Он свернул одеяло, уложил детеныша на колени, наполнил самодельную соску молоком и приготовился приводить волчонка в чувство. Но самочка отказывалась сосать. Хнычущий и поскуливающий зверек, казалось, был на краю гибели.

— Будь осторожен и терпелив. Это не сражение, которое надо выиграть, — наставляла его Бренна. — Она сильно настрадалась. Ты должен дать ей почувствовать, что сосать — это безопасно.

Поэтому Кухулин умасливал и уговаривал волчонка до тех пор, пока зверек наконец не вцепился в ткань, пропитанную молоком.

Ку засиял и улыбнулся Бренне:

— Здорово, правда? Смотри, как хорошо она пьет!

Знахарка подавила улыбку, которая так и норовила вырваться наружу. Мужественный молодой воин никогда не выглядел так трогательно, как сейчас, когда был взъерошенным и от него пахло молоком и волчьими экскрементами.

— Надеяться пока рано. Она еще в опасности.

Кухулин помрачнел и погладил свободным пальцем спутанную шерстку на загривке детеныша. От этого звереныш заворчал и стал сосать интенсивнее.

— Смотри, — широко улыбнулся Ку. — У нее сердце воина. Она не погибла вместе с остальными. Не умрет и сейчас.

Уголки губ Бренны слегка изогнулись.

— Возможно, ты прав. Хорошо, — снова заговорила она деловым тоном. — Тебе предстоит долгая ночь. Молока достаточно, есть новая марля. Я считаю, что ты должен спать, уложив ее рядом, чтобы зверушка прижималась к твоей коже. Так ей будет тепло, и она разбудит тебя, когда снова захочет есть.

Она кивнула Ку, который смотрел на нее, недоверчиво распахнув глаза.

— Все будет в порядке. Я проведаю вас утром.

— Подожди. — Он хотел схватить ее и удержать, но руки были заняты. — Ты не можешь уйти просто так.

— Надеюсь, ты не думал, что я проведу ночь с тобой, Кухулин?

Она не опустила голову и не спрятала лицо, но ее голос стал тихим и совсем юным, совершенно не таким, как у строгой лекарки.

— Не со мной, — поспешно сказал он. — С нами.

— Ты считаешь, что я должна думать, будто она человек, нуждающийся в моей помощи? — спросила она, мгновенно превращаясь из смущенной девушки в знахарку.

Ку облегченно кивнул.

— Тогда, как целительница, я считаю, что моя пациентка находится в очень надежных руках ее... приемного родителя. До утра я ей не нужна. Спокойной ночи, Кухулин.

Она уже приоткрыла откидной полог шатра, но задержалась.

— Две последние вещи. Во-первых, не купай ее сегодня, хотя от нее пахнет как от кучи волчьего дерьма. Это слишком для ее крохотного организма. Можешь помыть ее завтра, если она выживет. Во-вторых, не забывай, что надо влажной тканью массировать ей животик, чтобы помочь облегчиться. Так ее вылизывала мать.

С этими словами она улыбнулась, повернулась и вышла из шатра. Кухулин закрыл рот.

Волчонок зарычал и боднул его руку, ища молоко в опустевшей марле.

— Ладно, злюка. Сейчас исполню твой приказ. Парень поудобнее уложил зверушку на коленях и достал еще молока.

— Но ты видела, как она улыбнулась? Это хороший знак. Пройдет совсем немного времени, и эта барышня вынуждена будет признать, что мы ей нравимся.

Он продолжал беседовать с молчащим зловонным крохотным созданием. В его голосе звучала решимость.

Скажи — и все осуществится!

По крайней мере, именно на это страстно надеялся Кухулин.


Эльфейм наконец осталась одна. Благодаря новому приобретению Кухулина она была уверена в том, что к ней никто не придет. Хотя сначала ей даже понравилось, что Бригид настояла на том, чтобы сопровождать ее в комнату и оставаться рядом, пока предводительница будет принимать ванну, развлекая Эль рассказами о сегодняшних злоключениях ее брата. Эльфейм улыбнулась при этом воспоминании, оборачивая вокруг себя мягкий сине-зеленый плед и закрепляя его брошью Маккаллана.

— Спасибо, мама, — прошептала она, задержав руку на великолепной ткани.

Это был один из даров, которые прибыли накануне из храма Эпоны. Честно говоря, девушка была равнодушна к роскошным нарядам и прочим глупостям, которые мать считала необходимыми, но клетчатая ткань цветов ее клана — это был бесценный подарок.

Она оделась и подошла к входу в виде арки, который вел вниз — в купальню и потайной ход за ней.

Избранная кончиками пальцев погладила камни, из которых состояло тело ее дома, и решительно двинулась вниз по лестнице. Знала ли она, что делать? Эльфейм глубоко вздохнула. Да. Она знала.

«Покажи мне дверь, за которой скрыт потайной ход».

Ее пальцы немедленно ощутили знакомое покалывание, сопровождаемое теплом. Из руки вдоль стены протянулась золотая нить, которая уперлась в диск, пылающий посреди потайной двери. Она последовала за нитью. Сердце девушки колотилось как сумасшедшее. Эль взяла факел, прикрепленный к стене купальни, и нажала гладкое выступающее пятно. На сей раз дверь открылась тихо, словно ждала ее прикосновения, затаив дыхание.

Эльфейм подняла факел, осветила вход и заглянула в темный туннель. Он оказался узким, стены покрывали влажные нити серебристой паутины. Девушка содрогнулась, подумав о пауках, снующих там. Потолок был низким и неровным. В спертом воздухе пахло влажной гнилью.

Избранная прижала руку к стене туннеля и сквозь холодную гладкую поверхность почувствовала пульс замка. Камень нагрелся под ее рукой. Девушка увидела, как золотая нить быстро ползла по стене, напоминая змею, и облегченно выдохнула. Эль не видела, где она заканчивается, но ощущала это кровью, текущей в ее жилах. Предводительница знала, что где-то в конце древнего туннеля камень встретится с лесом и она очутится на свободе, в ночи.

Не раздумывая, чтобы не потерять решимость, Эльфейм вошла в туннель. Он был прямым и ровным. Там пахло плесенью и было холодно, но стены окружили ее ощущением спокойной силы. Стук копыт о каменный пол был знакомым, привычным. Девушка шла по туннелю и думала о Маккалланах, несколько поколений которых жили в замке.

«Сколько раз мой предок шагал по этой дороге? Сколько свиданий осуществилось с помощью туннеля? Свидания!..»

Ее сердце заколотилось.

— Эпона, дай мне поступить правильно.

Голос Избранной устрашающим эхом разнесся по туннелю, и ей захотелось позвать Маккаллана. В его компании она чувствовала бы себя уютнее. Эль скривилась, скопировав любимую гримасу брата. Она теперь была Маккаллан и должна была поступать соответственно. Решения надо было принимать самой и осуществлять их тоже самостоятельно.

Как только пляшущий огонь факела осветил конец туннеля, девушка забыла обо всем. Наверх, к путанице корней и подлеска, вели каменные ступени. Она вложила факел в держатель, удобно расположенный на краю стены. Теперь ее руки были свободны, и Эль могла разгрести листья и сучья, завалившие выход. Она на удивление быстро справилась с работой и вынырнула из туннеля, как пробка из воды.

Эльфейм выбирала из волос листья, пока глаза привыкали к темноте. Она довольно далеко углубилась в лес. Отсюда не были видны огни замка, но ясно слышался шум прибоя. Девушка поняла, что оказалась на краю утеса. Она оглянулась на вход в туннель и в изумлении тряхнула головой. Снаружи он был похож на обычную дыру, словно небольшой скалистый выступ приподнялся и искривился. Он так сливался с землей, что Эльфейм следовало тщательно запомнить это место, иначе, когда придет время возвращаться, она не сможет отыскать его.

Избранная огляделась вокруг, пытаясь рассмотреть что-нибудь в темном ночном лесу.

«Надо подождать, пока взойдет луна. Но что потом? Разумеется, при свете мне будет лучше видно, но разве это поможет, если я не знаю, где искать?»

Она понятия не имела, где сейчас Лохлан.

Он приходил, когда на нее напал вепрь, и вчера, когда она была одна. Но откуда он узнал? Она зажмурилась, размышляя. Ведь сначала Эль и не подозревала о его существовании, но вчера произнесла вслух имя, и он просто появился.

«Позови меня, мое сердце. Я всегда буду рядом с тобой».

Ей отчетливо вспомнились эти слова. Она пожала плечами. Ничего другого ей не оставалось. Девушка не могла обыскать весь лес, чтобы найти его.

Чувствуя себя немного глупо, Эльфейм откашлялась и просто для проверки позвала:

— Лохлан.

Это прозвучало почти шепотом. Она нахмурилась и выругала себя. Разве так он ее услышит?

— Лохлан! — проговорила Эльфейм куда громче.

Кожу закололо от силы, внезапно охватившей ее.

Ветер подхватил эхо и понес его сквозь ветви сосен, где оно парило, повторяя: «Лохлан... Лохлан... Лохлан...» — много раз, пока не рассеялось так же мягко, как туман, поцелованный солнцем.

— Волшебство.

Ее губы проговорили это слово, но не раздалось ни единого звука. Дело было не в ее больном воображении и не в том, что она ударилась головой. Имя Лохлана оказалось волшебным.

Эльфейм поняла, что он здесь, прежде чем смогла увидеть возлюбленного. Она почувствовала его, как пульс замка через камни, ощутила его присутствие через свою кровь.

— Лохлан.

Она повторила его имя, снова восхищаясь волшебным ощущением того, как оно летело по ветру и обнимало ее.

— Я здесь, сердце мое.



предыдущая глава | Влюбленная в демона | cледующая глава