home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



9. Тест Тьюринга

— Далеко идущие планы имеют свойство уходить безвозвратно, — апатично сказал я своему начальнику. — Причем насовсем.

— Сам придумал? — обрадовался моей шутке Леонид.

— Нет, конечно, не такой уж я и умный, — кисло усмехнулся я. — А знаешь, есть же куча фантастических романов на такую тему. Короче — это была игрушка, да? Компьютерная игра? Типа Колдовского Мира? Такой квест? Сказка для взрослых?

— Ну, почти…

Разглядывая хмурую рожу своего патрона, я вдруг подумал, что это только считается, будто в этой стране две главных напасти, что никогда не уйдут безвозвратно — дураки и дороги. Но есть и третья беда — начальники. Причем в народе существует мнение, что эта, последняя проблема, напрямую связана с двумя первыми. Ну, ребята, если вы чего-то не уметете, и не знаете, как надо, то хоть научитесь у тех, кто знает и умеет. В мире давно уже все придумано и изобретено. И люди-то везде одинаковые, а загадочный менталитет определяется только обстановкой, уровнем знаний и воспитанием, больше ничем. А вот за создание всех этих условий, за правильное обучение и воспитание «населения» отвечает начальство и никто больше. Как в той старой русской поговорке — «каков поп, таков и приход». Для продвинутых поясню, что «поп» это не почтовый интернет-протокол, а священник. Что касается «прихода» то это не наркотический эффект, а так именуется участок, обсуживаемый местным «участковым» священником.

— Ну, почти… — после небольшой паузы туманно согласился мой начальник.

— А, знаю, знаю! Там всякие сумасшедшие волшебники, ведьмы и маги, да? Каждый раздолбай умеет колдовать, а уж если он не совсем полный дурак, то, подучившись малость, сможешь стать крутейшим магом и суперволшебником. Я угадал? Там любой недотепа может взять пару уроков у первого встречного колдуна, вооружиться волшебным мечом или колдовским посохом и пойти охотится на нечисть или спасать мир от неизбежного обрушения.

— А вот и нет! — вдруг оживился мой начальник. — Там вообще никакого колдовства, все сугубо реалистично.

— Ну, я так не играю! — с интонацией мульяшного Карлсона сказал я. — Какая же это фэнтези-игра, если без магов и колдовства? Магия — это же обычное дело для фэнтези! Еще там обязаны присутствовать эльфы, феи, орки, гоблины и тролли. Иначе не будет фэнтези. Ну и по возможности всякие там зомби, вампиры, оборотни и прочие очаровательные персонажи…

— А это вовсе даже не фэнтезийная игра. Это бродилка. Сейчас расскажу… Хотя — нет, лучше я тебе дам саму легенду игры, — Леонид начал шарить руками и перебирать бумажки у себя на столе, — почитаешь на досуге. Не стоит принимать все сказанное там за правду в последней инстанции. Куда же это я ее… Кое-что здесь преувеличено, что-то немного сглажено, а если что-то и преуменьшено, то исключительно для пользы дела. А вот, нашел… возьми, — и он протянул мне тоненькую книжечку в мягкой обложке.

— Это ты о чем? — спросил я, принимая книжонку из его рук.

Названия у брошюрки я не нашел. Вместо него на черной глянцевой поверхности был изображен дом из дикого камня с какой-то цилиндрической башней, увенчанной крышей, похожей не то на шляпку гриба, не то на тюрбан. На задней стороне книжки не оказалось вообще ничего кроме блестящей черноты. Ни информации, ни данных издателя.

— Прочитай, сам все увидишь. Нет, не сейчас, домой возьми. Только не потеряй и не давай никому. Сама по себе книжечка ничего не значит, никакой видимой связи с Проектом в ней не просматривается, но мало ли что. Совсем не надо, чтобы она попала в чужие руки.

— Ладно, прочитаю на досуге, — сказал я, рассеянно листая страницы, — но что тут такого уж необычного? Просто компьютерная сетевая игрушка. Сейчас подобных полным-полно. Да и работа к тому же, не по нашему профилю. Нет? Мы-то, почему в это дело ввязались? Из-за кризиса что ли?

— Видишь ли… — Леонид откинулся на спинку кресла, которая протестующе заскрипела, а затем несколько секунд задумчиво и увлеченно разглядывал собственные кулаки, будто бы не видел их никогда. — Еще до начала нашего участия, проект был почти завершен, и проходил уже бета-тестирование. На добровольных помощниках, как это сейчас принято. Им всем первоначально ничего не платили, но ты же знаешь, любители поиграть на халяву найдутся всегда, не проблема. А может, и платили, не знаю точно. Короче, чтобы сохранить секретность, для доступа использовали специальные компьютеры и периферию к ним — с обычной персоналки туда не войдешь. Оборудование устанавливалось у бета-тестера после заключения соответствующего договора. Кстати — тебе тоже такое установят. Нет, погоди, я сначала все расскажу, а потом вопросы. Все это железо работает на гибридных туннельных процессорах, и ст'oит сейчас, я даже не знаю сколько. Не суть. Ты же наверняка уже слышал, что такое туннельный процессор?

— Что-то слышал, конечно, но только в общих чертах, без деталей. По-моему неопределенно как-то. Я же не специалист в этой сфере. Говорят, что это такой новый процессор, аналоговый, с масштабируемой архитектурой и что он основан на каких-то квантовомеханических принципах типа туннельного эффекта. Предназначен для решения задач с неприлично огромным количеством информации, безобразными по объему банками данных и с совершенно невероятным числом переменных. Так примерно.

— Ну, да, приблизительно так оно и есть. Ты в этом хорошо разбираешься? — я сделал неопределенный жест — Я вот тоже как-то не очень. Ну, это — ладно. Короче, когда удалось реализовать идею голографического туннельного компьютера, то он, как оказалось, сумел значительно превзойти по производительности классическую схему для большинства видов ресурсоемких вычислений. Говоря простым человеческим языком, появились машины, которые осуществляют за считанные часы такие вычисления, на которые у нынешних компьютеров ушли бы столетия. То есть именно эта техника могла справиться с задачей моделирования… даже нет, создания виртуальных миров. Понял теперь, в чем там отличие от заурядного игрового квеста?

— Все равно, компьютерная игра, — начал философствовать я, — это замкнутый мир, у которого есть предел и строгие линии сюжетной направленности. Лучшая игра — реальная жизнь, поскольку у неё отсутствуют направляющие. Нет?

— Лучшая игра это реальная жизнь, говоришь? — хитро переспросил Леонид. — Это чья мудрость, твоя собственная или чья-то чужая?

— Погоди, ты хочешь сказать, что они создали… вернее — сконструировали реальный мир? — не поверил я своим ушам. — Мир, который невозможно отличить от настоящего?

— Ну, грубо говоря, да. Почти невозможно. Так вот, эти компьютеры вместе с соответствующими серверами объединены в свою собственную сеть, для поддержания этого самого мира.

— Ничего себе! — не поверил я. — Фантастика!

— Угу, — кратко подтвердил мой начальник и кивнул на брошюрку, что я вертел в руках. — Фантастика. А за основу взяли ту легенду, что изложена в этой самой книжице. Ну, доработали, конечно, добавили там что-то по мелочам. В чем там главная фишка: ты же видишь всегда только маленький кусочек нашего мира. Я — тоже. И все так. Каждый наблюдает только свой кусочек. Так вот, при создании мира виртуального, нужно просчитать, какой фрагмент этой реальности ты видишь, куда смотрят твои глаза, и быстренько отрендерить его. При нынешних возможностях это происходит мгновенно. Весь мир поддерживать необязательно, главное хранить соответствующие базы данных этого мира и когда требуется создать нужную видимость для каждого игрока. Причем твои собственные мозги, да и любого игрока, при этом подключаются к компьютерной сети напрямую и становятся ее частью. Понял идею?

— То есть, это такая как бы «Матрица», только с возможностью произвольного выхода из нее? А если все игроки разом оттуда уйдут, то никакого мира там просто не останется?

— Ну, да, сохранятся лишь массивы данных и доступ к ним. Только такого не бывает никогда. В этом мире куча живого народу задействовано, не говоря уж о виртуальных персонажах, за которыми ничего кроме компьютерных программ не стоит… Ты никогда не отличишь, с кем имеешь дело — с живым человеком или программой-роботом.

— А как быть с тестом Тьюринга?

— Ну и что? При чем тут тест Тьюринга? Ты же не сможешь никого протестировать. У тебя и времени-то не будет ни на какие тесты. Этот персонаж пошлет тебя куда подальше, да и уйдет. А ты в свою очередь будешь гадать: что это — хамство какого-то игрока или реакция программы. Ты не обольщайся: там даже король не имел абсолютной власти, а если его приказы и требования казались кому-то нелепыми и странными, то монарха свергали без лишних разговоров. Вот так… Кроме того, там же постоянно чьи-то живые мозги подключены и работают. Вносят свой вклад. А ты говоришь, тест Тьюринга.

— Офигеть можно, — сказал я…

С момента зарождения современной вычислительной техники умных людей занимал вопрос: можно ли построить машину, которая могла бы стать разумной. Попыткой поставить на твердую эмпирическую почву решение этой проблемы и стал тест, разработанный английским кибернетиком Аланом Тьюрингом. Первый вариант теста, опубликованный в 1950 году, был несколько запутанным и не вполне ясным, а современная версия теста Тьюринга предполагает следующий мысленный эксперимент. Группа экспертов общается с неизвестным субъектом. Они не видят своего собеседника и могут контактировать с ним только через какую-то изолирующую систему — например, терминал. Им разрешено задавать собеседнику какие угодно вопросы, вести разговор на совершенно произвольные темы. Если в конце эксперимента они не смогут сказать, общались они с человеком или с машиной, а на самом деле они разговаривали именно с машиной, то можно считать, что эта машина прошла тест Тьюринга. В этом случае понимается, что такая машина обладает искусственным разумом неотличимым внешне от разума людей. Нет нужды говорить, что сегодня ни один компьютер не может даже близко подойти к тому, чтобы пройти тест Тьюринга, хотя некоторые из них весьма неплохо работают в очень ограниченной области. Предположим, тем не менее, что в один прекрасный день некая машина все-таки прошла этот тест. Будет ли это означать, что она по-человечески разумна и обладает интеллектом? Черта с два! Джон Р. Сирл (John R. Searle, р.1932), преподаватель философии Калифорнийского университета в Беркли, разработал воображаемую схему, которая показывает, что ответ на этот вопрос будет отрицательным. Эта система под названием «Китайская комната» работает следующим образом. Вы сидите в комнате. В стене этой комнаты есть две щели. Через первую щель вам передают вопросы, написанные по-китайски. Предполагается, что вы, как и Джон Сирл, не знаете китайского. Если это не так, выберите какой-нибудь другой язык, неизвестный вам. Затем вы просматриваете книги с инструкциями типа: «Если вы получили такой-то набор символов, напишите на листке бумаги такой-то, отличный от исходного, набор символов и передайте его обратно через другую щель». Ясно, что если книги с инструкциями достаточно полны, «машина», состоящая из вас и комнаты, сможет пройти тест Тьюринга. При этом очевидно, что вам вовсе не обязательно понимать, что вы делаете. По мнению Сирла, это показывает, что даже если машина прошла тест Тьюринга, это еще не значит, что она понимает, что делает и обладает интеллектом.

— Офигеть можно, — сказал я, а потом сразу же спросил: — Только я вот одного не понял…

— Всего только одного? Тогда ты счастливее меня. Что, интересуешься, какова наша роль во всей этой истории? — я кивнул. — А все очень просто. Нас пригласили для третейского суда, как сторонних наблюдателей. Как экспертов, если хочешь. Обращаться к англо-американцам и их сателлитам не хотели, у них и у самих разрабатываются подобные вещи. Китайцев откровенно боялись, опасались, что они потом все вакансии займут, да и неизвестно про них ничего. А индийцы сами уже в деле с американцами. Остаемся мы. Кто еще?.. Вот посмотри, теперь тебе уже можно.

И Леонид протянул мне через стол какой-то листок стандартного формата:

Уровень секретности — 0

Только для руководства Компании

Исполнено в 5 экземплярах

Код Проекта: «Химера»

Цель Проекта: выяснение причин, приводящих к гибели игроков виртуальной модели реального мира в проекте «Вильфиер». Полное тестирование полученного результата. Эксперименты по управлению сознанием и реакциями участников в псевдоестественном облике.

Руководители Проекта:

Андрей Агронян_- основное руководство Проектом (российская сторона),

_______________ — консультант,

_______________ — врач,

Леонид Горчаков— координатор российского сектора,

_______________ — главный ответственный исполнитель.

Контроль Проекта: Леонид Горчаков— координатор российского сектора.

Объект Проекта: жители виртуального мира.

Носитель Проекта: Российский сектор Сети.

Главный ответственный исполнитель Проекта: _______________

Планируемые этапы Проекта:

1. Внедрение контрольных участников в Мир Проекта.

2. Подготовка матрицы Мира к переносу в Глобальную Сеть.

3. Тестирование матрицы в экспериментальном секторе Сети.

4. Адаптация и тестирование полученного результата.

5. Исследовательская работа с результатом: биологические, технические и психологические тесты.

Дальнейшие этапы работы будут определены по результатам проведенных тестов.

Руководитель российского сектора (неразборчивая подпись)Андрей Агронян

С информацией ознакомлены (подписи участников)


— Прочитал? — я кивнул. — Распишись внизу… Расписался? Давай сюда… И последнее. Я уже говорил, но повторюсь еще раз: никому, даже своим ребятам, как ты их называешь, ничего не сообщай, особо распространяться об этом не следует. Работать по новой теме будешь с этой своей фрилансовой площадки, поэтому в офисе появляйся только в присутственные дни. А твои сотрудники пусть вторым проектом занимаются, как он там? «Пирамида», кажется? Обычная рутинная работа, ничего особенного в ней нет, будешь только спрашивать их по средам, как там у них дела. И еще. Сходи к нашему юристу, он уже в курсе. Пусть оформит все как требуется… правда — не переношу я его присутствие, этого юриста.

— С чего бы? Вроде мужик грамотный, и соображает неплохо.

— Все так, только говорит он как-то нудно, да и вечно цепляется ко всякой фигне…

— Так для того и юрист в нашей фирме, чтоб цепляться, — парировал я. — В теперешней жизни при любой деятельности юрист нужен. Необходим просто. Как он там говорит — вообще неважно, он же не актером разговорного жанра сюда нанялся. Да и вообще то, что юристы «говорят нудно», «цепляются ко всякой фигне» — всегда зависит от конкретного случая. Хотя — иногда именно въедливость того или иного юриста нас и спасает. Это я так думаю. И потом, у юристов, как и у врачей, четкая специализация. Ни один же нормальный человек не направится к проктологу, когда возникнут проблемы со зрением, и никто не пойдет к психиатру чтобы вылечить плоскостопие. А вот к юристу, к любому юристу — запросто! Обратиться могут совсем не по профилю.

— Жили ж без них раньше как-то. Ты хоть сам-то занудствовать прекращай, а то народ даже мне на тебя начал жаловаться.


8.  Стелла и чужая индивидуальность | Химера | 10.  Легенда игры