home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 9

Идет война за наши души…

Фейла оказалась не столь надежна, как казалось с первого взгляда. Да, фактически сейчас Объединенное светлое войско йолностью преграждало дорогу врагам. Да, поле подле Фейлы позволяло занять удобное положение благодаря естественным укреплениям, но в целом… В целом было понятно, что обе армии попросту застряли. Светлые ждали активных действий со стороны врага, а армия Благоземья — приказов императора. Тот же словно забыл о своих воинах. Никаких указаний не поступало очень долгое время. И что тут делать? Атаковать просто так? Смести врага с лица земли? А если не получится? Тем более что в центре поля находится Хримтурсова высота. Не получится взять ее сразу — и можно считать, что битва проиграна. А если это произойдет, лучше погибнуть на поле боя, чем выжить. Император ошибок не прощает.

Единственным вариантом действий было — взять с наскока одинокий редут, выходящий далеко за линию обороны Светлых войск. Тогда левый фланг окажется открытым. Но приказа атаковать все не поступало… Оставалось ждать.

Меж тем светлые и сами прекрасно знали свои слабые места. За редутом начали возводиться земляные укрепления — флеши.

И вот, когда тар-керранг Галлит был готов проклясть всех и вся, начиная от этой кхешховой войны и заканчивая адептами Крови, наконец пришло сообщение от императора — атаку можно было начинать. Начинать, когда враги успели укрепиться, возвести флеши и подготовиться к битве.

Первый удар нанесли адепты Крови — благо заклинаний за время войны накопилось достаточно. Над полем пронеслась, сметая все на своем пути, выжигая траву и заставляя разбегаться мелких ящериц, «Огненная Волна». Она уже почти достигла редутов и флешей, когда из-под земли ударили струи воды. Стихийные маги Светлых земель старались вовсю: до воинов дотянулись лишь отдельные, быстро гаснущие язычки пламени.

Впрочем, если местные надеялись, что на этом все закончится, они жестоко просчитались: тар-керранг Галлит давно ждал этого сражения, а потому не собирался так быстро завершать битву. Победа или смерть — так потребовал император. А значит, так и будет.

Удар пехотного корпуса Майхалиса был молниеносным и действенным. Всего несколько минут — и войска оказались в Фейле и уже оттуда смогли атаковать в спину правый фланг армии Ниравиэне.

Одновременно началось наступление на флеши. Атака шла за атакой. Первая волна, вторая, третья. Одна за другой погибли три светлые дивизии: генералов Маайша, Сермиа и Далиана. Казалось, все будет кончено… И лишь удар Мастеров Меча Дубравы отбил последнюю, самую яростную атаку.

Битва длилась долго. Несколько раз казалось, что ее исход предрешен. Удача склонялась то на сторону войск Благоземья, то на сторону светлых. В какой-то миг кавалерия тар-йена ил д'Акера почти разделила светлую армию на две половины, казалось, еще чуть-чуть… Лишь действия генерала Мирфина остановили врага. Тар-йен ил д'Акер был взят в плен.

Близился вечер. Светлыми войсками было отбито уже с десяток атак, попытки обойти флеши с флангов оказались безуспешными. Адепты Крови раз за разом били по врагу использованными ими ранее заклятьями. Приходилось экономить. Пять-шесть ударов — это самое большее, что могли себе позволить верные слуги императора, поэтому нужно было выбирать, каким именно заклинанием воспользоваться.

Последний штурм закончился, когда солнце скрылось за горизонтом. Дивизии ил д'Марфи, ил д'Кронэ и ил д'Элинга попытались взять Хримтурсову высоту, но все попытки выбить оттуда врагов оказались безрезультатными. Активные действия были прекращены.

Битва закончилась, не принеся ожидаемой победы. Фейла была взята войском Благоземья, также захвачена часть флешей, но какой же ценой?!

Погибло более шестидесяти тысяч воинов — это более шестидесяти тысяч верных слуг императора, а вражеская армия так и не была разгромлена. Да, ее потрепали, но не победили.

Войска светлых отступили к Сарминои — столице Баркинии. Тар-керрангу Галлиту оставалось лишь следовать за ними.

Впрочем, отступление длилось не так уж долго. Уже на следующий день тар-керрангу был дан новый бой. Короткий, кровопролитный, он уменьшил армию Благоземья еще на пару дивизий. Галлит был готов проклясть все и всех: кхиноровы адепты словно забыли о своих обязанностях. Со стороны врагов заклятья шли одни за другими, а кровники не отвечали ничем!

К счастью, эта битва закончилась так же внезапно, как и началась. Тар-керранг и понять ничего не успел, как враги снова начали отступать.


…В штабе светлых шел очередной спор.

— А я говорю, если мы уж начали отступать, то нужно продолжать двигаться к Сарминои и удерживать ее столько, сколько сможем!

Чуть слышно шуршал песок в часах — кто-то перевернул их в самом начале совещания, и сейчас этот назойливый звук уже раздражал всех. Впрочем, положить, например, часы набок никто так и не отважился: какое удовольствие ощутить на себе гнев богини времени Алларуты?

— Правильно! Уйдем в сторону, и город будет открыт! Столица падет! Вы это понимаете?

— А еще лучше — дать новый бой! Мы уже начали их уничтожать! Еще чуть-чуть, и враг будет повержен! Вы это понимаете?!

Герцог Ниравиэне только прищурился:

— Я понимаю, что мое предложение звучит кощунственно. Но кто-нибудь из вас, господа, может дать гарантию, что мы победим?

В палатке повисло молчание. А в следующий миг узкая ладонь решительно перевернула колбу с песком набок со словами:

— Гарантии, что победим в этой битве, нет. Впрочем, как нет и уверенности, что проиграем, если изменим направление. Но просто менять курс нет смысла: армия двинется за нами. Я предлагаю отправить небольшой отряд прежней дорогой, а самим двинуться чуть западнее. Оборона Сарминои ничего не даст, а ее взятие не будет означать поражения всех Светлых земель. В то же время, остановившись, например, здесь, мы сможем накопить силы и ударить по врагу… — тонкий палец замер на карте, расстеленной на столе.

На внезапно заговорившем князе Дубравы тут же скрестились все взоры.

Первым отважился вступить в дискуссию король Тиилансы:

— А кто помешает им накопить силы в Сарминои, чтобы ударить по нашим войскам?

Эльф только пожал плечами:

— Тактику выжженной земли никто никогда не отменял.

Пожалуй, именно это и решило все.

Через два дня армия Благоземья вошла в пустынный Сарминои. Город словно вымер. Уехали практически все. Остались лишь больные, раненые… Да еще те, кто уйти не имел права.

И уже к вечеру столица Баркинии запылала со всех сторон. Поджигателей искали, уничтожали, но увы… Ключей от города тар-керранг Галлит так и не получил.

Еще через два дня Сарминои пришлось покинуть.


Если в Темной империи существовал Свободный Поиск, то в Светлых землях все называлось намного проще — партизанская война. Причем в войне этой участвовали как местные жители, так и армейские отряды, по той или иной причине отбившиеся либо добровольно отделившиеся от основного войска.

Предводителем одного из таких отрядов и был Керим бер Турриа. Выходец из Риаты, небольшой деревушки, затерявшейся в Марийтских лесах, он служил в армии уже больше тридцати лет и к моменту начала войны с Благоземьем был майором.

В волосах цвета медвежьей шкуры уже давно поселилась первая седина, но господин бер Турриа был по-юношески боек и упорен. Он стал одним из первых, кто предложил испробовать тактику партизанской войны. Предложил и, получив согласие, ушел вместе со своим отрядом в Марийтские леса. Зная эти земли как свои пять пальцев, бер Турриа раз за разом наносил удары по разрозненным отрядам армии Благоземья. Казалось, сами деревья подсказывали ему, что делать, куда вести своих, когда притаиться средь высоких чейнов, росших по берегу реки, когда выйти на поляну, готовясь к новой атаке. Так казалось. А может, так и было?

На этот раз отряд Керина вышел к самой Риате. Там как раз остановился небольшой вражеский полк, а коли так…

Через несколько часов после того, как партизаны бер Турриа заняли подходящие позиции, наблюдая за молчаливой деревушкой, от небольших покосившихся домов отделилась худощавая фигура.

Смуглый мужчина с волосами цвета соли с перцем осторожно обогнул обручальный камень, отделяющий село от леса, шагнул под своды деревьев, принюхался к чему-то и едва слышно позвал:

— Керин?

По поляне пронесся пораженный шепоток: майор лично проследил за тем, чтобы никого не было видно, а вот сейчас какой-то селянин… Впрочем, самого бер Турриа это не удивило. Мужчина спрыгнул с ветки на землю, шагнул вперед, протянул руку:

— Приветствую, Вайн.

— Зря ты вышел. Если тебя заметят эти…

— Не заметят, — ухмыльнулся военный. — Я договорился с духами.

Житель Риаты только фыркнул:

— Я сотню раз тебе говорил: духов не существует. — Правда, уверенности в том, что он говорит правду, в голосе не было.

— Ага-ага, — закивал бер Турриа, — не существует. И многоликих тоже.

— Да откуда ж им взяться? Особенно здесь? — Вайн хохотнул, пожимая руку. — Рад видеть тебя, брат. Хотя и при таких обстоятельствах.

— Взаимно… Ладно, займемся делом. Давай отойдем подальше и расскажешь, что здесь у вас творится.

Уже через несколько минут Вайн чертил палкой на земле примерную карту Риаты.

— Смотри. Воины разместились во всех дворах. Больше всего у Фирана, Рима и Корена. В нашем доме расположились двое. У Кариты еще чет…

— У Кариты?! Они знают, что она…

— Целительница? Издеваешься? Ты еще заяви, что мы рассказали, кто такая Аниса…

— Ну что ж, тогда действуем так…

Поздно ночью, когда луна застряла среди ветвей деревьев, тишину летней ночи разрезал оглушительный волчий вой. Но раздался он не из леса, а из одного из домов…

А через несколько минут все смешалось. В комнату, где спал тар-кариош ил д'Арист, ворвалась, выбив мощным телом дверь, пантера. Стая волков невесть как проникла на сеновал, где ночевали солдаты. Разноцветная росомаха неторопливо загнала в дальний угол побелевшего от страха полкового лекаря. Вставший на дыбы медведь одним ударом лапы выбил из рук адепта Крови ритуальный нож… А все местные жители куда-то пропали…

То, что не доделали дикие звери, завершили ворвавшиеся в деревню партизаны. Полк тар-кариоша ил д'Ариста прекратил свое существование.


— Завтра снова в бой? — Вайн неторопливо отхлебнул из кружки крепкого травяного настоя.

Керин хмыкнул, катая в ладонях глиняный стакан:

— Разумеется. Как всегда говорила мама: «Нам не привыкать сражаться…»

— Боюсь только, никто этого не оценит, — чуть слышно пробормотал его брат. — Многоликие до сих пор не в чести в Светлых землях.

— И что с того? Я, конечно, не получил этого дара, но даже если бы он у меня был — ничего не стал бы изменять.

— Возможно, ты прав…

Луна горела на небосклоне, ветер гнал лохмотья облаков, а разговор в стоящем на самом отшибе деревни домике все никак не кончался.


…Расстеленная на столе карта давно обтрепалась по краям. В левом верхнем углу проступило застарелое винное пятно. Кто-то не доел яблоко, и сейчас огрызок горделиво возвышался в центре — как раз на набросанном умелой рукой картографа Соэлене.

Вангар эн'Грай недовольно скривился и смахнул на пол остатки плода. По карте растеклось темное пятно от медленно подсыхающего сока.

Герцог Ниравиэнэ решительно мерил шагами пол кабинета. В голове кружилась одна и та ж мысль: «Что дальше?!»

Благодаря совместным усилиям Светлых войск врага удалось отогнать с земель герцогства. Риона это, конечно, радовало, а вот остальных правителей, на чьих территориях началась война, не очень.

Впрочем, с таким же успехом можно сказать, что еще несколько дней назад, когда под угрозой нападения был Соэлен, подобные чувства испытывала большая часть правителей Светлых земель.

— Итак, ближайшие несколько дней столица может спать спокойно, — голос Вангара заставил Риона вздрогнуть.

Герцог только хмыкнул:

— А потом войска в очередной раз сделают новый маневр, и Соэлен постигнет судьба Сарминои.

— Не обязательно…

— У тебя есть варианты?

— Есть, — ответил воин. — Но боюсь, тебе не понравится то, что нужно делать.

— А ты предложи, вдруг все-таки соглашусь?

— Значит, слушай…

Дослушав брата, герцог выскочил из кабинета, с шумом захлопнув дверь. Прошел по коридору и остановился, сверля взглядом стену.

Разумеется, как и предполагалось, идея Вангара Риону не понравилась. А кому, скажите^ пришлось бы по душе решение выделить половину армии для соединения с основными Светлыми войсками? Другая половина должна была остаться в Соэлене на случай, если бы маневры все-таки состоялись и столица вновь оказалась под угрозой.

Пусть идея не понравилась, но от этого она не становилась более глупой. Как ни крути, а старший брат был прав: если сейчас помочь объединенной армии, она в дальнейшем в случае опасности придет на выручку тебе.

Впрочем, была и еще одна причина, по которой герцог эн'Грай согласился с доводами брата. И сейчас эта «причина» появилась словно из-под земли. Вышагнула на середину коридора и остановилась перед Рионом, смущенно ковыряя длинным фиолетовым ногтем стену. Уже даже дырку умудрилась проковырять.

В зеленых волосах клирички скромненько притулилась небольшая розочка, а глаза были обильно подведены углем. Некогда серый балахон сейчас был щедро раскрашен во все цвета радуги.

Мужчина нервно икнул и осторожно поинтересовался:

— Чем обязан?

Честно говоря, выяснять, почему Амата оказалась подле двери его кабинета, герцогу совершенно не хотелось: вариант мог быть только один, и за прошедшее время он не то что надоел — опротивел.

— Я тут… Это самое… — осторожно начала девица, сверля взглядом пол, — подумала…

Честно говоря, Риону очень хотелось поинтересоваться, не ослышался ли он, и действительно ли клиричка умеет думать. Сдержался герцог только чудом.

— Я вас слушаю.

— Я тут… Ну…

Герцог попросту не мог понять, что происходит. Пришедшая вместе с братом и его женой клиричка никогда не была столь скромна и стеснительна. Может быть, не она несколько дней назад караулила под окном спальни Риона, когда же он наконец выглянет в окошко? Или кто другой сотворил из огня крошечного пегасика, наизусть повторяющего стихи знаменитого барда Э'Лионора, и заставил странного зверька неустанно следовать за герцогом. Через два часа Риону это надоело, он вызвал мага, каковой и развеял чудное создание к маргуловой бабушке. А может, это засланные враги нарисовали на стене тронного зала огромное сердце со всеми артериями, венами и клапанами и подписали: «Риончик, золотце, я тебя лю…»? Почему автор сего шедевра не закончил фразу, так и осталось неизвестно. Может, его стражники спугнули?

— Что? — не выдержал эн'Грай.

— Тайма обмолвилась, что мы скоро из Соэлена уедем. Вы против не будете?! — наконец выпалила девушка, чудом подобрав слова.

Рион так и замер. Против? С чего бы это? Наоборот, радоваться должен. Правда, сердце отчего-то сбилось с такта, замерло… Да это, наверное, действительно, от счастья.

Мужчина только плечами пожал:

— Да нет, ваше право. Если что в дорогу понадобится, скажите, все будет. Впрочем, я думаю, Вангар ведь с войском отправится, проблем с продовольствием или еще с чем не будет.

По фиолетовым ногтям клирички скользнула крошечная багровая шаровая молния. Девушка прищурилась, дернула плечиком и, неожиданно резко процедив:

— Я поняла! — развернулась и направилась прочь.

Лишь балахон взметнулся куполом, приоткрыв на миг изящные щиколотки.

А герцог так и остался стоять, провожая ее отсутствующим взором. Что-то во всем произошедшем было не так. Но вот что? Не догонять же ее в самом деле, чтобы выяснить, что да как.

Ладно, завтра она уедет из столицы, и тогда все встанет на свои места. Настолько, насколько это возможно во время войны.

Перестанут стучаться по утрам в окно раскрашенные в алые тона голуби, принесшие любовное письмо на ста листах. Прекратят расцветать в дворцовом саду серо-синие лилии с белоснежными сердечками на лепестках. Соловьи по ночам не будут выводить протяжные трели, похожие на заковыристые фразы на старотемном, — то ли ругательства, то ли признания в любви. Все вернется на свои места. Все станет обыденно, просто… И скучно.


…За прошедшие дни тар-керранг Шариф ил д'Аву проклял всех и вся. С десяток небольших вражеских атак изрядно потрепали армию Благоземья. Конечно, все они были успешно отбиты — да восславятся сила и могущество императора и слуг его, адептов! — но осадок неприятный оставался.

Самое ужасное произошло вчера. Вначале лазутчики доложили о том, что в ближайшее время они встретят идущую навстречу вражескую армию. И ладно бы рассказали, что и как, так нет, эти… эти, мягко говоря, не совсем хорошие люди так и не удосужились разведать, что же ждет впереди, какова панорама. Впрочем, Шариф и сам виноват. Купившись на обещания адептов, что все закончится благополучно, он не придумал ничего лучше, как поспешить вперед и…

Дорога, по которой предстояло пройти армии Благоземья, расположилась в узком проходе, между гористой местностью и небольшим озером, носившим, как впоследствии выяснилось, название Тагарозское. Это вызывало нехорошие ассоциации — поговаривали, что именно при Тагарозе Первом Благоземье ушло из Аларии, — но тар-керранг ил д'Аву начхал на голос благоразумия. В конце концов, у солдат так давно не было настоящих боев, а эти странные ночные нападения совершенно не поднимали боевой дух воинов. Да еще и эти адепты — пусть небо их по темечку погладит, да посильнее! — наобещали с три короба…

Короче, Шариф направил войско вперед, совершенно не проверив, что же ждет впереди.

И надо ж было такому случиться, что на узком дефиле, по которому предстояло пройти, дабы встретиться с врагами, была лишь пара расширений — там, где к проходу примыкали небольшие речные долины. И разумеется, об этих неожиданностях шпионы ничего не сообщили. О том, что именно там войско тар-керранга поджидала засада, и говорить нечего…

Солнце еще не взошло, склоны гор окутывал все еще плотный утренний туман. Чтобы было удобнее идти, тар-керранг велел удвоить колонну, дабы продвигаться более широким фронтом. И в это время враги ударили одновременно во фланг и с тыла, а сверху на беззащитных солдат накатил огненный шквал.

Если бы врагами при нападении использовалась магия, то, вполне возможно, заклинания удалось бы повернуть вспять, уничтожив напавших, но над лощиной парил лишь одинокий черный дракон.

Адепты Крови несколько раз пытались сбить маргулову тварь, но та раз за разом уходила и от заклинаний, и от стрел. Даже заряд артбалисты не смог задеть огнедышащее чудовище. Пришлось переключиться надела более насущные — отбить войска, напиравшие с флангов и тыла.

Впрочем, на это можно было лишь надеяться. Очень быстро «непобедимых солдат Благоземья» охватила паника — и немудрено, за последнее время боевой дух войска пал ниже городских стоков. Тар-керранг, офицеры и адепты тщетно пытались сохранить хоть какой-то боевой порядок. Под вражескими ударами все смешалось: лучники и пехота, механики и маги… Битва длилась три часа, не больше, но за это время тар-керранг проклял все.

На его глазах гибла его армия, его люди. Тар-керранг не мог бы сказать, каким чудом он сумел выжить, бн и еще полсотни человек. Полсотни из двадцати тысяч пришедших на эти земли. Конечно, каждый знал, на что он идет, но… Боги, как больно сознавать, что ты ничего не в силах сделать.

Остатки некогда могучей армии Благоземья медленно отступали. Шли туда, где когда-то были открыты червоточины. К счастью, один адепт выжил, и уж он-то сможет приоткрыть проход обратно домой.

Конечно, император будет в гневе. Он считает, что лучше погибнуть, чем возвратиться с поражением… Но тар-керрангу сейчас уже было все равно. Кому суждено быть повешенным, тот не утонет. И раз боги написали в Книге Судеб, что ил д'Аву погибнет до конца этого года, так какая разница, где это произойдет, на землях проклятой всеми богами Аларии от рук врагов или в Благоземье, по приказу императора? Разницы нет уже никакой.

Единственное, что радовало, разбита была только его армия. Сведений о поражении других, высадившихся на этих землях (как в Светлой, так и в Темной частях материка), пока не поступало. А раз так, можно было надеяться, что беда постигла лишь войско Шарифа.

Тар-керранг не имел никакого понятия, что по его следам движется объединенное войско Ордена Предвечной Тьмы и представителей Свободного Поиска на землях Темной империи. Впрочем, если бы и знал, это ничего бы не изменило.

Особенно если к этому добавить, что несколько дней назад армия, высадившаяся на восточных берегах Аларии, была разбита в пух и прах. Император, в отличие от Шарифа, об этом уже знал. Надежда оставалась только на западное направление, но и та таяла просто на глазах. Пятый Маркийский корпус, еще недавно подававший хоть какие-то надежды, был вырезан буквально за ночь. И кем?! Маргул его знает кем… А ведь еще месяц назад…

Эх, да что там говорить? Война с Аларией была уже практически проиграна по всем фронтам. Впрочем, возможность набора нового войска, по примеру великих полководцев прошлого, пока никто не отменял, а раз так…

Надежда остается до последнего. Или умирает последней. Перед ней умирает надеющийся.


…За проведенное в Благоземье время Кей обследовал императорский замок вдоль и поперек. Впрочем, представить себе, что в Благоземье существовали места, куда не могла проникнуть черная пантера, обладающая человеческим разумом, трудно. А в те места, что все-таки были недоступны огромной кошке, мог легко попасть человек, обладающий звериными инстинктами.

Пару раз многоликий сталкивался в коридорах с Влариэлем. Вежливо раскланивался с эльфом, улыбался, обменивался ничего не значащими фразами… А самому хотелось придушить собеседника на месте.

Впрочем, какой смысл винить кого-то в своем падении? Сам виноват, сам и расхлебывай. Прежде чем бросать кому-либо в лицо обвинения, нужно хотя бы убедиться, что они обоснованы. А раз не удосужился… Сам и виноват. Что тут еще скажешь?

Еще несколько встреч состоялось с императором Благоземья.

Однако царственный хозяин дворца практически не общался с гостем. Получил необходимую информацию, и довольно. Пусть этот «предатель» радуется, что по замку свободно гуляет. Мог бы в подвалах на цепи сидеть, а сам спокойно везде ходит.

Как бы то ни было, на данный момент не исследованной Кеем оставалась лишь одна комната. Та, что с пентаграммой. Пока многоликий был в ней всего один раз — и то, когда там проводился несколько странный обряд. Суть его оборотень уловил, но хотелось бы разузнать поподробнее. Тем более, если с помощью этой пентаграммы можно было давать энергию войскам, так следует с ней что-то сделать.

Линии пентакля горели ровным лиловым светом. Изредка в центре появлялись полупрозрачные мужские и женские фигуры, тающие прямо на глазах. Они протягивали к замершему у входа оборотню руки, что-то шептали, но даже чуткий звериный слух не позволял понять, что они говорят.

Хотелось шагнуть вперед, коснуться призрачных ладоней…

Юноша мотнул головой, отгоняя наваждение, и лишь после этого заметил, что он уже практически стоит на искусно вычерченных линиях. Пора было что-то делать. В прошлый раз, когда в этой комнате проводился столь странный обряд, проникнуть сюда удалось с трудом: такого количества охраны Кей не видел даже возле храма Тирелены во время ее ежегодного явления народу.

Многоликий медленно, по кругу, обошел пентаграмму, чутко прислушиваясь ко всему происходящему — не хватало еще попасться здесь с поличным, вовек не отбрешешься.

Шаги были едва слышны. Комната освещалась лишь блеском линий пентакля. По стенам метались странные, искаженные тени. За окном тревожно закричала ночная птица, и оборотень вздрогнул, бросив испуганный взгляд на неплотно закрытую дверь. Нет, почудилось, нет там никого. И хвала всем богам за это.

Кей присел на корточки, осторожно провел ладонью по-над линиями пентаграммы. В кончики пальцев кольнули крохотные невидимые иголочки. Эх, если бы знаний хватило понять, как действует эта… эта… Оборотень тихо ругнулся, не в силах подобрать нужное слово. Честно говоря, ругаться хотелось намного сильнее и дольше. Хотя бы потому, что было понятно, что во всем происходящем виноват ты сам. А когда вся проблема в тебе… Виноватому даже в лицо не плюнешь. Разве что в зеркало посмотреться.

Звериный слух намного тоньше человеческого. Он позволяет не только понять, что кто-то приближается, но и догадаться, чьи шаги слышатся за твоей спиной.

— Что ты здесь делаешь? — голос Ренины чуть дрогнул.

А Кей даже не обернулся: — Не спится.

— Ага, — хмыкнула девушка, — и ты не придумал ничего лучше, как прийти сюда?

— Какая догадливость…

Судя по голосу, принцесса нахмурилась.

— А если я позову стражу?

На этот раз Кей помолчал чуть дольше.

— А твой отец знает, что ты здесь?

— Ему не надо этого знать!

— Как и страже, ты не находишь?

Молчание затянулось. Оборотень уже подумал, что он слегка перегнул палку, как за его спиною почувствовался слабый запах крови, а через мгновение в воздух взмыл крошечный световой шарик. Парень обернулся как раз в тот момент, когда принцесса, спрятав куда-то в одежду небольшой кинжал, прижала пальцем крошечную рану на ладони.

— У вас, что, вся магия на крови замешана?

— Ну и что с того? — скривилась девушка, стирая капельки крови с руки.

— Да нет, ничего… Просто… Странно. Так никакой крови не хватит.

Новая гримаса.

— Не обязательно тратить именно свою кровь. И папочка вовсю этим пользуется.

Парень задумчиво прищурился… А затем протянул руку:

— Дай-ка свой нож.

Ренина непонимающе уставилась на него:

— Тебе зачем?

— Там, откуда я родом, считается, что кровь… некоторых существ имеет очень интересные свойства…

— И что? — недоверчиво хмыкнула девушка. — Ты относишься к этим существам?

— Сразу и проверим.

О том, что кровь оборотня способна как-то повлиять на посвящение Властелина, Кей впервые услышал еще в детстве. Когда-то, когда был еще ребенком, верил в эту байку. Подрос, понял, что все это — не больше чем сказка. А недавно выяснилось, что любая сказка может оказаться былью. А насколько эта сказка-быль страшна, проверять не будем.

Тем более то, что многоликий собирался сделать сейчас, к Властелинам не имело никакого отношения.

Юноша взвесил в руке кинжал, переданный ему принцессой, и осторожно царапнул лезвием по запястью. Конечно, можно было воспользоваться собственными когтями, но оборотень решил не показывать свои способности. Во-первых, еще неизвестно, как эта пентаграмма отреагирует на проверку, а во-вторых, неясно, на чьей стороне принцесса. Нет, конечно, она не подчинилась отцу, не пролила кровь ребенка, но это еще ничего не значит.

Капля крови скатилась по коже, упала на линии пентаграммы…

Пляшущий над головой оборотня огонек на мгновение моргнул, заметался в разные стороны. Принцесса поморщилась — у нее внезапно закололо в висках.

А по линиям пентакля расползлось неопрятное черное пятно изъязвления в несколько дюймов длиной…

Конечно, это еще ничего не значило, но оборотень внезапно вздрогнул, с шумом втянул воздух ноздрями и, резко вскочив, вцепился в запястье Ренине.

— Уходим!

— Что?! — не поняла девушка.

— Сюда идут. Хочешь объясняться, что ты здесь делала?

Еще раз повторять не пришлось.

Ренина так и не поняла, по каким коридорам ее вывели из комнаты с пентаграммой. Несколько раз приходилось останавливаться, прятаться за тяжелыми бархатными шторами, пропуская спешащих слуг. Еще несколько раз мимо притаившихся в темных коридорах Ренины и Кея прошли мрачные стражники. А когда девушка уже почти успокоилась и поверила, что все закончилось, рядом с нею прошел — протяни руку и дотронешься — отец.

— Быстрее! Рядом с пентаклем кто-то есть! Пентаграмма повреждена!

Следом за Гэлермом скучающе шагал Влариэль. Несколько минут назад к нему в комнату постучались слуги, заявившие, что эльфа желает видеть император. А когда заспанный мужчина явился пред гневные очи будущего свекра, ему пришлось сперва выслушать лекцию на тему «всех возможных врагов мы уничтожим», а потом идти проверять, кто там может суетиться возле пентаграммы.

Когда император с сопровождающими скрылся за поворотом, Ренина было направилась в противоположную сторону, но Кей поймал ее за руку:

— Стой.

— Но…

— Стой, — настойчиво повторил оборотень и потянул девушку, прячась с нею в тенях. — Они сейчас вернутся.

И точно. Уже через несколько минут разъяренный император и соннвдй флегматичный эльф прошагали в обратную сторону. Гэлерм рвал и метал:

— В моем замке, в самом сердце Благоземья кто-то посмел…

В отличие от него Влариэль был спокоен и чуть печален. Он был уверен, что, не рассказывай ему император о том, как они легко и быстро поймают и уничтожат врага, и его действительно бы поймали и уничтожили…

Наконец они прошли мимо, шаги уже стихли, и лишь после этого Ренина решилась шепотом спросить:

— Теперь можно идти?

Многоликий кивнул, но мысли его были очень далеко…

Если с помощью этой пентаграммы направляется Энергия для помоши солдатам Благоземья… А одной капли крови оборотня хватило для того, чтобы пентакль был хоть и не сильно, но поврежден… Нужно только решиться.


…Тяжелая гномья дружина прорезала вражеское войско как раскаленный нож масло. Услышь кто-нибудь из Миринового хирда подобное сопоставление, и сравнившему пришлось бы очень туго. Сами жители Подгорных городов ценили лишь одно сравнение — с тяжелой секирой. Недаром же по самой популярной версии старинной легенды Цырлог пользуется именно топором, а не какими-то там ножичками.

Как бы то ни было, от Подземных городов до фронта Мириновый хирд добрался намного быстрее, чем Торм добирался до Подземных городов. К сожалению, к тому моменту, как гномы приблизились к основному театру боевых действий, армия Благоземья уже покинула Сорминои, но в этом были и положительные стороны.

Движущееся по дороге войско растянулось на многие мили. Голова давно покинула пределы Баркинии, а хвост только выползал из пылающей столицы.

И именно по тылам и ударил гномий хирд. Вооруженные до зубов подгорные жители попросту смели исхудавших солдат «победоносной армии Благоземья». В первый момент атакованные еще пытались сопротивляться: у кого-то из гномов оружие мгновенно покрылось ржавчиной, у кого-то носом пошла кровь…

Впрочем, единственного, невесть как задержавшегося в тылах адепта Крови уничтожили одним из первых, а потому дальнейшая битва шла не так уж и долго.

Всего несколько минут — и все было кончено. Мириновый хирд вновь оправдал свое название.

Теперь предстояло решить, что же делать дальше.

В любом случае вся ответственность лежала исключительно на Торме. Хирдман никогда бы не осмелился оспаривать его решения, а потому…

Уже через полчаса отборная гномья дружина маршировала по дороге, ведущей прочь из Сорминои. В конце концов, раз уж вышли из Подгорных городов, так не возвращаться же туда после одной-единственной битвы? Тем более что наверху война еще не закончилась, а раз так, можно еще в стольких сражениях поучаствовать!

Гномы и понятия не имели, что где-то далеко подобная дилемма стояла и перед Объединенным светлым войском: солдаты тар-керранга Галлита двигались в сторону Миллинга. Это было понятно всем и каждому.

А еще другое — врага пора атаковать. Но когда это делать? То ли сейчас, пока армия Благоземья в пути, то ли позже, когда до города останется всего ничего и оттуда, случись что, сможет подойти подкрепление. Ну и плюс партизаны помогут хорошенько потрепать армию чужаков во время перехода.

После непродолжительных споров было решено пропустить врагов до Миллинга и уже там…

Князь Дубравы считал, что это бессмысленная трата времени и сил, но в этот раз его никто не стал слушать. Выйдя из палатки, где проходило совещание, эльф тихо выругался. Даже идиоту понятно, что враги надеются закрепиться на Светлых землях, отдохнуть до весны и с новыми силами ударить по обороняющимся. Но ведь не объяснишь этого тем, кто тебя слушать не хочет!

Внезапно перед Мирителем как из-под земли возникла хрупкая фигура. Диниль ли'Алиристиаль на миг склонилась в поклоне, а затем чуть слышно поинтересовалась:

— Вы позволите кое-что вам показать, милорд?..

Задавать лишних вопросов князь не стал. Зачем, если сейчас все увидит своими глазами и поймет. Стражи не бросают слов на ветер.

Проведя правителя Дубравы практически по всему лагерю, девушка наконец остановилась перед одной из палаток и, откинув полог, скользнула внутрь, сделав приглашающий жест.

Внутри обнаружились двое. Аэлиниэль и ее супруг. И сейчас эта парочка занималась тщательным рассматриванием небольшого, удобно примостившегося на ладони у оборотня черного шара.

— И? — удивленно поинтересовался князь. Пока он не видел ничего интересного.

— Вы позволите? — Дина, похоже, до того как пришла к Миритилю, разговаривала с Аэлиниэль и Шамитом.

По крайней мере многоликий, не спрашивая, что подразумевает Страж, попросту протянул ей шар.

Девушка бережно, двумя руками, перехватила хрупкую сферу и осторожно протянула ее князю:

— Видите?

— Вижу, — не стал спорить мужчина. — Правда, не пойму, что в этом такого… особенного. Ну кроме отчетливого душка темной магии.

Шамит только вздохнул:

— Тот, кто его… изготовил, утверждал, что внутри находится страх. Очень сильный. И если его разбить, мало не покажется никому.

Зачем его сюда привела Дина, Мирит понял сразу:

— А… там конкретный страх? Именно боязнь чего-то определенного? Или страх вообще?

— Без понятия, — пожал плечами оборотень. А Аэлин на миг прищурилась:

— Но ведь это не принципиально? Магия, конечно, темная, но я думаю, если мне кто-нибудь поможет, можно будет сделать так, чтобы страх из шара, в случае если его разбить, не подействовал на наших солдат и был у каждого свой? Правильно, Дина?

Девушка на миг задумалась… А потом уверенно кивнула:

— Думаю, можно. Но нам в любом случае необходим хозяин заклинания. Уж больно запоры… странные.

Именно в эту минуту и была решена дальнейшая судьба «непобедимой армии Благоземья».


…Дождь над Миллингом начался еще с утра. Крупные капли выстукивали незатейливую дробь по мостовой, а я откровенно скучал.

Нет, честное слово, я тут скоро со скуки с ума сойду. До этого можно было хоть потренироваться, раз врагов пока нет и не предвидится, а с этим дождем… Единственное, что радовало, быстрого наступления армии Благоземья можно было не ожидать. По такой грязи к нам не скоро дойдут. Еще бы — целый день такой ливень…

Я уже даже все книги, какие только были, перечитал, перелистал и просмотрел.

— Делом бы лучше занялся, — мрачно хмыкнул у меня над ухом знакомый голос.

Честно говоря, за прошедшее время я начал привыкать к неожиданным появлениям и исчезновениям Дара, а потому даже оборачиваться не стал.

— Интересно каким? Легкий вздох:

— Скоро будет новая битва. Тренируйся.

Угу. Во время дождя. Или он мне предлагает здесь, в помещении, этим заняться? Запустить, например, пару-тройку «Поцелуев Царицы»? Комендант Миллинга будет просто счастлив.

Я наконец обернулся к деду. На этот раз он был совершенно непрозрачен. Так посмотришь — и от живого не отличишь. А кстати, какой он? Живой или не очень? Нет, понятно, что так он помер много лет назад, но сам факт… Да и появление его в Миллинге несколько сложновато отнести к обычному событию. И это еще мягко сказано.

Кстати, о появлении.

— Я все хотел спросить… — осторожно начал я. — Да?

— Вот то, как ты здесь появился…

Как назло, подходящие слова попросту не получалось подобрать, а дедушка словно издевался, не собираясь мне хоть как-то помочь, подсказать…

— Ну? Что «как я здесь появился»?

— Откуда ты вообще взялся?! — наконец выпалил я. — Ты же за Грань ушел!

— А ты этим недоволен?

— Конечно, мне тут и одному тесно, а двум Властелинам вообще не развернуться! — Ну да, не один он может язвить. — Я просто не пойму, — уже спокойно попытался объяснить я, — ты же ушел. И даже вроде как радовался тому, что у тебя это наконец получилось. А тут вдруг… Ты как здесь появился? И кто ты, призрак или нет? Я просто не пойму! Я не пойму даже того, видит ли тебя кто-то, кроме меня, или я один такой… одаренный. Нет, я согласен, ты сам сказал, что я тебя выдернул, но… Неправильно все как-то! Неправильно! Дед только хмыкнул:

— Малыш, ты столько вопросов задаешь! Вроде возраст «почемучки» давно прошел… Ты еще спроси, почему у тебя камень в короне неправильного цвета.

— А ты знаешь, почему?! — тут же уцепился за его слова я.

Дариэн закатил глаза:

— Ох… Считай это наградой за битву с демонами. И вообще не нервничай ты так… Видений у тебя нет, Властелины расстройством психики не страдают. И происходящее совсем не плод больного воображения. Просто… Ты, когда обращался к изначальной силе, позвал слишком громко, ну и потянул хорошо… Вот мне и разрешили некоторое время побыть здесь. Полюбоваться, так сказать. Как только эта война закончится, я сразу уйду.

— Эта?! — я зацепился за слово. Новый грустный смешок:

— Сложно назвать поколение, при жизни которого не произошло бы ни одной войны.

Я мучительно пытался подобрать ответ, но, как назло, в голову ничего не приходило. А когда наконец появилась первая здравая идея, выяснилось, что Дар пропал так же внезапно, как и появился.

Ну нет в жизни счастья!

Единственное, что радовало, — боги, похоже, решили, что хорошего понемножку: дождь на улице, кажется, начал стихать. Пойти, что ли, действительно потренироваться? А что мостовая мокрая и скользкая, только лучше — тяжело в учении, легко в бою.

К тому моменту, как я дошел до тренировочной площадки, дождь закончился. Нет, честное слово, надо было раньше отправиться позаниматься. Глядишь, погода бы уже давно улучшилась. И какая разница, что под ногами хлюпает грязь, а с севера дует холодный промозглый ветер, — все-таки надвигается осень…

В том, что, кроме меня, на тренировку никто не придет, я и не сомревался: приближается враг, все заняты своими делами. Каково же было мое удивление, когда на обломках лавочки, под одиноким деревом — там, где при первой нашей тренировке сидел Ниш, — я заметил чью-то скрючившуюся фигурку. Кого это принесло?

Я шагнул вперед и подавился воздухом. Меньше всего я рассчитывал увидеть здесь Тэ…

Чахлая листва плохо защищала от капель дождя, а девушка, похоже, провела здесь довольно много времени: волосы и одежда насквозь промокли, и сейчас «принцесса» сидела, обхватив себя обеими руками за плечи и уставившись мрачным взглядом в землю. Услышав мои шаги, расколдованная крокозябра вскинула взгляд и, уныло вздохнув:

— А, это ты, — опять принялась сверлить взором булыжники, устилавшие землю.

А кого она ожидала здесь увидеть? Превеликого Доргия?

— Что случилось? Что ты здесь делаешь? Она только отмахнулась:

— Какая тебе разница… Шел по своим делам, ну и иди дальше…

Красиво она меня послала. А главное — далеко и надолго.

Я осторожно опустился рядом с нею на мокрую скамью — кто этих женщин знает, сейчас как молнией какой-нибудь швырнется, и доказывай потом, что ты не маргул.

— А все-таки?

Тэ шмыгнула носом:

— Что «все-таки»?

— Что случилось?

Девушка отвела с лица мокрую прядь волос.

— А ты что, не видишь?! — Кажется, в ее голосе проклюнулись слезы.

Будь на ее месте та же Элиа, и можно было бы спокойно взять ее за руку, отвести в какую-нибудь комнату, напоить горячим вином, чтоб не простыла… Но с этой же неясно, что делать! Скажешь сейчас что-нибудь, верещать начнет не хуже той крокозябры. Интересно, как Рон с той торговкой умудряется общий язык найти?

— Не совсем, — осторожно сообщил я.

— Да что тут непонятного, — вот теперь слезы поли- 1 лись ручьем. — Все ужасно! Я неизвестно где, неизвестно с кем. Непонятно, что делать, как жить дальше. Меня заколдовали, пытались убить! Причем сделали это те, кому я доверяла! Понимаешь?! — Девушка вытирала бегущие по щекам слезы, но это не помогало: глаза покраснели, нос распух…

— Понимаю… — тихо вздохнул я.

И вот что ей сказать? Не волнуйся, все будет хорошо?

— И с каждым днем все хуже и хуже! Все просто рушится!..

— Не волнуйся, все будет в порядке… А что я еще мог сказать?

Тэ хлюпнула носом, подняла на меня глаза:

— Правда?

— Конечно, — постарался улыбнуться я, хотя уверенности в сказанном совершенно не чувствовал.

Принцесса провела ладонью по лицу, стирая дорожки слез… А потом неожиданно чмокнула меня в щеку:

— Спасибо.

И, пока я ошалело хлопал ресницами, пытаясь понять, что же произошло, растаяла в воздухе, сказав на прощанье:

— Ты хороший…

Вот и пойми этих женщин. Что я ей такого сказал?

Хотя она тоже ничего. Симпатичная.

Ой, да о чем я думаю? Мне тренироваться надо, вот! Враги скоро придут, а я тут с какими-то девчонками болтаю. Так, начать, пожалуй, стоит с «Плети Тьмы».

Однако оказывается, что физические упражнения знатно прочищают мозги. В частности я понял, что дурак. Сколько времени уже снята осада, а мы так и не связались с остальными силами и не выяснили, как действовать дальше. Нет, что держаться — это понятно, другой вопрос, пора бы согласовать наши действия.

А то что-то непонятное выходит — правая рука не знает, что творит левая. Дело даже не в знании всех стратегических задумок и планов, просто если к нам идет подмога (ну а вдруг?), то мы должны хотя бы подготовиться. Ну по крайней мере, не будем гвоздить по своим и бегать по стенам с идиотскими воплями.

Отец рассказывал, как один раз своих так изрядно поджарили. Не хотелось бы оказаться на месте подобных… существ. Только сперва нужно выбрать метод связи. Гонцов не пошлешь — кто его знает, где сейчас находится штаб. Не бегать же им по всей Аларии с воплями «Светлый штаб, ау-у-у-у!!!». Да и перехватить их как нечего делать.

Магического вестника тоже опасно отправлять. Кто его знает, как адепты могут на него повлиять. Может, они в состоянии поменять содержание письма? И вместо того чтобы пойти на юг, армия дружно ломанется на восток или вообще будет стоять на месте до посинения. Противника.

Связаться по Хранителю я могу только с членами своей семьи. Ну или будущими, если вспомнить невесту Тери. Вот только сильно сомневаюсь, что Темный Властелин всея империи сидит в Светлом штабе и гоняет тамошних генералов. Нет, от отца всего можно ожидать, но не тогда, когда врага еще не выгнали со своей территории.

Вывод — будим Рина. Не фиг спать, когда родина в опасности! И плевать, что не своя. Я же не сплю, так что пусть и длинноухий мучается. Днем отоспится. Если получится. Вот ни за что не поверю, что у длинноухих нет своего аналога Хранителей, особенно у правящей семейки. При всей свободе Эльсирин все же принц, а потому должен иметь связь с отцом. Мало ли, вдруг срочно потребуется его присутствие на каком-нибудь мероприятии? Например — собственной свадьбе…

Ладно, хватит размышлений — ~ пора стаскивать братца с кровати. Самое главное — его найти. Что, впрочем, не такое уж сложное задание. Особенно если учесть наше с ним пусть отдаленное, но родство. Так что скоро я уже топтался перед дверью эльфа. Совесть попыталась робко вякнуть, что рады мне не будут. Однако долг, врожденная вредность и шило в некоем месте выступили единым фронтом, и эта, несомненно, приятная дама была нагло заткнута.

После десяти минут громкой и вдумчивой долбежки дверь все же открыли. Правда, я настолько увлекся, что чуть не въехал родственничку в лоб. Но это уже мелочи. Сказать, что Рин был счастлив лицезреть мою физиономию, — это ничего не сказать, Встрепанное, заспанное, придерживающее одной рукой спадающие штаны чудо мало походило на представителя расы дивных. А уж его выражения эмоций больше подходили матерому грузчику или сержанту-инструктору.

— Я тоже очень рад тебя видеть, — кивнул я в ответ. — Но мне очень нужно с тобой переговорить, — Посреди ночи?! — стон светлого «великомученика» удался на все сто!

— А чем тебя это время не устраивает? — немного наигранно удивился я.

— Тем, что я в этот момент обычно сплю! — Родственник едва не рычал…

— Чем быстрее переговорим, тем быстрее ляжешь, — обнадежил я страдальца. — Ты меня впустишь?

Эльф вдруг покраснел. Причем так густо, что выступающие кончики ушей стали больше походить на раскаленную стальную заготовку. Мне даже шипение остывающего металла почудилось.

— Давай лучше найдем другое место. — Рин плотно прикрыл за собой дверь, пригладил стоящие дыбом волосы и выжидательно посмотрел на меня.

— Ты обуйся хоть, что ли?

В принципе можно было телепортироваться ко мне, но вот после тренировки меня обуяла странная жадность на магическую силу. А вдруг понадобится? В общем, предполагалось, что ко мне придется идти пешком.

Братец что-то невнятно буркнул себе под нос и скрылся за дверью. Вскоре он появился не только в сапогах, но и в рубашке. Да и прическа как-то мгновенно перевоплотилась в подобающую косу.

Конечно, мне было интересно, что же такое кузен прячет в комнате, но, как говорил отец, некоторые тайны должны оставаться тайнами, как бы тебе ни хотелось их разгадать. Пусть, меня это не касается, и точка. Кажется, родственничек это понял, потому как заметно расслабился. Вот и правильно, нам еще разговаривать на довольно серьезные темы, так что озлобленность здесь явно лишняя.

У меня в комнате Рин с плохо скрываемым желанием покосился на кровать и сладко зевнул. Ну да, разбудили ребенка, сон досмотреть не дали. Кстати, прогулка оказалась не лишней, он хоть перестал тереть глаза и немного взбодрился. А у меня появился новый вопрос: почему возле комендатуры так мало патрулей?! Это стратегический объект или так, пам5ггник культуры? Или солдаты опасаются находиться здесь, чтобы не попасть под горячую руку собственного начальства?

Ладно, потом разберемся. Пока же стоит загрузить эльфа, а то зевает он все чаще и чаще. Так уснет, буди его потом.

— Рин, ты сейчас можешь связаться с отцом? — присаживаясь за стол, начал разговор я.

— Нет, — во всю пасть зевнул Рин.

— Почему?! — Нет, эти светлые что, совсем о собственной безопасности не думают?

— Потому как он явно спит и пошлет меня в Дубраву. Грибы собирать, — ласково-ласково, как маленькому, пояснил мне Рин.

— Рин, а ничего, что сейчас война идет? — вкрадчиво поинтересовался я, всеми силами сдерживая желание то ли заорать, то ли застонать, то ли запустить в кузена чем-нибудь убойным. Да хоть одним из фолиантов, лежащих на столе. Этим «кирпичом» и грона пришибить можно.

— Э… а при чем здесь это?

Так, все, мне надоело разговаривать с полусонной личностью, у которой, по всей видимости, мозги еще не проснулись. Так что… Где тут у нас вода?

Мне даже магия не понадобилась. Взял со стола кружку… и выплеснул все ее содержимое на кузена!..

Мокрый и обиженно хлопающий ресницами эльф больше походил на облитого водой щенка. Во всяком случае выражение глаз и торчащие в стороны уши натолкнули именно на это сравнение. Что я и озвучил.

Теперь дергаться пришлось мне. Уворачиваясь от небольшой такой, компактной молнии, сорвавшейся с руки эльфа. В общем, Рин окончательно проснулся и теперь злился на меня весьма активно. Что было очень даже хорошо для дальнейшего разговора.

— Да ты пойми, — пытался втолковать ему я, — будет же чистой воды идиотизмом не согласовать наши действия с остальными вооруженными силами. Нужно ж хотя бы просто знать, куда движется армия?

— Ты… темный… — цензурные слова у эльфа, по всей видимости, закончились.

— Ну да, а ты что, не знал? — «искренне» удивился я.

— Прибью, — мрачно пообещали мне и наконец приступили к делу.

М-да, я, конечно, горжусь своими предками, но сейчас это чувство скакнуло до невообразимых высот. Особенно по отношению к тому, кто придумал Хранителей. Казалось бы, простой амулет, а такая полезная вещь! Связываться при помощи него — сплошное удовольствие. Поскольку светлые работали по старинке. В смысле накладывали на себя заклинание, достигали какого-то там «резонанса» и отправлялись в «иные пласты бытия». В общем, издевались над собой, как могли.

Теперь, по крайней мере, понятно, почему кузен так не хотел использовать этот способ. Повторять подобное часто и без крайней необходимости я бы тоже поостерегся. Так что на общественных началах стал изображать из себя недреманного стража безжизненной эльфийской тушки, валявшейся на моей кровати. В смысле, пока родственник витал где-то там и беседовал со своим отцом — сидел и «мило» улыбался всяческим сущностям, стремившимся покуситься на столь лакомый кусок.

Оказывается, представителей нашего рода боятся везде. Стоило мне только покоситься на излишне ретивую тень, чуть показать клыки и дернуть хвостом, как всех незваных гостей словно лейна языком слизывала. Так и развлекался, пока светлый не зашевелился на кровати. Ну да, пришлось пожертвовать на благое дело собственное ложе! Валяться на полу, пусть даже и на шелковом покрывале, Рин отказался напрочь. Да я особо и не настаивал…

В общем, кузен очнулся, выпил заранее приготовленный кубок вина (одно из лучших, честно стыренное из отцовского винного погреба) и, стеная, охая и витиевато проклиная неугомонных темных, принял сидячее положение. Немного побуравил стену взглядом и стал рассказывать.

В общем, отец не сильно обрадовался визиту сына в такое время. Хотя и высказал свое недовольство сдержанно и элегантно. Вот что значит — князь! Даже когда его посреди ночи будит истерический вопль сына (сам слышал, просто интересно стало, как же они друг друга находят, конкретной привязки, как в Хранителе, я не видел), он не ругается, как некоторые безответственные личности.

А как только узнал, зачем именно его разбудили, то даже похвалил. Меня. Правда, сделал это как-то странно, кузен даже признаваться не хотел, что именно сказал его вельможный отец, только мямлил что-то невнятное.

В общем, Рин пристал к нему с вопросами на тему «как дальше жить?» и что решил светлый штаб. Ой, Объединенный штаб Светлых сил, или сокращенно ОШСС, они теперь так называются. В общем, что было и какие дальнейшие планы.

Князь рассказал, что дела идут не совсем хорошо. В частности, захватчика все же бьют, но как-то слишком уж много потерь. Про дела в Темных землях он практически ничего не знал, но вроде там все в порядке. Собственно, если бы что-то пошло не так, отец мне бы уже сообщил. Ну или Марика бы побеспокоилась.

Планы… здесь все было неясно. Во-первых, мне просили передать большой привет и благодарность за то, что из-за одной темной личности первоначальная стратегия разгрома на подготовленной линии помахала всем фиолетовым хвостиком. Враг просто не дошел до того места, где его предполагалось торжественно разбить. Ну извиняюсь, я же не знал! Да и знал бы — все равно не стал сдавать город. Просто послал бы врага подальше. Мало способов, что ли?

Хотя если честно — не представляю, что бы делал. А, да ладно, что случилось — то и случилось. Не люблю сослагательного наклонения «если бы».

В общем, армии гонялись друг за дружкой и пытались вырвать победу. Нам предлагалось сидеть там, где сидим. По всей видимости, решающий бой произойдет именно здесь. Так что нам следует быть готовыми и помочь окончательному разгрому войск захватчика.

Что будет дальше — эльф либо не знал, либо не стал загадывать. Ну да, нужно же сперва выгнать врага со своей территории, а потом уже думать — стоит ли лезть на чужую. Хотя в этом случае, я полагаю, придется. Чтобы потом спать спокойно, а не ждать, когда же опять придут незваные гости и не попросят хозяев освободить жилплощадь.

Кроме того, разрозненным отрядам, которые действуют на захваченной территории Светлых земель, скажут, чтобы они подтягивались к Миллингу или к армии — что кому будет ближе. Посему мы должны быть готовы к приему гостей. Ну и патрулирование местности тоже на нас. Магическая разведка — это, конечно, хорошо, но и излишне надеяться на нее тоже не стоит.

Угу, а то мы не знаем, как эту самую магию можно обойти. Ну или исказить. Смотря что нужно.

Ладно, хватит мучить бедного родственника, а то он челюсть себе вывихнет, зеваючи. Утром надо будет обрадовать коменданта, составить приблизительный список действий и затем снова показать его начальству. Мало ли, в осаде я участвую в первый раз, так что могу что-то и пропустить. В то же время учиться никогда не поздно, вот и буду стараться. Свою-то, магическую, сторону дела знаю, а вот все остальное…


В ожидании событий время всегда тянется как резиновое, уже сколько раз замечал. Вроде бы и делом занят, а все-таки не знаешь, куда себя приткнуть. Вот и сейчас, когда выдался небольшой перерыв, я задумчиво изучал пейзаж, опершись локтями на стену между зубцами. Где-то там, далеко, к городу шли вражеские войска, а здесь народ лихорадочно готовился к продолжению осады. Ревели запряженные в телеги волы, на которых в город возили воду. Кажется, стихийник сумел вытребовать себе подмогу. Ну и правильно. Ая сразу сказал, что в одиночку он много не натаскает. Сперва думать надо, а потом — действовать, а не наоборот.

Хотя на мой взгляд, это тоже глупость. Нет, запас, несомненно, важная вещь, но вообще-то стоит восстановить водоносные слои под городом, а потом уже заниматься остальным. Здесь как минимум есть три мага, способных на совместные действия. Наверное, и среди местных «старичков» тоже найдется кто-нибудь со стихией воды или земли, так что же они медлят?

Ладно, я как тот мург — прокукарекаю, а встанет солнце или нет, не мои проблемы. С самого утра меня не отпускает странное состояние, как будто нахожусь в полусне. Да и на разговоры тянет. Философские. То ли к дождю, то ли к драке. Хотя на небе ни тучки, а на горизонте безлюдно. Но погода на то и погода, чтобы пугать своим коварством. Хотя от ливня не отказался бы. Такого, сильного, мощного, как большой весенний. Только на один день, за неделю просто взвою.

Эх, как хорошо в тишине и одиночестве…

— А что ты тут делаешь? — раздалось из-за спины.

Чуть шаровой молнией не кинул с досады. Стою себе спокойно, никого не трогаю, зачем лезть?

— Природой любуюсь! — Вся моя созерцательность угрожающе затрещала, норовя рассыпаться кусками.

Ну и зачем эту принцессу принесло на стену? Разве она не должна быть со своими людьми?

— Да, у вас красиво… — Девушка стала рядом, обводя взглядом окрестности.

— У нас, — я выделил голосом последнее слово, — гораздо лучше, чем здесь.

— Я все не могу понять, вы вместе или нет?

Не понял, она вообще умеет внятно излагать свои мысли? Почему я всегда должен догадываться, что имелось в виду?

— Мы — это кто? Вместе с кем? Ты можешь нормально вопросы задавать?

Я позволил челке упасть на глаза, чтобы невозможно было разобрать их выражение. Что-то в последнее время они шалить стали. Ни с того ни с сего то зрачок вытянется, то цвет начинает меняться, как у хамелеона какого-то.

— Ну вот ты и Рин, вы вместе?

Или мне кажется, или она сама не понимает, что хочет узнать.

— Мы родственники, если тебя это так интересует. «Вместе», надо же! Еще пусть скажет «встречаетесь».

— Но вы же вроде принадлежите к разным э-э… родам? В смысле он светлый, а ты — темный. — Определения первостихий она произносила с явной заминкой, как незнакомое, но часто слышимое слово.

— И что? — Я все не понимал сути вопроса.

Ну родственники, ну принадлежим, что дальше-то?

— Я не понимаю, что это такое — светлые и темные? Это имеется в виду цвет волос? И из-за этого вы обычно враждуете?!

Да, знаю, что это невежливо и вообще — почти откровенная грубость, но такой трактовки разделения на расы я еще не слышал. Поэтому заржал самым неподобающим Властелину образом. Нет, ну надо же было такое ляпнуть! Среди эльфов, между прочим, тоже брюнеты есть! А Тери? Он тогда что, светлый? Вот папочка обрадуется: его наследник «раскрыл душу очищающему сиянию…», как там дальше у них по священным текстам, забыл.

— И ничего здесь смешного нет, — обиженно пробормотала Тэ. — Объяснил бы, вместо того чтобы смеяться!

— Объяснить… — М-да, вот задала задачку. Как можно рассказать слепому про цвет солнца. Это же все знают. Трудно объяснять самые простые веши. — Это разделение по принадлежности к первостихиям, если говорить официальным языком. Так, светлые, как ты понимаешь, являются детьми Света. Ну а мы соответственно Тьмы. Хотя скорее всего мы почитаем Ночь, ее младшую сестру.

— Э-э… — Глубокомысленное замечание, что еще можно сказать? — То есть одни почитают Тьму или Ночь, другие — Свет, и все?

— А что ты еще хочешь? — Мне одному это напоминает разговор слепого с глухим или нет?

— Просто не понимаю. Я слышала, что темные и светлые враждуют. Долго не могла понять, почему именно. И все из-за такой малости?

Ну вот, говорил же — нужно уметь правильно задавать вопросы.

— Ну а что ты хочешь, самые жестокие войны именно что религиозные. Мы по-разному смотрим на мир. Да и назвать это враждой… когда-то, да, войной ходили друг на друга, а сейчас больше дипломаты ругаются.

— Почему? — тут же снова уцепилась за меня она. — Вы помирились?

— Нет, просто дураки перевелись с империей воевать. — Кажется, я ответил предельно честно.

— А почему тогда вы не нападаете?

Да что же это за вечер вопросов?! Пристала — не отдерешь.

— А зачем это нам надо?

Так хотелось высказаться несколько по-иному, но воспитание, понимаешь ли. Нельзя ругаться при дамах. Даже если сильно хочется.

— Ну как же, земля, деньги, подданные… Странное место это их Благоземье. Ну как можно лезть на чужую территорию, если ты совсем ничего не знаешь ни о традициях, ни о населении, ни об армии. Или думали шапками закидать?

— Земель нам и своих хватает, даже девать некуда, денег тоже достаточно, а подданные… к нам приходят те, кто хочет. Чужих не надо. И так со своими порой столько хлопот!

Ну да, особенно когда у них верноподданнические чувства начинают играть незнамо где. Хорошо, если рядом есть кто-то из Старшей знати. Или опытный представитель Младшей. Тогда еще ничего, поймает, выслушает, побольше пеньки на уши намотает — и все довольны. А вот если не повезет, случаются иногда довольно неприятные вещи.

Конечно, мы усиленно боремся с безграмотностью, но иногда даже образованные люди почему-то начинали считать, что нам нужны жертвы. И ладно если фрукты там, овощи или домашнюю скотину забивали. А если других разумных? Пару раз уже было. Отцу пришлось казнить зачинщиков. Последние же искренне недоумевали — что они не так сделали?

Это так, самое неприятное. Иногда было и по-другому: кто-то срывался и ходил в поход на Светлые земли. Нести Тьму, так сказать. Или сносили какой-нибудь храм. Пару раз было целое паломничество с обязательным лобзанием трона Владыки. Сам видел!

— А у вас что, за это дерутся? — Надо самому вопросы задавать, а то она мне рта закрыть не дает. Теперь пусть сама говорит.

— У нас… — Она тяжело вздохнула. — У нас уже никто ни за что не дерется. Император есть единая власть, да правит он вечно. И решения его мудры и взвешенны.

— Ну да, ну да, — покивал головой я. — Знакомая песня. Мы самые чистые, и правители наши боги во плоти. А если без всей этой пропаганды?

— Если без нее, то император принимает решения, а все остальные только подчиняются, — Произнесено это было довольно зло и как-то… с обидой, что ли?

— Ну и что? — не понял я. — Мой отец тоже император, ему подчиняются, а он приказывает. Чего здесь плохого?

— Плохого? — нет, не вскричала, взвыла Тэ. — Если тебя заставят жениться на какой-то старой развалине с извращенческо-садистскими наклонностями только ради каких-то политических интересов, ты тоже скажешь «ничего плохого»?

— Э… кто меня заставит? — Я невольно отодвинулся подальше, а то эта буйная и с кулаками кинуться может.

— Отец, император, чтоб его! — едва ли не сплюнула девушка.

— Не смей оскорблять мою семью, — тихо рыкнул я, показывая клыки.

Если у нее нервы, то это не повод задевать Темного Властелина.

— Да не про тебя, — скривилась она, даже не обратив внимания на мои… скажем так, превращения.

Надо же, какая… храбрая.

Зато теперь становится понятным, почему она так не хочет возвращаться домой. Кажется, не сошлась с родителем во мнении насчет своего будущего жениха. Понятно и обыденно, в общем-то. Извечная проблема всех высокопоставленных особ — жениться по необходимости. Или на необходимости.

Только вот не могу понять, с чего она так возмущается? Разве принцессам не с самого детства говорят, что женихов они будут выбирать не сами? Тогда зачем так отчаянно сопротивляться? В общем, ясно, что ничего не ясно.

— А чем тебе так жених не угодил? Ну кроме возраста и наклонностей? — чуть успокоившись, поинтересовался я, пытаясь поддержать разговор. — Кроме того, разве в правящих семьях принято не так устраивать будущее своих детей?

— Так-то от о так, — тихо вздохнула Тэ. — Только… Понимаешь, я и раньше знала, что придется выйти за того, на кого укажет отец. И вроде бы даже смирилась с этим, но… как бы тебе это объяснить… В общем, отец хотел прямого наследника. В смысле его родного сына, а не ребенка от брака дочери с кем-то посторонним. Он буквально помешался на этой идее. Поэтому и решил выдать меня за этого… урода. А когда я буду ждать ребенка, то с помощью магии Крови изменить младенца прямо во мне.

М-да, я, конечно, многого не понял, но и малости хватило, чтобы понять — что-то здесь не чисто.

— И чем это грозило тебе? — осторожно спросил я, готовясь в любой момент прекратить подобные разговоры.

Кажется, ей эта тема тоже не особо приятна.

— Смертью, — пожала плечами она. — Долгой и мучительной смертью.

— Экк шергет! — невольно вырвалось у меня. Пусть говорят, что выражаться в присутствии дамы нельзя, но вышло вполне искренне и от души. Теперь понятно, почему ей так не хочется общаться со своим отцом. Нет, ну это же надо так относиться к собственным детям!

— А ты? — неожиданно повернулась ко мне девушка. — Уже знаешь, на ком женишься?

— Понятия не имею, — И желаю не иметь еще как минимум лет пять, а то и семь!

— Тебе не сказали или сами еще не решили? — продолжала допытываться Тэ.

М-да, кажется, у нее это явно наболевшая тема.

— Я себе невесту выберу сам и тогда, когда захочу, — спокойно пожал плечами я.

Из того, что знал по истории своего рода, у нас все браки были добровольными. Хотя если вспомнить родоначальника… Ха, там скорее его поставили перед фактом! Причем сама невеста.

— Правда? — Кажется, девушка была искренне удивлена. — А как же… политическая необходимость?

— Все, что нам необходимо, — мы берем сами!

Ну это, конечно, преувеличение, но не очень большое. Чаще всего именно так и было. Нужны земли — завоюем. Нужны деньги — возьмем, не дожидаясь, пока кто-то даст. Нужно влияние — дадим по шее и скажем, что так и было. Нужны дети… хм, в общем, понятно.

— Но это же… но нельзя же… — возмущенно запыхтела моя собеседница. Кажется, подобная «несправедливость» поразила ее в самое сердце. — Нельзя же так!

— Мы темные, и этим все сказано, — фыркнул я. Ну да, несколько династических браков были, но именно тогда, когда обе стороны были согласны. В смысле, жених и невеста понравились друг другу. Так что совмещали приятное с полезным.

— Ты… вы… — Кажется, бывший дивный зверек с непроизносимым (в приличном обществе) названием не знал, что сказать в ответ на такую вопиющую (с ее точки зрения) несправедливость.

А я впервые пристально посмотрел на нее. Симпатичное лицо, длинные, чуть вьющиеся волосы, стройная фигура. Странная она все-таки. И забавная. И симпатичная…

— Счастливый… — вздохнула Тэ, отворачиваясь и опираясь о стену.

— Не скажи, — хмыкнул я. — Мне еще три года до права выбирать. Или нет?

Интересный вопрос. С одной стороны, совершеннолетие у Властелинов наступает в двадцать один год. Тогда начинают обучать обращению и формально темный становится самостоятельным. В смысле, может жениться и все такое прочее. Но, с другой стороны, Гилу всего двадцать, но он уже вроде как почти женат! Или еще нет? Интересно, он собирается ждать год или все же попросит отца провести обряд пораньше?..

С третьей же стороны, я уже Властелин, хотя официально до совершеннолетия мне еще маргул знает сколько ждать.

Ой, не хочу я об этом думать! Не хочу и все! Хотя… как закончится война, может, пригласить эту Тэ как-нибудь прогуляться по вечернему городу?..

Но это только когда закончится война!

— Право выбирать? — Кажется, девушке надоело ждать, когда моя задумчивость закончится.

— Ну да, у нас совершеннолетие наступает в двадцать один год.

— Понятно, — протянула она. — А у нас в шестнадцать. Как же вы тогда успеваете жить?

— Хм, с нашей продолжительностью жизни три — пять лет — это такая мелочь…

Ориетта шла по стене, бездумно прикасаясь пальцами к прохладным камням и размышляя о недавнем разговоре. Странный он, этот Диран. Непонятный. Только ты решишь, что раскусила его, как сразу же появляется нечто новое. Смотришь на него — ну мальчишка мальчишкой. А затронь личные интересы — ощерится, словно дикий зверь.

Но добрый. Иногда. Если дело, опять же, не касается его страны или семьи. Правда, когда общаешься с ним дольше, начинаешь понимать, что не все так просто. Словно он носит маску, которая время от времени соскальзывает, обнажая истинную сущность. И горе тому, кто этого не поймет.

А глаза у него все равно — странные. Глубокие, завораживающие. Нечеловечьи. Да и вообще — человек ли он? Тэ припомнила все моменты, которые хранила память. И путешествие через Марграново плато, и случай в гостинице после странной грозы. Да что там далеко ходить — собственное недавнее спасение.

Оглянулась на снова впавшего в задумчивость темного и передернулась. Странный он. Хотя и притягательный…


«Во время войны взрослеют гораздо быстрее». Не помню, кто именно это сказал, но он был прав. За время осады Миллинга я использовал больше наработок, чем за всю свою жизнь! Ну почти. Скажем так, задумки обрели успешное (ну или почти успешное) воплощение. Особенно идеи насчет всевозможных боевых плетений.

В частности, около пяти дней я лазил по округе, усиленно шпигуя ее магическими и полумагическими минами. Направление движения неприятеля мне показал тар-керанг (ну у них и звания!). Точнее, мы предположили, что так называемое подкрепление воспользуется той же червоточиной, что и первоначальная армия.

Почему именно так? Да просто другие, обнаруженные мною с помощью все того же вездесущего Дариэна, вели совершенно в другое место, вот и весь ответ. Кроме того, я не обошел своим вниманием дороги. Конечно, их начальник может оказаться параноиком и погнать солдат по бездорожью, но будем надеяться на лучшее. И на армейское раздолбайство. В смысле, если народ видит ровную, гладкую и сухую дорогу, то вряд ли пойдет по грязному и коварному болоту.

Чем магическая мина отличается от полумагической? Ну это же ясно! У магической начинка — заклинание, которое разворачивается в случае срабатывания «крючка». Маленького такого, простенького и совсем незаметного заклинаньица, настроенного на одно или несколько действий. Например — наступание на мину. Или определенную ауру. Да мало ли способов?!

Правда, пришлось саму закладку немного усовершенствовать. В частности, некоторое количество магии шло на уничтожение каркаса заклинания. С одной стороны, это снижало убойную силу, а с другой — гарантировало, что нам не пихнут обратно нашу же разработку.

Полумагическая мина — это где только «крючок» является заклинанием. А все остальное — химия, алхимия и прочие милые и невинные шалости. Здесь уже возможны варианты. В смысле: прикрыть заклинанием «Мост» топь на болоте или взвести «Сторожок». А когда на это место набьется побольше врагов, считающих, будто бы они стоят на твердой земле, — ап, и заклинание развеивается.

Здесь надо брать каждый конкретный случай и думать, стоит ли оставлять «Чистилку» (заклинание для уничтожения каркаса) или знание данного конкретного заклинания нам ничем не грозит.

Ну, с моей-то больной фантазией даже из безобидного на первый взгляд заклинания можно было сделать весьма неприятный сюрприз. Так что на всякий случай я подстраховывался везде, где только можно. И где нельзя.

И пусть Рин ругается, называя меня параноиком, я предпочитал обезопасить свою спину несколько раз. Не хотелось бы в самый неподходящий момент отбиваться от своей же каверзы. Это не способствует росту авторитета. Да и самооценка тоже пострадает. Нет, ну его на фиг!

Помимо всего прочего, на меня легла обязанность проверять стекающиеся в Миллинг отряды. А вдруг враг шпионов подослал? Правда, не понимаю, при чем здесь я, но отказаться не смог. Очень уж взгляд коменданта показался многообещающим. Ну подумаешь, поднял в шесть утра. Не в три же ночи, так что пусть радуется! И вообще инициатива, конечно, вещь хорошая, но иногда о ней начинаешь жалеть. Маргран меня дернул делать все правильно и скоординировать действия, теперь начальство на меня злобно сопит и всячески нагружает работой.

Нет, а я виноват, что у меня натура такая, властелинская? И что в последнее время чье-либо (ну, кроме собственного, и то иногда) раздолбайство стало меня раздражать? В конце-то концов, даже у моей наивности есть предел, и не стоит так уж сильно его переступать. Могу и по шее нарушителю границы дать. Хвостом.

Еще с удивлением понял, что я жадина. Особенно если дело касалось воинов. На солдат чужого отряда смотрел с нескрываемым желанием припахать дармовую рабочую силу или придумать им занятие. Тот отряд, к которому меня столь неосторожно приписали, уже даже ругаться перестал. Сил не было. Пришлось пожалеть будущих защитников и отстать от них.

Своих товарищей, Рина с командой, тоже гонял по лесам да буеракам на предмет поиска удачной позиции. Да и вообще, стоит знать местность хотя бы для общего развития. Толку-то сидеть за стенами — врага пока что нет. Интуиция тоже молчит. В общем, пользуемся моментом!

Под конец эльф взвыл, послал меня на высоком эльфийском и окопался в лазарете. По его словам, он готов был самостоятельно поставить на ноги всех раненых и увечных, чем день и ночь мотаться со мной по окрестностям и болотам.

А вот трон был откровенно счастлив. Кажется, он просто застоялся. Ну а что поделать, особых передвижений не было. Тут тоже шибко не наездишься. Особенно на нем. От меня и так уже на улицах шарахаются. И ладно бы люди, а то ж волы! Когда они еще и впряжены в телеги — вообще красота. Поэтому оставались окрестности. Тем более что моему зверю было все равно, что под ногами: болото, холмы, дорога или деревья.

Да-да, серыэно, именно что деревья. Один раз я, задумавшись, послал его на дуб. Зачем-то мне на него надо было. Только, вот слезть с Трима не удосужился. А когда понял, что еду как-то странно, рывками, мы были где-то на середине дерева. Выше он не полез, там ветки хрупкие. Когда эту картину увидал Рин, он ржал часа два, а икал целый день.

Ну ладно, это мелочи, а суть была в том, что Миллинг теперь вообще превратился в нечто невообразимое. Когда я показал карту установленных ловушек и прочих радостей жизни коменданту, он схватился за голову и спросил, не желаю ли я отсюда начать захват мира. Пришлось поковырять пальцем стол и сказать, что он мне и на фиг не сдался. Сейчас. А вот когда подрасту…

Ну и зачем было в меня пепельницей кидаться, все равно ведь не попал. Странный он.

В последние дни меня охватил странный мандраж. Ну что ж, значит, враг близко! Пришлось свернуть все свои работы и стянуть все силы в город. Может, противник подойдет завтра, не хотелось бы действовать в спешке. Так что оставалось только ждать и время от времени наведываться на стену. Просто для того, чтобы чем-нибудь себя занять. А то выть начну. В голос.


В отличие от предыдущего войска, это все-таки не пользовалось ни порталами, ни червоточинами. Спокойное шествие по одной из дорог заметил кто-то из часовых. Впрочем, спокойным его можно было назвать с трудом. То ли это было вялым отступлением, то ли, наоборот, не столь активным наступлением, кто его поймет.

В любом случае к городу они подошли быстро. Встали ровными рядами, подобрались — и все для того, чтобы, как в прошлый раз, торжественно потребовать сдачи. Ага, ну вот прям сейчас, построимся в колонну по трое и побежим сдаваться. Точно также, как и в прошлый раз. Можно подумать, мы ничего не знаем о своем противнике.

Как бы то ни было, враги начали постепенно выстраиваться перед городом, готовясь к началу штурма, когда кто-то из солдат объявил о том, что к Миллингу движется еще одно войско. Ну наконец-то! Интересно, где они сидели? Еще несколько дней назад о них не было ни слуху ни духу. Если шли всю ночь — побью генералов. Неужели они собираются уставших солдат бросать в бой?!

Интересно, а кто здесь есть? Словно в ответ на мои мысли ветер стал полоскать один из стягов приближающейся армии. Ага, ну кто бы мог сомневаться, флаг Дубравы. Впрочем, он там был не один. Среди множества знамен дружественного войска я разглядел и флаг Ниравиэне, и поднятый на длинном шесте значок элитного Миринового хирда. Неужели гномы позабыли о своем нейтралитете?

Остальные флаги, флажки и просто всяческие извращения на геральдическую тему были мне не знакомы. Нуда, каюсь, геральдику учил постольку-поскольку. Ладно, главное, что подкрепление пришло! Я уже, честно говоря, и не надеялся. Ну что ж, теперь мы развернемся по полной…

Хорошо, что расставил по всей стене эдакие «Глазки» — примитивное наблюдающее заклинание, которое и позволяло мне видеть все, что происходит вокруг. Ощущение, конечно, было не самым приятным, но чего не сделаешь для удовлетворения собственного любопытства!

В частности, я увидел, что командиры у светлых не самые дурные. Кровники в этом плане куда как хуже. Ну кто же выстраивает свой фронт вокруг осажденного вражеского города?! Ну да, понимаю, две реки на поле боя не самое приятное дополнение к вражеской армии, но все же! Не стоит так сильно растягивать свой фронт, да еще и огибать им явно недружелюбно настроенный город.

В общем, бой обещал быть интересным. Особенно если учесть один момент. Вчера ночью в мою комнату попытался кто-то вломиться. Но поскольку от нечего делать я практиковался в установлении защит, визитер и мявкнуть не успел, как оказался спеленут с ног до головы магическими путами. Хотя в его случае — гавкнуть. Лисы ведь из семейства собачьих, да? Кажется, начинаю понимать, что чувствовал Рин, когда его подняли посреди ночи.

Заодно сделал себе заметку на будущее — снизить силу звукового сигнала. Нет, за пределы моей комнаты звук не вышел, но когда тебя будит удар большого медного колокола над ухом — приятного мало.

Нежданым визитером оказался Шем. Он мрачно висел под потолком и пытался устыдить меня взглядом. Но моя совесть не рискнула вылезать на свет с того самого раза, как ее довольно жестко заткнули. Но все равно остается вопрос: откуда здесь эта рыжая личность?!

— Может, уже отпустишь? — недовольно процедил оборотень, пока я чесал тыковку, глядя на него сонными глазами.

— Ты здесь откуда? — только и смог выдать я.

— От кар гуда, — рявкнул вор. — Отпусти уже!

— А не фиг лезть без приглашения! — Настроение у меня было не самое хорошее.

Ну да, как будить других — так оно зашкаливает.

— Ну и как бы я смог получить это самое приглашение, — фыркнул он. — Тем более что я ненадолго.

— Ладно, что там у тебя? — Взмахом руки я деактивировал защиту и сладко зевнул.

Оборотень, извернувшись в воздухе, мягко приземлился на ноги и сунул мне под нос какую-то фиговину.

— Вот!

— Э… — Я удивленно уставился на небольшой, переливающийся темнотой шарик на ладони у многоликого, пытаясь понять, чего от меня хотят. Ну да, я узнал, что это. Страх Шема. Но все равно не понимаю, на кой?! — Объясни на пальцах, чего тебе от меня надо?!

— Мне нужно его открыть, — огорошил меня лис— Его просто разбить надо?

— Прямо здесь? — сдавленно уточнил я, на всякий случай готовя телепорт.

К маргулу лысому комнатку, с идиотами общаться себе дороже.

— Совсем сдурел?! — На меня глянули как на законченного психа. — Нет, просто чтобы смог открыть, когда захочу.

— А… — успокоился я.

Слава Ночи, этот псих не настолько психованный, извиняюсь за тавтологию. Да и я не особо дурной. Делать мне больше нечего, только такую хрупкую вещь создавать, что от плевка сломается! А если бы оборотень упал, ногу подвернул? Все? Пишите письма мелким почерком?

Фигушки! У нас все тут четко настроено! Открыть можно только мне. Ну и тому, кому разрешу. А зачем Шему врал? Да просто так. Захотелось.

И вообще он на всю голову больной, оборотень этот. Нет, а кем еще надо быть, чтобы среди ночи лезть в спальню Темного Властелина. Тайком. И вообще у нею законная жена есть, пусть к ней и лазает!

Я сладко потянулся, вызывая у Шема зубовный скрежет, и перехватил с его ладони свое творение. Пару минуту баюкал шарик в ладонях, а вслед за тем осторожно коснулся его поверхности кончиком пальца, создавая «открывалку», привязанную к Шему. Не хватало еще, чтобы кто-то другой воспользовался столь «милой» штучкой.

— Вот, — я протянул «подарочек» обратно рыжему, — надо буде^распечатать сферу — чиркаешь острым краем по оболочке. Но только сам, ни у кого другого это не сработает. Понятно?

— Не держи меня за идиота, — криво ухмыльнулся оборотень и тихо выскользнул за дверь.

Ну, слава всем богам, темным и не очень, меня наконец оставили в покое! Можно спокойно продолжать спать, только защиту восстановлю — и привет, подушка! При этом меня совершенно не интересует, зачем рыжему открывашка. Рано или поздно все сам узнаю. Можно подумать, что не почувствую действия собственного заклинания.

Самое главное, чтобы лис нормально добрался до своих. Наверное, жена ждет его за стеной. Это значит, что союзники не так уж и далеко. Как, в принципе, и оказалось.

С этими мыслями я рухнул на кровать и вырубился. Все, спать!


Битва началась быстро. Причем первыми ударили подошедшие Светлые войска.

Честное слово, до этого о «Серебристой Плети» я только краем уха слышал и не подозревал, что у нее такой эффект. А потом с нашей стороны взмыла в воздух вызванная пустынниками «гигантская бабочка», и все смешалось.

Хотя вот мне повезло — бой происходил недалеко, так что я вполне мог достать противника дальнобойными заклинаниями. Интересно, а чем займутся те, которые стоят на обратной стороне города? Им-то что делать? Облака считать? В общем так: раз комендант молчит, я решил действовать сам! Начнем с заклинаний!

М-да, зря я наговаривал на светлых. Эти «кровники» еще хуже. Ну какой идиот будет штурмовать хорошо укрепленный город, когда его фланг просто рвут на части? Ну да, с хирдом гномов этих вояк сражаться не учили.

Впрочем, мне особо по этому вопросу волноваться не стоило: на моей стене сейчас кроме меня была еще и Элиа, ушедшая со своей. Ведь со стороны болота — там находился ее пост — никакой опасности не было и не предвиделось.

Итак, впе… Вот только вперед рвануться я так и не успел. По камням в опасной близости от меня чиркнула шаровая молния. Не понял! Я резко обернулся: за моей спиной стоял, уставившись на меня пустым ненавидящим взглядом, Аридан. И на ладони его плясал «Огненный Шар»…

Восхитительно. Нет, просто великолепно!

Впрочем, особо задуматься над всем этим я не успел. Маг взмахнул рукою, и заклинание полетело в мою сторону. Я, лихорадочно создавая на бегу «Поцелуй Царицы», резко ушел в сторону. Созданное Ариданом заклятье взорвалось рядом, выбив несколько камней из стены — осколки булыжников царапнули по ставшему за прошедшее время чуть ли не родным доспеху Элетта, не причинив ему, к счастью, никакого вреда. Хорошие раньше артефакты делали, не то что сейчас.

А, м-маргул! Аридана ж нельзя убивать! Не подойдет сейчас «Поцелуй»! Непонятно вообще, с какого перепугу маг взбесился и кидаться начал. Надо что-то попроще, попроще… Такхае шеркхе! Где я сейчас что попроще возьму?!

По губам стихийника скользнула поганейшая улыбка, а между ладоней начал формироваться каркас «Гнева гор», не оставляя никаких сомнений в дальнейшем развитии событий. Мать моя эльфийка юная, где он эту форму взял?! Я рванулся вперед, желая выкинуть его вместе с собой за пределы стены, как парень шагнул вперед и… закатив глаза, рухнул мне под ноги.

Я еле успел затормозить.

Стоящая за спиною стихийника Элиа фыркнула:

— Прикрывать тылы надо… — А потом повернулась ко мне: — Диран, ты как?

— Ничего… — сдавленно прохрипел я.

Я шагнул к валяющемуся без сознания Аридану, опустился рядом с ним на колени.

— Диран, а может, не надо? — обеспокоенно спросила девушка. — Вдруг сейчас как… — Она недоговорила, но в принципе и так было понятно.

— Он ведь до этого вел себя нормально, — тихо протянул я. — Тут что-то не так…

— Может, его тоже заколдовали?

А что, идея неплохая… Тем более что бой продолжается и на стены города пока только чудом никто не залез.

Подумав, я стянул руки Аридану его поясом, а после этого принялся расстегивать воротник его куртки. Как и предполагалось, амулета у него просто-напросто не было.

Ну вот, и для кого я старался, я вас спрашиваю?! Маг зашевелился, открыл глаза и дернулся ко мне:

— Я уничтожу те…

Если бы не моя предусмотрительность, его пришлось бы снова успокаивать. А так просто отоварили кулаком по макушке. Часа три теперь можно не отвлекаться.

Битва меж тем продолжалась. Радостно оскалившись, я запустил одну из своих последних разработок. В свете возврата заклинаний она действовала как нельзя лучше, поскольку представляла собой эдакое магическое лезвие на «веревочке». Так что пусть эти «кровники» только попробуют попытаться взять структуру! Разом на все звено укорочу.

Лучники тоже отрывались на полную, осыпая врагов из-за стен тучей стрел. До основной массы, конечно, не доставали, да этого и не требовалось — вполне хватало тех, кто находился поблизости. Правда, мне приходилось быть осторожней с заклинаниями — наши бегали и тут, и там, А заморачиваться, встраивая определитель в уже готовое заклинание, надо было раньше. Ну не могу же я предусмотреть всего!

Пока это мне сложно, но я усиленно учусь. Ведь можно же было сделать неактивный блок, а в случае надобности… В общем, пока мысли были заняты одним, руки исправно сплетали замысловатую вязь, отправляя вниз одно заклинание за другим. А стены исправно поглощали чужеродную магию, являясь эдаким громадным аккумулятором. Ну и что из того, что не могу воспользоваться всем ресурсом? Того, что есть, вполне хватает.

В какой момент, а главное, из-за чего среди войска противника началась паника, я так и не понял. Но уже в следующую секунду по нервам прошлось ощутимым морозцем — «открывалка» сработала! Так вот что задумал рыжий! Умно, ничего не скажешь, правда, попадись ему не столь запутанный противник (да даже обычный отряд темных), все могло бы сложиться иначе!

Не в том дело, что у нас страха нет. Боятся все, даже Властелины. Просто мы умеем контролировать свой страх. А этих бедняг запугали до такой степени, что даже жалко становится. Нуда ладно, жалеть врага зачастую можно только после победы. Да и то не факт. О, кажется, наш маг очнулся! Аридан захлопал ресницами, попытался пошевелиться, мотнул головой и ошарашенно поинтересовался:

— Что здесь происходит?!

Обрадовать его сообщением на тему предательства или нет? Все-таки юная и неокрепшая психика такого сообщения (особенно в соответствующем оформлении) может и не выдержать.

Как бы то ни было, битва закончилась без нас…

Аридана увели со стены — ему еще предстояло пообщаться с главой местной контрразведки, или как он тут называется.

Потрепанный противник то ли отступал, то ли попросту бежал от города. Светлая армия победоносно вошла в Миллинг, а я уже собирался спуститься вниз, в город, когда Элиа вдруг вздрогнула и, хлопнув себя по лбу, шагнула вперед:

— Диран, подожди.

— Да? — оглянулся я. Что там еще?

Девушка закусила губу, глубоко вздохнула, а потом вдруг опустилась на одно колено:

— Милорд, я Элиа Аркэн. Я поклялась своим именем и честью, именем и честью своего рода, что верну вам долг. Выполнила ли я клятву, милорд?

Мне понадобилось минут пять, не меньше, чтоб понять, о чем она говорит. А потом еще столько же, чтобы вспомнить, как правильно звучит формулировка ответа на этот вопрос. Не зря меня по части этикета дрессировали, ой, не зря. Это принять клятву можно простым «согласен», а вот сказать о ее выполнении…

— Миледи, я, Диран ас'Аргал гар'Тарркхан, Третий Всадник Ночи, — одного титула за глаза хватит, — я принял вашу клятву, когда она была дана. Я видел, как вы выполнили ее. Между нами больше нет долгов.

Темная склонила голову:

— Да будет так.

— Да будет так, — тихо согласился я.

Девушка медленно встала, поклонилась и медленно спустилась со стены. Я же так и остался стоять.

Знал бы кто, как я устал за сегодня. Вот вроде бы и не делал ничего, а вымотался, как неизвестно кто…


Армия Благоземья была разбита подчистую. Войска бежали, теряя знамена и личный состав от таких «случаев», что нельзя было даже предположить. Единственный уцелевший адепт Крови был тяжело ранен, а тар-керранг Галлит не знал даже, дотянет ли он до места, где была произведена высадка на земли столь негостеприимной Ал арии, и сможет ли он открыть червоточину. Оставалось лишь уповать на волю богов.

А если к этому еще добавить, что некогда непобедимую армию тар-керранга преследовали по пятам враги, а по дороге постоянно нападали партизаны, радоваться было нечему.

Вдобавок некоторое время назад пришло сообщение, что армия, направленная в Темную империю, разгромлена в пух и прах и бежит, подобно войскам самого тар-керранга. От высадившихся на восточных и западных берегах материка сведений не поступало очень давно, как, впрочем, и от ненавистного ил д'Иса, а значит, их судьба тоже была уже решена.

К месту, где адепт мог открыть червоточины, добрались жалкие остатки. И надо ж было такому случиться, что совсем неподалеку от этих земель удобно расположилось лагерем вражеское войско, пришедшее с территории Темной империи. Тяжело вооруженные рыцари удобно разместились вокруг костров, солдаты чистили мечи, по периметру были выставлены часовые, а неподалеку сладко спал, свернувшись тугим клубком, огромный черный дракон. Увидев приближение потреданного войска, все эти недружелюбные создания как-то резво зашевелились и приготовились напасть.

Единственное, что радовало, точка, где можно было открыть червоточину, была не столь уж мала, а потому, не доходя до врагов, адепт поспешно создал необходимое заклинание, и армия Благоземья благополучно растворилась в воздухе. Те, кто не успел пройти природный портал, увы и ах, остались в Аларии. Но это было уже не важно. Тем более что Галлита по пятам преследовало Объединенное светлое войско.

Впрочем, как известно, враги наших врагов — наши друзья, а потому встреча Ордена Предвечной Тьмы с присоединившимися к нему отрядами Свободного Поиска и представителями светлой половины Аларии произошла вполне спокойно. Тем более что среди Рыцарей Ордена оказался один ненаследный принц Темной империи, а среди представителей светлых — другой.

Были, конечно, и кое-какие трения. Так, Великий магистр весьма неодобрительно косился на построившего весьма успешную карьеру в Светлых землях подполковника Рона гар'Тшхена, но ничего ему не сказал. Впрочем, как и вышеупомянутый подполковник. А уж с солдатом светлой добровольческой Ильрихом гар'Кхаеном и вовсе никто беседовать не стал.

Впрочем, сейчас Великого магистра Ордена Лиона гар'Дайхэна интересовали вопросы куда более насущные. И если с червоточинами все было более или менее понятно — ни одного адепта захватить не удалось, а значит, надо самим искать способ открывания этих природных порталов, — то был и еще один весьма занимательный вопрос. И решить его предстояло в ближайшее время.

Окинув скучающим взглядом располагающийся бивуак светлых, Великий магистр отправился на поиски. Его Высочество Гилберта ас'Аргал искать долго не пришлось. Герцог Алентарский был занят тем же, чем и всегда на отдыхе. Он тренировался. Удобно расположившийся неподалеку черный дракон задумчиво пускал в небо струйки дыма, а лохматая волчица, невесть когда приблудившаяся к полку, не отрывала какого-то странного влюбленного взгляда от фехтующего принца.

Услышав шаги, принц остановился, оглянулся и опустил меч. Чуть склонил голову — поклон равного равному — и спросил:

— Вы хотели о чем-то поговорить, Великий магистр?

Лион некоторое время помолчал, подбирая слова и медленно начал:

— Да, мой принц. Я хотел узнать о том воине… который присоединился к нам по вашей просьбе. Том, кто не снимает маску.

— А что с ним не так? Он плохо сражается? — В зеленых глазах юноши запрыгали смешинки.

— Как раз наоборот… Скажите, он темный?

— В какой-то мере, — хмыкнул Гилберт.

— Он разговаривает только с вами… Передайте ему, что, если он захочет вступить в Орден, двери всегда будут открыты.

Герцог Алентарский склонил голову, скрывая усмешку:

— Я обязательно передам, Великий магистр. Но боюсь, он не согласится.


…Пыль в Кардморской библиотеке не вытиралась очень давно. В последний раз это было лет сто назад, не меньше — к такому неутешительному выводу пришла Марика, разглядывая испачканное грязью платье.

— Так что мы ищем? — чихнула из-за стеллажа Лура.

— Маргул его знает, — мрачно отозвалась принцесса. — Я все больше убеждаюсь, что Теренс послал нас сюда, чтобы мы ни во что не вмешивались.

— И у него это успешно получилось, — хихикнула сидящая на стремянке Стия.

Черноволосая Кира, как раз потянувшаяся за тяжелым фолиантом, только хмыкнула:

— В любом случае, это интереснее, чем вышивать. Книга выскользнула у девушки из рук и с оглушительным грохотом упала на пол, открывшись где ТО посередине. Брюнетка потянулась за томом, удивленно на хмурившись, пролистала несколько страниц и осторожно поинтересовалась:

— Марик, а книги по магии Крови разве не должны быть как минимум не в общем зале?

Принцесса тут же выхватила книжку у нее из рук, вчиталась в выцветшие строчки и радостно выдохнула:

— Девочки… Это же как раз то, что нам нужно!

— Что, — хмыкнула Стия, — на сто пятнадцатой странице там подробно рассказано, как открывать червоточины? Так это и без того ясно.

— Лучше, — фыркнула Марика, — это карта всех природных порталов Аларии. С точками их выходов. И пусть теперь только попробуют не взять нас с собой.

Уже через несколько дней объединенные войска Светлых земель и Темной империи вошли в Благоземье.


ГЛАВА 8 И сердцу тревожно в груди… | Что выросло, то выросло | ГЛАВА 10 Конец — всему делу…