home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

Вдруг меня окликнули. Я обернулся. Передо мной, жизнерадостно сверкая стеклами золотых очков и раскинув руки для объятий, стоял Борис Васильевич Кравчук. Или попросту Боня, как его называли все.

— Дружище! — зарокотал он. — Сто лет тебя не видел! Пришел капусту засадить?

Боне уже перевалило за пятьдесят. Это был невысокий, полный мужчина, на редкость представительный, всегда гладко выбритый, в отличных костюмах, с галстуком, запонками и цветным платком в нагрудном кармане. Светлые волосы, все еще густые, он зачесывал назад и носил усы. Это придавало ему старомодно-респектабельный вид. День он обычно начинал рюмкой коньяку, а заканчивал чем придется. И с кем попало.

По роду своей деятельности Боня был профессиональным аферистом. Что, кстати, вовсе не означало, что он обманывал каждого встречного. Как и у всех аферистов, у него была своя этика. И подобно всем аферистам, он считал себя глубоко порядочным человеком.

Еще в советское время он успел за разные махинации пару раз побывать за решеткой, что никак не сказалось ни на его природном оптимизме, ни на профессиональных предпочтениях. Просто одни аферы сменились в его репертуаре другими, более соответствующими времени.

Боню знала вся область, и не только наша. Он водил дружбу и с большими столичными чиновниками, и с законными ворами, не брезгуя при этом ни мелкими коммерсантами, ни паршивыми уголовниками. Нарушая все мыслимые правила дорожного движения, он летал по уральским дорогам на шестисотом «Мерседесе», скорее всего, числившемся в угоне, зато с мигалками и сиреной. Даже Бонин водитель и охранник появлялись только в костюмах.

Он вечно терся в VIP-зале нашего аэропорта, кого-то встречал и провожал, обнимался, цеплялся к официанткам, мешая криминальный жаргон с канцеляризмами, сыпал анекдотами и тостами, сводил нужных людей и хлопотал по каким-то проектам. Порой, ко всеобщему, в том числе и Бониному удивлению, у него что-то срасталось, и на Боню сыпались комиссионные. За счет этого он и жил.

— Вот уж не думал, что ты играешь! — продолжал Боня. — Ты, кстати, один? А телки где?

— Один, — подтвердил я. — Что-то не сложилось у меня пока с телками.

— Стареешь! — фамильярно ткнул меня в бок Боня. — Кстати, заметно по тебе. Ревматизм еще не мучает? Надо открытку тебе прислать ко дню пожилого человека! А че, блин, хоть поздравлю. Валенки тебе подарю. На ночь надевать будешь, если уж девки тебя не греют. — Он захохотал. — Значит, с телками ты завязал. Пить-то хоть не бросил?

— Тоже бросил

— Ой, какой ты плохой! Тогда придется мне за обоих отдуваться! — Боня состроил удрученную мину. — Трудно мне, сиротинушке. Молодость проходит, а денег все нет! Пошли, пошли, — тащил он меня к бару. — Я уж тут, считай, два дня зависаю. Утром — на службу, вечером сюда. Да, видишь, к нам Юрка Косумов приехал. Из Генеральной прокуратуры. Он без казино жить не может. Знаешь, поди, его?

Конечно же, я не знал Юрку Косумова из Генеральной прокуратуры. И даже не представлял, откуда я мог бы его знать.

— Да брось! — корил меня Боня. — Ну, Юрок. Косумов. Считай, второй человек в Генеральной прокуратуре. Все вопросы там решает. Да вон он, вон! — Боня ткнул пальцем в сторону игравшего поодаль в покер стройного мужчины лет сорока с кавказскими чертами лица. Мне совершенно точно не доводилось его встречать.

— Он к нам тут из Москвы на пару дней прилетел. Вчера утром. Заводной, страх! Спасу нет. Только и знает, что игра да бабы. Да они, москвичи, все такие. Когда они работают — ума не приложу. Да в принципе, зачем им? Им бабки и так со всей страны везут. — Боня завистливо вздохнул и закончил: — Ночь еще мне с ним отмучиться. А завтра — в аэропорт и отсыпаться.

— Дай-ка нам, солнышко, коньячку, — обратился он к пухлой барменше с недовольным лицом. — Капель по пятьдесят. И лимончика.

— Еще что-нибудь надо? — осведомилась барменша.

— Ага! — кивнул Боня. — Номер телефона своего притарань, глядишь, пригодится. У меня завтра день свободный. Да шучу я, шучу! Вот уставилась, а! Сразу, что ль, влюбилась?

Барменша, фыркнув, отошла, всем своим видом выражая возмущение.

— Размечталась, плюшка толстая, — вслед ей бросил Боня, впрочем, несколько понизив голос. — Нужна ты мне!

Пухлая барменша принесла коньяк и, не глядя на нас, поставила на стойку. Боня сначала хлопнул свою рюмку за меня, а потом выпил мою «за себя».

— Ты неси еще! Неси, не стой, — бросил Боня барменше. — Видишь, я выпил, значит, новую ставь. Так вот и воспитываю народ с утра до вечера, — посетовал он. — Учу хорошим манерам.

Я понимающе кивнул.

— Мы сейчас серьезными делами занимаемся, — важно проговорил Боня, отирая усы и жуя лимон. — Реальным сектором экономики.

— Каким сектором? — недоверчиво переспросил я, гадая, где Боня мог выучить такие слова.

— Реальным, — небрежно пояснил Боня. — Заводы, там, покупаем, пароходы. Короче, фигню всякую. Производство развиваем. Кому-то надо этим заниматься. В стране-то хрен знает что делается! На нас одна надежда. Тебе, кстати, свинокомплекс не нужен? В Болотовке. А чего нет-то? Вам с Храповицким не все равно, куда бабки засаживать? А свиньи, между прочим, благородное дело. Хрюкают. Мясо там дают. Молоко. Тьфу, черт, заболтался! Молоко же коровы дают. Да я, слышь, на двух работах теперь вкалываю. Не высыпаюсь. В администрации президента числюсь. Да и еще и здесь, само собой.

— Какого президента? — спросил я, не поспевая за резвым ходом Бониной мысли.

— Здрассьте! — передразнил меня Боня. — Чай, у нас один президент. Борис Николаевич. И линия у нас одна. Генеральная. Реформы, там. Демократия.

Он порылся в карманах, достал нарядное удостоверение и протянул мне. Обложка была из дорогой кожи, с гербом. Внутри была цветная фотография Бони, с печатью администрации президента. Каллиграфическая надпись сообщала, что он является заместителем начальника какого-то отдела. Какого отдела, я не успел прочитать. Боня забрал удостоверение назад и сунул в карман.

— Поддельное? — понимающе спросил я.

— Ну, вот еще! — обиделся Боня. — Настоящее. Могу и тебе сделать по старой дружбе. Только нужно анкеты заполнять. И полгода ждать, пока место освободится. У нас там, в Кремле, близкие наши сидят. Все, что хочешь, делают. Только берут много. Тебе, кстати, именной пистолет не нужен? Наградной. За катьку зеленью оформят. Все официально.

Официальный наградной пистолет за сто тысяч долларов мне был не нужен, но я пообещал узнать у знакомых, не заинтересуется ли кто из них Бониным предложением.

— Можно еще и орден сделать, — оживился Боня. — Какой-нибудь путевый. Но труднее. И дороже будет.

— А здесь-то ты чем занимаешься? — спросил я, меняя тему.

— Как чем? Говорю тебе, экономику поднимаю! Вот сейчас еще вмажу и подниму! Ха-ха!

— С Косумовым?

— Ну и с Юрком тоже. Но в основном с шефом моим. С Владиком. Да ты его знаешь!

— Не знаю, — признался я.

— Ну, как это ты Владика не знаешь! — принялся стыдить меня Боня. — Его вся страна знает! Да знаешь ты его отлично! Он же в «Золотой ниве» главный. А я у них там вроде как по связям с общественностью. У нас офис тут. В другом крыле. Три этажа снимаем. Так, на минутку. Мы каждый день сюда, в кабак, ныряем после работы.

— Триста процентов годовых! — невольно улыбнулся я. — Серьезные вы ребята. Много народу облапошили?

— Даты что говоришь-то? — возмутился Боня. — Облапошиваем! Да и слов-то таких не слышал! Все бы так облапошивали! Крутимся как белки в колесе! Кто бы к нам деньги нес, если бы мы на бабки народ выставляли. Ты знаешь, какие люди у нас вклады держат! Считай, вся наша областная администрация. Из Екатеринбурга там, из Саратова. К нам вон из Москвы аж приезжают.

Юрок Косумов. Половина замов из Генеральной прокуратуры. Мы же автомобильный завод собрались покупать. В Нижнеуральске.

— Весь завод? — я невольно засмеялся. С таким же успехом Боня мог мне сообщить о своей готовности приобрести Канарские острова.

— Зря смеешься! — надулся Боня. — Мы же новую фишку придумали. Две машины по цене одной. Короче, платишь сегодня за одну тачку, а через восемь месяцев получаешь две.

— Быстро же они у вас размножаются, — насмешливо заметил я.

— Да это элементарно! — разгорячился Боня. — Мы же не сложа руки сидим. Через обладминистрацию забираем векселя завода с дисконтом. Потом уже на самом заводе суем нужным людям бабки. У нас там все схвачено. Нам еще дисконтируют. Да плюс ко всему они там почти что каждый месяц цены на тачки поднимают. Инфляция-то вон какая! Чума! Короче, мы в хорошем наваре остаемся. И даже очень. Вот мы и думаем: денег у нас полно. Значит, надо их в производство вкладывать! Тачки же все равно людям продаем. Так лучше уж тогда, чтобы свой завод был! А вон и Владик! Двигай сюда, бродяга! — закричал он и приветственно замахал поднятой рукой.


предыдущая глава | Жажда смерти | cледующая глава