Book: Вологодский конвой



Цыганов Александр

Вологодский конвой

Александр Цыганов

Вологодский конвой

Александр Александрович Цыганов родился в 1955 году в деревне Блиново, недалеко от Ферапонтова. Окончил Вологодский педагогический институт по специальности учитель русского языка и литературы. Десять лет работал в колонии усиленного режима начальником отряда.

Член Союза писателей России. Автор нескольких книг прозы. Лауреат литературной премии МВД СССР.

Живет и работает в Вологде.

Дорогому сыну с надеждой

Я начальник отряда осужденных, или отрядник, как говорят все, кому не лень: и сотрудники зоны, и сами осужденные, и родственники, приезжающие на свидание... Конечно, порой не удержишься и поправишь, но проку в этом нет: люди проторили, люди и ходят.

А наш-то почет для них, выходит, совсем и не впрочет, потому как наша честь с утра и до позднего вечера - в зоне.

Воспитатель, советчик, начальник, отец, старший брат, вершитель судебвсе в одном лице. И здесь только сердце - вещун, а душа твоя мера...

Часть первая

Ясны очи

1

В этом небольшом лесном поселке, на дальнем северном бездорожье, забытом и богом, и людьми, я, казалось, считанные дни. Но после того что произошло сегодня, вдруг разом нахлынуло, вспомнилось...

В Людиново я добрался поздним мартовским вечером: было уже исчерна-темно и неуютно-настороженно вокруг, беспрестанный ветер нахлестывал с брызгами невидимого дождя...

Началось все с того, что после вынужденного недельного торчания в райцентре я наконец-то попал на борт самолета, который, сменив лыжи на колеса, через пару часов приземлился на поле с раскисшим снегом, подсиненным наступающим вечером.

Пилот передал подошедшему мужчине в шапке с кокардой два бумажных мешка с почтой, подмигнул нам и закрыл дверцу. Взяв поклажу, мы отошли к деревянному домику, над входной дверью которого висела потемневшая от времени доска с надписью: "Аэропорт "Северный"".

Самолет взревел и, разбрызгивая стеклянным веером лужицы, завис - и точно поплыл, скрылся за лесом, оставив за собой гул, - по небу широко, по земле далеко... Я остался один на один с неизвестностью, которая не то чтобы пугала, но, по крайней мере, напоминала о себе легендами и небылицами об этих жутких и непонятных местах... Не хочешь, да задумаешься.

"Меньше говорить, меньше говорить..." - непонятно почему твердил я себе, наивно полагая, что этим избавлюсь от случайных и необдуманных слов.

Мы вошли в домик, и хозяин открыл комнатку. На большом столе громоздилась всевозможная аппаратура, там что-то непрерывно попискивало и потрескивало, но после щелчка тумблера все стихло.

- Николай, - застенчиво протянул мне руку хозяин, - здешний начальник аэропорта и он же сторож - по совместительству.

Вскоре мы уже пили чай и, поглядывая на глубокие колеи разбитой дороги, мирно беседовали. Вернее, Николай рассказывал о Северном, где он родился и вырос.

Оказывается, от Северного до Людинова - всего-навсего тридцать верст, но даже трудно представить, как они даются! Добираются по шесть-восемь часов, если, конечно, все хорошо да ладно. А зимой, когда застывает, ее сначала "гэтээской" укатывают, потом еще "ураганом" пройдутся, а следом уж и автобус посылают. Так пока дорогу-то укатывают - тягач, случается, по самые уши проваливается, тогда трактор посылают на выручку - и "сотки" садятся. Вот всем миром кое-как и спасаются... Прямо беда. А ранней весной или поздней осенью - все объездом. Тело-то, может, и довезешь, а уж за душу не ручаешься. Все может быть. Ни конному, ни пешему ни проходу, ни проезду, по колени ноги оттопаешь. А случись что - ткнуться некуда: по пути три деревушки, почти пустые, в каких домах старики да старухи даже часов на новое время не переводят, - нам, мол, спешить некуда, мы свое отжили, а время везде одинаково.

Так и живут, маются. А от старости только могила лечит - это еще не при нас писано. Но в этом году дорога еще держится, так напрямую можно идти все скорее да надежнее.

Раньше-то Северный райцентром был. Военкомат и милиция на бугре, а на берегу - рядком да ладком - роно с райкомом, как положено. А потом известно что случилось. Так и стал Северный просто поселком. Конечно, не мудрено голову срубить, мудрено приставить. Но населения, правда, и сейчас тысячи три наберется, не меньше. Свой леспромхоз, сплав-участок, колхоз и сельпо имеются. Не без этого. Хотя, как и везде, все на ладан дышит. Даже два участковых приставлены. Только они что есть, что нет: то по своим делам разъезжают на казенном мотоцикле, а то, глядишь, лыка не вяжут. Как говорится, хоть и сам тут, да толк-то худ. Начальство, конечно, отругает хорошенько, когда надо, а выгнать не решится - никто в такую глухомань не полезет. Своя рубашка ближе к телу. Ну да здесь ко всему привыкли - вдосталь нагляделись да натерпелись. А вот как услышишь, что людиновские рассказывают, когда в аэропорт приезжают, так и подумаешь: "Здесь еще рай, живи да радуйся..."

Николай прислушался, затем кивнул уверенно:

- Машина из Людинова идет, больше неоткуда, ага, ага...

Прижавшись к оконному стеклу, я чувствовал, как сильнее и горестнее забилось сердце: из-за леса, воя, выползала машина. Громоздкая и темная, она упрямо двигалась к аэропорту, заваливаясь на каждом шагу в колеи и колдобины... Куда господь бог несет?..

Перед посадкой в самолет я, опустив монету, набрал номер телефона, по которому мне в свое время посоветовали звонить; не обмолвились, однако, ни словом о предстоящих трудностях. То ли забыли, то ли не нашли нужным. После шума и свиста послышались слабые гудки, следом далекий, пододеяльный голос ответил:

- Людиново слушает, говорите!

Назвавшись, я попросил сообщить дежурному, как меня учили, что скоро вылетаю, чтобы встретили.

- Сообщим! - коротко заверили из таинственного Людинова, и связь разом оборвалась, точно ее и не было.

"Доброе начало - полдела откачало, - обрадовался я. - Теперь держитесь, кончики, за середку!.."

И тотчас, подхватив сумку, - долог путь, да изъездлив! - я простился с Николаем, глядевшим на меня необычайно сострадательно, и шагнул на улицу к машине. Заляпанная грязью дверка задергалась, задребезжала, потом со скрежетом открылась, и оттуда вылез, согнувшись, мужик в годах, широкоплечий и кривоногий. В бушлате и кирзовых сапогах.

- Поедем, что ли, - обронил он глухо. - И так запозднились - в двух местах по самые мосты сели. Дорога, будь она неладна. - Сам мрачный, да и смотрит не россыпью, а комом, но - спокойный. Таким как-то сразу веришь.

Машина шла тяжело, ухая в выбоины, которых было такое множество, что даже сам сопровождающий, Владлен Григорьев, только морщился устало...

По обеим сторонам дороги бесконечно тянулся черный лес; проехали небольшое кладбище, и Владлен Григорьев вполголоса рассказал, кивнув на краснорукого водителя, не имевшего ни бороды, ни усов, ни на голове волосов:

- Глухой, здесь такие и нужны... А на кладбище этом зэки горемычные лежат. Сгорели они, пятеро, разом - как и не жили. А дело такое. Переезжали из одного оцепления в другое, вагоны еще деревянные были. Да и дороги-то верст двадцать набиралось, не меньше. А это тебе не горшок со щами на ухвате передать. Да еще и гэсээм надо было отдельно перекинуть, а тут- зачем лишняя волокита! - заодно к вагончику с людьми подцепили- и вперед. По пути-то, значит, кто-то из урок покурил, а чинарик и бросил в сторону, по привычке. Что люди, то и мы... Скоро и занялось. А деревянное - разом пыхнуло! Охрана повыскакивала, оцеплением встала, автоматами щелк-щелк - к бою готова! Веселое горе - солдатская жизнь!.. А в вагоне уж вовсю полыхает. Не жить, не быть. Мужики там орут, окна с решетками-то наконец высадили - да на волю рваться!

А начальник конвоя был прапорщик Бись, Михайло Маркович, он по гражданке еще в медиках начинал, да на первых порах все не в свое дело норовил лезть - помогал встречному да поперечному. А на добреньких воду возят. Сразу и надорвался. А там быстро смекнул, в чем дело, да в общий ранжир и встал. Даже вперед вырвался. Бывало, больного доставят, а он: "Ну что, будем лечить или пускай живет?.." Так и прозвали. Заметь: человек шутки не шутил. И здесь тоже: то ли растерялся, то ли совсем испугался- матерится: "Куда, мать вашу!.. Стрелять буду! Назад! По местам!" А куда назад-то? Назад уже некуда - только вперед!.. Тогда Бись и орет конвою: "Огонь! Огонь!" Пальба открылась такая, что эти пятеро-то побоялись и нос из вагона высунуть, ведь решето сделают и глазом не моргнут. Правда, потом выяснилось, что стреляли в основном все поверху... Так они, бедные, обхватились друг с другом в обнимку, да так и сгорели... Вот как бывает-то: свет велик, а деваться некуда...

- Было хоть что-нибудь начальнику конвоя?! - внезапно сорвался я на крик: меня как-то необычно бросило вбок влево - и сразу же вправо, а следом - вверх, и я разом взмок; как ни гнись, а поясницы не поцелуешь...

- Известное дело... - сопровождающий впервые глянул мне прямо в глаза. - Вологодский конвой шутить не любит: шаг влево - агитация, шаг вправо - провокация, прыжок вверх... - Тут его и самого столбиком, как в насмешку, под крышу подкинуло, но он, казалось, не обратил на это внимания. - А прыжок вверх - попытка к бегству.

Так говорил Владлен Григорьев, сам в свое время отсидевший здесь положенное от звонка до звонка, а по освобождении оставшийся в этих местах и до сих пор работавший механиком на нижнем складе.

- А насчет что было или не было... - Владлен для чего-то попротирал смотровое стекло. - Да ничего. в другую колонию перевели. Можно сказать повысили. Здесь ведь все и без того как под конвоем. Так что у каждого поселкового одна мечта: любыми путями отсюда выбраться. Гиблое место. Тут говорят: кто в Людинове пять лет отпашет, можно Героя давать,- усмехнулся сопровождающий и добавил: - или "орден Сутулова"... А если серьезно: человек приказ выполнял, а они не обсуждаются. Кто посылает, тот и отвечает... Да в такой неразберихе удобно и ноги сделать - в бега податься. Не скоро и на след выйдешь: кругом тайга...

Не успел я собраться со словами, как впереди вдруг блеснул свет прожектора: чисто и вместе с тем как-то зловеще маячил он из темноты, вызывая неосознанную тревогу...

- Нижний склад, - выпрямился Владлен Григорьев. - Считай, на месте. Через два кэмэ - и поселок.

В Людинове машина взобралась на взгорок, оказавшийся потом мостиком, и, спускаясь, выхватила фарами торчавший на обочине дороги щит, на котором поверху крупно было написано: "Что? Где? Когда?" А ниже, на обрывке киноафиши... глаза успели пробежать: "Здесь тебя не встретит рай".

Со щита как ветром сдуло взлохмаченную ворону, умчавшуюся в темень с хриплым криком, похожим на колдовской хохот сказочного злодея: "Ур-ря! Ур-ря! Ур-р-ря-а-а!.." Машина, взревев, остановилась возле двухэтажного деревянного здания - штаба учреждения, над входной дверью которого под лампочкой в железной сетке красовалась надпись: "Воспитатель сам должен быть воспитан".

Напротив, освещенный, стоял тепловоз с прицепленными вагонами, из которых, спрыгивая, цугом шли и шли люди, одетые в черную одежду, - и прямым ходом к высоченным открытым воротам, окованным железом; с обеих сторон тепловоза - молчаливые и усталые - солдаты с автоматами на изготовку; у одного с накрученного на руку поводка рвалась заходившаяся в лае овчарка; несколько офицеров что-то кричали друг другу возле шумно работающего тепловоза; из его кабины безучастно вертел головой молодой парень в шапке, лихо посаженной на макушку...

Начало трудно, а конец того мудрен. Направился я в штаб: первая дверь налево, постучал и, услышав: "Зайдите!" - вошел. Как из яичка вылупился!

- Заместитель начальника учреждения по политико-воспитательной работе Мирзоев Рамазан Рамазанович, - в ответ на мое представительство почти без акцента ответил майор и, привстав, крепко пожал мне руку. - Ждем-ждем. Давно ждем... - И, пригласив сесть, Мирзоев с неторопливой дотошностью стал расспрашивать, верно ли, что я пошел в органы внутренних дел добровольно, а также кем являются и где работают мои родители, и где я жил, учился и трудился до того, как...

Невелика недолга, и уж мои-то данные Мирзоев и без того мог бы сто раз выяснить, но я вспомнил, успокоившись, о характеристике, данной сопровождающим моему теперешнему начальству: "Ваш замполит, наверное, и во сне держит руки по швам. На всякий случай".

Зазвонил один из трех телефонов, аккуратно расставленных перед замполитом. Мирзоев стремительно овладел трубкой и, внимательно выслушав, на глазах побурел:

- Нельзя этого делать!.. - Он сморщился так, что верхняя губа подползла к кончику носа. - Мы тут посоветовались, - Мирзоев обвел отсутствующим взглядом комнату, ни на чем конкретно не задержавшись, - и я решил: все оставить по-прежнему!

Несмотря на мои отнекивания, Мирзоев споро договорился об ужине в роте, и мы с ним славно ударили по щам и гречневой каше, по верхосытку дунув еще по стакану компота. Не хуже, чем дома.

Общежитие, в котором мне предстояло жить, оказалось напротив солдатских казарм. Комната с узкой кроватью и столиком у окна была на одного. Назавтра до обеда мне разрешалось знакомство с поселком, а потом обход по зоне вместе с Мирзоевым. На том мы с замполитом и расстались.

Оставшись один, я огляделся: что ж, жить можно. Говорят, что милует Бог и на чужой стороне; и эта комната с солдатской кроватью да столиком у окна заменит мне отныне родной дом. Надолго ли?.. Теперь уж поздно решать - сам выбрал. Все горевал, что на родине надоело, чего-то нового и неизведанного хотелось. Вот и дождался: научит горюна чему-то и чужая сторона.

Разобрал я кровать - лег, с головой одеялом укутавшись, и уснул разом так крепко, хоть свищи, душа, через нос! И спал до самого утра как маковой воды напившись.

2

Утром выяснилось, что поселок полностью находится на болоте, поэтому повсюду были мостки - и вдоль, и поперек. Дома как на подбор: все барачного типа, разбросанные по обеим сторонам речушки Курдюжки. Возле общежития магазинчик, следом пекарня, из которой валил черный дым, а на крыльцо то и дело выбегали молодцы в исподнем с неизменными папиросами в зубах; ничем не примечательный садик и столовая примостились на окраине елового леска, в котором, добрые люди сказали, порыкивал порой мишка да шлялись рыси с волками; а еще - библиотека.

Библиотекарша, невзрачная и бледная - в чем только дух держится! медленно выводя буквы, заполнила на меня карточку. Между двух стеллажей как тут и был! - бюст Федора Михайловича Достоевского. Я взял "Дневник писателя", в свое время так поразивший меня.

Выйдя из библиотеки, я обнаружил, что в стороне, откуда мы приехали накануне, с трассой пересекается дорога, проложенная деревянными настилами и огороженная с обеих сторон колючкой; над всем этим - множество столбов с лампочками под черными абажурами... И потом, редкими свободными вечерами, непонятно отчего приходил я сюда и, незамеченный, смотрел, как идут и идут, растянувшись в длинную темную цепь, люди; и точно живые стонут и шевелятся под ними скрипящие и шатающиеся мостки; лай овчарок и хриплые, грозные окрики; и хотя во время следования все разговоры строго-настрого запрещались - голоса, голоса, голоса...

"У нас есть, бесспорно, жизнь разлагающаяся, но есть, необходимо, и жизнь вновь складывающаяся на новых уже началах. Кто их подметит и кто укажет? Кто... может определить и выразить законы и этого разложения и нового созидания?.." - читал я потом в "Дневнике писателя". А болящий ожидает здравия даже до смерти. "Вход в зону только по пропускам", - гласило на зеленой двери КПП при входе в жилую зону осужденных. И узкоглазый сержант все не мог взять в толк, что на меня выписан пропуск, пока не появился майор Мирзоев, и мы, благополучно миновав пропускной пункт, прошли несколько десятков метров и открыли дверь в дежурную комнату. Но я успел-таки по пути оглядеться: кругом стенды да длинные дома-бараки, а на каждом из них прожекторы.

При нашем появлении всем как подсыпали перцу: вскочил за барьером сержант-сверхсрочник с красной повязкой на рукаве, а за порогом, вытянувшись, ожидал дежурный.

- Товарищ майор! - рявкнул он. - За время вашего отсутствия происшествий не случилось! Докладывает дежурный помощник начальника колонии лейтенант Сирин!

- Вольно! - покачал головой замполит, с любопытством глядя на дежурного. - Ну Сирин, ну Сирин...

- А что, Рамазан Рамазанович, по уставу действую. У меня закон: от устава ни на шаг. Железно!

Замполит дернул щекой и представил меня: мол, прошу любить и жаловать. Новый начальник отряда Цыплаков Игорь Александрович - собственной персоной.

- О, пополнение, - широко заулыбался. - Дело, дело!

Знакомство с зоной началось с клуба, к которому была пристроена библиотека. В клубном зале множество коричневых лавок со спинками, любовно и старательно пронумерованными белой краской. Только около входа несколько скамеек без чисел - для администрации; над головой - аппаратная... Экран деревянный щит, обтянутый белой материей и отделяющий сцену от зала, поднимался к потолку и возвращался на свое место завклубом, который сейчас мелким бесом вертелся вокруг и с молчаливо-благосклонного согласия замполита рассказывал мне обо всем этом, сладко жмурясь. Такой и до Москвы напоказ без спотычки побежит - только заикнись!..



Длинные серые бараки отрядов походили друг на друга, как родные братья. Разница состояла только в расположении: если первые три находились почти что вплотную, то остальные полукольцом охватывали зону. А в середине были вечерняя школа, столовая с медчастью и комната с надписью: "Совет коллектива колонии". С торца приткнулось еще строение, где вновь прибывшие проходили карантин. На видном месте - напротив библиотеки - штаб, в котором помимо кабинета начальника колонии располагались и помещения его заместителей; в промежутке - небольшое поле. Здесь в хорошее время гоняют в футбол, а зимой это поле заливается и на нем происходят нешуточные хоккейные баталии. Во всяком худе и верно что не без добра.

Но вот и общежитие отряда, который мне предстоит со дня на день брать в свои руки... Далеко ехали, да скоро приехали!..

Вошли. Навстречу метнулся осужденный - жердяй, в плечах лба поуже; брови - что медведи лежат; в нитку вытянулся перед замполитом, ни одна складка не скользнет по черной спецовке, сапоги - зеркалом; доложил:

- Завхоз отряда Сугробов! Отряд занимается по распорядку дня! - А сам неприметно на меня посматривает.

- Ознакомьте Игоря Александровича с отрядом!

Завхоз Сугробов сразу деловито наладился объяснять расположение вверенного отряда, старательно помогая руками, глазами и даже телом. Небось в грязь-то лицом не ударим: только знай запоминай. После входного тамбура следовало фойе - все в стендах, заполненных сводками, таблицами и призывами. Слева - две двери; здесь живут звенья отряда - по две секции в каждом помещении; справа - то же самое. Прямо пойдешь - дверь начальника отряда, а впритык, через тамбурок, - курилка с умывалкой. В секциях - койки в два яруса, заправленные на удивление чисто, с подверткой простыни по одеялу, а между койками - одна на другой - тумбочки. В конце секции - еще двери: там каптерки, в них для одежды да обуви шкафчики, встроенные в стену; на всем прибиты и прикручены таблички с указанием фамилии, отряда и звена осужденного. А у входных дверей - алюминиевые бачки с водой. Все рассовано по своим местам - по сучкам да по веточкам.

Завхоз Сугробов, объясняющий деловито и толково, вьюном заходил то с одного, то с другого бока, а замполит тем временем скрылся в кабинете начальника отряда, куда мы вошли в последнюю очередь. И здесь глаз хозяйский на месте прямо - стол начальника отряда, напротив - завхоза; десяток стульев, сейф и полка с документацией, а над окном, в разрисованных яркими красками горшочках, пущены к жизни цветы... Работай да любуйся.

Тут зазвонил телефон: майора Мирзоева приглашали в дежурную комнату зоны. Быстренько выпроводив завхоза, замполит поинтересовался о моих впечатлениях и посоветовал остаться в отряде до вечера: поговорить и познакомиться с людьми, а затем - при желании - сходить в кино, объявленное по случаю предвыходного дня. Застегнув длиннополую шинель, майор замкнул мне руку - и только его видели.

Повертевшись в самодельном кресле, я поперебирал бумаги на столе, что-то неопределенное представляя, что-то неопределенное... Пройдет полгода, и будет присвоено первичное офицерское звание, как было обещано на собеседовании в управлении... А там уж, глядишь, и в форме сижу: брюки с красным кантом, на плечах звездочки поблескивают, галстук опять же... Смешно и грешно.

Вскоре за вежливо вошедшим завхозом Сугробовым потянулись по делу и без дела другие осужденные: все, как один, с красными треугольными нашивками на рукавах; с завхозом переговариваются вполголоса, а то возьмут да о чем-нибудь и меня спросят...

Дверь с грохотом распахнулась, и на пороге человек вырос: поперек себя толще, да на щеке бородавка - телу прибавка; в горле петух засел:

- Гражданин начальник! Крысу поймали! Что делать?

Ума не приложу: смотрю то на него, то на завхоза:

- Да что делать?.. Убить да выбросить. - Долго думать, тому же быть. Да и лишние догадки всегда невпопад живут.

А завхоз Сугробов, прислушиваясь к шуму и грохоту в курилке, довольно улыбался:

- Оторвут сейчас от хвоста грудинку... Застегнут они его, гражданин начальник. Как пить дать - замочат!

- Кого - "его"? Крыса же "она"!

- Кто в тумбочках крадет - крыса по-нашему. Крысятник. Вот по заслугам вора и жалуют.

Много учен, да не досечен. Кинулся я в курилку, а завхоз за мной обогнал и блажанул:

- Мужики, завязывай! Проучили - и хана!

В курилке - спиной к печке - мужичок прижался: глаза на нитке висят, по пояс юшкой умылся, сопит и всхлипывает. Увидев меня, все расступились.

- Разойдись! - себя я не узнавал. - Все по местам! Сам разберусь! Развернулся, а мужичок следом за мной: голосом пляшет, ногами поет - спасся!

- Гражданин начальник! Слово-олово: больше пальцем не тронут, кому охота срок за гниль тянуть! - вился передо мной Сугробов. - Попало за дело. Никто не видел и не слышал. Слово-олово!

Так сработано, что не придерешься. Думаю: добро, шпана замоскворецкая: всю вашу хитрость, видно, не изучишь, только себя измучишь. Но одно здесь верно: слушай в оба, зри в три!..

Как раз по селектору и фильм объявили: "Внимание! Завхозам отрядов построить осужденных и привести в клуб для просмотра фильма "Возьму твою боль"!"

Построив людей возле отряда, завхоз доложил о готовности, на что я неопределенно дернул головой, а завхоз скомандовал: "Отряд, шагом марш!" И я уже со своим законным отрядом, немного сбоку, как и положено начальству, дошагал к клубу; кругом слабые и тусклые огоньки лампочек на столбах, зябко да неуютно...

Зато возле клуба светлынь: подходили отряд за отрядом, завхозы докладывали дежурному Сирину, и тот своим зычным гласом: "Давай, урки!" разрешал вход. А у клубных мостков помощник дежурного, прапорщик, чуть ли не до пупа расхристанный, схватил за грудки осужденного, мальчишку, пытавшегося в неустановленных по форме одежды ботинках взобраться по крутым ступенькам клуба:

- Ти-и... че-эго тут ви-исиваешь? Па-ачему тут висиваешь?!

Малокровный, съежившийся парнишка, запахиваясь в великовозрастную фуфайку, оправдывался:

- У меня плоскостопие, разрешено медчастью. Можно пройти?..

Но у прапорщика, внезапно налившегося кровью, как бы отслоились толстые, выразительные усы:

- Марш в отряд! Ка-а-аму гаварю!..

Между делом подключился и Сирин:

- Что, не ясно? Посажу!

Кто барствует, тот и царствует; и пошагал, головушку опустив, стриженый-бритый к бараку.

- Все верняком, - подмигнул мне Сирин. Пощелкивая пальцами, он прищурил глаза и вдруг попросил: - Слышь, посиди в клубе, пока фильм идет. А то у меня весь наряд на обходе. Один остался. Выручай, друг.

Конечно, спрос не грех, да и отказ, наверное, не беда. Да вот только не все то есть, что видишь. Вошел я следом за последним в зал. Дверь закрыли на защелку, чтобы не вовремя пожелавшие не лезли, свет выключили - и фильм начался. Сидел я, точно оглушенный, на лавке бок о бок с пожилым, глянувшим на меня исподлобья, но выбирать уже не приходилось.

Из аппаратной - легкий треск, струилась сверху песочно-лунная, прозрачная дорожка... На экране - титры: "Возьму твою боль"... Шла война, и на глазах у ребенка немецкие прислужники убивали его мать и сестренку; и слышал мальчишка в свои неполные восемь лет последний крик матери и плач сестренки; и болью сердце гинет, ведь все мы одной матери дети...

Сидел я и видел боковым зрением, как плакал молчаливо мой пожилой сосед: растеклась под глазом светлая, серебристая морось, к щеке подсбегала маленькой и горючей капелькой...

И дикими показались мне думы подпольные, страхи летучие: хоть и не ровня, так свой же брат - человек человека стоит. Одним миром мазаны.

И долго еще потом я мучился - уже дома, в своей комнатушке, бессонной ночью, одинокий и далекий от всех родных и близких...

А еще поразило меня то, что я как будто и не нашел в этой жизни, в своих первых впечатлениях, ничего особенно поражающего или, вернее сказать, неожиданного. Все это словно и раньше мелькало передо мной в воображении, когда я старался угадать свою долю.

3

Утренняя планерка проходила на втором этаже штаба, в просторном кабинете начальника колонии подполковника Любопытнова Виктора Ильича, пожилого уже человека с совершенно седой, круглой головой и серо-черными, с завитушками к вискам бровями. Трудно было избавиться от впечатления, что начальник колонии видел все окружающее как-то не глядя. Входя куда-нибудь, он уже знал, что делалось на другом конце - порядок дела не портит! - а твердостью и определенностью при решении служебных вопросов начальник завоевал расположение даже у мало кому верящих подопечных за колючей проволокой. Среди старожилов поселка упорно бытует легенда, будто бы к одному из дней рождения начальника подарили ему осужденные собственноручно изготовленный автомат, смастерив его на нижнем складе и тайно, по частям, доставив в жилзону, где возложили новенькое, смазанное оружие прямо на стол уважаемого человека, разумеется, до прихода того на рабочее место. Мол, кто нас помнит, того и мы помянем. И этому как-то трудно было не верить, как и тому, что однажды некий изобретатель этого "колючего окружения" умудрился сконструировать из бензопилы "Дружба" подобие вертолета и даже поднялся в воздух на этом агрегате в ночное, относительно безопасное время, но все же был замечен обалдевшим часовым и благополучно подстрелен, после чего упал за запретной полосой. Изобретателя подлечили где следует и поощрили - раз на раз не приходится! - далеко не по изобретательским заслугам: новым сроком в колонию более строгого режима.

- Значит, туда и дорога, - смеялся перед планеркой дежурный Сирин.- А живи попросту и без затей, проживешь сто лет. Соображать надо!..

Коренастый, плотный, стремительно вошел начальник колонии, точный минута в минуту. Посерьезневший Сирин скомандовал офицерам, полукругом сидевшим в кабинете начальника:

- Товарищи офицеры!.. Товарищ подполковник, лейтенант Сирин дежурство сдал!

- Капитан Брусков дежурство принял!

- Товарищи офицеры... - миролюбиво ответствовал начальник, что означало: прошу садиться.

И все деловито расселись по местам, за исключением Сирина и заступавшего на дежурство капитана, у которого было бы грех спрашивать о здоровье, глянув на его лицо.

А лейтенант Сирин наладился привычной скороговоркой:

- За время моего дежурства происшествий не случилось. Осужденные занимались по распорядку дня. Вывод на объекты и возвращение в жилзону соответствуют учетным данным. Вечерний прием спецконтингента проводился медчастью, спецчастью и бухгалтерией. В вечернее время демонстрировался фильм. Оценка наряду осужденных "удовлетворительно", дежурному наряду контролеров - "хорошо". Лейтенант Сирин дежурство сдал!

Но начальник, покачивая седой головой, поинтересовался как бы задумчиво:

- Кто же фильм, товарищ Сирин, обеспечивал на сей раз?

И, поглядывая то на начальника, то на замполита, не сводившего с него своих блестящих внимательных глаз, Сирин забормотал:

- Фильм... Фильм обеспечивал новый начальник отряда... Цыплаков. Цыплаков Игорь Александрович. По собственному желанию...

Только на свои глаза свидетелей не наставишь: начальник колонии, с привычной ловкостью встав из-за стола, быстро расстегнул мундир и посмотрел на Сирина так, что того малость поизвело:

- Вы понимаете, что могло случиться?.. Человек ни сном ни духом еще не ведает нашей специфики! Жду объяснительную - и будете наказаны!.. Все свободны!

Выйдя из кабинета, я пошел к окну в конце коридора и тут же столкнулся с майором: невысок и лобаст, под носом взошло, а на голове не засело, сам тих и как-то странен. Подхватил он меня под руку приглашающе, и мы с ним спустились закадычными друзьями на первый этаж, к кабинету с табличкой "Заместитель начальника по режиму и оперработе". Там уже сидел замполит Мирзоев: откинувшись в кресле, он нервно курил, закинув ногу на ногу. При виде нас замполит что-то промычал и, затушив папиросу, придвинулся к столу вместе с креслом. Серьезный и внушительный.

- На такое дело не всякий годится, - тихо, точно сам с собой, заговорил заместитель по режиму майор Нектаров. - Люди, как говорится, стукают, и никто их не слышит. А вот мы как в ступе: что ни ступим, то и стукнем. Как пить дать, услышат и обязательно разнесут. Чего было и не было - на каждом углу расскажут. И никуда не денешься: работа такая. Всегда на виду. Так что вчерашний случай с "крысятником" оставлять без последствий, конечно, негоже. Нас не поймут. Неволя, брат, всякого учит и ума дает. Здесь одним доверием не обойдешься - к беде приведет. - Майор Нектаров, переглянувшись с нахмурившимся замполитом, забарабанил по столу пальцами. - Однажды в розыске достал один из наших сбежавшего - в одиночку накрыл. Тот с ходу и ручки вверх: "Не тронь, начальник, твой". А наш - нет чтобы заставить урку шмотки с себя скинуть - не сообразил. На слово поверил да ближе и подошел, а тот, не долго думая, ножик из сапога - и в сердце. Да позже на тот же свет еще двоих едва не отправил. Спасибо, врачи выходили. В нашей работе хоть раз вожжи отпустишь - не скоро и изловишь. Одни неприятности как из мешка посыплются: знай успевай оборачиваться...

- Время научит, - завыстукивал по столешнице и замполит. - Был у нас тоже один добренький: все хотел, чтобы кругом по-людски было - и у ваших, и у наших. Да только, понятно, ненадолго хватило: быстро сообразил, откуда ветер дует. А как еще по-настоящему поприжало, так вообще потек. Оно и понятно: с огнем не шутят...

- Что верно, то верно, - поднял указательный палец майор Нектаров. Дело прошлое: можно было бы тех пятерых в вагоне спасти, окажись наши посообразительней...

Какой-то злобно-нутряной вой сирены, разливаясь на высоком, жутком завывании, вдруг поднял всех с мест. Выскочив из штаба, мы бросились к клубу: над ним, медленно заполняя низкое, неподвижное небо, поднимался черный, слоистый дым, расползаясь над поселком.

Горел и правда клуб. Подойти уже было страшно: оттуда, где был зал с печью, трещало и зловеще шумело с неимоверной силой; из туго лопнувших окон с гудением вились плавные огненно-красные космы; на крыше очередями палил шифер, а сама она вся уже была охвачена пламенем, горело и в библиотеке, там огнь пожирающий шуровал уже вовсю, но еще на волю не вырвался, гудел внутри, как бы готовясь к неожиданному и гигантскому прыжку, чтобы разом поглотить все в своей испепеляющей лаве - сколько можется, столько и хочется! - искры змеино шипящим фейерверком густо и страшно сыпались далеко во все стороны.

Но аминем дело не вершится - кругом метались и тушили кто чем мог, подлетела пожарка и моментально раскатала шланги - сильные, стальные струи вбились в ярое пламя, постепенно гася и сбивая огненные островки.

- Давно просила печь отремонтировать, - нудно бормотала возле меня бледная библиотекарша, безнадежно прижав к щекам руки. - Опять буду без вины виноватая...

Висевший над клубом обломок громадного стенда с надписью "Да здравствует" легко сорвался, скользнул вниз и, ухнув возле меня, сразу рассыпался.

И вдруг меня будто кто окликнул - и я, точно в беспамятстве, бросив все, кинулся к библиотеке, кульнул туда через окно - чем думать, так делай! - подвывая и прикрикивая от страха. Благослови, да головы не сломи! огонь вовсю гудел и шарил по комнате, по книжным стеллажам, весело и мощно пожирая все на своем пути. Сгреб я в охапку, беремем, бюст Достоевского и, задыхаясь, теряя последние силы, с готовой лопнуть от нечеловеческого, звенящего напряжения головой кинулся обратно.

Кубарем выпав из окна, встал я на карачки и пополз, но, опомнившись, стал загребать обратно: выпавший бюст нашаривать. В это время - от воды не в огонь! - окатило меня спасительной водяной струей, затем, подхватив за руки, стали в сторону оттаскивать, матерясь на чем свет стоит, а мне все неймется - хрипел да оборачивался, руками загребал...

Сшибся я с памяти: все бесы в воду - и пузыри вверх; как только стал приходить в себя, огляделся: кругом народ стоял молчаливо, как над больным или упокойным склонились, неутомимо работала пожарка, и уже был сбит огонь, шипящие бревна растаскивали баграми...

- В рубашке родился, - вытерев лоб под шапкой, вздохнул начальник колонии, помогая мне подняться. - Теперь уж до нового клуба придется спасенное хранить. - И, неопределенно улыбнувшись, заключил: - На законных основаниях.

- Герой кверху дырой, - послышался за спиной знакомый голос: с застывшей полуулыбкой на меня смотрел, пружиня на носках сапог, майор Нектаров.

- Дурак дураком - и уши холодные, - раздался откуда-то жизнерадостный бас пожелавшего остаться неизвестным доброжелателя.

Но мне было все безразлично, и я, ничего не понимая и не отвечая, потащился к общежитию, все так же, беремем, держа спасенный бюст, пока на полдороге к дому не столкнулся со своим начальником. Мирзоев, отступив на шаг, смерил меня округлым птичьим взглядом и вдруг, выкинув руку, так склещил мою пятерню, что я от неожиданности ойкнул и быстро пришел в себя.

Глядя на бюст, я сидел и думал, что эстафета человеческой жизни всегда была бесконечной: как всего нашего милосердия и сострадания, нашей вечной надежды и веры на лучшее, так и постоянного обновления человеческой души в мире проходящем и вечном...



"Жизнь везде жизнь, жизнь в нас самих, а не во внешнем. Подле меня будут люди, и быть человеком между людьми и оставаться им навсегда, в каких бы то ни было несчастьях не уныть и не упасть - вот в чем жизнь, в чем задача ее. Я сознал это..."

Часть вторая

Отрядник

1

Общую планерку на этот раз собрали в методическом кабинете штаба - по случаю предстоящего праздника. Новый год уже был на носу: оставалось всего несколько часов - и встречай себе на здоровье!..

Как и положено в торжественных случаях, начальник колонии подполковник Любопытнов душевно поздравил сотрудников с новым счастьем, пожелал всего наилучшего, а затем под жидкие аплодисменты поощрил грамотами и денежными подарками лучших из лучших. Так получилось, что среди награжденных были только те, кто не забывался руководством во все праздники. Из раза в раз как по заказу.

Следом на маленькую, по моде, трибуну с государственной символикой, по привычке протирая свои в тяжелой роговой оправе очки, аккуратно взошел новый зам по режиму капитан Грошев Василий Васильевич. Невысокий и плотный, с почти немигающими глазами, он был недавно переведен в нашу колонию, но уже накрепко заполучил кличку Люди- говорили, люди-знают. Вызовет Грошев по своим делам кого необходимо, вперит многозначительный, странный взгляд - и врежет правду-матку в глаза. А если ответчик начнет отпираться и пойдет в отказ - зам по режиму и выложит свои безоговорочные аргументы: "Люди говорили, люди знают!" Как к стенке пришпилит. И обязательно попротирает еще, не снимая, очки. Точно подкрутит какие-то невидимые винтики.

К нам капитана Грошева перевели с повышением - для укрепления режима, предварительно спровадив на заслуженный отдых ставшего плохо слышать и видеть майора Нектарова, любившего приговаривать: "Где я лисой проходил, там три года куры не неслись!" - и гордившегося тем, что за все время службы он не получил ни одного дисциплинарного взыскания.

В одной из колоний осужденные, говорят, наслушавшись всяческих телевизионных перестроечных идей, учинили форменный саботаж, именуемый кипежом, но капитан Грошев усмирил эту бучу, воздав основным поборникам за права по демократизации мест лишения свободы. Так что новый зам уже был окружен неким ореолом таинственности и невольного уважения еще задолго до появления в нашей колонии.

Капитан Грошев с добрую минуту по-хозяйски оглядывал сидящих сотрудников, затем с хрустом развернул отпечатанные листки и провозгласил:

- Внимание! Оглашаю список дежурства на усиление! - И раздельно перечислил фамилии тех сотрудников, которые задействовались в усилении: дежурство по поселку, на подстанции, гэсээме, лесооцеплении, нижнем складе.

Потом, помолчав, Грошев что-то поискал взглядом на полу и заключил:

- Все свободны. Начсостав прошу остаться!

Дальше должен был зачитываться список офицеров, которым следовало дежурить в праздничные дни.

Я суеверно взялся за пуговицу мундира - так в школьные годы невыучившие уроки выкручивали свои многострадальные пуговицы, надеясь, что не вызовут. Но мне не повезло: попал в дежурство - и как раз в новогоднюю ночь. С девяти вечера и до девяти утра - по жилой зоне. Ответственным от руководства был назначен сам капитан Грошев Василий Васильевич, а под его опеку два офицера: недавно аттестованный и получивший офицерское звание Сергей Шаров, уверенный в себе, крепкий и смуглый брюнет с длинными волосатыми руками, и я лейтенант Цыплаков Игорь Александрович.

До обеда мне следовало срочно "подбить бабки": проверить и перепроверить, пока люди на работе, отряд, обойдя с завхозом все секции и каптерки, а также просмотреть тумбочки и шкафчики в поисках запрещенных предметов и всякого рода колюще-режущих заточек и ножей. Хотя обыск совместно с конвойной ротой и был не далее как день назад и, казалось, все было чуть ли не языком вылизано, но береженого и Бог бережет. А небереженого - как раз тюрьма стережет.

Наши же воспитанники проведут за милую душу и самого черта с рогами. Как-то в прошлые, справляемые по привычке Октябрьские завел контролер по жилзоне молчаливого человека с тупым носом и совершенно квадратными глазами, встретив какового в темном месте не только, сам того не желая, поприветствуешь задушевно, но и собственное пальто в шапке передашь из рук в руки - хотя бы потому, что жизнь в такие минуты дорога как память.

Этот молчальник имел на зоне кличку Нарком, был самым натуральным наркоманом и даже порой умудрялся "словить кайф". Нарком в дежурке был немедленно обследован на алкоголь - но, к великому разочарованию дежурного наряда, опьянение не подтвердилось. Проверялись подозреваемые довольно просто: стакан, грязный до отвращения, наполнялся из не менее "чистого" графина, после чего испытуемый выпивал воду и через пару минут по команде, надуваясь до посинения, дышал в этот же стакан, который следом передавался по кругу присутствующим спецам из наряда, а те старательно внюхивались, пытаясь уловить запах ненавистного алкоголя.

В то время, когда обследовался Нарком, кто-то из сотрудников, вспомнив о правилах внутреннего распорядка, приказал осужденному прекратить безобразие и снять головной убор в присутствии администрации. Вот тут-то все и выяснилось: выбрив себе середину головы, он уместил здесь сложенный вчетверо носовой платок, пропитанный ацетоном, и "ловил кайф". После разоблачения Нарком уже на полных правах был помещен в ШИЗО - штрафной изолятор, где, как правило, содержатся лучшие из худших вверенного спецконтингента. Надежно и строго.

До обеда мое время пролетело как тот легкий невесомый снежок, что с утра покружился слегка да и исчез незаметно, очистив до стылой, неподвижной голубизны полтора гектара неба над зоной.

С завхозом Сугробовым мы трудились до седьмого пота: дотошно осмотрели тумбочки и шкафчики в каптерках, складывая все запрещенное в черный мешок, а затем облазали чердак, являвшийся удобным хранилищем для браги, после чего, отодрав цоколь, искали тайники вокруг самого отряда; и пока завхозом снова прибивались доски на место, я дополнительно заглянул в культкомнату: низкий потолок, пять десятков лавок, стенды на стенах, обшитых мореными досками. Но главной достопримечательностью здесь был, конечно, телевизор, хранившийся в ящике под замком, который, впрочем, самовольно снимали, а в случае опасности вновь приводили.

Замполитом Мирзоевым была утверждена стенгазета: ставший уже символическим кот в фетровой шляпе и с кокетливо закрученным хвостом, в огромных сапогах с ботфортами, щедро раскинув лапы, разбрасывал прямо к новогодней елке поздравления, вписанные в снежинки, искрящиеся от растолченного на клею стекла, рассыпанного по всему ватману. Броско и красочно.

По такому же образу и подобию стенгазеты готовились и в других отрядах, практически ничем не отличаясь друг от друга. Делались как по заказу- да по-другому и не требовалось.

Нахмурив сросшиеся брови, замполит Мирзоев, прежде чем поставить подпись, внимательно изучил мое новшество: поздравляя от себя осужденных отряда, я пожелал им от всего сердца скорейшего возвращения домой и встречи с родными и близкими.

Вокруг барака, расчищенный, блестел пушистый, свежий снег, в самом фойе, вырезанные из бумаги всевозможными конфигурациями, развешаны разноцветные звезды, а на тумбочках в некоторых секциях как-то по-домашнему уютно стояли миниатюрные елочки, и я сделал вид, что не замечаю этого мелкого нарушения.

Словом, во всем виделось праздничное настроение; и даже белые полушубки часовых на вышках как бы подчеркивали особенность этого ясного морозного дня, а встречавшиеся на пути к выходу из жилзоны осужденные громче обычного и приветливее кричали: "Здравствуйте, гражданин начальник!" И с улыбкой: "С Новым годом!" А некоторые даже вежливо приснимали свои черные цигейковые шапки. И мне тоже было радостно и приятно им отвечать; и лишь только войдя в свою комнату, я как-то разом почувствовал усталость, с особой остротой ощущая теперь привычный, но все же постоянно доводящий чуть ли не до обморока тошнотворный запах портянок и устоявшийся едкий дух человеческих тел той территории, где через считанные часы мне надлежало неустанно быть начеку. Всю ночь.

2

Комната, куда меня недавно переселили из общежития, была крошечная, но уютная: прихожая с умывальником да печка, напротив которой приткнулись железная кровать и столик с тумбочкой в углу. На тумбочке с белой накидкой бюст Достоевского, вытащенный во время пожара поселкового клуба. Вроде бы вчера все произошло, ан нет - уже год позади. Пролетела пуля - не вернется!..

Через стенку от меня ютился вольнонаемный прораб Портретов, который часто заглядывал с одним и тем же вопросом: "Сосед, закурить не найдется?" и всякий раз искренне удивлялся, что я еще не курю. Прораба Портретова позаглазно да и прямо в глаза величали Картинкиным. Наверное, потому, что никто всерьез не воспринимал. Так, сбоку припека. Александр Григорьевич Портретов постоянно бывал навеселе, но обязательно раз в год на него находило странное "прозрение": накупив на почте газет и журналов, сосед старательно писал в редакции все, что взбредало в голову. А в ожидании ответа держался соответственно: был абсолютно трезв и аккуратно выбрит. Как к награждению готовился. А дождавшись хоть откуда-то ответа, всего и не читал, только первые слова: "Уважаемый Александр Григорьевич!.." Значит, не все еще было потеряно и стоило жить дальше, коль "уважаемый..." И с не меньшим старанием продолжал "закладывать за воротник", тем более что должность его имела свои неоспоримые преимущества: практически все стройматериалы находились в полном ведении прораба, а это обстоятельство немаловажно для поселковых жителей, большинство жилищ которых держится только что не на добром слове. Худые пятки портят и доброго человека, но Портретовым, глядишь, и в поселке довольны, и все бумажки у него тютелька в тютельку, комар носа не подточит.

Вот и теперь моя дверь без стука и скрипа открылась, и сосед - худ, как треска, один глаз глядит на мельницу, другой на кузницу, заглянув, задал, верный своей привычке, вопрос относительно курения и, получив соответствующий ответ, сипло поинтересовался:

- Сосед, в баню идем?

В баню я и правда собирался пораньше перед дежурством, поэтому согласно кивнул. Я уже был переодет: успел натаскать дров, чтобы после баньки протопить печку. В такой мороз кто не любит сидеть у огня - этому, кажется, и ангелы небесные радуются!..

На крыльце меня остановила незнакомая женщина, видимо, приехавшая на свидание то ли к сыну, то ли к мужу. Вторая половина нашего дома была предназначена для приезжающих на свидание, и ко мне нет-нет да и заходили с каким-нибудь делом только что приехавшие и сначала не знающие, куда податься. Летом их видимо-невидимо, а в такую пору, да еще в Новый год, редкость: не то время. Как говорится, себе дороже.

Прораб Портретов, буркнув, что забежит по пути к Сереге Шарову, потому что дело есть, заскрипел по снегу своими высокими, раскатанными до пахов валенками, а я, объяснив приезжей, к кому надо обращаться с заявлением, пожелал немолодой уже женщине счастливого Нового года и в одиночку пошагал к бане, думая о тех, кто приезжает на свидание.

Рысь пестра сверху, а человек лукав изнутри, и поди порой узнай и разберись!.. А как еще думать и гадать, когда выясняется, что зачастую то или иное нарушение, а порой и преступление случилось благодаря приехавшим "на свиданку": взяли да и передали через шустрых бесконвойников чай, водку и деньги, а уж переправить в зону это хозяйство способов всегда предостаточно. Умеют показать Москву в решето. Да и не каждого "шмонают" по совести. Не раздевать же человека полностью. С самой же "свиданки" того проще вынести: достаточно за день до окончания свидания, поголодав, проглотить упрятанные в целлофановый пакетик деньги. Вышел да в укромном месте два пальца в рот - и выскочил на волю для надежности оплавленный по краям пакетик. И вся недолга. А то еще нитку привяжут за такой же пакетик да за зуб зацепят дополнительно. После как леску с уловом и вытаскивай - еще проще. Только одно неудобство: скорее попадешься. Зато с деньгами в зоне ты - пан. Или уж пропал: тут куда кривая выстрелит. Наряду с этим доподлинно известно, что некоторым сотрудникам случается в тягость заработанный ломоть, который оказывается для них хуже, чем, скажем, краденый. Прямо поперек горла стоит. Недавно с треском был изгнан старший прапорщик Сейфиулин, которого оперативники "раскрутили" на шестьдесят бутылок водки. Наладился в зону поставлять да втридорога с рыла драть. Кто же его проверять станет - свой человек.

А этим летом грех по дороге бег да и ко мне забег. Подошла женщина, седая такая, строгая. Головокружительно наодеколоненная. Мать сидевшего по статье за групповое изнасилование гражданина Берковского. Из моего отряда. Ничего не просила и даже не заикалась, что у сына льгота на носу, - только убедительно и ненавязчиво разъяснила, что мне требуется дополнительное питание, которого здесь нет, да и быть не может, а потому она незамедлительно вышлет мне посылочку-другую из своего Краснодара. Все случилось быстро и обыденно. Как во сне. Не на кого и негодовать было. Стоял да рот разевал, не зная, что сказать. А вскоре и извещение пришло: посылка не заставила себя ждать.

Оперативники же, выслушав меня, без лишних слов позвонили на почту и порекомендовали для этого подарка выдержку в несколько дней, чтобы он прокис добросовестно, а уж потом вернуть его законной владелице.

Пройдя мост, отчего-то называемый "невским", я подошел к бане и, не удержавшись, обернулся: толстыми рыхлыми столбами стояли над плоскими крышами домов синевато-белые дымы; чуть в стороне, на месте сгоревшего клуба свежо зеленела тяжелая, высокая ель, украшенная многоцветными игрушками и ярко-рубиновой звездой на макушке: здесь сегодня всю ночь будет веселье...

В бане оказался только мой земляк Николай Александрович Соснин, с темной щеточкой усов под острым носом и с большими глазами в полукруглых разводьях. Раздетый Соснин терпеливо стучал в дверь, за которой в забегаловке с топчаном днюет и ночует старик бесконвойник, заведующий банным хозяйством.

Для капитана Соснина всегда имеется в здешнем заведении веник, потому что не только в поселке, но и в самой зоне известно, что дежурный помощник начальника колонии Николай Александрович Соснин жить не может без парилки. С разрешения начальника колонии даже в середине недели собирал он в обеденное время свой допотопный чемоданчик и шел в жилзоновскую баню, где его уже дожидался банщик. В недавнем прошлом дежурный помощник был в отрядных, как и я, на работе выкладывался по самую завязку и в себя приходил только благодаря парилке. Становился яснее и спокойнее. Белые нервические пятна, покрывающие худое тело с выпирающими ребрами, исчезали до следующего посещения: веник в умелых руках нес свою службу исправно. Обижаться не приходилось - ремесло за плечами банного умельца не висело.

А природная честность и наивность Соснина выглядели в глазах окружающих дополнительным чудачеством - дальше, как правило, дело не шло. А то, не ровен час, удалой долго не думает. И даже опытные оперативники всерьез напрягались, когда на планерках брал слово Соснин. Всегда имел под рукой точную и проверенную информацию - и бил не в бровь, а в глаз. А однажды ранним утром, направляясь в зону на подъем, я увидел свет в окнах Соснина и завернул к нему, потому что по графику он тоже должен быть на подъеме. Вдвоем-то сподручней да веселей шагать. Капитан открыл мне сразу. На полу покоилась банка из-под консервов в пепелище окурков да кипа центральных газет. Оказывается, Серега Шаров в порядке шутки ляпнул накануне, что коллега политически слаб в коленках и не все допонимает в сегодняшней политической обстановке. Вот капитан Соснин ночь напролет и торчал над периодической печатью - "доподковывался". Он способен был, к примеру, случайно купить обувь размером больше нужного и носить ее с загнутыми вверх носками, потому что возвращать было уже стыдно. В чем смех, в том и грех, а только от думы все равно голова трещит...

Также заступавший в новогоднее дежурство Соснин мигнул мне и чуть ли не вприпрыжку убежал в парилку. Когда мы с ним, на славу распаренные, сидели уже в предбаннике, послышались голоса: появился ругающийся Портретов и с ним хохочущий начальник отряда Серега Шаров.

- Расскажу - не поверите. - Серега разделся и закурил. - Сходи, говорю, Григорьич, за дровами-то, а то, мол, печь прогорает - у меня как раз яишенка на плите стояла да пузырь на столе - для гостя. Честь честью. Ну, тот принес охапку да с ходу и сунул в печку-то. А оттуда так ахнуло, что полплиты чуть не разворотило. Да впридачу и закуска вся на потолке оказалась, как там и была. У Картинкина и дар речи пропал. - Серега, хлопнув по костлявому плечу мрачного прораба, улыбался во всю ширину рта. - А дело-то, мужики, в том, что наладился кто-то у меня дрова тырить. Вот я, чтоб узнать, взял да и забил в несколько поленьев патроны. На воре ведь, говорят, и шапка горит. А дрова те заприметил да отдельно, значит, положил. Чтоб себя ненароком не рвануть. Григорьевича-то и забыл предупредить, а он как специально и взял меченые-то. Так пришлось даже печника вызывать, до сих пор еще ковыряется. А наш-то Портретыч, глянь-ко, все еще не оттаял: глаза семь на восемь, восемь на семь!

- Попросишь дэвэпэ, - буркнул прораб, - я тебе, гаду, дам в следующий раз - поживешь и с таким полом, без обивки. Желающих всегда найдется.

- Ладно, Григорьич, - успокоил его неунывающий Серега. - Мы ведь с тобой, чай, не чужие: ты как-никак у меня в отряде в совете воспитателей. Не обижайся: в другой раз за компанию посидим - за рюмкой чая. - И Серега, насильно заграбастав руку прораба, слегка даванул ее.

Изменившись в лице, Портретов вырвался и колченого протопал в моечное отделение. Да и было отчего побледнеть: здоровьем Бог Шарова не обидел. Быку шею свернет. Рассказывают, Серега только-только закончил техникум заочно, а перед последним экзаменом, забредя на окраине города в какой-то магазинчик, заприметил за прилавком девушку. Ну увидел и увидел. Чего тут вроде бы особенного. А только вдруг как окаменел. Да и та, в свою очередь, тоже изменилась в лице. Покраснела, развернулась - и в подсобку. Серега - следом, а там уже ухажер стоит, стенку подпирает. Косая сажень в плечах. Оказывается, здесь и работал, разнорабочим. Серега, занимавшийся спортом, каратэ, окрысившегося человека не тронул - только встал в стойку и нанес показательный удар по первому неодушевленному предмету, подвернувшемуся под горячую руку. В результате дверка трехстворчатого шкафа оторвалась вместе с петлями. Как будто ни с того ни с сего. Наглядный пример убедил соперника: он только махнул рукой и, вздохнув, убрался восвояси. А Серега теперь и шагу не шагнет без своей молодой супруги Галины.

Поигрывая мышцами и похохатывая, Серега потащил нас с Сосниным, обняв за плечи:

- Мужики, подфартило счастье: вместе дежурим! - И загорланил во всю силу легких: - "А три танкиста, три веселых друга! Экипаж машины боевой!.."

Серега открыл заслонку в парилке и шарнул на каменку подряд несколько ковшей воды. Кожеобжигающий пар, мощно ухнув, хлынул к потолку, согнав блаженно растянувшегося на верхнем полке Портретова. Казалось, волосы на наших головах вересом затрещали! Но парились да мылись мы до одури.

И когда уже расходились из бани, мой разомлевший и о чем-то призадумавшийся сосед, благодушно отдуваясь, хмыкнул:

- А и ладно, что у Шара пузынь не раскатали: надо еще в дежурку заскочить - бугра с девятой точки дернуть. С подшефной-то. А то я на всякий случай после Нового года пару отгулов прихватил - не лишние.

- Картинкин, ты что, белены объелся? - Серега не удержался. - Или дежурку с проходным двором спутал?

В дежурку-то в любое время дня и ночи мог заходить по делу и без дела не только начсостав, но и гражданские, вольнонаемные, зачастую не показав даже и пропуска охране, знавшей всех как облупленных. Но полушутливое Серегино замечание неожиданно вывело Портретова из себя:

- Ты когда в лесу на своей точке был в последний раз? - напрягая жилистую шею с челночно бегающим кадыком, взъярился он. - Может, сам бугру и скажешь, чего им после праздников делать? Валяй - хлопот меньше!

- Ладно, ладно, - примиряюще дернул подбородком Шаров. - Некогда, Григорьич, сам знаешь. Мотаешься и без того как заведенный. У тебя ведь Паньков бугром-то на точке, верно?

- Кто же еще - Нарком, конечно, - так же быстро и остыл прораб. - В авторитете. Да и дело знает туго - не обижаюсь.

- Туго... Знаем мы, что он, заштыренный, туго знает: енот, да не тот. Ладно, Портретыч, проехали. Работа есть работа. Не будем заводиться: после парилки снова жить захотелось!

А дома, как только я поднес спичку к матово-розовым дровам, в печи и занялось разом, вкусно запохрустывав согнутой в барашек сухой желтой берестой; и я, отварив рожки и поджарив их на подсолнечном масле, на верхосытку еще напился темно-янтарного свежего чая с куском черного хлеба местной выпечки. Подбросив дров в печку, подпер поленом весело осветившуюся ало-красным атласным огнем чугунную заслонку - и блаженно растянулся на кровати.

Солнышко нас не дожидается, и, когда я проснулся от неожиданной боли в сердце, было уже темно: зимний день не дольше воробьиного носа. А боль, туго сдавливая, заставляла сдерживать частое дыхание: какая-то острая игла медленно переворачивалась в сердце, ноющими электрическими покалываниями растекаясь в груди и под лопаткой; немея, нехорошо отяжелело левое плечо и обмякла рука. Стараясь медленней и равномерней дышать носом, я закрыл глаза, ожидая, когда отпустит эта дотоле непонятная сердечная боль. Беда-то ведь без ума... После того как мое лицо покрылось испариной и игла исчезла, я задышал спокойнее, но долго не решался двигаться. Затем медленно сел и включил свет. Дрова еще к этому времени прогорели окончательно, подернувшись серебристо-серой золой, и я закрыл заслонку, только теперь ощутив, как от тепла еще уютнее стало в комнатке.

Настала пора собираться. Погладив форменные брюки и рубашку, я побрился хваленым лезвием "Жилетт", которым, оказалось, следовало бы пользовать разве что по приговору народного суда, но, освежившись родным "Шипром", почувствовал себя вполне человеком. На все сто. Но отчего эта непонятная боль?.. Нечаянно, неведано - встретила нос к носу. Да и взяла как Мартына с гулянья...

И как в постоянно тоскующей душе не может не проткнуть ледяной острой иглой беззащитно дрогнувшее человеческое сердце, когда, скажем, прямо на глазах крутится берестой на огне сошедший с круга мой сосед, а над такими, прямее прямого в своей искренности, как безобидный земляк Соснин, не перестают изводиться в насмешках не желающие видеть дальше собственного носа, сами, в свою очередь, наделенные какой-нибудь кличкой, потому что всякий живущий в этом конвойном поселке неизменно награждается прозвищем; а каждый второй с погонами на плечах, вернувшись поздним вечером со службы, вынужден без слов хвататься за горячительное, чтобы хоть как-то суметь подзабыться до утра; и так месяц за месяцем, год за годом, и несть этому числа; хотя, конечно, день дню не указчик и день на день не приходится...

Ведь каждый из нас живет не только собственной жизнью, но и многими другими. А это значит, что наши сердца, человеческие сердца, нуждаются в защите, памяти, любви. Человек-то жалью живет.

Когда я в темноте подходил к высокому забору, обнесенному в несколько рядов путанкой и колючкой, с неба на зону сорвалась звезда и, прочертив ясный золотистый след, мгновенно погасла, точно испугалась, увидев, куда она падает.

3

Дежурка - небольшое деревянное строение линяло-голубого цвета со скамейкой у входа - в нескольких десятках метров от вахты. Прямо от трехступенчатого крыльца дежурного помещения нередко отводят наказанных напротив - через маленькие и скрипучие, плохо открываемые воротца в большом заборе - в штрафной изолятор. Там же внутри и помещение камерного типа. Проще говоря - БУР. Сидят здесь от месяца до полугода, как правило, за серьезные нарушения режима, а порой даже и преступления. Кто чего стоит.

В самой дежурке - три комнаты с зарешеченными окнами, но без дверей, разделенные между собой порожками. В первой - с барьером - во всю ивановскую действует войсковой наряд, во второй - с пультом громкой связи и несколькими телефонами - восседает и руководит дежурный помощник начальника колонии, а в третьей, самой крошечной, делят место пополам неказистая, расшатанная лежанка и огромный, громоздкий сейф. Здесь зачастую и перекусывает на скорую руку дежурный наряд: на службе, известное дело, не без тужбы.

Все уже были в сборе: в парадных шинелях, серьезные. Старый наряд, быстро и деловито сдав дежурство, понапутствовал нам хорошей службы и ушел, чтобы вскоре сесть за праздничный стол и по-человечески встретить Новый год.

А зам по режиму Грошев, не теряя времени даром, здесь же в дежурке и провел с нами дополнительный инструктаж: Василий Васильевич, свободно и неторопливо прохаживаясь по комнатке, внушительно выговаривал:

- Помните: дежурство особое. Полная бдительность - и ни малейшего расслабления. В двенадцать обязательный отбой - и регулярные обходы по территории. А также по всем куткам. При съеме с нижнего склада и лесооцепления выявлено и изолировано несколько человек. Но могут быть пьяные и в зоне: все не предусмотришь. Значит, обходы, обходы и еще раз обходы. Ни минуты не дремать. Это - главное. Обо всех инцидентах докладывать лично мне: я буду работать у себя в штабе зоны. А сейчас с начальниками отрядов и войсковым нарядом проведем обход по зоне. Вопросы?

В это время без стука вошел председатель совета коллектива колонии, малый, которого и в три обхвата не обнимешь; поздоровавшись вежливой скороговоркой, он затрещал:

- Гражданин капитан, разрешите новогоднюю программу посмотреть - народ просит. Все будет путем, только разрешите немного на воле себя почувствовать, век будем помнить!..

- Да вы что, ребята-демократы! - только и изумился дежурный Соснин, хотя председатель совета не сводил своих бегающих глаз с зама по режиму. Думаете, что говорите?! Это же протянется до четырех утра - не меньше! Да у меня к тому времени всю зону на уши поставят - виновных не найдешь! Самого под суд отправят! Идите, не мешайте работать!

- Ми-ну-точ-ку, - раздельно выговаривая, оставил капитан Грошев безропотно подчинившегося и скуксившегося председателя совета. - Как говорите? Посмотреть праздничную программу? А есть ли твердая гарантия, что в зоне действительно будет полный порядок? Актив колонии ручается?

- К-конечно, - вдохновенно зазаикался председатель. - Мы же себе не враги, гражданин начальник! Р-разрешите, объявлю по отрядам? Я мигом!

- Раз-ре-ша-ю. - Капитан Грошев, щурясь, попротирал очки, провожая взглядом обрадованно вывалившегося за дверь председателя, затем, развернувшись на каблуках хромовых, лаково блестевших сапог, наставил короткий палец на покрасневшего дежурного: - Никогда, товарищ Соснин, не лезьте вперед батьки в пекло - соблюдайте субординацию. Даже если вы и дежурный помощник начальника колонии. Запомните. Дальше: народ будет занят это самое главное. Остается только умело координировать свои действия: здесь нам опыта не занимать - справимся. А раз люди говорят, что гарантируют полный порядок, - значит, люди знают! Все, товарищи, обход!

Доказывать, что спор себе дороже, - все равно что в стенку лбом биться. И мы молчком вышли вслед за Грошевым в морозную темноту ночи, тускло освещаемую жилыми лампочками под жестяно скрипевшими абажурами; и по нам с одной из вышек на секунду скользнул ярко-желтый прожекторный луч, в свете которого на мгновение покорно взвились и заплясали в сумасшедшем хороводе мириады беззаботно-легкомысленных и веселых снежинок. Из светлого-то рая да на трудную землю...

Металлически чеканя набойками каблуков по промороженным и звонким доскам плаца, нас догнал и пошагал впереди прапорщик Псарев из дежурного наряда конвойной роты. Поеживаясь, я невольно усмехнулся: за неделю до Нового года Псарев вызывал по громкой связи осужденного Жилина, а меня в это время как черт подтолкнул - я и дунул вызывающему на ушко: "Заодно и Костылина не забудь!"

- Осужденные Жилин и Костылин! Прибыть к дежурному! - на ходу перестроился Псарев. - Жилин да Костылин, срочно в дежурку! - гаркнув напоследок, он сделал мне обнадеживающий знак рукой: мол, сейчас оба здесь как штык будут!

Поняв, что шутка зашла далеко, я попытался это объяснить контролеру, но тот уже закусил удила: пока не перебрал в дежурке все списки, выяснив, что такого осужденного в природе не существует, не успокоился. Беднягу даже пот прошиб. И после перестал со мной здороваться. Только головой при встрече кивать не забывал - старшему-то по званию. Для порядка.

У Псарева отечное лицо и вечно недовольный, лающий голос. А по заметке и примета: со всеми он как кошка с собакой, одинаково не милует как жену, так и осужденных на службе. Всех под одну гребенку стрижет. Раз у меня на глазах с дежурства отпросился - дома жену из кладовки выпустить. Сидела там с утра и до вечера - так, на всякий пожарный. Чтоб мужа больше уважала блюла и любила. А осужденные тут как тут - и прозвище подобрали от души: Кирпич. Толчея без стука не ходит - так и наладилось: Кирпич да Кирпич. Даже комроты и тот однажды обратился: "Товарищ Кирпич!.."

Во время обхода по отрядам всюду предстала одинаковая картина, какая бывает только по праздникам: в секциях шум и гам, в комнате политико-воспитательной работы неустанно мерцает мертвенно-синим накалом многострадальный телевизор, и больше обычного узкая тропка от культкомнаты до туалета залита ледяной, белеющей под круглым бледным освещением жидкостью тайно бегающих сюда в эти праздничные и одновременно невыносимые часы, а в курилке, где смело можно было вешать топор, едкий и плотный дым делает неузнаваемыми сражающихся в шашки под сопровождение адского смеха и мата, но все равно как по команде перед нарядом все бодро и весело встают, безбоязно отвечая на дежурные вопросы, а улыбки запоминаются непривычной искренностью... И без перца доходит до сердца - каковы веки, таковы и человеки...

Не забыли мы заглянуть и в кутки: пристройки к пэтэу и котельной, парикмахерской и школе, в каптерку с санчастью. За глаза довольно. Обошли из конца в конец - пока ничем ничего, все тихо и мирно.

После обхода зам по режиму, как и обещал, отвернул к себе в штаб зоны, а мы, уже крепко замерзшие, тут же заторопились к дежурке - чуть ли не наперегонки. Перед самым входом нас осторожно обошел Нарком в новой фуфайке с форсисто поднятым воротником.

А на пороге, часто затягиваясь, зобал папироску прораб Портретов, и по красным пятнам на лице его было понятно, что уже погнал человека черт по бочкам. Даже челюсть отвисла.

- А-а, Портретыч, - припечатал прораба по плечу Серега Шаров. - Дело сделал? Выдал Наркому задание? Ну и вали отсюда. Все - до встречи в эфире!

- Верно, верно, - не обидевшись, согласно засуетился прораб, что было явно не в его характере. - Иду, иду, голубчики-душегубчики! Спешу: запинаюсь и падаю...

В самой дежурке нас уже дожидался вскипяченный чайник, и мы, разложив на сейфе принесенное с собой, добрые полчаса гоняли чаи, в душе тайно радуясь, что все пока идет хорошо. Зазвонил телефон, и дежурный, хмуро выслушав, кивнул мне:

- Давай к себе: завхоз икру мечет - кажется, пьянка...

Накинув шинель, я выскочил в одиночку: в своих-то углах не староста указчик.

Встревоженный завхоз шепнул, где чифирили пьяные. Я шуганул его будто бы за непорядок. Пришлось собирать актив - для обхода.

Начали по порядку, с ближней секции - на мякине не проведешь. В одной из секций обнаружился в розетке оставленный кем-то самодельный электрокипятильник - "кипятило": пара металлических пластин да шнур с оголенной проволокой. Творение рук человеческих, подходившее на все случаи жизни, было брошено на произвол судьбы ввиду внезапного обхода. А за это наказывали последовательно и строго.

В последней секции, в углу на койках, действительно чифирили: черная железная кружка степенно передавалась из рук в руки, каждый делал строго по глотку.

"В авторитете" здесь Борис Кондратьев - Кондрат, с лицом, покрытым мелкими нарывами, дышащий хрипло и густо, похожий на больного. Трое "кентов" во всем внимали Кондрату: сложив по-турецки ноги на кроватях, не спускали с него своих блестящих, мутных глаз. Аж рты пооткрывали. И поперек не пикнут.

- Чай не запрещается, - опережая вопрос, насмешливо и хрипло протянул Кондрат, однако глядя на меня вполне серьезно и внимательно.

Но я и не думал разводить известную волокиту, в очередной раз доказывая, что распитие чая вот так, по кругу, уже нарушение. Не на посиделках - раз купил, дуй себе на здоровье, кто же против. Только - в одиночку. Закон есть закон. Не мной, кстати, и придумано, понимать надо. Я лишь как бы случайно вслух удивился, что у Кондрата "гуляет" язык, а это, надо полагать, не является результатом воздействия уважаемого им чифира. Сделав худо, не жди добра, но когда вот так - по-людски да по-божески просит начальник, - отчего бы не пойти да не провериться?

Никто не откажется. Завсегда рады. Проверяющие тоже люди - поймут, разберутся, восстановят справедливость. И все довольны. А иначе нельзя: окоротишь, так не сразу воротишь. Беды еще не оберешься. В одной из колоний, сопровождая через зону пьяных, контролеры порядка ради сунули под микитки одному строптивому, а он возьми да закричи: "Наших бьют!" Вся зона поднялась - честь свою защищать. Ломали и громили все, что плохо приколочено. И мирно остыли, наткнувшись на привлеченных для успокоения их разгулявшихся нервов конвойников. Чьи-то грехи нередко бывают и закрыты, а наши все наружу. Да на свою же шею.

Дежурный, вызвав из поселка медика, сделал с контролерами осмотр приведенных. Те охотно выворачивали карманы, снимали сапоги демонстрировали полную лояльность. Знать, на кривой козе выезжали: уж больно были уверены в своей правоте.

Покачиваясь на негнущихся ногах и в шинели, вываленной в снегу, вошел Точилов Павел Павлович, с петлицами медика и погонами лейтенанта. Не обращая внимания на присутствующих, он бережно усадил самого себя в кресло дежурного и прикрыл со значением глаза, с сопением вытаскивая пачку сигарет.

Тут нашему слову места нет, потому что в любой государственный праздник Павел Павлович Точилов с утра сыт, пьян и нос в табаке. А медчасть своего в обиду не дает: работник ценный. Даже какой-то труд пишет, в науку ушел. Берегут пуще глаза. А человек, понятное дело, без недостатков не бывает: сатана и святых искушает.

Развалившийся в кресле Точилов с усилием открыл глаза, закурил и с минуту в недоумении разглядывал стоявшего перед ним и старавшегося не покачиваться Кондратьева, потом, брезгливо дергая губами, со всхлипом выдохнул:

- О-о-о... один выйди.

- Здесь больше никого нет, гражданин начальник, - на всякий случай вытягиваясь по стойке "смирно", заплетающимся языком доложил Кондратьев. - Я один...

- Так... понятно. Нам все понятно. Все равно - один выйди!

И, погрозив кому-то невидимому указательным пальцем, дежурный медик со всеми проверяемыми проделал одну и ту же процедуру, значение которой было ведомо лишь ему: приказав каждому раскрыть рот пошире, он внимательно и сосредоточенно разглядывал похожие на подошвы темно-бурые, начифиренные языки, что-то при этом напряженно соображая. Затем при общем молчании долго выписывал справки обследования. Выполнив такую трудоемкую работу, лейтенант Точилов не с первого захода встал и на негнущихся ногах покинул помещение с надменно поднятой головой.

А Соснин, незамедлительно ознакомившийся со справками, внезапно побагровел и, шевеля щепоткой усов над вздернутой губой, заматерился:

- Береги природу, мать твою!.. Вы только гляньте, что он делает! Ставит общий диагноз: "язык чифириста". Надо же такое придумать, а?.. Маразм крепчал! - Но, спохватившись, Соснин глянул на повеселевшую компанию и для пущей убедительности постучал по столу. - Но вы не радуйтесь, мужики. У всех заложено - и без проверки видно. Да и грехов у каждого - по уши. Так что запрягайте, хлопцы, коней: собирайтесь в ШИЗО - по закону: на сутки, правами дежурного. Без всякой обиды.

Дежурный оглянулся и кивнул невысокому прапорщику с сальными волосами и по-женски пухло-сдобным телом, у которого недавно охраняемые просили в лесу пистолет орехи поколоть, но тот оказался на высоте - не доверил.

- Значит, Паша... - Соснин качнул головой, морщась, точно от зубной боли. - Слышь, Паша: отведите с Псаревым этих в изолятор да заодно помогите там отбой сделать. Давайте, служивые, поживее...

А я, никого не слушая, смотрел с замиранием, как за зарешеченным окном медленно таяла темень и на смену незаметно появлялись искрящиеся серебром и золотом украшения на тяжелой свежести елки той далекой поры моего последнего школьного года, когда самая красивая девушка, всегда застенчивая и робкая, прямо при всех подошла ко мне и громко, во всеуслышание, сказала, что любила и любит только меня одного - в ответ на мое глупое открыточное пожелание быть счастливой; и кажется, только теперь я неожиданно понял, что навсегда потерял ту, о которой, спасая себя, постоянно думал и был этим счастлив...

"А у Кондрата-то - отец с инфарктом", - вдруг молнией мелькнуло у меня ни с того ни с сего, и тут же из грязного, полуразбитого приемника, висевшего над дежурным, мелодично и празднично ударили куранты.

- Порядок, - бросил вернувшийся из изолятора Псарев. - Сделали отбой. Улеглись как бобики - и не тявкали. У нас не повыступаешь.

- Ага, - подтвердил Паша, ладонью покомкав свои сальные волосы, повернулся, деловит и серьезен. - Только Кондрат тусовался - еле успокоили. Говорит, пришью отрядного. Говорит, не по делу замели. Мол, отрядный виноват. Раз медики не подтвердили пьянки - значит, все: разошлись, как в луже чинарики. Так и говорил. Матерился будь здоров. Хотели даже в браслеты закатать, да поутих. Сейчас нормалек - отдыхает.

Дежурный скривился и закурил, затянувшись так, что его и без того плоские щеки обтянуло как у больного:

- Час от часу не легче. Каким только трумэном люди думают?.. - Соснин обжегся, вставив новую папиросу другой стороной. - Ш-шерсть стриженая!..

- Теперь, наверно, срок навесят новый, да? - как оса, лез в глаза Паша. - Да, Игорь Александрович? А что, ништяк: за угрозу расправы над офицером - пару лет и на строгий. Только загремит под фанфары. Как миленький! Чтоб понимал, да?..

И не оттого мне было холодно, что кто-то дурью маялся, прежде веку все равно не помрешь. И коли уж быть беде, то ее не минуешь, а долгая дума только лишняя скорбь... В черном дешевом костюме, худой и бледный, с провалившимися щеками и еле слышным голосом, стоял почему-то перед глазами отец Бориса Кондратьева. После перенесенного инфаркта приезжал на свидание с сыном. На краткосрочное. Длительного Кондрат был лишен - за очередное нарушение, без них не обходился. А еще через несколько дней после свиданки у Кондрата так схватило зубы, что на стенку чуть ли не прыгал. Аж позеленел.

И пока я, бросив все дела, бегал в поселок за таблетками - по выходным медчасть под замком, - умудрился и на собственное мероприятие опоздать. Этого добра у отрядников не огребешься. А контролировал замполит своих сотрудников добросовестно, и на планерке расправа не замедлила - через колено да пополам.

А в письме, которое я получил от отца Бориса Кондратьева, написанном слабыми, шатающимися буквами - следами человеческого горя, - была робкая просьба присмотреть по возможности за сыном, который вырос без матери, в общежитии, в детстве часто болел, а перед армией был так избит, что пришлось удалять селезенку, но об этом он сам никогда не расскажет, и если, конечно, виноват, то... И без них горе, а с ними - вдвое.

Соснин кивком подозвал хитровато щурившегося Серегу Шарова:

- Слушай, только вспомнил: ведь твой Нарком кентуется с Кондратом, так?

- Ну-у-у... - тянул Серега.

- Баранки гну! Ты что Ванькой с Пресни прикидываешься? Или в самом деле ничего не понял? Раз Нарком с Кондратом кенты, а последний давно уже на рогах в шизняк доставлен, так что, еще не ясно?.. Значит, "норму-задание" твой воспитатель выдал сполна своему бугру. Теперь понятно?..

- Вот тебе и... "голубчики-душегубчики"!.. - На Серегиной потемневшей щеке обозначилась пунктирная ссадина после бритья. - Теперь уже поздно копаться в колбасных обрезках - ничего не докажешь. За руку-то не пойман!.. Всех бы их к стенке - да очередями... из пустого-то валенка!..

Серега, вызвав по внутреннему телефону завхоза, закричал:

- Старшина, срочно разузнай, где сейчас Нарком. Ну Паньков, словом. Жду! - И, кинув трубку, сцапал Соснина за рукав. - Вот так вот, дружбан: когда зубов не стало, тогда и орехов принесли... Между прочим, Николай Александрович, завхоз у меня новый и со всей этой шоблой в контрах. А с Наркомом особо: тот как-то раз права стал качать, так завхоз ему налил промеж глаз, и Нарком летел - только что не курлыкал. А такое отдают на том свете угольками, ребятки-козлятки. Так что дело пахнет керосином... Долго ли нажраться да разборки учинить. На это они мастера первого класса.

Тем временем завхоз доложил Шарову, что Панькова нигде не нашли, как в воду канул. Дело понятное: ночь-то матка - все гладко.

- Конечно, будет он в отряде сиднем сидеть. - Серега, застегнув шинель, передернул широкими плечами, взбадриваясь. - Нашли мальчика-с-пальчик!..

И мы с ним, захватив Псарева, отправились навстречу судьбе, вручившей нам такой кислый лимон. Искать и найти на все готового Наркома.

Усиливался дувший все холоднее ветер, а где-то вверху, в темной густоте неба, знобко ощутимой сквозь редкие мелкие звезды, уже шумело что-то невидимое и сильное; ржаво скрипели на столбах раскачивающиеся фонари в железных рубашках, гоняя свой жидкий свет, и все чаще метались безжизненные полосы прожекторов, бесшумно бросаясь на молчаливые строения и отчего-то заставляя сжиматься сердце в невольной тревоге...

Между тем в отрядах, куда бы мы ни заходили, было относительно спокойно, и даже - на удивление - многие уже спали, а иные, собираясь на боковую, вечеряли, согнувшись в полутемных секциях за чаем и хлебом; в курилках наконец-то начал оседать дым, и воздух был такой тяжелый, что, хоть раз вдохнув его, нельзя было отделаться от спазматически щиплющего горло комка... И у нас уже была не о том речь, что виноватого надо сечь, а только о том, где же все-таки он, - шли мы теперь, не замечая холода, по третьему кругу - из края в край. Не обходили стороной и кутки. Но все было напрасно: поди-ка, на всяком углу наркомовские шестерки понаставлены - каждый шаг докладывают. А сам где-нибудь в тепле над нами посмеивается: дешево, мол, они не возьмут.

И когда только дошло, что у нас, как и у всех, всего лишь два глаза, да и те за носом, - мы, несолоно хлебавши, вернулись обратно.

Соснин и Паша, сидя порознь в разных комнатах, мирно носом окуней ловили. Дремали под жужжание счетчика. Соснин, всполоснув лицо, сообщил, что он тоже самолично заглядывал в Серегин отряд - на всякий случай. В целях профилактики. Был вместе с вызванным нарядом осужденных - из числа дежурных в новогоднюю ночь. От Наркома ни слуху ни духу: пропал, как с возу упал.

Паша, в шапке, свернутой на ухо, словно вспомнив о чем-то важном, выскочил проворно на улицу, но вскоре залетел обратно и гробовым голосом возвестил:

- Во втором отряде Нарком завхоза подколол!..

- Заткни рот рукавицей! - побелел хозяин отряда Серега Шаров и спохватился: - Кто сказал?

- Да вышел я до ветру, а у ворот дневальный ко мне. Со шнырем из второго отряда. Кричат: у нас Нарком завхоза подрезал! Ну я их обратно прогнал, а сам сюда!.. - Паша испугался, точно он сам все это натворил. Стоит неподвижно, и один глаз его подергивало неудержимым тиком.

А через несколько минут мы уже всем составом ворвались в Серегин отряд. В фойе и коридоре оказалось пусто, только через стенку все еще бубнил телевизор: разрешение о просмотре новогодней программы выполнялось кем-то добросовестно.

А в кабинете Шарова на старшинском месте, опершись на руку и полуоткинувшись к стене, один-одинешенек сидел завхоз - молодой чернявый парень со стеклянными голубыми глазами навыкате. Левая рука выше локтя была перехвачена бинтом, лицо - белее мела. Но из одного угла рта в другой бегала папироска - завхоз, устало щурясь, курил, походя на утомленного работой мыслителя.

- Что случилось? - подлетел к нему Шаров. - Куда он тебя?

- С дураков взятки гладки... - шевельнулся завхоз, недовольно покосившись на перевязанную руку. - Да все нормально - вена не задета. Обошлось. Хотел опять пугнуть, сморчок. Мало ему того раза. Ничего нормалек. Отлежусь.

- Ну, я ему, уроду заштыренному, рога-то поотрываю!.. - зарычал Серега. - Где он?

- Кажется, в секции... Отсыпается, - откашлялся завхоз, не ставший держаться на благородном расстоянии, потому что здесь кто помечает, тот и отвечает. Каждый за себя.

- Может, медчасть вызвать? - с готовностью шевельнулся Соснин, с состраданием глядя на старшину. - Давай позвоню, а?.. Живо придет...

- Нет. - Завхоз был не из тех, кто с ходу весит головушку на праву сторонушку. - Серьезно говорю: отлежусь - и делов-то. Пустяк, всего царапина. Так, заточкой задел...

- Смотри, - выходя из кабинета, согласился Шаров. - Будь тогда в отряде. В самом деле, отдыхай. Замену подыщу.

В наркомовской секции, казалось, все спали. Кто-то даже посапывал. Тишь да гладь, Божья благодать.

Но мы уже были у тихого омута, где черти водятся: последняя койка в углу. Самолучшая. Сам хозяин шумно дышал, с головой накрывшись одеялом.

Серега Шаров, наклонившись, резко сдернул жесткую байку: Нарком оказался в трусах и фуфайке. Точно так и надо. Поджав ноги, недоуменно открыл глаза, тревожно озираясь, - овечкой прикидывался. И в голую горсть не сгребешь.

- В чем дело? - сипло спросил он. - А?.. Что такое? В че-ом дело?..

- В шляпе. - Для Сереги Шарова такая увертка не вывертка: взяв подчиненного за грудки, он рывком поставил того перед собой. - Одевайся. И за мной. Разговор есть, Паньков. И серьезный.

- В чем дело-о-о-о? - захрипел уже Паньков и прихлопнул к ноге вдруг забившую крупной дрожью руку. - Ты чё, в натуре, начальник? - И, выдвинув вперед челюсть, ножами выбросил в стороны руки. - Вы чё, цветные? Не доводите до греха!.. Я за базар отвечаю, мля!

- Я тебе крикну, малюточка, басом, - удерживая стальной рукой Панькова, а другой помогая ему одеваться, цедил Шаров. - Ты что, урка недоделанный, еще себе дело шьешь? Не многовато ли на одного?

- Какое дело-о-о-о?.. - свистел Паньков, шаря глазами по темным и как бы переставшим на время дышать койкам. - Никаких делов не знаю!.. Все дела у прокурора, а у нас делишки, по-ал?..

- Как не понять, - спокойно кивал Серега, подталкивая одетого Панькова к выходу. - Конечно, понял - чем старик старуху донял. Не велика наука. А ты, если хочешь, чтоб все в порядке было, иди и не рыпайся. Слушайся старших - худому не научат, родное сердце.

На улице, глянув на торчавшую из-под накинутой фуфайки рубаху согласно плетущегося Панькова, я понял, что тот потому и поднял дым коромыслом, чтобы за него только голос подали. Пожалели и заступились. Но ни у кого в это время почему-то подушка не вертелась в головах, а беспечальному сон всегда бывает сладок.

- Колись, тварь! - впервые за этот обход подал свой торопливый, лающий голос Псарев, едва только вошли в дежурку. - Нам все известно: кто дачку передал, тот и рассказал. И даже объяснение написал. Усек? Так что колись, не то прессовать буду! - Внезапно покрасневшее лицо Псарева кривилось и дергалось.

- Если известно, о чем базар, - не скрывая, ухмыльнулся Паньков, прислонившись к барьеру. - А ты, кусок, заткни фонтан. Тут и без тебя найдутся - постарше да поумнее.

Паньков покрутил тяжелой головой с осоловелыми глазами, смачно крякнул и с достоинством полез за куревом, но накинутая на его квадратные плечи фуфайка скользнула на заплеванный, плохо выкрашенный пол.

- Н-на место, - негромко приказал ей Паньков. - Видишь: народ ждет. А народ уважать требуется. Иначе ему это не по кайфу. - И, как нашкодившей, погрозил валявшейся фуфайке своим крючковатым пальцем.

Это оказалось последней каплей, переполнившей чашу терпения Псарева: подскочив к Наркому, он неожиданно так ему навесил, что тот, дружески взмахнув руками, упал на зарешеченное окно.

- У-у-у!..- как трансформатор, низко и утробно загудел поднявшийся Паньков и, страшно рявкнув, располовинил свою нательную рубаху. - У-у-у!.. шагнул он к нам - широкоплечий и крутолобый, загородив собой свет. На его конвульсивно дергавшемся животе, плавно перебирая множеством мохнатых фиолетовых лапок, судорожно извивался выколотый отвратительный паук. У-у-у!..

- В сторону! - вдруг выкрикнул Серега Шаров и, коротко выдохнув, принял стойку. - Все с дороги!

Поняв, что Нарком сам на себя плеть свил, я дернулся к Сереге, но было уже поздно, он сделал рукой неуловимое движение. Передо мной брызнула своим высшим и последним накалом ослепительная лампочка, тут же канув в ночь. Черную и беспощадную, где ни встать, ни сесть.

Очнулся я уже на кушетке: спать не сплю и дремать не дремлю. Только голова гудом гудит. Да в непонятном пространстве видится торчащая из-под фуфайки рубаха, которую нестерпимо хочется поправить. Просто взять и помочь человеку, у которого эта рубаха белым шлейфом тянется по полу далеко-далеко...

- А пол-то грязный... - отчетливо шепнул мне кто-то на ухо, и тогда я открыл глаза. Встал и сел, снова встал и сел, ванькой-встанькой. Сила силу-то хоть и ломит, да только сам себя под мышку не подхватишь.

- Молоток, - осторожно похлопывал меня по щекам Серега Шаров, с тревогой заглядывая в самые глаза. - Чудак человек: ну кто же тебя на такой молоток толкал? Так ведь и без головы остаться можно. Ладно хоть в последний момент немного отвел - вскользь пришлось... Слушай, нашел за кого заступаться! Такому только попадись - убьет и не задумается... Как самочувствие-то?..

- Чуть не родил... - усмехнулся я, вроде окончательно приходя в себя и оглядываясь: Псарев подавал мне стакан с чаем. - А где остальные?

- Наркома в ШИЗО отвели, - тяжело плюхнулся рядом Шаров. - В браслеты и вперед с песней. Пускай разбираются. Туда и сам Грошев удул- только позвонили. ЧП оно и в Африке ЧП. Орет, конечно, начальство. Теперь и в самом деле будем отписываться: тому руководителю, этому... Ну да ладно, бог с ними. Слушай, ты-то чего опять чудишь?.. То в прошлый раз в пожар сунуло чудом вылез, теперь опять в ту же дыру... Не меняешься, братишка. Ишь... Георгий Победоносец какой выискался. Что ты, друган, надо ведь головой думать-то, а не метром ниже... Ну как - попрошло?..

- Да еще... местами гололед... - хмыкнул я, покосившись на Серегины гири: виноват, так знай про себя. - Знаешь, как в самолете: тошнит, и не выпрыгнешь... Да не переживай: ты здесь ни при чем, такой, видать, уродился. Давай-ка лучше чаек пить - все вернее будет...

- Не верю никому!.. - отчетливым и протяжным голосом заговорил Псарев, злобно тыча пятерней в сторону двери. Его остро-щучье лицо и без того находилось в режиме постоянного подергивания. - У меня папаша из таких тварей подзаборных! Только водку жрал да нас с матерью все жизнь калечил. А меня так все время норовил по башке долбить, чтоб дураком стал!.. А мать к каждому столбу ревновал, так в бане даже запирал, псих на самокате! Мне лет пять было, а как сейчас помню: вырвалась она раз из бани-то да бегом в горушку. Так он ее догнал - и ножиком в ногу. И никто не узнал. Попробуй пожалуйся, потом и сам не рад будешь: насмерть забьет! У него не заржавеет! Пока он жив был - не прощал я ему, доведись бы и сейчас, тоже не прощу. Нельзя! Было: зима не зима, а если успел обуться - повезло, нет - так босиком и на задворки, а там ждешь, раздетый-то - час, другой да и третий, покуда папаша не утихомирится. Или куда-то уползет. Тогда ноги в руки - да на верхний сарай и в сено: нору сделаешь, там и спишь. Так, тварюга, везде находил - нигде житья не было... Всю жизнь с матерью в этом страхе прожили. Я бы таких сволочей без суда и следствия! Сколько людей из-за них свои жизни изуродовали!

- Вот и Грошев тоже разошелся, - тихо сообщил прибывший из изолятора Паша. - Ведь Нарком молчит и на вопросы не отвечает. Рогом уперся - не сдвинуть. Его как отсюда после этого выводили, так он головой только помотал, а после как в рот воды набрал. Ни на кого и не смотрит, - пожимал плечами Паша. - Что это с ним, понимаешь? Должен еще радоваться, бычара, что так легко отделался, на чужом хребте выехал... А Грошев еще Соснину свечку вставляет: дескать, сейчас и говорить с вами, товарищ дежурный, не намерен. На планерке разберемся, почему, мол, такое дежурство было. Соснин знай краснеет да что-то мычит, а тот и слушать не хочет. Хотя у самого глаза вообще сонные: сразу видно, что недавно продрал. Не по-людски все это как-то, мужики...

- Мы тоже хороши гуси. - Серега Шаров дул, наверное, третью кружку чая. - Связь-то наркомовскую прозевали. - Выходит, теперь надо всех подряд, что ли, шмонать? - вовсе растерялся Паша. - И ваших, и наших? Где ж тогда правда-то?..

- Ты прав, Паша, - тогда ему, растерянному, и сказал я, особо не раздумывая, но, видно, пасеное-то словцо всегда за щекой. - Жизнь и в самом деле коротка, чтобы нам быть ничтожными.

- Надоело! - треснул кулаком по столу Серега Шаров. - Нытики хреновы! Все - давайте-ка еще по зоне покружим, а то скоро подъем. Или еще кто-то за нас будет горбатиться?

И он оглянулся на меня, сильный и насмешливый человек, все же поизмотавшийся к утру. И поморщился с едва заметной жалостью: мол, затейливые-то ребята недолговечны. Только привередничают на свою голову. И после весь остаток дежурства держался он в одиночестве. Лишь чаще курил. Да и остальные попритихли - понятное дело: не снова здорово. Тоже поустали.

А когда мы всем скопом двинулись в кабинет начальника сдавать дежурство, мне показалось, что у нас, одинаково хмурых и молчаливых, совершенно похожие лица - цвета повседневной шинели.

4

По-кошачьи мягко ступая по ковру, последним в кабинет вошел заместитель по режиму Грошев и сел напротив начальника: руки меж коленей, слегка пригнувшийся. И в других - дымчатых очках. Он поводил по сторонам головой, словно впервые видел собравшихся вместе с нами на планерку военнослужащих из войскового наряда. И весь доклад дежурного капитан выслушал без единого слова, но как только Соснин заговорил о ЧП, он заперебирал ногами подсобрался и приготовился. И без того было ясно, что все происшедшее хотел свалить на дежурного. Но вышло не так, как капитан Грошев загадывал. Не той получился масти козырь. В наступившей тишине все по команде замерли.

- Разве нельзя было обойтись без этого? - выслушав дежурного, пошевелил начальник своими серо-черными, с завитушками к вискам бровями. - На что ежедневные ориентировки? Что, никак нельзя было предвидеть такой оборот дела?

- Можно, - сунулся снова я из огня, да в полымя. - Можно, - услышал я со стороны свой голос и встал. - Если бы не то распоряжение, да еще самим поменьше глазами хлопать...

- Что-о-о-о?.. - изумленно трогал начальник свежевыбритые красные щеки, ничего пока не понимая и глядя по очереди на сидящих.

Но здесь действительно поперек батьки в пекло не лезли. Молчали да ждали.

- Василий Васильевич, - взял тогда без нужды начальник шариковую ручку, - объясните наконец, в чем тут дело! Введите в курс!

- Ничего серьезного, - сложив лодочкой ладоши, торопливо вмешался опешивший было Грошев. - В общих чертах я уже все объяснил. Ну, поцарапал Паньков завхоза, так у них давние счеты. Это нам известно. С обоими уже побеседовано, тем более что потерпевшая сторона претензий не имеет. А с самим Паньковым тоже все ясно: ему теперь прямая дорога в БУР. Давно просился. А подробности я изложу отдельно - так целесообразнее... Из оперативных соображений.

Грошев, повернувшись в мою сторону, снял очки, и в его неподвижных зрачках я тотчас увидел себя маленьким и перевернутым кверху ногами. Как будто уже приговоренным и повешенным. Неужто вина моя не прощеная?

Но тут, спохватившись, зам по режиму быстро надел очки и торопливо попротирал их в дужках, как будто вновь подвинчивая свои невидимые винтики...

Пройдет день, и будет все та же песня: снова до обеда в отряде рот наопашку и язык наотмашку. И тогда хорошо бы всем нам чаще улыбаться друг другу своей самой лучшей улыбкой, хоть чуточку помогающей человеку сохранять его радости, его надежды, а значит, и его короткую, но неповторимую жизнь. А еще мне хотелось, чтобы сейчас дома было тепло и там ждала самая красивая девушка, когда-то при всех бесстрашно сказавшая, что любит только лишь меня одного...

И правда, мало ли о чем думает русский человек, когда ему хорошо.


home | my bookshelf | | Вологодский конвой |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу