home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



8

— Вам, кстати, не холодно? — осведомился Гоша, когда мы с ним возвращались домой. — А то вы все в костюмах бегаете. Без плаща. Октябрь, между прочим, на носу.

— Какой октябрь? — удивился я. — Бабье лето еще не наступало.

— Прошло уже, — грустно возразил Гоша. — Вы, поди, в делах-то и не заметили. Люди уж утеплились.

Я задумался, припоминая: действительно ли я так замотался? Или Гоша что-то напутал?

— Да. И резину зимнюю пора покупать, — прибавил Гоша, словно эта мысль только что пришла ему в голову. — А то скоро заморозки. Машины-то по утрам шлифовать будут на льду.

Такого изощренного захода я от Гоши не ожидал. Я стиснул зубы и прибавил газу.

— Ты в бухгалтерию докладную подавал? — спросил я, подавляя раздражение.

— Подавал, — уныло ответил Гоша. — А толку-то что? Они сказали, что в прошлом году мы уже брали денег на резину. Мол, еще год можем отъездить. На Владимира Леонидовича-то машины они выдали, — прибавил он завистливо. — И Крапивинской охране тоже дали. И на Шишкина машины. А мне отказали. — Он вздохнул и расстроенно посмотрел в черное, мокрое от дождя боковое окно.

А вот этот прием Гоши мне был знаком очень хорошо. Он пытался меня подтолкнуть к новым тратам, пробуждая дух соперничества, постоянно и с увлечением повествуя о новых привилегиях чужой охраны.

— Ну а чего ты хотел, — ответил я с деланным смирением. — Они партнеры. Владельцы. Своими деньгами распоряжаются как хотят.

Гоша опять вздохнул. Но поскольку я оставался безучастным, он попробовал подойти к этой проблеме иначе.

— Может, вы поговорите с Владимиром Леонидовичем, а? — предложил он осторожно.

Я даже не улыбнулся в ответ. По мнению охраны, у нас с Храповицким не было более важных тем для обсуждения, чем закупка зимних шин. Конечно же, за всю историю наших с Храповицким отношений я никогда не обращался к нему с подобными просьбами, стараясь выкручиваться самостоятельно. Но с финансами что-то нужно было решать, в этом Гоша прав. Причем срочно. Если считать со всеми премиями, то зарабатывал я около полумиллиона в год. Довольно много. Но тратил, похоже, еще больше. Мне катастрофически не хватало денег.

Хотя какую-то часть расходов на мою охрану брала на себя наша фирма, мне постоянно приходилось доплачивать своим ребятам. В целом мое обширное хозяйство, требовавшее непрерывного ремонта и обновления, приводило меня в отчаяние.

Содержание дома обходилось как минимум в тридцать тысяч долларов в год плюс зарплата тамошних охранников и домработницы. Мой автопарк вместе с машинами охраны требовал еще тридцать, не меньше. Кстати, охрана колотила наши машины с каким-то остервенением. Возможно, они считали, что это часть их служебного долга. Еще двадцать тысяч стоило содержание катеров с их консервацией и спуском на воду. Все вместе составляло больше сотни. Плюс обязательное представительство в виде деловых ужинов и подарков к знаменательным датам, от дней рождений до Нового года. Еще сотня.

Если прибавить сюда деньги, которые я отправлял бывшей жене и сыну, и расходы на случайных женщин, с которыми я впопыхах даже не всегда успевал переспать, то получалось, что на себя лично я вообще ничего не трачу. На себе я экономил. Это было глупо и невыносимо.

— Может быть, охрану сократить? — мстительно заметил я, не глядя на Гошу, как будто размышляя вслух.

По Гошиному дыханию я почувствовал, что он сразу затаился.

— Николая, конечно, можно уволить, — задумчиво заговорил Гоша после паузы. — На одних обедах сэкономим. Он вон как разъелся. А остальных-то как же? И так с утра до вечера крутимся как заведенные! Продыху нам нет. По-хорошему, еще человек двух принимать надо. По одному в каждую смену.

Николай был начальником смены, с которым Гоша вечно воевал.

— Я лучше тебя уволю, — проворчал я.

— Меня нельзя, — усмехнулся Гоша, ничуть не напуганный. — Без меня вы пропадете. Вы же все забываете. То сумку с деньгами. То еще что. Да вы же даже свой гарем по именам не помните! «Гоша, позвони той черненькой», — передразнил он. — А их, черненьких, считай, штук пять. Куда вы без меня! — Он почесал в затылке. — А может, вам жениться, а? — предложил он довольно неожиданно.

— Ничего умнее тебе в голову не приходит? — осведомился я довольно резко.

— Хорошее, между прочим, дело, — настаивал Гоша. — С одной-то вы, конечно, вряд ли уживетесь. Характер у вас непростой, не в обиду вам будет сказано. Я-то ничего, терплю. А вот вам надо двух жен взять. Или даже трех. А то у всех ваших знакомых по три жены. А у Владимира Леонидовича целых четыре! Нет, я, конечно, понимаю, что он начальник. Но пару вам все же можно завести. А то одному как-то несолидно.

— Я не один, — проворчал я. — Со мною только охранников по трое в каждую смену. Плюс еще ты. Если пару жен добавить, я такую ораву не прокормлю.

— Значит, не хотите жениться? — настаивал Гоша.

— Не хочу, — подтвердил я.


предыдущая глава | Жажда смерти | cледующая глава