home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



8. Телохранитель

Имя мне выбрали — Анхельм. Почему-то это показалось правильным. Чтобы получить настоящие (вернее — практически настоящие) документы на это имя, требовалось время, деньги и немного терпения.

Как говорил Михаил Жванецкий — «Если человек знает, чего он хочет, значит, он или много знает, или мало хочет». Я знал, чего я хочу. И желал немногого — стремился вернуться домой. Совсем чуть-чуть, так, самую малость.

С госпожой все уладилось на удивление быстро, и Хельга стала теперь моим телохранителем. В качестве оплаты, я учил ее математике (и зачем ей она понадобилась?) и основам современного мне естествознания. Если исключить географию этой земли, ее живой мир и расположение звезд, то мои знания вполне на что-то годились. Особенно пригодилось знание химии. Так, например, я обучил свою телохранительницу из подручных минералов получать концентрированную серную кислоту и некоторые сильные яды, что вызвало дикий восторг со стороны Хельги. В нашем распоряжении оказалась расположенная в подвале вполне приличная алхимическая лаборатория Ольгерда. Уж не знаю, какие философские камни он там надеялся получить, но оборудование вполне годилось для несложных химических экспериментов.

Я, в свою очередь, постигал школу здешней жизни. Раньше-то я не выходил за пределы дворца, да и появлялся там только днем. Исключения составляли наши с Ольгердом подземные походы в ложу при «стадионе» для рыцарских турниров.

Первое и самое главное, по уверению Хельги, что мне нужно было сделать, это придумать себе биографию, тип занятий и одежду.

Все жители одевались по-разному, в зависимости от своего социального положения, рода деятельности и возраста. Отдельные группы населения четко определялись и легко различались, причем этот своеобразный дресс-код нарушать было нельзя ни при каких обстоятельствах.

Ольгерд сказал, что мне больше всего подойдет облачение рантье не очень большого достатка. С одной стороны, никто из «собратьев по цеху» меня изобличить не должен — рантье всегда где-то путешествовали, а между собой не очень-то и общались. С другой стороны, некоторые из этих бездельников могли водить дружбу с кем угодно, а поскольку свободных денег у них часто не было, (расходы обычно сразу же оплачивались с ренты через банкиров) риск подвергнуться уличному ограблению сводился к минимуму. На всякий случай договорились, что я — приезжий, а откуда — никого касаться не должно. Это — мое дело и моя тайна.

В результате я оделся по столичной моде, но без особого изыска. Мой костюм составили серебристые штаны с застежками у щиколоток, сверху — черный плащ на серебристой же подкладке. На голову я надел черную шляпу с лихо загнутыми полями и серебряным кантом по краю: без головного убора здесь было не принято ходить по улице. На ноги выбрал черные тупоносые ботинки с квадратными железными пряжками и каблуками высотой сантиметра два. Под плащом у меня оказался темно-серый кафтан и белая рубаха с дурацким воротником-жабо и оборками по рукавам. Я предпочел кафтан и рубашку самого строгого покроя, какой только мог разыскать. Как яйцеклад у самки кузнечика сзади, задирая плащ, торчали ножны с мечом. Таскать с собой эту железяку считалось необходимым условием моего нового имиджа: оружие висело на неудобной перевязи через плечо и жутко мешало при ходьбе. Сначала я озвучил идею носить меч за спиной, на японский манер, но мои слова отвергли с недоумением и брезгливостью. Ольгерд просто фыркнул, а Хельга посмотрела так, будто бы я предложил ей прилюдно сделать нечто крайне непристойное перед дверями какого-нибудь храма или под окнами столичной ратуши.

Легенду придумали самую простую — получил наследство, разбогател, теперь живу на ренту и путешествую. Всё.

Довольно быстро я понял, что мне несказанно повезло, если вообще можно говорить о везении в такой ситуации.

Дом, в котором проживал Ольгерд с внучкой, ранее принадлежал какому-то ремесленнику производящему амуницию для военных, стражников и всех прочих служивых людей. Не оружие, а именно амуницию — оружейники считались отдельным цехом, очень гордившимся своей элитарностью и неповторимостью. После гибели своей семьи, Ольгерд получил солидную компенсацию от короля и купил у города этот дом. Прежний хозяин не то умер, не то еще куда-то делся, а поскольку наследников у него не обнаружилось, то по закону вся собственность отошла муниципалитету. У старого хозяина имелась прекрасная мастерская, снабженная множеством полезных приспособлений, а на крыше — ветряное колесо, приводящее в движение эти механизмы. При помощи данных устройств можно было сделать седло, защитный панцирь усиленный металлическими бляхами, сбрую, стремена и прочие полезные вещи. Если уметь, конечно. Еще там оказались приспособления для обработки металла, резки кожи и войлока, для сверления и клепки. И довольно много материалов и недоделанных вещей. Ольгед в свое время все сгрузил в одну из подвальных комнат, а потом так там все и оставил.

И тут я вдруг сообразил, что еще могу дать Хельге, и чем реально заплатить за ее услуги телохранителя. То, чего она точно не умеет и то, что у меня обязательно получится. Причем — именно то, что нужно — эффектное, зрелищное, а главное — очень полезное в ее работе! Электричество! Здесь в этом мире про электричество никто и слыхом не слыхивал. Молнии, конечно, вещь обычная, но кроме как божьими стрелами их никак не называют и боятся до смерти. А вот механическую энергию используют все и очень активно — везде торчат ветряные и водяные колеса, но электроэнергия здесь никому не ведома. А чтобы сделать элементарный вольтов столб и гальваническую батарею мне хватит тех технологий, что тут уже есть! Я объясню Хельге, как это работает и дальше она будет уже сама… Уверен — новые игрушки ей понравятся.

Если я нарежу из меди и цинка круглых пластин одного размера, потом переложу их такими же по диаметру прослойками из войлока, пропитанного соленой водой, то все! Сверху и снизу надо будет приделать проводники — подойдут узкие медные полоски — и батарея готова! Это же классика! А стоит только поместить вольтов столб в изолированный пенал, вывести полюса с одного конца, то получится отличное оружие! Только тяжеловато таскать будет, но если пластинки сделать потоньше… А поскольку я могу в этом мире трансформировать объекты, то… Черт, надо попробовать!

Пока Хельга при помощи Ольгерда готовилась к долгому путешествию, я занялся рукотворчеством.

Сразу скажу, что идея с переносным вольтовым столбом в качестве оружия не сработала — батарея получилась слишком слабой, чтобы вызвать ощутимый эффект. Я пытался делать из многочисленных кусочков фольги электрические батареи, но труда на них уходило много, а вырабатывались они очень быстро. Увеличение мощности неизбежно приводило к утяжелению всей конструкции, поэтому сильная батарея у меня вышла только стационарной. Махнув рукой на размеры и вес, я сделал батарею вольт на тысячу. Тестера с собой у меня, как можно догадаться, не было, но искра проскакивала сильная, а бедную мышь, что я использовал в качестве подопытного животного, убило на месте. Потом я рискнул своим пальцем — приняв все мыслимые предосторожности, я приложил к полюсам батареи кончик мизинца. Удар был такой силы, что мизинец надолго онемел.

Второй моей идеей была электростатика. Ведь электростатическая машина — пособие для школьных уроков физики — довольно проста, но эффектна и дает достаточно мощный разряд. Сделать классическую машину Эйлера нечего было и думать, зато в лаборатории Ольгерда я нашел несколько стеклянных цилиндров, приделал их к вращаемому ручкой механизму, и, при помощи самодельных конденсаторов, трущихся ремней и медных проводников, получил вполне работоспособный электрогенератор. Потом я при содействии ветряка на крыше дома оборудовал источник энергии действующий практически постоянно.

Еще у меня получился переносной конденсатор! Оказывается, здесь умели изготовлять металлическую фольгу! А, используя свои магические способности, я сделал вполне работоспособный электролитический конденсатор, который заряжался от самодельной электростатической машины и хорошо потом держал заряд.

Третье, что я захотел осуществить, вообще было сначала похоже на авантюру. Мне пришла в голову идея снабдить арбалетные стрелы врывающимися наконечниками. Наиболее подходящим представлялась гремучая ртуть. Сделать это вещество в лаборатории Ольгерда не составляло большого труда, рецепт я помнил со школы, а остальное оказалось делом техники. Естественно, Ольгерд не пускал меня работать к себе в лабораторию, только так, посмотреть, но я выспросил необходимое оборудование и реактивы, а когда показал результат, все было готово. Основная проблема с арбалетными стрелами — наконечники сначала не хотели взрываться. Но потом, сделав их помягче, а саму стрелу потверже, все получилось. При попадании во что-нибудь твердое, наконечник сминался и громко взрывался, производя сокрушительный эффект. Повозиться, конечно, пришлось, но усилия того стоили — Хельга была просто в восхищении.

Нет, я даже близко не подошел к карьере «Янки при дворе короля Артура». Да и не хотел я особенно «светиться». Я пытался только помочь тем людям, которые вызвались способствовать моему возвращению домой, и как-то отработать затраченные на меня усилия.

Кое-что из изготовленных мною штучек я потом постоянно носил с собой. Мало ли что, береженого, как известно, и бог бережет.

Знать бы еще, какой из здешних богов.


7.  Стелла и мастер Флоггер | Химера | 9.  Киллер