home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



19. Стелла и ее шеф

— Здравствуйте, шеф. — Весело сказала девушка, появляясь в дверях кабинета начальника.

— Слушай, Стелла, перестань называть меня «шеф», сколько раз уже просил, — вместо ответного приветствия сердито пробурчал шеф. — За глаза — можешь, а в моем присутствии — прекрати.

У Стеллы возникло легкое ощущение дежавю, но она отогнала неуместные сейчас мысли.

— Хорошо, шеф!

Борис Викторович болезненно поморщился, но промолчал.

— Вы просили, чтобы я к вам зашла? — продолжила девушка. — Я и так уже собиралась с докладом.

— Вот и хорошо, что собиралась. Что там у нас по делу, которым ты сейчас занимаешься?

— Вы о чем? У меня сейчас три дела на руках.

— По этому, как его… по твоему «Луи».

— А, ну там все нормалёк. С Луи сейчас все в порядке и потом тоже будет о’кей. Его завтра уже выписывают из клиники, поэтому надо будет позвонить нашему клиенту, Линде, и доложиться. Все случилось удивительно удачно — он практически не потерял память, и от всех проблем отделается, что называется, легким испугом.

— Лилька еще там? Следит за объектом?

— Следит шеф. По мере сил, — хихикнула Стелла.

— Пусть выписывается, хватит нам уже за нее платить, — хмуро сказал Борис Викторович.

— Она уже сама хочет чтобы поскорее ее выписали, там теперь делать вообще нечего. Ее хотели в отдельную палату перевести, даже перевели уже, но потом положили туда какого-то блатного и ее вернули опять к старухам. Книга, телевизор и бабки в палате, если что — она на побегушках, так как она сейчас там одна ходящая. Жесть короче. Но мы не платим за нее шеф, она на больничном, на муниципальной страховке. Официально.

— Это как так — не платим? — удивился начальник Стеллы. Последний раз, когда он сам обращался к врачу бесплатно, был так давно, что шеф уж и не помнил когда именно.

— Очень просто, — с истинно садистским наслаждением сказала Стелла, — сначала она действительно лечилась, а потом, когда уже поправилась, то очень приглянулась одному тамошнему врачу. Вот он и держит ее в отделении. Для себя. Каждый раз придумывает чего-нибудь, чтобы только продлить госпитализацию. Так что очень удачно все получилось. Значит, я могу отчитываться перед клиентом, или вы сами?

— Перед клиентом не надо, пусть она придет сюда. Мы пошлем ей счет. Я распоряжусь. А пока позвоню и скажу, пусть встречает. Когда выписка?

— Там обычно выписывают по утрам, после обхода, но до обеда. Это уже точно, я проверяла.

— Кстати, а почему не сообщили ей сразу, когда опознали ее мужа? — спросил шеф.

Действительно не сообщили. Стелла не могла объяснить шефу всех причин такой странности. Ну, в самом деле — их же наняли выяснить, что стоит за странным поведением и непонятными поступками человека. Потом, когда тот пропал, к контракту добавили дополнительное соглашение и стали искать. Поэтому согласно договору, сразу же после обнаружения пропавшего надо было оповестить клиента. И вот сейчас шеф требовал объяснений.

А было так.

Почти сразу же после больницы, как только Лилька опознала Луи, Стелла встретилась с Николаем Сергеевичем — незаметным среднестатистическим человеком, весьма смахивавшим на работника безопасности. Вернее — это он встретился со Стеллой.

— Здравствуйте Стелла, — тихо сказал безопасник, неожиданно подойдя к ней на улице.

— А, это вы… — расстроено ответила девушка. — Здравствуйте.

— Давайте поговорим? Вон свободная лавочка.

Они присели на аккуратно расстеленные на лавочке газеты. Город по-прежнему жил своей обычнейшей жизнью, и каждый его обитатель занимался своим делом. Девушки продавали свое тело, кто за наличные финансы, кто за обручальные кольца, кто за постоянную жилплощадь в Москве, а кто за возможность уехать в мир светлого капитализма. Кому-то били морду за некачественный товар, который бедняга продал не тому, кому следовало. Молодые парни, кто сидя на спинках лавочек, кто прямо так, пили пиво, медленно, но верно обрекали свою печень на жировое перерождение. На виду у всех парочка геев почти посередине тротуара обнималась и целовались взасос. Водители неслись по улицам, убежденные, что от ста граммов алкоголя не случится никакой беды. Чиновники, менты и врачи собирали взятки. Очередной серийный маньяк выискивал себе новую жертву. У преподавателей и студентов уже наступили каникулы, а приемные комиссии захлебывались от потоков сдавших единый госэкзамен отличников-абитуриентов.

— У меня будет просьба, — продолжал Николай Сергеевич, — сделайте так, чтобы вашего подопечного не нашла жена.

— Что, совсем?

— Нет, конечно. Надо потянуть до его выписки.

— А зачем? — с удивлением спросила девушка.

— Хороший вопрос. Поэтому придумайте что-нибудь.

— В смысле? Ничего не поняла.

— Поясняю. Я не могу вам объяснить причину своей просьбы. Пока не могу. Да вам это и не надо. Со своей стороны я организую дело так, чтобы из больницы информация не просочилась, и никто бы этого парня не нашел. Разве что случайно, но таких случайностей в наших силах не допускать. А вот ваша задача временно нейтрализовать своего клиента, сковать его инициативность. Создайте видимость активного поиска с вашей стороны. Короче вы меня поняли.

— А вдруг он сам позвонит, как только придет в себя? Или письмо отправит?

— Не позвонит и не отправит, технически это несложно устроить. А вот если он придет в себя, я свечку в храме поставлю, хоть и не верующий. Наши прежние договоренности остаются в силе — своему начальнику о нашем с вами знакомстве говорить не надо. Не будем его расстраивать.

— А если…

— А если он будет интересоваться, почему все так нелогично, то заранее отработайте для него какую-нибудь схему прикрытия своих действий. Придумайте там что-нибудь.

— Его… ну, моего подопечного, правда кто-то пытался убить? Или только так выглядело?

— Правда. Но теперь все уже улажено. Почти. Тем не менее, будем держать его пока в относительной изоляции.

— А кто?..

— Извините, на этом все. До свидания Стелла.

Николай Сергеевич, встал с лавочки, слегка кивнул и быстро ушел.

И вот сейчас «Луи» выписывался, шеф требовал объяснений, а Стелла пыталась оправдаться, почему так долго скрывала местонахождение своего подопечного.

— Кстати, а почему не сообщили ей сразу, когда опознали ее мужа? — вдруг спросил шеф, с интересом вглядываясь в усталое лицо Стеллы. — Или потом, когда он пришел в себя? Почему тянули до выписки? По твоему, между прочим, требованию!

— Было три причины. Во-первых, я очень опасалась за его жизнь. Те личности, что пытались ликвидировать его, могли это легко проделать в самой больнице. Вы же помните, водителя бензовоза так и не нашли? Не охрану же нам в больницу ставить. А так — я его практически изолировала, Линда ничего не знала и продолжала поиски, и любой человек мог убедится — жена ищет мужа, прилагает все усилия. Я же вам все объясняла, или забыла? Значит — старею. А во-вторых, долгое время было неясно, вдруг он опять в кому впадет. Мало ли. Врач находился в сомнении.

— А что, разве все это наше дело? По-моему нет. Нас это вообще не должно было касаться.

— Я полагала, что наше, — увещевательно говорила Стелла. — Я так считала правильным. Дело в том, что Линда уже практически похоронила своего Луи… А найти его и потом опять потерять — это уж чересчур. Вы так не думаете? Или вы хотите меня за это уволить?

— И не надейся! Уволить! Ишь чего захотела! Неважно, что я думаю. У нас тут не богадельня и не центр психотерапевтической помощи вообще-то. А в-третьих?

— А в-третьих, первоначально я долго сомневалась, что это он. Но похудел, зарос бородой, и на себя похож не был. Это Лилька его узнала, она же потом и подтвердила, что он и есть. Вытянула информацию.

— Последнее, то, что у тебя «в-третьих», выглядит просто неубедительно. И вообще ты делала массу ошибок, да и твоя старая гипотеза, что он работает наемным киллером, тоже ведь не подтвердилась…

— Я же сама и отвергла ту свою идею.

— Ладно, хватит об этом. Кто старое помянет… Я сам позвоню нашей заказчице… — пробормотал себе под нос шеф. — Надеюсь, она еще кредитоспособна. Вообще-то надо было тебя заставить отдуваться перед ней, но чего уж там… А ты пока готовь внутренний отчет по этому делу. Написать надо три-четыре страницы, не больше. И документы не забудь — чеки, накладные и прочую макулатуру.

— Еще одно, шеф. Я бы хотела некоторое время еще немного проследить за Луи. Так, слегка.

— Это еще зачем? Дело же почти завершено!

— Понимаете, шеф, он очень странная личность, и рано или поздно опять попадет в какую-нибудь передрягу. А тут и мы со своими услугами, да и со всей информацией заодно.

— Ну, не знаю… За свой счет, в свободное время — пожалуйста, разве я могу это запретить?



18.  Природа реальности | Химера | * * *