home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



12

Нелепо обвинять и Ольгу Радько в том, что она сумела распропагандировать марсианина. «Красная опасность», о которой денно и нощно твердят у нас в Бизнесонии, заразила нас самих. Дело дошло до того, что мы наделяем своих противников не только действительными и мнимыми пороками, но и не существующими достоинствами. Сами не желая того, наши газеты возвеличили красную космонавтку, изображая ее чуть ли не всемогущей богиней. По их мнению, она не только превратила в беспомощное, покорное дитя такого, в сущности, крепкого, преданного своей родине парня, как Джо, но еще и, оказывается, надула марсианина, изобразив перед ним свою страну в наивыгоднейшем свете. Послушать ее обвинителей — и получается, что Ольга Радько поистине не человек, а сверхъестественное существо, способное управлять воспоминаниями, как ей заблагорассудится.

Но разговоры о красной пропаганде, якобы развернутой космонавткой Ольгой Радько на Марсе, являются, мягко выражаясь, чепухой. К тому же если внимательно проследить за ее воспоминаниями перед марсианином, станет ясным, что она не приукрашивала и не могла приукрасить положение дел в странах Красной звезды. Перед мысленным взором Ольги мелькали картины, которые отнюдь не свидетельствовали о сплошном благоденствии на ее родине. Сравнивая то, что они узнали от Радько и Джо, марсиане должны были прийти к выводу, что в Бизнесонии в некоторых отношениях жизнь людей более устроенная, чем в странах Красной звезды. Не мне судить о том, почему марсианам больше пришелся по вкусу политический строй красных. Но кое-кому задуматься над этим следует.

Может быть, здесь сыграл какую-то роль фиолетовый шар? Ведь когда наши прилетели за Джо, они отказались взять с собою шар, с помощью которого марсиане могут вести наблюдения на очень далеком расстоянии. А красные согласились. Получается, будто мы не хотели, чтобы за нами наблюдали из Вселенной, а красные не возражали. Они словно разрешали следить за тем, что делается за так называемым ионическим занавесом. В чем же дело?

Я прочитал в одной газете, что фиолетовый шар вовсе не обладает теми свойствами, какие ему приписывают. И нечего, мол, обращать внимание на его присутствие. Другая газета утверждала, что марсиане не способны создать такой аппарат сами. Они, дескать, обнаружили шар на своей планете в готовом виде и сумели использовать его для дальновидения так же, как мы приручили коров. Газета ссылалась на дневник Ольги Радько, которая считает, что хотя марсиане и обладают способностью читать мысли и даже гипнотизировать людей, но подкоркового вещества у них в мозгу будто бы значительно больше, чем коры. Поэтому по силе заложенного в них инстинкта они превосходят человека, а их сознание, возможно, уступает нашему. Я не все понял в этих научных записках, но кое-что мне ясно. Кобра, например, тоже гипнотизирует свою жертву — кролика или человека. Но действует она не по велению разума, а побуждаемая инстинктом, чувством голода.

Между прочим, красная космонавтка сделала такой вывод на основании общего вида Марса и условий жизни его обитателей. Похоже, что марсиане маловато поработали над преобразованием своей планеты. Они больше заботились о том, чтобы как можно лучше приспособиться к природе, а не преобразовать ее. Но разум у них есть: их заинтересовало, что делают люди на Земле. Но об этом позже. А сейчас о том, что узнали марсиане из «разговора» с Ольгой Радько.

Я знаю, какой шум поднимется в связи с тем, что я взял под защиту Джо Филла, а тем более красную космонавтку. Но мне в конце концов наплевать на это. Я уже в таком возрасте, что могу себе позволить сказать правду, не желая, чтобы над моими записями поработала цензура. Но я не привожу полностью рассказ Ольги Радько, в котором может быть усмотрена красная пропаганда, а изложу его лишь в общих чертах.

Как и Джо, Ольга Радько начала было вспоминать прилет экспедиции на Марс и то, что здесь происходило недавно, но «собеседник» прервал ее. Все это уже было ему известно по наблюдениям фиолетового шара.

Направляемая марсианином, Ольга Радько вернулась в воспоминаниях на Землю к моменту старта, затем к предшествовавшим ему событиям. Следя за ее воспоминаниями, марсианин побывал в столице красных, где принималось решение о перелете на Марс, и наконец оказался в небольшом городке, где Ольга Радько родилась, училась и работала до того момента, как стала готовиться к полетам в космос.

Каждый здравомыслящий человек поймет, что сравнение этого захолустного городка на далекой окраине страны с большим современным городом в Бизнесонии, где жил и рос Джо, говорит не в пользу красных. Детство у Ольги тоже было не очень легким и радостным. Большая семья, оставшаяся без кормильца, жила нелегко. Но дальше пошло то, что у нас именуют красной пропагандой, но что, по-видимому, действительно существует. А иначе оно не отложилось бы столь прочными видениями в памяти Ольги.

В комнату, где ютилась семья Ольги, вошла какая-то женщина. Посмотрела вокруг, поговорила с матерью Ольги. Потом к дому подошли две автомашины, на них погрузили вещи и мебель семьи Радько и перевезли весь скарб в новый дом.

Ольга вспомнила детский сад. Впрочем, они есть и у нас, правда, для тех, у кого имеются бульгены. Но вряд ли марсианин это понял. А что в школе за обучение не надо платить, до него тоже, наверное, не сразу дошло. Хотя у нас, на Земле, все знают, что у красных не платят ни за обучение, ни за лечение.

Может быть, марсианин не придал особого значения и тому, что увидел красную космонавтку в университете на одной скамье с подругой, у которой цвет кожи, словно назло нашему БИП, оказался совсем черным?

Но когда марсиане сопоставили воспоминания двух жителей Земли, сравнение оказалось не в нашу пользу. И тут сыграли роль вещи и явления, которым многие из нас не придают значения, но которые, оказывается, могут характеризовать деятельность и стремления человечества.

Марсиане, например, не знают, что такое деньги. Поэтому им, видно, и непонятно было, что происходило на фондовой бирже, когда однажды туда попал Джо Филл. «Расспрашивая» нашего космонавта, они пытались добраться до причины, которая сделала серебряные кружочки и лоскутки бумаги такими решающими в нашей жизни. И, конечно, удивились, когда сопоставили с этим воспоминание красной космонавтки, отказавшейся однажды от денег. Я, признаться, не все понял в этой истории. Радько тогда работала ткачихой, зарабатывала немало, а потом перешла на другую работу, где платили меньше. Вероятно, и марсиане не все поняли, но что-то в поступке красной космонавтки им пришлось, видно, по душе.

Ольга Радько во время «беседы» с марсианином была такой же беспомощной, как и Джо Филл. Действовал ее мозг, запечатлевший воспоминания, которые она и воспроизводила. Кто же повинен в том, что видения, возникавшие в ее мозгу, оказались неблагоприятными для нашего общественного строя? Может быть, стоит призвать в комиссию БИП тех, кто, не считаясь с мнением простых людей, продолжает насаждать у нас в стране идеи, удобные группе избранных и не находящие ответного отклика в сердцах и сознании миллионов?


предыдущая глава | Сумерки Бизнесонии | cледующая глава