home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 3

Нам объявили, что началась война…

Путешествие в город Миллинг оказалось не столь приятным, как хотелось, но и не столь длительным, как могло быть. Из-за военного положения были активированы большие городские порталы, и путь до места назначения занял всего полдня.

В отличие от Врат, которые создавали эдакий пространственный коридор из мест средоточия силы в подобные им места, портал соединял две произвольные (условно говоря) точки. Он представлял собой своеобразный прокол, когда пространство словно собирается гармошкой, а импульс силы пробивает его, наподобие иглы.

При этом перемещаемый может видеть, куда он попадет, что, допустим, при телепортации невозможно. Причем телепортацией пользуются, если можно так выразиться, сугубо индивидуально, а порталы — это официальные транспортные сети. Грузовые и пассажирские. Всякие.

В Миллинг мы прибыли к вечеру. Единственным неприятным моментом поездки были наши попутчики. Во-первых, если мне не изменяет память на лица, одним из них оказался надуривший нас маг. Во-вторых, пахло от обоих присоседившихся к нам господ просто немилосердно. Но, учитывая, что приходилось экономить энергию (а вдруг скоро бой?), нельзя было не то что светлым общесцеляющим их приголубить, даже ветерка создать. Приходилось терпеть. Ну и в-третьих, трясло нас так, как будто мы находились внутри погремушки, которую терзает ретивый ребенок. Казалось, что колеса у этого тарантаса квадратные, а мостовая выложена не булыжником, а неотшлифованными каменными глыбами. Так что, когда это пыточное сооружение все же остановилось, мы вывалились из него с благодарственной молитвой. И с твердым желанием сопротивляться до последнего, если нас опять попробуют туда запихнуть.

Но нет, избавившись от пассажиров, возница развернулся и отправился в обратный путь. Видимо, за следующей партией магов. Бедные, знали бы они, что их ждет.

На крыльце, перед которым нас высадили, не было никого. Да и вокруг особого оживления не наблюдалось. Создавалось впечатление, что все близлежащие улицы просто вымерли. Это немудрено, здание, располагавшееся рядом с площадью, выглядело угнетающе: мрачное, огромное и серое. Интересно, тут что, местная тюрьма или еще какое внушающее страх и ужас учреждение?

— «Ва-ен-на-я ка-мин-до-ту-ра», — по слогам прочитала Элиа небольшую медную табличку, которая располагалась почему-то на… хм, противоположной от морды части тела каменного льва.

Два таких изваяния высились по обе стороны широкой гранитной лестницы.

— Что-что-что? — у эльфа ажуши торчком встали. — Какой камин?

— Камин Дотура, — ехидно подхихикивая, просветил я родственника. — Вернее, военная комендатура. Только название писал… криворукий недоумок.

— И нам сюда? — осторожно уточнила девушка, пятясь. Как будто случайно она оказалась за спиной Рина и теперь настороженно выгладывала оттуда.

— Ну если нас привезли сюда… — Честно говоря, особого энтузиазма я тоже не испытывал.

Если в этой «каминдотуре» и работники соответствующие, то я удивляюсь, почему Соэлен до сих пор не захватили?

Из-за спины донесся слаженный всхрап, переходящий в сладкое причмокивание. Это остальные из нашей пятерки высказали свое мнение по поводу данного вопроса.

Ну вот, еще и с этими возиться. Можно подумать, что я тут нянькой приехал работать, а не боевым магом.

В самой комендатуре было пустынно и безлюдно. Вот весело, если начальник местной обороны ушел домой. Просто красота! Нам-то куда тогда идти прикажете? В гостиницу за собственные деньги? Или прямо в кабинете устраиваться на постой? Его же должны были известить, что приедут маги, что их надо встретить? Или как всегда: решили, что это не срочно, ничего не горит? Так мы им что-нибудь живо подпалим — вмиг воспылает!

Предаваясь столь безрадостным мыслям, я решительно шагал по полутемному коридору, пока не заметил полоску света, выбивающуюся из-под одной двери. Недолго думая распахнул ее и шагнул внутрь. Посреди комнаты за столом сидел явно раздраженный и уставший человек. Надо же, нас все же ждут. Приятно. Хотя это может оказаться не начальник, но вдруг это действительно он? Тогда все вопросы решатся быстро и безболезненно.


…Генерал Светлых войск Айнар эн'Риони пребывал в крайне скверном расположении духа. Именно поэтому практически все сотрудники комендатуры в этот день постарались как можно быстрее покинуть свои рабочие места. Но не раньше официального завершения рабочего дня. Иначе можно было стать громоотводом для гнева начальника.

Не то чтобы оный был самодур и не дурак покричать — нет, на самом деле Айнар эн'Риони был довольно уравновешенным и спокойным человеком. Но когда в один день на тебя сваливается столько проблем, даже последний хримтурс с Таркских гор не смог бы сохранить свое обычное хладнокровие.

Первым предвестником бури стал отзыв трех опытных боевых магов, приписанных к местному гарнизону. Мол, они нужны для усиления обороны в другом месте. А их город? Его что, оборонять не надо?! Правда, вскоре обещали прислать пятерых…

Генерал сперва обрадовался. Эдак количество боевых магов дорастет до штатного. Миллинг окружало семь стен, соединенных угловыми башнями. Но из-за трех надвратных участков обороны становилось десять.

До сих пор у эн'Риони служило восемь магов. За каждым из них закреплялась одна стена полностью, а оставшийся числился якобы в резерве.

И вот теперь под его началом будет полный десяток. Дождаться бы их еще… Когда уже они приедут? До полуночи, что ли, ждать?!

Но! Доброхоты-сплетники уже обрадовали, что присланные будут зеленоротыми новичками, экстерном получившими диплом Магической школы! Им мало того, что нянька нужна, так еще и старшего мага для присмотра не мешало бы приставить. А то вместо того чтобы уничтожить противника, они городскую стену разрушат к марграновой матери! Вот и думай, то ли обрадовали тебя, то ли закопали поглубже, чтобы не вылазил.

Дальше стало еще веселей. Дополнительной живой силы никто давать не стал. Ограничились малопонятными отговорками о нехватке оружия, обученных людей и всего остального. А ведь могли бы, могли какими-нибудь запасными отрядами поделиться…

Так что защищать стратегически важный город придется своими силами. А они не так уж и велики, если учитывать мощь противника. Хорошо, что в городе есть гномья община, которая и башенные орудия в порядок взялась привести, и выделила артиллерийские расчеты на катапульты. Да что там, подарила городу пять баллист!

Однако все попытки Айнара объяснить, что даже в этом случае удержать город будет очень непросто, наталкивались на стену непонимания.

Ситуацию прояснил один приятель генерала эн'Риони, тесно общающийся с некоторыми чинами из главного штаба. Защищать Миллинг до последнего никто и не собирался. Дальше по Эглорскому тракту решили создать усиленную стену обороны, где и намеревались остановить врага. Сейчас туда стягивали самых лучших магов, солдат, машины… Да, все шло туда! Миллингу же доставалось то, что осталось невостребованным.

Задача местных воинов сводилась к задержке неприятеля. День, два, сколько продержатся. На победу никто не рассчитывал.

Ну и как теперь ему смотреть в глаза солдат, уверенных, что их не бросят, что им помогут, если слишком прижмет? Как смотреть в глаза простых жителей, которые надеются на солдат и городские стены? Как воевать, в конце концов?!

Ну и откуда здесь взяться хорошему настроению?..

Неожиданно в коридоре зазвучали решительные шаги нескольких человек, дверь распахнулась, и в комнату вошли трое молодых людей. Впрочем, к людям из них можно было причислить только девушку. Еще один был явно чистокровным эльфом, а у последнего из этой троицы (хотя, скорее всего, он был первый, так как предводительствовал в этой компании) остроухие были в предках. Иначе откуда взяться острым ушам и зеленым глазам?

— Простите, вы не подскажете, кому мы можем вручить наши направления? — вежливо поинтересовался этот парень, останавливаясь перед столом.

Генерал несколько удивился. Обычно в компании человека, полукровки и эльфа верховодил последний. Дивные не любили подчиняться, особенно существам не своей расы. Тут же остальные молчали, явно отдавая право говорить черноволосому.

— Давайте ваши бумаги. — Айнар пытался быть спокойным.

Мало ли, вдруг эти дети просто ошиблись и им надо совсем в другое место? Например, прибыли лекари для военного лазарета.

Пробежав взглядом пару строк, генерал чуть не заорал в голос и не порвал поданные свитки. Эти ребятишки были именно теми боевыми магами, которых обетал прислать штаб. Да что они… да как эти штабисты, эшре'тикранг ина теварр, посмели? Посылать на убой детей? Да пусть они хоть десять раз совершеннолетние — в Тиилансе вообще в тринадцать лет браки заключают, но эти же желторотики крови не видели! Да за кого они его…

Генерал вскинул голову, собираясь высказать все, что накопилось у него на душе и послать недоделанных магов так далеко, чтобы они три года искали путь и еще пять лет ему следовали. Но проглотил все слова, наткнувшись на взгляд зеленоглазого. Холодный, властный и буквально подавляющий, этот взгляд не мог принадлежать молодому человеку, которому на вид можно дать всего семнадцать лет. И предчувствие опасности, которое было фамильной чертой рода эн'Риони, взвыло не хуже разъяренного дракона.

За всем этим пришла короткая, но на диво упертая мысль: а вдруг у них что-то и получится? Во всяком случае можно будет продать свои шкуры подороже, если интуиция генерала не подвела.

— С этого момента вы подчиняетесь мне и только мне, — справившись с чувствами, произнес Айнар. — Ваши направления я забираю.

Затем он полез в стол, достал два чистых бланка и небрежно написал на них пару строк.

— Вот, — протянул он через стол листки черноволосому. — По одному из них вас поселят, а другой дает право на бесплатное питание в гарнизонной столовой. Казармы находятся возле стены. При выходе из здания повернете налево. Все остальные вопросы и разъяснения завтра. Вы свободны.

Брюнет молча вытянулся перед эн'Риони. Он явно когда-то если не был в армии, так уж точно тесно общался с военными. Остальные последовали его примеру, после чего вся компания покинула кабинет генерала. А тому осталось только молить богов, чтобы он не ошибся в своем решении, и собираться домой.

Сегодня больше никого не ожидалось.

Эн'Риони вышел из здания комендатуры, в последний раз с ненавистью покосился на криво прикрепленную табличку со словами, противоречащими всем правилам орфографии, — спасибо благодарным гномам, подарившим ее более века назад (у подгорного народа были свои взгляды на правописание), — и направился домой.


— М-да… Негусто. — Рин задумчиво чесал в затылке, разглядывая свою комнату.

Моя была рядом и вряд ли чем-то отличалась от каморки эльфа. Элиа задумчиво заглянула в расположенную напротив, которая закреплялась за ней, и выразительно скривилась. Самое интересное, что в этой казарме мы были единственными обитателями. Как сказал недовольный и невыспавшийся начальник хозяйственной службы, именно это строение отводилось для проживания магам. У остальных наших сослуживцев были дома в городе, так что…

На вопрос, зачем строить целый двухэтажный дом, если к гарнизону приписан всего десяток магов, мы получили ответ, что так положено. Куда и что, раздраженный военный не ответил. Видимо, мы все же оторвали его от каких-то там важных дел. Иначе с чего бы ему на нас так злиться?

Кстати, двоих так и не протрезвевших будущих сослуживцев пришлось тащить с собой. Но только до казармы. Мой альтруизм не распространяется так далеко на незнакомых (или печально знакомых) мне субъектов. Так что похрапывающих магов просто сгрузили в коридоре, оставив рядом с ними их вещи. Пусть утром сами лезут на второй этаж и заселяются. Не хватало мне еще бесчувственные тела кантовать!

Три наши комнаты на втором этаже (там, кстати, можно было расселить человек двадцать, если не больше) располагались прямо возле лестницы, так что далеко ходить не надо. На первом находилась столовая, закрытая из-за отсутствия жильцов, тренировочный зал и какие-то подсобные помещения. Кроме этого, там располагались две лаборатории для варки зелий. О питании нас обещали известить завтра, так что на сегодня все дела были закончены. Правда, кроме одного…

Самое неприятное во всей этой авантюре было то, что пришлось оставить Трима в конюшне школы. Во-первых, на своем первом месте службы не хотелось демонстрировать свое родство с темными. Люди почему-то отрицательно относятся к нам. Во-вторых, питание: оно у Трима довольно специфическое. Не думаю, что его тоже поставили бы на персональное продовольственное обеспечение. Ну и в-третьих, если грон будет на месте, то нас не сразу хватятся. А там можно будет что-то придумать. Например, просто позвать животинку. Накинуть морок лошади… С питанием, конечно, придется что-то решать, но это уже второй вопрос. Первый заключался в том, что он мне сейчас здесь вроде как не нужен. Куда я на нем буду ездить? За город не собираюсь, а кататься в стенах города… Что я, пешком не дойду?

Вот только меня немного напрягает то, что Трим может с такой постановкой вопроса не согласиться и попросту сбежать из конюшен школы, дабы попытаться найти меня. Да что там может — точно сбежит! Ну и что мне тогда делать? А, ладно, будем решать проблемы по мере их поступления. Вот когда прискачет сюда разозленный Трим, тогда и подумаем, что делать дальше…

Не знаю, какие соображения двигали Рином, но своего единорога он тоже оставил в школе. Так что теперь осталось только устроиться на новом месте, и меня отсюда даже папочкина гвардия вытащить не сумеет. Не имеет права потому что.

Переглянувшись с кузеном, я шагнул в свою комнату. М-да, не фонтан. Кровать, стол, стул и небольшой шкаф — все. Большего, по мнению проектировщика, магу не требовалось. Мне, в принципе, тоже, но почему-то захотелось похулиганить. Хорошо, что моя каморка примыкала к незанятым помещениям. Небольшое заклинание — и я стал обладателем дополнительной жилплощади.

Теперь у меня были двухкомнатные апартаменты. Вторую дверь я, не особо стараясь, запечатал «Каменным щитом» с парой неприятных сюрпризов для любопытных. Так что первая комната стала чем-то вроде рабочей, а вторая спальней. Две кровати составил вместе, чтобы было удобней, еще оставил второй стул, а ненужную мебель телепортировал на первый этаж. Завтра ее куда-нибудь пристрою.

Ну вот, теперь можно и располагаться. На стол полетели бумаги и некоторые позаимствованные в Кардморской библиотеке книги. О! Давно я в книгу по языкознанию не заглядывал, надо хоть посмотреть, все ли там с автором из Тутта в порядке? Сменная одежда отправилась в шкаф. Туда же положил все пузырьки-склянки. Артефакты закрепил на стенах в спальне. Сумки со всем, что я не стал выкладывать, отправились под кровать. Теперь наколдуем маленький смерчик, чтобы вымести всю пыль и паутину, и здесь даже можно будет жить!

— Диран! — раздалось от двери.

На пороге застыли Рин и Элиа, с удивлением разглядывая мое жилище.

— Нет, ты посмотри на этого темного! — возмутился эльф. — Мы там ютимся в своих каморках, а он себе апартаменты отгрохал!

— А кто тебе мешает сделать то же самое? — изобразил удивление я.

— Так нельзя же! — Кузен смотрел на меня как на злостного вредителя.

— Нам сказали: занимайте любые комнаты. Вот я и занял сразу две. Разве нам кто-нибудь запрещал?

Гости призадумались. Подобная трактовка чужих слов им как-то в голову не пришла. Но, судя по загоревшимся глазам, сейчас их фантазия развернулась. Одно радует, Элиа сама на подобные подвиги не способна, а то с нее станется потребовать себе все двадцать комнат. Так что если и будет кого-то просить «убрать стеночку», то этим «кем-то» окажется мой кузен. На мне — где сядет, там и слезет. Правда… Не думаю, что верноподданнические чувства кому-то позволят это сделать.

— Я переселяюсь! — наконец выдал светлый родственничек и шустро выскочил за дверь.

Девушка последовала за ним, отстав всего на мгновение. Спрашивается, и чего они приходили?

Завалившись на кровать, я слушал судорожное хлопанье дверей в коридоре. Видимо, друзья все же развили бурную деятельность по расширению территории. Пару раз пытались дернуть ручку двери моей «спальни», но после болезненных вскриков на два голоса и сдавленного поминания темных отстали. Немного подумав, я присоединил к своей территории еще и бывшую Ринову комнату. Мало ли, вдруг пригодится?

Правда, кровать оттуда пришлось опять же убрать на первый этаж в тренировочный зал. Ну да ладно, завтра, все завтра. Не знаю, как там расселились эти неуемные товарищи. В какой-то момент меня просто сморил сон. Я так и заснул, не раздеваясь. Завтра будет не очень приятно просыпаться, но что поделаешь.

Как все-таки война изменяет даже обыденную жизнь. Пусть даже она где-то далеко и еще не успела добраться до этого места. Дорога, еще недавно полупустая, забита телегами и повозками, везущими нехитрый скарб. Идут группками и по одному те, кого достали разрушения. Люди становятся настороженными, словно улавливают витающую в воздухе боль.

Рон ожидал чего угодно, мог бы спокойно перенести даже личную аудиенцию у Царицы Ночи, но он совершенно не был готов к тому, что, сходя с дороги, чтоб пропустить очередную группку беженцев, он внезапно увидит… Ильриха гар'Кхаена. Впрочем, тот, кто еще недавно отзывался на прозвище Шак'саэр, тоже слегка оторопел от столь неожиданной встречи. А еще больше его удивило, что господин бывший маршал Ордена Лиинс'Шерниатэйла путешествует не один, а в сопровождении какой-то девчонки.

— Какая встреча, милорд Роннархейн гар'Тшхен, — склонился в шутовском поклоне Шак'саэр.

Подобрать подобающий тон он попросту не мог.

— Взаимно, милорд Ильнархейн гар'Кхаен, — не остался в долгу «пустынный волк».

Сейчас, посреди чистого поля, где лишь узкие тропки играли роль дорог, все эти церемониальные раскланивания казались чуждыми и надуманными. Вот только ни один из рыцарей не был готов резко отказаться от них. Издевка скрывала… пожалуй, страх.

Одной Нире было все это невдомек.

— Простите, господа, что перебиваю столь светскую беседу, — влезла в разговор девушка, нетерпеливо дергая за рукав стоящего подле нее Рона, — но я так понимаю, вы давно знакомы?

Ильрих, уже открывший рот для сообщения какой-нибудь милой и совершенно бессмысленной остроты из числа тех, что произносят во время длинных придворных приемов, подавился невесть отчего поднявшейся пылью и, сплюнув на землю темный комок, с трудом выдохнул:

— Предположим.

Нира и на этот раз не дала своему спутнику вставить хоть слово:

— А раз так, то ваш разговор надо продолжить не здесь! А подальше отсюда… — На последних словах юная компаньонка Рона вновь дернула рыцаря за рукав, дабы тот посторонился и пропустил очередную партию беженцев — на Светлые земли надвигалась война. — Ну например, в каком-нибудь трактире в ближайшем городе. До него, кстати, далеко?

— Я на рассвете вышел, — вздохнул Шак'саэр. — Поспешим — успеем до заката. Впрочем, я бы не советовал спешить. Выпускают из этого Миллинга всех, кто не приписан к армии, а вот пускают внутрь только по спецпропускам. Шпионов боятся. А мы как раз за них и сойдем.

— Значит, успеем! — бодро отозвалась Нира и, не дожидаясь своих собеседников, направилась по дороге на восток. И лишь через несколько мгновений удивленно обернулась: — Ну? Вы идете? Или предпочитаете общаться в чистом поле?

К городу они подъехали еще засветло. Внутрь попали благодаря все той же Нире.

А через несколько минут после того, как хранившие упрямое молчание путешественники отправились искать подходящую таверну, дабы поужинать и переночевать, возле комендатуры полыхнул багровым светом большой городской портал: в Миллинг прибыла первая партия магов-выпускников.


Утро началось с пронзительного рева трубы. Причем прямо под моими окнами. Не открывая глаз и особо не раздумывая, я кинул туда какое-то проклятие. Пронзительный вой смолк, сменившись каким-то придушенным хрипом. Затем откуда-то с первого этажа донеслось хлопанье дверей, стук падающих предметов и громкая ругань. Кажется, в отличие от меня, Рин и Элиа просто свалили мебель где придется, и теперь об нее кто-то навернулся.

Сон уже ушел, так что пришлось вставать, приводить себя в порядок. К сожалению, пока что только с помощью магии. Кстати, надо будет вытребовать у этого начальника хозяйственной службы хоть тазик для умывания, не говоря уже о чем-то большем. Я знал, конечно, что в Светлых землях люди не такие чистоплотные, но чтобы настолько!

Матерок, раздававшийся внизу, наконец добрался до второго этажа. Я как раз собрался выйти и посмотреть на незваного гостя, как по коридору пронеслось громогласное:

— А ну вставайте, хайровы дети!

Никогда не любил хамов, особенно с раннего утра. Так что нашему «будильнику» пришлось считать ступени лестницы собственной задницей. Четвертушный «Молот Тьмы» всего лишь сбросил незнакомца вниз, а не размазал по стене.

— Кто тут орет?! — вылетел в коридор Рин, подтягивая брюки.

Кажется, родственник не привык так рано вставать. Да и процесс приведения себя в порядок у него был явно длиннее, чем у меня.

— Да… летают тут всякие, — небрежно произнес я, стряхивая с пальцев остатки заклинания.

Эльф удивленно на меня покосился и вернулся в комнату.

— Рин! — окликнул я его. — Давай быстрей, нам на построение, кажется, пора.

Во всяком случае в тех лагерях, куда меня возил отец, утренняя побудка продолжалась общим построением на плацу, а уж потом все занимались своими делами. В какую дверь стучать, чтобы разбудить темную, я не знал. А потому так же громко гаркнул на весь коридор:

— Элиа!

— Ди, чего орешь? — Эльф вышел из комнаты такой одетый и причесанный, словно не он всего пару минут назад бегал, выпучив глаза.

— Да вот хочу нашу подружку разбудить.

— Я уже не сплю. — Девушка выпорхнула из комнаты возле лестницы, и мы втроем стали спускаться вниз.

На первом этаже обнаружился будивший нас тип. Выглядел он как гном-переросток. В смысле, что в высоту, что в ширину был практически одинаков. Сейчас он мирно отдыхал среди остатков столов и стульев.

Кажется, до недавнего времени это были предметы меблировки здешних апартаментов.

— Вам что, лень было убрать их туда, где на них не наткнутся? — обратился я к друзьям. — Теперь с вас вычтут за порчу казенного имущества.

— Мы его не портили, мы его всего лишь телепортировали! — возмутилась Элиа. — А сломал его этот…

— Ты его лучше в сознание приведи, телепортаторша ты наша, — язвительно попросил я. — Что, трудно было мебель в столовую сгрузить? Или в тренировочный зал?

Покраснели оба. Кажется, столь простое решение до них как-то не добралось. М-да.

Эльф с натугой поставил вяло шевелящееся тело на ноги, а Элиа что-то пошептала себе в ладони и дунула воину в лицо. Тот вздрогнул, открыл глаза и недоуменно похлопал ресницами.

С ума сойти! Я о таком заклятии и не слышал. Однако…

— По утрам не орать и не ругаться! — жестко сказал ему я. — Тем более что среди нас дама.

Солдат все еще продолжал недоуменно изучать компанию. Постепенно до него дошло, почему и как он оказался внизу. Лицо мужика налилось кровью, глаза угрожающе сузились. Но, встретившись с моим насмешливым взглядом, он сник, не стал орать, а нормальным голосом сказал:

— Поспешите на плац, там уже построение идет. Нет, этой выходки мне не забудут, непременно вспомнят. Ну и пусть. Все равно глотку рвать по утрам нечего. Мы хоть и приписаны к армии, но являемся кем-то вроде приглашенных специалистов, и армейский устав касается нас постольку-поскольку. В том числе и обязательные построения. Нам вполне разрешается в них не участвовать. Так я, по крайней мере, в книжке про обычаи Светлых земель читал. Хотя кто их сейчас знает? Может, все уже давно поменялось…

Но если нет, то, по всей видимости, старички решили поиздеваться над молодыми магами. Тем более что мнение о нас здесь сложилось не самое хорошее. Но это дело поправимое. Пару раз докажем, что к нам лучше не соваться, и отстанут. Надеюсь.

На плацу действительно начиналось построение. Чуть поодаль стоял горнист, недоуменно рассматривая свою дудку. Создавалось впечатление, что медную трубу какой-то великан взял и завязал в узел. За моей спиной ехидно хмыкнул эльф. Кажется, он догадался, кто был «автором» этого узелка.

Здесь же, чуть в стороне, торчали два наших соседа по карете. Сейчас они напоминали скорее некачественно сделанных зомби, а не людей. Синюшные, помятые, глаза красные, покачиваются… ну чисто поднятые! Завидев нас, парни удивленно стали лупать глазами. Затем один из них (с которым я был вообще не знаком) все же направился в нашу сторону.

— Вы что здесь делаете? — удивленно спросил он, стараясь дышать в сторону.

Это он молодец, это он правильно. От крутого запаха перегара мне становилось плохо.

— На службу поступили, — спокойно ответил Рин, демонстрируя простой металлический значок местного войска.

Их нам вчера тоже выдал хозяйственник.

— С каких это пор в боевые маги берут первокурсников?! — возмутился второй, тот, кто выдурил у нас деньги.

— С тех, когда эти первокурсники побеждают на соревнованиях, — спокойно ответил я.

— Твою ма… — только и успел сказать старшекурсник (Нет, надо же, какой он некультурный! Я вон вообще не ругаюсь! Так только… Разговариваю. На старотемном. Иногда), как его голос перекрыл командный рев:

— Стройся!!!

Мы аккуратно пристроились радом с замершими по стойке «смирно» солдатами. Конкретной задачи нам пока не ставили и к конкретной воинской единице не привязывали. Так что мы могли позволить себе стоять так, как хочется. Похмельных магов решительно затолкали назад. Пусть с ними Элиа разберется. Рассольчиком угостит или пивом. Что найдется.

Местный командующий, генерал Светлых войск Айнар эн'Риони, прошелся вдоль строя, с удивлением посмотрел на нас. Видимо, маги все же не участвуют в построениях. Затем развернулся и зашагал в центр плаца. Кажется, сейчас будет пламенная речь…

Вместо этого Айнар эн'Риони представил нас всем солдатам как новых боевых магов. После чего закрепил за нашей пятеркой стены с первой по пятую (надо бы не забыть выяснить, где именно расположены эти стены и как их считать) и приписал к одному из двух полков, расквартированных в городе. Именно полковник Миpaг эн'Ниур с этого момента являлся нашим официальным командиром.

Официальным — потому что, как я уже говорил, маги издавна не подчинялись никому полностью. Был один раз такой случай, после которого Светлые земли только чудом не стали филиалом Стальной пустыни. С тех пор маги имеют двойное подчинение, если не тройное. В первую очередь они подотчетны Ковену, Совету или как там называется местное общество магов. Затем идет государь или иной правитель земель. А уж совсем потом — начальник воинского подразделения.

Честно говоря, я удивляюсь, как при такой системе подчинения здешние колдуны не свергли правительство во всех этих карликовых государствах и сами не захватили власть. Хотя, с другой стороны, нам же сейчас проще… Попробовали бы ввести такую систему у папочки…

Да, с одной стороны, подобная структура чрезвычайно затрудняет командование. Потому магов, как я понимаю, здесь не очень жалуют. Знают, что с ними легче, что они очень нужные товарищи, но не шибко любят. А как тут любить, если знаешь, что любой твой приказ маг может запросто проигнорировать, ссылаясь на какие-то другие интересы. Причем еще неизвестно, на самом ли деле эти интересы важны, или твой рабочий колдун давно переметнулся на сторону врага.

Так что полковник нам не очень обрадовался. Во взгляде его явственно читалось, что, мол, повесили на его голову пятерых недоумков. Трое из них вообще сопляки, как самый последний новобранец. Так что носись с ними, защищай…

— Диран, — спокойно представился я, сопроводив это официальным поклоном.

Полного имени полковнику знать не нужно, а то его удар хватит.

У нас все совсем не так. Все маги входят в Ковен, который возглавляет лично император. Маг, не являющийся членом этого объединения, не имеет права практиковать и зарабатывать при помощи своего дара. Нет, для своих нужд он вполне может пользоваться магией, но и только. Хорошо в Темной империи. Не то что здесь, у этих…

— Эльсирин, — последовал моему примеру кузен.

— Элиа… — Девушка выглядывала из-за наших спин, не стараясь, впрочем, вылезти вперед.

— Ар и дан. — На парней уже можно было смотреть без содрогания.

Видимо, темная постаралась на славу, так как от похмелья не осталось и следа. Только вот маги все не могли понять, почему мы не открываем имена полностью. Но нарушать традицию не стали.

— Тирреас, — представился последний из нашей пятерки.

При этом он как-то странно поглядывал на Элиа. Так, кажется, придется присматривать еще и за этим. Видимо, наша волшебница не оставила парня равнодушным.

— Полковник Мираг эн'Ниур, — в ответ кивнул воин.

На миг прищурился, размышляя, стоит ли говорить гадости вновь прибывшим, или так поверить, что мы хоть на что-то способны… И промолчал.

— Кстати, полковник, — осторожно поинтересовался я. Осторожно, потому как кто этих светлых знает, сейчас как передумает, кинется, ногами бить начнет… Доказывай потом, что ты не первый начал и что этот самый господин полковник всегда был такой аккуратной кучкой пепла. — Мы можем посмотреть наше новое место работы? Какие именно стены закреплены за нами? Заодно расскажите нам, чем они отличаются и какие есть у них достоинства и недостатки.

Бедный военный поперхнулся воздухом. Кажется, подобной прыти от нас он не ожидал. Но какое-то внутреннее чувство подсказывало мне, что времени не так уж много, чтобы тратить его на выяснение отношений и прочую подобную ерунду. В мире есть много вещей, которые нам не нравятся, — так что теперь, не жить вообще?

Впрочем, наше официальное начальство довольно быстро взяло себя в руки, выделило нам провожатого (кого-то из офицеров) и вернулось к своему подразделению. Кстати, утренний «будильник» тоже служил под командованием нашего полковника. Ему же хуже.

Прикомандированный к нам лейтенант оказался довольно общительным. Звали его Нишем, и был он квартероном. Правда, я не уточнил, четверть какой именно крови текла в его жилах. А по виду — человек как человек. Парень охотно делился армейскими байками, давал довольно точные и меткие характеристики своим сослуживцам и при этом успевал подмигивать Элиа. Бедная девушка от такого количества внимания едва не влипла в бок эльфа. И Тирреас не упускал момента то подать ей руку, то еще как-то выразить свое расположение. М-да… чую, наша служба будет довольно веселой.

Так вот, непосредственно об обязанностях. Нашей территорией теперь являлись пять стен, начиная от Первой башни. Ею была северо-восточная надвратная. В городе было три надвратных башни. Иногда их называли Бедняцкой, Торговой и Дворянской, по наименованию расположенных рядом кварталов. Честно говоря, я удивился, увидев столько официальных входов да выходов из города. И везде ворота такие огромные, мол, заходи кто хочешь, бери что нравится. Оказалось, Миллинг вырос как раз на месте слияния Эглорского тракта да Тиинекой дороги. В официальных бумагах эти самые входы да башни именовались Первой, Седьмой и Пятой.

Участок нам достался довольно тяжелый. Сразу две надвратные башни. Чую, что лезть тут будут немилосердно. Хоть город и окружал ров с проточной водой (сюда отвели протекавшую рядом реку), но, допустим, воинов отца это вряд ли бы остановило. Заклинание заморозки, каменные големы или просто банальные фашины — и это уже не препятствие. Да и для дальнобойной стенобитной артиллерии ров тоже так… никак, в общем. Засыплет его обломками стен.

В первый момент, увидев этот самый ров, я невольно представил, что река, текущая вокруг города, — это единственный источник воды и в случае осады… Достаточно притравить реку — и все! Бери Миллинг голыми руками. К счастью, выяснилось, что на отсутствие колодцев да подземных вод город не жаловался. Что, кстати, еще один плюс — можно не опасаться подкопов.

Но вернемся к нашим лейнам. Начиная от Первой башни и двигаясь посолонь, мы отсчитали пять стен. Там, где стену разделяла надвратная башня, получался короткий отрезок. Вроде бы кажется, что именно сюда можно поставить мага послабее, но первая же попытка спланировать штурм сломает все планы. Если командующий вражеской армией хоть чуть-чуть разбирается в теории штурмов и осад — лезть будут именно возле ворот. Здесь и берег укрепленный, и стена с проемом. Есть шанс сломать раньше. Да и в ворота потом можно своих запустить…

Эх, и почему у них почти нет данных разведки? Все, что известно, — примерное направление, откуда ждать врагов. Все остальное — тайна, покрытая мраком. Самое смешное, что вражеские-то лазутчики были. Как минимум трое. Двое ушли, одного поймали. Допросить, правда, как я слышал, не успели. Едва его взяли в кольцо солдат — проводить то ли в тюрьму, то ли сразу на допрос, — вражеский шпион странно вздрогнул всем телом и… рассыпался прахом. Весьма оригинальная система магии, весьма…

Сам город напоминал почти правильный семиугольник, одна из вершин которого смотрела строго на юг. Каждая из башен была защищена. А если еще к этому добавить имеющиеся катапульты и не забыть упомянуть сложную систему бойниц, позволяющую полностью держать башню и стены под наблюдением (ну и обстрелом), то становится понятно, что здесь можно жить.

Стены решили поделить следующим образом. Первая достается Рину. С другой стороны будет стоять человеческий боевой маг, надеюсь, они справятся. Если что, придется бежать и помогать. Надо будет там где-нибудь навесить портальный амулет. Чтобы не носиться по стенам. Вторую занимает Элиа. И к кузену поближе, и нападение оттуда маловероятно.

Более низкий берег реки в этом месте больше напоминал болото, нежели земную твердь. Тяжелые осадные машины в этом месте точно не пройдут, завязнут. Даже если с помощью магии подсушить землю, ничего не выйдет. Река слишком близко. Да и пехота, особенно тяжелая, тоже не пойдет. Пока эти «черепахи» догребут до стен, их просто расстреляют.

На третью попросился Тирреас. Так, с этим товарищем все ясно. Правда, нужно будет еще проверить их подготовку на предмет магии. Нет, какие же идиоты устраивали это испытание. Для обороны города, пусть и магической, требуются немного другие навыки. Боевые маги хороши в индивидуальной схватке. Ну или когда надо уничтожить живую силу противника. В обороне нужны несколько иные приемы и методы. Сюда бы щитовиков надо. Ну да ладно, чего уж жалеть. Надо работать с тем, что есть. Тем более что сам я тоже далеко не защитник. Вот если атаковать, это да…

Четвертую, подле Дворянской башни, отдали мне.

Разницы, как становиться, практически нет, так не все равно ли? Ну а пятая, понятное дело, досталась Аридану. Теперь бы еще немного потренироваться, и было бы вообще замечательно.

Неожиданно я услышал слабый отклик магии. Присев, немного поводил рукой над кладкой (по всей видимости, стены строили гномы), я уловил слабое заклинание на крепость и непробиваемость. Кажется, его не подпитывали со времен постройки. Надо будет провести ритуал подпитки, в нашем случае ничего лишним не будет. А подгорный народ кое в чем намного превосходит светлых магов. Например, в постройке заговоренных стен.

Во время распределения стен Ниш стоял тихо и мирно, а не фонтанировал, как прежде. Правда, его неожиданно цепкий взгляд меня несколько нервировал. Заметил я это всего пару раз, но и того вполне хватило*, чтобы насторожиться. Интересно, в этом городе просто нормальные люди имеются?!

После обхода практически у всех болели ноги. Казалось бы, на плане города путь выглядел не таким уж и длинным, но в реальности все было несколько иначе. План, он на то и план, чтобы передавать схематическое изображение. Так что ходили мы до самого обеда. И без завтрака! Так что под конец прогулки на меня смотрели более чем недружелюбно.

Но ведь можно ж наверстать упущенное!


…Девица, носившая на пальце перстень Хранителя, оказалась ни много ни мало принцессой. Конечно, с «удачливостью» Кея только этого и можно было ожидать! Сбежать из одного дворца, и то для того, чтобы попасть в другой. Да и сразу, что там мелочиться, предать…

Впрочем, саму госпожу Ренину эл д'Ар подробности жизни невесть как забредшего в королевский дворец оборотня интересовали мало. Сейчас ей намного важнее было другое: выяснить, что произошло. Воспоминания, четкие и последовательные, внезапно растворялись, подобно туманной пелене, и девушка, пожалуй, не могла бы даже сказать, что произошло с ней вчера. Хотя, например, последнюю встречу с Теренсом она помнила великолепно. А вот что было после нее? Что? Кажется, зашла в комнату отца. Кажется, радостно кинулась ему на шею.

Вся проблема заключалась в слове «кажется». Было ли так на сам&м деле? Или это все сон? Мираж? Как, например, ускользающее из памяти появление призрачной фигуры, горестный возглас: «Рени, это я!» Ну не могла же она в самом деле дернуть плечом и поведать ему, что в первый раз его видит?! Не могла!

А раз так, надо поговорить с отцом. Поговорить об очень многом. И пусть этот странный юноша, после встречи с которым вдруг пропал туман, окутывающий сознание, будет свидетелем их разговора. Ведь в его присутствии отец не посмеет…

А что не посмеет-то?

В любом случае, ответы на все эти вопросы принцесса так и не нашла. Но в том, что сумеет получить их после общения с императором Благоземья, не сомневалась. Равно как и в том, что юноша, чьего имени Ренина пока не удосужилась узнать, покорно пойдет за ней следом.

Честно говоря, Кею было абсолютно безразлично, с какого перепугу ее высочество вдруг воспылала страстной мечтою пообщаться с папенькой. Может, девушке просто скучно было, поболтать решила. А может, любимая кошка сбежала, и она захотела поплакаться батюшке в жилетку. А что касается необходимости Кею присутствовать при этой беседе, то… Да мало ли у кого какие тараканы в голове?

Увы, но правитель Благоземья был в этот момент занят какими-то важными делами, а потому в кабинете его не оказалось. Ренина окинула равнодушным взглядом комнату и опустилась в свободное кресло. Взгляд же оборотня прикипел к огромной висящей на стене карте. Слишком уж подробно там было отмечено размещение в Аларии замков да крепостей. Впрочем, высказывать свои мысли многоликий не стал. Смысл?

Свеча, отмерявшая время, прогорела на пару делений. Кей дико заскучал. Одно дело, когда ты знаешь, ради чего длится твое ожидание, и совсем другое, когда нет. Вот только развернуться и выйти из кабинета оборотень просто не мог — воспитание не позволяло. Юноша нервно прошелся взад-вперед… И вдруг его взгляд упал на скомканные бумаги, небрежно валявшиеся на столе. Такой знакомый почерк…

Кей подхватил один из листков и, не обращая внимания на встревоженный вскрик: «Ты что себе позволяешь?!», расправил бумагу. Уже читанные ранее строчки запрыгали перед глазами. «Сударыня, ваша неземная красота… Зная, что вы замужем… Увы, но и я связан узами брака… Впрочем, это ведь сущий пустяк… Лишь обратите на меня свой благосклонный взор…» Кое-где почерк сбивался, и ровные острые руны становились более округлыми. Видно, тому, кто создавал письмо, это не нравилось, он брал следующий лист, и вновь повторялись строчки… «Сударыня, поверьте, ваше согласие лишь поможет вашему мужу… Ваше молчание лишь мешает ему…»

Мир закружился перед глазами…


ГЛАВА 2 Бить или не бить. Вот в чем вопрос… | Что выросло, то выросло | ГЛАВА 4 Я встретил вас…