home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Питер Каули страдал бессонницей. И мы, таким образом, не нарушим его покоя, если заглянем к нему, чтобы узнать, кто же он в действительности: простой человек, какими являются чистильщики обуви в этом мире, или шпион, подосланный к главному герою книги?

Сначала хочется сказать несколько слов о профессии Питера Каули. Уход за обувью (мы пользуемся терминологией журнала «Работы на дому») далеко не самое приятное из занятий человека. Однако носить нечищенную обувь не только не принято, но и неприятно. Воздадим же должное Питеру Каули, для которого его профессия началась по нужде, а стала призванием. Это относится ко всем профессиям, если их выполняют трудолюбивые, горячие, увлекающиеся люди.

А именно таким и был Питер Каули. Уж он-то знал толк в чистке обуви!

Но что угнетало Питера — это равнодушие клиентов. Будучи по натуре разговорчивым человеком, он был обречен на молчание. Питер завидовал парикмахерам, болтовню которых вынуждены выслушивать клиенты во время бритья, концертным конферансье, которых нередко слушают с удовольствием, и особенно (об этом он старался не думать) политическим деятелям.

Питеру приходилось работать молча. Почему-то в этом мире повелось не разговаривать с представителями его профессии.

И когда нашелся человек, откликнувшийся на его речь, а потом доставленный по поручению какого-то господина на дом, настойчиво потчевал его виски и посвящал в не понятные Питеру Каули тайны науки и техники, это оказалось достаточным основанием, чтобы чистильщик обуви полюбил этого человека и, страдая бессонницей, размышлял над его судьбой.

Нам придется оставить Питера наедине с его мыслями, как они ни любопытны, ибо уже ясно, что Фэди Роланд ошибается: Питер не шпик, приставленный к нему разведывательным бюро. Но в это самое бюро зайти нам не мешает. Причем как раз накануне описываемых событий. И тогда мы поймем, что происходит с Фэди и чего он сам так и не поймет до самой смерти.

В седьмой комнате на третьем этаже мы застаем уже знакомых нам Тадда Паппаса, Мата Галтона, Ралфа Дрессера и четвертого мужчину в форме генерала разведывательной службы, имя которого мало кому известно и которое не рекомендует упоминать цензура. Из уважения к ней мы и будем впредь именовать его по военному званию.

Мы незримо входим в кабинет генерала именно в тот момент, когда решается судьба Фэди Роланда. Разговор начался, по-видимому, давно, когда наше внимание было отвлечено бессонницей чистильщика сапог.

— Значит, вы уверены, что из этой затеи с локатором ничего не выйдет? — обращается генерал к Ралфу Дрессеру.

— Шеф может подтвердить.

— Да, — подтверждает Мэт Галтон. — Работу Роланда дублировали еще в одной лаборатории. Десятки раз все проверено. Обнаружение подземных стартовых площадок с помощью управляемого луча невозможно. Объяснить почему?

— Не думаю, чтобы в этом была надобность. Ралф возглавляет технический отдел нашего бюро, и это — на его ответственности. Таким образом, я считаю, что предложение Дрессера и Паппаса может быть принято. Теперь, Тадд, вы можете объяснить господину Галтону существо операции «Милтаун». Только прошу покороче, мне скоро — на доклад к министру.

Тадд Паппас встал с кресла.

— Можно сидя, — великодушно разрешил генерал.

— Красных, безусловно, интересуют наши работы в области локации, как и нас — их работы, — сказал Паппас. — До последнего времени мы были озабочены тем, как выведать секреты красных и возможно лучше законспирировать свои исследования. Мне думается, что наше разведывательное бюро может принять на себя еще одну не менее важную обязанность — дезориентировать красных, заставить их заниматься ненужными делами и отвлечь внимание от других важных проблем.

— Вы забываете о финансовой стороне дела, — остановил его Дрессер.

— Я и об этом скажу, — спокойно заметил Паппас. — Надо дать понять красным, что мы продолжаем работы над конструированием локатора и что исследования плодотворны. Для этого нужно создать бум вокруг имени этого неудавшегося ученого… Я забываю его фамилию.

— Фэди Роланд, — подсказал Ралф.

— Да, Фэди Роланд.

— Непростительная забывчивость, — недовольно заметил генерал. — А я всегда думал, что у вас память, достойная настоящего разведчика.

— Склероз, — улыбаясь, сказал Галтон.

— Не думаю, — обиделся Паппас. — Мне еще рано на пенсию.

— Уверен, что рано, — сказал генерал и по-дружески обнял Паппаса. — Мы еще поработаем с вами, Тадд. Продолжайте.

Ободренный генералом, Паппас заговорил с не присущим ему возбуждением:

— Красные, узнав об этом, постараются догнать нас и… опередить, — он рассмеялся. — Как и во всем остальном. А мы знаем, как они это делают. Они ничего не пожалеют, запрягут своих лучших ученых.

— Отвлекут от других дел, — заметил Дрессер.

— Да, — продолжал Паппас. — Этим мы заморозим исследования, которые для них действительно важны. Дальше. Нам вся эта история, я подсчитал, обойдется примерно в сто, сто двадцать тысяч бульгенов сверх того, что было затрачено на работу этого…

— Фэди Роланда, — подсказал Дрессер.

— Благодарю вас, — Паппас поклонился ему. — Но мы заставим красных выложить на это миллиарды. Вы же знаете, как у них делаются такие дела!

— Как вы находите этот план? — обратился генерал к Галтону.

— Я считаю его блестящим, — ответил Галтон. — Признаться, я не всегда был уверен в полезности… гм, извините, господин Паппас, в полезности создания в нашем управлении специального отделения во главе с господином Паппасом и Ралфом Дрессером, — он повернулся к Ралфу, — ученым, которого отвлекли от науки. Теперь я вижу, что ошибся.

Так решилась судьба Фэди Роланда и судьба других лиц, встретившихся на его пути.


ГЛАВА ВОСЬМАЯ | Сумерки Бизнесонии | ГЛАВА ДЕСЯТАЯ