home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



7


Эльфейм подумала, что здесь пахнет точно так же, как в саду, заросшем базиликом, после весеннего дождя. Она отбросила за ухо влажную прядь, предварительно выбрав из волос мятые листья, и улыбнулась про себя. Женщины, как и замок, очистились. Это был хороший перерыв и замечательный обряд. Эльфейм подняла глаза к небу. Ей показалось, что солнце садится слишком быстро. Она подавила вздох разочарования. Было бы гораздо лучше, если бы в очагах пылал яркий огонь, а сумерки означали бы, что пора зажечь факелы. Тогда можно было бы не останавливать работу до самой ночи, но сейчас пришла пора заканчивать. Она быстро прикинула в уме. В первую очередь необходимо привести в порядок кухни.

Внезапно в висках девушки застучало.

«Очисти главный внутренний двор. Позволь сердцу замка забиться вновь».

Эльфейм немного удивилась. Была ли эта мысль ее собственной? Хотя «мысль» — не совсем подходящее слово.

Внезапное желание прибрать внутренний двор было скорее принуждением, исходившим изнутри и бившимся в такт с пульсирующей кровью.

— Госпожа! Какое будет следующее задание?

Эльфейм очнулась от размышлений и улыбнулась Бренне, радуясь, что знахарка перестала называть ее Богиней.

Она жестом велела женщинам подойти к ней, затем нашла взглядом Винни.

— Надо привести в порядок кухню. Восстановление дома — работа, вызывающая хороший аппетит.

Винни засияла в улыбке.

— Я-то уж точно знаю, как это бывает.

Эльфейм, разумеется, было известно, где располагалась кухня. Она бросила взгляд на проход, который они сделали с братом и Повелителем камней, но ей хотелось доставить своей новой кухарке удовольствие. Пусть Винни сама проведет их туда, где отныне находится ее личная территория.

— Покажи нам ее, — сказала Эльфейм.

Как одна женщины хлынули в замок. Не колеблясь. Не трепеща. Без всякого неестественного смеха. Воздух будто очистился от эмоциональной паутины прошлого, затянувшей его. Оставалось лишь очистить материальное тело замка, чтобы молено было начать строить свое будущее.

Эльфейм знала, Кухулин скажет, что его сестра — идеалистическая дурочка, но она была настолько счастлива, что боялась, как бы не разорвалось ее сердце.

Женщины, толпясь, вошли в главный внутренний двор, и внезапно их болтовня стихла. Большая центральная колонна стояла безмолвно, внушая страх, вздымаясь над головами. Она была в несколько раз выше человеческого роста.

Эльфейм отошла от остальных и приблизилась к ней. Девушка до сих пор ощущала ладонями тепло от контакта с духами камня. Но на этот раз она не стала дотрагиваться до гранитной поверхности, а вместо этого повернулась к женщинам.

— Это центральная колонна замка, — объяснила она. — Всегда помните, что когда-то это был дом весьма уважаемого клана. Его члены были воинами, но, помимо этого, поэтами и художниками. В жилах многих Избранных Эпоны текла кровь Маккалланов. Они почитали красоту и истину, вот почему Богиня так разгневалась, когда их всех вырезали. — Она указала на колонну: — Если присмотреться, то под слоем грязи и копоти можно увидеть, что она украшена символами, которые были важны для Маккалланов. Животные и растения, типичные для окружающего леса, а также символ клана — кобылица, поднявшаяся на дыбы, — искусно вырезаны на поверхности колонны.

Некоторые женщины кивнули, подошли ближе и с нескрываемым любопытством принялись оглядывать массивную колонну.

— Камень надо почистить так, чтобы была видна его первоначальная красота, — сказала Меара таким же деловым тоном, каким приказывала вымыть грязные емкости для воды.

— Так и будет, — заверила ее Эльфейм. — Изменится весь этот двор. Посмотрите на пол.

Женщины опустили глаза вниз. Не думая о том, что она может привлечь ненужное внимание к своему уникальному телу, Эль ударила острым копытом и пробила небольшую лунку в грязи, покрывавшей пол.

— Смотрите, — сказала она с довольной улыбкой. — Вся эта мерзость скрывает великолепные мраморные плиты. Если их отмыть, они засияют так же ярко, как жемчужные залы в храме Эпоны.

Женщины взволнованно заговорили между собой, рассматривая сокровище, скрытое у них под ногами.

Сердце замка!.. Мысли Эльфейм продолжали возвращаться к словам, которые находили отклик во всем ее теле. Реакция женщин показала, что их это тоже взволновало. Замок должен ожить.

«Совсем скоро», — пообещала она себе и старой колонне, покрытой следами времени.

— Веди нас на свою новую кухню, Винни, — сказала Эльфейм.

Кухарка вспыхнула от удовольствия и зашагала по внутреннему двору к другому дверному проему в виде арки, который вел в огромную комнату. Там женщины остановились.

Потолок Большого зала был сделан из такого же унылого серого камня, как и стены замка, поэтому огню не удалось истребить его, но стены были закопчены, огромное помещение выглядело темным и печальным. Горы золы свидетельствовали о том, что когда-то здесь громоздился помост, на котором стояли ряды тяжелых деревянных столов, а разрушенная рама, протянувшаяся от пола до самого потолка, в древние времена была огромным окном, позволяющим жителям замка обедать и вершить суд с видом на строгий главный внутренний двор.

Теперь от него остались лишь булыжники, но перед глазами Эльфейм до сих пор стоял мощный остов замка, каким она его увидела впервые. По блеску глаз своих помощниц ей стало ясно, что они чувствуют то же самое.

— Из Большого зала на кухню ведут два входа. По голосу Винни было ясно, что она готова заняться делом.

— Здесь и там.

Старшая кухарка указала на небольшие дверные проемы в виде арок, устроенные на противоположных сторонах дальней стены, подошла к одному из проемов и сказала:

— Они связаны длинным коридором, который открывается в кухню.

Винни взглянула на трех своих помощниц.

— Надо решить, какую дверь мы будем использовать только как вход, а какую — как выход. Тогда будет меньше несчастных случаев.

Помощницы кухарки серьезно закивали. Эльфейм едва сдержалась, чтобы не закричать от облегчения. Они тоже начали считать замок жилым, действующим!

Поскольку кухня была частью Большого зала, ее каменная крыша тоже сохранилась неповрежденной. Но само помещение, как и остальная часть замка, представляло собой руины. Эльфейм услышала птичий щебет, заметила, как снуют туда-сюда разные крошечные существа, и поняла, что в двух огромных очагах обосновались целые семейства всяких животных. Кирпичные печи были пристроены к стене. Когда Винни заглянула в одну из них, оттуда выскочила белка и в испуге умчалась прочь. Кухарка вскрикнула от неожиданности, а затем залилась смехом.

— Наверное, она подумала, что я гигантский мокрый стебель базилика, — проговорила она, и остальные засмеялись вместе с ней.

В другую стену была встроена большая чаша и проржавевший насос, с помощью которого когда-то качали пресную воду. По обеим его сторонам, словно открытые рты, зияли каменные ящики, забитые всяким мусором. В центре комнаты находился большой мраморный островок, присыпанный грудами листьев и пометом весьма подозрительного вида.

— Ну, сестрица, что у нас на ужин? — раздался рядом с Эль голос Кухулина.

Она подскочила и шлепнула его.

— Шкуру спущу, если снова так напугаешь!

— Его шкуру не прожевать. Она слишком жесткая, Богиня, — заметил кто-то из мужчин, столпившихся у него за спиной и с надеждой ожидающих ответа на эту шутку.

— Прошло совсем мало времени, а тебя уже так хорошо изучили, — язвительно заметила Эльфейм.

Ку поднял руки, словно сдаваясь.

— Я пришел с миром!

— А я думала, ты решил поработать, — довольно сурово проговорила Эльфейм.

— Это тоже, — ответил он. — Повелевай нами, госпожа, и твое слово будет законом.

Он эффектно раскланялся. Мужчины, пришедшие с ним, сделали то же самое, и Эльфейм не смогла сдержать улыбку.

— Вообще-то в этой особой комнате повелеваю не я, а наш повар.

Глаза Кухулина заискрились, и он поклонился пышущей здоровьем рыжеволосой Винни. Эльфейм заметила, что несколько других мужчин тоже окинули юную кухарку оценивающими взглядами.

Симпатично порозовевшие щеки Винни были единственным явным признаком того, что ей поправилось их внимание.

Она распрямила плечи, уперлась руками в красивые бедра и с мелодичным акцентом стала давать целую кучу распоряжений:

— Мужчины могут начать вычищать очаги и печи. Кому-то надо подняться на крышу и проверить, в порядке ли дымоходы. Если из труб вывалились камни, то надо поставить их на место. Кроме того, придется починить этот насос. Еще нам понадобятся ведра, мыло, тряпки и все прочее для генеральной уборки.

В комнате закипела работа.

Эльфейм торопливо отошла в сторонку.

— Хорошо, что кентавры расчистили дорогу к замку. Сюда сумели пройти повозки с припасами. Мне не хотелось бы общаться с твоей хорошенькой кухаркой, если бы все то, что необходимо для уборки, застряло бы в лесу, — проговорил Кухулин, подойдя к сестре и наблюдая за суматохой из угла комнаты.

— Наверное, она симпатичная, но, по-моему, слишком уж сварливая, — ответила Эль.

— Рыженькие — это искушение, — сообщил Кухулин голосом человека, умудренного жизненным опытом.

— Идем, Ку, — сказала она и взяла его за руку. — Я хочу, чтобы ты мне помог.

— Куда мы идем?

— В главный внутренний двор. Что-то подсказывает мне, что очень важно привести его в порядок как можно скорее.

Они направились к выходу из комнаты, и Эльфейм заметила, что внезапно наступила тишина. Она оглянулась и увидела, что все прекратили работу и смотрят на нее.

— Продолжайте, — поспешно проговорила она. — Мы с братом хотим приняться за уборку внутреннего двора.

Она не успела сделать и шагу, как ее остановил голос Бренны:

— Можно мне пойти с вами, госпожа?

Знахарка выступила из темного угла в дальнем конце комнаты, и Эльфейм увидела, что несколько мужчин вздрогнули и отвели глаза от ее лица.

— Конечно можно, Бренна, — быстро ответила она.

— Я тоже приглашаю тебя, — сказал Ку. — Как уже заметила моя сестра, мне нередко приходится прибегать к помощи опытной знахарки.

Эльфейм охватило чувство благодарности к брату. Его слова заставили мужчин по-другому отнестись к израненной женщине. Они показали им, что он, как и его сестра, ценит и уважает Бренну.

Знахарка ничего не ответила, лишь наклонила голову так, чтобы волосы скрыли лицо, и поспешила за ними из комнаты.

— Эль, тебе надо будет измерить рамы и заказать новые окна, — заметил Ку, когда они снова очутились в Большом зале. — Если, конечно, ты не предпочитаешь замуровать эту стену.

— Нет, мне нравится, что можно смотреть наружу. Думаю, отсюда будет превосходный вид.

Они втроем остановились на краю главного внутреннего двора. Через сгоревший потолок было видно, как быстро наступал вечер. Цвет неба менялся с ярко-голубого на оранжевый и фиолетовый. Красота неба сильно контрастировала с разрухой, царящей внизу. Стволы деревьев и грязь покрывали мраморный пол. Везде, особенно в самой середине зала, валялись кучи золы и сгнившие деревянные куски крыши. Эльфейм остановилась там и почувствовала, что не может оторвать глаз от центра двора. Она напряженно думала. Ее не покидало какое-то смутное воспоминание о центральном внутреннем дворе замка.

— Ку, Бренна, давайте посмотрим, сумеем ли мы убрать отсюда хотя бы несколько старых балок.

Не дожидаясь ответа, девушка подбежала к самой большой груде щебня и принялась за работу. Вскоре Эльфейм вытащила оттуда особенно длинную деревяшку, и перед ней показался бортик бассейна, похожий на край грязной огромной чаши, которую выбросили целую вечность назад.

— Вот! Я так и знала, что в этой грязи прячется что-нибудь стоящее, — с удовлетворением сказала Эльфейм.

Они с двойным усердием работали до тех пор, пока из грязи и обломков перед ними не появилась изящная статуя молодой девушки, выполненная в человеческий рост. Она стояла посреди бассейна, держа в руках перевернутую большую урну и словно что-то выливая из нее.

— Это же фонтан! — воскликнула Бренна.

— Смотри, Эль, она какая-то необычная, — проговорил Ку, влезая в бассейн, чтобы рассмотреть ее поближе.

Складкой килта он оттирал лицо статуи, пока не показался кусочек молочно-белого мрамора, светящегося и призрачного.

У юноши от удивления перехватило дыхание.

— Она похожа на тебя.



предыдущая глава | Влюбленная в демона | cледующая глава