home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 5

И вновь продолжается бой!

Пробуждение на следующий день было резким и малоприятным. Меня буквально подбросило на кровати. Появившееся вчера неприятное ощущение разрослось, разжирело и настойчиво грызло изнутри. Да что же это со мной творится-то, а? Нервы натянуты до предела. Малейшее касание — и… В общем, мне сегодня очень не рекомендуется начинать конфликты и обретаться в компании. Только кто же меня спрашивает?

Предчувствие заставило выбраться из кровати, на которой я спал, не раздевшись, и потащило на стену. Обновленное вчера благодаря дедушке заклинание исправно работало, вселяя дополнительную уверенность, но не уменьшая моей паранойи.

Стоп! Дедушка?! Он был или его не было? Может, у меня видения на почве усталости начались? Если ничего страшного не произойдет, надо будет посмотреть, существует ли показанный мне ход. И если существует…

«Сегодня что-то должно произойти. Непременно должно», — вертелась в голове навязчивая мысль. Стоявшие на стенах воины недоуменно посматривали на нервничающего меня. А что я им скажу? «Извините, ребята, но мой седалищный нерв чувствует неприятности»? Пошлют. Далеко и надолго.

На ратуше колокол стал отбивать восемь часов, когда у меня внутри словно что-то оборвалось. Я будто кожей почувствовал смещение пространства на Эглорском тракте и недолго думая заорал привратной страже:

— Закрыть ворота! Опустить решетку! Лучники — на стену! Трубить тревогу!

Меня послушались. Видимо, тот рев, который получился из-за волнения, оказался довольно убедительным. Резкий и пронзительный звук сигнального рожка тут же подхватили другие, и, словно кольца от брошенного в воду камня, от наших ворот стали разбегаться приготовления.

Будто бы только и ожидая закрытия ворот, на дороге появился большой портал, сквозь который к городу тут же понеслась конная лава. Однако вид закрытых ворот и ощетинившихся стрелами бойниц изрядно остудил пыл нападавших. Часть из них сразу рванули назад, а остальные закружили на безопасном расстоянии.

Над городом разнесся тревожный бой набата. Ну вот и все. Началось. А грызшее меня со вчерашнего дня предчувствие испарилось с тихим хлопком. И после этого еще кто-то смеет утверждать, что мне здесь нечего делать?..

Честно говоря, в голове у меня билась одна и та же мысль: создание подобного перемещения требует изрядной магической силы, причем — постоянно. Именно из-за этого давным-давно отказались от переброски войск подобным методом. На транспортных драконах и то быстрее. Да и сил тратится меньше.

Здесь же… как-то мне слабо верится, что у них есть переносной источник силы, способный поддерживать такую вот махину. Довольно кривую, надо сказать. Если у нас будут все-таки пленные, надо выяснить этот вопрос. Подобные «сюрпризы» что-то не особо радуют.

Сто-о-о-оп! Твою ж дивизию! Да это ж обычная червоточина! У нас ими отродясь не пользовались: пока найдешь, пока откроешь, да еще и кровь использовать надо…

Вокруг меня слышались резкие командные выкрики — солдаты и штатные маги (в том числе и наша новоприбывшая компания) занимали отведенные места.

Ох, деда-деда… Извини, но сейчас мне не до того, чтоб выяснять, являлся ли ты мне, чи как…

Интересно, враги на штурм пойдут или осадой займутся? Ох, от них всего можно ждать.

Наконец на стене показался комендант Миллинга в сопровождении второго полковника. Резкие приказы отдавались ровным уверенным голосом. Ну по крайней мере, можно не опасаться, что попали под командование какого-нибудь идиота, не отличающего катапульту от онагра.

Войска подтягивались до самого обеда. Все это время мы провели на стенах, наблюдая за действиями противника. Солдаты сидели, привалившись к парапету и ослабив ремни обмундирования. Лучники сменялись каждый час, а вот магам пришлось неотступно бдеть как бы неприятель не выкинул какой-то магической пакости. Обед нам тоже принесли на стену. Полковники то и дело обходили своих подчиненных, проверяя бдительность и поддерживая моральный дух.

Под стенами города постепенно вырастал укрепленный лагерь. Кажется, нас взяли в кольцо. По крайней мере я разглядел и циркумвалационную[7], и контрвалационную линии[8]. С одной стороны, это плохо, так как непонятно, сколько у города запасов и готов ли он вообще к осаде. А с другой — бей куда угодно, враги везде Точнее — вперед куда угодно. Сзади все же свои.

— Долбануть ее, что ли? — уныло вздохнул рядом со мною знакомый голос.

Я лениво покосился на говорившего. О, точно Арид.

— Кого «ее»?

— Циркумвалацию…

О, какие мы умные слова знаем…

— Попробуй.

Заодно узнаем, какие у него способности. Главное только, чтоб очень уж сильно не распылялся. Нам потом понадобится каждый маг.

Похоже, выпускник начал бы колдовать и без моего разрешения. Я еще и договорить не успел, как он сделал несколько странных пассов, и в тот же миг возводимая врагами стена покачнулась, ощутимо подпрыгнула, как во время взрыва… и мягко опустилась на прежнее место, совершенно не пострадав, — маги осаждающих тоже не дремали.

— М-маргул!

А я как-то и не сомневался, что ничего не получится…


…Император Благоземья в очередной раз убедился, что он был прав.

Высадившись на земле Ал арии, захватчики начали исступление по четырем основным направлениям. Но-первых, конечно же появившийся на восточной оконечности Темной империи пятый маркийский корпус под командованием ил д'Ейса сразу же начал наступление в глубь территории. Точнее, должен был начать. По какой-то насмешке судьбы ил д'Ейс занял кордонное расположение по береговой линии, распылив более чем на сто пятьдесят миль силы не такого уж большого корпуса. Через несколько дней после высадки маркийский гарнизон, взявший небольшой городок Кленер, где было около пяти тысяч человек, был почти полностью разбит. Продвижение в глубь территории остановилось.

Подобная ситуация сложилась и с войском под командованием тар-керранга ил с'Мирра, высадившимся на западном побережье Аларии, в Светлых землях. Несмотря на то что в той части материка размещалось с десяток карликовых королевств вроде Миронии, Дашента, Кирфии, ведущих между собой вялотекущие войны уже более века, тамошние правители прониклись идеей о необходимости борьбы с общим врагом и очень быстро начали действовать сообща. Корпус ил с'Мирра попросту завяз в мелких стычках и нападениях. Продвигаться вперед не получалось.

Третий фронт развернулся по пути следования двух корпусов: десятого под командованием ил д'Иса и второго — Галлита. Пока об успехах или неудачах этого фронта было рано говорить. Оставалось ждать. Впрочем, сказать, что этот фронт не принес пока никаких побед, нельзя. В эти же земли был направлен пятый дайрифанский корпус ил д'Арми. Пока что он, отделившись от десятого и второго корпусов, растянулся на огромное расстояние, преградив дорогу войскам противника и мешая возможному воссоединению. А заодно и перехватывая все обозы.

Что не могло не радовать, так это военные действия, развернувшиеся по четвертому направлению. Высадившись неподалеку от ил д'Иса и Галлита, тар-керранг ил д'Аву, в отличие от вышеупомянутых вояк, двинувших свои войска на запад, в Светлые земли, начал наступление на восток, в Темную империю. Его тринадцатый фиорнский корпус малость потрепало на так называемом Плато, но в целом…

Еще с месяц, и победа будет за Благоземьем.


…Темный Властелин склонился над картой. Части первой армии под предводительством гар'Марриаха были раскиданы практически по всей территории Темной империи: от Морнарской крепости до Западных гор. Наступление врага было столь стремительным, что все, что могли себе позволить разобщенные войска, — это отступать. В районе Кшина корпус гар'Дохтура попал в окружение и смог вырваться, понеся большие потери…

Вторая армия под командованием гар'Мисса находилась в районе Хорских озер, примерно за двести миль от основных сил первой армии гар' Марриаха. В начале гар'Мисс пытался объединиться с войсками гар'Марриаха, но к тому моменту, как его армия достигла Кифреата, было уже поздно: первая армия ушла на восток, а навстречу Миссу двигалась армия тар-керранга ил д'Аву. Пришлось уходить в сторону. Соединиться не было никакой возможности. Армия Темной империи отступала.

Впрочем, еще было не все потеряно. Свободный Поиск пока никто не отменял.


Активное движение под стенами началось после полудня. От наиболее пестрой компании, расположившейся под рядом флагов, отделился человек с белой повязкой парламентера и зашагал к стенам. Тут же передали начальству, что к нам идет переговорщик. Начальство очень быстро отыскали, и вскоре состоялся довольно интересный разговор.

Глашатай отчеканил шаги и, остановившись на расстоянии арбалетного выстрела, начал зачитывать послание. Голос, усиленный, очевидно, заклинанием, разнесся над равниной:

— Всем-всем жителям города! Его императорское величество повелитель Благоземья Гэлерм эл д'Ар предлагает сдаться! — И это весь титул?! Они что, издеваются над нами?! — Те, кто добровольно отдаст свои жизни и судьбы в руки полноправного правителя этих земель, будут помилованы, остальные же… Вам дается час на размышления!

Я, с высоты защищаемой стены, окинул взглядом расположившееся перед городом войско. Да уж, вляпались мы по-крупному… Интересно, выстоять сможем? Нет, понятно, что я Властелин и все такое, но… когда видишь перед собой столько… Ой, умирать-то как не хочется! А, к маргулу в болото! Все уже решено, так что отступить не получится. Наверное, в Храме все было намного хуже.

Вот только там был отец…

И Гил,.

И дедушка…

— Что там за стяг?! — отрывисто поинтересовалась Тэ.

Я аж поперхнулся от неожиданности. Она-то откуда здесь взялась?! Кто ее вообще наверх пустил?!

— Что там за стяг?! — вновь повторила девушка. — Кто изображен на золотом фоне? Я не могу разглядеть!

Я прищурился, силясь рассмотреть пляшущий на ветру штандарт. Так… Животинка темная, алый язык и когти, стоит на задних лапах…

— Черный вооруженный восстающий лев с раздвоенным хвостом. — Честное слово, сейчас мне было не до того, чтобы читать герб по порядку. Спросили, что нарисовано, я и ответил.

— Ил д'Ис, — чуть слышно прошептала Тэ, и на ее лице заиграла счастливая улыбка…

Кто-нибудь, объясните мне, что здесь происходит?!

А она вдруг резко стала озираться по сторонам, а потом сорвала у меня с пояса кинжал, который я повесил сегодня утром. После ухода дедушки приходится таскать с собой столько металлолома… Э-э-эй! Это мое!

Но Тэ, похоже, не собиралась покончить жизнь самоубийством: она лишь полоснула клинком по ладони, взмахнула рукой, так что алые капли крови взлетели в воздух, и чуть слышно прошептала пару слов.

Багровое пламя, полыхнувшее у меня перед глазами, заставило на миг зажмуриться. А когда я наконец отвел руку от лица, то увидел, как все многолюдное войско, замершее перед городом, опускается на колени перед невесть как появившейся перед ними тонкой девичьей фигуркой.

И радостный крик разнесся над полем не хуже вопля давешнего глашатая:

— Принцесса найдена!

Тарк мархар! У меня просто слов других нет… А те, что есть, в приличном обществе произносить не рекомендуется. Мама бы мне за них уши попросту оторвала.

— И правильно бы сделала! — хмыкнул за моей спиной знакомый голос.

Я панически оглянулся. Нету никого… Но голос-то был? Был. Значит, выводов может быть только два: либо я медленно, но верно схожу с ума, либо дедушка мне все-таки не приснился.

Меж тем девушка властно махнула рукой и гордо шагнула вперед. Со стены было очень хорошо видно, как к ней рванулись двое. Мужчина в строгой форме с аксельбантом и эполетами (интересно, это он в парадной — на войну заявился или как?) и странное существо — то ли мужчина, то ли женщина в сером свободном балахоне с капюшоном, полностью скрывавшим лицо.

Военный склонился в поклоне, прикоснувшись губами к тонкому запястью Тэ, балахонник же обошелся коротким кивком — подобием поклона. Госпожа заколдованная милостиво склонила голову и направилась в сопровождении этой парочки в глубь вражеского лагеря.

Принцесса, значит… С ума сойти! И ведь не сказала об этом ни слова! А могла!

Но самое страшное ведь не это! Она сумела как-то подняться на стену, все это время была в городе, а значит… Значит она может рассказать врагам если не все, то очень и очень многое.

Таакхаим ллэ'джерх!

Уж не знаю, что там задумали командующие вражеской армии, но где-то через полчаса после побега Тэ из Миллинга к нам опять вышел давешний глашатай и объявил, что срок для раздумий продлевается до завтрашнего утра. Вот спасибо! Вот обрадовали! Просто слов нет, как я счастлив.

— Не язви, — ровный дедушкин голос можно было узнать даже с закрытыми глазами.

Ну вот, видения растут и ширятся…


…В Кардморе второй день не было покоя. Его высочество герцог Дорийский рвал и метал. В самом деле, какого маргул а?! Даже ребенок поймет, что ехать с представителями Ордена должен был он. Так какого марграна поехал Гилберт?!

Родителям это все уже было сообщено раза четыре, не меньше, так что сейчас Теренс мерил шагами библиотеку и высказывал все вышеперечисленное… сестре. Марика лениво потянулась, подняла с пола упавшую книгу, перелистнула несколько страниц и попросила:

— Тери, может, хватит?

— Что хватит?! — взвился принц. — Это ненормально! Значит, как ехать в Айхарт, так я должен спешить туда как неизвестно кто! А как только оказывается, что на страну надвигается война, так посылают Гила! Где справедливость?! У меня через два дня Посвящение! А он что может сделать? Почему послали его?!

Девушка пожала плечами:

— Ты только что сам ответил на свой вопрос…

— Что?! — Теренс потрясенно уставился на нее.

— Во-первых, у тебя через два дня Посвящение, и если ты уедешь… Кто, кроме папы, сможет его провести? Или ты хочешь, как Диран, несколько дней быть на грани жизни и смерти?..

— А во-вторых? — уцепился за обмолвку юноша. Марика на миг поджала губы, размышляя, стоит ли говорить, а потом резко выпалила:

— А во-вторых, ты — наследник престола! Гил имеет право погибнуть в бою. Ты — нет.

— Но это же подло! — только и смог выдавить принц.

— Думаешь, у отца был выбор? — горько рассмеялась девушка.

В библиотеке наступило напряженное молчание. Теренс уставился невидящим взглядом в книгу, Марика сверлила взором стену… и мысли ее были очень далеко.

…Понять, поверили ли ему, Кей так и не смог. В любом случае, разговор с принцессой окончился так же неожиданно, как и начался…

Юноша отправился бродить по коридорам замка — благо, слугам, похоже, не отдали приказ следить за перемещениями гостя и никуда его не пускать. Коридоры, коридоры, одни, другие, колоннады и темные залы, высокие потолки и крохотные каморки… Не было щесь лишь одного: ответа, что же делать.

Одно дело, когда ты действуешь ради благой цели. И совсем другое — когда ты просто-напросто предатель. Можно броситься с башни вниз головой. Вот только этот твои шаг не поможет никому и никак…

Ты погибнешь в любом случае: смысл жить, если победит Благоземье? А если эта страна падет… Колесование — самое мягкое наказание для предателя.

Есть только один выход — погибнуть самому. Но перед этим сделать что-то, что поможет… Сделать так, чтобы твоя смерть не была напрасной.

Осталось только определить ту цену, за которую будет не жалко отдать свою жизнь.


…В кабинете хранилось слишком много ценных бумаг. Поэтому слугам было строго-настрого запрещено в него входить. А то знаем мы этих уборщиков! Сегодня бумажку выкинут, а завтра — важного документа не найдешь.

Гэлерм эл д'Ар вихрем ворвался в комнату, не глядя по сторонам, метнулся ко столу. Разнокалиберные листы небольшим ураганом разнеслись по помещению. Так… Это не то, это снова не то… да где же этот маргулов договор?..

— Папа?

Мужчина вскинул голову и с удивлением увидел, что в глубоком кресле у окна еще сидит дочка.

— Рени? — удивленно протянул он. — Ты что-то хотела?

Разговор получался совсем не таким, как его представляла принцесса. Не спросишь же, в самом деле: «Папа, ты действительно решил захватить другую страну?» Девушка на миг закусила губу… и ляпнула первое, что пришло в голову:

— Пап, а… кто тот эльф, что недавно нас посетил?..

В принципе, постепенно сливаясь с плотью и кровью зачарованной, заклинание должно было давать легкие слабинки. Так что император совершенно не удивился тому, что дочка задает вопросы:

— Он? Твой будущий жених, — рассеянно обронил Гэлерм, нетерпеливо пробегая взглядом строчку за строчкой. Все не то, не то…

— Жених?! — ахнула девушка. — Но я… — Она внезапно оборвала речь на полуслове и выдавила вымученную улыбку: — Как тебе будет угодно, папа…

Мужчина рассеянно кивнул, и Ренина тихонько выскользнула из его кабинета. Император проводил ее задумчивым взглядом. Что-то не так… Надо будет подновить заклинание. И он вновь вернулся к документам.

Девушка же осторожно прикрыла дверь и, зажмурившись, устало прислонилась спиной к стене. Очень легко сказать совсем не то, что думаешь. Вот только… Надо срочно поговорить с Тери. Узнать, насколько правдивы слова этого Кея. А потом можно будет решать, что же делать дальше.


…К Айхарту подъехали в полдень. Войско уже было готово к выступлению, и Гилберту лишь оставалось ждать. Ждать, пока оно выедет из ворот и отправится в путь — терять еще один день лишь из-за того, что время близилось к закату, Великий магистр не собирался.

Развевался стяг над колоннами солдат, протяжно пропели трубы…

Пинька откровенно скучал. Дракону не терпелось расправить крылья, взмыть в воздух. Но все, что ему оставалось, это вышагивать рядом с гарцующими конями, да изредка щелкать зубами, когда какой-нибудь всадник подъезжал поближе.

Если кто и разделял мнение дракона, так это его высочество. Принцу не меньше его ручного зверька хотелось почувствовать на лице упругие удары ветра, поймать на ладонь мокрые хлопья тумана. Глупо мечтать о том, что произойдет не скоро.

А потому, когда войско наконец остановилось на ночлег, принц был просто счастлив. Раз не получилось полетать днем, может, удастся ночью? Надо только выйти из лагеря так, чтобы тебя никто не заметил.

Коварный план уже почти был осуществлен, Гилберт едва не пересек внешнее заграждение бивуака, когда его взгляд неожиданно упал на сидящего у небольшого костерка мальчишку в форме оруженосца. Подросток неспешно точил меч, изредка проверяя пальцем остроту клинка.

Принц честно попытался отправиться дальше, на свободу, но не выдержал, вернулся и тихо сообщил:

— Камень надо держать под большим углом. Мальчишка — лет тринадцать, не больше — дернул плечом и, не поднимая головы, мрачно обронил:

— Сам знаю, что мне делать.

Гилберт, совершенно не ожидавший столь резкого ответа, только хмыкнул:

— Не слишком ли вы молоды для похода, юный господин?

Рука оруженосца на миг замерла над клинком, а голос чуть дрогнул:

— Мой отец стал рыцарем Ордена в шестнадцать. А в девятнадцать — маршалом. — Вот только головы паренек так и не поднял.

Гилберт буквально окаменел…

Разыскивая для Тери сведения об Ордене, он перечитал море документов. И во всех бумагах упоминался только один рыцарь, сделавший столь стремительную карьеру.

Принц помолчал и чуть слышно обронил:

— Вам есть к чему стремиться, наш юный лорд гар'Тшхен.


…В Южный Харнор война пришла быстро. Так и не оправившийся от присоединения к Темной империи Тэнх пал практически мгновенно — небольшого гарнизона, оставленного в столице, не хватило даже на то, чтобы задержать атакующих больше чем на пару дней.

Хозяин небольшой и по-прежнему безымянной таверны Вмелен Юриста (последние несколько лет он предпочитал откликаться именно на эти имя и фамилию) мрачно протирал серым от пыли полотенцем стойку. Настроение у мужчины было хуже некуда.

Пусть в Южном Харноре процветало рабовладение. Пусть. Пусть полагалось ежемесячно отчислять в карман проверяющим определенную мзду. Пусть. Но ведь доходы-то были! А сейчас?

Невесть откуда взявшиеся воины предпочитали ломать мебель, бить посуду и… не платить ни гроша! И где в этом мире справедливость? Да такими темпами возвращение на большую дорогу окажется более прибыльным делом! Там, по крайней мере, стабильный доход…

— Трактирщик! Вина! — рявкнул подвыпившим голосом какой-то… завоеватель, чтоб ему икалось три дня.

Вмелен вздохнул, погладил, как котенка, рукоять кистеня, лежащего на небольшой полочке под стойкой, и буркнул, окинув заказчика нелюбезным взором:

— Какого? Выбор большой.

Дружный хохот десятка солдат был ему ответом:

— Любого, лишь бы горело!

Такую бормотуху отказались бы пить даже гномы. Л вот в этот день напиток разлетелся как из арбалета. И что им еще надо? Может, корня укрой-травы подсыпать? Чтоб и не проснулись больше! Будут знать, как порядочных трактирщиков обижать…

В любом случае долго это продолжаться не могло.

В полночь, минут через двадцать после того, как последний клиент покинул заведение, таверна запылала как факел…

Вмелен Юрист и отряхнул ладони, окинул взором получившуюся карГину и, закинув на плечо цепь кистеня, направился на северо-восток. Завоеватели шли на запад, а значит, господину путешественнику следовало идти в противоположную сторону.

Начиналась новая жизнь… Благо, некоторые сбережения для этого были.


…В Магической школе уже который день подряд царил переполох. Началось все с взбесившегося грона. Выведенного темными зверя словно подменили за то короткое время, пока ректор отсутствовал. Чудовище успело покусать всех конюхов, поломать стойла. И сейчас в школьной конюшне стоял такой переполох, словно сама Царица Ночь решила почтить своим присутствием несчастный Соэлен.

По большому счету животное стоило хоть как-то утихомирить. Вопрос только как?! Хотя стоп! Почему вопрос? Грон-то не просто так приблудившийся? Вот пусть хозяин его и воспитывает. А где сам хозяин?

Какое же разочарование ждало ректора, когда ему сообщили, что найти хозяина совершенно невозможно. Смылся он из школы. Как? А маргул его знает. Небось на соревнованиях победил. А может, еще какую лазейку нашел.

Ректор погрузился в пучину страданий…

Из которой его выдернуло жизнерадостное:

— Э, господин ректор, тут к вам… посетители. — Ну кто еще? — Мужчина устало вскинул голову. Магистр Каар, стоявший в дверях, смущенно опустил глаза:

— Ну там… Они даже во двор школы отказываются заходить. Но вас очень хотят видеть…

Ректор с тихим вздохом встал на ноги и направился вслед за проводником.

Уж лучше бы он никуда не ходил. У ворот школы стояла, переминаясь с ноги на ногу, весьма странная компания: с десяток мужчин и женщин в ниспадающих одеяниях.

— Что вам угодно? — осторожно поинтересовался магистр Найред.

Сердце тревожно заныло от предчувствия опасности.

Вперед шагнули двое: старик в давно выцветшем балахоне да девица, чьи волосы были небрежно покрыты платком. Первым заговорил мужчина:

— Мы просим прощения, что посмели войти под сень этого благословенного Ренки дома… И просим еще лишь об одном: сказать не почтил ли Шарки своим присутствием этого достойного всех богов места?

Связать два и два, вспомнить мифологию и догадаться, что перед ним стоят пустынники, ректор смог лишь минут через пять. А вот когда все сопоставил, не догадаться, кого ж обозвали Шарки, было не трудно.

Диран! Вечно эта семейка одни неприятности приносит! Прав архивариус, ой, прав!

Дальше уже размышлять было не о чем. А вот пустынники все ждали ответа.

Решение пришло практически мгновенно:

— Выпустите грона! — велел он и с любезной улыбкой сообщить пришельцам: — Этот зверь сможет показать вам путь, которым следовал Шарки по Аларии.

«Если догоните» — этого говорить пустынникам ректор уже не стал.


…Мидхар осторожно выглянул из-за каменного уступа. Длинная лента вражеского войска стелилась по дороге как гигантская змея. Ядовитая, смердящая и смертельно опасная.

Как и многие представители Младшей и Старшей знати, Мидхар ушел в Свободный Поиск[9]. Напиться крови врага и пощипать его силы. Благо, что противник попался непуганый.

Это войска приграничных королевств знали, что на территорию империи меньше чем с тысячей соваться нельзя. А то и с десятками тысяч. Еще лучше вообще сидеть и не отсвечивать. Поскольку темная кровь настоятельно требовала действий. Желательно — войны, набега или прочих «милых» развлечений. Хотя бы просто трактирной драки, если все остальные возможности неосуществимы.

Император к междоусобице относился крайне отрицательно, наказывая и зачинщика, и потерпевшего. Чтоб впредь неповадно было. А войн со свободными землями не было уже давно. Виной тому — подписанный договор, чтоб его Ночь скрыла! Да и светлые немного поумнели после набега орков.

Единственным развлечением были эти самые набеги. Но до границы пока доберешься, пока точно узнаешь, кто и откуда, — всё, отбили, выгнали и подраться не дали. Там же своих дворян достаточно, и всем хочется поучаствовать в Поиске. Ну кроме тех, кто пошел в армию.

Только не по нраву Мидхару была суровая воинская дисциплина. Так что ему оставался именно Поиск. Иногда казалось, что подобное «мероприятие» Властелин придумал специально для таких, как он, не желающих подчиняться.

Нет, если император прикажет, то перечить ему темный даже не подумает. Да что там перечить, даже не помыслит об этом! Но так то ж император, верховный правитель… А вот так, изо дня в день, подчиняться не только Властелину, но и любому, кто окажется выше по званию?.. Нет, не получилось бы. Без принуждения не получилось.

Скорее всего, через пару дней Мидхар взбесился бы, набил морду своему начальнику (или тому, кто окажется ближе всего) и ушел. Куда? Да все в тот же Свободный Поиск. Другое дело, что подобные выходки в армии не приветствуются, потому просто развернуться и покинуть неприятное место не получится. И придется бежать.

Поэтому легче сколотить собственный отряд и лично резать врага, не оглядываясь ни на кого. Точнее — почти не оглядываясь. Хоть он и находится на своей территории, но без информации ничего не получится. Да и без магической поддержки тоже. А сам Мидхар не такой уж и хороший маг. Нет, амулетами пользоваться он умел, но самостоятельно формировать заклинания для него было все-таки сложновато.

Да и правящая семья, храни их Ночь, тоже даром не сидит. Пусть пока армия, говорят, отступает, но это пока…

О нескольких боях, произошедших на землях Темной империи, Мидхар уже слышал. И если бы не координация сверху… маргула бы с два что получилось. Впрочем, куда уж простым представителям Старшей знати угнаться за Высшими.

Да и гнаться особо не хочется. Вроде бы такие возможности, что закачаешься, да и оружие, и магия, и физическая сила, — в общем, казалось бы, живи и не тужи, но как представишь, сколько проблем они тянут, так радужная перспектива меркнет, не успев толком разгореться.

Боги просто так не оделяют, это темный понял уже давно. И за каждый свой подарок спросят сторицей. Лучше быть относительно незаметным, но свободным, чем ярким, но тащить груз забот. Сочетать же яркость и свободу как-то не получалось. Да и вряд ли получится: слишком много делающих запрячь праздношатающеюся героя. Причем иногда без права им отказать.

Поэтому сейчас Мидхар выглядывал из-за каменного уступа, а не готовился к битве где-то там, за горами. Или в ином месте, где решит император дать этим выскочкам бой. В любом случае он возьмет свою кровь. Разъезды двигаются довольно далеко друг от друга, да и солдаты оставляют основную колонну часто и в одиночку. Ну и дураки. Таких учить надо. Стрелами, ножами, мечами. Пока не поймут, что зря сюда сунулись…

Темный зло ощерился. Патриотизм… Светлые много кричат об этом. Они вообще любят покричать вместо того, чтобы действовать. Жестко и безжалостно. Так вот, чувство, заставляющее щерить клыки в подобии улыбки, совсем не походило на те розовые сопли, о которых твердят эти чистюли. Скорее, это гнев хищника, на чью охотничью территорию вторгся другой.

Собственно говоря, Мидхару было наплевать на причины. Это не его заморочки. Он просто видел врага и собирался его уничтожить. Умствования пусть остаются другим. Тем, кто протирает штаны в библиотеках и понятия не имеет, с какой стороны брать меч. Темного же гораздо больше волновало другое. Чтобы прикончить этих захватчиков, хватит удара в сердце или их надо будет сжигать, как особо опасную нежить.

Вроде с виду люди как люди, но, говорят, бдительности лучше не терять. Слишком уж у них маги… странные.

Юноша скользнул в широкую щель и стал осторожно пробираться к своему отр5щу. Уже сегодня ночью противник понесет первые потери. Вскоре подтянутся новые Свободные охотники, и новое развлечение будет намного интереснее, чем простое уничтожение спящих солдат.

Слышишь, Ночь, тебе эта жертва, тебе эта кровь, тебе эта сила! Да хранят черные крылья нас, твоих верных детей.

…Если появившаяся перед войском девушка рассчитывала на то, что ее примут с распростертыми объятиями, то она жестоко просчиталась. Солдатня может преклоняться перед найденышем, но мы-то с вами — взрослые люди, все понимаем…

В любом случае, сперва нежданную гостью препроводили в глубь лагеря. Накормили, напоили, поведали, что все командующие — и военные, и адепты — безмерно счастливы, что принцесса наконец нашлась, а уж потом…

Самозванка не поняла, что происходит, но — всего пара капель снотворного зелья в ее бокал и… В какой-то миг стены палатки закружились у нее перед глазами, а еще примерно через час она, уже пришедшая в чувство, сидела связанной по рукам и ногам в отдельной палатке для военнопленных. С ней можно будет поговорить чуть позже, а сейчас…

Алый стяг плясал на ветру, а тар-керрангу ил д'Ису казалось, что флаг обагрен его кровью… Все, что смог позволить себе Эрваль, это, отбросив полосатый полог, ворваться в палатку к адепту и ядовито поинтересоваться:

— И как это понимать?

Сьер ил д'Эриф скинул с головы капюшон серого балахона и поднял на зарвавшегося военного ленивый взгляд:

— Простите?

— Как это понимать?! — Мужчина с трудом проглотил рвущееся с языка ругательство. — Перед войском появляется ее высочество принцесса Ориетта эл д'Ар, каким-то чудом оказавшаяся здесь, а вы… Какого маргул а?! Да то, что вы пытаетесь сделать… Это же измена!

Адепт Крови — гладко выбритый мужчина лет сорока на вид — подкатил со стола бокал на тонкой ножке, неспешно отхлебнул вина.

— Вы забываете об одном обстоятельстве, тар-керранг. Вы думаете, это настоящая принцесса?

— Что? — не понял в первый момент военный.

— Вы считаете, что здесь, в этой забытой всеми богами земле, может каким-то чудом появиться пропавшая принцесса? Откуда она возьмется?! Даже идиот поймет, что это если не морок, насланный врагами, то как минимум их же лазутчик! Которого вы, тар-керранг, называете лицом королевской крови и которому оказываете почести, полагающиеся настоящей принцессе. Именно это как раз и попахивает изменой!

Военный замер, пытаясь сообразить, как ему реагировать на сказанное, и, резко кивнув, выдохнул:

— Простите меня, высокий сьер. — Он вышел из палатки и не заметил, как тонкие пальцы раздавили хрустальный бокал.

На тонком лице сьера ил д'Эрифа заиграли желваки: нужно срочно связаться с императором. Долго держать девчонку здесь нельзя: сегодня этого вояку удалось убедить. А завтра… завтра он ведь сможет вспомнить простую формулу «сюзерен моего сюзерена — не мой сюзерен»… А стало быть, и подчиняться должен будет не императору, а принцессе. Настоящей принцессе.

В том, что она настоящая, можно не сомневаться. Эту кровь ни с какой не перепутаешь. А пока… — В атаку!


Врать атакующие умели не хуже, чем перемещаться. Пообещав нам дать время до завтрашнего утра на раздумье, они внезапно передумали и таки пошли на штурм. Хотя… Учитывая, что у них теперь есть принцесса, это не удивительно — у женщин мнение меняется сто раз на дню.

Перед глазами неожиданно полыхнуло — защитное заклинание, укрепленное сегодняшней ночью, попыталось отразить вражеское заклятье. Маргул его знает, на что уж там оно было рассчитано — на обрушение самих стен или на уничтожение воинов?..

Как бы то ни было, то ли из-за дедушкиного появления, то ли из-за качества самого заклинания, но сработало оно частично. По нервам огненной волной ударил остаток атаки… Больше половины защитников стен сползли на землю. Э-э… не понял? Новая школа? По идее охранка должна отражать все заклинания, направленные против стен, и подпитываться их мощью, а тут…

Или я что-то не так сделал, или… Нет, точно дедушка виноват со своими высказываниями! Знать бы только, где он сейчас и был ли вообще…

Удар коснулся меня вскользь, зато остальные ощутили его в полной мере. Кажется, на своем участке я остался единственным полностью боеспособным. Остальные в той или иной степени чувствовали себя не очень хорошо. Это самое «не очень» варьировалось от обморока до просто зеленоватого оттека лица. В общем, приходите, дорогие противники, и берите нас голыми лапками. Если сможете.

Хм, ну что, пора отрабатывать оказанное доверие?..

Я вышел из-под защиты стены и вспрыгнул на парамет. Сейчас мне всяческие барьеры будут только мешать. Подвесить перед собой один из отражающих активных щитов и…

В темной магии есть довольно интересное плетение заклинаний. «По количеству объектов воздействия» называется. Так вот, по этому принципу выделяют точечные и площадные. Именно последние я сейчас и стал использовать, наплевав на маскировку. Вниз полетели два «Крыла Тьмы», за ними последовали «Полотно молчания» и «Драконье дыхание». Картинка внизу получилЖь ну очень неприглядная. Настолько, что обед настоятельно запросился наружу.

Вообще-то эти заклинания предназначены для войны, точнее — для уничтожения живой силы противника. Но больше всего меня напрягало, что атакующие бездумно лезли вперед, хотя гибли десятками. Ведь «Крылья» представляют собой просто секущие поверхности, для которых даже полный доспех все равно что бумага — толку никакого. Это заклинание вообще на щит принимать не рекомендуется. Лучше увернуться. При возможности.

Одну шеренгу наступающих просто выкосило. Почти. Двое или трое воинов, идущих в последних рядах, отделались только увечьями, хотя и довольно тяжелыми.

«Полотно молчания» относится к разряду заклинаний-вампиров. Оно высасывает магическую и жизненную энергию, расширяясь за счет этого. Некоторые даже делают это заклинание возвратным, чтобы подпитываться за счет противника. Но подобная вариация очень редкая. Во-первых, из-за того, что собранная заклинанием энергия очень плохо «усваивается» и чаще всего затраты превышают выгоды. Ну и во-вторых, к этому заклинанию очень легко прицепить какой-нибудь неприятный «подарочек», который без особых усилий будет доставлен по месту назначения. Щиты и прочие охранные контуры его даже не заметят. Слишком много посторонней энергии будет. Каплей больше, каплей меньше…

«Дыхание дракона»… ну тут все совсем просто. Сильный поток неимоверно горячего воздуха. Пламя, да зачем оно? В общем, над полем вскоре разнесся не очень аппетитный запах горелого. Металлические части сплавились в комки, а от всего остального остался только пепел.

Впрочем, зря я только о себе да о себе. Призрачных Стражей и Хранителей пока никто не отменял. Конечно, от Хранителя сейчас пользы мало — он только защищает. А вот Стражи… О да, эт-то, надо сказать, очень хорошо применимая вещица… Если так можно выразиться о странных сущностях, создаваемых темной магией.

Следующие колонны атакующих не спешили приближаться к моему участку, так что я смог помочь соседям. Пара множественных «Стрел Тьмы», «Россыпь звезд» со смещенной наводкой, когда сам не знаешь, кому достанется. Не своим — так уж точно, а вот в стане врага кому как повезет. Дальше все слилось в какой-то странный полусон. Они лезут — я магичу. Чуть появляется свободная минутка и заполняется резерв — тут же делаю «зачистку» по сторонам.

Впрочем, я оказался не совсем уж единственным, кто смог сражаться: видимо, на темных и нелюдей заклятие не подействовало. Или подействовало, но не до конца. В какой-то миг мимо скользнули две массивные фигуры: господа «подполковник» и «рядовой» тоже не стояли на месте: «Ночным Хлыстом» и «Поцелуем Царицы» я уж точно не пользовался. Кажется, на мгновение я увидел меняющую облик Элиа… Рядом стоял Рин. С ладоней эльфа одна за другой срывались белесые молнии.

Правда, эльфы «площадей» не любят, дай в лесу ими особо не покидаешься. Поэтому боевые маги из них не очень хорошие. Особенно когда слишком много целей. Зато от эльфийской магии помогают только щиты темной школы. В общем, у каждого свои достоинства и недостатки.

Постепенно стали приходить в себя и валяющиеся в отключке люди. А я плавно приближался к тому состоянию, когда окружающая реальность не воспринимается вообще. Правда и активность врага уменьшилась. Кажется, подобного отпора от нас не ожидали. Противник отступил. Но второго такого напряжения я могу уже не выдержать. Мне сейчас хочется только поесть да поспать. Больше ничего.

Во вражеском лагере протрубили какой-то сигнал, и довольно жидкие атакующие колонны стали оттягиваться назад. Кажется, делали они это весьма и весьма охотно. Вяло шевелящихся солдат шустро стаскивали вниз, а на их место заступали другие. Все, на что меня хватило, это устало спрыгнуть с парапета на стену и сползти на пол, опершись спиною о твердый камень прикрытия. Потом. Все потом.

…Вот только идущие на штурм и выжившие в той мясорубке в один голос утверждали, будто рядом с одной темной фигурой, направо и налево швырявшейся страшными заклятиями, замерла вторая.


Как настоящая принцесса могла попасть на другой материк, сьер ил д'Эриф мог только догадываться. Впрочем, приказ императора был более чем недвусмыслен: немедленно отправить ее высочество домой. И очень тщательно проследить, чтобы принцесса ни с кем до отправки не разговаривала.

— Я ведь могу на вас положиться, сьер?

— Разумеется, ваше величество. Каждое ваше слово — закон. — Хорошо, что передается лишь голос: император не увидит, что адепт не склонился перед ним в поклоне.

А вот задуматься над словами повелителя стоит. О чем может рассказать принцесса?

Впрочем, размышлять можно будет потом, а сейчас. Пора отправить принцессу.

Вдруг мелькнула сумасшедшая идея: оставить ее высочество здесь, выведать обо всем, а в Благоземье отослать подделку. Впрочем, глупо — император легко определит обман.

А раз так… Пора. Если только после этого идиотского штурма хватит сил.


Дико кружилась голова. Не знаю, как там Рин с Элиа и прочие, но мне было настолько отвратно… Я с трудом поднялся на ноги, оперся рукою о каменный парапет…

Этот штурм удалось отбить. А что будет при следующем? Сомневаюсь, что сил нескольких темных да одного светлого хватит, чтобы удерживать город. Краем глаза я увидел какое-то розоватое мерцание. Покосился в сторону вражеского лагеря… Да нет, показалось.

— Когда кажется, молиться надо. Желательно в храме.

Интересно, дедушку только я слышу? Хотя нет, наверное, и другие тоже. Не зря же прошлой ночью охрана так шарахалась. Хорошо хоть сейчас рядом никого нет. И полупрозрачную фигуру, сидящую на полу подле одного из зубцов, никто не увидит.

— Так там что-то происходит? Дариэн только плечами пожал:

— Слетай посмотри.

Нет, я удивляюсь. Тут лежишь, чуть ли не помираешь, а тебе — слетай! И вообще где его благоразумие? Раньше, куда ни шагни, было «Диран, то не так, Диран, се не так». А сейчас… Что в мире происходит?

В ответ на мой недоумевающий взгляд дед только плечами пожал:

— Тебе тренироваться надо.

Угу. И никто в этом всеми богами забытом городке не удивится, увидев парящего над Миллингом Властелина.

— Сам ты забытый! Сейчас как кадуцеем по голове дам!

Ну вот… Галлюцинации продолжают множиться.

А Дар как-то странно ухмыльнулся… Медленно встал на ноги и… от души заехал мне ладонью меж лопаток.

Когда земля приближается очень быстро, тут поневоле вспомнигйь каково это — летать…

Поменять облик и выровняться я успел чудом, у самой земли. Вот спасибо, дедушка, вот удружил! Накатившаяся упругой волной злость мгновенно вымыла из мышц остатки усталости. Я заложил пируэт, с трудом сгруппировавшись в полете…

В конце концов, сказали «слетать проверить», так почему бы и нет? А чтобы никто ни с той, ни с той стороны не решился подбить слишком уж крупную птичку, надо бы поставить какой-нибудь щит. «Надо» — здесь ключевое слово. Сил на то, чтобы этот самый щит соорудить, у меня просто не хватит. Вот, дедушка, удружил… Главное, тут в обморокне рухнуть при полете. На радость врагам.


Отправлять на родину нежданно-негаданно появившуюся принцессу было решено с небольшой площадки между лагерем и циркумвалационной линией. В этом случае меньше риска: и лагерь полностью прикроет от действий осажденных противников, и рядовые представители армии Благоземья не увидят, что ее высочество конвоируется на место отправки связанной по рукам. Хорошо хоть ноги оставили свободными, на руках ее не придется нести.

Создавать стационарную пентаграмму было слишком долго, да и где столько крови адептов найдешь?

Тем более эта драгоценная жидкость еще пригодится. Оставалось воспользоваться способом более длительным, но менее затратным.

Руки у принцессы связаны, сопротивляться она не будет, а раз так…

Небольшой надрез на запястье сьера ил д'Эрифа, слегка царапнуть ножом кожу на тонкой ручке принцессы — и капли крови уже стекают, перемешиваясь, в заблаговременно приготовленную чашу, наполненную вином. Слова заклинания прошелестели, подобно легкому ветру, и на поверхности багровой жидкости медленно начал формироваться розоватый пушистый шарик… Он взмыл в воздух и, разбрасывая розовые искры, закружился вокруг головы ее высочества Ориетты эл д'Ар.

Вскоре к одному шарику присоединился второй, за ним третий…

Правда, принцесса почему-то не захотела чересчур уж долго стоять на месте. Рванулась в сторону, резко проведя связанными руками по лезвию ножа, который продолжал удерживать один из адептов. Веревки лохмотьями опали на землю, а у самой девушки в руках блеснул нож.

— А вот теперь поговорим на равных, — хищно усмехнулась она, лезвием рассекая настырные шарики и, не раздумывая, проводя клинком по пустой ладони.

Капли крови, скатившиеся по ее коже, обратились в огненные шары, рванувшиеся к адептам. А те безбоязненно шагнули вперед, и молнии рассеялись, словно и не было их.

Девушка побледнела, отступила на шаг… и осела на землю, хватая ртом воздух, когда адепты разом шагнули вперед и в один голос выдохнули слова старинного заклинания.

Не знаю, на что дедушка рассчитывал, выталкивая меня со стен Миллинга, но выровняться я все-таки смог. Ладно, как и решил, попробую глянуть, что происходит во вражеском лагере.

Меня заметили. И даже выпустили в мою сторону несколько стрел. К счастью, те не долетели. А между тем я наконец разглядел, что за розовые вспышки виднелись вдали. Как и предполагалось, причиной их была Тэ. Когда очередной шарик, сорвавшийся с чаши, которую держал дядечка в балахоне, закружился вокруг нее, бывшая заколдованная зверушка шарахнулась в сторону, потом в ее руке блеснул нож…

Впрочем, появление оружия не особенно помогло, девушка практически мгновенно оказалась на земле, а главарь капюшонников затянул какой-то речитатив, постепенно поднимая отобранный у нее нож все выше и выше. Кажется, я уже знаю, что за этим последует. Только не хочу этого видеть. Ритуал уж больно похож на те, что практиковали адепты Хаоса.

Я рванулся вперед, и распахнувшиеся крылья поймали ветер. Три взмаха, и я завис над этой неприятной компанией.

На формирование заклинания времени уже не было, а потому я просто бросил вниз «Кольцо Силы». Стоявших вокруг недорезанной принцессы разметало по сторонам, а я рванулся вперед и подхватил девушку с земли. Сматываться пришлось в ускоренном темпе.

Я сам летать толком не научился, а тут еще и груз на руках. Над ухом неприятно вжикнули стрелы. Резкий зигзаг и усиленное хлопанье крыльями. Я же сейчас даже щит поставить не мог! Даже дышу с трудом. Да еще и Тэ вцепилась в меня, как утопающая. Еще немного, и она бы меня просто задушила!

Острая боль в плече едва не стоила нам жизни. Полет я выровнял буквально в считаных сантиметрах от стены. Уф, едва не врезались. Два тяжелых взмаха, и яобессиленно упал на пол. Из левого плеча торчал тяжелый наконечник болта. Мерзко, больно, но не смертельно.

Тихо ругнувшись, выдернул стрелу. Интересно, моих способностей к регенерации сейчас хватит, чтоб вобморок не сползти? Хорошо хоть наконечник болта без зазубрин был. А то доказывай потом, что ты не мург.

Крылья уже исчезли, опав на спину простым плащом. Точнее — это так кажется со стороны. Надо мне еще объяснять, что и откуда растет. Привалившись спиной к парапету, я жадно хватал ртом воздух.

— Ты… ты… — слова давались с трудом. Чтобы я еще раз кого-нибудь таскал!

— Ч-ч-что? — Тэ ощутимо трясло.

Сейчас она, мгновенно забыв про свою давешнюю попытку побега, сидела рядом со мной, глядя перепуганными глазами и вцепившись в собственные плечи.

И на кой я ее только спасал, перебежчицу-то?

— Похудей… тяжелая, — наконец смог внятно сформировать я свою мысль.

Девушка на мгновение замерла, затем, кажется, осознала сказанное, и ужас сменился гневом:

— Да ты! Да как ты…

Я, чуть прищурившись, уставился на нее:

— А что я? Я, в отличие от некоторых, не сбегал из осажденного города. И не рассказывал осаждающим о том, какие здесь условия жизни.

— Да ты… Да что ты понимаешь?!

— А что я должен понимать?! — Кажется, тон получался холодноватым. И маргул с ним. Я с ней миндальничать не собираюсь. Спас, и пусть этому радуется. — Что ты — предательница?!

— Да что ты понимаешь?! Что ты вообще можешь понимать в этой жизни?! Я не сбегала из вашего всеми богами проклятого города! Я надеялась найти помощь! Ил д'Ис обязан был мне помочь! Понимаешь, обязан! Он мой вассал! Понимаешь, мой, а не отца! Он должен был мне помочь, а вместо этого… — Она запнулась на полуслове… и разревелась в полный голос, пряча лицо В ладонях.

Нет, я никогда не научусь понимать этих женщин… Так и не разгоревшийся скандал прервал голос коменданта, прогремевший над нами как гром:

— В мой кабинет! Живо!

М-да, кажется, на спокойной жизни можно поставить жирный крест и принести цветочки на могилку. С одной сторожа, меня это не особо огорчает, а с другой… Приключения хороши, когда они скорее исключение, нежели правило. Кто вообще в здравом уме и твердой памяти любит неприятности на свою голову?!

Сразу до комендантского кабинета мы не дошли. За очередным поворотом выяснилось, что нас встречает добрый десяток солдат. Один из них, подчиняясь короткому жесту коменданта, шагнул к Тэ:

— Вы арестованы. Сдайте все оружие.

Девушка поджала губы, шагнула вперед и саркастично поинтересовалась:

— Я хотя бы могу рассчитывать на камеру на солнечной стороне?

Руки ей связывать не стали. Впрочем, учитывая, что вместо камеры ей досталась всего-навсего комната, это неудивительно.


Допрашивал спасенную лично подполковник Мираг эн'Ниур — в Миллинге он руководил еще и контрразведкой. Кроме него на допросе присутствовал лишь секретарь, записывающий беседу.

— Почему вы сбежали? — голос военного был ровен и деловит.

— Я не сбегала! — Тэ, сидевшая в мягком удобном кресле, гордо вскинула голову, так что у мужчины невольно создалось впечатление, что все роли поменя-лись: это она допрашивает его, а не наоборот. — Я надеялась получить помощь.

— Помощь против кого?

— Не «против кого», а «в чем». Да уж наглости ей не занимать.

— И в чем же?

— Мое имя — Ориетта эл д'Ар. Я наследная принцесса Благоземья. — Короткие фразы чеканны и скупы. — Я была заколдована и, когда заклинание было разрушено, оказалась в этих землях. Увидев стяги под городом, надеялась, что Эрваль ил д'Ис поможет мне вернуться домой и получить то, что принадлежит мне по праву, я направилась к нему.

В комнате повисло напряженное молчание. Девушка буквально слышала мысли подполковника, подсчитывающего, можно ли будет воспользоваться в этой войне внезапно попавшей в руки козырной картой.

Впрочем, на ее лице не промелькнуло даже тени страха.

— Если вы рассчитываете воспользоваться мною для прекращения войны, то не советую даже пытаться начинать переговоры с моим отцом. Именно он и заколдовал меня.

Куда девалась перепуганная девчонка, которую та крылатая тварь вытащила из вражеского лагеря?

— И что же это было за заклятие?

Тэ на миг прищурилась, размышляя, а потом лишь хмыкнула:

— Спросите у того, кто меня спас.


ГЛАВА 4 Я встретил вас… | Что выросло, то выросло | ГЛАВА 6 Если тебе трудно, если тебе плохо…