home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2


— Ку, напомни, почему я согласилась взять тебя с собой.

Эльфейм покосилась на брата и попыталась ускорить шаг так, чтобы это было не очень заметно. Он вместе со свитой пел уже примерно пятисотый куплет какой-то нескладной военной походной песни, нескончаемое хоровое исполнение заставляло болезненно сжиматься ее правый висок. Эльфейм очень жалела, что не убедила его отправиться в путь вдвоем, отдельно от сопровождающих.

Большой мерин, на котором ехал Кухулин, пошел быстрее, чтобы догнать Эль.

В воздухе разнесся звонкий заразительный смех брата.

— Я здесь, сестрица, чтобы тебя защищать.

— Ой, только не надо, — невежливо фыркнула Эльфейм. — Защищать меня? По-моему, тебе надо было просто избавиться от храмовых дев, следующих за тобой по пятам.

— По пятам? — Его красивое лицо расплылось в озорной усмешке. — Ты действительно сказала «по пятам»? — Он с напускной строгостью покачал головой: — Я был уверен в том, что ты слишком много времени проводишь за чтением в материнской библиотеке. Только и знаешь, что пилить меня. — И он укоризненно взглянул на сестру.

Эльфейм не сумела скрыть улыбку и с любовью посмотрела на брата.

— Только не говори, что ты никогда не бегал ни за одной юбкой.

— А вот это, сестрица, чистая правда.

Он секунду помолчал, а затем расхохотался.

— Хм, а я думала, что ты останешься дома, чтобы поприветствовать прекрасную незамужнюю дочь вождя замка Воулфф, которая прибывает в обитель Эпоны по пути в храм Муз, где будет получать образование. — Эльфейм откашлялась и откинула волосы назад.

В эту секунду она очень походила на мать не только интонациями, но и жестами.

Губы Кухулина сжались, и на мгновение Эльфейм пожалела о том, что поддразнивала его. Но он тут же, не теряя обычного хорошего настроения, пожал плечами и терпеливо улыбнулся.

— Ее зовут Беатрис, сестрица. Можешь представить себе кого-нибудь с таким вот именем без высокого лба и королевской стати?

Он проговорил это, подпустив жеманности в свой басок, что заставило Эльфейм громко расхохотаться.

— Наверное, она очень красивая, — хихикнула девушка.

— Несомненно, очень развитая, с крутыми бедрами и хорошей способностью к деторождению.

Брат и сестра обменялись понимающими взглядами.

— Я буду счастлива, когда Арианрод и Финегас станут достаточно взрослыми, чтобы мама начала искать для них пару, — сказала Эль гораздо более серьезно, чем собиралась.

Кухулин тяжело вздохнул.

— Близнецам этим летом будет восемнадцать. Еще три года — и мама сможет вовсю развернуться, подыскивая им жениха и невесту.

Эль искоса бросила взгляд на Ку.

— Бедняжки. Мне почти жаль, что мы не доводили их так, когда были детьми.

— Почти! — рассмеялся Кухулин. — По крайней мере, она не может их различить, как это было с нами.

Эльфейм лишь улыбнулась и снова ускорила шаг, оказавшись на узкой тропинке впереди брата.

«Со мной все по-другому».

Мысли роились у нее в голове. Ее братья и сестра были людьми — привлекательными, талантливыми, популярными. Ей не надо было оглядываться, чтобы увидеть лицо Кухулина. Она знала его столь же хорошо, как и собственное. Брат и сестра оказались очень похожи. Эльфейм криво улыбнулась. Ку был всего на полтора года младше; если бы не ноги Эльфейм, то их все принимали бы за двойняшек. Его скулы тоже оказались высокими, четкими, но если у нее они выглядели женственно-тонкими, то у него — грубовато-мужественными. Ее подбородок был довольно дерзким, совсем как у матери, а его — упрямым и гордым с восхитительной ямочкой, как у старшей сестры. Глаза Эльфейм сияли чернотой, а его — необыкновенным сине-зеленым цветом. Локоны девушки были темно-рыжими, а его волосы — густыми и рыжеватыми, с детскими вихрами. Поэтому он гладко зачесывал их назад и коротко стриг, что заставляло мать сокрушаться и печалиться, оттого что они не отрастают, как у настоящего воина.

Но Кухулину, сыну Мидхира, верховного шамана и предводителя войска кентавров, не надо было выглядеть как настоящий воин. Он не только носил имя одного из древних героев Партолоны, но и выглядел да и действовал соответственно. Неважно, как он вел себя в мелочах. Высокий и хорошо сложенный парень превосходил остальных на турнирах, был лучшим фехтовальщиком Партолоны. Его никто не мог победить на состязаниях по стрельбе из лука. Эльфейм знала, что не одна девица с тоской вздыхала о нем и говорила, что он поистине перевоплощенный Кухулин.

Нет, Ку никогда не страдал от отсутствия женского внимания. Правда, невесту он пока себе не нашел.

Эльфейм поджала красивые губы.

— Но не потому, что не пытался, — пробормотала она про себя.

В этом смысле она была совершенно не похожа на брата. Он был обходительным и опытным в общении с противоположным полом. Она же ни разу в жизни не целовалась.

Даже младшие брат и сестра, которых она и Ку называли юными грамотеями, не имели недостатка в партнерах для лунных ритуалов. Хотя Арианрод и Финегас не были столь же спортивными, как их старшие брат и сестра, они росли очень эрудированными и уверенными в себе. Близнецы походили друг на друга как две капли воды, высокие и изящные. Их тела были обыкновенными, полностью человеческими. Но Эльфейм считала Арианрод хорошенькой, а Фина — красивым.

Тропинка, прорезавшая древний лес, свернула вправо и стала шире. Кухулин пустил коня вперед, чтобы поравняться с сестрой.

— Она напоминает мне маму, — внезапно проговорила Эль.

Ку удивленно взглянул на нее.

— Кто?

Эль закатила глаза. Она всегда считала, что брат должен понимать ее без слов, и злилась, когда ему это не удавалось.

— Арианрод, кто же еще? Вот почему парни по ней с ума сходят. Конечно, нельзя сказать, что ее это волнует. Она вообще их не замечает. Разве что сестричку полностью изменил первый год обучения в храме Муз.

Бирюзовые глаза брата весело сощурились.

— Арианрод всегда будет витать в облаках.

— Астрономия и астрология самым тесным образом связаны с Мойрами. Их необходимо тщательно изучать, — передразнила Эль младшую сестру.

Ку засмеялся.

— В точности наша юная грамотейка. Но по иронии судьбы молодые, опьяненные страстью мужчины преследуют ее тем сильнее, чем больше она к ним безразлична. А девушки уже кругами ходят вокруг Фина, хотя у него борода еще не выросла.

— Ну, как бы то ни было, но наша младшая всем очень нравится.

Кухулин присмотрелся к сестре.

— С тобой все в порядке?

— Конечно, — машинально ответила она, не глядя на него.

— Здесь все будет по-другому, Олененок, — негромко сказал он.

— Я знаю.

Эль быстро взглянула на него и тут же отвела глаза, боясь, что он увидит слезы, от которых они заблестели куда ярче.

— Нет, я правда так думаю.

Его серьезный голос заставил ее замедлить шаг, чтобы лучше слышать.

— Ты найдешь то, чего всегда желала, в замке Маккаллан. Я это чувствую.

Слова брата повисли в ароматном весеннем воздухе. Она точно знала, что он имеет в виду. Это было частью их шифра. Да, Эльфейм родилась первой, оказалась старшей дочерью своей матери, Воплощения Богини. Поэтому Эпона отметила ее. Но и Кухулин был старшим сыном их отца-шамана. С самого раннего возраста он просто знал, еще ребенком объяснял сестре, что будто слышит слова, которые несет с собой ветер. Иногда этот самый ветер говорил ему, где искать потерянные вещи, в другой раз о том, когда кто-нибудь придет в храм. Случалось, что Ку предсказывал дурные вести, например раннюю смерть любимого ребенка или нарушение клятвы, данной на крови.

Это сверхъестественное знание пугало юного Кухулина. Оно не было врагом, которого можно победить силой мышц или обмануть с помощью хитрости, а заставляло его чувствовать себя необычным, не таким, как все, давало ему силу, которой он не просил, не имел никакого желания владеть ею.

Старшая сестра понимала его как никто другой.

Поэтому он приходил к Эльфейм всякий раз, когда у него появлялось чувство относительно чего-то или кого-то. Сестра сопереживала его страхам. Она не отвернулась от него, напротив, стала поверенной его тайн, даже несмотря на то что отношение Эльфейм ко всему, что соприкасалось с миром духов, решительно отличалось от его. В конце концов, она была реальным примером волшебства Богини. Девушка не понимала, почему брат отказывается от даров царства духов, особенно в то время, когда она мечтала хотя бы почувствовать малейшую толику той силы, которой с легкостью владела ее мать, но спокойно и уверенно поддерживала его желание поступать именно так. По мере взросления Кухулин научился подавлять свои расцветшие экстрасенсорные возможности, не позволял им сокрушить его.

Эльфейм изучающе посмотрела на брата. Он никогда прежде не лгал ей. Его чувство всегда оказывалось правильным.

— Обещаешь? — спросила она, затаив дыхание. Ее внутреннее волнение выдавали лишь щеки, внезапно залившиеся румянцем.

— Да.

Он энергично кивнул.

Радость заполнила Эльфейм.

— Я знала, что была права, когда решила восстановить замок Маккаллан!

Она бросила на брата проницательный взгляд, вспомнив о том, сколько времени ей пришлось умасливать мать, чтобы та позволила ей уйти.

— Ты, наверное, не рассказал об этом маме?

— Если бы я сказал ей, что ты встретишь в замке Маккаллан свою судьбу, то как ты думаешь, нашлась бы в Партолоне сила, которая помешала бы ей поехать с нами?

— Отлично сказано, — быстро согласилась Эльфейм. Ее эмоции слегка улеглись, и она спросила: — Но почему ты не сразу сказал об этом мне?

Кухулин задумался, нахмурил лоб и медленно проговорил:

— Это ощущение оказалось очень смутным. Но он увидел, что на лице сестры появилось разочарование, и поспешил объяснить:

— Нет, я не об уверенности. Я знаю, что ты встретишь свою судьбу в замке Маккаллан, вижу твоего супруга, но, когда пробую сосредоточиться на деталях, в мозгу только туман и мешанина. — Он тряхнул головой и застенчиво улыбнулся Эльфейм: — Может, потому, что ты моя сестра. Знание подробностей о твоей любовной жизни было бы довольно волнующим.

— Я точно знаю, о чем ты. Когда девицы начинают слагать стихи о разных частях твоего тела, — передернулась она и скорчила гримаску, — я затыкаю уши и со всех ног бегу, куда глаза глядят.

Он раздраженно фыркнул, но про себя усмехнулся, довольный, что сестра прекратила приставать к нему с расспросами о чувстве.

Ку не понимал, что именно сказать Эль о своем видении. Он знал, что его любимая сестра мучается от мысли о том, что никогда не найдет себе мужа, и сознавал, что должен был сказать ей о своем чувстве. Ему было ясно, что она встретит своего супруга — свою судьбу в замке Маккаллан, но брат также знал, что это будет нечто большее, чем обычная влюбленность. Отчасти его видение было неопределенным и зловещим. Оно не имело ничего общего с типичными любовными картинками, являвшимися ему раньше. Обычно он видел одного из друзей в женских объятиях. Это всегда сопровождалось чувством, что двое принадлежат друг другу.

Он видел сестру в объятиях мужчины, но не мог его рассмотреть. Возможно, потому, что прежде всего брат увидел нежное счастье, написанное на лице сестры, обычно таком серьезном. Это необыкновенное зрелище оказалось настолько удивительным, что ему никак не удавалось сконцентрироваться. Но у него возникло четкое ощущение того, что этим двоим предназначено быть вместе. Когда он пытался взглянуть на них с другого ракурса и рассмотреть мужчину, все вокруг затоплял ослепляющий алый свет, будто они погружались в кровь. Затем картина быстро темнела, словно любовников закрывали бархатным пологом. Мужчина исчезал, оставляя сестру в одиночестве.

Ему был хорошо знаком мир духов с его вопросами без ответов и ощущением тревоги. Он всегда ненавидел неуловимую, скользкую природу этой силы. Она не походила на верность тяжелого меча или ясный полет стрелы.

Кухулин сглотнул, в горле у него внезапно пересохло. Он был рад, что Эльфейм снова оказалась перед ним на тропинке. Она слишком легко читала все по выражению его лица. Он не хотел, чтобы сестра поняла, что последнее видение слишком сильно впечатлило его и действительно напугало своим странным красноватым шепотом. Парень согнул правую руку, ощутил воображаемый вес своего старинного клеймора, мысленно схватил оружие и удерживал его наготове.

Да. Будь то супруг или нет, Кухулин был готов защитить сестру от всех, кто мог бы причинить ей вред.



предыдущая глава | Влюбленная в демона | cледующая глава