home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



12


— Где, говоришь, ты нашла ее? — спросил Кухулин у сестры, осмотрев брошь с изображенной на ней кобылицей — гербом клана Маккаллана.

— У основания каменной лестницы, которая ведет, как мне показалось, в бывшие казармы.

Она не сказала Кухулину о видении, которое помогло ей найти брошь, но не знала, почему так поступила. Может быть, потому, что зрелище гибели Маккаллана было для нее слишком личным переживанием. Оно привязало ее к прошлому замка. Эль любила брата так же сильно и безрассудно, как и он ее, но они были слишком непохожими. Избранная чтила прошлое и принимала мир духов. Кухулин же был воином, который жил здесь и сейчас. Он не верил в то, чего не понимал, не мог победить кулаками и оружием. Эль не хотела, чтобы брат начал подробно анализировать то, что случилось с ней сегодня днем. Он мог бы даже напрямую отказаться верить в это. Она хотела подольше удержать прошлое для себя одной, поэтому решила молчать о видении и о своем призрачном госте.

— Эта комната отлично выглядит, — сказала сестра, отвлекая внимание брата от броши.

Она не лукавила, чтобы сменить тему. Девушка изумленно распахнула глаза, осматриваясь вокруг. Поскольку приближался вечер, они с Ку встретились, чтобы оценить проделанную работу. Эль обрадовалась, увидев, что территория к югу от замка почти полностью расчищена. Кухулин пообещал, что следующей ночью они будут спать здесь, а не в Лотх Торе.

Верхние половины могучих колонн, окружающих главный внутренний двор, уже были отчищены. Кремовая красота резных узоров составляла резкий контраст с их нижней частью. Верхушки колонн будто были сотканы из воздуха. Бренна проявляла особый интерес к старинным колоннам и лично наблюдала за женщинами, занимавшимися их мытьем. Когда Эльфейм и Кухулин похвалили сделанную работу, маленькая знахарка вспыхнула от удовольствия.

Теперь брат и сестра стояли возле входа на кухню. Женщины уже заканчивали сегодняшние дела. Эльфейм едва могла поверить, что все вокруг так сильно изменилось всего за два дня.

— Рада видеть тебя, госпожа.

Винни подошла к ней, быстро поклонилась и бросила на Кухулина благодарный взгляд.

— И тебя тоже, воин.

Эль смотрела, как легко Ку превращался из заинтересованного брата во фривольного молодого человека.

— Всегда рад приветствовать такую прекрасную леди, Винни, — проговорил он.

— Просто невероятно, чего вам удалось добиться за столь короткий срок, — прервала его Эльфейм, боясь, что обмен любезностями затянется. — Не осталось ничего похожего на прежнюю кухню.

Из огромных очагов вытащили все обломки и тщательно вымели их изнутри. Из печей выгнали мышей, вытащили грязь и заменили выпавшие камни. Женщины отскребли кухонные стены и красивый пол, посредине помещения выложенный мрамором, а по бокам — камнем попроще.

— Винни! У нас есть вода! — завопила какая-то молодая помощница кухарки.

Эльфейм смотрела, как девица качнула ручку крана, и в мраморную раковину полилась вода. Сначала она была черной и грязной, но вскоре муть сошла, и в раковину хлынул прозрачный, искрящийся на солнце поток. Женщины, стоявшие рядом, радостно завизжали.

— Госпожа, завтра вечером ты сможешь отведать пищи, приготовленной на собственной кухне замка Маккаллан, — сказала Винни.

— Я очень рада, милая.

Хорошенькая кухарка улыбнулась и присела в поклоне, а затем поспешила вернуться к работе.

— Звучит так, словно охотнице пора начать зарабатывать на свое пропитание, — сказал Ку, когда они вышли из кухни и двинулись к парадной двери замка.

— Как раз сейчас она этим и занимается, Ку, — нахмурилась Эльфейм, которую сердила непрекращающаяся неприязнь брата к Бригид. — Она сказала, что не хочет, чтобы мы уничтожили все запасы в Лотх Торе, и отправилась после обеда на охоту.

Кухулин хмыкнул.

— Знаешь, я удивляюсь, что кентаврийка тебе не нравится. Она красотка, а у тебя с ними обычно складываются замечательные отношения.

— Она знает, что восхитительна, но остается чертовски высокомерной. Я до сих пор не могу полностью поверить в ее добрые намерения, — брюзгливо ответил брат.

Эльфейм удивленно уставилась на него.

— Да тебе она не нравится только потому, что не падает в обморок, лишь завидев тебя.

Ку пожал плечами.

— Может, ты и права, сестрица. Это очень необычно. — Он подмигнул ей, и Эльфейм смешливо фыркнула. — Но хватит говорить об охотнице. Я хочу узнать побольше о броши вождя, которая таким чудесным образом оказалась в твоих руках.

Они вышли в главный внутренний двор. От необходимости отвечать Эльфейм спас взволнованный голос Бренны, донесшийся до них:

— Ой! Посмотри на фонтан, госпожа!

— Ку, да он работает!

Эль схватила брата за руку и потащила за собой в центр двора, где уже собрались несколько человек, любуясь фонтаном. Мутная жижа с плеском выливалась из урны Рианнон в бассейн, наполняя его. Пока они смотрели, вода посветлела и стала прозрачной, весело заискрилась в лучах закатного солнца. Огромные колонны эхом отражали шум фонтана и гомон на внутреннем дворе. Всем казалось, что на улице идет дождь, а в уютном замке царит веселье.

— Это действительно замечательно, Эль, — сказал Кухулин, обнял ее за плечи и прижал к себе.

— Я согласна, — кивнула Бренна.

Она стояла рядом с Эльфейм и счастливо улыбалась. В глазах молодой знахарки отражалась пляшущая вода.

Эльфейм не могла говорить. После стольких лет ощущения бессмысленности жизни все ее желания неожиданно начали сбываться. Избранная почти боялась верить в происходящее, опасалась, что все закончится и растает, словно туман в ее сне, если она заговорит об этом.

Туман во сне. Это сравнение заставило ее с новой силой вспомнить свое видение. На мгновение Эль почувствовала смущение, у нее закружилась голова, совсем как после гибели Маккаллана. Она заморгала, пытаясь привести в порядок зрение и разум. Сестра чувствовала на себе обеспокоенный взгляд брата, но боялась посмотреть ему в глаза.

— Думаю, на сегодня достаточно, — коротко сказал Кухулин и приказал одному из мужчин:

— Дермот, передай всем, что пора возвращаться в Лотх Тор на ночлег.

— Да, господин.

Дермот улыбнулся и потрусил из комнаты.

Переговариваясь, мужчины и женщины стали расходиться из внутреннего двора, аккуратно складывая ведра, щетки и вешая влажные тряпки на козлы, чтобы высохли к утру.

Эльфейм, ее брат и знахарка остались у фонтана втроем.

— Ты в порядке, Эль? — спросил Кухулин.

— Все отлично, — ответила она, вновь обретя голос.

— Ты побледнела.

Бренна внимательно и встревоженно смотрела на нее.

Не глядя на брата и знахарку, Эльфейм проговорила:

— Меня просто немного изумило вот что: все, о чем я мечтала, осуществилось. Чувства нахлынули.

— Сейчас ты говоришь как девочка, — фыркнул Кухулин.

Его подтрунивание привело ее в себя, и она даже усмехнулась.

— Я и есть девочка, Ку.

Но Бренну ее улыбка не убедила.

— Мне кажется, тебе стоит последовать совету брата, Эльфейм. Ты сегодня хорошо поработала. Надо основательно поесть и отдохнуть, чтобы набраться сил к завтрашнему дню. Я приготовлю чай, который расслабит тебя и поможет восстановиться усталым мышцам.

— Я не... Ой! — вскрикнула Эль, когда Бренна подошла и ткнула ее под лопатку.

— Да, — твердо сказала маленькая знахарка.

— Лучше послушайся, Эль, — рассмеялся Кухулин. — Она напоминает мне маму.

— Я приготовлю много чая, чтобы хватило и тебе, — сухо сказала ему Бренна.

— Он будет очень невкусным? — осведомился Ку.

Ему понравилось, что она говорит с ним тем же тоном, что и с его сестрой, а не отворачивается и не бормочет что-то себе под нос.

— Я знахарка, а не кухарка.

Она бросила на него недовольный взгляд и внезапно поняла, что вступила в перепалку с красавцем воином. Бренна почувствовала, что краснеет. Она знала, что румянцем покроется только левая сторона лица, подчеркивая уродство правой.

— Мне нужно собрать необходимые травы, — сказала девушка, отвернулась и вышла из внутреннего двора.

Кухулин посмотрел ей вслед.

— Зачем она это делает?

— Ты зря удивляешься, Ку. Все понятно. Просто посмотри на ее лицо, а ведь изуродовано не только оно, — ответила Эль.

— Я видел ее лицо. Оно не заставило меня отпрянуть или убежать прочь.

Эльфейм уставилась на брата. Что с его голосом?

— Она ничего не говорила, но я думаю, что с ней жестоко обходились, причем не только женщины. Готова поспорить, что мужчины вели себя не лучше, особенно красивые.

— Если кто-нибудь здесь обойдется с ней жестоко, то ответит передо мной. Парни об этом знают. — Голос Кухулина прозвучал твердо, как кремень.

Эльфейм снова с удивлением взглянула на него.

— Это правда?

— Она твой друг. Я не потерплю, если с ней будут обращаться непочтительно, — ответил Кухулин, продолжая смотреть в том направлении, куда скрылась Бренна.

Эльфейм посмотрела на брата. Она никогда не видела, чтобы он так реагировал на женщину, не являющуюся членом их семьи. Ку стал беспокоиться о Бренне? Правда?

Избранная сразу же устыдилась собственных мыслей. Конечно, Кухулин мог беспокоиться о Бренне. Он был красив и одарен, при этом никто не мог упрекнуть его в невнимательном отношении к другим. Бренна была милой, миниатюрной девушкой, с которой произошло несчастье. Эльфейм не имела оснований сомневаться в том, что ее брат — настоящий мужчина, способный разглядеть что-то помимо шрамов.

— Спасибо за твою доброту к ней, Ку, — нежно улыбнулась она.

— Не стоит благодарности. По-другому и быть не могло.

Слова сестры заставили его почувствовать смущение, и голос юноши прозвучал резче, чем ему хотелось.

Он улыбнулся, будто извиняясь.

— Надо идти. Бренна, наверное, будет волноваться, если мы не догоним ее.

Погруженные в мысли, брат и сестра молча прошли через двор и ворота внутренней стены замка с выломанными створками. Они подошли к внешней стене и смешались с потоком рабочих, выходящих из замка. Все с уважением кивали Эльфейм и ее брату, и девушка радовалась, когда кто-нибудь из них называл ее по имени.

— Железо для новых ворот должны привезти перед новолунием, — сказал Ку, когда они вышли из замка.

Эльфейм остановилась и оглянулась.

— Ты счастлива, даже когда просто смотришь на него, правда? — улыбаясь, спросил Ку.

Его слова пробудили ее память.

— Так и есть. — Эль посмотрела на брата. — Знаешь, что еще делает меня счастливой?

— Что?

— Бег.

Она выдохнула это слово.

— Знаешь, я еще ни разу не бегала по-настоящему с тех пор, как мы уехали из маминого храма. — Она положила руку ему на плечо, чтобы он не прерывал ее. — Ку, мне надо побегать.

— Ты не знаешь эту местность. Куда тут можно отправиться? Дорога между замком и деревней — единственное расчищенное место, где можно более или менее размяться.

Она покачала головой.

«Нет, я не стану бегать перед чужими глазами. Меня только начали принимать. Если кто-нибудь увидит, какую скорость я могу развить, то во мне снова начнут видеть только Богиню».

Эль подумала об этом, опытным глазом изучая окружающий лес, потом улыбнулась.

— Я побегу вдоль утеса. Лес заканчивается в нескольких шагах от склона. Там достаточно прямой путь, и мне будет хорошо видно далеко вперед. Единственная опасность — это валуны, но они довольно большие, и я их обязательно замечу.

— Не знаю, Эль. Мне не нравится, что ты пойдешь одна. Давай я возьму коня и поеду с тобой?

— Кухулин, ты только вчера ночью сказал, что твои параноидальные ощущения были ошибочными.

Она проигнорировала нахлынувшее чувство вины, используя извинения брата против него самого, особенно учитывая, что далеко не все доверила ему.

— Я возьму твой кинжал. — Девушка провела рукой по талии, куда надежно прикрепила оружие. — Еще достаточно светло. До захода солнца я вернусь в Лотх Тор, и мы будем пить чай Бренны.

— Мне это не нравится.

— Думаешь, я промахнусь мимо утеса?

— Нет. Мне это просто не нравится, — ответил он.

— Ку, не будь как мама.

— Я не твоя мать, — нахмурился он.

Она усмехнулась.

— Возвращайся до захода солнца, — вздохнул Кухулин. — Знаешь, что это значит? На закате ты должна быть в городе, сидеть рядом со мной и пить чай знахарки, а не отправляться туда и не думать о том, что пора бы побегать.

— Да! Да! — нетерпеливо ответила она, быстро обняла брата и поцеловала в щеку.

Убегая, она бросила на него задорный взгляд:

— Позаботься о Бренне, пока я не вернусь.

Эль засмеялась и помчалась прочь. Ветер, свистевший в ушах, не дал ей расслышать ответ брата.



предыдущая глава | Влюбленная в демона | cледующая глава