home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1

Владик Гозданкер сидел в своем кабинете и обсуждал с Боней, как достать еще один пригласительный билет на конкурс красавиц, который в субботу устраивал холдинг Храповицкого в областной филармонии.

— Ну попробуй, — упрашивал он Боню. — Постарайся. Диана хочет Настю с собой взять. Я ей обещал. Если без Насти пойдем, обид не оберешься! Весь вечер будет надутая ходить. Нам же с тобой терпеть.

Но Боня не собирался терпеть весь вечер капризы Дианы. Он вообще не собирался терпеть.

— Далась ей эта Настя! — возмущался он. — Недоделанная какая-то! Косумова в прошлый раз отшила. Она вообще дает кому-нибудь? А для чего живет тогда? Толк-то какой от нее? Зачем Дианка ее с собой повсюду таскает? Что ей эта Настя, пудель, что ли? Поводок ей, в натуре, только осталось привязать. Я и так три билета у Андрюхи Решетова еле вырвал! Тебе, мне и Диане твоей. Там такая драка из-за этих приглашений идет. Они же из Москвы целую ораву привозят. Кривоносову, Пажова. Кордебалет, там, человек двадцать. Только за Кривоносову с Пажовым, говорят, полтинник баксов выложили. Я как узнал, прослезился. Андрюха, говорю, надо вам было не конкурс красавиц, а конкурс мальчиков объявить. Пажов бы сам примчался. Да еще свои бабки бы заплатил. Он же конкретный насчет этого дела. Слыхал, да? Говорят, даже к охране своей пристает. Мне близкие наши в Москве рассказывали...

— Ну, так что с билетами-то делать? — перебил Боню Владик, вернув разговор в прежнее русло.

Боня тяжело вздохнул.

— Пусть Дианка твоя сама Андрюхе позвонит, — предложил он. — Он ей не откажет. Так я думаю.

— Это отпадает, — быстро возразил Владик.

— Ну, тогда не знаю. Говорю тебе, они в областную администрацию всего пятнадцать приглашений отправили. Губернатору и замам. А начальников департаментов подальше послали. Дескать, сосите лапу. У пьяного ежика. К ним же там еще Вихров прилетает. Вот все и ломятся. Хотят с Вихровым рядом нарисоваться. Ну, и на Кривоносову тоже посмотреть. Она уже сколько лет по гастролям не ездила? Не всех мэров даже позвали.

— Ну, а что, нельзя эти билеты купить, что ли? — упорствовал Владик.

— Да у кого купить? У Андрюхи Решетова? Иди купи! Ты еще Храповицкому предложи долларов двести, может, он поведется. Да хватит нам трех! Ты с Дианкой пойдешь, ну а я уж, так и быть, один потащусь, без Олюшки. Хоть напьюсь раз в жизни.

— А генерал как же?

— А зачем тебе генерал? — изумился Боня. — Орденами греметь? Вот, нашел себе друга. Ты еще про уборщицу нашу вспомни!

— Все-таки он — президент нашей фирмы.

— Да фуфел он дырявый, а не президент! Мне-то ты зачем это втираешь? Пусть дома сидит, телевизор смотрит. Гусь свинье не товарищ. — Воспринимать генерала всерьез Боня отказывался наотрез.

В кабинет впорхнула взволнованная секретарша.

— Владислав Ефимович, — начала она, заикаясь, — к вам тут...

— Уйди, — отмахнулся Владик. — Не видишь, я серьезным делом занят?

— Там папа пришел, — пролепетала секретарша.

— Какой папа? — воззрился на нее Боня. — У меня нету папы. Я вообще сирота! Слышь, ты лучше скажи, когда в баню пойдешь?..

Ответить на это галантное предложение, повторяемое Боней в среднем пять раз на дню, секретарша не успела. Следом за ней в кабинет бочком, втянув живот и стараясь ее не задеть, протискивался Ефим Гозданкер.

— Не ожидал? — смущенно улыбаясь, проговорил он, обращаясь к Владику. — Я уж давно собирался заглянуть. А тут мимо проезжал. Думаю, надо проведать.

От неожиданности Владик вскочил.

— Нет, — растерянно пробормотал он, недоверчиво оглядывая отца с головы до ног. — Вот уж кого действительно не ожидал. Странно, что ты вспомнил.

— Ну, я пойду, — заторопился Боня, радуясь возможности избежать настойчивых просьб Владика. — А то дел еще полно! Дети не кормлены, скотина не мыта. То есть наоборот.

И прежде чем Владик открыл рот, Кравчук выскользнул из кабинета.

— А я вот решил заехать, — повторил Ефим, видимо, не зная, что еще сказать. — Ничего? Не помешал? — запоздало спохватился он.

— Да нет. — Владик все еще не мог прийти в себя. — Чай, кофе?

— Мне чайку. Зеленого, если можно. Я кофе стараюсь не пить. Вредно.

И улыбка, и интонация Ефима были довольно натянутыми. Он пристроился на стуле, с которого только что сорвался Боня.

— Здоровье бережешь? — усмехнулся Владик. Он понемногу начал успокаиваться. — Это правильно. Твое здоровье — достояние губернии.

Отец предпочел не заметить колкости. Он дождался, пока Владик отдаст необходимые распоряжения секретарше.

— Хорошо здесь у тебя, — заметил Ефим, оглядываясь кругом. — Рабочая атмосфера. А вместе с тем уютно. Надо и мне картины повесить...

— Папа! — бесцеремонно перебил его Владик. — Может, ты перестанешь чушь нести? Не отцовские же чувства тебя сюда привели? Правильно я понимаю?

— Ну зачем ты так? — смешался Ефим. — Я... действительно... от всей души. Надо же нам когда-нибудь сближаться. Ведь глупо получается: живем в одном городе, а будто не знакомы. Так мы скоро и узнавать друг друга перестанем. Встретимся на улице — и не поздороваемся.

— Папа! — с укором воскликнул Владик.

Ефим осекся, вздохнул и замолчал, сделав скорбное лицо. С минуту никто из них не произнес ни слова. Секретарша вошла с чаем. Ефим, обрадовавшись ее появлению, засуетился, помогая ей расставить чашки. Владик не шелохнулся. Уходя, она на секунду задержалась в дверях, окинув отца и сына любопытным взглядом.

— Я жду, — напомнил Владик безжалостно. Ефим опять вздохнул и завозился.


предыдущая глава | Жажда смерти | cледующая глава