home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



15. Стелла и факты

В тот же день Стелла с утра приехала на работу, попила кофейку, полазила по Интернету и пошла на совещание. На подобные совещания собирается обычно практически весь штат отделения фирмы. Обычно длительность этого действа — около тридцати минут чистого времени, но сегодня шеф казался злым, как черт, поносил всех и вся, а потому затянул надолго. Всех ругал, называл бездельниками, тунеядцами и бездарями, неожиданно набросился на Леночку из канцелярии, стал упрекать ее в безграмотности при всех, и слушать все это было крайне неприятно. Противно и гадко. Тем более, что бедная девочка находилась на четвертом месяце, шефа боялась до судорог и вообще сидела ни жива ни мертва.

После совещания Стелла напросилась на прием к своему начальнику. В приемной не было никого постороннего, и секретарша Лилька с удивлением вскинула глаза, но ничего не сказала. С помощницей шефа Стелла старалась поддерживать как можно более корректные отношения.

— Доброе утро, шеф, — сказала девушка, закрыв за собой звукоизолирующую дверь шефского кабинета.

Борис Викторович поморщился, как от резкого приступа мигрени, но произнес обычную свою фразу:

— Если оно действительно доброе, в чем я лично сомневаюсь. Привет. Проходи, садись. Так что у тебя? Хочешь отчитаться?

— Да как вам сказать…

— Не тяни, — поскольку, сегодня ее начальник был не в духе (впрочем, как и почти весь последний месяц), нужно было сразу же переходить к делу. — Ну?

— Мне не хватает людей, шеф. Все сотрудники заняты, и не могут… вернее не подходят для того, что мне сейчас необходимо.

— Так, давай-ка расскажи, что у тебя уже есть. А там будет видно.

— Я все изложила на бумаге. Вам как удобнее — устно, или письменным отчетом?

— Сначала устно, а потом письменно, — кисло усмехнулся Борис Викторович. — Я тебя слушаю.

— Хорошо. Наш клиент — я назвала ее Линда…

— Почему именно Линда? Ты по-прежнему даешь клички всем своим фигурантам?

— Так удобнее. Так вот, Линда считает, что ее муж, а у меня он помечен как Луи, оказался втянут в какую-то крупную аферу…

— А почему обязательно Луи?

— Ну, был такой Луи Туре, персонаж одного из романов Жоржа Сименона[3]. Линда считает, что Луи замешан в какую-то скверную историю, из которой сам не в состоянии выбраться. Я начала с того, что собрала сведения о нем и его окружении. Получилась какая-то ерунда. С одной стороны — благопристойная фирма, осуществляющая экспертную оценку проектов и технических решений. Любимая область деятельности — программные продукты совместимые с системой Виндоус. Круг знакомств соответствующий. С другой стороны — вторая квартира, в которой Луи проводит основную часть рабочего времени, в офисе он появляется только раз в неделю. Более того — его начальство явно закрывает на это глаза. Доходы превышают официальные примерно на порядок…

— Ну, это не фокус. Серая схема. Сейчас много таких фирм.

— Да, но у других сотрудников той же фирмы подобных проблем нет. У них все сугубо официально, никаких серых схем. Идем далее. Луи возглавляет отдел, где получает зарплату значительно меньшую, чем его подчиненные…

— Любопытно! Это доподлинно известно?

— Да. Отсюда я заключила, что начальство его фирмы вполне в курсе «левой» деятельности, более того, эту деятельность само руководство инициировало и оплачивает через обходные пути.

— Логично, — согласился шеф.

— Так вот, Луи внешне ведет себя так, будто у него просто вторая жилплощадь. Жена, естественно, не в курсе. Я аккуратно прощупала соседей, и выяснилось множество любопытных фактов и занятных подробностей. Ту квартиру Луи снимает у пенсионера — бывшего строителя, живущего по адресу — улица Академика Анохина, дом… На память не скажу, но у меня все записано. Причем снимает официально, по доверенности на управление жилплощадью. То есть он имеет право там не только проживать, но и решать всякие проблемы с правлением ЖКХ, делать косметический ремонт, ну и все такое прочее. Даже голосовать может как пайщик. Только продать квартиру прав не имеет. Любопытно, не правда ли? Такой договор у нас вообще случается крайне редко…

— Да уж. Можно сказать — нечастый случай в нашей практике.

— Ну, неважно, в досье, которое я теперь сильно дополнила, все это теперь есть, — продолжала Стелла. — В квартиру, снимаемую Луи, еще пару лет назад был проведен Интернет. Обычный канал на витой паре, как у нас в офисе, сейчас это стандартная схема подключения в Москве. Но не так давно туда же проложили другой кабель. Судя по всему — оптико-волоконный. А такие удовольствия стоят…

— А почему ты так решила?

— Проверяла. Я открыла дверцу щитка и сфотографировала все, что там имеется. Потом показала нашему эксперту. Тот сказал, что, судя по маркировке, один из кабелей, идущих в квартиру Луи, оптико-волоконный восьмижильный, очень дорогой, рассчитанный на самые новые технологии. В обычных городских сетях он у нас не используется. Причем там один только переходник с «волокна на медь» стоит дороже компьютера, к которому подключен.

— Понятно. Дальше.

— Я взяла соответствующие приборы и проверила старый кабель на витой паре. Он оказался в рабочем состоянии и вполне активен. Иными словами Луи использует оба канала.

— А что тут удивительного?

— Шеф, возможности оптико-волоконного кабеля и обычного, на медных проводах, отличаются значительнее, чем характеристики последней модели болида «Формулы-Один» и старого «Запорожца». И это только одной жилы, а там таких восемь! Еще есть схемы подключения, когда используют два канала. Второй как резервный, или как обратный, это делается только при космическом Интернет-канале. Знаете, сколько он стоит? Скажу больше — все это вполне можно пустить по двум жилам оптического кабеля. Дешевле и надежнее. Сейчас таких все больше. Локалка на волокне уже не прихоть, даже в моем доме есть абоненты с оптикой. Зачем старая линия на медной витой паре?

— Может, просто осталась?

— Ага, вместе с провайдером. У Луи максимальный безлимитный тариф, за который он регулярно платит. И это при наличии дополнительной оптической связи! Я сначала подумала, что держит про запас. Ну, мало ли… Но провайдер нашего Луи ничем не выделяет его из ряда обычных таких же пользователей. Куда подключена его оптика так и осталось неизвестным. Отследить у меня не получилось. Вторым любопытным фактом стало то, что Луи постоянно покупает и продает мебель, причем мебель обычно старую. Как правило, это двустворчатые платяные шкафы. Один раз он купил офисное кресло, подержанный письменный стол, а потом новый ортопедический матрас, но к шкафам у него какое-то особое пристрастие. Мания просто. То покупает, то продает, и так много раз. С доставкой и транспортировкой до самой квартиры.

— Количество купленных и проданных шкафов совпадает?

— Да.

— Интересно! Еще что-то любопытное удалось выяснить?

— Удалось, и даже очень любопытное. Несколько раз к Луи приходили гости. Чаще всего у него бывают мужчины, напоминающие средних бизнесменов.

— Он педераст?

Стелла удивилась, что ее шеф до сих пор предпочитает почти вышедшее уже из употребления слово «педераст» широко применяемому ныне — «гей».

«Эх, неполиткорректен наш шеф, — с иронией подумала девушка, — где-нибудь в Европе или в Штатах его бы сейчас точно не поняли!»

— Нет, это исключено. Я проверяла.

— Как? — Борис Викторович удивленно вскинул брови.

— Дело в том, что Луи поддерживает регулярную интимную связь со своей сотрудницей. Пару раз приходили другие женщины… Соседи подтвердили, что они там не книжки читают. Более того, я смогла подключиться к базе данных его провайдера. Анализ просматриваемых им эротических материалов не позволяет усомниться в его стандартной сексуальной ориентации. Он самый банальный натурал. Но не это главное! Те гости, о которых я говорила, далеко не всегда уходят от него. Я бы сказала, не уходят практически никогда. Только та девица, с которой он иногда спит. Причем количество этих «невозвращенцев» совпадает с количеством купленных и проданных шкафов.

— Погоди, ты хочешь сказать…

— Да. Он их убивает, а потом трупы выносят в шкафах. Он работает наемным киллером.

— Так… это серьезное утверждение!

— Хорошо, ваши предложения? Если дадите какое-то иное разумное объяснение фактам, я охотно прислушаюсь, а то мне и самой как-то не нравится.

— Эти факты достоверны? — недоверчиво осведомился Борис Викторович.

Шеф Стеллы любил назидать подчиненных народной мудростью, что сотрудник может считаться гениальным, если позволяет себе целыми днями плевать в потолок. Значит и работа поставлена у такого сотрудника по высочайшему разряду. Но тот же самый шеф, причем тем же сотрудникам, пояснял, что раньше все было не так, и сильно лучше, нежели ныне. И опять этот же шеф временами устраивал публичные разносы за безделье и напрасную трату рабочего времени и средств. Старостью попахивали все эти утверждения.

— Абсолютно достоверны, шеф. Проверяла, причем несколько раз.

— Те, кто от него вытаскивает эти шкафы, с ним в деле?

— Естественно, шеф. Слишком существенно отличие пустого шкафа от «полного».

— Да странно… — шеф задумался, встал с кресла и подошел к окну. — Так что ты от меня хочешь?

— Нужен еще один человек. Я немножко засветилась, и, по-моему, Луи меня засек. Если я появлюсь вторично, он заподозрит неладное, проведет зачистку и обрубит все концы. Нужен некто, кого он никогда не видел рядом с собой. Причем срочно нужен. Мне хотя бы на пару дней, но чем быстрее, тем лучше.

— Ну что ж ты так, — расстроенно сказал Борис Викторович. — Сейчас все заняты… Погоди… Хорошо! Бери мою Лильку!

— Кого? — Стелла чуть не упала со стула.

— Мою секретаршу.

— А она… это… она справится?

— Ха! Знаешь кто она? Учится в Высшей школе МВД! Она мастер каких-то там восточных единоборств, с названиями, оканчивающимися на «до», и вообще вся из себя крутая, как вы теперь говорите. Владеет практикой оперативной работы. В теории, во всяком случае.

— Но почему…

— Почему она у меня работает на этой должности? Ну, как! Мне же нужен телохранитель? Нужен! Ну и вот. Только об этом помалкивай, слышишь? — шеф угрожающе просмотрел на Стеллу. — И еще одно. Ты же знаешь наш принцип по отношению к клиенту?

— Клиент всегда прав?

— Не совсем. Благополучие клиента — прежде всего. В этих словах вся наша репутация. Именно поэтому мы не берем денег в случае неудовлетворенности клиента или просьбе о разрыве контракта с нами. Если твои находки будут угрожать благосостоянию, жизни или духовному здоровью клиента, дело придется прервать. Разработку прекратить. Да, и хочу напомнить, что сведения, полученные тобой, огласке и передаче куда либо не подлежат.

Стелла встрепенулась:

— Но шеф, если окажется, что я права, то мы должны…

— Нет, я сказал! — оборвал ее шеф.

— Но закон, шеф… Мы рискуем. Закон требует, чтобы…

— Я знаю закон, — вновь перебил шеф, разглядывая ногти своей левой руки. — Можешь не напоминать. С другой стороны, мне бы не хотелось выходить за рамки закона… И потом, пока все обстоятельства дела еще не вполне ясны, необходима строгая тайна! В конце концов, мы не госорганизация, а частная фирма, которая дела ведет самостоятельно. Именно благодаря нашей безупречной репутации нам удалось устоять в период кризиса. Даже Лилька ничего не должна знать. Сообщи ей только те минимальные крупицы информации, без которых она не сможет выполнить твое задание. Всё, иди! Остальное я беру на себя.

На этом беседа с шефом завершилась вполне естественным способом.


14.  Офисные жители | Химера | 16.  Поза летяги