home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



6

Обычно после тренировки губернатор отпускал служебную машину, и Храповицкий подвозил его до дома. Так было и на этот раз. Он доставил губернатора к крыльцу его трехэтажного красивого особняка и отбыл в сопровождении своей многочисленной охраны на трех машинах.

Губернатор вошел в дом и сразу проследовал на кухню, занимавшую метров пятьдесят и соседствовавшую с просторной гостиной. На кухне уже сидела его жена Елена в голубой полосатой пижаме, которую Лисецкий терпеть не мог, считая, что пижамы отбивают всякую охоту к сексу. Он предпочитал прозрачные пеньюары, хотя в глубине души понимал, что даже они не пробудят в нем прежних чувств к жене.

Елена, поставив на стол круглое зеркало, втирала в лицо густой зеленоватый крем. Под маской крема ее тонкие красивые черты были неузнаваемы. Ресницы без туши выглядели белесыми, и все ее лицо со светлыми глазами и ненакрашенными, бесцветными губами напоминало Лисецкому не то какую-то сыворотку, не то простоквашу.

— Что ты со своими мазями вечно на кухне возишься! — не здороваясь, брезгливо поморщился Лисецкий. — Иди вон в спальню, там и делай что хочешь. Дай мне поесть что-нибудь. Я только что с тренировки.

— С ума сошел! — невозмутимо отозвалась она, не оборачиваясь и не двигаясь с места. — Посмотри на себя. Брюхо уже висит. В тебе килограммов пятнадцать лишних. А ты на ночь есть собрался. Бери пример с Храповицкого. Молодец парень! Сидит на диете, зато как выглядит!

Губернатор не любил, когда ему ставили кого-нибудь в пример. Особенно если его укоряли людьми, которые от него зависели и которых он поэтому считал ниже себя. Слова жены были ему вдвойне неприятны, поскольку она была младше его десятью годами. А Храповицкий еще моложе. Получалось, что она исподволь напоминала Лисецкому о существующей разнице в их возрасте. Губернатор почувствовал ревнивый укол.

Елена вообще только тем и занималась, что говорила ему гадости. Возможно, она делала это бессознательно, но, по мнению губернатора, это происходило обдуманно. Для себя он объяснял ее язвительную манеру разговора женской агрессией, возникшей в результате страха перед наступающим климаксом. Он где-то читал об этом. То, что до климакса Елене было еще довольно далеко, его не смущало.

— Не знаю, как там выглядит Храповицкий, — проворчал он. — Я мужчинами, знаешь ли, не интересуюсь. А только в теннис я его под орех разделал. Только перья летели. Да и в парилке он язык на плечо высунул.

Лисецкий прошел к холодильнику, порывшись на полках, достал сыр, решил, что это действительно будет слишком тяжело на ночь, вздохнул и, отставив сыр в сторону, взялся за индюшку.

— Да он тебе просто поддавался, — усмехнулась Елена. — Он же умница. Ловкач.

Лисецкий и без нее знал, что во всех играх подчиненные стараются ему поддаться. И он считал это справедливым. Но он не любил, когда ему напоминали об этом. И сердито хмыкнул.

— Вилку бы хоть взял! — снова сказала она. — Что ж ты руками ешь, как свинья!

— Не учи меня! — огрызнулся он с набитым ртом. — Лучше лицо вытри. А то сидит, как Фантомас, да еще таращится.

— Да где бы ты был, если бы я тебя не учила, — ответила она, повторяя свою излюбленную присказку. — Так бы и протирал штаны в своей лаборатории.

Теперь Лисецкий разозлился не на шутку. Елена действительно в свое время заставила его бросить прежнюю профессию и избрать политическую стезю. Но каждый раз попрекать его этим было с ее стороны хамством. Тем более что в последнее время она все чаще говорила об этом на людях.

Он хотел было прикрикнуть на жену, но передумал. За годы правления областью у него выработалась привычка ничего не предпринимать сразу и особенно тщательно готовить планы мести. Он дожевал индюшку и повернулся к жене.

— Храповицкий ежегодный конкурс красавиц проводит, — заметил он как бы между прочим. — В конце октября. Ты пойдешь?

Это был двойной удар. Во-первых, таким образом он давал ей понять, что сколько бы она ни молодилась и ни прихорашивалась, в конкурсах губернских красавиц она может участвовать только на правах жены губернатора. Во-вторых, и это было еще обиднее, в этих конкурсах всегда участвовали его молодые любовницы, о чем ей регулярно доносили.

У Елены сразу вытянулось лицо. Глаза под маской беспомощно заморгали.

— Новую крысу себе нашел? — спросила она упавшим голосом.

— Ну почему же крысу? — жеманно ответил Лисецкий, поджимая губы и мгновенно приходя в хорошее настроение. — А может быть, юную, интеллигентную девушку?

— Ага! — раздраженно ответила она. — Нужен ты им, интеллигентным девушкам! За тобой только твари и ползают.

— Нравлюсь я женщинам, — кокетливо подтвердил Лисецкий и даже заглянул в зеркало через ее плечо.

— Не ты им нравишься, а твои деньги! — взорвалась Елена. — Вы думаете, почему они возле вас трутся? Да они денег ваших хотят! А сами потом смеются над вами, старыми дураками, вместе со своими молодыми любовниками!

Лисецкий с минуту любовался на ее искаженное яростью и обезображенное кремом лицо.

— Как хорошо, что у тебя нет молодого любовника, — едко парировал он. — Что вышла ты уже из этого возраста. А то вот бы ты надо мной смеялась! Ведь больше, чем на тебя, я ни на одну крысу не трачу!

И чрезвычайно гордый тем, что сумел поставить жену на место, он, немузыкально насвистывая, удалился с кухни.


предыдущая глава | Жажда смерти | cледующая глава