home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



5


— Ты нарочно пытаешься лишить меня удовольствия и заставить вести целомудренную жизнь? — проворчал Кухулин.

— Не думаю, что я поставлю крест на твоей сверхактивной любовной жизни, — усмехнулась Эльфейм, — если назначу тебя наблюдать за работами во дворе, главным образом за мужчинами, а сама буду разговаривать с женщинами, чтобы определить, чем им придется заниматься в замке.

— Ладно, мальчик. Пойду с тобой и посмотрю, кого из этих детишек можно сделать приличными каменщиками, — сказал Дананн, добродушно хлопнув его по плечу. — А ты сможешь взять остальных и начать убирать кучи щебня, как велела сестра. — Старик кентавр подмигнул Эльфейм и продолжил, обращаясь к Ку: — Помни, женщины гораздо охотнее украсят твою постель, если стены вокруг нее будут крепкими и чистыми.

— В смысле, не похожими на эти развалины, — кивнул парень.

— Именно это я и имею в виду, — сказал Дананн.

Ку фыркнул, и они вместе с Повелителем камней направились к выходу из главного внутреннего двора, чтобы вернуться к рабочим.

Эльфейм покачала головой, глядя на уходящего брата. Его громкий голос доносился до нее из внутреннего двора, куда он позвал юношей и кентавров, все еще стоявших перед замком, чтобы сделать необходимые распоряжения. После того как она поприветствовала рабочих, Ку, Дананн и Эльфейм бегло осмотрели территорию замка. Им сразу же стало ясно, что, прежде чем взяться за восстановление, необходимо убрать завалы, скопившиеся за прошедшие сто лет. Поэтому самое первое дело было довольно скучным, но необходимым. Уборка.

Уперев руки в бедра, Эльфейм осмотрелась вокруг. Теперь, когда она осталась одна, черты ее лица смягчились, и она прикрыла глаза. Ну и разруха! Конечно, основные стены и строения замка продолжали стоять, но все остальное превратилось в развалины. То, что в Маккаллане пощадил погребальный костер, разрушило время. Плечи Эльфейм опустились. Замок оказался гораздо больше, чем она себе представляла. Широкие каменные стены охватывали огромную территорию. Сколько людей когда-то жило здесь? Скорее всего, не меньше чем в сонном городке Лотх Тор. Неужели у нее получится? Неужели она действительно восстановит все это?

Эльфейм, совершенно ошеломленная, перевела взгляд на центральную колонну, поврежденную огнем. Она потерла руки, вспомнив ощущение тепла от общения с камнем. Магия!.. Прежде Избранная никогда не чувствовала даже намека на это, а сегодня на нее внезапно обрушилось новое знание. Оказывается, она могла общаться с духами камней. Что это означает на самом деле?

«Почему бы тебе не остаться и не занять мое место... Я очень долго была у власти. Я готова уйти».

В памяти девушки всплыли слова матери, и ее сердце беспокойно затрепетало. Она не могла занять место матери! Чувствовала Эль духов камней или нет, но не была готова править Партолоной. Она — не ее мать.

— Прекрати! — сердито велела себе Эльфейм. Мать была Избранной Эпоны, а дочь — нет. Она просто пала духом, видя, какую чудовищно сложную задачу им надо осуществить, но это было естественно.

Девушка взглянула на опаленные, разрушенные стены, мысленно встряхнулась и пробормотала:

— Зря ты думала, что это будет легко и просто. Надо просто начать. Шаг за шагом. Не поддаваться эмоциям.

Это ее замок. Ее дом.

— Эльфейм! — гулко разнесся по пустому двору голос Кухулина. — Женщины пришли!

— Вот с чего я начну, — прошептала старшая сестра.

Она не могла править Партолоной — честно говоря, ей этого и не хотелось, — но была способна снова оживить замок Маккаллан.

Девушка улыбнулась на прощание центральной колонне и поспешила к входу в замок.

Небольшая группа женщин топталась в нескольких шагах от пролома в стене. Эльфейм незаметно наблюдала за ними, спрятавшись в тени. Они были юные и испуганные. Их оказалось так мало! Она быстро сосчитала — чуть больше дюжины. Почти в три раза меньше, чем мужчин и кентавров. К тому же все они были людьми. Почему ни одна женщина-кентавр, даже юная ученица-охотница не откликнулась на ее призыв? Но Эль только на мгновение позволила себе поддаться разочарованию. Ей надо было выполнить свою задачу, работать с тем, что доступно. Возможно, то, что их немного, даст шанс узнать их поближе. Это было бы совсем неплохо.

Она не позволяла себе роскошь надеяться на то, что у нее появится подруга, даже представить себе такого не могла. Но может, эти несколько женщин научатся обращаться с ней как с предводительницей клана или с верховной жрицей, вместо того чтобы рассматривать ее как объект поклонения, неприкосновенную Богиню, неподвластную чувствам смертных.

Когда Эльфейм появилась из-за руин, женщины, волнуясь, присели.

Девушка откашлялась и постаралась улыбнуться как можно приветливее.

— Доброе утро. Рада видеть, что столько людей хотят восстановить замок Маккаллан и сделать его своим домом. Мужчины займутся грязной и тяжелой работой, — махнула она рукой в сторону группы, которая уже начала таскать щебень от стен замка. — Но это не означает, что ваше дело будет менее важным. Мне нужны поварихи и те, кто хорошо умеет ткать и шить. — Эльфейм не заметила, как ее улыбка стала мечтательной. — Когда Маккаллан возродится, я хочу украсить его стены такими изящными гобеленами, чтобы даже моя мать позавидовала.

В ответ на добрые слова богини несколько женщин неуверенно улыбнулись ей.

Видя их поддержку и положительную реакцию, Эльфейм продолжала сильным, уверенным голосом:

— Конечно, мне будут нужны женщины для каждодневной заботы о замке. — Эльфейм засмеялась и многозначительно посмотрела на сорняки и мусор, заполонившие вход в замок. — Когда-нибудь ему определенно потребуется хороший уход.

Одна из женщин захихикала, но тут же прикрыла рот рукой и сильно покраснела.

Эльфейм посмотрела ей прямо в глаза.

— Никогда не бойся смеяться здесь. Я знаю, сейчас все выглядит по-другому, но камни поют от радости. Они жутко довольны тем, что мы прибыли. Маккаллан станет счастливым домом.

Девушка отняла руку ото рта и робко улыбнулась богине.

— Как тебя зовут? — спросила ее Эльфейм.

— Меара, — ответила та, и ее голос дрогнул от волнения.

— Меара, — повторила Эльфейм. — Какую работу ты можешь делать лучше всего?

— Я... я... — Она запнулась, а затем выпалила: — Я отлично умею наводить порядок.

— Тогда ты пришла по адресу. Здесь есть где прибраться. — Она окинула взглядом остальных. — Те, кто умеет убирать, пожалуйста, скажите ваши имена Меаре.

Эльфейм снова взглянула на девушку, которую выбрала, и увидела, что ее глаза расширились от гордости.

— Меара, я прошу, чтобы в конце дня ты мне дала список тех, кто будет работать с тобой. Теперь о другом, — продолжила Эльфейм. — Кто мои кухарки?

Мгновение поколебавшись, руки подняли четыре молодые женщины, стоящие небольшой группкой рядом друг с другом. Та, которая находилась в середине группы, сделала шажок вперед. У нее были огненно-красные волосы и дивные глаза цвета нефрита.

— Мы услышали твой призыв и приехали из замка Макнамара. Тамошняя главная кухарка оказалась... — Она сделала паузу и посмотрела на подруг, ища поддержки.

Они ободряюще кивнули ей.

— Да, она была очень сварливой и не любила молодых кухарок, особенно тех, у кого появлялись новые идеи.

Огненноволосая девушка говорила с мягким западным акцентом.

Эльфейм вздернула брови.

— Могу уверить, что я не имею ничего против молодых кухарок. Мне очень нравятся новые идеи.

По-моему, я не сварливая, но Кухулин, вероятно, не согласится со мной.

При упоминании имени ее красивого брата девушки захихикали и заулыбались.

— Итак, кто из вас готовит лучше всех? — спросила Эльфейм.

Три пары глаз взглянули на девушку, которая говорила.

— Мы все отличные кухарки, но, признаюсь, у меня особый талант к тому, что касается кухни. Меня зовут Винни. Девушки, пришедшие со мной, — Ада, Коллин и Ула.

Она поочередно указывала на каждую, называя имена.

— Винни, я рада объявить, что ты моя новая главная кухарка, — сказала Эльфейм. — Твое первое задание — осмотреть то, что осталось от кухонь замка. Определи, что надо восстановить в первую очередь, чтобы как можно быстрее дать приказ строителям. Вам нужно накормить много голодных ртов.

— Да, Богиня, — поспешно поклонилась Винни.

Эльфейм стиснула зубы, услышав свой титул. Богиня. В ней никогда не будут видеть просто молодую девушку, которая любит бегать, смеяться со своей семьей и подолгу резвиться в бассейне, сделанном для матери. Ее всегда будут воспринимать только как Богиню, если, конечно, кто-нибудь не заставит их смотреть на нее по-другому.

Может быть, она сумеет это изменить. Решение созрело мгновенно.

— Леди!.. — сказала она.

Болтовня тут же смолкла, и все взоры обратились к ней.

— У меня есть просьба ко всем вам. Мы собираемся долго работать вместе, бок о бок, и я предпочитаю, чтобы вы называли меня по имени, а не титуловали Богиней.

Женщины заморгали, на их лицах появилось выражение изумления. Эльфейм вздохнула.

— Или же можете называть меня госпожой. Как угодно, только не Богиней, — безнадежно проговорила она, потому что все молчали. — Теперь дальше, — быстро продолжила девушка. — Что еще? Знаю. Есть здесь кто-нибудь, кто умеет хорошо ткать или вышивать?

Поднялось несколько рук. Эльфейм поймала на себе взгляд довольно пухлой блондинки, розовое лицо которой словно все время пылало.

— Как твое имя? — спросила ее Эль.

— Кейтлин.

— Кейтлин, ты умеешь ткать или вышивать?

— И то и другое, госпожа.

— Отлично. У меня есть мысли относительно новых гобеленов. Мне бы хотелось, чтобы они отражали определенную тему для каждой значительной комнаты замка, начиная с Большого зала. — Голос Эльфейм трепетал от волнения. — Его темой будет сам замок. Я хочу, чтобы гобелены изображали возрожденный Маккаллан во всем его великолепии и красоте.

Кейтлин несколько раз моргнула, прежде чем заговорить.

— Но, Богиня... хм... в смысле, госпожа, как мы узнаем, что именно ткать? — Она беспомощно указала на развалины, громоздящиеся перед ними. — Он пока не выглядит таким уж великолепным.

Эльфейм нахмурилась. Она забыла, что никто из них не представлял себе, как будет выглядеть заново отстроенный замок.

— Думаю, мне придется найти художника. Она замолчала, вглядываясь в свой любимый полуразрушенный замок.

— Я могу сделать рисунок, госпожа.

Эль завертела головой, безуспешно пытаясь увидеть говорившую женщину.

— Кто это сказал? — спросила она.

Тот же самый нежный голос ответил из-за чужих спин:

— Это я, Бренна.

— Иди сюда, я тебя не вижу, — нетерпеливо велела Эльфейм.

Женщины расступились, чтобы пропустить миниатюрную брюнетку. Ее голова была наклонена, лицо скрыто. Эльфейм тотчас же заметила, что все остальные отводили от нее взгляды, словно смотреть на нее им было неудобно. Тут женщина подняла голову. Эльфейм почувствовала, как внезапная дрожь сотрясла ее тело, когда она увидела лицо Бренны. Но Эль не подала виду, внешне оставшись безразличной.

Бренна была молодая и когда-то симпатичная. Эльфейм увидела это по левой стороне ее лица. Правая же была полностью изуродована. Ужасные шрамы от ожогов начинались на шее и покрывали половину лица. Они были широкие, самые глубокие из них оказались блестящими, розовыми и белыми.

Линия губ справа отсутствовала. Это смотрелось тем более ужасно по сравнению с гладкими, полными, неповрежденными губами по другую сторону лица. Правый глаз казался ясным и целым. Он был карим, как и левый, но шрамы словно стягивали его, и это производило гнетущее впечатление.

Она стояла очень тихо, позволяя Эльфейм рассматривать себя. Бренна бесстрашно встретила пристальный взгляд богини.

— Думаю, я смогу нарисовать для тебя замок, — сказала она ясным уверенным голосом.

— Ты художник, Бренна? — спросила Эльфейм.

— Я немного умею рисовать, особенно то, что воображаю в собственном уме, — улыбнулась она уголком рта, и Эльфейм удивилась, найдя ее улыбку покоряющей. — Поэтому думаю, что у меня получится нарисовать то, что нужно, если ты сможешь мне это описать.

Эль восторженно закивала, но, прежде чем она успела сказать хоть слово, Бренна продолжила:

— Но тебе следует знать, что я не считаю себя художником. Я знахарка.

Лицо Эльфейм расплылось в широкой улыбке.

— Тогда ты очень нужна нам, Бренна. Рабочим, которые все время что-нибудь таскают и строят, обязательно потребуется помощь знахарки. Я знаю, что мой собственный брат имеет особую способность получать порезы и царапины, хотя он и опытный воин.

На мгновение Эльфейм увидела, что выражение лица Бренны изменилось.

По изуродованному лицу молодой женщины словно пробежала тень, но она ответила не колеблясь:

— Конечно, госпожа. Я всегда рада быть там, где во мне есть необходимость.

— Эльфейм! — В группу женщин, словно торнадо, ворвался Кухулин.

С сияющими глазами он кивнул нескольким самым хорошеньким, прежде чем подойти к сестре.

— Повозки с припасами застряли в той грязи, которая зовется главной дорогой к замку. Я послал кентавров встретить их и прорубить просеку к передней стене. Когда повозки окажутся здесь, думаю, что лучше всего будет поставить палатки возле стен замка. По крайней мере, до тех пор, пока это чудище не станет снова пригодным для жилья.

Эльфейм изогнула брови и скрестила руки. Кухулин засмеялся.

— Ладно! Прости за то, что назвал твой дворец чудищем.

— Это не дворец, а замок, — поправила она.

— Который не пригоден ни для людей, ни для животных.

Он подмигнул хорошенькой пухлой Кейтлин, которая покраснела так сильно, что ее лицо стало похоже на перезрелый помидор.

— Ни для прекрасных леди. — Юноша указал за их спины. — Проще всего будет расчистить пустоши к юго-западу от замка, которые простираются от южной стены до конца морского утеса. Через пару дней мы должны поставить все палатки и устроить лагерь. До тех пор нас будут рады приютить жители Лотх Тора. — Ку дерзко ухмыльнулся сестре: — Если это устроит тебя, госпожа.

Эльфейм едва сдержалась, чтобы не заехать ему по уху.

— Да-да, это замечательно. Но мне понадобятся несколько парней, чтобы сопровождать мою главную кухарку и ее помощниц. Очень важно быстро отстроить кухни. — Она ткнула его под ребро. — Чтобы работать целыми днями, мужчинам нужно что-нибудь повкуснее сушеного мяса и сухарей.

Кухулин хмыкнул и потер бок. Ему нравилось видеть, как непринужденно его сестра ведет себя на людях. Обычно она подтрунивала над братом только тогда, когда они оставались вдвоем. Восстановление огромного здания было бы еще полезнее для нее, если бы сестричка научилась расслабляться.

— Как бы мне ни хотелось возразить, но ты права, сестрица. Я передам несколько мужчин в твое распоряжение, то есть, конечно же, под начало твоей кухарки. — Его глаза озорно блеснули. — А это означает, что тебе придется представить меня этой особе.

Эльфейм сделала ему страшные глаза, а затем подозвала новую главную кухарку.

— Винни, этот назойливый юноша — мой брат. Кухулин, познакомься с нашей кормилицей.

Ку небрежно поклонился ей.

— Приятно познакомиться, огненноволосая Винни.

— Мне тоже, господин, — ответила новая кухарка, бросая на него оценивающий взгляд.

— Теперь ты знаешь ее имя, Ку. Пусть твои люди найдут Винни. Она будет внутри замка, как и остальные, — сказала Эльфейм, подталкивая его назад, туда, откуда он пришел.

— Ах, ты вечно вся в работе, сестрица. — Ку галантно поклонился и двинулся прочь от женщин. — Леди, до скорого.

Те присели и попрощались.

— Мой брат — нахал.

Она не поняла, что сказала это вслух, пока Винни, которая все еще глядела на удаляющегося широкоплечего Кухулина, не ответила:

— Да, но чертовски красивый.

Затем, словно испугавшись, что перешла границы, она побледнела и поспешно пробормотала слова извинения.

Эльфейм успокоительно махнула рукой и сказала с показной беспечностью:

— Главное слово здесь — «чертовски». Помни об этом, и тебе не придется страдать.

Неужели они никогда не будут чувствовать себя непринужденно в ее присутствии? Неужели они всегда будут вести себя так, словно она священный канал связи с Эпоной, и благоговеть перед ней? Она изо всех сил старалась держаться с ними как обычный человек. Разве Эль только что не дразнила Ку на их глазах?

«Понадобится время, чтобы показать людям, что я не отличаюсь от них», — твердо сказала она себе.

Девушка понимала, что начала все сначала. Ей придется быть терпеливой. Годы прошлой жизни не зачеркнешь всего за одно утро.

Сдержав разочарование, она обратилась к женщинам:

— Пора браться за работу. Я знаю, что у каждой из вас есть особый талант, и очень это ценю.

Эль улыбнулась женщинам, особенно тем, с которыми познакомилась лично, и впервые заметила, что Бренна больше не стоит около нее, а снова спряталась позади остальных.

— Но по-моему, пока нам всем надо взять пример с Меары. Здесь придется все привести в порядок, прежде чем мы сможем разделиться и сосредоточиться на наших личных талантах. Итак, давайте начнем с того, что расчистим лестничную площадку нашего нового дома.

Не дожидаясь ответа, Эльфейм направилась к заросшему пролому в стене замка. Она решительно наклонилась и ухватила длинную полосу ржавого железа, которое когда-то гордо и прямо стояло, будучи одной из створок всегда открытых ворот Маккаллана. Девушка напрягла мощные мышцы ног, потянула, и железо нехотя заскользило, освобождаясь от цепляющихся виноградных лоз.

Подняв глаза, она увидела, что женщины поглядывают то на нее, то на затененные ниши в стенах замка. Они выглядели взволнованными и испуганными, потому как, разумеется, вспомнили страшные сказки о проклятии замка Маккаллан. Эльфейм почти видела в их глазах отражение воображаемых призраков. Она понимала, что им нужны слова поддержки, но плохо умела держать речь. То, что девушка чуть раньше говорила мужчинам, было счастливой случайностью. В те минуты ее еще вдохновляла магия общения с духами камней замка. Мать прекрасно умела держать вдохновляющие речи, дочь этого не могла, но присутствующим было нужно, чтобы она убедила их. Взбудораженные взгляды, устремленные на нее, говорили о том, что женщины думают, будто у нее на все есть ответ. Эль поняла, что надо делать. Возможно, она не разъяснит все вопросы, но Избранная была абсолютно уверена в одном. Замок Маккаллан теперь стал не только ее, но и их домом.

Девушка вдруг осознала, что им сказать:

— Я думаю, это правильно, что мы расчищаем вход в наш новый дом. Именно женщины являются сердцем любого здания, будь это замок, храм или скромная хижина. Они вдыхают жизнь в семью, как Богиня Эпона каждое утро впускает жизнь в наш мир. Мы женщины этого замка. Давайте возродим Маккаллан к жизни. Пусть он станет нашим домом.

Эльфейм услышала, как все глубоко вздохнули, потому что ее слова разрядили напряжение, царившее среди собравшихся.

Меара поспешила вперед, схватила сухую ветку и бросила ее в кучу, которую начала собирать Эльфейм.

— По крайней мере, мы знаем, что нужны здесь, — с удовлетворением сказала она, и это заставило улыбнуться остальных.

— Да, это верно, — подтвердила Винни и стала вырывать сорняки, буйно растущие перед входом.

Без дальнейших колебаний к ней присоединились три ее только что назначенные помощницы по кухне. Тогда и остальные принялись за работу, болтая, смеясь и отпуская шуточки о том, что женщины должны прокладывать путь мужчинам, иначе те рискуют заблудиться.

Эльфейм смотрела на них со стороны. Она уже могла сказать, что это трудолюбивые люди. Никто не жаловался, что испачкал руки, не ныл, мол, надо передохнуть.

Эль вспомнила слова Меары: «По крайней мере, мы знаем, что нужны здесь».

Наверное, они оказались самыми правильными. Эта небольшая группа женщин имела кое-что общее. Они не были нужны в своих старых домах и жизнях, поэтому отправились искать то, что даст им это чувство собственной необходимости.

«Рядом со мной эти женщины всегда будут иметь дом, где они необходимы, где их ценят».

Как только Эльфейм поклялась себе в этом, в тот же миг ей показалось, что она слышит, как ветер шепчет: «Ты молодец, Возлюбленная».



предыдущая глава | Влюбленная в демона | cледующая глава