home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 80

Все началось за неделю до Первомая.

Межов отдыхал в ресторане. Он все свои премиальные неизменно пропивал с шиком. Настроение было гнусным. И на службе, и в жизни он оставался одинок. Да, по большому счету ему никто и не был нужен. Выпить можно и одному, а без баб он давно научился обходиться. Вот только косые взгляды на службе.

За много лет сослуживцы, конечно, разнюхали про его обязанности. А может, начальник, сволочь, проболтался. С ним тоже давно никакого человеческого контакта. Прошли времена, когда водку вместе пили после очередного выстрела. Сейчас все общение ограничивалось официальными фразами, а если и наливал начальник, то только одному Межову и абсолютно молча. Тостов не говорил, было похоже, что сторонился.

В ресторане Межов был одет в гражданку, выпил прилично и поцапался с каким-то пухлощеким блатным за соседним столиком. По всему было видно, что это урка, повидал таких капитан в тюрьме немало. Наглые они, эти блатные, особенно в ресторанах, когда глаза зальют.

Это потом Сидор узнал, что столкнулся с вором по кличке Халва. Что там послужило поводом для ссоры, уже и не вспомнишь, оба выпивши были, и завязалась драка с битьем посуды и сломанными стульями.

Когда приехал милицейский наряд, разобрались быстро. С одной стороны сотрудник МВД, с другой – ранее судимый тип. Кто виноват – ясно! Халву забрали, а Межова назавтра попросили в отделение зайти, чтобы нападение на сотрудника милиции на свежую голову оформить.

Когда он пришел в отделение, начальник сообщил, что задержанный с ним поговорить хочет, лично. Межова оставили наедине с Халвой. Тот сразу начал стелиться в извинениях и обещать большие бабки, если дело будет замято. Он даже и отсидеть был готов за хулиганство, но не больше недели.

Межов ощупал языком кровоточащую дырку от выбитого зуба, потрогал затекший глаз под темными очками и спокойно пообещал, что мотать Халве полный срок и он похлопочет перед начальством, чтобы перевели Халву, хотя бы временно, к нему в тюрьму. А там уж он припомнит Халве выбитый зуб, разбитый глаз и удар толстым коленом в пах.

Халва еще некоторое время пытался любезно улыбаться, клялся здоровьем матери, что отблагодарит товарища капитана сразу после майских праздников, да так, что тот век будет помнить его щедрость, и почти на коленях умолял отпустить. Межов усмехался и был непреклонен. Перед собой он видел мразь, еще вчера высокомерную и жестокую, а сегодня готовую лизать сапоги. Подобным типам он дырявил узколобые головы и хоть сейчас готов был проделать то же самое с яйцевидным черепом Халвы.

Когда вор это понял, его лицо исказилось издевательской гримасой:

– Что, капитан, много настрелял денег на своей работе? Щедро тебе отстегивают за сраную службу? Рука не устала вышибать мозги у нашего брата? Да я через неделю могу взять столько, сколько тебе в жисть не видать, даже если всю братву в тюряге завалишь!

Это уже было слишком! Тупой урка намекает на его расстрельные обязанности. Огонь ненависти вспыхнул в груди Сидора Межова. Спустя пять минут лишь трое милиционеров смогли оттащить его от лежащего на полу еле дышащего Халвы.

В тот же день разъяренный Межов явился в кабинет начальника тюрьмы. Испугавшийся шеф уверял, что Межов неправильно понял Халву, что тайна его службы строго сохраняется и никто, тем более уголовники, никогда ее не узнают. В конце концов начальник посоветовал Межову немного отдохнуть и тут же выписал командировку в одну из колоний, сказав, что на службе капитан может появиться после праздников.

На этот раз Сидор Межов не стал топить раздражение в алкоголе. Он успокоился и задумался над издевательскими словами Халвы о легких заработках вора и мизерном жаловании тюремщика. Припомнил он и слова вора о том, что после праздников готов отвалить за свободу крупную сумму. Что Халва имел в виду?

Через связи в милицейских кругах Межов узнал, что Халва – специалист по бытовым замкам, правда, поговаривают, что в последнее время он освоил и сейфы. Дальше последовали вопросы. Кто интересовался его освобождением? Молодой узбек, видимо из начинающих, тех, кто на подхвате у серьезных деловых. Как его найти? Да черт его знает! Но он завтра утром, возможно, придет, так как спрашивал, что можно передать Халве и когда.

Сидор Межов дождался длинноволосого узбека в широченных клешах и умудрился проследить до домика, где он скрылся. Установить личность крупного лысого мужчины с узкими выпуклыми глазами, мелькнувшего на крыльце этого дома, не составило особого труда. Первый же опер по описанию уверенно признал Бека – серьезного вора, однако, в последнее время никак себя не проявлявшего.

Полученной информации даже Сидору с его неразвитыми аналитическими способностями хватило, чтобы сделать правильный вывод: в праздничные дни готовится крупное ограбление, в котором должен был участвовать Халва. Этим открытием Сидор не стал ни с кем делиться. Он разумно рассудил, что у него есть уникальный шанс – ограбить грабителей. Он за долгие годы заслужил гораздо большее вознаграждение за свои особые обязанности, и если государство не может оценить их по справедливости, то он сам себя наградит!

И еще он сообразил, что поскольку свобода Халве до первомайских праздников явно не светила, то дружкам придется кем-то срочно его заменить.

Межов решил, что лучше следить за безалаберным Хамбиевым, к тому времени Сидор уже знал фамилию молодого узбекского парня в клешах, чем за опытным Беком. Парень все равно должен был вывести к месту преступления.

Перед самыми праздниками Хамбиев купил билет на поезд. Межов последовал за ним. Слежки Хамбиев не опасался, по дороге выпивал и играл в карты, поэтому Сидору не составляло никакого труда приглядывать за парнем в пути.

К удивлению Межова, Хамбиев приехал прямиком к колонии, в которую начальник тюрьмы ему выписал командировку. Это была удача. Пока Хамбиев держал в засаде таксиста, чтобы в нужный момент лихо подкатить к воротам колонии, Межов все узнал о предстоящем освобождении Есенина и о том, что он из себя представляет. После этого его уверенность в том, что Бек задумал крупное дело, только укрепилась.

Сидор Межов, воспользовавшись милицейской формой и удостоверением, подсел в вагон к одному из экспедиторов почтово-багажного поезда, на котором поехали Есенин и Хамбиев. Хотя капитан и знал конечную станцию их пути, он неизменно приглядывал на остановках за дверью единственного пассажирского вагона.

Оставалось самое сложное: продумать, как в нужный момент забрать у бандитов награбленное. И определить, когда наступит этот нужный момент. Лучший вариант – шлепнуть их сразу при выходе, когда они еще не успели поделить добычу и разбежаться. Но для этого нужен был пистолет.

Под стук колес почтово-багажного поезда Межов понял, что другого выхода, как взять оружие у сотрудника милиции, нет. И этот сотрудник должен замолчать навечно.

Подобная мысль Сидора совсем не напугала. Он знал, что сделает это на одной из крупных станций по пути следования поезда. Там проще затеряться. В конце концов и среди милиционеров попадаются подонки немногим лучше тех преступников, кого он на абсолютно законном основании отправляет на тот свет, заранее оправдывал себя Сидор.

Когда ночью состав тряхнуло от сорванного стоп-крана, Межов выглянул из вагона. И правильно сделал, похвалил он себя. Есенин с Хамбиевым стояли на обочине, а поезд уходил без них.

Межов спрыгнул на противоположную сторону и незаметно проследовал за бандитами к маленькой станции. Там сквозь грязное окошко он видел, как пьяный Хамбиев отнял деньги у пожилого кассира и убежал. Еще он заметил финку, забытую неопытным бандитом на столе.

И тут, словно кадры давно виденного фильма, в сознании Межова мелькнула сцена, которую он в точности повторил через несколько секунд. Он быстро прошел в кассу. Милицейская форма подействовала на кассира, находящегося в шоке, успокаивающе. Кассир даже привстал, показывая на финку и глухо пытаясь что-то объяснить. Межов поднял нож, рука была уже в перчатке. Повертел, словно разглядывая, и коротким ударом всадил клинок в грудь пожилого человека. Другой рукой он придержал обмякшее тело и усадил на стул.

В этот момент Сидор Межов был уверен, что убийство можно легко спихнуть на Хамбиева, а в соучастники записать Есенина. Свидетельских показаний капитана внутренних войск вполне достаточно, чтобы два бандита получили длительные сроки заключения.

Теперь они у меня в руках, думал он. Если понадобится, можно будет шантажировать молодого Хамбиева, чтобы получить деньги или нужную информацию о задуманном ограблении.

И тут за стеной капитан услышал чьи-то голоса и шаги. Он еле успел выскочить из пустого здания станции, прежде чем туда вошел непонятно откуда взявшийся парень с девчонкой.

Межов разглядел эту парочку позже, когда они бежали к товарному составу. А потом он видел парня, скачущего по крышам вагонов разогнавшегося товарняка для спасения своей подруги. А ведь до этого его столкнули с движущегося поезда. Капитан тогда находился на одной из платформ, но сумел остаться незамеченным.

В следующий раз он увидел непонятного парня в Кзыл-Орде. Молодой человек спал тревожным сном в отделении милиции железнодорожного вокзала. Туда Межов зашел за пистолетом. Он готов был взять оружие силой.

На этот раз Хамбиев упростил его задачу, проломив голову одному из милиционеров. Прикончить второго той же железкой не составило особого труда. Все прошло очень удачно. У Межова оказался нужный пистолет, а на Хамбиева с Есениным теперь можно было вешать сразу три трупа: двух сотрудников милиции и кассира. А это уже тянет на полноценную вышку. Скоро их начнет искать милиция, и при желании из них можно будет веревки вить.

А еще лучше – дождаться, когда у них будут деньги, и прикончить. Ведь все равно, если попадут под следствие, рано или поздно завершат жизнь в узком коридорчике от пули Межова или такого же ассенизатора человеческих отбросов, как он. Когда найдут их тела, следователи спокойно вздохнут и закроют громкое дело.

Убийц отъявленных бандитов особенно и не ищут. Перегрызли друг другу глотки – нам меньше работы, скажут оперативники. К тому же заметать следы Межов умел, ведь учился все-таки в милицейской школе.

Из-за хорошего настроения капитан Межов даже камеру открыл, где дремал студент. Пусть уходит. Понравилось Сидору, как парень за девчонку свою с бандитами бился. Сейчас мало кто на такое решится.

Есенин с Хамбиевым из Кзыл-Орды исчезли. Но это уже не беспокоило Межова. Он знал, что обнаружит их у Бека. Ведь наступило 1 мая, а значит, то дело, которое задумали бандиты, должно было произойти со дня на день.

Несколько озадачило капитана появление Есенина и Хамбиева у Бека вместе с Заколовым. Межов уже знал фамилию отчаянного парня. Описание Заколова Тихона Петровича, обвиняемого в тройном убийстве и организации крушения поезда, имелось в каждом отделении милиции по всей Южно-Казахстанской железной дороге. На него была объявлена настоящая охота. Попадись парнишка в тот момент в лапы доблестных внутренних органов, высшей меры ему не избежать. Причем на самых законных основаниях!

Тогда-то Межов Сидор Сидорович впервые задумался: сколько же безвинных людей он по закону отправил на тот свет? А может, и чернявая была из таких?

Появление непонятно откуда взявшегося Заколова путало планы и расчеты Межова. Ему пришлось взять в оборот Хамбиева, чтобы выяснить неясные обстоятельства. Но, по большому счету, еще одна фигура в деле не повлияла на основной план Межова. К тому же, как выяснилось, четвертого человека ему убивать бы не пришлось.


– Когда ты первый вылез из окна сберкассы, я удивился, – признался Сидор Межов Тихону Заколову, заканчивая рассказ об осуществлении своего плана. – Тебя по плану должны были внутри порешить. Ты про это хоть знаешь?

– Понял. Когда Бек пушку достал.

– Выкрутился, выходит, повезло. На один день дольше прожил. Когда ты из окна вылез, я тоже сплоховал: от неожиданности вместо головы в грудь выстрелил. Мне только рюкзак был нужен. Если бы ты и выжил, мне это неважно было.

– Так отпустите сейчас, – осторожно предложил Заколов. – Вон рюкзак.

– Но сейчас мне уже не все равно! Теперь ты слишком многое знаешь.

– А что знал старый железнодорожник, которого вы зарезали?

– На разъезде, что ли? Я про него и забыл… Девчонку не хотел отпускать, старый хрыч… Ну, посуди сам, у него в доме ждать тебя глупо, а уедешь, он настучать может. Пришлось подрезать. Немного… Так, чтобы тебя дождался и шепнул о месте встречи. Я не ошибся в расчетах?

Заколов промолчал. Межов хрипло рассмеялся, потом хмуро смерил рюкзак придирчивым взглядом:

– Ты деньги все принес?

– Ничего из рюкзака не вынимал, – честно признался Заколов, но во рту у него отчего-то пересохло.

Межов потянулся свободной рукой к рюкзаку, Заколов непроизвольно шагнул вперед.

– Э-ей! Стой на месте! – Сидор распрямился и поднял руку с пистолетом для прицеливания.

– Подождите! А как быть с последним желанием осужденного на казнь?

– Это только в фильмах бывает или где-то за границей. У нас принято стрелять без предупреждения. Уж я-то знаю!

– Но у нас же сегодня – благородная дуэль, – цеплялся за последний шанс Заколов. – Выполните мое последнее желание.

Капитан задумался:

– Что за желание? Может, девку трахнуть хочешь? Так я вас тогда одной пулей… Даже удобно.

– Покурить хочу, – проникновенно попросил Тихон, оглянувшись на стаю псов, приблизившихся к дуэлянтам.

– Ладно, кури, черт с тобой, – согласился Межов, – но не долго. Мне уже на службу пора возвращаться. Командировка закончилась.

– У меня нет сигарет. Угостите.

– Я тут с тобой так заболтался, что о куреве забыл. – Капитан порылся в карманах и извлек пачку сигарет и зажигалку. – Ты куда! Стой, где стоял! Хитрец, однако. Думал, я тебя к себе подпущу? Я вижу, что ты парнишка не слабый, раз от Бека избавился. Но пуля-дура всех одинаково косит, особенно если в башку входит. Стой на месте! Я тебе брошу курево. Лови!

Межов сунул зажигалку в пачку сигарет и метнул ее Заколову. Пачка шлепнулась под ноги Тихону. Заколов медленно поднял смятую коробочку.

Теперь предстоял самый ответственный этап безумного плана спасения, от успеха которого зависела жизнь не только его, но и Нины.


Глава 79 | Проигравший выбирает смерть | Глава 81