home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



8


Эльфейм смотрела на статую. Она и вправду походила на нее. У девушки и скульптуры были одинаковые высокие скулы, полные губы и тонкие изогнутые брови.

— Рианнон, — внезапно произнесла Бренна. — Этот фонтан должен изображать ее, когда она была еще девочкой. Я вспомнила. Прежде чем стать Воплощением Богини Эпоны, она жила здесь. Рианнон была единственным ребенком в семье и...

— Моей прародительницей, — закончила за нее Эльфейм.

— А еще она была великим воином, — сказал Ку, продолжая внимательно изучать статую. — Под ее предводительством фоморианцы были побеждены и изгнаны из Партолоны.

— Но не надо забывать, что Рианнон помогал ее супруг, верховный шаман кентавров Клан-Финтан.

Эльфейм удивленно огляделась, пытаясь найти владелицу звучного женского голоса, разнесшегося по двору. От удлинившейся тени центральной колонны отделилась гибкая фигура женщины-кентавра. Эльфейм не сумела сдержать возглас удивления. Только кентаврийка-охотница могла так неслышно приблизиться к ним. Кухулин совершенно не заметил ее появления.

Эльфейм почувствовала прилив радости.

— Ты правильно сделала, что поправила меня, — официально проговорила Избранная. — Мой отец поступил бы точно так же.

— Я не хотела поучать тебя, Богиня, просто напомнила.

Когда она подошла ближе и оказалась залита лучами солнца, щедро освещавшими территорию вокруг фонтана, Эльфейм ошеломила такая красота. Лошадиная часть ее тела была лоснящейся, пегой, с белым хвостом. Она так ярко переливалась сливочными тонами, что казалась серебряной, и Эль вдруг вспомнилась блестящая шкура кобылицы, принадлежавшей Избранной Эпоны. Она никогда не видела кентаврийки такой великолепной масти. Даже ее копыта были редчайшего белоснежного оттенка. Человеческая часть тела оказалась не менее прекрасной. Ее волосы были такого же цвета, как шкура, и падали на спину густой белой волной. Кожа отливала алебастром. Гостья, как и все кентавры, носила традиционный полуоткрытый кожаный жилет, в вырезе которого виднелись полные округлые груди. Лицо ее было образцом классического совершенства. Эльфейм встретилась взглядом с глазами цвета лаванды.

Кентаврийка остановилась перед ней и сделала низкий изящный поклон.

— Я пришла, чтобы предложить свои услуга охотницы тебе, Богиня Эльфейм, и замку Маккаллан. Я Бригид Дианна.

— Ты из табуна Дианны, — проговорил Ку.

Его голос был необычайно резок, на лице парня появилось мрачное выражение.

— Да, я из ее табуна, но не разделяю образ мыслей предводительницы.

Эльфейм внезапно поняла, что она имеет в виду. Была среди кентавров постоянно растущая секта, члены которой презирали контакты с людьми. Они редко покидали родную равнину и отказывались общаться с соплеменниками, которые хотели жить рядом с людьми, считая их не лучше домашних животных. Девушка вспомнила, как ее родители обсуждали последствия развития таких непримиримых убеждений, и отвращение, которое ее отец-кентавр питал к сегрегационной идеологии. Она также не забыла, что он упоминал особенно воинственный табун Дианны, могущественной шаманки, которая превозносила свою идеологию и требовала от всех поддержать ее. Этим объяснялось мрачное выражение лица Ку.

— Бригид Дианна, если ты ищешь новой жизни, тогда добро пожаловать в замок Маккаллан, место, где все начинается сначала, — торжественно проговорила Эльфейм.

Охотница бросила на нее прямой и твердый взгляд.

— Да, Богиня, я ищу новой жизни.

— Хорошо. Тогда можешь начать с того, что будешь звать меня Эльфейм, — оживленно заговорила девушка. — Этот суровый воин — мой брат Кухулин.

Ку холодно кивнул охотнице.

— А это наша новая знахарка Бренна.

Эльфейм с радостью отметила, что Бригид не вздрогнула, когда Бренна повернула к ней свое изуродованное лицо.

— Берись за это бревно, Бригид. Становится поздно, а мне хотелось бы расчистить фонтан прежде, чем окончательно стемнеет.

Эльфейм вернулась к груде щебня, игнорируя недоверчивые взгляды, которыми обменялись ее брат и охотница.

— Довольно, Эль! Продолжишь завтра. Все уже давно ушли из кухни. Даже твоя кухарка-тиран и ее гарпии вернулись в Лотх Тор к горячей еде и мягким постелям, — сказал Кухулин, которого злила неуемная энергия сестры.

Вместе с охотницей они только что вытащили из внутреннего двора очередные носилки, нагруженные мусором, и отнесли их к груде, постоянно растущей перед стенами замка. Потом вернулись, и что? Эль и Бренна складывали ведра и готовились уходить? Нет! Его упрямая сестра заполняла грязью еще одни носилки, на сей раз с задней стороны бассейна.

— Ку, — сказала она, едва взглянув на него, — почему бы тебе не уйти? Я только загружу последние носилки и тоже отправлюсь.

Через дыру в крыше она поглядела на бледно-сиреневое небо, освещенное последними лучами заходящего солнца.

— Нет. Все остальные ушли. Я не хочу, чтобы ты шла по лесу одна.

— Прошу тебя. Люди весь день сновали отсюда до Лотх Тора и обратно. Я очень удивлюсь, если все белки не разбежались от такого шума.

— Она не останется одна. Я вернусь вместе с ней, — сказала охотница.

— И я, — добавила Бренна.

Эльфейм подмигнула брату.

— Доволен? Я не останусь одна. Он хмыкнул и твердо добавил:

— Если тебя не будет в гостинице «У кобылы» к тому времени, когда подадут ужин, то я сам приеду за тобой. Возьми это.

Он отстегнул от пояса шнурок. К нему были привязаны небольшие ножны. Эльфейм знала, что в них лежит один из его смертоносных кинжалов. Он бросил оружие сестре, и она ловко поймала его.

— Я ведь говорил тебе, что надо иметь при себе что-нибудь такое.

Он повернулся и вышел, тихонько бормоча что-то об упрямых бабах.

— Эй! Лучше позаботься о своей безопасности. Вдруг Винни услышит, как ты называешь ее помощниц гарпиями? — крикнула она ему вслед. — Чересчур нахальный, несносный младший брат, — с раздражением сказала Эльфейм.

— Он очень тебя любит, — заметила Бренна.

— Но остается невыносимым, — добавила Бригид.

— Вы еще не видели, как он может быть несносен по-настоящему. Если я не вернусь к указанному времени, то он примчится сюда через лес, вытащив клеймор, готовый уничтожить всех маленьких белочек и беспомощных птичек.

Бренна засмеялась. Ее смех был мелодичным и заразительным, и Бригид с Эльфейм тоже расхохотались.

Пока они все вместе работали, расчищая чашу фонтана, Эльфейм думала, как же хорошо, что двор полон звуками смеха и жизни. Ей не нужно было прижимать руку к центральной колонне, чтобы почувствовать, как менялась здешняя атмосфера. С первого взгляда на замок Маккаллан она почувствовала себя как дома. Но девушка также признавала, что это несчастное место, наполненное одиноким ожиданием. Его история была богата традициями и честью, как она объясняла женщинам днем, но замок больше ста лет оставался безмолвным и заброшенным. Один-единственный день — и все начало изменяться. В самом воздухе, окружавшем их, чувствовалась новорожденная жизнь. Казалось, что каждый вдох, который она делала, был заполнен надеждой.

— Пожалуй, этого достаточно, — сказала Эльфейм, вытирая грязные руки о юбку. Она осмотрела себя: — Фу! Мне хочется искупаться так же сильно, как поесть чего-нибудь горячего.

Бренна быстро кивнула, соглашаясь, и попыталась снять с руки что-то липкое. Да и лоснящийся круп Бригид был покрыт сажей.

Кентаврийка-охотница ухватилась за кожаные полосы, привязанные к носилкам, и перекинула их через плечо, чтобы ее мощное тело без труда смогло унести тяжелый груз.

— По крайней мере, вы вдвоем сможете искупаться. Я почти уверена, что в Лотх Торе для меня не найдется достаточно большой купальни, — сказала она, вытаскивая мусор наружу.

Эльфейм и Бренна помогали придерживать груду щебня, чтобы по пути ничего не выпало из носилок.

— Я никогда раньше об этом не думала, — проговорила Бренна, задыхаясь оттого, что ей приходилось почти бежать, чтобы не отставать от двух закаленных особ. — Было бы ужасно, если бы все купальни оказались для меня слишком маленькими, — размышляла миниатюрная знахарка.

— Это ужасно, если ты женщина, — ответила Бригид и со смешком сказала Бренне: — Если ты кентавр-мужчина, тогда проблем нет.

— Фу, эти мальчишки! — сказала Эльфейм, вспомнив, как мать грозила в детстве Кухулину и Финегасу, чтобы загнать их в купальню. — Хоть кентавр, хоть человек — они бывают просто отвратительны.

Три женщины сморщили носы и засмеялись.

— Вы можете поверить, что эта куча так выросла всего за один день? — спросила Эльфейм, когда они опрокинули носилки с мусором на огромную груду гнилых деревяшек и грязи, скопившейся за сто лет, которая располагалась неподалеку от внешних стен замка.

— Я могу, — сказала Бренна, остановившись, чтобы растереть плечи и размять шею. — Надеюсь, что в Лотх Торе имеется приличный медовар. Сегодня нам всем понадобится его напиток, чтобы расслабить мышцы. — Она оглянулась на громаду замка: — Да и завтра тоже.

— Это верно. — Эль с удовлетворением потерла руки. — Что ж, пошли в Лотх Тор, в гостиницу « У кобылы».

— Там можно и поужинать, — добавила Бригид.

— Само собой, — подтвердила Эльфейм.

Но едва они успели пройти несколько шагов, как девушка остановилась и хлопнула себя по лбу.

— Я забыла кинжал Ку. Он меня убьет, если я появлюсь без оружия. Погодите, я только на минутку.

Она напрягла мощные мышцы и пустилась по дороге, ведущей ко входу в замок.

Где она его оставила? Уже совсем стемнело, и за ножны и пояс можно было принять любую кучку листьев и грязи.

— Надо было быть умнее и привязать его к талии сразу же, как только он мне его дал, — сердито бормотала девушка себе под нос.

— Ты это ищешь, дорогуша?

По спине Эль пробежали ледяные мурашки. Низкий голос раздавался позади нее. Непонятно, как этому существу удалось неслышно перебраться через лужу. Словно во сне, она повернулась.

Оно присело на краю бассейна, внутри которого когда-то был фонтан. Она без труда могла его разглядеть, потому что чудное тело светилось так же мягко, как жемчуг под пламенем свечи. Оно было полупрозрачным. Эльфейм видела сквозь него руины внутреннего двора, как если бы у бассейна вообще никого не было.

— Ой!

Эльфейм даже не заметила, что затаила дыхание, пока не выдохнула. Воздух с шумом вырвался из легких. Она почувствовала, что дрожит, и с трудом удержалась от бегства.

Привидение подняло широкую мозолистую руку.

— Успокойся, Эльфейм, я не сделаю тебе ничего дурного.

Оно говорило с грубым акцентом, но выражение его глаз было мягким. Видя, что девушка не собирается удирать куда глаза глядят, оно улыбнулось:

— Вон там, дорогая.

Привидение кивнуло на пояс, лежащий на краю бассейна, недалеко от места, где оно сидело.

— Ты это ищешь?

Эльфейм, ничего не сознавая, кивнула, спотыкаясь, подошла к бассейну и схватила пояс.

— Хм. — Ей пришлось откашляться, прежде чем она смогла вымолвить: — Спасибо.

Привидение вежливо поклонилось.

— Не за что.

Его веселые глаза оглядели сначала Эльфейм, затем фонтан в виде девичьей статуи. Лицо привидения озарила широкая улыбка.

— Я рад, что ты наконец прибыла сюда, Эльфейм. Даже мертвые не могут ждать вечно.

— Ты меня знаешь?

Она с трудом произносила слова и могла говорить только шепотом.

— Да, милая, я знаю тебя и то, какая ты хорошая и храбрая девчушка. — Его глаза сияли. — Посмотри на себя! Великолепное смешение. Ты правильный выбор.

— Для чего? Кто ты?

Способность Эль думать начала восстанавливаться вместе с голосом.

— Спроси свое сердце и интуицию, милая. Они скажут тебе, кто я такой.

Эльфейм глубоко вздохнула и стала внимательно осматривать привидение. На вид это был почти старик, но с крепкой фигурой. Его наряд был обязательным для западных земель: полотняная блуза и килт со множеством складок. Яркие сапфирово-синий и изумрудно-зеленый цвета были полупрозрачными, но все равно создавали поразительный контраст на клетчатой материи. Ее глаза расширились. Она отлично знала этот рисунок. Мать носила его много лет, всякий раз, когда отправлялась на запад. У Эльфейм тоже имелась одежда такой расцветки. У нее было на нее право — в ее жилах текла кровь этого клана.

— Ты Маккаллан.

Его улыбка стала еще шире. Он подмигнул ей.

— Да, милая, я был им. Теперь ты займешь мое место.

Затем он посерьезнел, встал и торопливо поклонился.

Это внезапно напомнило ей о Кухулине.

— Сюда идут твои подруги. Мне пора. В другой раз, милая... в другой раз...

Он исчез, растаяв легкой дымкой, которая повисла в воздухе вокруг фонтана.

— Госпожа! Все в порядке? — раздался с лестничной площадки голос Бренны.

— Да! — громко ответила Эльфейм.

Девушка провела по лицу дрожащей рукой. Она говорила матери, что никто из духов замка Маккаллан не причинит ей вреда, и сама свято верила в это. Но Эль не считала, что когда-нибудь на самом деле поговорит там с призраком.

— Я никогда не думала, что встречу здесь самого Маккаллана.

— Ты что-то сказала, Эльфейм? — спросила Бригид.

Ее копыта глухо постукивали о покрытый грязью мрамор, серебристо-белая шкура казалась призрачной в темноте, когда она вошла во внутренний двор.

— Богиня, здесь так темно! Понятно, почему ты задержалась.

— Жду не дождусь, когда по стенам снова развесят канделябры и зажгут факелы, — нервно проговорила Бренна.

На фоне охотницы она казалась маленьким темным силуэтом.

Эльфейм улыбнулась и постаралась говорить обычным голосом:

— Вы правы, я едва нашла кинжал. Но теперь он со мной. Можно наконец отправляться, а то я ни о чем больше думать не могу как о горячей еде.

Эльфейм в последний раз обернулась на фонтан, окутанный дымкой, и поспешила из темного замка.



предыдущая глава | Влюбленная в демона | cледующая глава