home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



6


— Какой он мрачный и страшный.

Нежный голос Кейтлин эхом отозвался внутри пустых стен замка.

Женщины стояли в шаге от только что расчищенного входа в замок Маккаллан. Они провели остаток утра, убирая кучи камней, валявшиеся тут около ста лет. Теперь помещение походило на гигантский рот с выбитыми передними зубами. Затем работницы наскоро пообедали сухарями, сыром и сушеным мясом, жадно глотая, почти не жуя. Эльфейм представила себе, как мать содрогнулась бы от отвращения к этой пище. Она назвала бы варварским такой вот способ ее поедания, но дочь искренне наслаждалась каждым куском.

Пора было приступать к следующей задаче, войти в замок и приняться за дело посложнее — превратить старые развалины в обустроенный дом.

Но сперва Эль опять должна была подбодрить своих помощниц.

— Не такой уж мрачный, — сказала она, пройдя несколько шагов за защитные наружные стены. Девушка указала на пустой дверной проем, ведущий во внутренние помещения замка, через который виднелся двор и массивные каменные колонны. — Он просто кажется таким, потому что до сих пор покрыт копотью после пожара. Не говоря уж о том, что тут все изрядно запачкалось за эти годы, так как крыша разрушена. — Эль ободряюще улыбнулась Кейтлин: — Все, что ему нужно, — это хорошая уборка и уход. Тогда замок больше не будет мрачным.

Но Кейтлин, как и остальных, по-видимому, не убедили ее слова.

«Что же, — подумала она. — Придется сказать им все как есть, чтобы справиться с ситуацией».

— Теперь о проклятии.

Эльфейм сделала паузу. Ей показалось, что даже камни притихли, чтобы послушать ее дальнейшие слова.

— Его не существует, — медленно и отчетливо сказала она. — Об этом я узнала от Воплощения Эпоны. То же самое говорит и моя интуиция. — Произнося это, Эльфейм сделала еще несколько шагов и оказалась во внутреннем дверном проеме. — Здесь до сих пор очень красиво. Только взгляните сюда. Пожалуйста, не позволяйте глупым сказкам, придуманным для того, чтобы пугать непослушных детей, заставить вас не доверять нашему новому дому.

«Или мне», — мысленно добавила она.

Она не хотела, чтобы ее люди боялись замка, каждой тени и воображаемых демонов.

— Я никогда не пугалась страшных сказок, госпожа.

Эльфейм узнала голос женщины раньше, чем она выступила из-за спин остальных, где обычно стояла. Бренна уже не наклоняла голову и не прятала лицо за волосами. Сегодня все были слишком заняты и не заботились о том, какое впечатление производят на других. Но Эль заметила, что Бренна оставалась очень сдержанной и почти не включалась в шутливые перепалки, которые уже начали вести друг с другом остальные. Сейчас ее внимательный взгляд был прикован к глазам Эльфейм.

— Правда, я считаю, что иногда фантазии и воображение могут быть сильнее действительности. Поэтому очень мудро рассеять воображаемых призраков, прежде чем они заполонят реальность.

Эльфейм понравился спокойный, уверенный тон, которым говорила эта девушка.

— И что же ты предлагаешь, Бренна?

— Обычный обряд очищения, который прогонит злые силы, а нас, новых обитателей замка, защитит и радушно примет, — ответила та.

Остальные женщины смотрели на Бренну со смесью любопытства и облегчения.

— Скажи, что тебе для этого нужно, — предложила Эльфейм.

— Обряд прост. Для его проведения понадобятся лишь базилик и емкости для свежей воды.

— Может быть, я смогу найти дикий базилик на бывшем огороде замка, — сказала Винни.

— Травы очень жизнеспособны. Думаю, у тебя есть хорошие шансы найти базилик, если удастся разыскать те места, где когда-то были грядки с зеленью, — ответила ей Бренна.

— Я могу разыскать такие грядки в любом замке, — твердо прозвучал обычно мелодичный голос Винни.

— А еще здесь должно быть что-нибудь, куда можно набрать воду, — добавила Меара. — Это место, где когда-то жили люди. Здесь обязательно должна быть домашняя утварь.

— Отличная идея, Винни и Меара. Половина из вас пойдет с кухаркой за базиликом, другие будут искать вместе с Меарой кувшины, ведра или что-нибудь такое, куда можно набрать воды, — оживленно сказала Эльфейм — То, что найдете, несите сюда, и начнем обряд.

Эльфейм в самом деле не ожидала, что они отреагируют с такой готовностью, но женщины быстро разделились на две группы и, словно воины, двинулись к старинному замку. Да, они слишком громко разговаривали и смеялись, словно отпугивая злых духов, которые могли скрываться в тени, но все же вошли в замок, не ежась и не крича от страха. Эльфейм вспомнила, как немного раньше этим утром мужчины и кентавры отказались войти за стены вслед за Дананном. Сейчас здесь звенели голоса женщин, занятых поисками. Это было шагом в правильном направлении.

— Страх обычно можно преодолеть с помощью здравого смысла, знакомых и простых задач, — негромко сказала Бренна.

Она не пошла с остальными. Они с Эльфейм стояли одни возле входа в замок. Эль улыбнулась ей.

— Очень мудро, что ты вспомнила про обряд очищения. Я могла думать только о том, как это глупо — бояться места, которое несет в себе такую большую надежду на будущее. Мне хотелось кричать, попытаться заставить их понять, что все это сказки. Твой способ оказался лучше.

— Не лучше, госпожа, просто им это легче понять, — кротко ответила Бренна, но все же склонила голову, услышав комплимент Эльфейм.

— Ты и вправду шаманка? — с любопытством спросила та.

Бренна улыбнулась уголком рта.

— Мне лестно, что ты так подумала. Нет, я не могу излечить дух, как это делает шаман, но действительно признаю — чтобы лечить плоть, надо хотя бы немного знать о том, что управляет ею.

Эльфейм почувствовала, что расплывается в улыбке.

— Ты совсем как мой отец, только он говорит прямо противоположное. Мол, шаман не может исцелить тело, но должен иметь о нем практические знания, чтобы лечить дух.

— Мидхир — великий шаман. Я лишь однажды встретила его, но в тот единственный раз он выказал мне такую доброту, которой я никогда не забуду.

— Я не знала, что...

Эльфейм едва успела замолчать. Она чуть не сказала, что не знала о том, как ее отец лечил кого-то, кто был так сильно изуродован. Ну и бестактная же она! Девушка закашлялась, чтобы скрыть неловкость.

— Да, не знала, что ты знакома с моим отцом.

— Можно сказать, что я с ним незнакома, госпожа. Я всего один раз встречалась с Мидхиром.

Эльфейм кивнула, все еще сердясь на себя, и поспешно спросила:

— Откуда ты родом, Бренна?

— Моим домом был замок Стражи, — ответила Бренна.

— Я рада, что тебе захотелось присоединиться к нам, и надеюсь, что замку Стражи не будет слишком сильно не хватать его знахарки.

Бренна отвела взгляд от Эльфейм, но девушка успела заметить боль, вспыхнувшую в ее глазах — здоровом и изуродованном.

— Мне было пора уходить и начинать новую жизнь, — негромко произнесла Бренна.

— Мне кажется, я тебя понимаю, — сказала Эльфейм.

Глаза Бренны метнулись к ней. Она уже открыла рот, желая ответить, что Эльфейм с ее прекрасным, изумительным лицом не может ее понять. Но знахарка не произнесла ни слова, и не потому, что боялась этой сильной женщины. Ее внимательный взгляд медленно пропутешествовал вниз по телу Эльфейм. Она была одета совсем как другие женщины, в скромное прочное льняное платье, которое охватывало грудь и скреплялось на плечах простыми застежками. Руки оставались обнаженными, свободными для работы. От лифа платье спускалось мягкими замысловатыми складками, очень похожими на килты, которые носили мужчины, и заканчивалось, как было принято в Партолоне, чуть выше колен. Там взгляд Бренны остановился. Эльфейм была одета так же, как все женщины, но на этом сходство заканчивалось. Вместо изящных коленей, красивых женственных лодыжек, сужающихся книзу, и ступней, обутых в башмаки с кожаными подошвами, у Эльфейм были мощные лошадиные ноги, покрытые гладким блестящим ворсом такого же глубокого темно-рыжего оттенка, как и волосы на голове. Вся эта невероятность заканчивалась копытами, мерцающими, словно полированное черное дерево. Она не была человеком, но, совершенно определенно, не являлась и кентавром. Эта Избранная нисколько не походила на всех остальных жителей Партолоны.

Бренна подняла взгляд и посмотрела прямо в глаза Эльфейм.

— Да, думаю, ты очень хорошо понимаешь, — медленно проговорила она.

Две девушки, так не похожие на других, неуверенно улыбнулись друг другу.

Женщины вернулись гораздо быстрее, чем ждала Эльфейм. Группа Меары нашла две пригодные к употреблению емкости. Одной из них был кувшин с оббитым горлышком, наполовину утонувший в грязи, а другой — почерневшее ведро, которое каким-то образом уцелело в огне.

— Видно, что их не мыли очень много лет, — с отвращением сказала Меара. — Все это надо хорошенько почистить.

Она вздохнула и добавила:

— Как и весь замок.

Эльфейм подавила улыбку. Ясно, что она правильно выбрала Меару для того, чтобы вести хозяйство в огромном доме. Пусть лучше она ворчит но поводу предстоящей работы, нежели бежит отсюда в страхе перед воображаемым проклятием.

— Неподалеку есть ручей. Он течет от леса к утесу и впадает в океан, — заговорила одна молодая женщина.

— Ты Арлен, верно? — спросила Эльфейм.

Та застенчиво кивнула.

— Да... госпожа. Я выросла в Лотх Торе и хорошо знаю эти места.

Она говорила с явным акцентом уроженки западной части Партолоны.

— Замечательно. Ты покажешь ручей Меаре. Она возьмет с собой столько помощниц, сколько нужно, чтобы хорошенько все вымыть.

С удовлетворенным бормотанием Меара позвала с собой нескольких человек, и они отправились к ручью. Арлен возглавляла их маленькую группу.

— А я нашла много базилика.

Винни опустила подол юбки. Множество листьев базилика упали на землю, наполняя воздух специфическим ароматом, который вызвал воспоминания о восхитительном красном соусе и неспешных приятных обедах.

Эльфейм глубоко вздохнула и заметила, что несколько женщин сделали то же самое. Она улыбнулась им и подумала, что, должно быть, близится время ужина, поэтому все думают о еде.

— Еще я нашла кухни. Там полный хаос.

Кухарка хмуро посмотрела на базилик, словно трава была виновата в этом беспорядке. Сердце Эльфейм упало.

— Их можно восстановить или придется отстроить заново?

Она надеялась, что кухни можно будет привести в рабочее состояние в довольно короткий срок.

— Будет нелегко, но я думаю, что их можно восстановить. Фундамент крепкий, большая его часть уцелела в огне.

По необъяснимой причине от слов Винни на глаза Эльфейм навернулись слезы. Она быстро моргнула, не желая, чтобы женщины неправильно поняли ее эмоциональный отклик.

Обретя уверенность в голосе, девушка сказала:

— Думаю, мы очень часто будем видеть это в нашем новом доме — крепкий фундамент, большая часть которого уцелела.

Раздались возгласы, выражающие согласие, и Эльфейм снова почувствовала, как намокли ее глаза.

— Эль! Ты готова пообщаться с парнями? — раздался за спинами женщин голос Кухулина, заставивший их подскочить.

На этот раз Эльфейм обрадовалась появлению брата и быстро вытерла глаза.

Ку был слишком занят демонстрацией белозубой улыбки, чтобы заметить внезапные эмоции сестры.

Он подмигнул Винни, которая торопливо пыталась отряхнуть юбку от остатков базилика и грязи.

— Когда я сказал парням, какие прекрасные леди ждут их помощи, сразу же появилось немало добровольцев.

— Да-да, Кухулин, мы поняли. — Эльфейм хмуро посмотрела на него. Он был решительно неисправим. — Мы почти готовы встретить их. Но сначала нам надо совершить обряд очищения.

— Какой обряд?

Эльфейм бросила на брата самодовольный взгляд. Теперь, упомянув о магии, она безраздельно завладела его вниманием.

— Именно такой! Наша новая знахарка считает, что обряд ритуального очищения и защиты — мудрая идея. Его надо провести, прежде чем начинать восстанавливать внутренние помещения замка. Я с ней согласна.

Теперь настала очередь Кухулина нахмурить брови.

— Это просто обычный обряд очищения, Ку. Никто не собирается накладывать чары и вызывать духов-наставников.

Эль подмигнула ему, и он что-то неразборчиво пробурчал в ответ.

— Позволь представить тебе нашу знахарку...

Она замолчала. Секунду назад Бренна стояла рядом с ней, а сейчас там никого не было. Эль быстро осмотрела женщин и заметила черные волосы. Бренна снова пряталась позади всех.

Эльфейм хотелось застонать от разочарования. Если эта девушка собирается быть их знахаркой, то ей придется прекращать все время прятаться, когда кто-нибудь подходит к ней. Неужели Бренна думает, что ее брат отпрянет или завопит от ужаса? Затем Эль вспомнила выражение глаз девушки, когда та сказала, что ей надо начать новую жизнь. Возможно, это была реакция, которой она ожидала, особенно от привлекательного юноши. Но ведь Бренна не знала Кухулина так, как его родная сестра. Он мог быть неисправимым ловеласом, но сердце у него оставалось добрым. Он никогда преднамеренно не обидел бы женщину.

— Бренна, — позвала она. — Я хочу, чтобы ты познакомилась с моим братом.

Знахарка медленно показалась из-за спин собравшихся. Ее голова была снова склонена, и она не поднимала ее, пока не подошла к Эльфейм. Лишь тогда девушка вздохнула и подняла глаза. Эльфейм наблюдала за братом и увидела, что выражение его лица стало бесстрастным при первом взгляде на страшные шрамы молодой женщины. Но он не отпрянул и не отвел взгляда.

— Кухулин, это наша новая знахарка Бренна.

— Приятно познакомиться, леди Бренна, — произнес Ку, галантно склонив голову.

— По-моему, вы должны знать друг друга. Я уже говорила Бренне, как сильно ты склонен к несчастным случаям, — сказала Эльфейм и тепло улыбнулась девушке, которая, казалось, была полностью поглощена изучением своих ног.

— Я буду рада помочь всегда, когда это необходимо, — проговорила Бренна.

Она почти шептала, и Эльфейм пришлось напрячь слух, чтобы расслышать ее слова.

— Как я сказала, это была идея Бренны совершить обряд очищения. — Эль по очереди оглядела женщин, как бы приглашая их присоединиться к ее словам. — Мы подумали, что это превосходная мысль.

Женщины оживленно заговорили, соглашаясь с Эльфейм, но она заметила, что брат до сих пор пристально смотрит на знахарку.

— Ты шаманка, Бренна? — внезапно спросил Кухулин.

Та неохотно подняла глаза, взглянула на красивого молодого воина и ответила все тем же шепотом:

— Нет, Кухулин. Но я владею кое-какими знаниями о мире духов и знакома с ритуалами, которые вызывают их благословение.

— Хорошо. Я думаю, это мудро, что мы призываем царство духов помочь моей сестре в восстановлении замка Маккаллан, — сосредоточенно сказал он.

Эльфейм удивленно замигала. Что он сказал? Ку ненавидел любое упоминание о царстве духов. Прежде ему это совсем не нравилось. Она прищурилась, глядя на него.

— Братец, ты не заболел?

Прежде чем он успел ответить, в замок неожиданно вошли Меара и ее помощницы. Их руки и юбки были мокрыми, но они несли чисто вымытые емкости со сверкающей водой. Завидев Кухулина, женщины остановились, поспешно присели в поклоне и захихикали, когда вода выплеснулась на пол.

Ку осклабился.

— Как можно болеть, когда тут столько хорошеньких девиц?

Теперь он снова был похож на себя самого. Эльфейм покачала головой и велела ему помолчать, но подумала о том, что позже надо будет спросить брата, зачем ему так неожиданно понадобилась поддержка духов.

— Пока можешь идти, Ку.

Отпустив его, она повернулась к знахарке.

— Бренна, что нам надо делать?

— Взять базилик и раздавить его в воде.

Ее голос, объяснявший ход обряда, превратился из робкого шепота, которым она говорила с Кухулином, в ясный уверенный тон знахарки, вызывавшей уважение.

— В обряде должны принять участие все женщины. Каждая из вас возьмет несколько листьев базилика и положит их на воду. Делая это, вы должны сосредоточиться на том замечательном, что хотели бы иметь в своем новом доме.

Бренна сделала знак Меаре, которая стояла ближе всех к емкостям. Немного волнуясь, домоправительница взяла веточку базилика, наклонилась и погрузила ее в прохладную свежую воду, сминая светло-зеленые листья и осторожно вращая их.

— Хорошо, — похвалила Бренна.

— Она мягкая, прохладная и пахнет замечательно, — сообщила Меара остальным.

Без дальнейших колебаний Винни, Ада и Коллин взяли по стебельку. Вскоре ведро и кувшин окружили смеющиеся женщины, по локоть погрузившие руки в зеленоватую воду.

— Закройте глаза, — сказала им Бренна. — Представьте себе свой новый дом, думайте о своих надеждах и желаниях, о том, чего вы жаждете.

Все закрыли глаза, и Эльфейм смотрела, как на их лицах появляется мечтательное выражение. Губы женщин расцвели довольными улыбками.

— Мы должны присоединиться к ним, госпожа, — сказала Бренна.

Эльфейм кивнула, и они со знахаркой взяли по веточке базилика. Эль приблизилась к кувшину, возле которого стояло довольно много сосредоточенных женщин. Она протиснулась между Меарой и Кейтлин. Никто не затаил дыхания, не отпрянул оттого, что оказался к ней так близко. Женщины были настолько поглощены собственными мыслями, что никто будто и не заметил ее.

«Это хорошо, — подумала она. — Просто прекрасно быть такой, как все, пусть даже ненадолго».

Эльфейм закрыла глаза, смяла базилик в ладони и опустила его в воду.

Вдруг она услышала молчаливые желания женщин, окружавших ее. Ей казалось, что их мысли и мечты проходят сквозь воду и освобождаются в ней. Эльфейм затаила дыхание, смакуя каждое желание, затопляющее ее с головой.

«Пожалуйста, принеси счастье в мой дом».

«Пусть я буду счастлива с хорошим мужем».

«Больше всего на свете я хочу детей».

«Прошу, пусть я никогда не буду голодать».

«Я хочу всегда быть в безопасности».

«Я хочу быть с тем, для кого предназначена».

Их просьбы входили в Эльфейм как порывы чувств, она сопереживала им и лелеяла их. Затем она добавила свое собственное желание.

Почти не осознавая этого, Эльфейм не стала просить, как обычно, чтобы она приспособилась к окружающим или стала как все. Избранная впервые страстно желала чего-то, не связанного исключительно с ней самой.

«Пожалуйста, пусть каждый, кто войдет в замок Маккаллан, найдет в нем защиту. Помоги мне быть мудрой и понимающей предводительницей».

— Оставшуюся часть обряда должна закончить ты, Богиня, — сказала Бренна.

Ее уверенный голос пронесся по помещению, прервав мысли женщин, поток которых поглотил Эльфейм. Они открыли глаза, мигали, словно приходя в себя после чудесного сна. Вытирая о юбки руки, облепленные зеленью, присутствующие с надеждой смотрели на Эльфейм.

Девушка затрепетала от волнения. Она считала, что Бренна сама доведет обряд до конца, так же как до этого руководила всеми приготовлениями. Эль никогда в жизни не выполняла магических ритуалов. Даже во время обучения в храме Муз она не училась заклинаниям и умению призывать богов. Девушка знала, что другие студентки сплетничали между собой о ее странном уклонении от этого. Они считали, будто Эльфейм обладала такой силой, что ей не нужен был проводник из числа смертных, чтобы общаться с обитателями царства духов. Люди ждали, что она вслед за матерью станет Избранной Эпоны, а потом, как ее мать и бабушка, проявит себя как духовный лидер и будет править Партолоной. Одна только мысль об этом заставляла Эльфейм чувствовать себя больной, потому что, к сожалению, правда была далека от того, во что они верили. Девушка жаждала этого, но никогда лично не соприкасалась с магией — ни с духами, ни с богами, включая Эпону. Изучение магии не помогло бы ей. Она не имела отношения к потусторонним вещам, если не считать ее необычной внешности.

«До тех пор, пока я не вошла в замок Маккаллан и духи камня не поприветствовали меня», — поправила она себя.

Здесь все было по-другому. Замок Маккаллан стал для них всех началом новой жизни. Это не означало, что ей придется надеть материнскую мантию. Она всего лишь наконец-то нашла свой настоящий дом.

Эльфейм отбросила опасения, сопровождавшие ее долгие годы, взглянула в глаза Бренны и спросила:

— Что я должна делать? — спросила Эльфейм.

— Надо отнести воду ко входу в замок, — сказала Бренна.

Они так и сделали. Бренна поставила емкости на расчищенной площадке между широкими стенами и велела Эльфейм встать в середине, лицом к выходу. Остальным пришлось выйти наружу.

— Теперь ты должна обратиться по очереди к каждому из четырех элементов — воздуху, огню, воде и земле. Попроси, чтобы они очистили замок и окутали его своей защитой, пока будешь разбрызгивать на четыре стороны воду с травой. Никаких особых заклинаний нет, говори то, что тебе подскажет сердце. Мы будем повторять за тобой, Богиня.

Сказав это, Бренна отвернулась от Эльфейм и велела остальным делать то же самое. Все повернулись лицом на восток.

Восток... Эльфейм усиленно размышляла.

Восток был начальным направлением для всех заклинаний, отсюда начинали круг. Его элементом был воздух, об этом в Партолоне знали все, даже младенцы. Замок тоже был обращен на восток. У нее даже дыхание перехватило, когда она осознала это хорошее предзнаменование.

Девушка закрыла глаза, собралась с мыслями и обратилась к истинной Богине с молитвой, идущей от сердца:

— Эпона, если ты слышишь меня, то я не прошу, чтобы ты говорила со мной как с моей матерью, не жду этого. Я просто молю тебя помочь мне не разочаровать этих женщин. Кроме того, помоги мне чтить духов, которых я только сегодня начала чувствовать. Пожалуйста, дай мне правильные слова для благословения и защиты нашего нового дома.

«Я смогу сделать это», — пообещала она себе, открыла глаза и наклонилась, чтобы набрать первую пригоршню воды, смешанной с травой.

Глядя на восток, Эль подняла руки перед собой. Ароматная зеленоватая вода сочилась сквозь пальцы.

— Я призываю тебя, Сила Воздуха, стать свидетелем этого обряда. Ты элемент, с которым мы сталкиваемся с самого рождения, когда делаем свой первый вдох. Я прошу тебя наполнить замок Маккаллан, когда он родится заново, и рассеять все злые силы. Вдохни в него защиту и мир.

Внезапно ветер коснулся длинных волос Эльфейм. Они игриво взметнулись вокруг нее, ловя падающие капли воды, и, казалось, танцевали на ветру, ясно показывая девушке, что ее слова услышаны и приняты.

Эльфейм радостно заулыбалась.

Когда ветер стих, она сделала глубокий вдох и повернулась направо, чтобы оказаться лицом на юг.

Его элементом был огонь. Женщины последовали за ней, также развернувшись к югу. Она набрала еще одну пригоршню воды и протянула руки перед собой.

— Я призываю тебя, Сила Огня, стать свидетелем этого обряда. Ты даешь нам тепло, свет и энергию. Твоя сила уже очистила замок Маккаллан. Я прошу тебя продолжать охранять его и нас, ибо мы делаем это место своим новым домом.

Произнеся это, она почувствовала на себе жар солнечных лучей. Ей показалось, что их волшебное тепло проникло ей в самую душу.

Все снова повернулись направо. Эль зачерпнула воды.

— Я призываю тебя, Сила Воды, стать свидетелем этого обряда. Ты присутствуешь в наших телах в виде слез, молока и крови, наполняешь и поддерживаешь нас. Вымой из замка Маккаллан древнюю боль прошлого. Очисти его и охраняй с радостью настоящего, пока он стоит, как страж, на твоем берегу.

Отдаленный шум волн, разбивающихся об утес, внезапно стал громким и оглушительным эхом отразился от стен замка.

Когда шум стих, Эльфейм снова повернулась и оказалась лицом к северу, заканчивая круг. Его элементом была земля.

— Я призываю тебя, Сила Земли, стать свидетелем этого обряда. Ты укрепляешь и защищаешь нас. Мы чувствуем твой дух в самих камнях этого замка. Я прошу тебя использовать твою великую силу, чтобы убрать отсюда злую энергию и защитить замок Маккаллан хорошим новым урожаем и древней мудростью.

Трава, на которой они стояли, зашелестела, словно по ней провела гигантская рука, а воздух наполнил сильный аромат обильного урожая.

Тогда, повинуясь внезапному импульсу, Эльфейм нагнулась еще раз. Она набрала в пригоршню воды, подбросила ее в воздух и ясным, радостным голосом произнесла:

— Я призываю тебя, Эпона, стать свидетелем этого обряда и подарить замку Маккаллан, нашему новому дому, твое благословение и защиту.

Брызги воды, взметнувшиеся вокруг Эльфейм, засверкали, словно жидкие звезды, и женщины наперебой закричали слова приветствия.

— За мной! — воскликнула Бренна и поспешила к кувшину с базиликовой водой.

Она опустила туда руки и улыбнулась всем остальным своей искривленной улыбкой.

— Давайте очистим наш новый дом. Сказав это, девушка окропила древние камни.

Вскоре все женщины смеялись и вопили от радости. Пригоршни ароматной воды играючи вымывали из замка их последние страхи.

Кухулин спрятался в зарослях возле самого входа и наблюдал за женщинами. Обряд очищения был сильным, это очевидно. Он и представить себе не мог, что именно его сестра произнесет нужные слова, которые вызовут такой явный отклик всех четырех элементов. Но ему пришлось поверить в это. Он видел все собственными глазами. Его сила, та самая, которую ему постоянно приходилось подавлять, чтобы контролировать себя, вырвалась наружу в ответ на магический обряд, который явно вдохновило благословение Эпоны. Он чувствовал очищение и невидимые защитные стены, которые Эльфейм неожиданно воздвигла магическим кругом, охватившим замок Маккаллан.

У него мелькнула мысль о том, что, возможно, он на экстрасенсорном уровне ощущает остатки гнева Эпоны по отношению к захватчикам-фоморианцам. Больше ста лет назад война началась с того, что был вырезан клан Маккаллан. Это так разгневало Эпону, что Избранная Богиня сплотила партолонцев. Кентавры объединились с людьми, чтобы победить дьявольскую орду. Может быть, поэтому Эпона освятила ритуал, который провела его сестра? Наверное, Богиня хотела показать, что одобряет восстановление замка Маккаллан. Неужели все объясняется так просто?

Нет. Он понимал, что здесь кроется нечто большее. Что-то еще появилось в замке, когда к проведению обряда подключилась сестра. Как парень ни пытался, он не мог уловить сути, но понимал, что именно это ему напоминает. Его чувство чрезвычайно походило на то, которое он испытал во время видения, когда ему явился супруг Эльфейм. Оно было темным и ждало прямо здесь.

Кухулин тоже был в замке и знал, что он защитит сестру от опасности, даже если она будет исходить от того, кто должен стать судьбой Эль и полюбить ее.

Его рука опиралась на клеймор. Лицо юноши помрачнело, когда он отвернулся от женщин и замка. Взглядом опытного воина Ку осматривал окружающий лес, ища того, кто, как он боялся, разобьет сердце его сестры.



предыдущая глава | Влюбленная в демона | cледующая глава