home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 6

Если тебе трудно, если тебе плохо…

Заседание в большом зале комендатуры началось совсем недавно, но уже вызывало острые приступы зеноты. Переливание из пустого в порожнее, предположения, догадки и прочее гадание на кофейной гуще никогда меня не занимали. Конкретных действий или действительно новых предложений не поступало. Все в принципе знали, чем им заниматься, но некоторая страсть военных ко всякого рода обсуждениям настоятельно требовала подобных сборищ.

Меня же больше всего занимало странное колдовство пришельцев. Ведь будь я хоть трижды Властелином, но удержать город, когда на стороне его защитников сражаются всего трое или четверо, никому не под силу. Но вышло так, что только на темных их заклинания не подействовали… Почему? Нет, я, конечно, помню и Рина, и можно, разумеется, предположить, что эльфы тоже подпадают под исключение из правил, но что-то я сомневаюсь, будто в этом городе нашелся всего один эльф. А я во время боя никого кроме кузена не видел на стенах. Раз так, дело в другом…

Да, наш вид изначально создавался с высокой степенью защиты от чего угодно, да и остальные темные тоже, но хотелось бы узнать поточнее, что же именно дает подобный эффект и нельзя ли его как-то приспособить ко всем остальным. Желательно без создания такого количества Властелинов. Иначе мир подобного нашествия «родственничков» просто не выдержит.

Итак, что мы имеем? Если вспомнить разговор с родителем, то не так уж и много. Только определение. Магия Крови. А как она работает, что лежит в ее основе и каким образом составляются заклинания — непонятно. Конечно, можно пообщаться с Тэ. Но она сейчас занята. Разговаривает с местным представителем внутренней разведки, или как оно тут у них называется.

Да, представление перед стенами никого не оставило равнодушным. То, что эта девушка явно знакома с нападающими, работает против нее, а вот если вспомнить, чем все закончилось, то появляются варианты.

Мало ли, вдруг это специально разыграли, чтобы купились такие наивные и доверчивые?..

Ох, чует мой хвост, что и мне не миновать милого кабинета и задушевного разговора на тему подозрительных знакомств. Чего бы хотелось избежать всеми силами. Но бегать тоже не буду. Лишние неприятности мне ни к чему. Ладно, вернемся к магии. Новоявленная принцесса и те неприятные личности, что топчутся под стенами, явно принадлежат к одному народу. Не думаю, будто они так уж различаются.

Далее — маленькие фактики из недавнего прошлого. Тэ для того, чтобы попасть в «горячие объятия» своих родственников, порезала себе руку. Значит, ей нужно было отворить кровь? Тогда напрашивается первый вывод: для того чтобы активизировать или просто использовать свою магию, им нужен исходный материал. То есть без него они ни на что не способны? Так, зарубка в памяти — проверить данное высказывание.

В любом случае получаем второй вывод: враги воздействуют непосредственно на кровь защищающих. И, судя по действию, в качестве «образца» они просто направили свою атаку прямо по курсу. Говорить о том, что воспользовались чисто людской, глупо — их бы самих долбануло. Значит, различие идет не по принципу люди-нелюди, а скорее, сзади-спереди от колдующего. Вот только… Почему кроме Рина на поле боя был только один эльф? Я ведь видел пару-тройку его сородичей в городе. Ладно, возьмем пока за основу версию, что тут проблема в нашем отдаленном с ним родстве. Нет, я понимаю, что родство не по темной линии, но другого логичного объяснения придумать просто не могу.

Ладно, с чем бороться — разобрались. Теперь еще понять бы каким образом… Самый радикальный — переливание крови — отвергаем как маловыполнимый. Точнее — совсем невыполнимый. Где я столько крови на замену возьму?!

Да, не забыть связаться с отцом и рассказать о своих выводах. А также разработать защиту в расчете на темных. Вот же неприятности на мою голову! Самое противное, что никуда от этого не денешься.

В общем, хватит разглагольствований. Думаем дальше. Капнуть каждому по капле своей крови? Во-первых, меня не хватит на весь город, а во-вторых, ничего это не даст. Толку с той капли…

Тем более что идея все же посетила мою пухнущую от размышлений голову. Зачем мне что-то защищать или отражать? Проще сделать так, чтобы оно вообще не подействовало. Перекосить все параметры так, чтобы у врага не было ни единого шанса достать кого-либо своими негигиеничными ритуалами. И пусть колдуют хоть до Второго Пришествия!

— Есть! — Возбужденно скомкав исчерканный в попытке осмысления лист, я ринулся в свою комнату.

Сейчас нужно сделать расчеты и приблизительные наброски. Посмотреть, какой материал больше всего подходит для амулета, и составить заклинание.

Останавливать меня никто не стал. По всей видимости, или Рин объяснил, или Рон. Кажется, господину подполковнику не привыкать к вывертам мозгов Властелинов. Или привыкать? В любом случае меня сейчас лучше всего не трогать. Сперва пошлю, а потом заклинанием направление укажу. Впрочем, думаю, они могли меня не останавливать еще и из-за того, что я тут как маг приписан, а с их системой субординации маргран ногу сломит.

Закусив от усердия нижнюю губу, я черкал уже третий лист, рассчитывая вектора, комбинации и направления. Кажется, силы потребуется не так уж и много. А в качестве основы придется брать все же металл. Дерево не подойдет. Тут нужен жесткий каркас. Можно даже сказать — излишне жесткий. Правда придется повозиться с гравировкой, но это мелочи по сравнению с тем же переливанием крови.

Уф, вроде бы закончил. За основу взял магический отголосок собственной крови — не звать же, в самом деле, Тэ или Рона, чтоб установить правильность векторов.

Почти два часа провозился, чтобы записать все. Уже со счета сбился, сколько раз приходилось пересчитывать, потому как вспоминал или придумывал (что не столь важно) новые и новые параметры. Ну да ладно, больше — это не меньше. Ну а если что и забыл, то всегда можно дописать. Внешние узлы открытые, ничто не мешает прибавлять и прибавлять. Правда, придется расширять площадь амулета, но опять же — это не самое страшное.

Откинувшись на стуле, удовлетворенно полюбовался немного кривоватым наброском. Прямоугольная пластина с округленными углами и причудливым вензелем в середине. А на другой стороне амулета стоял другой знак — «Прекращение». Как только защитный талисман снимался с носителя, то заклинание тут же переставало действовать и сворачивалось. После чего пластина просто становилась обыкновенной подвеской. До тех пор, пока его снова не надевали на того же самого хозяина.

Ну а перед активацией надо было капнуть на поверхность каплю собственной крови, чтобы амулет настроился на владельца. Это на случай, если хозяин подобной безделушки попадет в плен. Не хотелось бы, чтобы моя работа пошла прахом. Так что даже если эти «засланцы» и получат подобную висюльку, то понять ничего не смогут. Ну и славно!

Теперь остался последний штрих, прежде чем показать свою работу остальным. Перстень Хранителя я не снимал с самой школы. Мало ли, вдруг для чего понадобится, так что тут же потянулся по «ниточке» к отцу.

Пусть телепорты и перекрыты, но я ведь не сам перемещаюсь, а только сознание разделяю, — плевать мне на их защиту…

О! Кстати, эта самая связь очень уж напоминает использование магии Крови. Ведь Хранители связывают только представителей нашей семьи. Не забыть расспросить отца по этому поводу.

Родитель отозвался несколько раздраженно и неохотно.

— Ди, ты знаешь который час? — немного невнятно спросил он.

— Пап, вы уже с этими захватчиками сталкивались? — не дал ему уйти от темы я.

— А что? — тут же насторожился он.

— Да так… Мы уже с ними столкнулись. Кажется, я понял, как они используют свою магию и как от нее защититься.

— Вы… Что?!! — Кажется, отец теперь полностью проснулся. — Но ведь по расчетам…

— В Хаос расчеты! — не выдержал я. — Эти гады, судя по картинке порталов, пользуются червоточинами!

На мгновение повисла пауза… Впрочем, всего лишь на мгновение.

— Так что там с защитой?

Не вдаваясь особенно в подробности и рассуждения, я скинул ему свои расчеты и наработки. Отец что-то невнятно буркнул и отключился. Однако перед этим все же пообещал связаться, когда все перепроверит. Ну что же, остается только ждать и надеяться, что затея удастся. Тогда завтра утром наших противников ждет неприятный сюрприз. А пока пойду, поговорю с комендантом. Расскажу ему свои наработки и извинюсь за поведение на Совете. Все же просто уходить с подобных сборищ не стоит. Могут не так понять.

В просторном кабинете уже никого не было, кроме самого хозяина города. Тот сидел за столом, гипнотизируя чистый лист бумаги. Кажется, ничего хорошего никто предложить так и не смог. А судя по залегшей между бровей складке, комендант надеялся на более благоприятный исход совещания. Ну что же, попробуем развеять его мрачное настроение.

— О чем задумались? — Так, кажется, я ляпнул несколько не то.

Потому как посмотрел он на меня несколько… недоуменно. Нет, спасение Тэ точно на меня как-то странно подействовало.

— Может, принять предложение парламентера, если не поздно? — В голосе мужчины звучала печальная усмешка.

Теперь пришла моя очередь ловить ртом воздух. Всего один штурм, к тому же отбитый, — а он уже готов сдаться? Это как понимать?!

— Только попробуйте! — невольно вырвалось у меня.

Вот уж чего никак не ожидал. Мне казалось, что этот вояка был всерьез намерен защищать свой город, и вот нате вам, кушайте.

— Даже так? — Насмешка в его голосе звучала все сильнее. Причем, кажется, смеялся он не надо мной. — Думаешь, в одиночку справишься? Особенно если штурмов будет два, три, четыре?.. Причем — подряд? Ты выдержишь? Справишься?

— Вряд ли, — спокойно согласился я, присаживаясь с другой стороны стола. — Вы правы, без солдат на стенах делать нечего. Маги скорее вспомогательная сила, чем основная. В нашу задачу входит защита и поддержка.

— Молодец, сам все понимаешь. — Взгляд коменданта снова уперся в чистый лист бумаги.

И непонятно, что прозвучало в его голосе: то ли усмешка, то ли тоска.

— Понимаю, — спокойно согласился я, — Именно поэтому хочу рассказать вам, как защитить солдат от них странных атак.

— Что? — Кажется, с первого раза моя мысль до него не дошла. По всей видимости, увлекшись переживаниями и тяжкими думами, военный даже подумать о защите не мог. — Но маги сказали…

— Вот-вот, я говорю, что мы можем защититься. Правда, мне потребуется помощь. Как магов, так и мастеровых. А точнее, кузнецов.

— Подожди, я сейчас… — Потерев лицо, комендант встал из-за стола и вышел за дверь.

Словно подгадав момент, пришел вызов по Хранителю. Отец подтверждал мои расчеты и…

Я уже приготовился услышать что-то вроде классического: «Диран, будь осторожней, Диран, не влезай в драки, Диран, мама волнуется», когда прозвучало:

— Диран, удачи!

Честно говоря, я малость ошалел. И это после того, что было в школе? К счастью, через пару мгновений все выяснилось. Отец как-то странно закашлялся и обронил, обращаясь явно не ко мне:

— Крис, да сказал я ему, что скоро заберу, сказал! — и отключился.

По крайней мере, хоть папа начал понимать, что я взрослый. А самое главное, даже не спросил, как я оказался в районе боевых действий.

Отвлекая от размышлений, хлопнула входная дверь. Вздрогнув, я оглянулся: как ни странно, комендант привел не только старшину кузнечного цеха (довольно солидного гнома с широкой окладистой бородой) и всех приписанных к городу магов (в том числе и новоприбывших), но и трех полковников, включая мое официальное начальство (в смысле, Мирага эн Ниура), ну и… Рона. А его-то зачем?! Он же вроде подполковник! Привели б тогда и остальных. Может, из-за того, что он темный? Так Элиа вон тоже не особо светлая.

В любом случае, пора было начинать рассказывать. Сперва, конечно, следовало сообщить о своих догадках относительно того, какова «стихия» применяемого колдовства. После чего пришлось немного подождать, пока более опытные маги перестанут орать, что подобное невозможно, потому как давно забыто и уже не практикуется, а сами навыки утеряны и восстановлению не подлежат.

Ор стоял такой, что у меня аж голова разболелась, а в раненом плече острой иголочкой задергала боль. Ну вот что за наказание, а?

— Существует такая магия. И действует, — внезапно очень тихо обронил эн'Ниур. Все мгновенно заткнулись и уставились на полковника. А тот вздохнул и продолжил: — Действует. Допросил я девчонку… И она говорит то же самое, что и он. Даже термины те же.

В комнате наступила гробовая тишина. И я наконец смог продолжить рассказ.

Теперь меня слушали гораздо внимательней. Основные плетения, расчетные коэффициенты и вектора пришлось чертить непосредственно в воздухе. Только набросок амулета и его, так сказать, внешнее оформление начертил на бумаге.

За остальным дело не стало: в Миллинг прислали не последних магов, так что решить вопрос с созданием амулетов можно было быстро. Правда, возникла проблема с основой. Цеховой старшина внимательно изучил рисунок и пообещал прислать первую партию к ужину. До рассвета обещал наделать «висюлек» на все население города. Правда, для этого всей гильдии придется работать до этого же самого рассвета. Как, впрочем, и магам, которым предстояло заколдовывать амулеты.

В первую очередь решили снабдить такими полезными вещицами тех, кто будет непосредственно стоять на стене. Затем просто всех воинов. И уже в последнюю очередь — мирное население. Причем сделать это за счет города: гномы за свою работу не собирались брать денег. Как они сказали: пусть это будет их вкладом в защиту города.

Короче, совещание закончилось тем, что в кабинете остались только маги — именно сюда должны были принести первые заготовки для амулетов. Выдавать готовые талисманы решено было сразу же, по мере их создания. Да еще и под расписку. Чтобы потом не было инцидентов, типа проспал, пропустил, не хватило и всего прочего.

Через час, когда принесли первую партию, я был полон энтузиазма. Через полтора — тихо ворчал, а через два с половиной проклинал себя последними словами за инициативу. Нет, работа не была сложной или тяжелой. Но доставала монотонностью и объемом. Да еще каждому объясни, покажи да расскажи, что и как. Пока не рявкнул, не дал по шее, так и норовили разные глупые вопросы задавать.

В общем, через четыре часа подобной деятельности подходить ко мне надо было с исключительной осторожностью, так как имелась реальная возможность нарваться на проклятие.

Остальные, впрочем, были не в лучшей форме. К ним с расспросами приставали не меньше.

Нет, эти вопросители меня точно добьют! Я уже не могу каждому объяснять, можно ли нарисовать рядом фигу, окропить в храме, повесить рядом любимую куриную лапку от сглаза и прочую чухню.

Боги, а с утра снова на стену идти. На замену же никого нет. И опять эти самоубийцы полезут… м-да, что-то мне разонравилась война. Дома гораздо лучше. Хотя там сейчас тоже неспокойно. Зато всегда знаешь, что семья, она рядом. Что тебе помогут и поддержат. Нет, это совсем не значит, что я готов все бросить и рвануть в империю. Нет уж, сперва закончу все свои дела здесь, а уж потом посмотрим, куда ляжет дорога.

Еду и бодрящее зелье нам приносили сюда же, в зал. Изредка то один, то другой маг уходили пополнить резерв. Хорошо, что в пределах города оказалось как минимум три «магических» точки, иначе нам бы пришлось куда как хуже. Правда, одними зельями сыт не будешь, поэтому мы также позволили себе по часу сна. Только после него чувствуешь себя еще хуже, чем до. Во всяком случае, мне этот «отдых» ну совсем не помог.

Зато на рассвете все, кто стоял на стенах, обзавелись новыми украшениями. Командиры лично проверили каждого и дали по шее тем, которые понадеялись, что авось пронесет. Неприятностей нам не надо. Вдруг эти шаманы не только обессиливать могут, а еще и управлять человеком? Вот всадит такой «авосьник» ножичек в бок своему соседу, тогда и поймет, что магов слушать надо. Да поздно уже будет. В общем, лучше перебдеть, чем недобдеть.


…Разговор с императором сьер ил д'Эриф оттягивал до последнего. Нет, конечно, можно сказать, что сразу телепортация не удалась, решили направить принцессу утром, но, когда уже было поздно что-либо скрывать, адепт решился.

Рассказывая, что произошло, мужчина буквально чувствовал, как у него на шее стягивается удавка…

Отзвучали последние слова. Сердце колотится как безумное…

— Вы ведь понимаете, что в произошедшем виноваты только вы?

— Да, ваше величество…

Еще мгновение, и… Сейчас, когда ил д'Эриф разговаривает с императором, гнев повелителя Благоземья сможет достать его даже на другом континенте.

— Сегодня утром будет новый штурм этого города, — медленно начал император, — и, насколько мне известно, во время этого штурма город был взят, а в нем был найден труп моей дочери… Вы ведь понимаете меня, сьер?

— Да, ваше величество…

Когда ставятся такие условия, понятно, что в противном случае труп будет принадлежать самому адепту.


… Впрочем, если я надеялся, что на этом все хорошее закончилось, то глубоко просчитался. На рассвете все и началось. С высокой городской стены рассвет смотрелся просто изумительно. Солнце еще не показалось из-за края горизонта, а небо уже радовало глаз всеми оттенками голубого и синего. Длинные размытые облака, висящие над горизонтом, казались расплавленным золотом, разлитым каким-то неосторожным богом по небосклону.

Светило словно нарочно задерживалось за краем. Как робкая девица, которая хочет произвести впечатление на своего кавалера. Наконец сияющий диск чуть выглянул из-за горизонта, рассыпав вокруг сотни, тысячи лучей и мгновенно вызолотив зубцы стены. Пришлось невольно прищуриться, чтобы защитить глаза от этого ослепительного великолепия.

На самой стене, кроме караульных, расположившихся через каждые пять футов, никого еще пока не было. В долине, под стеной, еще стояли сумерки, а наползающий с болота туман скрывал передвижения противника. Но он уже начал рассеиваться, обнажая ровные ряды палаток, небрежно опершихся на копья часовых и… алтарь в самом центре военного лагеря. Откуда он у них взялся? Принести еще умудрились, а он небось тяжелый. То-то в той части лагеря наблюдалось какое-то шевеление…

Под заунывное пение к нему вели два десятка человек. Хотя на таком расстоянии точно поручиться за расовую принадлежность пленных даже я не могу.

Интересно, что это они там затеяли? Возле самой каменной глыбы подпрыгивает какая-то фигура в балахоне, размахивая руками. Из-за чего кажется, будто человек, или кто он там, вот-вот взлетит. Правда, без крыльев или магии это у него вряд ли получится. Это я заявляю со всей ответственностью. Сам пробовал и не раз.

Пока я предавался ленивым раздумьям, пленных подвели к алтарю и выстроили в два круга. Причем первый оказался несколько неровным, так как одного человека тут же уложили на плиту. При этом пение не смолкало ни на секунду, а приведенные даже покачивались в такт заунывному напеву. Балахонистый прекратил подпрыгивать, достал из одного широкого рукава длинный черный нож и…

Мне захотелось закрыть глаза и выругаться. Длинно, грязно, заковыристо и громко! Это же жертвоприношение! Самое настоящее, как у адептов Хаоса и иже с ними! А я… а я ничего не могу сделать, только наблюдать расширившимися от ужаса глазами, как кровь очередной жертвы стекает по каменной плите, рисуя на земле замысловатый узор. Да перекинься я сейчас — это ни к чему не приведет. Всех я не вытащу! Даже если сейчас откуда-то нарисуется дедушка…

На смену гневу и бессилию пришло какое-то странное холодное и настороженное равнодушие. Словно часть меня мгновенно покрылась льдом и теперь отстраненно наблюдала за происходящим, не испытывая никаких эмоций. Другая, живая, стала прикидывать, какие заклинания нужно использовать в этом штурме, а также строить планы уничтожения жертвоприносителей.

И все это спокойно, рассудительно, с подсчетом жертв, прикидками, как увеличить радиус поражения заклинаний или сделать их наиболее… эффективными. Кажется, я начинаю понимать, какое состояние Властелина самое страшное. Нет, это не бешеная ярость и не гнев. А вот такая отстраненная наблюдательность. Когда эмоции просто исчезают и разум холодно решает поставленную перед ним задачу.

Похоже остальные, стоявшие на стенах караульные, тоже впали в легкую прострацию…

— Диран, — окликнули меня из-за спины.

О, Рина принесло на кой-то маргул. Тоже заинтересовался песенками и решил полюбоваться? Опоздал, однако… «Представление» в неприятельском лагере как раз закончилось. Теперь стоявшие по углам нарисованной кровью фигуры завели другой речитатив. По всей видимости, это уже было заклинание, которым планировалось угостить нас или сегодня на рассвете, или чуть позже. Ну что же, посмотрим, что у вас получится.

— Да? Что ты хотел? — Неужели этот голос принадлежит мне?

Видимо, родственничек тоже впечатлился, поскольку даже отшатнулся.

Пришлось поспешно стирать с лица улыбку и прикрывать глаза. Не хочу знать, как я сейчас выгляжу. И еще меньше хочу, чтобы друзья видели меня таким.

— Э… я лучше потом подойду, это не срочно… — Кузен развернулся на каблуках и прошагал в сторону своей стены.

Может, он просто решил, что с невыспавшимся и уставшим мной лучше не разговаривать? Так другое время ничем не лучше этого. Все равно отдохнуть сейчас не получится. Интуиция подсказывает, что впереди нас всех ждет очень длинный день. И не менее длинная ночь. Очень длинная.


…Тар-керранг был в бешенстве. Глава пятерки Крови обещал ему, что город они получат, не прилагая особых усилий. Мол, у него уже все готово, чтобы «показать этим отступникам истинную силу Благоземья». Да и сам военачальник ощутил, как заклинание ушло в сторону крепости.

Но… где-то эти балахонники явно просчитались. Поскольку вражеские маги не пали замертво, а положили у ворот столько воинов, что Эрваль ил д'Ис только за голову схватился и приказал немедленно отступать. Да и то, пока приказ передали, пока войска откатились назад…

Потери под одним этим городом превысили все имевшиеся до этого в три раза! И это только первый штурм. Правда, глава пятерки во всем винил странного крылатого парня, который спас принцессу… нет, предательницу… или все-таки принцессу? Почему-то после неудачного штурма тар-керранг уже не так безоговорочно верил словам балахонников.

Ведь не могут всего несколько человек устроить такое? Да и адепты вроде обещали, что ни одна живая душа не окажет доблестной армии сопротивления. В результате целый день пришлось потратить на приведение атакующих остатков в порядок и на поднятие боевого духа. То, что творилось под стенами, впечатлило «героическую армию» до самых печенок.

Некоторых, особо отчаявшихся и не верящих в торжество императора, даже пришлось отдать адептам. Их глава скрипел зубами и зыркал из-под балахона. Как же, получить такой щелчок по носу. Многие офицеры, из тех, кто не ходил на штурм, даже радовались. Тайком, незаметно, высказывая при этом в голос недовольство коварством врага.

Эрваль тоже был не против посмотреть на неудачи заносчивых колдунов, если бы за них не пришлось платить такую цену. Но на это утро им пообещали, что все пройдет как надо. Два десятка пленных, захваченных в предыдущих укреплениях, должны были послужить делу Благоземья, пролив кровь на алтарь адептов.

Впрочем, эта кампания с самого начала была несколько странной. По всем законам военной науки следовало неторопливо (ну или быстро, если требуется быстрая победа) двигаться по территории врага, захватывая (сжигая) города и лишая противника живой силы.

В самом начале так и происходило. Отправленные мощным телепортом на территорию врага армии двигались скорым походным маршем. Теперь же Ведущий адептов Крови лепечет уж совсем несусветную чушь. Правда, ил д'Ис вслух подобного не высказал, всерьез опасаясь за свою жизнь.

Так вот о предложении. Мол, адепты, денно и нощно заботясь об интересах императора, которые выражаются в скорейшем захвате вражеских земель, нашли некие природные образования — червоточины в местном пространстве, которые могут существенно сократить и облегчить продвижение. Вот только перед этим надо будет заслать в них разведчиков, чтобы те выяснили, куда ведет тот или иной ход. Мало ли, посылать армию наобум, рискуя вывалиться в каком-нибудь диком болоте, не хотелось. Разведчиков заслали и по червоточинам прошли — благо, можно было не опасаться, что кто-то проделает то же самое и ударит им в спину: те несколько городов, что были-таки захвачены, уже снесены под корень.

Впрочем, в этой кампании все было не так…

Тар-керранга впервые посетила мысль, что что-то они делают неправильно. Какой-то важный момент упущен. Казалось бы, немного подумать, и ускользающую мысль поймаешь за верткий хвост, но она так и не давалась.

Положить под этими высокими стенами треть армии, только начав наступление, командующему не хотелось. Во-первых, это все-таки были его солдаты, а во-вторых, вряд ли император обрадуется такому повороту событий. И виноватым сделают именно его, а не тех же адептов, чья магия оказалась неспособной выполнить поставленные перед ней задачи. Или это у обороняющихся гораздо больше сил, чем они рассчитывали?..

Ладно, необходимо ехать на наблюдательный пункт и следить за ходом боя. Надеяться, что удача сегодня улыбнется именно им.


…Враг наступал ровными колоннами по всем правилам осадного искусства. Правда, если не учитывать магическую составляющую — она в этом построении отсутствовала напрочь. Обычно рядом с каждой атакующей колонной шли маги-защитники. Или сперва проходила артиллерийская подготовка, которой предшествовало магическое противостояние. Если же магов не было у какой-то одной стороны, то другая обычно в противостояние не встревала. Хотя смотря какие маги и сколько их: если один уровня «знахарь деревенский», то можно и потягаться.

Впрочем, только солдатами атакующие не ограничились. Когда я увидел столько осадной техники, мне невольно поплохело.

Но вот колонны дошли до зоны поражения. Пока что магической, в крайнем случае — дальними баллистами. Остановились и… алтарь в центре лагеря засветился багровым светом, полыхнул, и в нашу сторону покатился вал силы. Он с разгону налетел на стену, защитные заклинания заискрили, но устояли. Только не следует надеяться, что они выдержат более трех таких попаданий. Сегодня вечером придется латать и подпитывать. Ну надо же, не думал, что эти балахонистые парни способны на такое. Кажется, придется их убирать. И чем быстрее, тем лучше.

Однако как же там защитники? Покачнулись, амулеты засветились, но вроде бы все остались на своих местах. Никто не упал, не выронил оружия. Да и ауры вроде такие же, как и были. Никакого постороннего вмешательства не видно. Ну что, тогда поиграем?

Предвкушающе заурчав, я встал поудобнее и начал концентрировать между ладоней силу. Надо показать этим недоумкам, что значит встретиться с Властелином. Наша семья недаром имеет подобную репутацию, и далеко не все из того, что говорят о нас — вымысел и досужие россказни. Например, наша злопамятность и способность испортить другим жизнь до полного ее прекращения.

Вот и сейчас. Мне не потребовалось особых усилий, чтобы вспомнить раздел книги, посвященной магическим войнам. Да, после этого я мало на что сгожусь, но и атаковать нас тоже будет некому. Ну или почти. Все-таки я идеально выбрал себе участок. Здесь собралось больше всего народу, так что развернуться было где. И на ком.

Однако никто не спешил лезть на стены. Воины замерли в отдалении, с каким-то нездоровым интересом разглядывая ощерившуюся копьями и стрелами стену. По всей видимости, ждали начала действия заклинания, однако над полем слышался только скрип взводимых настенных баллист. Во вражеской ставке наметилось странное оживление. Кажется, их военачальник был недоволен реакцией на все те приготовления, которые балахонники делали утром.

Только я не понял, штурм все же будет или нет?

Оказалось, что все-таки будет…

Если для господ атакующих и стал неожиданностью сам факт, что со стороны города не было никакой реакции на магическую атаку, то с удивлением они справились довольно быстро. Уже через несколько минут в ставке противника взвыли трубы, и воины ринулись на штурм… Кто-то нес приставные лестницы, кто-то просто мчался вперед. Ехали тараны и осадные башни. Выстрелы требушетов по количеству спорили с выстрелами онагров. Кажется, я заметил и парочку палинтонов.

Впрочем, в отличие от осаждающих, на нашей стороне была еще и магия. А раз так…

— Я бы не был столь счастлив, — печально вздохнул рядом со мною знакомый голос.

Оборачиваться и радостно верещать «дедушка, опять ты?» у меня не было ни времени ни настроения.

— Почему?

Последовал новый вздох:

— Если то, что я помню о магии Крови, правда, скоро узнаешь.

Увы, он оказался прав…

Первым заклинанием, ударившим по нашей стене, были «Крылья Тьмы». «Полотно молчания», переплетенное с «Драконьим дыханием», я сразу и не узнал, но…

Это не было ни бредом больного сознания, ни каким-то ложным видением. Против нас действительно использовались мои заклинания! Те самые, с помощью которых я отражал штурм!

Мое защитное поле чудом выдержало первые атаки, но если они повторятся…

— Что происходит?! — рявкнул я, обращаясь к замершему неподалеку от меня родственнику.

— Маги Крови способны впитывать и использовать заклинания, направленные против них! — заорал в ответ Дариэн, перекрикивая вой огненных шаров, врезающихся в стены Миллинга.

Чудненько! Вот только этого мне для полного счастья не хватало!

— Главное — переждать! Самое большее — пять заклятий!

Четыре уже было, значит, пятое…

На миг над полем боя повисла гробовая тишина, а в следующий миг весь город содрогнулся. Казалось, где-то в центре Миллинга зародилось небольшое землетрясение, пробежавшее по всем улочкам, всем домам…

Великий Доргий, пусть стены выдержат… Выдержали. Устояли. А раз так… Я ошпаренным зайцем мчался по стене с криком: — Не использовать заклинания! Прекратить колдовать!

Замер удивленный Тир — на кончиках его пальцев пляшет голу&ве сияние «Речной стихии». Элиа удивленно поворачивается ко мне — в ладонях бережно баюкается «Ночная пелена». Прищурившись, смотрит на меня темный, знакомый Рона: с запястья свисает хлыст «Сияющей Тьмы»…

Пронзительно завыли трубы: там, внизу, у подножия Миллинга.

Начался новый штурм. На этот раз — без магии.

Хищное полотно Ал'Дзаура вновь и вновь рассекало податливую плоть. Крики, стоны, кровь…

Пение труб, отзывающих врагов, показалось мне музыкой из чертогов Доргия. Я проводил взглядом отступающих, хватанул ртом холодный вечерний воздух и обессиленно опустился на землю. Эту битву мы выдержали. Какими усилиями, пусть останется тайной.


…Сьер ил д'Эриф понимал: все кончено. Бессмысленно пытаться объяснить императору, что ты ни в чем не виноват. Можно сколько угодно сваливать все свои проблемы на тупого солдафона, отдавшего приказ отступать, но… Повелитель Благоземья попросту не поверит, что ты сделал все, что мог.

Самоубийца никогда не попадет в чертоги великой Лаа'Тхэн. А представить, какое наказание будет ждать адепта поутру, когда император узнает, что его приказ не выполнен, очень тяжело. Остается лишь мечтать о том, что этой ночью получится умереть во сне. Это будет наименьшей бедою…


…Ночь приняла мир в свои ласковые объятия. Легкий ветерок дарил блаженную прохладу, такую нужную и долгожданную. Бесконечный, неправдоподобно бездонный купол неба расцвечивали пока еще редкие искры звезд. Но с каждым мгновением их загоралось все больше и больше. Внизу светили уличные фонари. Их теплый желтый свет пытался рассеять ночную тьму, но быстро сдавал свои позиции. Словно гигантские светляки, по городу ходили патрули, каждый в своем шаре света. После того как в Миллинг попытались пробраться шпионы, начальник гарнизона принял дополнительные меры.

Последний штурм оказался на редкость выматывающим из-за невозможности применять магию. Кто бы ' знал, что она занимает такое важное место? Однако защитные чары никто не отменял. По всей видимости, эти поклонники крови могли использовать только атакующие заклинания. Ну и маргран с ними. Защита стены тоже неплохо справлялась, ослабляя противников и подлечивая мелкие ранения прямо на месте.

В лазарете же, устроенном в здании «каминдотуры», оказалось не так много пациентов. Точнее, не так много, как могло бы быть. Без потерь не обошлось. Зато все раненые уже на следующий день смогут стать в строй. И, надеюсь, не повторят тех ошибок, которые привели к ранению.

Кстати, заодно узнал историю столь странной таблички. Оказывается, те статуи, которые привлекли нас у входа, — подарок одного из подгорных кланов. А у тамошних мастеров оказались проблемы либо с подмастерьями, писавшими текст, либо с грамотностью. В общем, дарители сделали вид, будто так и было, а получатели — что так и надо.

А потом, перед ужином, поймали лазутчиков. Точнее, крестьян, у которых не было амулетов. Все в городе уже с утра носили их наравне с храмовыми оберегами — если не ревностней. Не знаю, что наговорили местным жителям, но попытка просто поближе рассмотреть украшение может повлечь серьезные последствия. Вплоть до мордобития.

Так вот, появились эти крестьяне на базаре и давай народ расспрашивать, мол, что было, да как отбились, да кто отличился, ну и остальное прочее. Кажется, о подпольной деятельности эти «кровники» знают очень мало. Крестьяне были самые натуральные, местные. Правда, обработанные. Небольшие порезы на запястьях явно указывали на источник подобного любопытства.

Что самое интересное — после того как на шпионов надели по амулету, эти товарищи словно проснулись. Во всяком случае, не помнили, что с ними происходило последние два дня. Только то, как их схватили, куда-то привели — и все. Так что мы их посадили в тюрьму для профилактики, поскольку все равно деть их было некуда. Ну да ладно, это уже прошлое.

Теперь я лежал на крыше нашей казармы, распластав крылья по черепице, и глядел в небо. Такое манящее. Только наслаждаться им мне сегодня не придется. Как только заснут мои друзья и спутники, надо будет отдавать долг. Сегодня вечером я уже четко знал, чего именно от меня хотят и как это должно быть. Госпожа Ночь желала крови этих существ, посмевших оскорбить и ее, и ее любимых детей. Не важно, где именно это произошло, но адептам больше не жить. Во всяком случае, не здесь.

Мы не мстительные, у нас просто память абсолютная. На врагов.

Поэтому и звать нельзя никого, и говорить об этом не стоит. Я знал, прося помощи и силы, что рано или поздно за это придется рассчитываться. Так что неожиданности не произошло. Правда, смерть этих «кровавых» во всех смыслах существ поможет нам оборонять город, но это не главное. Так захотела госпожа, и да исполнится воля ее! Даже деду говорить не буду, не моя тайна. Хочет — сам узнает, а если, наоборот, Ночь решит, что ему знать не надо, то сон моего предка будет как никогда крепок. В смысле — меньше знаешь, крепче спишь. А вы что подумали?

«Пора», — тихо шепнуло что-то внутри. Доспех Элетта сидел как влитой. Можно не беспокоиться, что что-то будет звякать или мешать. Я встал, полностью обернулся и бесшумно взмыл в небо. Меня никто не увидел. Черная тень на черном фоне… легче поймать ветер в ущелье. Или увидеть каплю в реке. Мощные взмахи крыльев в секунды донесли меня до вражеского лагеря, а чутье исправно показывало «мишени». Теперь для меня они словно меченые. Хотя почему именно «словно»? Это же так и есть. Меченые. Враги. Те, кто должен сегодня умереть.

Может, конечно, я и не самая большая жаба местного болота, но кровь пустить сумею.

Здесь не горели фонари, точнее, их роль выполняли пылающие чаши на треногах, закрепленные на высоте человеческого роста. Причем налито в них было отнюдь не чистое масло, которое дает ровный и яркий свет, а какая-то вонючая и чадящая смесь. Похоже, для них это дорогое удовольствие — освещение. Патрули тоже были довольно редки. Вероятно, добровольно никто не хотел находиться рядом с адептами. Но караул возле палатки стоял.

Не обязательно считать входом только дверь. Ведь проникнуть в помещение можно и через окно, и через… стену, например. Иногда роль входа очень хорошо исполняет потолок. Или пол. Но сегодня именно стена станет входом, а вот крыша палатки — скорее всего выходом. Поскольку лететь придется быстро и долго.

Ведь кроме этой пятерки мне надо уничтожить еще две или три. Смотря как распорядятся Ночь и судьба.

Коготь бесшумно распорол ткань. За пологом стояла тишина. По всей видимости, сегодня днем эти поработали хорошо. Спят так, что самому зевать хочется. Поэтому умрут тихо и легко. Нож, когти — какая в сущности разница? Пятерка ушла тихо, не проснувшись и не издав ни одного звука. Ночь, я исполняю свою клятву!

Вторая пятерка еще не спала. Судя по нестройному гулу голосов и невнятным разговорам — эти предпочитают расслабляться по-другому. Вино, еда, песни… точнее, полупьяные выкрики. Не хватает только гулящих девок до полного комплекта. Кажется, с этим элементом досуга здесь напряг. Хорошо. Мне не хотелось бы ввязывать в свои разборки посторонних. Хотя даже если бы они тут оказались, то отделались бы искажением памяти и забытьём на день-два.


Крылья опали, подобно черному плащу. Я мягко опустился на землю. Вот и все… Я ведь выполнил свое обещание, Госпожа?

Думаю, мы сможем удержать город: без магов осаждающие долго не протянут. Не будут же они, в самом деле, связываться с этим императором с крайне коротким титулом и просить у него прислать новых магов? Особенно если старые столь неожиданно скончались? Мне кажется, нужно быть форменным самоубийцей, чтоб решиться на такое.

Как бы то ни было, пусть сами разбираются, что там у них с этими любителями кровавых жертвоприношений произошло, а я… я отправляюсь спать! И побыстрее! А то уже на ногах не стою.

— Похвальное рвение! — Тихий смешок заставил меня дернуться в сторону. В руке блеснуло лезвие Ал'Дзаура…

Тьфу ты!

— Дед, ну вечно ты…

— А что я? — Совершенно непрозрачный Дариэн медленно отклеился от стены, о которую он опирался спиною, и направился ко мне.

— Появляешься внезапно, — мрачно буркнул я, пряча меч.

— Зато тебе внезапности учиться и учиться…

— В смысле?

Честно говоря, голова совершенно не варила. Хотелось лечь, закрыть глазки и спать, спать, спать…

— Твои превращения. Их небось почувствовали все светлые и темные на сто миль окрест.

Э-э… А об этом я даже как-то и не подумал. Хотя он сам странный. Как, значит, со стены сталкивать, так все нормально. А как превращаться… Хотя может, он имел в виду, что это могли узнать не только те, кто сейчас в городе? М-да, удивительно еще, как местные маги (те, на чьей совести лежит охрана остальных стен) не сбежались ко мне с требованием немедленно признаться, что здесь происходит.

А может, я не до конца перекидывался и никто ничего не заметил?

— Ну-ну, надейся, — хмыкнул дед и, прежде чем я успел хоть слово вставить, растаял как туман.

Нет, это что, он теперь пожизненно будет ко мне являться и воспитывать? Я на это не согласен! И вообще мне…

Что именно «мне», я додумать не успел. Назойливый легкий стук каблуков, казавшийся последнее время каким-то странным фоном, внезапно стал совершенно отчетливым, а в следующий миг на меня налетела… Тэ.

— Опять ты?! — пораженно охнула девушка и рванулась в сторону, пытаясь ускользнуть.

Не тут-то было! Хотя я и засыпаю на ходу, но уж шуструю девушку поймать успею! В запястье ей вцепился не хуже сторожевого кама.

— А ну стой!

— Да отпусти же ты меня! — Найденная принцесса задергалась, пытаясь вырваться.

Вот только делать мне больше нечего, как ее отпускать! И вообще еще неизвестно, как она здесь оказалась!

— Ты почему на свободе очутилась? Я ведь помнил, что ее арестовали!

— Выпустили! — сердито буркнула Тэ, не прекращая попыток освободить руку.

— Угу, а потам догнали и еще раз выпустили. Девушка замерла, прищурилась:

— Будешь издеваться, я тебя в крокозябру превращу!

Нет, ну какое милое и доброе создание!

Хотя вопрос, как выбралась, снимается. Небось точно так же, как и до Миллинга добралась. Облик поменяла, а там уже легко…

Кажется, разобрались. А раз так…

— Пошли! — Я потянул девицу в сторону «каминдотуры».

— Куда?! Зачем? — Она уперлась, как молодой корн.

— Сдаваться.

А что она ожидала услышать? Как не крути, эта девушка — предательница. Перед самым штурмом из города сбежала? Сбежала. О чем-то там врагам рассказывала? Рассказывала. Ее потом допрашивали? Допрашивали. Под арестом оставили? Оставили. И что, после всего этого я должен ее отпустить? Да не дождется!

— Пусти! — взвизгнула Тэ, — Ты же… Ты же ничего не понимаешь!

— Да? — фальшиво удивился я. — И чего же я не понимаю?

Она уже открыла рот, собираясь мне что-то сказать… Вздрогнула всем телом и опять разревелась. Как назло, сейчас рядом не было никого, кто мог бы скомандовать провести нас к себе в кабинет. И вот что мне теперь с ней делать? Упрямо тащить к коменданту, не обращая внимания на печальные хлюпанья?

Сбоку раздался знакомый смешок. Спасибо, дедушка, я тоже тебя очень люблю.

Что там Рин делал, когда Элиа утешал? Приобнять за плечи и погладить по голове? Интересно, она после такой попытки сразу кулаками махать начнет? Глубоко вздохнув и чувствуя себя магом-испытателем, пытающимся создать новое заклинание, шагнул вперед, раскрывая объятия…

Да уж. Оставайся я в доспехах, те бы мгновенно проржавели от такого количества слез. А так — всего лишь рубашка промокла. Беспомощно вздохнул, оглянулся по сторонам. Увы, но спасать меня от столь эмоциональной девицы никто не спешил.

Осторожно приподнял руку, коснулся ее головы…

Рыдания только усилились. Подождите, а что она там бормочет? Прислушался… И честное слово, мне захотелось ругаться.


ГЛАВА 5 И вновь продолжается бой! | Что выросло, то выросло | ГЛАВА 7 Все могут короли, все могут короли…