home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1

О покушении на Сырцова губернатор узнал в четверг, в Москве, куда он прилетел накануне вечером с женой. Он остановился в здании представительства Уральской области — красивом особняке в историческом центре Москвы, купленном губернской администрацией для размещения чиновников во время их пребывания в столице. Откровенно говоря, губернатора не очень волновало, где именно живут его подчиненные, но свои визиты в Москву он любил обставлять со всем возможным комфортом. В представительстве, помимо современных гостиничных номеров, была своя кухня с поваром, бизнес-центр и большой штат обслуги, включая десяток водителей с машинами.

Подобно большинству высокопоставленных российских чиновников, Лисецкий копировал привычки президента, в том числе и те, которые были глубоко чужды самому Лисецкому. Он играл в теннис, потому что все в Кремле играли, ездил на охоту, хотя терпеть не мог мерзнуть зимой на номерах и предпочитал, если уж на то пошло, безопасную стрельбу с вертолета.

Президент вставал неприлично рано, около пяти утра, и Лисецкий, вообще-то любивший поспать, теперь без всякой надобности заставлял себя ставить будильник на семь часов, а потом некоторое время слонялся в дурном настроении, не зная, чем себя занять. На этот раз, поднявшись и позавтракав, он позвонил своему помощнику, который уже успел доехать до работы, поскольку разница между Москвой и Уральском составляла два часа. Помощник-то и доложил губернатору о вчерашнем происшествии во всех подробностях.

Новость о взрыве и пребывании Сырцова в реанимации привела губернатора в неописуемый восторг.

— Сколько, ты говоришь, у него в сейфе нашли? — возбужденно кричал он в трубку, мгновенно забыв все свое раздражение. — И на работе тоже? Отлично! И вокруг него деньги валялись? Ух ты! Вот это здорово! Умел красть, не то что мы с тобой! Срочно найди Торчилину, — это была фамилия пресс-секретаря губернатора, — пусть даст команду газетам немедленно это печатать. В том духе, что чиновники мэрии бесстыдно заворовались. Грабят город и теперь уже сами становятся жертвами бандитских разборок. И телевидение тоже пусть это показывает. И с Решетовым, с Решетовым надо связаться, чтобы их средства массовой информации тоже подключились! Да! И про Кулакова побольше. Кулаков тут главный герой! Скажи, я предлагаю такой заголовок «Кулаков устраняет своих сообщников». Как при чем? Да плевать я хотел, виноват он или не виноват. Я откуда знаю? А вдруг это именно он? Может, они там с Сырцовым деньги не поделили! Пусть народ знает, как мэрия живет! А то строят из себя честных, нас поливают, а сами деньги гребут! Короче, пусть подготовит материал, расставит все акценты и позвонит мне. Лады?

Не в силах сдержать радость, он побежал в свой просторный трехкомнатный номер и разбудил жену, которая мирно спала, игнорируя все чиновничьи обычаи и графики.

— Ленка! — тормошил он ее. — Да проснись ты! Сырцова взорвали! Вчера вечером! Возле собственного дома. Кучу денег у него нашли. И дома и на работе. Почти миллион!

— Что? — недовольно переспросила она, открывая свои красивые синие заспанные глаза.

— Да Сырцова говорю, взорвали! Пашу! Помнишь его? Лисецкий, забывшись, даже пританцовывал. Она зевнула и встряхнула головой.

— Ну и чему ты радуешься? — осуждающе уставилась она на него. — Человека убили, а ты скачешь от счастья!

— Да его не убили! — захлебывался губернатор. — Ранили только. Да черт с ним! Дело вообще не в нем! Ты понимаешь, что теперь Кулакову можно забыть про выборы? Он теперь — труп! Мы такой скандал в прессе поднимем вокруг этого покушения! Еще и Москву подключим! Я сегодня же Либерману скажу, чтобы это по центральным каналам показали. Он потер руки в предвкушении.

— Ты рехнулся? — довольно бесцеремонно осведомилась жена. — У этого Сырцова жена есть, дети, наверное. Ты представляешь, какое для них горе! Отца, мужа чуть не убили! Искалечили, наверное. А ты только про выборы думаешь. Ты за свою должность мать родную готов продать. Не говоря уже про нас с Николашей.

— Дура ты! — обиделся губернатор и, надувшись, двинулся к выходу. — Ничего не понимаешь в политике!

— Тоже мне политик! — огрызнулась она вслед. И дождавшись, пока за ним закрылась дверь, проворчала себе под нос: — Как был ты жлобом, так и остался.

В кабинет Лисецкий вернулся сердитым, но после нескольких звонков в Уральск его настроение довольно быстро исправилось. В последующие несколько часов он только и делал, что давал руководящие инструкции Торчилиной и придирался к каждому слову в тексте, который она читала ему по телефону. Ему хотелось, чтобы получилось хлестко.


предыдущая глава | Жажда смерти | cледующая глава