home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1

— Нет, Владимир Леонидович, тут что-то не так, — глядя на Храповицкого старческими, выцветшими глазами, тянул прокурор. — Уж поверь мне, что-то здесь не сходится.

Он посмотрел на лежавшую перед ним папку с жалобой, которую принес Храповицкий, задумчиво почесал свой мягкий шишковатый нос, решил, что без очков все равно ничего не увидит, и отодвинул папку в сторону.

— Чует мое сердце, неспроста все это, — заключил он.

— Конечно, неспроста, — сдерживаясь, произнес Храповицкий. Он опасался прокурорской нерешительности и пытался надавить исподволь. — Это заказ. Продажность и наглость. И ничего больше.

— Что заказ, это и дураку понятно, — поддакнул прокурор. — А все равно — не то.

Он вздохнул и посмотрел в потолок. Прокурор готовился к пенсии. Вся эта война, затеянная олигархами, была ему совершенно ни к чему. Проблем у него хватало и без нее. Ему не нравилось, что в эту войну влезает губернатор, но еще больше не нравилось, что Лисецкий пытается впутать и его, прокурора. По его мнению, если на то пошло, то сажать их можно было всех. И Гозданкера, и Храповицкого, и самого губернатора. Честных среди них не было. Так что даже если бы они передрались и переубивали друг друга, никакого вреда, по его, прокурора, мнению, области от этого бы не приключилась. Одна только польза. Поэтому он сидел и тянул свое «не то», пытаясь сообразить, с чего начать, чтобы сразу не наломать дров.

Что ввязываться в эту склоку все равно придется, он понимал. Отказать губернатору он не мог. К выходу на пенсию Лисецкий обещал подыскать ему хорошее спокойное место в областной администрации. К тому же прокурор терпеть не мог генерала Лихачева, выходца из КГБ, который только и умел, что собирать всякие сплетни и доносить в Москву, через что прокурор сам однажды чуть не пострадал.

— Лихачев взял денег у Гозданкера, — теряя терпение, выговорил Храповицкий. Упоминание о деньгах, как ему казалось, должно было подогреть прокурора. — А теперь их отрабатывает. Прет напролом.

Прокурор фыркнул.

— Эка невидаль, денег взял, — возразил он. — А что, Лихачев у тебя не берет, что ли? Так уж, между нами? Берет, конечно. А видишь, все равно полез. Да бойко так! У всех на глазах! Ораву такую послал. Хоть бы мне сначала позвонил, я бы ему объяснил, как это делается. Так нет! Сам попер! Ведь знает, что ты с губернатором того... Дружишь. А видишь, не побоялся. Он ведь тертый калач, Лихачев-то. Просто так голову в петлю не сунет. Губернатор его еще на будущий год согласовывать будет. И вдруг вот вам. Получи фашист фанату! — Он прервался и покачал головой. — Нет, Владимир Леонидович. Тут не простой заказ. Тут — политика! — последнее слово прокурор выговорил с отвращением, понизив голос.

— Какая же политика? — удивился Храповицкий. — Я же политикой не занимаюсь! Мое дело бизнес.

— Ты-то, может, и не занимаешься, — согласился прокурор. — А кое-кто занимается.

Он кашлянул, огляделся по сторонам, как будто в его тесном кабинете мог случайно оказаться кто-то посторонний, и на всякий случай наклонился поближе к Храповицкому.

— Губернатор-то наш чего удумал? — зашептал он. — В президенты идти! Слыхано ли? И болтает об этом кому ни попадя. Вся область уже об этих планах знает. А в Москве-то не дремлют. Нет, — решительно покачал он головой, как будто Храповицкий настаивал на том, что состояние дремы является непременным условием жизни в Москве. — Не дремлют.

— Вы хотите сказать... — начал Храповицкий, пораженный.

— А ты как думал! — важно отозвался прокурор. — У них там свои планы. И тут — на тебе! Из Уральска! Губернатор! Нацелился! Как, по-твоему, понравится им там такое или нет? Вот ты сам поставь себя на их место.

— Ну не из Кремля же Лихачев приказ получил! — недоверчиво усмехнулся Храповицкий.

— Я так соображаю, что именно из Кремля. — снова вздохнул прокурор. — Решили маленько нашего осадить. Чтоб, как говорится, нюх не терял. Ему-то ведь по должности надо нос по ветру держать. А то вся рота, выходит, не в ногу, а он один самый умный. А подобраться, значит, удобнее всего через тебя. Вы же вместе все дела проворачиваете. На пару. Сын его у тебя работает. То, другое. Вот ты и выходишь без вины виноватый. Целят в него, а копают под тебя. Нароют что-нибудь и вызовут его в Кремль. Скажут: сиди тихо, не рыпайся, делай то, что мы скажем. Или сам понимаешь, чем закончится. Вот почему Лихачев так обнаглел! Сообразил теперь? Он поддержку за собой чует. Ему сказали: «Фас!»

Удовлетворенный собственной интерпретацией событий, прокурор шумно отхлебнул чаю и добавил еще ложку сахара.

— Нет, я, конечно, не осуждаю губернатора, — выговорил он с явным неодобрением. — Ему, как говорится, виднее. А только чего человеку не сидится? Работал бы спокойно. Во благо, так сказать, области. И себе не во вред. Ан — нет! Не желает. В Москву захотел!

— Так мне-то что прикажете делать? — не выдержал Храповицкий. Эти пустые разговоры, прикрывавшие явное нежелание прокурора принять решительные меры, его раздражали.

— Мой тебе совет, Владимир Леонидович, готовься к судам, — грустно посмотрел на него прокурор. — Протест мы, конечно, внесем. Я своему заместителю подскажу, как все сделать. Себе на контроль возьму. А только по всему видно, что наплюет Лихачев на мои протесты. Он вон как удила закусил. А еще лучше, Владимир Леонидович, езжай-ка ты, друг мой, в Москву! Там концы нужно искать. Оттуда все исходит.

Когда Храповицкий, ничуть не успокоенный результатами встречи, был уже в дверях, прокурор остановил его.

— А слышь, Владимир Леонидович, — заговорщицки подмигнул он. — Мне тут мои ребята шепнули, что в твоем сейфе, ну который эти орлы у тебя уволокли, аж миллион лежал. Долларов. Правда или нет?

— Конечно, вранье! — вспыхнул Храповицкий. — Там и четырехсот тысяч не было.

— Четыреста тысяч — тоже огромные деньги! — покачал головой прокурор, впечатленный цифрой. — Ну, надо же! А это, значит, чьи они? Твои? Или все же его?

— Кого «его»? — не понял Храповицкий.

— Ну, губернатора-то? — подсказал прокурор. — Егор Яковлевича. Может, ты ему собирал.

— Мои, — отрезал Храповицкий. — Личные. — И добавил со скрытой иронией: — На квартиру в Москве копил.

Прокурор не уловил сарказма.

— Гляди, как у них все дорого! — искренне поразился он. — А ваши ребята мне в прошлом соду домишко строили, так всего тридцать пять тысяч взяли!

Храповицкий стиснул зубы, но ничего не сказал. Строительные работы вместе с отделкой на самом деле обошлись ему под триста тысяч долларов. Но даже когда прокурору предъявили счет в десять раз меньше настоящего, он попросил рассрочки на четыре года.


предыдущая глава | Жажда смерти | cледующая глава