home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1

Когда в пятницу в восемь утра я вошел в банкетную комнату VIP-зала в нашем аэропорту, Храповицкий уже сидел там и рассеянно таращился в телевизор. На нем вновь был строгий черный костюм без всяких излишеств и очки в золотой оправе. Вообще-то зрение у него было превосходное. Я уверен, что когда на охоте в темноте встречались два диких зверя: Храповицкий и другой, безоружный, то видели они друг друга с одинаковой отчетливостью. Но Храповицкий специально заказал очки с обычными стеклами для наиболее важных встреч. Он считал, что это придает ему серьезности.

— Волнуешься? — спросил я, пожимая ему руку.

— Конечно! — воскликнул он оживленно. — Еще как! В «Версаче» на Кузнецком мосту зимнюю коллекцию привезли, а мы туда не успеваем! Весь день расписан. Единственный выход — пока мы у Вихрова будем время терять, послать в магазин охрану с деньгами и забрать все, что там есть моего размера. А уж дома разбираться: подходит, не подходит.

Я заметил, что даже очки не скрывали полукружий под его глазами. Я был уверен, что он не спал ночь, а сейчас просто рисуется. Бравирует, не желая признаваться в своих переживаниях.

— А по поводу своего назначения ты, стало быть, спокоен?

— А тут-то чего волноваться? — поднял он брови. — Все, что можно и нельзя, мы уже сделали. С Вихровым встреча предстоит чисто техническая. Сам он ни рыба ни мясо. Умом не блещет. Так что от меня требуется только одно: не напугать его. То есть не производить никакого впечатления. Лишнего не говорить. «Да» и «нет» не отвечать. Черное с белым не брать. Короче, чем преснее я буду, тем лучше.

— Трудно тебе придется при твоем интеллекте, — съязвил я.

— Да, умище не спрячешь, — согласился Храповицкий. — Ты-то ведь, наверное, эту проблему только понаслышке знаешь.

— Вася рассказывал, — подтвердил я. И не удержавшись, добавил мимоходом: — Очки, кстати, поправь. Ты их задом наперед надел.

— Как задом наперед? — всполошился Храповицкий, срывая с себя очки и делая инстинктивное движение к висевшему на стене зеркалу.

Все-таки он был взвинчен до предела. В следующую секунду до него уже дошло, что его разыгрывают.

— Скотина! — выругался он. — Шутник чертов! Вот переведу твою охрану в сторожа, будут они вместо пистолетов двустволки носить! Пошляешься ты в такой компании по ресторанам.

Побушевав еще пару минут, он успокоился и снова напустил на себя небрежный вид.

— От старшего Вихрова придется к младшему мчаться. Выражать благодарность. Вот тут, конечно, засада. Веришь, мой организм решительно протестует, когда в него вливают по бутылке коньяка каждые полчаса. Тем более что потом нам предстоит отправиться в «Русскую нефть». И меньше всего мне хотелось бы появляться там пьяным в хлам. Хотя, возможно, твой друг Вася счел бы это состояние вполне уместным для первой встречи. Способствует созданию непринужденной атмосферы.

— Рассказать тебе про вчерашний допрос? — поинтересовался я.

— Да ну его к черту! — замахал он руками. — Буду я еще себе голову сейчас забивать. Я про этого Лихачева и так уже слышать не могу. Знаю я наперед все, что он скажет.

Я полагал, что всего он не знал. Но бередить его перед ответственными встречами было бы и впрямь бесчеловечно. Я достал сигареты и собрался закурить.

— А вот этого нельзя! — объявил Храповицкий. — Я с сегодняшнего дня бросил. Прошу меня не искушать. Нет, серьезно, Андрюх, — добавил он извиняющимся тоном. — Покури там, в зале. Пощади мою расшатанную психику. Из последних сил терплю.

Я двинулся к выходу, но вдруг остановился как вкопанный. Из-за приоткрытой двери в щель на меня смотрел генерал Лихачев. Был он в парадном мундире, в фуражке, с небольшим портфелем в руках. И весело мне подмигивал.

Прежде чем я успел открыть рот, он широко распахнул дверь и шагнул внутрь.

— Здравствуйте! — громко произнес он хорошо поставленным голосом. — Какая приятная неожиданность! Не правда ли, Владимир Леонидович?

Храповицкого как будто током ударило. Он передернулся, глаза его злобно сверкнули. Набычившись, он коротко кивнул генералу и отвернулся к экрану. Я передумал выходить. Пожав генералу руку, я сел на место.

Некоторое время никто ничего не говорил, если не считать телевизионного ведущего, повествовавшего в утренней программе о том, что нужно делать с туфлями, чтобы устранить неприятный запах. Его жизнерадостный актерский голос подчеркивал воцарившуюся напряженность.

Генерал полистал газету и отложил в сторону.

— Не хотите, значит, Владимир Леонидович, мне руку-то пожать? — спросил он, как будто только сейчас вспомнил об этом.

Храповицкий, уже овладевший собой, не спеша перевел на него взгляд и поправил очки, словно стараясь рассмотреть получше.

— Это вы мне? — уточнил он холодно.

— Нет, это я вслух сам с собой разговариваю, — с преувеличенной поспешностью ответил Лихачев. — Со мной бывает.

Он явно был в настроении подурачиться.

— Не хочу, — отрезал Храповицкий.

— Вот так, значит! — печально отозвался генерал. — Не вышло у нас дружбы. Жаль, конечно...

— Я не собираюсь принимать участие в ваших комедиях! — отчеканил Храповицкий. — Вы свой заказ отрабатываете? Ну, и на здоровье! Меня только не трогайте. Я бизнесмен, а не циркач.

Но генерал вовсе не собирался отступаться.

— Заказ, говорите? — заметил он с любопытством. — Нет, правда, Владимир Леонидович, если уж случай нас здесь свел, ответьте мне, пожалуйста, на один вопрос. Только честно, ладно?

— Слушаю, — произнес Храповицкий сквозь зубы.

— По-вашему, весь сыр-бор из-за того, что я взятку получил? — добродушно улыбаясь, спросил генерал.

С минуту Храповицкий смотрел на него в упор, раздумывая, отвечать или нет.

— А из-за чего же еще? — пожал он наконец плечами. — Не станете же вы меня уверять, что вдруг про свой служебный долг вспомнили.

— Не стану, — подтвердил Лихачев, по-прежнему улыбаясь. — Да и стал бы, вы бы все равно не поверили... Я вам на эту тему один анекдот расскажу. Бородатый, правда. Но забавный. Вы не возражаете?

Храповицкий только саркастически хмыкнул.


предыдущая глава | Жажда смерти | cледующая глава