home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



17


Эльфейм дрожащей рукой отерла губы и поспешила из леса обратно к камням. Она едва успела с трудом взобраться на валун и сделать два длинных глубоких вдоха, когда из-за изогнутой линии деревьев выскочила Бригид и громко поприветствовала ее. Эльфейм махнула рукой в ответ и заставила себя улыбнуться.

«Глядя на меня, никто не должен понять, что я только что целовалась, — напомнила она себе. — И охотница тоже. Она не умеет читать по выражению лица, понимает только следы. — Мысли Эльфейм заметались, словно вспугнутый жеребенок. — Богиня! Бригид может заметить следы Лохлана».

Радостный, приветливый взгляд охотницы стал обеспокоенным и хмурым, когда она заметила, как побледнело лицо Эльфейм.

— Кухулин сказал, что я должна сопровождать тебя обратно в замок, потому что ты ушла слишком далеко и, наверное, устала. Глядя на тебя, я вижу, что он был прав.

— Ненавижу, когда так получается. — Эльфейм пыталась выглядеть беспечной и как можно меньше посматривать в сторону леса, чтобы убедиться в том, что Лохлана не видно.

— Все мы не любим, когда он оказывается прав. Спускайся, я подам тебе руку.

Бригид поддерживала ее, пока Эль слезала с валуна, потом внимательно осмотрела растрепанную, запыхавшуюся девушку.

— Хочешь поехать в замок на мне верхом?

— Нет, я в порядке.

— Уверена? Ты знаешь, что я совсем не против, — сказала Бригид.

— Да, я знаю, — улыбнулась она серьезной охотнице. — Спасибо, Бригид. Я ценю твое предложение, но думаю, что меня только утомит такая долгая езда.

Эльфейм тронуло предложение кентаврийки. Она до сих пор помнила, как в ту ночь Бригид везла ее и Кухулина из леса в замок. За последние пять дней подруга посещала ее так часто, как только могла, хотя по горло была занята охотой. Бренна и Бригад делали все, что только могли, чтобы ей было легче переносить свое невольное заключение.

Эльфейм чувствовала себя предательницей, когда молила Эпону сделать так, чтобы Бригид не заметила необычные следы Лохлана.

«Расслабься и поговори с ней, — приказала она себе. — Перестань вести себя так, словно в чем-то провинилась».

— Я рада, что ты приехала за мной. Мне не хватало твоего общества, — сказала Эльфейм.

— Вчера в замок пришли пятеро мужчин. Все с молодыми женами.

— А я и не слышала. — Эльфейм сощурила глаза. — Кухулин!.. — Она прошипела имя брата как ругательство. — Сверхбдительный чурбан! Не сказал мне, что к нам присоединились люди, думает, что я чертов инвалид!

— Твой брат определенно невыносим, — согласилась Бригид, но не смогла удержаться от усмешки.

В конце концов, с Кухулином никогда не было скучно. При всех его невыносимых недостатках он не путался под ногами. За исключением Эльфейм, Бренны и еще пары человек, ей было зачастую слишком трудно взаимодействовать с людьми. Конечно, представители рода человеческого не были столь сильными, как кентавры. Бригид казалось, что ограниченные физические способности слишком часто определяют их личность. До последнего времени ей почти не приходилось общаться с людьми, но даже за несколько дней, проведенных вместе с ними, она заметила, что людям свойственны поступки, не присущие кентаврам. Люди либо слишком явно демонстрировали свое расположение и дружбу, либо делали неприступный вид и мнили себя высшими существами. Бригид мысленно покачала головой. Она не одобряла взглядов членов табуна Дианны относительно разделения видов, но они были правы в одном — почти всех людей слишком трудно понять.

Она поглядела на Эльфейм, которая не была ни человеком, ни кентавром, и улыбнулась, видя ее замкнутое выражение лица. Ей не нравилось быть не похожей на других, но Эльфейм никогда не пыталась строить из себя того, кем не являлась. Она была лидером по природе, потому что ее коснулась Эпона, и большего ей не хотелось. Бригид уважала в ней это еще до того, как полюбила Эль.

— Если ты чувствуешь себя достаточно хорошо для того, чтобы подраться с Кухулином, значит, выздоровела. Бренна очень обрадуется, — сказала Бригид.

— Только не Ку, — ответила Эльфейм с удовлетворенной ухмылкой.

Они медленно возвращались к замку. Охотница старалась умерять шаг, чтобы за ней успевала раненая Эльфейм.

Когда Бригид начала сворачивать от моря к лесу, ее спутница встревожилась и торопливо показала на громадный склон утеса.

— Давай прогуляемся по хребту. Я хочу посмотреть на море.

Бригид изменила направление, но покачала головой, как только они медленно двинулись наверх.

— Не знаю, почему тебе это так нравится. Мне здесь страшно.

Эльфейм бросила на нее удивленный взгляд.

— Я не думала, что тебе бывает страшно.

— Упасть — довольно страшно, — фыркнула охотница и нежно похлопала Эльфейм по руке. — Думаю, ты это понимаешь.

Девушка задрожала в непритворном страхе.

— Ты права. Этот опыт мне не хочется повторять.

Какое-то время Бригид шла молча. Ей необходимо было поговорить с Эльфейм о несчастном случае, вернее, о непонятных следах, которые она обнаружила. Эль казалась ей более расслабленной, чем несколько минут назад. Она тихонько шла рядом, проводя ладонью по верхушкам длинных стеблей травы, которые росли пучками около утеса.

«Что же, почему бы не поговорить сейчас?»

Бригид откашлялась и искоса взглянула на Эльфейм.

— Я хотела спросить тебя кое о чем, что видела той ночью, но решила подождать, пока ты выздоровеешь, обретешь прежнюю ясность ума.

— Во имя Богини! Сколько можно сомневаться в этом? Клянусь, с ясностью ума у меня все в порядке. Хочешь, расскажу тебе в качестве доказательства эпическое стихотворение или даже два?

Бригид подняла руки, как будто отражая нападение.

— Ловлю тебя на слове, Богиня.

— Ты везла меня ж своей спине, — нахмурилась Эльфейм. — Тебе следует хорошенько подумать, прежде чем называть меня Богиней.

— Ты права. Настоящая Богиня не была бы такой тяжелой, — не задумываясь, согласилась Бригид.

Видя выражение ужаса на лице охотницы, Эльфейм расхохоталась, держась за бок и вздрагивая от внезапной боли.

— Ой, подожди! Не заставляй меня смеяться.

Она прислонилась к Бригид, пытаясь отдышаться, но всякий раз, когда смотрела на охотницу, ее сотрясал новый приступ хохота.

— Можешь перестать смеяться. Я не сказала ничего веселого. — Бригид хмуро посмотрела на девушку. — Может, у тебя истерика?

Эльфейм потрясла головой, переводя дыхание.

— Нет-нет, это просто потому, что ты сказала истинную правду. Я совсем не малышка.

Бригид фыркнула.

— Неужели кто-то называет тебя так?

— Нет.

Эль наконец-то успокоилась и медленно пошла вперед, прихрамывая, потому, что бок все еще болел.

— Пока я не прибыла в замок Маккаллан, никто, кроме членов моей семьи, не называл меня нормальным именем. Я всегда была той, кого коснулась Эпона, особенной. Теперь мне очень радостно слышать, когда кто-то придирается и говорит, что моя задница слишком большая.

— Я не придираюсь и ни словом не упомянула твою задницу, — возмутилась Бригид.

— Конечно нет, но мне нравится, что ты не стесняешься поддразнивать меня. Ты не придираешься, это делает Бренна.

— Она может, — подтвердила Бригид. — Знаешь, что эта лекарка настояла на том, чтобы я выпила одну из ее травяных микстур? Сказала, это поможет мне поддержать силы, чтобы я не уставала так во время охоты.

— И как на вкус, жуть? — сочувственно спросила Эльфейм.

— Угу, — скривилась Бригид.

— Помогло?

— Еще как!

Подруги обменялись взглядами, полными сострадания и муки.

— Наверное, надо сказать, что ее ненаглядный Кухулин в последнее время выглядит очень усталым, — вредным голосом предложила Эльфейм.

— Отличная идея, — рассмеялась Бригид. — А ты была права. С твоей ясностью ума все в порядке.

— Хорошо, тогда сделай мне приятное и расскажи об этом остальным. Я устала от взглядов. Люди смотрят так, словно падение лишило меня рассудка.

— С большим удовольствием.

— А теперь, когда мы установили, что я могу давать связные ответы, о чем ты хотела спросить меня?

Бригид сделала паузу и собралась с мыслями, прежде чем начать.

Когда она заговорила, из ее голоса исчезла дурашливость.

— Той ночью, когда ты убила вепря, в ущелье вместе с тобой были какие-нибудь существа?

— Существа? О чем ты? — Эльфейм постаралась, чтобы ее голос звучал отчетливо и равнодушно.

Бригид говорила медленно, словно пытаясь вслух отгадать загадку:

— Я нашла вепря с перерезанным горлом, мертвого, посреди ручья, с легкостью определила место, где ты упала, но видела и кое-что другое. Следы, которые даже отдаленно не были похожи на твои.

— Другие следы? Не понимаю, — сказала Эльфейм, чувствуя, как сжимается ее сердце.

Она не любила лгать. До недавнего несчастья ей ни разу не приходилось этого делать и было больно вводить друзей в заблуждение.

— Я тоже не понимаю. Конечно, уже стемнело, дождь начал смывать все отпечатки, но я уверена, что тот след был необычным. Его оставило животное, с которым мне никогда прежде не доводилось сталкиваться.

Бригид посмотрела на Эльфейм. В ее глазах ясно читалась тревога.

— Похожие следы я увидела потом в лесу, окружающем замок Маккаллан.

Эльфейм подавила панику, сжимавшую ей горло. Самым беспечным голосом, каким только могла, она спросила:

— Может, это какой-нибудь большой медведь? Ты ведь знаешь, что в этом лесу никто не охотился почти сто лет. Вот в нем и расплодились дикие звери, которые свободно бродят по окрестностям.

— Возможно, но следы не медвежьи, — вздохнула Бригид. — Это двуногое существо. Я знаю, что такого не может быть, но вдруг в Партолону вернулись драконы?

Эльфейм даже не пришлось делать вид, что она удивлена. Драконы уже несколько веков являлись лишь персонажами сказок и баллад. Если они когда-то и существовали, то в последние сотни лет их никто не видел.

— Думаешь, мне показалось? — заметила Бригид.

— Нет! Я не сомневаюсь в твоих словах. Возможно, в этом лесу водятся драконы. — Эльфейм бросила взгляд на кентаврийку и озорно усмехнулась. — Только Кухулину не говори. Он немедленно схватит копье и отправится убивать дракона.

Охотница засмеялась.

— Бригид, мне было бы приятно, если бы ты кое-что пообещала.

Кентаврийка вопросительно взглянула на подругу.

— Неважно, что это за существо, но не надо на него охотиться. Пусть живет, хотя бы до тех пор, пока мы окончательно не устроимся здесь. Тогда ты позовешь других охотниц, чтобы они отправились с тобой.

Эльфейм чувствовала, что эти лживые слова клеймят ее как самого черного из предателей. Она предавала и Лохлана, и подругу, но не знала, что еще сказать или сделать.

— Как пожелаешь, Эльфейм, — пожала плечами Бригад. — У меня и без того забот по горло. Каждый день надо добывать мясо для этой растущей орды.

Они продолжали идти молча. Каждая думала о когтистых следах, виденных в лесу.



предыдущая глава | Влюбленная в демона | cледующая глава