home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



6

В кабинет Храповицкого мы вернулись минут через сорок. Здесь нас и нашел Виктор.

— Ты губернатору звонил? — с порога спросил он.

В отличие от всех остальных, он не выглядел ни обескураженным, ни испуганным. Скорее, по-деловому сосредоточенным. Долгий опыт работы в торговле приучил его относиться к подобным событиям как к неизбежному злу.

— Звонил, — сумрачно ответил Храповицкий. — Он тоже в ярости.

— Да уж! — протянул Виктор, качая головой. — Устроили они дебош! Вот это, я понимаю, спектакль. Порезвились ребята. Одни маски-шоу чего только стоят! Без них же никак нельзя. А нагнали-то их сколько! Как будто у нас здесь вооруженная банда окопалась и отстреливаться собралась. Бегают, орут! Весь народ нам переполошили. Сейчас, поди, уже вся область на ушах стоит.

— Губернатор сам в полной прострации. Кричал, что сотрет Лихачева в порошок. Говорит, что тот сошел с ума...

— Не сошел с ума, а денег получил от Гозданкера, — хмыкнул Виктор. — А то губернатор не знает, как это делается. За бесплатно Лихачев и пальцем не шелохнет, не то что такое представление организовывать. У меня аж кассету изъяли, где я Анжелику голой снимал. Вещественное доказательство! Уроды недоделанные! Ну ладно, пусть развлекаются на досуге. Слюни пускают. Поднимают, как говорится, уровень своей сексуальной культуры.

Он сел за стол, подвинул к себе пепельницу и закурил.

— И главное, момент, гады, какой выбрали! Это же все сделано, чтобы твоему назначению помешать!

— А вот хрен они угадали! — враждебно отозвался Храповицкий.

Дверь открылась, и вошел наш главный юрист. Это был полный, уверенный в себе седой мужчина, бывший заместитель прокурора области.

— Ну что, Владимир Леонидович! — снисходительно начал он. — Спешу вас утешить. Нарушений много. Закона они не знают. Тут нам, можно сказать, повезло. Молодые еще, горячие. Ни ума ни опыта. Ох, и щучил же я таких дураков в свое время! Ох, и щучил! Навытяжку у меня стояли. Завтра повезем жалобы в прокуратуру и в суд. Думаю, отобьемся. Я почти везде присутствовал. Протоколы мы составили. Так что особенно не переживайте.

Опротестуем. Дураки, честное слово. На что надеются? Там во время обыска двум женщинам с сердцем плохо стало. Так эти щенки их даже из кабинета не выпустили. Мы «скорую» вызвали, а они врачам двери не открывают. Фамилии врачей мы записали. Пригодится для свидетельских показаний. Мы, конечно, и так выиграем, но уж для полноты картины. В аналитическом отделе, кстати, они все еще роются. Похоже, ночевать тут собрались. Остолопы!

Он неодобрительно покачал крупной седой головой.

— А по какому праву они вообще сюда вперлись? — перебил его Виктор. — Против нас-то они что имеют?

— Ну, видите как, — вздохнул юрист. — Они возбудили дело против одного из наших подразделений. Поскольку мы являемся учредителями, то формальный повод у них был. Все это, конечно, притянуто за уши...

— Завтра прокурор области ждет меня с утра, — вставил Храповицкий. — Губернатор уже ему звонил. Вы к утру со своими жалобами управитесь?

— Постараемся, — заверил юрист. — Хотя они тут столько наворотили! Замучаешься описывать. Я такого непрофессионального подхода даже и не припомню за всю свою практику. Понятых своих привезли, каких-то стажеров. Дилетанты, что с них взять? В некоторые помещения входили вообще без свидетелей. Что они там творили, никому не известно. Беззаконие, одно слово!

— Это не беззаконие! — меланхолически заметил Виктор, следя за кольцами дыма. — Это заказ.

— Заказ-то тоже можно по-умному выполнить, — возразил бывший прокурор. — Уж вы мне поверьте! А тут-дурь одна.

С моей точки зрения, он был настроен слишком оптимистично.

— Мне кажется, что всю возню с Пахом Пахомычем они затеяли лишь для того, чтобы получить доступ к нашим документам, — заговорил я. — Им нужен был предлог. А теперь по материалам обыска они начнут трясти нас. Если мы, конечно, их не остановим, — прибавил я, видя, как изменился в лице Храповицкий.

— Занимайтесь жалобой, — отдал юристу распоряжение Храповицкий. — И пока не закончите, всем оставаться на рабочих местах. И вызовите ко мне главного бухгалтера, если она уже освободилась. Да, и зайдите к Савицкому, скажите, чтобы после их ухода сразу начали проверку помещения. Если найдете жучки, обязательно упомяните об этом в жалобе.

Через некоторое время у нас в кабинете появилась дородная строптивая дама средних лет с медными крашеными волосами, возглавлявшая нашу бухгалтерию. В светлом бежевом костюме и таких же сапогах, нарядная и ухоженная, она сейчас дрожала, как студень, всем своим пышным телом. Главная бухгалтерша неудобно уселась на кончике кресла, сложила руки на толстых коленях, выглядывавших из-под слишком короткой для ее возраста и форм юбки, и по-собачьи выжидательно вытянула вперед голову.

— Закончили у вас? — мягко спросил Храповицкий.

— Роются еще, — ответила она, стараясь совладать с предательски дрожавшим голосом. — Хватают все подряд, бумаги изымают. Не представляю даже, как мы с завтрашнего дня работать будем. Половину нужных нам документов забрали. Балансы взяли, квартальные. Девчонки там с ними разбираются, а я, значит, к вам. Да что же это такое, Владимир Леонидович! — вдруг сорвалась она на крик.

На этот риторический вопрос Храповицкий не ответил.

— Я надеюсь, в тех документах, которые они забирают, не содержится ничего, что могло бы нам навредить? — произнес он с нажимом.

— Да мы уж всегда такие осторожные, Владимир Леонидович! — всплеснула она пухлыми руками в кольцах. — Но прицепиться-то можно к чему угодно. Было бы желание.

Что-то неуверенное в ее интонации не понравилось Храповицкому.

— Я же еще летом приказал вычистить всю бухгалтерию! — рявкнул он. — Я же лично предупреждал вас! Финансовый директор должен был проследить!

— Так ведь мы все исполнили, как вы велели, — запричитала она. — Весь август без отпусков сидели. Я сама контролировала. Но все же не уберешь! Все-таки документы. Да и вроде улеглось. Потом-то. Затихло как-то. А тут еще баланс квартальный подоспел. Сдавать же было надо... Ну, может, девчонки и расслабились немного. Да ведь не угадаешь же, Владимир Леонидович! Кто же знает, чего они ищут!

И не в силах больше сдерживаться, она расплакалась. Видя, что давить на нее сейчас бесполезно, Храповицкий поспешил от нее отделаться и потребовал к себе начальника аналитического отдела.

Гриша вошел, весело потирая руки. Это был жизнерадостный парень лет двадцати восьми, симпатичный, нескладный и несколько рассеянный. По знанию компьютеров и анекдотов ему не было равных.

— Три часа с нашими железяками возятся! — радостно объявил он. — Коды взломать не могут. Сказали, все процессоры к себе увезут. Ну, пускай их специалисты попыхтят. А мы посмеемся.

— У тебя как будто праздник! — проворчал Виктор.

— Да они их сроду не откроют! — ликовал Гриша. — Я лично защиту ставил. Пусть ковыряются. Специалисты! Ей-богу, Владимир Леонидович, мышь от коврика не отличают!

Гриша прыснул.

— Вы только представьте, подходит ко мне их начальник и спрашивает: «А сервер ваш где?» А я ему на холодильник показываю...

— Там есть что-нибудь для нас неприятное? — перебил его Храповицкий.

Гриша смущенно пригладил непокорную копну волос.

— Порнуха, конечно, есть, — признал он. — За ребятами же не уследишь. Фильмы скачивают, ну и прочую ерунду. Я уж воюю как могу. Сами знаете...

— Я про документы спрашиваю! — снова перебил Храповицкий.

— А, вы насчет этого! — сразу успокоился Гриша. — Тут бесполезно! Нечего ловить. Откуда документам-то взяться! Сами рассудите. Зачем же нам документы?

Он хитро подмигнул.

— А чем же вы на работе занимаетесь? — не утерпел Виктор. — Порнуху, что ли, смотрите?

— Порнуху — только после работы, — поспешно возразил Гриша. — Тут я никаких послаблений не допускаю. Хочешь на голых телок глазеть — пожалуйста, оставайся в офисе на ночь. Без этого ведь тоже нельзя. Служба у ребят такая...

— А мы вам потом за это сверхурочные платим! — саркастически хмыкнул Храповицкий. — Так с документами что?

— На дисках. В надежном месте, — важно ответил Гриша. — В конце каждого рабочего дня вся информация из компьютеров убирается. Одни выносят, другие прячут. Я такую систему обороны продумал, что если сам захочу что-нибудь отыскать, и то — не получится.

Храповицкий облегченно перевел дыхание.


предыдущая глава | Жажда смерти | cледующая глава