home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 8

И сердцу тревожно в груди…

Прошел день. Второй. Третий…

Первыми странную процессию заметили солдаты ил д'Иса. Вначале, увидев на горизонте облако пыли, воины решили, что к ним добралось обещанное подкрепление, и нельзя сказать, что эта мысль очень уж их обрадовала. Пусть вассалитет никто не отменял, все равно их поступок может быть расценен как измена. Если не сюзерену, то государству.

А потому надо ли говорить, что у очень многих воинов буквально камень с души свалился, когда выяснилось, что идущие совсем не похожи на корпус Галлита.

Первым бежал… бежала… бежало странное существо, напоминающее одновременно коня и дракона. Черное как смоль, с рогами, расположенными на голове, подобно короне, и небольшим зеленоватым пятном на лбу. Весьма странное существо. В Благоземье таких не увидишь.

На некотором отдалении от него несся, изредка замирая на месте, полупрозрачный вихрь размером с человека. Изредка из центра этого странного ураганчика проглядывало размытое человеческое лицо. Существо замирало, склонялось к самой земле, принюхивалось, словно ища чей-то след, а затем спешило дальше — вслед за полуконем-полудраконом.

А уже за этими непонятными созданиями следовала группа людей в свободно ниспадающих одеяниях, которые оседлали еще пару непонятных полупрозрачных существ.

Так как политическая ситуация со времени прибытия ил д'Иса к Миллингу несколько изменилась, вся эта компания смогла беспрепятственно приблизиться к городу. И уже у самых городских ворот каждый повел себя по-своему.

Монстр вскинул голову к небесам и то ли завыл, то ли заржал. Вихрь, подчиняясь короткому пассу одного из путешественников, растворился в воздухе, а сами странные путники развеяли своих «скакунов», неспешно сели в кружок и, кажется, совершенно потеряли всякий интерес к окружающему миру.


…Я шагал по улице с целью найти Тэ. Обращение к полковнику, как и предполагалось, ничего не дало. Он посоветовал узнать у коменданта, которого тоже надо сперва найти. Определение «где-то в городе» мало помогает в поисках. Но без какой-либо информации сделать работающую защиту просто невозможно!

Хотя через два часа поисков кажется, что лучше уж так, чем никак. В конце концов, можно просто подождать его в кабинете. Туда-то он точно наведается. Или сходить во «вражеский» лагерь. Может, Тэ там?

Вялые размышления прервал резкий звук. В первый момент я даже не поверил своим ушам. Но когда призывный крик грона повторился снова, то протолкался через толпу, взбежал на городскую стену и замер, ошарашен но уставившись вниз: перед воротами плясал, щеря острые зубы, Трим…

Боги, Трим! Пока его не увидел, то не подозревал, что так по нему соскучился!

Неподалеку от грона расположилась странная компания, но они сейчас сидели, оружием не махали… Так что внимания на них решил не обращать.

Впрочем, если я думал, что от моей невнимательности еще что-то зависит, то глубоко ошибался. Стоило приоткрыть ворота, как (молчу уже о том, что ворвавшийся в город грон первым делом облизал меня с ног до головы!) странные пришельцы быстренько подбежали ко мне и… резво бухнулись на колени.

— О огненнорукий Шарки! Мы вновь нашли тебя!

Э-э-э… сейчас, подождите… Шарки? Огненнорукий? Только не надо мне ничего подсказывать, я и сам все вспомню.

— Стальная пустыня, — вкрадчиво протянул над моим ухом дедушкин голос.

Я же просил не подсказывать!

Правда, вот только этих пустынников и не хватало для полного счастья! Зачем, спрашивается, они за мной поперлись? Шли бы за Шамитом с Аэлиниэль… Мне одной головной болью было бы меньше!

Тем более что странное поведение этих самых жителей пустыни уже начало привлекать нездоровое внимание. Мало того что солдаты удивленно косились, так еще и вездесущий Рон, замерший подле ворот, насмешливо кривился, явно готовясь сказать что-то… не совсем приятное.

Так, всё! Все дружно идут к этому неуловимому коменданту, и пусть он что хочет, то с ними и делает! Все, кроме Трима. Своего грона я больше не отпущу. Правда, он и сам уходить не хочет. И никого к нам не подпускает, роет лапой землю, щерит зубы и грозит рогами. А особо непонятливые рискуют получить хвостом. Пусть у него глаз на затылке нет, зато боковое зрение развито просто великолепно! Как и слух, впрочем.

Комендант нашелся на удивление быстро и разобрался, что здесь происходит. Как оказалось, уходя за Грань, дедушка, по доброте душевной, заглянул в пустыню и отвел демоненка домой. Так что теперь, потеряв своего юного идола, пустынники поперлись через все Светлые земли, дабы спросить у меня, что же им делать дальше.

Можно подумать, что я знаю. Вот всю жизнь сидел и составлял план проживания этим пустынникам. Других дел как будто нет. Господам путешественникам быстро рассказали, что тут им делать нечего, надвигается война, и я уже обрадовался, что на этом все закончится, как…

— Война? — радостно вскинула голову давешняя девица, обзывавшая меня луноликим. — О друг великого Шарки, — оригинальное они, конечно, имя главе Миллинга придумали, — мы можем помочь в твоей войне. Боги пустыни отзываются на наши просьбы. Неверные поклоняются кросту, но наша вера свята и чиста! Позволь, мы покажем силу наших богов?!

Однако…


…Объединенный штаб Светлых сил мог ликовать и радоваться. Враги, перегородившие дорогу поставкам еды и фуража, решили, что хватит стоять на месте, и сейчас резво направлялись как раз к ставке светлых. Сообщение о передвижениях противника принес Шамит.

Князь не знал, горевать ему или радоваться, когда пришло первое известие от темных. Отойдя в свою палатку, эльф активизировал канал связи и ворчливо поинтересовался:

— Ну и зачем я тебе так срочно понадобился?

Его императорское величество Темный Властелин Аргал ас'Даргат гар'Тарркхан был явно чем-то озабочен, поскольку нервно выстукивал когтями по каменной столешнице. «Интересно, он не замучился ее менять? Следы ведь остаются», — подумал эльф.

— Слушай, Мирт, у меня к тебе два дела, — с ходу начал собеседник.

Князю это всегда в темных нравилось — сперва дело, а потом уже плетение словесных кружев. А не наоборот, как привыкли в Светлых землях. Пока до сути доберутся, уже и спать пора.

— Давай, выкладывай. — Светлый поудобнее устроился в кресле и принялся слушать.

У его царственного собрата и просто родственника иногда бывали очень интересные идеи.

— Во-первых, лови, — сквозь мини-портал на стол шлепнулся стальной амулет на цепочке.

— Это что? — заинтересовался эльф.

— Младшенький балуется, — хмыкнул Властелин. — Амулет вот от кровной магии придумал.

— Я тебе говорил, что у тебя просто удивительные дети? — задумчиво произнес князь, пристально изучая присланный предмет.

— Нет, ты постоянно про это забываешь, — хмыкнул в ответ друг. И неожиданно пожаловался: — Правда, за их «удивительность» расплачиваться приходится мне.

Что ж вы, эльфы, такие драчливые? И собственники, каких поискать!

— Это ты о Кристе? — ухмыльнулся в ответ вопрошаемый. — Ну тут сам виноват, эльфийки просто помешаны на своих детях. Ладно, что там у тебя еще?

Властелин задумчиво закатил глаза, словно размышляя, стоит ли отвечать на вопрос. А потом широко улыбнулся:

— Диран сейчас в Миллинте, так что вы там поаккуратней, хорошо? И побыстрее. Ладно, мне пора, бывай!

Канал разорвался, оставив эльфа сидеть и переваривать полученную информацию.

— Тарк мархар! — Это было все, что светлый мог сказать по поводу присутствия темного принца в осажденном городе.

Теперь, по крайней мере, понятно, почему город до сих пор стоит. Упрямству темной императорской семейки могут позавидовать все ослы скопом. И если младшенький отказался сдаваться, то заставить его невозможно. Они все там хоть до второго пришествия сидеть будут и с места не сдвинутся, пока одна темная упрямая мелочь не передумает.

Вот ведь… достойный представитель обоих семейств. Упорный, талантливый, сильный, настырный, вредный и… умный. Во всяком случае, защитный амулет достоин если не восхищения, то уважительной оценки. Надо отдать его светлым магам, пусть клепают для солдат. А то будет очень неприятно испробовать на собственной шкуре эту магию Крови. Насколько он помнит летописи — ничего хорошего для эльфов и Дубравы она не несла.

Князь поднялся с кресла, оправил камзол и направился к выходу. Уже перед самым пологом его догнала запоздавшая мысль: «Если Диран в Миллинге, то и Рин там?» Из палатки эльф вышел куда как быстрее, чем входил в нее. Ожидавшие вестовые мигом разлетелись по лагерю, созывая к князю Мастеров Меча.

Хорошо все-таки, что враги решили наконец активизироваться. Можно будет объяснить, чем вызвано движение Светлых войск в сторону Миллинга. Просто так ведь союзников не оставишь, после войны заключенные союзы рухнут, к маргуловой матери, а так… Все дружно идут к Миллингу. И инициатором этого выступает вовсе не Светлый князь.


…Войска встретились быстро. Благо воины с обеих сторон были отдохнувшими. Несколько стычек обошлись малой кровью. Выматывали они, конечно, кошмарно… После короткой драки подле крохотной деревушки Фейлы наступило временное перемирие. Обе армии отдыхали, готовились к новой битве. Светлой коалиции повезло несколько больше, чем захватчикам. Войска союза находились, как ни крути, на своих землях и могли позволить себе расположиться лагерем все в той же Фейле.

Вмелен, уже выяснивший, с кем он заключил столь успешное соглашение, за тот день, пока войска располагались в деревне, нашел заброшенный двухэтажный дом, навел на первом этаже порядок (до второго еще руки не дошли) и развернул торговлю…

Стены, правда, еще кое-где покрывали пятна плесени, по углам бегали пауки, но… жизнь начинала налаживаться.

А когда военные уйдут, можно будет найти человека поухватистей, рассказать ему, что да как, и за небольшой процент от грядущих доходов поручить вести торговлю. А самому отправиться с обозом: в конце концов, звание княжеского поставщика на дороге не валяется.

Но это все потом, сейчас же…

Дверь распахнулась от мощного удара, и в комнату легко впорхнула рыжеволосая девица в мужской одежде. По-хозяйски оглядевшись по сторонам, Микоши привычно плюхнулась на свободную лавку:

— Привет, Вмелен! У тебя, я вижу, все по-старому? — Путешествуя по Южному Харнору девушка довольно часто останавливалась в безымянном трактире на пересечении торговых трактов, а потому с хозяином у нее давно установились приятельские отношения.

— Угу, — согласно хмыкнул трактирщик, выходя из-за импровизированной стойки, сложенной из ящиков. — Только место поменял. Тебя-то сюда какими ветрами занесло? Война все-таки, здесь женщине не место.

— Ой, только не начинай! — недовольно скривилась ведьмочка. — Я знаю столько атакующих заклинаний, что на войне мне как раз самое и место.

— Замуж тебе надо, девочка, — вздохнул трактирщик, смахивая со столика несуществующие крошки.

Девушка только насмешливо хмыкнула:

— За кого? Уж не за тебя ли?

— Да хоть бы и за меня, — легко согласился трактирщик.

Микоши смерила его долгим скептическим взглядом… и замотала головой:

— Не, за тебя не хочу!

— А за кого хочешь? — Трактирщик задал вопрос скорее для того, чтобы поддержать разговор. И был очень удивлен, когда последовал ответ:

— За принца хочу, эльфийского, — хмыкнула девушка, решив свести весь разговор к шутке. — Ушастого. — Микоши не призналась бы в этом даже себе, но образ случайного знакомого все не шел у нее из головы. А впрочем… Что между ними может быть общего? Он небось какой-нибудь виконт, граф или еще кто. А она? Простая горожанка. Да еще и темная. — …И патлатого, — добавила она. — Чтоб было за что дергать!

Дверь оглушительно скрипнула, и на пороге появился князь. Вмелен сдавленно булькнул и быстренько исчез за стойкой. У ведьмочки тут же пропал всякий запал. Она покраснела как шкертов цвет и сдавленно выдохнула:

— Здрасьте…

— Здравствуйте, — улыбнулся Миритиль, подхватывая тонкое запястье девушки и вскользь прикасаясь к нему губами. — Вы, как всегда, неотразимы, Микоши…

Для ведьмы так и осталось секретом, слышал ли эльф ее разговор с Вмеленом или нет.


…Демонстрацию вызова пустынных богов решили проводить на тренировочном поле, неподалеку от казарм. Честно говоря, я немного опасался: мало мне Михшула и Воконра, так еще кто-нибудь надзирать и хранить будет. Опять мне их разнимать, судить и дежурства устанавливать. Или все-таки послать… за Хребет, чтобы не мешали мне своими разборками нормально жить?

А если эти, пустынные, вдруг решат сообщить, что я никакой не Шарки? Нет, понятно, что я на эту должность никогда не напрашивался, но кто их знает?

Пустынники расположились небольшим, футов шесть в диаметре, кольцом, вскинули руки к небесам и запели-заговорили. Странный речитатив клонил в сон…

Кроме меня на этом диком представлении присутствовали комендант, около двух десятков солдат, Рин с Элиа, Тир (Арид до сих пор разбирался с системой водоснабжения) и Рон со своими спутниками (все время вылетает из головы, как их зовут).

Повторяющиеся слова лились рекой. Кажется, еще пара минут, и я точно усну. Неожиданно в центре круга полыхнуло багровое пламя, а в следующий миг в окружении пустынников появилось странное существо, напоминающее ураган с человеческим лицом.

— Мирхаа, великий Мирхаа явил свой лик! — пронесся восторженный шепот пустынников.

— И что умеет ваш… Мирхаа? — мрачно поинтересовался комендант.

— Он… — начала выступившая из толпы девушка.

— Обыкновенный дэйвн, — перебил ее Рон.

На подполковника потрясенно уставились во все глаза.

— В смысле? — осторожно уточнил Тир.

— Это… — воин осторожно покосился на пустынников, — хищник из Стальной пустыни. Не особо опасный. Достаточно одного удара «Плетью Тьмы», и он рассыплется.

Так, подождите. Если боги пустынников — звери, то… Они могут вызвать ту симпатичную змейку, которую я победил, да?

Увы, нет, не могли. Песчаным кростам поклонялось другое племя. Хотя довольно странно поклонялось, скорее, подкармливало. И вызвать по своему желанию этих зверюшек их шаманы не могли. Ну будем пользоваться тем, что есть.

После трех часов «вызывания богов» был наконец выбран подходящий: Макши, которого некультурный гар'Тшхен обозвал обыкновенным фриском. По мне, так этот фриск напоминал разжиревшую до размера небольшого дракона бабочку, покрытую толстыми костяными пластинами. Как выяснилось, умела эта «бабочка» плеваться кислотой и издавать звуки, нагоняющие панический страх. По крайней мере, это существо Рон не забраковал, как десяток предыдущих. Пару раз до этого воин колебался, размышляя, не стоит ли остановиться на том, что есть, но каждый раз была против Нира: то квира, по ее мнению, была чересчур слаба, то мхарт слишком мелок…

Ну, надеюсь, этот фриск нам поможет.

А пока пустынники его быстренько распылили, клятвенно пообещав, что смогут его вызвать, когда понадобится.

Что радует.


…Конечно, Марика и ее подружки решили действовать. Но вот как, до сих пор не придумали. И надо ж было такому случиться, что ранним-ранним утром, когда солнце только начало вставать… Принцесса лицом к лицу столкнулась в коридорах Кардмора с собственным братом:

— Тери? Ты почему так рано встал?

— Да так, — неопределенно повел рукою юноша. — Решил прогуляться… подышать свежим воздухом. А ты?

— Э-э-э… — Сообщать, что ее совершенно не прельщает сидеть сложа руки, девушка не хотела. — Да так… Тоже вот… Воздухом дышу…

— Ну и как? — хмыкнул принц. — Успешно?

— Более чем! А…

Задать Теренсу новый вопрос она не успела — принц взял инициативу в свои руки:

— Марик, я тебя не понимаю. Последние дни ты сама не своя. Что происходит?

Девушка на миг поджала губы… А затем решительно выпалила:

— Все то же! Диран воюет, Гил воюет… Папа говорил, что он уже успел в нескольких боях побывать, даже ты без дела не сидишь. А я? Что, я должна…

— Опять Л ура со Стией все уши прожужжали? — понятливо кивнул принц. — Ну конечно, все заняты, а ты, Марика, бедняжка…

— Хватит издеваться! — вспыхнула девушка. Парень примирительно вскинул руки:

— И в мыслях не было. Кстати, о деле… Хочешь, идею подкину?

— Ну?

— Не желаешь порыться в библиотеке? Вдруг найдешь там что-нибудь нужное?

Принцесса смерила его долгим взглядом и резко кивнула:

— Пожалуй, мы с девочками так и поступим.

И уже вечером, когда были переворошены кучи свитков, пролистаны сотни книг, Кира, сидевшая на самой верхушке деревянной стремянки, звонко чихнула, провела ладонью по лицу, стирая книжную пыль, и изрекла:

— А вам не кажется, что Теренс перекинул на нас задание, данное ему отцом?..


…Я сидел за столом в своей комнате и с тоской глядел на чистый лист. Тэ я так и не нашел (точнее, поиски пришлось свернуть, слишком много народа захотело со мной пообщаться), пришлось возвращаться назад. Только где же достать эту маргранову информацию?! Эх, был бы я в замковой библиотеке… Точно! Библиотека!

Интересно, кто же сейчас дома? Гил? Нет, этот точно где-то машет мечом, закатывая от восторга глаза. Как же, дорвался до настоящей драки. Думаю, он единственный из всей нашей семейки рад развязанной войне. Его же никром не корми — дай с кем-нибудь подраться. А в последнее время драться с империей дураков нет.

Теренс?.. Мм, сомневаюсь. Скорее отец погнал его по всем землям собирать подкрепление, принимать послов от соседних держав, инспектировать границу с орками. Ведь получить удар в спину во время войны было бы просто божественной глупостью. В общем, загрузил делами, чтобы в драку не полез. Тери хоть и не такой маньяк меча, как Гил, но мало ли…

И вообще драчливая у нас семейка, если подумать. Только старшие (отец, мама и Тери) умеют это скрывать. Правда, меня больше на приключения тянет, а не драки, но эту наклонность тоже можно считать одной из разновидностей драчливости.

Отец тоже вряд ли сидит дома. Он сейчас с войсками. Поддерживает их боевой дух и следит, чтобы не порвали врага на лоскуты раньше, чем он решит погнать его назад с нашей земли. Царица… она создавала темных в первую очередь как своих солдат, так что боевые качества у нас чаще всего на первом месте. Это потом мы научились пользоваться разумом.

В общем, вйбор стоит между мамой и Марикой. Нет, я люблю свою мамочку, но общаться с ней сейчас выше моих сил. Это же опять будет разговор на тему: «Где же ты, дитятко, бродишь? А не пора бы тебе вернуться домой?» В общем, толку от этого не будет. Под конец я вообще забуду, зачем с ней связывался.

Все понятно, остается Марика. Хотя этот вариант тоже не радует. Понять логику своей сестры я все еще не в состоянии.

Лег на кровать и закрыл глаза. Конечно, связаться по Хранителю можно и сидя, но если вдруг накатит слабость — падать будет больно. Кто его знает, сколько мне потребуется времени? Так что лучше перестраховаться. Лишних синяков мне совсем не хочется.

Я мысленно потянулся к своему Хранителю и представил Марику. Образ сестры дрогнул, и из кольца словно вытянулась тонкая, огненно-красная нить, вдоль которой я скользнул. Дай Доргий, чтобы сестренка носила перстень на себе.

Повезло. Она была как раз в библиотеке, что-то усиленно искала в пыльной россыпи книг. Меня она пока не заметила.

— Марика? — окликнул ее.

— А? Что? — Сестра вскинула голову, пару секунд недоумевающе смотрела на меня и лишь потом узнала. — Диран?! Ты здесь откуда?!

— Я не здесь, я в Миллинге, — на всякий случай уточнил я. — Слушай, ты не можешь найти мне информацию по возвратным структурам? Или по использованию магами Крови чужих заклинаний?

— А маргула из болота тебе не достать? — возмутилась она, с шумом захлопывая книгу.

Ну и зря. Многолетняя пыль, потревоженная таким непочтительным обращением с бумажным раритетом, поднялась в воздух. В общем, минуту или две сестренка пыталась прочихаться.

— Тебе не кажется, что нашего библиотекаря прибить мало? — вытирая слезящиеся глаза, обратилась она ко мне.

— А он разве в природе существует? — удивился я. — Ни разу не встречал!

— Иди ты, — отмахнулась Марика.

— Так что, поищешь? — состроил я просительную физиономию.

— С тебя причитается, — фыркнула сестра.

— Рассчитаемся, — спокойно кивнул я. — До вечера управитесь?

— Издеваешься?! — взвилась она. — Тут книг столько, что дом построить можно!

— Мари, мне срочно нужно, нас, может быть, завтра атаковать будут, а магией пользоваться нельзя! Пожалуйста!

Да знаю я, что прошу невозможного, но что еще делать? Деда напрягать не буду, сам справлюсь. Надоел, в конце-то концов! Как ввязывать меня в неприятность — так вот он, гномским топором не отмашешься, а как помогать, так: «Сам, малыш, сам!»

За это его «малыш» я точно найду изгоняющее заклинание и упокою дедулю, к марграновой бабушке. Чего ему за Гранью не сидится? Вроде бы по нашему миру намотался столько, что аллергию заработать можно, а вот смотри ж ты, не уходит. Или… не может?! Ой, мама… Так, все потом, все потом.

— Ладно, постараюсь, — буркнула сестра. — Как найду — сама с тобой свяжусь, не отвлекай меня, хорошо?

— Договорились, — радостно кивнул я и отключился.

М-да, не зря все-таки лег, голова кружится как с похмелья. Ну да, болтать через весь материк это сколько энергии надо? Кроме того, желудок настоятельно потребовал уделить ему внимание. Удивительно, как я раньше этого за собой не замечал. Хотя… все естественно. Энергия, она же не только из воздуха берется. В общем я направился в ближайший трактир. Тащиться через полгорода для того, чтобы поесть в столовой… смахивает на легкий приступ идиотизма.

Кормили в ближайшем к комендатуре заведении неплохо. Точнее, очень даже хорошо. Без изысков, конечно, но сытно и обильно. Это правильно, ибо голодный Властелин перестает обращать внимание на то, как называлось мясо ранее. Да и вообще оценивает окружающую обстановку с позиции съедобно-несъедобно. Ну и перед предстоящим большим умственным усилием надо как следует подкрепиться. Чтобы думать по теме, а не над тем, где бы чего перехватить.

О! Надо и с собой еды взять, кто его знает, сколько времени мне потребуется, чтобы вывести эту клятую формулу защиты. То, что у меня получится, — не подлежит сомнению. Если наши предки как-то умудрились выгнать этих «кровников» с континента, то почему у меня не получится? Неужели я дурнее своих родственников?

К тому же если даже и не выйдет вообще убрать этот эффект «возврата», то можно соорудить стационарный рассеиватель. Вот только делать его долго, да и наши заклинания он тоже будет искажать. Нет, пользоваться ими по-прежнему будет можно, но энергии на них будет уходить в два-три раза больше. Если резерв большой, то и не страшно, а вот если с резервом напряженка?..

— Диран! — гневный вопль со стороны входа заставил отвлечься от бездумного рисования ручкой ложки.

В дверях стоял грозно хмуривший брови Рин.

— Что случилось? — немного отстраненно поинтересовался я.

Ну да, полный желудок вызывает на редкость благодушное состояние. И немного сонное.

— Ты где пропадал? Мы тебя целый день ищем! Родственничек плюхнулся напротив меня, стараясь просверлить взглядом дырку. Но, взглянув в мои несколько остекленело-осоловелые глаза, решил бросить это дело. Кроме того, совесть и темные — понятия несовместимые.

— Да так… то переселялся, то занят был… — Спорить и ругаться не было никакой охоты.

Сейчас получу свою провизию и отправлюсь караулить информацию от сестры.

— Ну и куда заселился? — К нашему столу неслышно подошла Элиа.

— В комендатуру на подземный этаж.

В зале появился трактирщик, несущий мой мешок с заказанной едой.

— Подземный? — удивленно переспросил эльф. — Но там же…

— Угу, камеры, — пожал плечами я, поднимаясь из-за стола. — Зато спокойно, тихо и никто не мешает.

— Покажешь?

Ну что за нездоровый интерес у этой темной? Вон пусть на апартаменты Рина любуется. Говорят, что эльфы всегда устраиваются лучше всех остальных. Не знаю, лично мне кажется, что лучше всех устраиваются адепты пространственной магии. Эти товарищи всегда могут значительно расширить свою жилплощадь.

— Да пожалуйста, — пожал плечами я, забрасывая на спину сумку и направляясь в комнату. — Только ничего не трогать и не мешать!

Угу, иначе потом окажется, что часть защитной схемы утащили, чтобы сплести браслет. Мол, очень уж узор понравился. А то, что потом вокруг хозяина подобного «украшения» все заклинания будут работать как попало, это никого не волнует.

— Ди, а чем ты там занимаешься?

Нет, ну что за вечер вопросов? Или это хваленое эльфийское любопытство в братце заиграло? Чем занимаюсь, чем занимаюсь… мурга брею!

— Пытаюсь убрать эффект возврата заклинаний магами Крови. — Кажется, сейчас тот случай, когда легче объяснить, чем сказать, почему «нет».

— И ты думаешь, у тебя получится? — М-да, знакомые все лица.

Чего, спрашивается, этого подполковника недоделанного сюда принесло. Да еще и со «свитой». Такое впечатление, что здесь собрались все, дабы лицезреть мое темнейшество.

— По крайней мере буду знать, что пытался. — Когда я сытый, то спокойный и добрый. Так что попытку выставить меня идиотом тактично не замечу.

Нет, ну чего это все так ко мне пристали? Да, занялся разработкой защиты, не слоняться же по городу. Тем более что тревоги нет, и на стене мне находиться не надо. Хватит и дежурных магов на воротах. Можно подумать, что без меня — ну прямо никуда.

Нет, конечно, я признаю свои заслуги, но не считаю их чем-то из ряда вон. Хотя с другой стороны, все же не стоило пропадать на целый день. Но у меня есть объяснение, точнее, занятие. Почему-то все «изобретения» получаются только в одиночестве и в тишине. Знаю, что надо избавляться от столь вредной привычки, но пока не могу, Ладно, хватит умствований, тем более что мы пришли.

Друзья с удивлением обследовали бывшую камеру, покосившись на плавающие под потолком шарики. Ну да, таким и в противника запустить можно, заодно и средство самообороны. В смысле против нежданных визитеров или воров. Сунется такой в дверь, а в него тут же шарик и полетит.

Вообще этот шарик мне когда-то Гил показал: он их первое время вокруг Пиньки расставлял, чтоб я к нему не лазил. Правда, отогнать меня не получилось — я, когда такое увидел, первым же делом потребовал, чтоб меня научил делать точно так же… Брат отбивался, как только мог. Потом показал. И, конечно, мне не придумалось ничего лучше, кроме как поставить эту «вещицу» прямо перед дверью своей комнаты…

Правда, когда на нее нарвался Тери, пришлось тренироваться в беге, но ничего, обошлось. Я тогда был маленький, поэтому спрятался в одной из декоративных ниш. В общем, подпаленный братец меня не нашел. А когда нашел, то уже было поздно. В смысле, он успокоился.

— Может, тебе помочь? — Элиа с сомнением покосилась на тот бардак, который творился на столе. Вернее, на рабочий беспорядок. Почему-то только у меня получается найти нужную бумажку во всем этом… великолепии.

— На еду сохраняющее заклинание наложи, если тебе не трудно.

Мне было просто лень самому этим заниматься. Щас бы поспать немного, ночь выдалась довольно-таки бурная.

— Ладно, мы пошли, не будем тебе мешать… — Кажется, кузен заметил сцеженный в кулак зевок и проявил сообразительность. — Понадобится что — зови.

— Ага, — немного отстранение кивнул я и рухнул на кровать.

Дверь за друзьями закрылась, и в этот момент со мною попыталась связаться, кажется, Марика. По крайней мере, общение с отцом ощущается по-другому. Ас Тери или с Гилом мне, например, разговаривать сейчас незачем. Как и с той странной беспамятной девицей, которой брат перстень Хранителя отдал.

— Да? — мрачно поинтересовался я. Голова вдобавок разболелась…

— Что «да»? — фыркнула старшая сестра. Конечно, кроме нее, некому. — Тебе книги еще нужны?

— Конечно!

— Тогда бери. — Марика подтолкнула ко мне стопку толстых фолиантов. — Это пока все. Если найдем что-то еще, я с тобой свяжусь!

— Ага, спасибо… — Канал оборвался.

Пять «книжиц» размером с небольшую гранитную плиту и такого же веса с громким шумом приземлились на стол. Облако пыли пришлось выгонять магически, а то бы я до утра не прокашлялся. М-да, где же сестренка отрыла эти раритеты?

Ладно, пора за работу! Кажется, это будет очень увлекательно…


О-о-о-ох… что я там говорил про увлекательность? Наивный. Скорее нудная и кропотливая работа. Книги оказались мало того что из пергамента, так еще и не защищенные заклинанием сохранения! Так что каждый лист приходилось переворачивать ну очень осторожно. И запустить еще с пяток светляков, чтобы можно было разобрать полустертые буквы на старотемном. Удивительно, как Марика смогла понять, что именно эти книги мне нужны.

И ладно бы это! А то, что чернила на схемах тоже выцвели? И догадывайся теперь, все ли линии нанесены, или чего-то не хватает. Конкретной привязки к магии Крови в них не было. Так что приходилось просчитывать как минимум три варианта. Вдруг принцип «возвратности» заклинаний школы вторженцев совсем другой?

Я догрызал уже последнее яблоко из того мешка, что собрал трактирщик, с ненавистью глядя на исписанные листы. Ничего путного из моих расчетов не выходило. Либо нам не хватало сил, чтобы построить защитные контуры, либо знаний, чтобы запускать такие заклинания, которые даже при возврате не нанесут особого вреда. Четырех-, а то и пятиступенчатые конструкции будут выплетаться по три часа! Зачем они тогда вообще нужны?

Рядом со мною раздался скучающий зевок:

— И чему тебя только учили?

О, дедушка! Вот только его сейчас не хватало! Конечно, в появлении Дариэна было много странного. Начиная с того, как он здесь возник, и заканчивая тем, кем он был сейчас: призраком, неупокоенной душой или просто мороком?

Ага, мороком, как же! Можно подумать, морок может так дать мне по спине, что я… как гордая птица да над городом… Нет, понять его, конечно, можно. Принцип «захочешь выжить, плавать научишься» применялся у нас если не всегда, то довольно часто, но сам факт появления Дара… Впрочем, мне было совсем не до того, чтобы размышлять, как он мог вернуться из-за Грани. Я ли его выдернул, или еще что случилось. Сейчас вопрос в другом: что делать с этим проклятым возвратом?

Первому Властелину, похоже, надоело мое молчание. Он шагнул вперед, провел рукою по столу, сметая ненужные книги, и на крышке стола остался лишь один, раскрытый на середине том, да мой лист с заметками.

— Смотри. — Дар вытащил из моих перемазанных чернилами пальцев перо и зачеркал по странице, набрасывая схему. — Для того чтобы вернуть заклинание, нужна его энергетическая конструкция. Тут уже два варианта. Либо они расшифровывают каждое заклятье и уже после этого его используют, либо просто берут любезно предоставленную противником конструкцию и запитывают ее уже своей силой. В любом случае…

Я так и замер с открытым ртом, переваривая услышанное. Нет, конечно, дед не сказал ничего нового, но… как это было подано!

Дариэн чуть насмешливо покосился на меня:

— Поехали дальше. Обычно маг сплетает энергетический каркас, напитывает его своей силой и отпускает. Точнее, если говорить научным языком — накладывает на объект. Ну или целую площадь, это не суть важно. Главное здесь то, что после создания заклинания маг уже почти не контролирует свое плетение. При необходимости может перехватить там, развеять, но это редко бывает. То есть… — Туг он замолчал, позволяя мне закончить мысль.

— …То есть, чтобы наши заклинания не возвращались назад неприятными «подарками», нужно просто контролировать собственное «детище» от и до. Лично разрушая затем энергокаркас! — выпалил я.

— А ты, оказывается, умеешь думать, когда хочешь, малыш, — ухмыльнулся Властелин.

— Конечно, скорость творения заклинаний заметно упадет, да и маги станут куда как уязвимее, но выигрыш будет существеннее.

Ладно, с проблемой вроде разобрались, пора и баиньки. Сколько там времени? Что?!! Четыре часа утра?! Ничего ж себе задумался… Ладно, блокируем дверь и ложимся спать. Чтобы ни одна зараза не посмела разбудить до тех пор, пока сам не встану.

Но раз уж так… — чуть не сказал «поздно» — сейчас рано, нужно решить один вопрос. С Даром. Вернее, с тем, кто он сейчас и откуда взялся.

Я оторвал взор от исчерканного листа бумаги, повернулся к стоящему рядом Дариэну… и тихо выругался. Первого Властелина и в помине не было. Можно подумать, он здесь и не появлялся. Нет, ну вот почему он так каждый раз, а?

Ладно, тогда действительно спать буду… И чтоб никто не беспокоил.

Ну, на случай тревоги это не распространяется. Тем более что у меня сигналка на стене стоит. Если враг появится — я об этом непременно узнаю. Да и маячок для телепорта не поленился навесить. Блокируют-то периметр города, а внутри — прыгай хоть бешеным зайцем, только силы бы хватило.

Кстати, надо показать свои наработки (ну ладно, не совсем свои, дедушкины), бросить мини-порталом один экземпляр Рину и один экземпляр отцу.

Ведь среди темных каждый второй — маг, так что отказываться от своей силы никому не придется. Эх, как же мы все-таки зависим от магии. С одной стороны, кажется, что это плохо: мол, отбери у нас силу — и что останется? С другой же… Ну ведь не будешь ты копать деревянной лопатой, если есть металлическая? А то и вообще наемные работники.

Ладно, что-то я расфилософствовался, спать пора. Вон с недосыпу мысли какие-то странные в голову полезли. Высплюсь, и все пройдет…

…Гилберт сам не понял, отчего он проснулся. Ладонь привычно нащупала рукоять лежащего в изголовье меча. Он медленно повернул голову, всматриваясь в полумрак палатки… И, тихо выругавшись, сел на кровати. Этого посетителя он совершенно не ждал.

За небольшим походным столом сейчас сидел, неспешно потягивая вино из отливающего алым цветом бокала, какой-то мужчина. Мускулистый, обнаженный до пояса, он, казалось, и не заметил, что хозяин палатки проснулся. На голове у странного гостя красовался шлем с личиной^ а на колени себе он положил меч без ножен. По узкому черненному клинку змеилась вязь рун, сообщавших имя владельца… Энту — бог войны.

Второй Всадник Ночи вздохнул, провел ладонью по волосам и, оглянувшись по сторонам и убедившись, что, кроме них двоих, в палатке никого нет, встал с кровати.

— О! Проснулся! — радостно протянул незваный гость. — А я уж и не надеялся…

Принц хмыкнул:

— Это намек?

— Упаси я! — фыркнул посетитель и приглашающе махнул рукою в сторону стола: — Садись, поговорить надо… И к слову о намеках, если бы это был намек, сюда бы пришел не я.

— А кто?

— Да хоть бы… моя невеста. Гилберт мрачно скривился:

— Угу, вот только мне Дарберы не хватало, особенно в счастливом тринадцатом обличье.

— А что так? Чем тебе богиня смерти не угодила?

— Извини, Энту, но я бы хотел с ней встретиться как можно позже! Мне за Грань пока рановато. Это Диран у нас… идиот, мягко говоря. Лезет куда надо и куда не очень, а я еще жениться обещал.

Бог только ухмыльнулся:

— Какие твои годы? Успеешь. Если не будешь мне под маску заглядывать[13].

Принц только губы поджал.

Жития богов известны и записаны. Спроси любого ребенка, и он в подробностях расскажет, сколько возлюбленных было у Кринаны, как Доргий сотворил мир и за какую кражу колесовали Воконра (а что с ним будет? Он же бог, бессмертный, как ни крути). Это касается практически почти всех богов. Кроме Энту. О нем не известно ничего. Ни как появился он в Аларии с суженой своей, ни откуда пришел… А еще никто никогда не опишет его лица, скрытого за маской. Одни говорят, что красиво оно, другие — уродливо. Известно лишь, что заглянувшего ждет смерть.

— Это намек?

Бог только расхохотался.

— Гил! Ну что ты за моими словами все время какое-то второе дно ищешь?! Давно пора привыкнуть: у меня что на уме, то и на языке! Я ж сама честность!

— Кроме меча, есть и арбалет. А яд применяется на войне так же часто, как и заклинания.

— Я не имею доступа к Книге Судеб, — покачал головой Энту. — Да и Дарбера лишь читает ее. Кто ее пишет, неизвестно даже нам…

Герцог Алентарский на миг закрыл глаза, устало провел ладонью по лицу:

— Эн, извини, сам не понимаю, что за чушь я несу… Ты зачем пришел?

Бог войны помолчал, словно подбирая слова, и медленно заговорил:

— Ты недавно участвовал в битве. Очень красивой битве… Мое благословение и так всегда с теми, кто связал свою жизнь с войною…

— Короче.

— Скучно мне, короче. Воин лишний тебе в отряд случайно не нужен? Гилберт так и сел.


ГЛАВА 7 Все могут короли, все могут короли… | Что выросло, то выросло | ГЛАВА 9 Идет война за наши души…