Book: Экспортеры



Крис Картер

Экспортеры.

Глава 1


Вашингтон, округ Колумбия

10 июня 1997 г.


— Кажется, мне пора взять отпуск, — откинувшись на спинку стула, специальный агент ФБР Фокс Малдер закинул руки за голову. Его галстук, украшенный легкомысленными розовыми скелетиками на лиловом фоне, зашевелился на груди, точно ядовитая змея.

— Что такое, Малдер? — Скалли взглянула на напарника чуть иронично. — Зеленые человечки перестали баловать тебя вниманием? Тарелки, напуганные твоим рвением, разлетелись по другим районам Галактики?

— Не думаю, — вопреки шутливому тону собеседницы, Малдер остался серьезен. — Просто мне становится скучно… С апреля — ни одного серьезного дела! Привидение, ради которого нас вызывали в мае, оказалось плодом больного воображения старушки, свихнувшейся от сидения перед телевизором. Эпидемия кошачьего помешательства в Мэне — попаданием валерьяновой настойки в водопровод… Мы занимаемся ерундой, а настоящие дела находятся где-то рядом! В стороне!

— Смотри, как бы ты не запел по-другому, когда эти «серьезные дела» доберутся до тебя! — покачала головой Скалли. — И что ты будешь делать в отпуске?

— Мечтать о возвращении к работе, пусть даже ерундовой! — конец фразы Малдера потонул в истеричной трели стоящего на столе телефона. — Малдер слушает!

Скалли с интересом прислушалась к репликам напарника. Временами она позволяла себе такую игру — по тону голоса, по обрывкам догадаться, с кем именно он ведет беседу.

В этот раз не вышло. Разговор оказался слишком коротким.

— Скиннер вызывает, — пояснил Малдер, повесив трубку. — Говорит, что у него есть кое-что для нас…

— Очередная папка с буквой «икс» на корочке, — вздохнула Скалли, ощущая, как зашевелились в сердце дурные предчувствия. Как показал опыт, доверять им стоило, а значит в этот раз все не ограничится выжившими из ума старушками. — Иди, и не забудь потом все мне рассказать!

— Так точно, мэм! — шутливо отсалютовал Малдер, нацепил пиджак и вышел в коридор.


Помощник директора ФБР Уолтер Скиннер всегда выглядел одинаково. Какая бы погода ни стояла за окнами, кто бы ни имел большинство в Сенате — республиканцы или демократы, и как бы ни шли дела в самом Бюро, он оставался одним и тем же.

От бывшего морского пехотинца, убивавшего людей и курившего «травку» во Вьетнаме, в нем не осталось почти ничего. Из боевого солдата вырос функционер секретной службы, скрытный и острожный, точно матерый лис.

— Доброе утро, Малдер, — сказал он, сохраняя бесстрастное выражение лица. — Присаживайся.

Карие глаза Скиннера прятались за толстыми стеклами очков. По обширной лысине, лишь на самых краях которой несмело кустились волосы, бегали легкомысленные блики.

Но даже они не могли скрасить озабоченного вида одного из высших должностных лиц ФБР. Скиннер вызвал своего агента вовсе не по поводу каких-то формальных вопросов.

— Сегодня рано утром в Манхэттене произошел взрыв, — бесцветным голосом сообщил помощник директора, когда Малдер опустился на стул. — Есть жертвы.

— И что? — удивился Малдер. — Мы-то здесь при чем? Есть же управление национальной безопасности* (управление по борьбе с терроризмом будет создано только в 1999 году)?

— Ты не даешь мне закончить, — Скиннер укоризненно покачал головой, словно отец, беседующий с беспутным, но любимым чадом. — На месте взрыва не обнаружено никаких следов взрывчатки. Есть еще кое-какие странности.

Скиннер придвинул к Малдеру тонкую папочку.

— Вот, здесь материалы, полученные на данный момент, — сказал он. — Ознакомишься по дороге. На месте работает группа во главе со специальным агентом Дрейком. Собственно говоря, именно он через свое начальство и обратился к нам, так что проблем при взаимодействии не должно быть. Вопросы?

— Нет, — бодро сказал Малдер, забирая папку, которая оказалась тоща, точно фанатичная противница лишнего веса. — Пока нет.

Хлопнула дверь, и главный специалист Бюро по «секретным материалам» скрылся за ней.

— Вот именно, что пока! — пробормотал Скиннер, возвращаясь к бумагам, разложенным на столе.


Нью-Йорк, Манхэттен

11 июня 1997 г.


Несмотря на солнечное и теплое утро, мороз продирал по коже при виде того, что осталось от высотного здания. Колосс из стекла и бетона обратился в громадную груду обломков, из которой источенным зубом торчала чудом уцелевшая стена.

— Ничего себе, — сказал Малдер, останавливая машину. — По телевизору все обычно выглядит не так страшно!

— Меньше надо ящик смотреть, — не упустила случая съязвить Скалли.

Место взрыва оказалось закрыто для зевак: на распорках висели желтые ленты с надписями «Проход запрещен», бурундуками у норок застыли настороженные полицейские оцепления.

Один из них, которому Малдер предъявил удостоверение, ретиво взял под козырек:

— Да, проходите, сэр. Агент Дрейк вон там, сэр, — длинная рука указала на группу людей, копошившихся у сохранившейся стены. Издалека они походили на муравьев, обнаруживших занятную бабочку.

— Мне точно нужно идти туда, Малдер? — спросила Скалли. Она не испытывала никакого желания ковылять по развалинам, портить обувь и одежду.

— Ладно, подожди к машине, — за годы совместной работы напарники научились с пониманием относиться к маленьким слабостям друг друга.

Пробираясь среди развалин, Малдер взглядом тренированного агента фиксировал детали, и невольно удивлялся, почему не видно спасательной техники? С момента взрыва прошло чуть более суток, и под обломками могли еще оставаться живые люди…

Его приближение не осталось незамеченным. От группы работающих на месте взрыва отделился невысокий, но очень широкоплечий мужчина. Костюм его был безупречно выглажен, а рубашка казалась белее первого снега.

— Агент Малдер? — спросил он, протягивая широкую ладонь, и под острым взглядом серых глаз Малдер ощутил себя как под прицелом. — А я агент Дрейк, Френсис Дрейк.

Малдер невольно хмыкнул. Сотрудник управления национальной безопасности походил на пирата не только именем. Ему бы подошла кривая сабля за поясом, повязка на глазу и горластая яркая птица на плече…

— Как идет расследование? — спросил Малдер, пожав протянутую руку. — Я читал сводку, но она была датирована полуднем вчерашнего дня.

— Нового мало, — махнул рукой Дрейк. — И давайте отойдем в сторону, чтобы не мешать моим людям.

Они спустились вниз, к самому подножию груды развалин. Дрейк извлек из кармана пачку сигарет.

— Курите?

— Нет, — покачал головой Малдер, — когда-то курил, а теперь бросил.

— А я закурю! — и «пират» в безупречном костюме защелкал зажигалкой.

Затянувшись несколько раз, он принялся рассказывать.

— Катастрофа произошла примерно в семь пятьдесят, — сообщил Дрейк, — но это давно не новость. Мы откопали из-под развалин двух охранников, один был мертв, другой без сознания. Думали, что в здании еще кто-то есть и вчера начали разбирать завалы, но к вечеру выживший очнулся и сообщил, что на момент взрыва там никого не было. Спасательные работы прекратили и сосредоточились на расследовании.

— Ну, и что вам удалось выяснить? — Малдер терпеливо ждал, понимая, что агент управления национальной безопасности, наверняка недоверчиво относящийся к летающим тарелкам и прочей чепухе, не стал бы без веских причин просить о помощи отдел «секретных материалов».

— Кое-что занятное, — Дрейк в две затяжки докурил сигарету и отшвырнул окурок в сторону. Тот зашипел, угодив в груду битого стекла, и потух. — Взрыва не было.

— То есть как? Отчего же рухнуло здание?

— Мои люди не нашли никаких следов взрывчатки! — только по бегающим глазам можно было понять, что Дрейк нервничает. — Разрушение началось с подвального гаража. Там произошло нечто, по результатам похожее на взрыв, но по характеру совсем иное.

— Что же это могло быть?

— Чтобы ответить на этот вопрос, я и попросил о вашем участии, — Дрейк криво улыбнулся, и Малдер понял, чего стоила агенту эта просьба.

— Рассказывайте, — попросил он. — Обо всех странностях. И учтите, хотя я и прошел обычную подготовку, все же о взрывах помню не слишком многое!

— Хорошо, — судя по потеплевшим глазам, собеседник Дрейку нравился. — При взрыве обломки имеют свойство разлетаться в разные стороны, здесь же такого не случилось! Наоборот, наиболее сильно деформированные куски найдены нами в предполагаемом эпицентре. Их словно притянуло туда! Весь гараж сложился сам в себя, схлопнулся, подорвав опорные конструкции. Здание зашаталось и просто рухнуло. В соседних домах даже стекла не вылетели!

— Да, это очень странно, — только тут Малдер обратил внимания, что окружающие поверженного исполина здания выглядят до безобразия целыми. Ни единой выбоинки, ни одного расколошмаченного окна. Даже обломки расположились аккуратной грудой, перегородив проезжую часть, но не повредив дома напротив.

— Звука взрыва, естественно, тоже никто не слышал, — продолжал жаловаться Дрейк, и было очевидно, что опытный агент, привыкший противостоять проискам обычных террористов, чувствует себя не в своей тарелке. — Выживший охранник говорит, что незадолго до взрыва около здания вертелся какой-то тип в синей униформе, вроде тех, что носят ремонтники, но причастен он к взрыву или нет, неясно…

— Пленки с камер не сохранились?

— Камеры не успели установить! — Дрейк сокрушенно вздохнул. — Здание неделю назад сдали после капитального ремонта!

— Жаль, — настала пора сокрушаться Малдеру. — Кроме охранника свидетелей больше нет?

— Естественно, — пожал широкими плечами Дрейк и потянулся еще за одной сигаретой. — Деловой район. Жизнь тут начинается не раньше девяти.

— Тем более странно, что охранник не заинтересовался ремонтником, появившимся так рано, — с сомнением сказал Малдер.

— Этот «ремонтник» только прошел мимо основного входа, где дежурил выживший, и направился к гаражу, — Дрейк прикурил и затянулся. — А охранник, который был там, увы, погиб. Он, наверное, смог бы рассказать больше…

— Когда вы надеетесь закончить расследование? — Малдер невольно поглядел на часы. Время близилось к полудню, и на улицах Нью-Йорка было откровенно жарко. Ветер нес «ароматы» выхлопов и горячего асфальта.

— Предварительные результаты мы оформим к вечеру, — Дрейк вновь позволил себе усмешку. — Чего тут особенно изучать? Ну, в крайнем случае, завтра утром. Официальный отчет — дня через три, не раньше.

— Думаю, что он мне не будет нужен, — Малдер извлек из кармана карточку. — А рабочие материалы, если не затруднит, перекиньте ко мне на компьютер сегодня вечером. Или завтра утром.

— Нет проблем, — визитка в могучей руке Дрейка смотрелась точно белая хрупкая бабочка.

— Тогда удачи вам, и до встречи, — Малдер повернулся, собираясь уходить. — Куда поместили выжившего охранника?

— Госпиталь Святой Марты, — сообщил тезка пирата, — он тут рядом, через улицу. У любого из полицейских спросите, они подскажут, как проехать.

— Спасибо.

— Да не за что. До встречи.


— А как насчет света в небе, странных летающих объектов? — Малдер продолжал спрашивать только из упорства, хотя и так стало ясно, что ничего необычного уцелевший охранник в утро взрыва не видел.

Звали охранника Билл, и неожиданный интерес агентов ФБР к его персоне вызвал у него откровенный страх. В катастрофе он отделался шишками и сотрясением мозга, но сейчас выглядел таким ошеломленным, словно по меньшей мере лишился конечности.

— Хорошо, Билл, — сказал Малдер успокаивающе. — Вернемся к тому человеку…

Загадочный тип в форменном комбинезоне оставался единственной зацепкой.

— Да я не обратил на него особого внимания, — пожал плечами охранник, переводя взгляд с одного агента на другого. Малдер и Скалли, в накинутых на плечи белых халатах, сидели рядом, точно воробьи на жердочке, и в руках женщины медленно жевал кассету диктофон. — Просто так глянул случайно, когда он мимо проходил. Двери у нас стеклянные, так что из вестибюля, где я сижу, всю улицу видно.

— Вам ничего не показалось странным в его облике? — вмешалась в разговор Скалли. По оттенкам ее голоса Малдер понял, что напарница недовольна. Вот только чем — тем, как идет расследование? Или лично им, Фоксом Уильямом Малдером?

— Нет вроде, — Билл наморщил лоб. — Хотя кожа у него была какая-то серая… безжизненная, что ли! В руке нес что-то такое, — охранник сделал жест, обрисовывая в воздухе нечто сложных очертаний, — непонятное. Прошел в сторону гаража. А потом — треск, стены зашатались. Я к выходу, почти выскочил…

— Спасибо, вы нам очень помогли! — Скалли улыбнулась профессиональной улыбкой врача, ободряющего пациента, и поднялась со стула. Малдеру ничего не оставалось, как последовать ее примеру.

— Послушай, что с тобой такое? — спросил он напарницу, когда они стояли, дожидаясь лифта. — Ты только что молний не мечешь!

— Не понимаю, зачем Скиннер втравил нас в это дело! — раздраженно ответила Скалли, шагнув в разверзшуюся пасть лифта. — Он что, считает, что у нас мало работы?

— С чего ты взяла? — в лифте они были не одни, и разговор пришлось прервать. Возобновили они его только в машине. Скалли кипела, словно чайник, и недовольство прорывалось сквозь броню ее всегдашней невозмутимости.

— Не вижу в этом деле ничего такого, что могло бы заинтересовать отдел секретных материалов! — отчеканила Скалли. — Это обыкновенный терроризм, и пусть те, кому положено, с ним и разбираются!

— Да ты что? — искренне изумился Малдер. — Терроризм без взрывчатки? Да и какой террорист будет подрывать здание ради одной-единственной жертвы. Чем больше трупов — тем лучше для этих ублюдков!

— Ученые, работающие на разрушение, тоже не спят! — глаза Скалли решительно блестели. Она явно не собиралась отступать от своей точки зрения, хотя запал, с которым начала спор, постепенно слабел. — Могли придумать что-то такое…

— О чем в нашем Бюро еще не знают? — иронично кивнул Малдер. — Я скорее поверю в маленьких зеленых человечков, что подглядывают в окно за мисс Джонс, когда она переодевается.

— Все равно такую возможность нельзя исключить. А что касается времени взрыва, то террористы тоже ошибаются! У этой катастрофы есть вполне реальное объяснение, не имеющее никакого отношения к «секретным материалам»! — Скалли продолжала упорствовать.

— Ладно, не будем спорить, — тон Малдера стал примирительным. — Время, которое ты только что столь удачно упомянула, покажет!


Вашингтон, округ Колумбия

12 июня 1997 г.


Скалли вошла в офис за пять минут до начала рабочего дня, но Малдер уже был на месте. Сняв пиджак, он напряженно изучал что-то на экране компьютера.

— Что, скачал очередные пикантные картинки? — спросила она.

— Нет, — ответил Малдер, отхлебывая из пластикового стаканчика кофе, — материалы, которые мне прислал Дрейк…

— Есть что-нибудь интересное?

— Увы, нет, — Малдер покачал головой. — Следов взрывчатых веществ они так и не нашли, обломков бомбы тоже, так что…

Нагло вклинившись посредине фразы, зазвонил телефон.

— Вот так всегда, даже договорить не дают! — Скалли улыбнулась напарнику. А тот ухватился за трубку, точно за горло смертельного врага. — Малдер слушает!

После первой же фразы собеседника лицо его стало серьезным, а реплики — отрывистыми и почти злыми.

— Что? В Трентоне? Да, понял. Выезжаю.

— Что случилось? — спросила Скалли, едва напарник повесил трубку.

— Звонил Дрейк. Еще одному дому пришел конец, — ответил Малдер, надевая пиджак. — На этот раз в Трентоне, штат Нью-Джерси. Все очень похоже, только жертв несколько больше. Пострадал универсальный магазин.

— Ты поедешь? — вопрос был чисто риторическим.

— Конечно, — темные глаза Малдера были серьезны. — На этот раз сохранились пленки. Наверняка удастся узнать что-нибудь новое. Ты оставайся, поработай с материалами, вдруг зацепишь чего-нибудь важное, что я пропустил…

— Удачи, Малдер! — сказала Скалли в спину выходящему в дверь напарнику.

— И тебе! — ответил тот уже из коридора.


Трентон, штат Нью-Джерси

12 июня 1997 г.


На этот раз, как ни кощунственно было думать о подобном, развалины выглядели не так впечатляюще. Просто груда обломков высотой в несколько метров. Целых стен не осталось.

Грохотали экскаваторы, бегали озабоченные люди в касках, машины «Скорой помощи» одна за другой подъезжали и отъезжали, увозя тех, кого удалось извлечь из-под обломков. Посреди этого хаоса Малдера дожидался специальный агент Дрейк, столь же безупречный, как и вчера. Грязь и пыль словно боялись приблизиться к тезке знаменитого пирата.

— Привет, агент Малдер, — сказал он, протягивая широкую твердую ладонь. Вопреки почти игривому тону, в серых глазах Дрейка был лед.

— Привет, агент Дрейк, — отозвался Малдер, отвечая на рукопожатие. — Сегодня, как я вижу, все несколько хуже?

— Да и в прошлый раз было не очень здорово, — вздохнул Дрейк, — я, конечно, люблю свою работу, но когда ее не так много, мне как-то легче… Двенадцать трупов, шестеро при смерти, еще неизвестно сколько под руинами! Спасатели работают уже шесть часов!



— И вновь никаких следов взрывчатки? — поинтересовался Малдер.

— Ни малейших! — кивнул Дрейк. — Взрыва не было. Стены со страшной силой втянуло внутрь. Вот только что? Что?

— Взрыв наоборот? — задумчиво проговорил Малдер. — По телефону вы сказали, что сохранились пленки с камер наблюдения?

— Да, совершенно верно, — кивнул Дрейк. — Пройдемте.

Крепкая рука агента управления национальной безопасности указала на стоящий в стороне неприметный фургончик. Такие, если верить фильмам про шпионов, в темных целях используют секретные службы всего мира.

Этот оказался настоящей лабораторией на колесах. Среди нагромождения приборов, о назначении большей части которых сложно было догадаться, ухитрились разместиться два техника.

— Джон, погуляй пока, — кивнул одному из них Дрейк. — Садитесь, Малдер. Посмотрим кино. Я его, правда, видел, и от этого мне стало еще гадостнее.

Малдеру досталось место на низком и неудобном стульчике. Ноги вытянуть было невозможно, приходилось горбиться, да и в спину постоянно упиралось что-то похожее на носорожий рог. Трудно заподозрить сотрудников Бюро в коллекционировании столь странных предметов, но Малдер собственной шкурой ощущал, что это именно отросток, спиленный с морды чудовищного травоядного.

— Показывайте, — кивнул он, тщетно пытаясь устроиться поудобнее.

— Вот оно, — Дрейк нажал несколько кнопок на пульте, и большой экран перед агентами осветился. — Вот кадры с первой камеры, которая у входа. Последние пять минут перед катастрофой… По экрану поплыло изображение, черно-белое, дергающееся, но достаточно четкое. Через раздвигающиеся двери входили и выходили посетители, все выглядело мирно, и поэтому Малдер невольно вздрогнул, когда в поле зрения камеры появился человек в темном форменном комбинезоне, какие обычно носят ремонтники. Под мышкой он нес нечто непонятное.

— Останови-ка, — сказал Малдер.

— Вот-вот, — кивнул Дрейк, затормаживая пленку в тот момент, когда незнакомец чуть повернул голову, давая увидеть себя в профиль. — Этот красавец меня тоже заинтересовал. Очень уж напоминает того, что позавчера бродил вокруг одного разрушенного дома в Нью-Йорке…

Надпись на комбинезоне была неразборчива, прочитать ее не удавалось. Предмет под мышкой напоминал чемодан, в который воткнули множество воронок разного размера. Из-под форменной кепки «ремонтника» не выбивалось ни единого волоска, а кожа выглядела как-то странно, словно резиновая.

Человек полностью соответствовал описанию охранника Билла.

— Да, похож, — сказал Малдер, — хотя, не имея изображений того типа, трудно утверждать один это и тот же или другой…

— Смотрим дальше, — кивнул Дрейк.

Человек в комбинезоне и кепке вошел в универмаг, а дальше ничего интересного не было. Несколько минут продолжали входить и выходить люди, затем двери вдруг дернулись, полетели осколки стекла (внутрь здания, а не наружу!), и экран погас.

— Камера номер два, — невозмутимо проговорил Дрейк, — контролирует работу кассиров и линию выноса товара. Вон там, вдали, воротца, через которые входят посетители с корзинками и тележками. Там будет интересное!

В поле зрения появилась знакомая фигура с «чемоданом» под мышкой. Не оглядываясь по сторонам, «ремонтник» спокойно прошел к полкам с товаром, а бдительная работница универмага, следящая за тем, чтобы посетители сдавали сумки в камеру хранения, почему-то беспрепятственно его пропустила.

— Ничего себе! — удивился Малдер. — Наш друг еще и гипнотизер?

— Похоже на то, — проворчал Дрейк. Он никакого восхищения перед «талантами» террориста не испытывал.

Тип в комбинезоне продвинулся вглубь магазина, прошло несколько мгновений, и четкое изображение сменилось какими-то смазанными полосами, а потом и вовсе пропало.

— Нам будет еще интересна камера номер семь, следящая за прилавком с молочными продуктами, — Дрейк вновь чем-то щелкал у пульта. — Это в центре зала. Тут у нас самое странное. Чистая фантастика!

Террорист с «чемоданом» появился в кадре почти сразу. Он меланхолично брел вдоль полки, потом остановился и опустил свой агрегат на пол. Когда же наклонился и начал что-то делать с одной из воронок, то к нему подошла темнокожая женщина с бейджем администратора.

— Явно хотела выяснить, что он тут делает, — пояснил Дрейк.

Женщина что-то говорила, террорист, не обращая на нее внимания, выпрямился и… исчез. В одно мгновение! Вместе с «чемоданом»!

— Стоп! — вне себя от удивления выкрикнул Малдер. — Куда он делся?

— Если бы я знал! — вздохнул Дрейк.

На остановившейся пленке женщина-администратор замерла, схватившись за горло. Когда изображение вновь задвигалось, то что-то брызнуло из ее глаз, руки уродливо вздулись. Администратор успела упасть до того, как полка с товаром рухнула на нее. Потом камера затряслась и изображение потемнело.

— Мы нашли ее тело, — щелкнула зажигалка. Судя по тому, как быстро перемещался огонек сигареты, Дрейк был изрядно взволнован. — Даже выяснили причину смерти.

— И что? — Малдер повернулся к собеседнику. Тот виделся в полумраке смутным контуром без лица. Сигарета ничего не освещала.

— Ей не размозжило голову, не сломало хребет, даже не расплющило грудь, как обычно бывает с попавшими под обвал, — голос Дрейка звучал ровно и тихо. — Ей разорвало легкие! Она умерла от недостатка воздуха!

— Что? — Малдер был вынужден признаться сам себе, что давно настолько сильно не удивлялся. — От недостатка воздуха?

— Да, — кивнул Дрейк, — и еще оттого, что лопнуло множество кровеносных сосудов в ее теле! Словно она вдруг попала в вакуум! Схожие признаки мы обнаружили и у других погибших, и чем ближе к эпицентру разрушения, тем они сильнее… — Вакуум, это многое объясняет, — пробормотал Малдер, ероша волосы. — Но почему ничего подобного не было у погибшего в Нью-Йорке охранника?

— Он не находился непосредственно в том помещении, где произошла катастрофа, — пояснил Дрейк. — Выйдем на воздух? Все одно больше нечего показывать…

— Да-да, конечно, — и Малдер первым выбрался из фургончика.

После его темного и тихого чрева здесь было оглушающе светло и шумно. Ревели моторы, кричали люди, но поток мыслей Малдера не смогло бы остановить даже цунами, вздумай оно обрушиться на столицу штата Нью-Джерси. Работали мозги, которые десять лет назад многие считали надеждой ФБР.

Кое-кто не отказался от этого мнения и по сей день.

Дрейк не вмешивался. Он молча стоял рядом и ждал.

— Все становится на свои места, — сказал Малдер после паузы. — Устройство, которое нес в руках тот «ремонтник», создало в помещении вакуум, мгновенно переместив из него весь воздух вместе с собой и хозяином. Вопрос «куда?» оставим на потом. Разница давлений привела к разрушению здания и гибели людей. Отсюда и смерти от разрыва сосудов, и отсутствие следов взрывчатых веществ…

— Все, похоже, так и было, — пробурчал Дрейк. — Сходные мысли посетили и меня, но только… — агент замялся, — мне они не положены по должности! Мое дело — ловить террористов, а не такие шарады разгадывать.

— Возможно, что тут мы тоже имеем дело с террористами, — покачал головой Малдер, — только с… нетипичными. По крайней мере, результаты их деятельности мало отличаются от последствий обыкновенных взрывов.

— А откуда они могут быть, эти террористы? — дожидаясь ответа, Дрейк затаил дыхание, словно обыкновенный мальчуган, слушающий сказку.

— Боюсь даже предполагать, — покачал головой Малдер, — слишком мало данных. Одно могу сказать — технологии, ими используемые, превышают человеческие возможности.

— Что будем делать? — Дрейк встряхнулся, точно выходящая из воды собака. Миг слабости, когда он позволил любопытству и неуверенности одолеть себя, прошел. Теперь рядом с Малдером вновь стоял специальный агент ФБР, готовый противостоять кому угодно, даже пришельцам с других планет.

— Действуйте по обычной схеме, — пожал плечами глава отдела «секретных материалов», — обо всех новостях меня информируйте немедленно. И, как мне кажется, будут еще… «взрывы»…

— Мы составим фоторобот того «ремонтника», — кивнул Дрейк, — с пленки. Отправим в полицию. Пусть наблюдают.

— Не помешает, — согласился Малдер. — Да, и покажите его охраннику… ну выжившему в Нью-Йорке. Надо выяснить, один это и тот же тип, или в каждом случае был другой. А мне нужно срочно побеседовать с руководством!

— ОК, — Дрейк улыбнулся. — Удачи.

Малдер кивнул в ответ и поспешил к машине.

Глава 2


Вашингтон, округ Колумбия

12 июня 1997 г.


Телефонный звонок заставил Скалли вздрогнуть и взглянуть на часы. Да, сегодня она заработалась. Засиделась за компьютером, просматривая данные по всем случившимся за последние полгода на Восточном побережье происшествиям, повлекшим разрушение зданий.

Кто же может звонить так поздно?

— Скалли у телефона, — трубка в руке казалась холодной, словно выточенная из черного льда. В нее кто-то едва слышно и хрипло дышал, но слов не было слышно.

— Скалли у телефона, — повторила она раздраженно, замирая от дурного предчувствия.

— Бросьте это дело, — сказал вдруг кто-то звучным баритоном, так неожиданно, что Скалли вздрогнула.

— Что бросить? — спросила она, сердясь на себя за трусость. — Кто вы такой?

— Это не важно, — презрительно повторил баритон. — Оставьте то расследование, которым сейчас занимаетесь. Я понятно сказал? — Нет, — ответила Скалли, окончательно успокоившись. Кто бы это ни был, он предпочел разговор пуле в спину, а значит есть шанс вытянуть из него информацию. — Какое именно расследование вы имеете в виду? И как я могу серьезно относиться к вашим словам, если даже не знаю, кто вы такой?

— Вам и не положено это знать, — в голосе незнакомца зазвенела сталь. — Я все сказал. Не внимете моему предупреждению — вам же будет хуже!

Из трубки полились короткие злые гудки. Скалли задумчиво положила ее на рычаги, но тут же взяла опять, думая позвонить в отдел внутренней безопасности, чтобы узнать, откуда был звонок. Но из коридора раздались шаги, и в кабинет вошел Малдер.

— Ты еще тут? — спросил он, устало улыбаясь. Вид у напарника, как заметила Скалли, был утомленный.

— А где мне еще быть? — спросила она. — И знаешь, нам только что звонили!

Выслушав рассказ о странном «доброжелателе», Малдер не показал удивления.

— Мы опять кому-то наступили на мозоль, — сказал он. — Если собрать коллекцию мозолей, которую мы с тобой отдавили, то получится одна из самых крупных во всем мире. Но в данном случае это даже хорошо. Значит, наши «взрывы» имеют вполне земную подоплеку… Слушай, что я сегодня узнал!

Его рассказ оказался куда длиннее.

— Похитители воздуха? — недоверчиво усмехнулась Скалли, когда напарник смолк. — Больно уж невероятно это все звучит. Почему бы ни брать его из пустынных мест, с горных вершин, из лесов? Там он куда чище, да и следов останется меньше…

— Увы, на твои вопросы я ответить не могу, — Малдер устало пожал плечами, и безуспешно попытался вытрясти из холодной кофеварки кофе. — Надо идти к Скиннеру, а я едва соображаю!

— Пойдем вместе! — решила Скалли. — И не возражай! Заодно расскажу ему про звонок. Нельзя утаивать такое от начальства.

— Увы, подобным образом предупреждают чаще всего те, от кого Скиннер оказывается бессилен нас прикрыть, — тоном умудренного старца заявил Малдер, но спорить не стал.

Вместе они преодолели расстояние от своего, расположенного в подвале офиса до кабинета помощника директора. Скиннер, как и положено администратору столь высокого ранга, засиживался на работе допоздна.

— Добрый вечер, — сказал он, жестом предлагая подчиненным сесть. — Надеюсь, вы принесли новости?

— Ага, маленький саквояж новостей, — ответил Малдер, — и большой вагон вопросов! В общем, все как обычно!

Выслушал своих агентов Скиннер с совершенно непроницаемым лицом, словно ему рассказывали о субботней игре в Восточной конференции НБА.

— Агент Дрейк согласен с вашими выводами? — спросил он сухо, когда Малдер замолчал. — Хорошо. Представьте мне отчет завтра. Со всеми выкладками. Теперь что касается этого звонка, — помощник директора Бюро повернулся к Скалли и несколько мгновений помолчал, — боюсь, что источник его уже не проследить. Понятно, что звонил человек не простой. Наших номеров нет в справочниках, а уж ваш отдел официально вообще не существует… Я могу, конечно, поставить номер на прослушивание и обеспечить вам охрану.

— Думаю, что не стоит, — переглянувшись с напарницей, твердо сказал Малдер. — Мы попадали в разные передряги, но всегда выпутывались сами. Думаю, что справимся и на этот раз.

— Хорошо, как вам будет угодно, — кивнул Скиннер. — Идите, а завтра я жду отчет!


Вашингтон, округ Колумбия

13 июня 1997 г.


Составление отчетов не относилось к числу любимых занятий Малдера. Честно говоря, не входило даже в первую сотню. Увы, без подобной работы не могут обойтись даже агенты специальных служб.

Специфика отдела доставляла особые сложности. Фактов было мало, а работника, который в отчете будет ссылаться на собственные догадки, гипотезы и «послания братьев по разуму из созвездия Лебедя», не станут держать на службе, даже в отделе «секретных материалов».

В это утро Малдеру пришлось попотеть. Из данных, предоставленных Дрейком и собственноручно «нарытой» информации он сумел составить вполне приличный отчет, который не стыдно было показывать Скиннеру. Сколько при этом он выпил кофе и потратил нервных клеток, можно было определить только приблизительно.

— Фу, вот и все! — сказал Малдер, закончив работу. — Клянусь Розуэлльским инцидентом, это было сложнее, чем поймать Лох-Несское чудовище…

— Жаль тебя разочаровывать, Малдер, — сказала Скалли, которая все утро тоже провела за компьютером. — Но, мне кажется, твои тревоги на сегодня не закончились…

— Что такое? — Малдер улыбнулся, потянулся за стаканчиком с кофе, но вовремя вспомнил, что тот пуст. — Ты нашла в Интернете страшный заговор пришельцев?

— Кое-что похуже. Слушай внимательно.

Тон, которым все это было сказано, заставил Малдера оставить шутки и повернуться к напарнице. Светлые глаза ее не отрывались от монитора, а на переносице виднелись крошечные морщинки, особенно заметные на фоне гладкого лба.

— Я смотрела хронику происшествий по стране, особенно по Восточному побережью, — тон Скалли был предельно серьезным. — Отчего-то мне казалось, что эти два «взрыва» не были единственными. И вот что мне удалось найти: восьмое июня, Хартфорд, штат Коннектикут — обрушился цех заброшенного станкостроительного завода. Жертв не было, поэтому Бюро не привлекали. Шестого июня — Провиденс, штат Род-Айленд. Обвалился ангар небольшого аэропорта в пригороде. Были раненые, делом занимается полиция. К нам опять никто не обращался.

— Ты хочешь сказать… — начал было Малдер.

— Это еще не все! — не дала прервать себя Скалли. — Дай я закончу. Четвертое июня, Бостон. Рухнул пустующий склад в порту. Жертв не было.

— Это все?

— Все, — эхом откликнулась Скалли.

— Четвертого — Бостон, шестого — Провиденс, восьмого Хартфорд, — Малдер говорил негромко, на лице его было выражение сосредоточенности. — Десятого — Нью-Йорк, двенадцатого — Трентон… Что объединяет все эти города?

— Только одно, — негромко ответила Скалли. — Все это — столицы штатов, имеющих выход к Атлантике.

— Ты в этом уверена? — Давай посмотрим, — после некоторых поисков в нижнем ящике стола была обнаружена запыленная карта.

— Так, — проговорила Скалли, осторожно водя по ней пальцем. — Все верно, по порядку с севера на юг…

— Да, но тут еще есть Конкорд в Нью-Гэмпшире и Огаста в Мэне! — заметил Малдер. — Как насчет них?

— Думаю, что и там было нечто подобное, — пожала плечами Скалли, — в Конкорде второго июня, а в Огасте — в последний день мая. Рухнул какой-нибудь склад или зернохранилище… Никто не обратил на это внимания — мало ли чего случается?

— Да, похоже все так, — Малдер помассировал ноющий после напряженной работы затылок. В душе зашевелилось нехорошее предчувствие, что отдохнуть в ближайшее время не получится. — Эти террористы переходят от одной столицы штата к другой. Что у нас на очереди?

— Пенсильвания, — сказала Скалли, даже не глядя на карту. — Филадельфия. Причем акция должна состояться, если «террористы» продолжат следовать графику, завтра!

— Я к Скиннеру, — сказал Малдер, нажимая что-то на клавиатуре. Заскрипел, ожил принтер. — Все равно мне нужно сдавать отчет…


Вернулся Малдер спустя час. По каменно-неподвижному лицу шагнувшего через порог напарника Скалли поняла — ничего не вышло. Специальному агенту не удалось убедить помощника директора.

— Он не поверил, — проговорил Малдер, тяжело вздохнув. — Выслушал до конца, дал выговориться, но потом сказал, что не видит логики в действиях потенциальных террористов. Зачем им рушить склады и старые заводские цеха?



— Скиннер решил, что все притянуто за уши, — кивнула Скалли. — И единственный аргумент, который его убедит — это очередная катастрофа, которая случится завтра в Филадельфии.

— Думаю, да, — судя по всему, Малдер с трудом удерживался от ругательств. — Я попробую позвонить Дрейку, может быть он сможет что-нибудь сделать…

Но разговор с агентом управления национальной безопасности тоже ничего не дал. Без санкции начальства Дрейк не мог ничего предпринять по официальным каналам, а никакая неформальная инициатива одного человека, пусть он даже сотрудник ФБР, не поможет прикрыть от атаки террористов город с населением почти в пять миллионов человек.

— Будем ждать, — мрачно сказал Малдер, повесив трубку. — Вдруг мы ошибаемся…

— Хорошо если так, — улыбнулась Скалли, но улыбка ее была невеселой. — Но что-то подсказывает мне, что этот уик-энд мы проведем за работой!


Александрия, штат Виргиния

14 июня 1997 г.


Вместо будильника, который в это субботнее утро должен был зазвонить в восемь, Малдера разбудил телефон. Его резкий сигнал безжалостно обрезал сон, а невнятное бормотание автоответчика «Это Фокс Малдер. Пожалуйста, оставьте…» почти сразу оказалось прервано резким голосом Дрейка.

— Малдер, если ты дома, имей в виду, что взрыв был! Перезвони мне сразу…

На этом месте полностью проснувшийся Малдер схватил трубку.

— Где? Когда? — выпалил он, ощущая одновременно торжество — их догадки оказались верными, и горечь — наверняка погибли люди.

— Филадельфия, — откликнулся Дрейк. — Где ты и говорил. Это вновь универсальный магазин, но жертв из-за раннего часа сегодня немного. Все случилось полчаса назад.

— Хорошо, — Малдер кинул взгляд на часы, прикинув, за какое время успеет принять душ и позвонить Скалли. — Я выезжаю через пятнадцать минут.

— ОК, мы будем тебя ждать, — сказал Дрейк и положил трубку.

Скалли взяла телефон мгновенно, словно ждала этого звонка. Через двенадцать минут и сорок секунд после разговора с Дрейком Малдер выходил из дома. На его шее боевым знаменем красовался галстук. Ярко-синий, с толстыми белыми поросятами.


Филадельфия, штат Пенсильвания

14 июня 1997 г.


У рухнувшего универмага Малдера не покидало чувство того, что все это он уже видел. Груда развалин, деловитые, сосредоточенные врачи и спасатели. Невозмутимый и безупречный агент Дрейк.

В определенном смысле все так и было. Ситуация повторяла ту, что не так давно сложилась в Трентоне, только под ногами теперь была земля Пенсильвании, а не Нью-Джерси.

— Приветствую вас, — тезка знаменитого пирата пожал руку Малдеру и кивнул Скалли. — Рад был бы сказать «добрый день», но язык не поворачивается…

Он кивнул в сторону развалин. В одну из машин скорой помощи спешно затаскивали носилки. Простыня на них, покрывающая неподвижное тело, все больше становилась похожей на флаг СССР.

От других носилок, над которыми врачи колдовали прямо на земле, доносились истошные вопли, в которых не осталось ничего человеческого. Это был крик терзаемого животного.

— Сколько на этот раз? — спросил Малдер, бесстрастным взглядом обводя развалины. Только двигающиеся под кожей желваки давали понять, чего стоит агенту эта бесстрастность.

— Трое погибших, семеро раненых, — ответил Дрейк. — Утро, уик-энд. В магазине были в основном работники. Пленки я смотрел, там почти то же самое. И у нас есть свидетель. Один из охранников вышел покурить, и в дверях столкнулся с тем самым типом.

— Я думаю, агенту Скалли будет интересно посмотреть пленки, — сказал Малдер. — А я побеседую со свидетелем. Как ему, кстати, удалось выжить?

— Уолтер, — Дрейк подозвал одного из помощников. — Проводи агента Скалли в фургончик и покажи ей все пленки из здания. А охраннику просто повезло. Он отошел шагов на десять в сторону от входа, и поэтому поток воздуха, сметший двери, прошел мимо. Но шок он получил изрядный. Пойдем.

Свидетеля держали в кузове специально пригнанного фургона. Мягкие диваны, хорошая звукоизоляция, кофеварка в углу — тут можно было не только отдохнуть, но и без помех поговорить с нужным человеком.

Судя по спокойному виду охранника, плечистого чернокожего мужчины с выправкой кадрового офицера, казалось, что сегодняшнее утро для него не было омрачено ничем. Разве что сбежавшим кофе.

Его выдержке можно было только позавидовать.

— Здравствуйте… Тревор, — сказал Малдер, прочитав имя на приколотом к форменной рубашке бейдже. — Вы не против, если я задам вам несколько вопросов?

— А что будет, если я окажусь против? — после того, как охранник открыл рот, стало ясно, что держится он только внешне, а внутри весь дрожит от пережитого ужаса. — Вы ведь все равно меня допросите! Кроме того, тот господин, — толстый черный палец, похожий на обугленную сосиску, указал на Дрейка, — со мной уже разговаривал!

— Я из другого подразделения, — ответил Малдер, едва заметно кивнув.

— Если чего, я буду рядом, — умница Дрейк все понял. Хлопнула дверь и Малдер со свидетелем остались вдвоем.

— От того, насколько вы сейчас поможете нам, будет зависеть то, поймаем мы преступника или гибель ваших коллег останется безнаказанной, — твердо, без заискивания и сюсюканья сказал Малдер. — Возьмите себя в руки и попробуйте понять, что я допрашиваю вас не из прихоти!

— Э, — охранник, похоже, оказался несколько ошеломлен таким напором. Но он же позволил ему немного прийти в себя. — Что я должен делать?

— Во-первых, успокоиться, — степень бакалавра психологии, некогда полученная в Оксфорде, была присвоена Малдеру не зря. Он хорошо представлял, как именно нужно разговаривать с человеком, чтобы он сам согласился помогать. Пусть даже этот человек пребывает в состоянии шока. — А во-вторых, рассказать все про того типа, с которым столкнулись в дверях!

— Зачем? — Тревор удивленно моргнул. — Этот ублюдок остался там, под развалинами…

— Если бы так, — пробормотал Малдер едва слышно, вслух же сказал: — Если вы дадите точное описание, то нам легче будет поймать его дружков.

— Хорошо, — охранник засопел, собираясь с мыслями. — Кожа у него… серая какая-то, как у больного! В бейсболке, но волос из-под нее не видно…

Пока все совпадало. И здесь, и в Нью-Йорке, и в Трентоне действовал один и тот же человек.

Или несколько очень похожих друг на друга людей. Впрочем, людей ли?

В этом у Малдера были определенные сомнения.

Тревор тем временем напрягся и принялся выдавать уникальные детали. Охраннику нельзя было отказать в наблюдательности:

— Комбинезон его, — сказал он, — был странный…

— Что с ним такое?

— Очень небрежно сшит. Из крупных кусков ткани, швы где попало, чуть ли не поперек груди, — Тревор провел рукой, показывая, как именно располагался шов. — Карманы рассажены асимметрично, один на месте ширинки…

— Вот как? — Малдер ощутил, что след, бывший до сего момента нечетким, обретает явственные очертания. — Еще что-нибудь?

— Больше ничего, — охранник задумчиво пошевелил бровями. — Ничего не вспоминается…

— Хорошо, — Малдер выключил диктофон и извлек из кармана распечатку составленного два дня назад фоторобота. — Это он?

— Да, похож, — кивнул Тревор. — Только лицо чуть пошире.

— Хорошо, — кивнул Малдер, — спасибо, вы очень нам помогли.

— Когда… когда я смогу пойти домой? — несмело спросил охранник. — Сначала полиция меня допрашивала, потом ваши…

— Думаю, что агент Дрейк еще раз переговорит с вами по поводу фоторобота, а потом отпустит, — ответил Малдер. — Извините за…

— Малдер, ты тут? — дверь фургона отворилась, и в проеме показалась стройная фигура Скалли. — Освободился?

— … неудобства, — закончил фразу Малдер, и только потом повернулся к напарнице. — Да, уже все.

— Думаю, нам есть, что обсудить, — сказала Скалли, когда напарники выбрались из фургона, — пойдем, перекусим где-нибудь и поговорим.

— Хорошо, — не стал спорить Малдер. — Что-то и у меня в животе бурчит!

— Как успехи? — появление агентов из отдела секретных материалов не осталось незамеченным. К ним тут же подошел Дрейк.

Выслушав Малдера, он кивнул.

— Хорошо, сейчас отправлю кого-нибудь к охраннику, чтобы уточнили фоторобот. А потом пусть валит на все четыре стороны. А поесть — хорошая идея. Мои ребята полчаса обойдутся без босса, а я, кажется, видел где-то рядом ресторанчик…

Спустя пятнадцать минут агенты обживали столик в крошечном заведении, в котором, судя по вывеске, их ожидала «настоящая итальянская кухня».

— Что будем заказывать? — открыв полученную от официанта папочку меню, Малдер в затруднении почесал голову. — Кроме пиццы и спагетти, я больше ничего тут не знаю…

— А зачем тебе нужно что-то еще? — улыбнулась Скалли. — Я одной пиццей и обойдусь! С грибами. Ну и чашку каппучино.

Выбор ее коллег тоже не отличался оригинальностью. Официант, разочарованный, что посетители не оказались истинными знатоками «настоящей итальянской кухни», удалился, и агенты Бюро смогли спокойно поговорить.

— Наши догадки подтвердились, — сказал Малдер, поведав о том, что узнал от охранника, — те, кто осуществляют эти «взрывы», не люди.

— А кто же? — такое предположение, несмотря на все имеющиеся в деле странности, с большим трудом укоренялось в голове Дрейка.

— Не знаю, — ответил Малдер, — Пока мало данных для точных выводов. Ясно лишь, что они пытаются выглядеть, как люди. Этот нелепо сшитый костюм, серая кожа — скорее всего маска; все это лишь маскировка, чтобы обмануть не слишком внимательных наблюдателей.

— Мне сложно поверить в такое! — сотрудник управления национальной безопасности растерянно сморгнул.

— Будь это года четыре назад, я бы тоже не поверила, — ответила Скалли, с улыбкой принимая заказ. — Спасибо… Но работа с «секретными материалами» меняет человека. Или странностей недостаточно?

— Достаточно, — Дрейк отпил кофе и закашлялся — от волнения напиток попал не в то горло, — но я… мне… желательно было бы, чтобы это оказались простые террористы! Я не представляю, что теперь делать!

— То же, что и обычно, — улыбнулся Малдер, с хищным интересом разглядывая принесенную пиццу. — Представь, что тебе противостоят… террористы из страны Оз. Да, они странные, но с ними можно и нужно бороться!

— Хм, да, такой вариант мне подходит, — Дрейк вытащил сигарету и щелкнул зажигалкой. — Как-то спокойнее себя чувствуешь, когда твой противник — не жукоглазые монстры, от которых не знаешь, чего ждать, а люди, пусть даже диковинные…

— Так и думай, — кивнул Малдер, — для того, чтобы проверять нестандартные гипотезы, есть мы, а от тебя требуется предотвращать разрушения!

— ОК, — с сигаретой было покончено, и Дрейк взялся за пиццу. Не то, чтобы он ел торопливо, но куски исчезали с тарелки с такой скоростью, словно их слизывал проносящийся мимо ураган. — Скажите мне тогда, спецы по странным вещам, где террористы из страны Оз предпримут следующую акцию?

— Довер, столица штата Делавэр, — ответила Скалли. — Послезавтра. И мы должны ее предотвратить!

— Сейчас поедим, — пробормотал Малдер с набитым ртом, — и я позвоню Скиннеру! Теперь он не сможет отвертеться! Мы поставим Довер на уши, но предотвратим «взрыв»!

— Хотелось бы в это верить, — улыбнулся Дрейк, которого последние события не лишили оптимизма.


Окрестности города Уилсингтон, штат Делавэр

14 июня 1997 г.


Выстрел прозвучал в тот момент, когда Малдер свернул на дорогу, ведущую на юг, к Доверу. Пуля ударила в правое переднее колесо, покрышка с глухим хлопком лопнула.

Машину повело в сторону, она заскользила, как по льду.

— Черт! — выкрикнул Малдер, стараясь справиться с управлением. Скалли пыталась вытащить пистолет, глаза ее были безумными.

Едва машина замерла, ткнувшись носом в придорожную канаву, а мотор, кашлянув напоследок, заглох, агенты выскочили из салона. Хлопнули закрываемые дверцы.

— Откуда стреляли! — бросил Малдер, укрываясь за бампером.

— С холмов, откуда еще! — тяжело дыша, ответила Скалли.

Именно она настояла на том, чтобы отправиться в Довер сегодня же, не дожидаясь официальных действий, которые Скиннер обещал окончить к завтрашнему утру. И теперь была готова пожалеть об этом.

Поросшие кустарником холмы, тянущиеся с западной стороны трассы, оставались пустынными, словно в первый день творения. Только ветер шевелил ветви и игриво шелестел листочками.

— Никого! — выдохнул Малдер, и в этот же самый момент сотовый телефон Скалли разразился возмущенной трелью.

Напарники чуть не подпрыгнули.

— Никогда не думал, что звонок может довести меня до инфаркта, — проговорил Малдер, убирая пистолет.

— Скалли у телефона, — не отвечая на шутку, его боевая подруга нажала кнопку соединения.

— Это было второе предупреждение, — раздавшийся из трубки звучный баритон заставил ее вздрогнуть, — третьего не будет!

— Кто вы такой? — почти выкрикнула она, но в ответ прозвучали только короткие гудки отбоя: бип-бин-бип…

— Кто это был? — тихо спросил Малдер.

— Тот самый субъект, что звонил тогда нам в кабинет, — ответила Скалли, — сказал, что третьего предупреждения не будет…

— То есть нас не собирались убивать, а только пугали. Проклятье! Я звоню Скиннеру!

Выслушав сообщение о нападении, помощник директора выговорил Малдеру за то, что агенты выехали в Довер без прямого распоряжения, а затем приказал оставаться на месте и ждать.

— Я вышлю вам охрану и новую машину, а Дрейка потороплю! Только ради Господа, не пытайтесь проделать остаток пути автостопом!

— Или я ничего не понимаю, или у Скиннера прорезалось чувство юмора, — пробормотал Малдер, закончив разговор.

— Да, значит скоро небо свалится на землю, — невесело улыбнулась Скалли и убрала пистолет, который до сего момента небрежно держала в руке. Из проезжающего автобуса на агентов обалдело таращились пассажиры.


Довер, штат Делавэр

15 июня 1997 г.


Выдернутый из постели шеф полиции городка Довер часто-часто хлопал белесыми ресницами, почему-то напоминая Скалли удивленную рыбу. От обитателя реки шефа полиции отличала разве что лысина, которую он время от времени нервно протирал платком.

Обрушившееся на него несчастье в виде Скалли, Малдера, Дрейка и сонма агентов помельче рангом он изо всех сил старался воспринимать стоически, хотя ясно было, что к ФБР он, как почти любой полицейский на территории Штатов, особой любви не питает.

— С чего начнем? — спросил он, когда один из младших офицеров доставил в кабинет шефа подробный план города.

— С нахождения взаимопонимания, — ответил Малдер. — Поймите, что мы были бы рады справиться своими силами, но в данном случае это невозможно…

— Я готов послужить своей стране, — шеф полиции важно засопел, — и помочь вам! А в чем, собственно говоря, дело?

— Есть основания полагать, — Малдер быстро переглянулся со Скалли, — что завтра в вашем городе будет совершен террористический акт.

Посвящать шефа в детали необходимости не было.

— У нас? В Довере? — полицейский побагровел. — У нас обычных преступлений-то почти не бывает…

— Тем не менее, это так, — безжалостно продолжил Малдер. — Детали вам расскажет агент Дрейк.

— В первую очередь, — вступил в беседу сотрудник управления национальной безопасности, — надо взять под усиленную охрану все здания, внутри которых имеются большие помещения. По непонятным для нас причинам, террористы выбирают именно такие. Склады, универсальные магазины, спортзалы, офисные центры, гостиницы. Покажите мне все такие объекты на карте…

— Необходимо пригласить тех офицеров, которые хорошо знают город, — полицейский вновь обтер лысину, — сейчас я позвоню!

Последующие несколько часов были плотно наполнены работой. Удалось довольно четко выделить все объекты, могущие подвергнуться атаке, был разработан режим дежурств и патрулирования улиц. В большом городе подобную операцию вообще провести бы не удалось, но на счастье ФБР и полиции, в Довере всего сорок тысяч населения.

— Раздайте своим людям вот это! — главе полиции была предъявлена последняя версия фоторобота. — Есть основания полагать, что этот человек будет непосредственным исполнителем террористического акта!

Полицейский недоверчиво взглянул на изображение.

— Мерзкая рожа, — скривился он.

— Ранее он использовал одежду ремонтного рабочего, — Дрейк извлек распечатанный кадр с одной из камер в Трентоне. — Вполне вероятно, что так же будет одет и сейчас.

— Да, и проинструктируйте подчиненных! — тон Малдера был предельно жестким. — Если они обнаружат этого человека, пусть не пытаются задержать его сами! Пусть немедленно вызывают нас, и главное — не позволяют ему проникнуть в здание! Вам ясно?

— Не понимаю, почему бы ни положить его на месте, — шеф полиции удивленно пожал плечами, — раз уж он такой злодей, как вы мне расписали… Мои ребята это могут!

— В этом мы не сомневаемся, — Скалли мягко улыбнулась. — Но поверьте, что у нас есть серьезнейшие основания действовать именно так.

— Ну, хорошо, — главный полицейский Довера посмотрел на часы, — сейчас двенадцать двадцать. На тринадцать ноль-ноль я назначил совещание офицеров и патрульных полицейских. Вы сами все им расскажете!

Глава 3


Довер, штат Делавэр

16 июня 1997 г.


Передышка наступила только когда стало совсем темно. Сотрудники ФБР и полицейские получили подробные инструкции, громадная сетка, через которую «террористам» вряд ли удастся проскользнуть, накрыла город.

Агентам ФБР оставалось только ждать.

Этим они и занимались, сидя в отведенной для отдыха комнате в здании полицейского управления и попивая довольно скверный кофе.

— Все случится утром, — сказал Дрейк. Несмотря на напряжение последних дней, он не выглядел усталым, и даже воротничок рубашки оставался девственно чистым.

— Скорее всего, — Малдер зевнул, поглядел на часы. — Время заполночь, так что нам сегодня лучше совсем не спать!

— Или спать по очереди, — предложила Скалли. — Там, в коридоре, есть диван.

— Что слышно про тех, кто стрелял в вас? — Дрейку, после некоторых размышлений, решено было рассказать о покушении.

— Час назад звонил Скиннер, — ответил Малдер. — Специальная группа обследовала холмы. Они нашли место, с которого стреляли, даже гильзу, но никаких особых следов.

— Собака?

— Вела их пару километров, до места, где есть признаки посадки вертолета!

— Значит наши «террористы» все же люди, — в голосе Скалли слышалось облегчение. Похоже, что гипотеза о внеземном происхождении существа (или существ) в синем комбинезоне ей не очень нравилась. — Не будут же выходцы из иных миров пользоваться такими обыденными средствами, как телефонный шантаж или покушение?

— Не знаю, — Малдер вновь зевнул. — Может быть, что ты и права. Но сдается мне, что тут столкнулись интересы вполне земные и какие-то… иные для нашей матушки-Земли!

— Ничего, — утешил коллег Дрейк. — Вот поймаем этого типа, и вы все от него узнаете!

— Хотелось бы верить! — Малдер опустошил свою чашку и чуть заметно поморщился. — Если ты, Скалли, не возражаешь, то я пойду, попробую заснуть. Если это мне удастся, то будите меня в два.

— Идет, — кивнула Скалли. — До утра все успеем немного подремать…


В семь тридцать все трое были на ногах. Скалли, несмотря на почти бессонную ночь, выглядела великолепно, Дрейк смотрелся безупречно, точно не спал в одежде, и только Малдер чувствовал себя таким помятым, словно сутки провел в стиральной машине.

Кофе, по вкусу больше напоминающий прокисшее пиво, бодрости не прибавлял. Взгляд в окно — тоже: из-за скопища крыш, со стороны близкого, но невидимого моря медленно восходило солнце. Над столицей штата Делавэр занимался тусклый, какой-то не летний рассвет.

— Где они берут такие зерна, хотел бы я знать? — спросил Малдер, с недоумением разглядывая напиток в чашке.

— Что, подозреваешь диверсию инопланетян? — ответила Скалли.

И тут же на столе взорвался звоном телефон. Первым к нему успел агент управления национальной безопасности.

— Дрейк слушает? Что, в Северном квартале, у школы? Выезжаем! Не пробуйте его задержать!

Еще на слове «школа» Малдер и Скалли оказались на ногах, а к тому моменту, когда трубка легла на рычаги, оба были готовы к выходу.

— Началось, — сказал Дрейк отрывисто. — Его заметил патруль. Как и ожидали, в синем форменном комбинезоне и с какой-то штукой в руках.

— Наш клиент, — кивнул Малдер. — Быстрее.

Во дворе агентов ждала машина. Дремавший за рулем водитель при звуке шагов встрепенулся, и рев пробуждающегося мотора заглушил хлопанье закрывающихся дверок.

— Северный квартал, — сказал водителю севший рядом с ним Дрейк. — Здание школы. Только пулей!

Приказ начальства сотрудник Бюро воспринял буквально. Расположившихся сзади Малдера и Скалли вдавило в сиденье, а потом бросило вбок, когда машина с юркостью гоночного автомобиля вписалась в поворот.

— Ничего себе! — изумилась Скалли. — Нас не преступники угробят, а собственные водители…

— Кто там дежурит, в этой школе? — Малдер был настроен более по-деловому. — Позвони им. Пусть перекроют вход. Да и заодно оповести всех агентов на соседних объектах. Мало ли что!

С трудом удерживая в руках сотовый телефон, Дрейк принялся тыкать в кнопки. Потом поднес его к уху и сквозь рев мотора стали слышны отдельные реплики:

— Да, немедленно… Никого не пускать! Да пошлите этого директора подальше… Будем через пять минут. Все.

Повернувшись, он показал большой палец.

Машина резко сбросила скорость.

— Куда вам? — подал голос водитель. — Школа — вот она!

— Давай к ней, только подъезжай сзади! — Малдер взял дело в свои руки. — Возьмем его у самого входа. Надеюсь, что успеем!

— Куда он собирался в такую рань? — засомневалась Скалли. — Кто бы его пустил в здание?

— Двери, насколько я знаю, открываются в восемь, — ответил Дрейк. — А для нашего приятеля слегка «загипнотизировать» охранника, как я понимаю, не проблема…

— Это уж точно!

Тормоза взвизгнули. Агенты оказались на месте. Впереди возвышалось серое здание школы, слева расположилась баскетбольная площадка, а за ней — поле для американского футбола. Все это было обнесено оградой.

— Сбивай замок, — приказал Малдер, когда агенты оказались перед запертой калиткой.

Особого сопротивления замок не оказал, и они что есть духу побежали по асфальтовой дорожке, ведущей к зданию школы. Когда справа оказалась ее серая стена, Малдер неожиданно испытал ощущение странной защищенности.

Даже на мгновение замедлил шаг, словно не желая выскакивать на открытое место.

Но стена закончилась. Справа, в десятке метров, виднелось крыльцо с навесом и высокими перилами, а впереди — открытые ворота школы. И через них, лениво помахивая зажатой в руке странной штуковиной, издалека похожей на чемодан, входил человек в синем рабочем комбинезоне.

— Скалли, заходи ему сзади. Дрейк, ты в резерве. Если побежит, стреляй по конечностям, — в голосе Малдера неожиданно прорезались командные, жесткие нотки.

Пистолет удобно лег в руку.

Малдер глубоко вздохнул, услышал, как передернул затвор кто-то из коллег, и неторопливо двинулся навстречу «террористу». Тот неумолимо, точно Терминатор, шагал к входу в школу.

На идущего наперерез человека он обратил внимание только в тот момент, когда между ними оставалось меньше десятка футов. Малдер четко видел серую кожу, действительно похожую на резину, безволосый череп, грубые швы на ткани комбинезона.

— Стойте! — сказал он, поднимая левую руку со значком. — Это ФБР! Предъявите документы!

Краем глаза видел Скалли, заходящую «террористу» в тыл. Пистолет в ее поднятой руке не дрожал. За спиной слышал твердые шаги Дрейка.

«Человек» с «чемоданом» остановился, повернул голову.

Малдер встретился с ним глазами. Те у «ремонтника» оказались вполне обычными: черные зрачки резко выделялись на фоне белка. Тонкие бледные губы слегка дрогнули…

Удар в грудь оказался силен. Малдера швырнуло назад, пистолет вывалился из ослабевшей руки и со стуком брякнулся на асфальт. Откуда-то сзади грохнул выстрел, но Дрейк, судя по всему, промахнулся.

Лицо Скалли исказилось, она вздернула руку, прицеливаясь. Но террорист оказался быстрее. Он, как показалось Малдеру, плюнул куда-то ему за спину — оттуда донесся шум упавшего тела, а потом невероятно грациозным движением ушел в сторону, убираясь с пути пули.

Еще один рывок, и уже Скалли, получившая удар чем-то невидимым, но явно тяжелым, падает на асфальт. Лицо ее белеет, становясь похожим на простыню. «Террорист», оглянувшись, бежит к воротам, через которые мгновения назад вошел.

«Уходит!» — именно эта мысль заставила Малдера вскочить на ноги еще до того, как он понял, что они изрядно подгибаются и отказываются держать хозяина.

— Стой! — вместо крика с губ сорвался хриплый шепот, но он уже бежал, на одном упорстве двигался за существом в синем комбинезоне.

Да, Скалли лежит и не шевелится, что-то с Дрейком, но с этим еще будет время разобраться. Потом, потом, сейчас главное догнать беглеца! Малдер даже не думал, что он преследует «террориста» без оружия. Пистолет так и остался лежать на асфальте.

Словно отступая перед непреклонным упорством, из мышц ушла болезненная вялость. Малдер обнаружил, что может бежать вполне нормально. Осознав этот факт, он добавил ходу.

Существо в синем комбинезоне бежало как-то неумело и неуверенно, словно делало это впервые. Так шагает младенец, только научившийся ходить. Агент ФБР постепенно сокращал разделяющее их расстояние.

Их бокового переулка, наперерез беглецу, воя и мигая огнями, вылетела полицейская машина. Завизжали шины, оставляя на асфальте черный след, и из раскрывшихся дверей горошинами из стручка посыпались полицейские.

— Стоять! Руки за голову!

Но в этот раз полиция Довера столкнулась с преступником, который оказался ей не по зубам. Малдер только успел выдохнуть «Нет!», когда чужак взмахнул рукой, и стражи порядка, как кегли, посыпались на землю. Как подкошенный рухнул даже тот, что прятался за бампером.

Неуклюже вихляя бедрами, «террорист» обежал машину. Куда-то он стремился, спешил, надеясь обрести там спасение. Вот только куда? Ясно было, что пешком он от преследователей не уйдет…

Отвлекшись на размышления, Малдер едва не споткнулся о лежащего на дороге полицейского. Тот шевелился, и это было хорошо, значит удары невидимым оружием не смертельны.

Расположившуюся поперек улицы машину любой супергерой запросто перелетел бы одним прыжком. Но специальный агент ФБР супергероем не был. Ощущая в мышцах ног ноющую боль, он обежал автомобиль и прибавил скорости.

Чужак был уже рядом.

В глазах неожиданно заслезилось. Воздух впереди, над дорогой, замерцал, задвигался, точно асфальт под ним неожиданно раскалился. Очертания домов вдалеке причудливо исказились, поплыли в стороны.

Фигура «ремонтника» тоже перекосилась, увеличилась в размерах, расплылась, будто он превратился в облако газа, его движения неожиданно стали чарующе изящными.

«Врешь, не уйдешь!» — думал Малдер, делая отчаянный рывок.

Он успел еще ощутить, как влетел всем телом во что-то холодное, словно упал в ледяную воду. По ушам ударило, перед глазами взвихрилась метель слепящих огненных обрывков…

И стало темно.


Довер, штат Делавэр

17 июня 1997 г.


Очнувшись, Малдер первым делом осознал, что лежит. Открыв глаза, обнаружил над собой белый потолок.

Пошевелив руками, он понял, что они слушаются. Все прочие органы, судя по ощущениям, тоже были на месте. Болела голова, и это оказалось единственным тревожным симптомом.

К тридцати пяти годам Малдер перенес такое количество травм и повреждений, что их хватило бы на три восьмидесятилетних жизни. Его били по голове прикладом и даже огнетушителем, травили дымом, простреливали пулями, сбивали машиной, резали всеми видами колюще-режущих предметов и даже избивали кнутами. След в его организме оставили инопланетные вирусы, загадочные вещества вроде «зеленой крови» и «черного масла».

На собственном опыте он пережил все возможные неприятности, какие только способен перенести человеческий организм, за исключением, может быть, родильной горячки.

Но сейчас он не ощущал никакого дискомфорта. И в то же время с полной определенностью находился в больнице. Он был раздет, лежал под чистой простыней. Слева, через приоткрытое окно доносился шорох листьев.

Как и почему он попал сюда, Малдер вспомнить не мог

— Ага, шевелится! Значит жив! — сказано это было голосом Скалли, слегка встревоженным, но в то же время бодрым.

Повернув голову, Малдер обнаружил напарницу сидящей на стуле с накинутым на плечи белым халатом и с книгой в руках.

— Привет, — сказал он. — Где я? Что я здесь делаю?

— Ты что, ничего не помнишь? — в голубых глазах Скалли мелькнул ужас. — Это окружная больница Довера. Мы пытались задержать террориста…

Дальше Малдер не слышал. Воспоминания нахлынули на него потоком, причиняя почти физическую боль. Попытка задержания… удар… погоня… мерцающая поверхность впереди, в которой тает, растворяется проклятый беглец…

Далее была пустота. Черный провал, в котором, и Малдер это понимал, что-то таилось, неприятное и болезненное. Но пока оно не спешило проявляться, прячась в подсознании, точно морской монстр — во впадине дна.

— Взрыв был? — только и смог спросить Малдер. — Сколько я тут валялся?

— Почти сутки, — Скалли решила отвечать, начиная со второго вопроса. — Дрейк со своими ребятами все так же несет дежурство, но пока ничего не случилось.

— Сутки? — Малдер не поверил бы любому другому, но напарнице, с которой прошел и огонь, и воду, и медные трубы и много что похуже, он не доверять не мог. — Так много? Почему вы поместили меня сюда?

— От того удара, ну ты помнишь, — на тонкое лицо Скалли набежала тень, — я на мгновение потеряла сознание. А когда очнулась, то ты мчался за тем типом, точно Карл Льюис* (знаменитый американский бегун)…

Малдер нашел силы улыбнуться.

— Дрейк все еще был без сознания. Я вскочила и попробовала тебя догнать, но куда там… Да, тут-то я и пожалела, что в жизни не занималась спортом! Я могла только кричать, глядя, как «террорист» вбегает в эту воронку.

— Постой, ты сказала «воронку»?

— Да, а ты что видел? — изумилась Скалли.

— Какую-то полупрозрачную стену, — ответил Малдер. — Извини, что сбил… Продолжай!

— Воронка, — Скалли на мгновение задумалась, подыскивая сравнение, — точно торнадо из какой-то пены мгновенно вырос там из асфальта. «Террорист» вбежал в него и исчез, а за ним ты.

— Тоже исчез?

— Да, вместе с воронкой!

— Ничего себе, — Малдер напрягся, попытавшись вспомнить хоть что-то. Голова отозвалась вспышкой боли. — Ничего не помню, хоть убей… И как же вы меня нашли?

— Тут Дрейк подбежал, — продолжила рассказ Скалли. — Ребята из полиции подниматься начали. А ты преспокойненько вываливаешься из пустоты и брякаешься на асфальт… Живой, но без сознания. Даже хуже — ты был почти в коме. Мы вызвали скорую и доставили тебя сюда. Вот и вся история…

— Кома, говоришь? — Малдер встряхнулся и неожиданно ощутил себя до жути, до колик в животе голодным. Сразу отступили на задний план мысли о провале в памяти и переживания по поводу неудачи. — Но сейчас я жив и здоров, и намерен съесть большой кусок мяса!

— Это, конечно, хорошо, — с сомнением сказала Скалли, превратившись из агента ФБР во врача. Превращение было неуловимым, но в то же время очень заметным. В голосе прорезалась властность, а во взгляде — решительная мягкость. — Сейчас я позову твоего врача, и уж он решит, можно ли тебе есть мясо!

— Да ладно, Скалли! — Малдер скорчил дурашливую гримасу. — Ты же знаешь, как я отношусь ко всей этой медицинской ерунде! Не впервой мне сбегать из больницы!

— Нет уж, на этот раз я тебе сбежать не дам!

Серьезность намерений Скалли стала ясна сразу. Она не только отказалась вернуть Малдеру его одежду, но и вызвала врача. Врачом оказался представительный афроамериканец средних лет, такой толстый, что с трудом убирался в собственный халат. Двигался доктор очень осторожно, должно быть, опасался порвать одежду.

— Ну что, здоров я? — нетерпеливо поинтересовался Малдер, когда осмотр, заключающийся в прослушивании легких и сердца, постукивании молоточком по коленям и вождении им перед глазами, закончился.

— Со стопроцентной уверенностью ответить на ваш вопрос не могу, — сказал врач, — мы же не проводили анализов, не делали снимков. Но сейчас вы выглядите вполне оправившимся от травматического воздействия. Если бы сам не видел, то не за что бы ни поверил, что можно так быстро и безболезненно выйти из комоподобного состояния…

— Я могу идти? — Малдер прервал речь, грозившую стать бесконечной.

— Да, — кивнул помрачневший врач. — Но рекомендую вам при первой же возможности пройти полное обследование! Мало ли что!

— Благодарю за заботу, доктор.

— Я пока позвоню Дрейку, — Скалли тактично отвернулась, давая напарнику одеться. — Сходим, поедим где-нибудь.

— Идея хорошая, — Малдер ощутил, как в желудке при одной мысли о еде началось сердитое бурчание. — А где мой пистолет?

— У меня. Отдам, когда оденешься. А то хорош ты будешь — голый, но с пистолетом!

Через десять минут они сидели в небольшом китайском ресторанчике и ждали Дрейка. Малдер с недоуменным видом изучал меню.

— Знаешь, Скалли, я не очень разбираюсь в том, что тут написано, — после паузы сказал он. — Закажи мне сама, чего-нибудь побольше и посытнее.

— Думаю, что утка по пекински тебя вполне устроит, — Скалли подозвала официанта и принялась обсуждать с ним заказ.

Объявился Дрейк, безупречный настолько, словно собрался на прием к английской королеве. Начищенные ботинки сияли так, что глядя в них, можно было бриться, а рубашка затмевала белизной альпийские снега.

— Рад тебя видеть живым, дружище, — сказал Дрейк, протягивая ладонь.

Малдер с удовольствием ее пожал.

— Чего нового? — спросил он.

— Ничего, — тезка пирата как-то растерянно моргнул, на мгновение опустив маску всегдашней невозмутимости. — Бдим, но «террорист» больше не появлялся. Может быть, и не появится…

— Я так не думаю, — Скалли отпустила официанта, и тот, сияя от счастья, помчался на кухню. — Так просто все не может закончиться. Напугали — и все?

— Да, и еще, после того удара, — Дрейк потер лоб, — у меня появились головные боли, шум в ушах…

— Мне, скорее всего, меньше досталось, — покачала головой Скалли. — Все в норме. А тебе нужно бы пройти обследование.

— Э-хе-хе, — тезка пирата скептически улыбнулся. — Кто же даст мне на него время? Вот когда закончим расследование…

— Ладно, разговоры о здоровье оставим на потом, — Малдер огляделся. Но столик стоял в углу, соседние были пусты и подслушать разговор можно было только с помощью специальных приспособлений. — Надо подумать, что могут предпринять наши «друзья» в синих комбинезонах?

— Не исключено, что они попробуют переключиться на следующий город, — сказала Скалли, приветливо улыбаясь официанту, который принес заказ. Стол заполнился тарелками и блюдцами, от них тек сильный пряный запах.

Разговор на некоторое время пришлось прервать.

— А что у нас там на очереди? — поинтересовался Малдер, запихнув в себя остатки утки по пекински. Уничтожена она была с такой скоростью, что можно было подумать — на стол подали воробья.

— Аннаполис, штат Мэриленд, — Скалли в отличие от напарника ела немного.

— Туда отправлена группа агентов нашего управления, — сообщил Дрейк, — оповещена полиция. Они попробуют, конечно, перекрыть весь город, как мы это сделали здесь.

— Предупредили, что «террорист» может оказать сопротивление? — Малдер вытер губы салфеткой и откинулся на спинку стула.

— Конечно, — кивнул Дрейк, — по возможности будем использовать снайперов, чтобы обездвижить преступника. Если не выйдет — придется бить на поражение…

Сотовый телефон Малдера неожиданно разродился громким пиликающим звуком. Забытый в кармане пиджака, он словно напоминал о себе.

— Малдер слушает, — лицо агента отдела «секретных материалов» вдруг напряглось и посуровело. — Да, пришел в себя… Да, чувствую нормально… Что, прямо сейчас?

По некоторым особенностям интонации можно было предположить, что разговаривает Малдер с кем-то вышестоящим. А поскольку во всей структуре Бюро только один человек мог отдавать приказы работникам маленького, размещающегося в подвальном офисе отдела, то следовал логичный вывод, что собеседником Малдера является Скиннер.

— Нас вызывают, — нажав кнопку отбоя, не замедлил подтвердить напарник догадки Скалли. — Скиннер говорил так, словно к его виску поднесли пистолет! Требует, чтобы добрались сегодня же!

— Ладно, езжайте, — махнул рукой Дрейк. — Попробую справиться без вас!

— Только за руль на этот раз сяду я! — заявила Скалли. — Ты еще три часа назад без сознания валялся!

Малдер, чувствующий после пекинской утки приятную тяжесть в желудке и вполне объяснимое желание поспать, спорить не стал. Чем напарницу даже немного удивил.

Глава 4


Вашингтон, округ Колумбия

17 июня 1997 г.


Со Скиннером что-то было не так — это Малдер заметил сразу. Обычно спокойный и выдержанный, надежный, как стена, сейчас помощник директора ФБР выглядел растерянным и обеспокоенным. Плохо знающий его человек ничего бы не заметил, обманувшись каменной неподвижностью лица и открытостью взгляда, но Малдер за шесть лет совместной работы успел хорошо изучить начальника.

Да и степень бакалавра психологии хоть что-нибудь да значит.

— Добрый день, — сказал Скиннер, — садитесь.

Ручка в его руках крутилась чуть быстрее обычного, а в карих зрачках пряталось что-то вроде страха.

— Надеюсь, что нашлась достаточно веская причина, чтобы оторвать нас от расследования и заставить проехать больше трехсот километров, — проворчал Малдер, пытаясь спровоцировать начальство на выплеск эмоций, и тем самым получить больше информации о его состоянии.

Но Скиннер остался спокоен.

— Должен заявить, — самым официальным тоном произнес он, — что все, сказанное далее, будет приказом, которому вы должны беспрекословно подчиниться!

Малдер и Скалли переглянулись. Начало разговора оказалось не просто недобрым, оно оказалось угрожающим.

— Итак, я приказываю вам, — Скиннер говорил неторопливо, акцентируя каждое слово, — немедленно закончить расследование. Полностью прекратить и сдать все материалы по нему мне.

— Что? — в первое мгновение Малдер решил, что ослышался. — Прекратить? Дело, связанное со взрывами?

— Именно его, — кивнул Скиннер. — Или я нечетко выразился?

— Четче не бывает, — Малдер ощутил, как изнутри, откуда-то от сердца, поднимается волна леденящей ярости. — Но это же глупость! Мы предотвратили одну катастрофу, а поймав «террористов», устраним угрозу вовсе!

— Вы не должны больше никого ловить, — помощник директора Бюро устало вздохнул, — ФБР отходит от этого дела.

— Но хотелось бы знать, — Скалли успокаивающим жестом положила ладонь на предплечье Малдера, — в чем причина такого решения? А то получается, что мы, словно последние трусы, дезертируем с поля боя, когда его результат еще не предрешен!

— Я не могу раскрыть вам причин, по которым отдал такой приказ, — Скиннер опустил взгляд. Видно было, что чувствует себя бывший морской пехотинец отвратительно. — Но поверьте, они достаточно веские! И помните о том, что невыполнение приказа в нашем Бюро карается…

— И вы еще смеете нас запугивать? — окончательно потеряв самообладание, Малдер вскочил на ноги. Глаза его сверкали, губы кривились, а лицо выражало презрение. — Человек, призвавший нас отречься от главного, для чего мы здесь — от защиты граждан нашей страны?! В результате этих «взрывов» гибнут люди!

— Иногда, — Скиннер скрипнул зубами, — ради интересов страны, о которой ты только что сказал, приходится допускать, чтобы гибли люди…

— Да пошли они к черту, эти интересы! — почти выкрикнул Малдер. — Я отказываюсь подчиняться этому приказу! Он идет вразрез с моими принципами! Завтра же подам заявление об отставке!

Хлопнув дверью так, что она чуть не слетела с петель, Малдер выскочил из кабинета начальства.

— Надеюсь, хоть ты понимаешь, что я не мог поступить иначе? — тон Скиннера был почти умоляющим.

— Понимаю, — ответила Скалли. — И все же не могу простить, что вы так поступили, сэр! Я не знаю, кто именно стоит за этими «взрывами», но у меня большое подозрение, что там замешаны немалые деньги, и эти люди… или нелюди, просто купили вас!

И, не спросив разрешения, агент ФБР Дана Скалли покинула кабинет Уолтера Скиннера. Оставшись один, помощник директора хватил кулаком по столу и вполголоса выругался.


Скалли обнаружила Малдера в их маленьком офисе. Он с грохотом выдвигал и задвигал ящики стола, яростно перебирал лежащие там бумаги.

— Отлично, — сказал он с горькой улыбкой, извлекая из самого нижнего покрытую слоем пыли непочатую бутылку виски. — Уж и не помню, сколько она там провалялась! Единственное, что мне осталось — это напиться!

— Ты ведешь себя, словно слабак! — неодобрительно сказала Скалли, глядя как напарник отворачивает пробку. Сцена выглядела тем более невероятной, что Малдер пил редко, да и то ограничивался джином или водкой с апельсиновым соком.

— Возможно! — Малдер сделал глоток прямо из горлышка и сморщился. — Но тот, кого только что «кинул» собственный начальник, и не может чувствовать себя уверенно! Если уж нас предал Скиннер, то все, нам конец…

— А я так не думаю! — Скалли села за свой стол. — Да, с нами поступили, точно с нашкодившими детьми — оттащили за шкирку и велели сидеть смирно. Да, это больно и обидно. Но мы-то сами еще в состоянии действовать! Мы еще можем послужить своей стране, даже вопреки начальству!

— И это говорит законопослушная Скалли? — Малдер сделал еще глоток. Как всякий малопьющий человек, он быстро захмелел. — Это всегда было моей привилегией — нарушать все предписания. Да и стоит ли помощи страна, которая вытирает ноги об тех, кто пытается ей служить?

— Не говори глупостей, — Скалли нахмурилась. — Еще неделю назад ты жаловался на безделье, мечтал о больших делах! А когда вляпался в такое «большое дело» и столкнулся с серьезными трудностями, то тут же намочил штаны и спрятался в кусты.

— Ладно, — Малдер отставил виски, чуть не промахнувшись при этом мимо стола, — и что ты предлагаешь делать?

— Для начала сходи умойся, — судя по уровню жидкости в бутылке, Малдер успел угомонить грамм двести пятьдесят, — хоть немного протрезвеешь. А я пока позвоню Дрейку, узнаю, как у него дела.

— Вот, всегда надо делать, что мамочка говорит, — Малдер поднялся, и, пошатываясь, выбрался в коридор. Его шаркающие шаги удалились в сторону туалета.

Скалли покачала головой и взялась за телефон.

— Дрейк слушает, — агент управления национальной безопасности отозвался после первого же гудка, словно ждал звонка.

— Это Скалли. Нас полностью отстранили от расследования.

— Да, я подозревал нечто подобное, — голос у Дрейка был грустный. — Едва вы уехали, мне пришел приказ снять всех агентов в Довере и вернуться в Вашингтон.

— И как ты намерен поступить?

— Подчиниться, — Дрейк вздохнул. — До завтрашнего утра я еще смогу продержать всех на постах, но не дольше. А вы что планируете?

— Бросать это дело нельзя, — твердо сказала Скалли. — Если Бюро отказывается поддержать нас, то будем расследовать его вдвоем…

— Втроем, — перебил ее Дрейк. — Я с вами. Только придется действовать неофициально.

— Возьмем отпуска, — мысль о том, что агент управления национальной безопасности будет работать с ними, показалась Скалли приятной. — С завтрашнего дня. А агент в отпуске может ехать куда угодно.

— Даже в Довер в штате Делавэр, — в трубке послышался короткий смешок. — Ладно, держите меня в курсе дел. До связи.

— До связи, — Скалли отложила трубку и задумалась. Раньше всегда получалось так, что именно она сдерживала порывы Малдера действовать помимо устава, теперь же сама была готова пойти наперекор воле Скиннера, а значит — поперек всему ФБР. Чувствовать себя бунтаркой было странно и непривычно. Единственное, что позволяло не усомниться в своих силах — глубокое ощущение собственной правоты. В комнату вошел Малдер. Он умылся и выглядел несколько свежее, но признаки опьянения — покрасневшие глаза, хриплое дыхание, расхлябанная походка — никуда не делись.

— Ну что, как прошел разговор?

— Нормально, — ответила Скалли. — Его тоже отозвали. Завтра с утра подадим заявления об отпуске.

— Зачем? — алкоголь значительно снизил способность Малдера логически мыслить.

— А затем, чтобы мы могли вести расследование неофициально, — Скалли поднялась. — Пойдем, отвезу тебя домой. Хоть проспишься!

Малдер печально вздохнул, но спорить не стал и покорно поплелся за напарницей.


Вашингтон, округ Колумбия

18 июня 1997 г.


Придя утром в офис, Скалли обнаружила там Малдера. Выглядел тот просто ужасно — под глазами набрякли мешки, лицо было желтое, точно у больного гепатитом, и даже галстук — алый с зелеными бабочками, выглядел не праздничным, а каким-то мрачным.

— Ну что, понял, насколько вредно пить? — шутя спросила Скалли, делая грозную мину.

Но напарник на ее шутку не поддался.

— Дело не в алкоголе, — пробурчал он. — Похмелье-то у меня есть, но не сильное… Всю ночь меня терзали кошмары… Я вновь видел, как гонюсь за этим, в комбинезоне. Я вбегал в мерцающую стену, и проваливался куда-то… Я даже не могу описать.

— Ну, страшный сон, с кем не бывает, — пожала плечами Скалли.

— С кем не бывает, — Малдер невесело усмехнулся. — Если бы он не повторился раз десять. Я думаю, что это связано с моим исчезновением тогда, в Довере.

— Ладно, с этим разберемся потом. Сейчас есть более насущные дела. Ты заявление об отпуске написал?

— Нет.

— Так пиши и пойдем к Скиннеру!

Последняя точка в небольшом в общем-то документе была поставлена, когда зазвонил сотовый Скалли. Судя по высветившемуся на экранчике номеру, это был Дрейк.

— Что там у вас? — спросил он, когда агенты обменялись приветствиями.

— Все нормально, выбиваем себе отпуск. А у тебя?

— Времени девять часов, — голос Дрейка звучал напряженно, должно быть, он всю ночь не спал. — Никто не появлялся. Учитывая привычки этих ребят действовать утром я думаю, что уже ничего не случится. Я снимаю своих людей, и согласно приказу возвращаюсь в Вашингтон.

— Что у нас дальше, Аннаполис? — Скалли ощутила, что волнуется. Этот город, столица штата Мэриленд, был для нее почти родным. Там она прожила довольно долгое время.

— Да, он самый. Поедете туда?

— Наверняка, но в любом случае тебе сообщим. До связи.

— Ну что, я готов, — Малдер с видом ученика, предъявляющего преподавательнице выполненную работу, показал исписанный листок.

— Пойдем, — Скалли вздохнула и поднялась из-за стола.

Скиннер встретил агентов настороженно. При виде положенных перед ним одинаковых листков он помрачнел еще больше.

— Это еще что? — спросил он. — Неужели вы оба решили уйти? Не делайте глупостей! Из-за одного дела не стоит ломать себе карьеру!

— Это всего лишь заявление об отпуске, — медовым голоском проговорила Скалли. — Мы решили некоторое время передохнуть…

— А, ясно, — Скиннер вздохнул с видимым облегчением и снял с ручки колпачок. Он даже завизировал оба документа, когда в темных глазах его загорелись подозрительные огонечки.

— Отпуск? — спросил он. — Не затем ли, чтобы самостоятельно заняться этим делом? Прошу вас, оставьте подобные мысли! Вы сами не понимаете, во что ввязываетесь!

— В свободное от работы время агент ФБР может заниматься чем угодно, — ответил Малдер. — Ведь так?

— Вы влезаете в один очень серьезный проект! — помощник директора не обратил внимания на эту шпильку. — Если вас попробуют убить, то я не смогу даже защитить вас! Никоим образом, ни физически, ни юридически!

— Слишком поздно, — сказал Малдер серьезно. — Вы приняли решение, как действовать, мы — тоже. Так что незачем нас уговаривать. Бесполезно.

— Вы переходите дорогу министерству обороны! — Скиннер понизил голос, словно опасался подслушивания у двери. Против микрофонов и прочих технических средств аудиоперехвата это было совершенно бесполезно. — Не абстрактным инопланетянам, не каким-нибудь йети, а вполне конкретным людям, которым убить сотрудника ФБР, что муху прихлопнуть!

— Что же, — бестрепетно сказала Скалли, — тем интереснее будет сорвать их планы.

— Ладно! — нелегко было заставить Скиннера потерять контроль над собой, но его агентам это удалось. Сейчас он был почти в бешенстве. — Чего я ношусь с вами, точно курица с цыплятами? Я вас предупредил. И если вы по собственной глупости погибнете, то похоронят вас не как героев! Запомните это! А теперь идите. Отпуск у вас на неделю, и чтобы духу вашего на Восточном побережье эти семь дней не было!

— Ничего себе, — сказала Скалли, когда они оказались в коридоре. — Никогда не видела его в такой ярости!

— Я тоже, — Малдер хмыкнул, — министерство обороны? Каково? Теперь ясно, кто в нас стрелял — какой-нибудь «зеленый берет» или еще кто покруче. Придется быть настороже!

— Это уж точно, — согласилась Скалли. — Ну что, теперь в Аннаполис. Надеюсь, ты собрался?

— Да, даже запасную обойму захватил, — Малдер похлопал себя по карману.

— Тогда вперед, а за рулем, как все последние дни, придется опять быть мне!

— Не сказал бы, что ты этим сильно расстроена!


Штат Мэриленд, дорога Вашингтон — Аннаполис

18 июня 1997 г.


Прямой трассы от столицы Соединенных Штатов до столицы штата Мэриленд, хотя их разделяет всего около пятидесяти километров, нет. Необходимо подняться к северу по дороге на Балтимор, миновать речку Потаксент, неспешно несущую воды на юго-восток. И только через добрый десяток километров после нее будет ответвление, идущее параллельно реке.

Именно оно идет к Аннаполису.

Скалли вела машину спокойно и уверенно. Превосходно уложенный асфальт, лишенный трещин и выбоин, легко шуршал под колесами, и Малдер под этот звук невольно задремал.

«Пусть поспит» — решила Скалли и трогать напарника не стала.

Но тот проснулся сразу же, как они миновали поворот, и тут же принялся щупать лоб.

— Что с тобой? — поинтересовалась Скалли. — Голова болит?

— Да, но как-то странно… — голос Малдера звучал слабо и неуверенно. — Словно к левому виску поднесли холодную железку. А когда я поворачиваю голову, то боль смещается. Как стрелка компаса…

— И куда она указывает?

— Ну, — Малдер повернул голову в одну сторону, потом в другую. На лице его было написано напряженное недоумение. — Сейчас она посередине лба… смотрю я точно на восток. Что у нас там?

— Чесапикский залив, — со смешком ответила Скалли. Недомогание Малдера выглядело слишком несерьезным, чтобы относиться к нему без юмора. — А за ним опять земля… Честертаун, а потом Довер.

— Похоже, меня тянет к месту исчезновения, — Малдер попытался улыбнуться, но улыбка эта вышла натянутой.

— Если и так, то главное, чтобы тянуло не слишком сильно!


Аннаполис, штат Мэриленд

18 июня 1997 г.


— Ну, как твоя голова? — спросила Скалли в тот момент, когда мотор машины замолк. Агенты ФБР остановились, едва въехав в Аннаполис, у первого же придорожного кафе.

— Прошла, — с некоторым удивлением сообщил Малдер. — Безо всякого следа…

— Я же говорила, что от переутомления, — Скалли победоносно улыбнулась и распахнула дверцу машины, — пойдем, пообедаем.

Вскоре они сидели за столиком, а официантка, чья юбка была такой длины, что могла сойти за экстремального покроя пояс, записывала заказ.

— Рехнуться можно, — пробормотал Малдер, когда она отошла, — если хозяин заведения считает, что подобная одежда привлечет клиентов, то мог бы брать на работу девиц только с прямыми ногами…

— Ты слишком строг, — Скалли лукаво улыбнулась. — А шоферы, составляющие большинство посетителей этого ресторанчика, не так привередливы.

Висящий над стойкой телевизор, который до сего момента вещал нечто невразумительное, вдруг моргнул, и на экране появился диктор.

— Прерываем программу для экстренного выпуска новостей, — сказал он. — Тридцать минут назад в городе Довер, штат Делавэр, взрывом повреждено здание городского налогового управления. Имеются жертвы.

На экране появилась картинка, успевшая за последние дни стать привычной для сотрудников отдела «секретных материалов» — груда обломков, машины «Скорой помощи» со включенными мигалками, искореженные и окровавленные человеческие тела.

— Мы ошиблись, — сказала Скалли, не слушая дальнейшего комментария. — Они все же провели свою акцию…

— И мы могли это предотвратить! — Малдер в отчаянии ударил руками по столу. Тот задрожал. — Проклятье! Я не верю в бога, но сейчас готов молиться кому угодно, чтобы те, кто ответственны за эти смерти, начиная со Скиннера, горели в аду…

— Не спеши обвинять Скиннера… — готовая защитная речь умерла у Скалли на губах, когда она увидела, что напарник ее не слушает. Он сидел неподвижно, вцепившись руками в скатерть и уставившись невидящим взглядом в столешницу. Внезапно побелевшие губы что-то шептали. — Что ты говоришь, Малдер?

— Голова, — сказал он едва слышно, — ты помнишь, у меня болела голова, когда мы ехали сюда…

— Конечно, а в чем дело?

— Эта боль, она же указывала на Довер! Мы еще посмеялись тогда… А ведь это было полчаса назад, в тот же момент, когда там рушилось здание!

— Ты думаешь, что можешь ощущать направление, в котором происходит «взрыв»? — Скалли скептически нахмурилась.

— Нет, — Малдер затряс головой, точно отгоняя непоседливое насекомое. В глазах его застыла боль. — Я могу чувствовать, в каком направлении открыта «воронка», пропускающая к нам, на Землю, чужаков… Я же был в ней, и ее ледяное касание осталось со мной!

— Это очень сомнительно! Скорее всего, просто совпадение!

— Ага, уж слишком сильное совпадение! Все сходится, и время, и даже направление! Так не бывает! — переспорить Малдера, когда он во что-то горячо верил, было невозможно. Скалли это прекрасно знала, и поэтому не стала продолжать дискуссию.

— Хорошо, — сказала она. — Что будем делать?

— Действовать, — ответил Малдер. — Надо купить карту Аннаполиса. За сегодня и завтра объедем город, пометим все здания, которые могут быть подвергнуты атаке. А потом нам останется только ждать…


Аннаполис, штат Мэриленд

19 июня 1997 г.


Он стоял на чем-то, что могло быть только городской улицей. По сторонам высились серые силуэты домов — безликих бетонных коробок. А впереди жадно пульсировало полупрозрачное нечто, похожее то на вихрь пузырьков, то на призрачный торнадо, то на мерцающую огоньками стену тумана.

Нужно было бежать, но страх сковывал ноги не хуже кандалов. Малдер обливался потом, в то же время чувствуя исходящее от «воронки» ледяное дуновение, и не мог сдвинуться с места. «Воронка» дернулась и скачком придвинулась еще на пяток метров. Невероятными усилиями Малдер оторвал от земли одну ногу, но вместо того, чтобы обратиться в бегство, почему-то шагнул вперед, к ожидающей его полупрозрачной пасти.

В том, что ждет она именно его, сомнений не оставалось.

Второй шаг дался куда легче. Малдер уже не контролировал ноги. Те шагали сами. Попытка закричать не принесла успеха — легкие и рот словно набили холодной ватой.

В этот момент Малдер четко осознал, что спит, но эта мысль, обычно ведущая к пробуждению, в этот раз не сработала. И тут же исчезла, сметенная мощной волной ужаса.

Последний шаг получился почти прыжком. Малдер влетел в «воронку», тело тут же заледенело, как под потоком холодной воды, глаза покрыла чернота, а мышцы принялись подергиваться, словно по ним пробегали электрические разряды.

Он куда-то то ли летел, то ли шел, в общем, перемещался. Каким образом или через что это происходило — человеческому разуму, особенно охваченному паникой, понять оказалось невозможно.

Когда перемещение закончилось, и тьма рассеялась, стало легче, но лишь на мгновение. Новый приступ ужаса заставил тело задрожать, а сердце — заколотиться с частотой отбойного молотка.

Что было вокруг, Малдер не мог сказать. Для этого у него просто не хватало слов. Откуда-то падал свет, похожий на обычный, солнечный, но в то же время странно искаженный. От него слезились глаза, а изображение было нечетким, смазанным.

Рядом с Малдером находились какие-то существа, напоминающие людей. Рассмотреть их он не мог, видел только движения, от которых тело охватывал страх, и слышал звуки, басовитые и гудящие, похожие на голоса. Они проникали в голову и заставляли ее вибрировать.

Тут он смог закричать. Отчаянно, без надежды быть услышанным.

И тут же ощутил, как его трясут. С трудом расклеил тяжелые, точно свинцовые, веки, и увидел над собой встревоженное лицо Скалли.

— Что с тобой? Что? — спрашивала она с тревогой, тряся напарника за плечи.

Ощущая, как тяжко бухает в ушах кровь, Малдер сел в кровати. Сквозь приотворенное окно номера мотеля проникал свежий ночной ветер, с легким шелестом колыхалась занавеска. Дверь была распахнута настежь.

— Ты… как сюда попала? — почти выдавил из себя вопрос Малдер.

— Ты кричал, — Скалли чуть отстранилась, и стало видно, что она в плотном розовом халате. — Так, что я услышала, и решила, что тебя режут…

Только тут Малдер сообразил, что напарница держит в руке пистолет. Несоответствие между одеждой и оружием в ее облике было столь велико, что он невольно хихикнул.

— Ты можешь смеяться, — изучающе глядя на Малдера, сказала Скалли, — и это хорошо. Что же с тобой все-таки случилось?

— Опять страшный сон, — Малдер потер лоб. Видение, которое во время пребывания в нем казалось ярким и живым, сейчас потихоньку бледнело. — Я вспомнил, что со мной было, когда я попал в ту «воронку»…

— И что же? — Скалли довольно рассеянно повертела пистолет и положила его на столик, а сама уселась в кресло.

— Не знаю, — на лице Малдера появилось выражение легкой растерянности, — я точно помню, что именно видел, но описать не могу.

— Ладно хоть ты не занимался непристойностями с зелеными человечками, — Скалли улыбнулась чуть напряженно. Видно было, что объяснение напарника ее нисколько не устроило. — Что же ты планируешь делать с этими кошмарами? Один раз — случай, два — тенденция. Что, если они будут мучить тебя каждую ночь?

— По делу, мне нужно пройти курс психотерапии или даже регрессивного гипноза, — Малдер покачал головой. — Но проблема в том, что я не знаю ни одного психотерапевта, которому мог бы доверять…

— А твои однокашники из Оксфорда?

— Одиннадцать лет прошло. Все разлетелись, кто куда. Найти кого-то будет сложно. И кроме того, — Малдер на несколько мгновений замолчал, точно собираясь с мыслями, — я чувствую, что гипноз окажется бесполезен, пока эта «воронка» будет появляться в нашем мире…

— Откуда такая уверенность? — Скалли нахмурилась. — Не забивай голову глупостями!

— Это не глупости, — Малдер покачал головой. — Это интуиция, ощущение, безмолвное знание — называй как хочешь. Так что теперь я должен буду закончить это дело хотя бы ради того, чтобы обрести покой для себя лично!

— Ну, если ты хочешь так думать — думай, — перед горячей убежденностью Малдера Скалли сдалась. — А мне лучше ответь на вопрос — ты сможешь уснуть?

— Не думаю. Пойдем лучше куда-нибудь, выпьем кофе. Сколько там осталось до приезда Дрейка?

— Он обещал прибыть утром, — Скалли встала из кресла и подняла пистолет. — Думаю, что часам к девяти будет. А насчет кофе — хорошая идея. Пойду оденусь. У самой двери она остановилась, и повернувшись к напарнику, самым серьезным тоном произнесла:

— Пока меня не будет, постарайся не кричать!

Малдер смущенно закряхтел и принялся выбираться из-под одеяла.


Дрейк приехал ровно в девять. Малдер к этому времени угомонил не меньше пяти чашек кофе и чувствовал себя вполне сносно, хотя пережитое сновидение иногда напоминало о себе непроизвольным подергиванием мышц.

— Привет, — агент управления национальной безопасности выбрался из машины и широко улыбнулся. — Меня не хотели отпускать, так что пришлось попотеть…

— Ты слышал о взрыве в Довере? — поинтересовалась Скалли.

— Конечно, — улыбка на лице Дрейка увяла. — Официально расследование ведется, но туда послали зеленого новичка, запретив ему что-либо предпринимать самостоятельно. Он даже в туалет сходить не может, не связавшись с Вашингтоном…

— Понятно, — Малдер задумчиво огладил подбородок. — Результат такого расследования может предсказать любой пророк.

— Ладно, хватит о плохом, — Дрейк вновь улыбнулся, на этот раз хищно. — Какой у нас план?

— Выследить этого ублюдка и пристрелить, — без церемоний сообщил Малдер, — может быть тогда те, кто стоит за этим делом, осознают, что не все в этой стране их одобряют.

— Я думаю, что они об этом и так догадываются, — Дрейк хихикнул. — Ну а если бы у тебя была возможность потолковать я этим сукиным сыном в синем комбинезоне, то ты бы ей воспользовался?

— Вне всякого сомнения! Уж я бы нашел что ему сказать!

— Боюсь, что из твоей нецензурщины он не понял бы ничего! — вмешалась Скалли. — А к чему ты клонишь? У тебя есть план, как захватить «террориста»?

— Конечно, — Дрейк с видом Санта-Клауса, извлекающего из санок мешок с подарками, распахнул багажник. — Я тут по дороге успел заехать к одному приятелю. Он охотник, и работает на зоопарки восточных штатов. По старой дружбе одолжил у него одну штуку.

Явившееся из черного футляра ружье выглядело странно: длинное и очень толстое дуло, тяжелый приклад для его уравновешивания. Лишь оптический прицел смотрелся привычно.

— И что это? — спросил Малдер. — Слонобой? Или ружье для охоты на крокодилов?

— Нет, кое-что получше! — Дрейк извлек из багажника еще какую-то штуку, похожую на медицинскую ампулу и шприц одновременно. Трубка из толстого стекла заканчивалась иглой, способной проколоть даже дерево. Внутри плескалась какая-то прозрачная жидкость. — Это ужасно дорогое ружье для усыпления животных на расстоянии. Если тебе, скажем, нужно доставить гризли в зоопарк, то выслеживаешь его и стреляешь вот такой вот штукой. Она втыкается, при ударе снотворное впрыскивается. И вскоре мишка уже мирно спит.

— Ты хочешь его усыпить? — Малдер скривился. — Но ведь мы даже не знаем, с чем или кем мы имеем дело. Его метаболизм может в корне отличаться от медвежьего или человеческого!

— В этих ампулах снотворного хватит, чтобы свалить слона, — веско сказал Дрейк. — Не думаю, что какой-либо метаболизм выдержит такую дозу. А если выдержит, то мы всегда сможем попросту пристрелить «террориста»…

— Все верно, Малдер, — поддержала Скалли. — Почему бы не попробовать?

— Ладно, — согласился тот. — А сейчас за работу. У нас есть меньше суток, чтобы подготовиться к встрече.

На капоте машины Дрейка была расстелена карта.

— Каждый из нас возьмет на себя треть города, — принялся нудно объяснять Малдер, — объедет ее и возьмет на заметку здания, могущие стать объектом атаки. Тебе, Скалли — вот эта, — палец Малдера уверенно заскользил по улицам, отделяя кусок Аннаполиса, — тебе, Дрейк, вот эта. А мне — остатки! Еще одну машину придется взять напрокат.

— Где встречаемся? — тезка знаменитого пирата взял экземпляр городского плана и небрежно сунул его под мышку.

— Вон в том кафе, сначала в три, на обед, потом в семь, — Малдер указал на крохотное заведение, где они ночью пили кофе. — Это самый центр города. Да, и еще, лучше не пользоваться сотовой связью. Думаю, что с легкой руки обожаемого шефа нас могут прослушивать…

— Тебе не кажется, что ты параноик? — спросила Скалли, приподняв одну бровь.

— Есть немного, — неожиданно спокойно ответил тот. — Но я предпочту быть живым параноиком, чем здравомыслящим трупом.


Работа оказалась муторной и очень тяжелой. Приходилось передвигаться по улицам с черепашьей скоростью, вглядываясь в окружающие здания и вызывая праведный гнев следующих в том же направлении водителей. Аннаполис — небольшой городок, но в нем нашлось немало мест, привлекательных с точки зрения «террористов». К семи часам, на которые был назначен ужин, Малдер чувствовал себя выжатым, точно лимон, а посмотревшись в зеркальце заднего обзора, увидел, что и выглядит таким же желтым и ноздреватым.

Когда он подъехал к кафе, Скалли и Дрейк уже были там, и о чем-то мило беседовали.

— Как-то ты не очень хорошо выглядишь, — озабоченно сказала Скалли, когда Малдер подошел к столику.

— Это все из-за кошмаров, — ответил он. — Выспаться не получается…

— Что за кошмары? — Дрейк удивленно вскинул светлые брови.

— После той погони в Довере, — неохотно пояснил Малдер, — меня мучают страшные сны. О подробностях лучше не спрашивай.

— Ладно-ладно, — агент управления национальной безопасности поднял ладони и улыбнулся. — Как твои успехи?

— Объехал все, — Малдер махнул рукой в сторону официантки, намекая, что у нее появился новый клиент. — Пару раз, сочтя мои разъезды подозрительными, меня останавливала полиция, но значок ФБР охлаждал их правоохранительный пыл. Устал, как собака… Нужно кончать дело в этом городе, а то дальше, если не ошибаюсь, идет Ричмонд. Там почти семьсот тысяч населения, мы втроем его в жизни не перекроем.

— Это точно, — Дрейк подождал, пока Малдер сделает заказ. — А может, нам все же попросить полицию о помощи?

— Нет уж, — твердо сказала Скалли. — Пока мы просто проявляем личную инициативу, это еще могут простить. Но если попробуем использовать служебное положение в личных целях — то должностного расследования не избежать!

— Да и копы не дураки, — добавил Малдер. — Могут потребовать официального звонка или бумаги из Вашингтона. Вот тут-то нас и сцапают!

— Ладно болтать, ешь, — Скалли критическим взором окинула то, что принесли Малдеру. — Хоть эту пищу и нельзя назвать здоровой, она, по крайней мере, сытная.

Но прикончить жареную курятину с картошкой Малдеру не удалось. Где-то посередине порции он вдруг замер с поднесенной ко рту вилкой и побледнел почти до синевы.

— Голова, — сказал он дрогнувшим голосом, — голова болит…

— Что, опять? — спросила Скалли, не обращая внимания на удивленный взгляд Дрейка. — Какое направление?

— Туда, — Малдер ткнул на северо-запад.

— Что… — хотел спросить что-то Дрейк, но ему не дали.

— Быстрее, едем! — Скалли первая выскочила из-за стола, меж тарелок брякнулась пятидесятидолларовая бумажка, и трое клиентов умчались со скоростью ветра, оставив официантку в состоянии радостного недоумения.

На такие чаевые она не рассчитывала.

— Он чувствует, в каком направлении открыта «воронка», — объясняла Дрейку Скалли, одновременно ведя машину по указаниям Малдера. Тот сидел напряженный точно тетива, и время от времени выдавал реплики «Направо» «Налево» «Прямо»…

— Головой? — изумлялся агент управления национальной безопасности. — Ничего себе!

— Чем восхищаться, приготовь лучше ружье! — зло бросил Малдер. — Вдруг нам придется стрелять с ходу!

— По всем срокам акция должна состояться завтра!

— Согласен с тобой, Скалли, — Малдер был непреклонен. — Но лучше быть готовым к самому худшему…

Машина уверенно пробиралась к северо-западной окраине Аннаполиса.

— Вот она, — сказал Малдер, когда впереди открылось башнеобразное здание гостиницы, построенной несколько лет назад. Рядом с ней был сквер, в центре которого расположился фонтан. Сквер был абсолютно пустынен, и, если приглядеться, можно было рассмотреть, как рядом с фонтаном дрожит и колеблется воздух.

— А где чужак? Куда он мог пойти? — Дрейк нетерпеливо шевелился на заднем сидении. Диковинное ружье в его руках было заряжено и готово к действию.

— Гостиница… — начал было говорить Малдер.

— Вот он! — почти выкрикнула Скалли, перебив напарника.

Существо в синем комбинезоне шло неторопливо, не глядя по сторонам. Приближалось оно с другой стороны сквера, и между агентами и их целью находился фонтан. И «воронка».

— У него руки пустые, — быстро сказал Малдер. — Оставил «бомбу» в гостинице? Других подходящих зданий тут нет…

— Он идет со стороны служебного входа! — возразила Скалли. — Где он там мог ее оставить? Да и не срок сегодня! Скорее всего, это была просто разведка!

— Пока вы болтаете, он уйдет! — азарт звенел в словах Дрейка. — Я стреляю, или нет?

«Террорист» к этому моменту почти достиг «воронки» и его фигура начала размываться, края ее задрожали.

— Не надо! — сказал Малдер. — Мы знаем цель и легко перехватим его завтра. Да и позиция для стрельбы не самая удачная…

Существо в комбинезоне таяло в воздухе, точно чернила в воде. «Воронка», ставшая чуть более видимой, тряслась и пульсировала, будто огромная змея, заглатывающая жертву.

А потом все закончилось.

Сквер опустел. Журчал фонтан, в струях которого мелькали тысячи маленьких радуг, шелестели листья. Спешили по своим делам прохожие, до сего момента почему-то избегавшие проходить через сквер.

— Вот и все, — проговорила Скалли. — Значит, гостиница. Ты осматривал ее?

— Да, — Малдер кивнул. — Там большой холл, не меньше иного спортзала, и конференц-зал на тысячу мест или около того.

— Ого, — судя по звукам, Дрейк разряжал ружье. — И жертв в этом случае будет немало.

— Искренне надеюсь, что их совсем не будет, — Малдер потер лоб. — Скалли, оставайся в машине, а мы пойдем осмотрим окрестности, выберем место для засады.

— А ты уверен, что наш «террорист» опять появится тут? — на лице Скалли возникла недоверчивая гримаска.

— Уверен, — ответил Малдер, — голова болеть не перестала, хотя дискомфорт и ослабел. «Воронка» здесь, пусть даже ее и не видно.

— Тебе лучше знать, — Скалли не оставалось ничего, как сдаться.

Через окно ей было видно, как агенты, точно розыскные собаки, рыщут по скверу. Они обошли его раз десять, обнюхали каждый ствол, осмотрели все кусты, и даже чуть не нырнули в фонтан.

Досталось также окружающим сквер переулкам.

— Ну как, что решили? — спросила она, когда Дрейк и Малдер вернулись в машину.

— Я с ружьем расположусь вон там, — Дрейк указал на улочку, идущую между сквером и гостиницей, — оттуда все хорошо просматривается. Не промахнусь.

— А мы с тобой будем ждать здесь, но чуть ближе к гостинице, — подхватил Малдер. — Подстрахуем, если ничего не выйдет. А если выстрел окажется успешным, то наша задача — схватить тело и как можно быстрее увезти его отсюда. А тебе нужно придумать, где можно будет спокойно провести допрос. Все же ты долго жила в Аннаполисе. — Спасибо, что нашли дело для слабой женщины, — Скалли фыркнула. — Место такое есть. Заброшенный детский приют к югу от города. Там никого не бывает, и даже если нас будут искать, то найдут не сразу.

— Очень хорошо, — Малдер зевнул и посмотрел на часы. — Если верить привычкам «террористов», то акция состоится от шести до девяти утра. Но ночь придется провести здесь, в машинах.

— Разумно, — одобрил Дрейк. — Вряд ли в темное время тут сильное движение, так что пока будем ехать, можем привлечь лишнее внимание. А стоящие на обочине машины мало кого интересуют…

Глава 5


Аннаполис, штат Мэриленд

20 июня 1997 г.


Спать в машине оказалось неудобно, несмотря на откидывающееся и в меру мягкое сиденье. Скалли ворочалась, время от времени проваливаясь в тяжелое, короткое забытье, и всякий раз, просыпаясь, видела рядом Малдера. Тот сидел неподвижно, уставившись в темноту сухо поблескивающими глазами.

Когда начала светать, Скалли решительно зевнула и перевела сиденье в нормальное положение.

— Доброе утро, — сказала она. — Ты так и не спал?

— Я боюсь, — просто ответил Малдер. — Лучше посидеть ночь без сна, чем вновь оказаться в том кошмаре.

— Смотри, как бы меткость тебя не подвела!

— На этот случай у меня есть напарница, — Малдер улыбнулся. Улыбка перешла в зевоту, и агент отдела «секретных материалов» потянулся, точно огромный кот. Хрустнули позвонки.

— Слушай, ты никогда не думал, с кем именно мы столкнулись? — сидеть просто так было скучно. — Я уже уверена, что это не земляне…

— Наверное, это все же земляне, — ответ Малдера сбил Скалли с толку. — Но не с нашей земли, а как бы с параллельной… Это самое правдоподобное объяснение.

— Почему?

— Они не пользуются никакими кораблями, — пояснил Малдер, — приходят к нам через эту «воронку». Хотя не знаю, может быть так можно и с планеты на планету перемещаться…

— Ничего, скоро у нас будет кого спросить на эту тему, — Скалли посмотрела на часы. — Время к шести…

Малдер вздрогнул, точно его хлестнули кнутом.

— Она открывается! — сказал он.

Пистолет словно сам прыгнул в руку Скалли.

— Надеюсь, что Дрейк не спит! — сказала она напряженно, вглядываясь в сквер. Тот был пуст, отключенный на ночь фонтан молчал.

Малдер, как было условлено, набрал номер Дрейка, дождался соединения, и после пары гудков прервал его. Звонок сотового без всяких слов даст сигнал, что враг рядом.

Машина Дрейка стояла у подножия огромной башни гостиницы. Через минуту после звонка переднее стекло опустилось, и в образовавшееся отверстие высунулось нечто длинное и толстое. Агент управления национальной безопасности был готов к действию.

А воздух около пустой чаши фонтана дрожал и переливался. Он густел, превращаясь в нечто вроде тумана, в котором время от времени вспыхивали холодные злые огонечки.

Туман стал почти настоящим, и из него появилась похожая на человеческую фигура. В бейсболке, синем комбинезоне и с «чемоданом» в руках. Виднелись торчащие в разные стороны воронки.

— Готова? — сквозь зубы спросил Малдер, вынимая пистолет. Головная боль была такой сильной, словно ко лбу приложили раскаленный прут.

— Да, — так же негромко ответила Скалли.

Чужак успел пройти с десяток шагов. Потом от машины Дрейка негромко хлопнуло, словно тот открыл бутылку шампанского, и в боку «террориста» возникло нечто толстое, веретенообразное.

Он в удивлении опустил голову, а потом медленно принялся заваливаться на колени.

— Вперед! — Малдер распахнул дверцу автомобиля.

Чужак упал, бейсболка отлетела в сторону, обнажив неестественно голый серый череп. Но даже лежа, «террорист» пытался ползти по направлению к «воронке», руки его скребли по асфальту, ноги дергались, но все медленнее и медленнее.

— Хватаем его! — приказал Малдер, убирая пистолет. От своей машины на помощь мчался Дрейк, уже без ружья. — Скалли, на тебе «чемодан»!

Подхваченный под мышки «террорист» показался неожиданно легким, хотя на ощупь ничем не отличался от обычного человека. Глаза его были закрыты, конечности безвольно болтались. Снотворное подействовало самым лучшим образом. «Как бы он только от него не помер» — успел подумать Малдер, и тут его словно ударило по затылку. Шлепок оказался ледяным на ощупь, и гулкая волна прокатилось внутри разом опустевшего черепа.

«Воронка» была рядом, и она звала побывавшего внутри человека.

Он отпустил чужака и повернулся в сторону фонтана. Откуда-то издалека доносились крики Скалли, удивленный голос Дрейка. Остатки рассудка кричали «Стой! Вернись!», но тело перестало повиноваться агенту ФБР Фоксу Уильяму Малдеру.

Он сделал шаг, потом еще один.

Туда, где над асфальтом клубилось нечто.

Второй удар по затылку оказался самым обычным. Но от него Малдер с неожиданной скоростью полетел вперед, чтобы попасть в мерцающую огоньками стену холодного тумана.

«Воронка» дождалась свою жертву.

Он двигался через ледяную тьму, которая била и корежила его самым странным образом. Мышцы скручивало судорогами настолько сильными, что не кричать от боли было нельзя.

Он кричал, но звук тонул в вязкой темноте.

Из тьмы Малдер вылетел на свет, рухнул на что-то твердое. Рывком сумел перевернуться на спину. Вверху было небо, белесое, точно рыбье брюхо. От ярко-желтого размытого пятна на нем шел свет, более густой, чем обычный солнечный. Глазам от него было неприятно, приходилось все время щуриться.

На Малдера сверху смотрели несколько существ, напоминающих людей. Кожа их была серой, головы — лишены даже намека на волосы. Одежда состояла из чего-то сверкающего. Уши агента терзали звуки, одновременно басовитые и странно пронзительные. Они проникали в голову, причиняя настоящую боль.

В это мгновение он смог вспомнить, что подобное уже видел.

«Воспоминание! Это воспоминание!» — мысль оказалась подобна спасительной вспышке. В ней исчезло все, что он видел. На мгновение Малдера обволокла темнота, но обычная, ничем не примечательная.

И она исчезла, стоило поднять веки.

Он лежал на чем-то твердом и неудобном, нос щекотал запах гнили. И ужасно болела голова. Но ничего странного в этой боли не было — обычный дискомфорт после удара.

Малдер попытался что-то сказать, но из горла вырвался хриплый кашель.

— Ага, жив, — сбоку подошел Дрейк. Лицо его было встревоженным. — Это хорошо. А то я уж боялся, что слишком сильно тебя ударил.

— Уд… ударил? — Малдер нашел силы сесть. Он лежал на старом пружинном матраце в обширной полутемной комнате, заваленной всяким хламом. Свет, врывающийся через проломы, которые когда-то были окнами, говорил о том, что уже день. — Где это мы?

— В том самом заброшенном приюте, — отвечать Дрейк решил, начиная со второго вопроса. Наверное потому, что тот был менее неприятным. — Ну а ударить пришлось, иначе бы ты сам в ту «воронку» ушел…

— Ничего не помню, — Малдер ощупал затылок. Там обнаружилась здоровая шишка. — Давай, рассказывай. И где Скалли?

— Она в соседней комнате, стережет чужака, — Дрейк пожал плечами. — А про тебя чего рассказывать? Ты вдруг остановился и повернулся в сторону «воронки». Мы тебе кричим, ты словно глухой. Потом зашагал туда, словно тебя кто за ниточки тащил. Ну, Скалли и скомандовала… пришлось тебя приложить…

Под конец рассказа тезка знаменитого пирата слегка стушевался. Понятно было, что воспоминания эти не доставляют ему особой радости.

— От удара ты отрубился. Пришлось вас двоих в машину тащить. Сначала чужака, потом тебя.

— Ничего себе, — Малдер встал. Его качнуло, но он самостоятельно восстановил равновесие. — Проклятая «воронка»! Пора с ней кончать, а то рано или поздно она засосет меня. Я войду и больше не вернусь…

— Странные вещи ты говоришь! — Дрейк устало вздохнул. — Но я даже не удивлен. Десять дней назад мой мир был прост и понятен, но после того, как я познакомился с вами, я готов принять все что угодно, от снежного человека до пришельцев с Марса…

— Поверь мне, — Малдер усмехнулся, — что мы встречали в расследованиях куда более необычные вещи. Земля — довольно таинственное место и без гостей из иных миров. Ладно, идем к Скалли.

Соседняя комната отличалась от той, где очнулся Малдер, гораздо меньшими размерами и тем, что в ней почти не было хлама. Когда-то, судя по всему, тут располагалась спальня, и одна кровать сохранилась почти целиком. На ней и лежал пристегнутый наручниками за руки и ноги «террорист».

Скалли занималась тем, что внимательно рассматривала его ладонь.

— Ну вот, стоит оставить ее наедине с мужчиной, как тут же начинаются сексуальные домогательства! — шутливо сказал Малдер.

— Меня, конечно, привлекают мужчины, но не такие, — отшутилась Скалли. — Рада, что ты в порядке.

— Чем занимаешься? — только тут Малдер заметил, что синий комбинезон чужака аккуратно разрезан вдоль груди и живота, и в разрез просвечивает серая плоть.

— Тем, что умею лучше всего — провожу осмотр.

— Ну и как результаты? — опасливо спросил Дрейк.

— Анатомия этого существа исключительно напоминает человеческую, — ответила Скалли, — по крайней мере, в том, что я могу наблюдать без вскрытия. Есть небольшие отличия — цвет кожи, кстати, на лице не маска, редукция некоторых пальцев и ушных раковин, отсутствие волос… Если верить некоторым теориям, то так вполне могут выглядеть наши далекие потомки.

— Путешествие во времени? — предположил Дрейк.

— Вот уж не знаю, — почесал затылок Малдер. — Вряд ли наши правнуки будут воровать у предков… Хотя кто их знает?

— Да, и еще, — Скалли бесцеремонно закатала рукав комбинезона, обнажив запястье. На нем тускло сверкал вросший в кожу узкий металлический браслет. — И на другой руке то же самое. В центре грудины…

— Осторожнее, он открывает глаза! — первым трепет век скованного заметил бдительный Дрейк.

Скалли отшатнулась, а «террорист» вдруг резко поднял веки. Глаза его выглядели тоже вполне по-человечески, только цвет был какой-то неопределенный, серо-коричневый. На мгновение в них мелькнуло удивление, тут же сменившееся гневом.

Он резко махнул руками. Точнее, попытался. Забренчали наручники, безжалостно прервавшие движение, но Скалли все равно отлетела в сторону, отброшенная невидимым кулаком. Досталось и Малдеру, который слегка пошатнулся. Не задело только Дрейка, стоявшего в стороне.

— Так, — пока тезка пирата помогал подняться Скалли, Малдер достал пистолет. — Я думаю, ты знаешь, что это такое! Если будешь дергаться, то я попросту прострелю тебе одну руку, потом вторую. С безопасного расстояния.

Говорил он нарочито медленно и четко. Судя по всему, чужак понял. Гнев в его глазах погас, вновь сменившись удивлением. Рот, очерченный бледными тонкими губами, открылся.

— Где я… есть… находиться? — полившиеся из него звуки оказались на удивление понятными. Это были хоть коряво составленные, но фразы. — Кто есть вы… зачем… для чего… мешать, препятствовать мне?

— Как много ты хочешь знать! — изумился в свою очередь Малдер, не опуская, тем не менее, пистолета.

— Я… мы… соблюдать, не нарушать… договор! — почти в отчаянии сказал «террорист». — Зачем вы меня… хватать… задерживать… препятствовать?

— Какой еще договор? — полюбопытствовала Скалли.

— Мы… вы… устанавливать… заключать, — чужак переводил взгляд с одного человека на другого, словно ожидая поддержки. — Мы … вывозить… экспортировать… воздух… вы … забирать… получать… знания… Обмен… честно… нет обман…

— Все ясно! — Малдер испытывал почти неодолимое желание выругаться. — Они не террористы, они экспортеры! Вывозят наш воздух, в обмен на военные технологии, которые получает министерство обороны! Естественно, что наши генералы сочли такую торговлю выгодной. Что для них несколько сотен жизней?

— Почему нельзя брать воздух из пустынных мест? — спросил Дрейк. — Таких много в нашем мире! Пустыни, льды, горы!

— Воздух там… есть… чист… нам нужен другой… не хватает понятий… полный испарений… эманаций… энергий разума… да! Поэтому переносим… берем… где люди машины есть… или бывают… разные… Из разных мест… городов… типов… собираем…

— Эманации вам нужны! — судя по сверкающим глазам, Скалли была в ярости. — А вы подумали о том, что при этом гибнут люди?

— Смерть… распад… отдельных жизнеединиц… особей иметь… значение для вас? — чужак пребывал в явном замешательстве. — Мы… не знать…

— А для вас разве нет? — Малдер решил-таки спрятать пистолет. Все же глупо было разговаривать, направив на собеседника оружие, да и рука, если честно, устала.

— Мы… нет, — чужак замотал головой, — для нас… есть главное… выжить род, рой, общество… стая… нет подходящий термин… отдельные особи нет значения совсем… Мы не знать, что вы так… есть!

— Не знать, значит, — Малдер покачал головой. — И что нам с тобой делать? Может быть, убить, чтобы твои сородичи поняли, что им тут не слишком рады?

— Нет, — чужак вновь дернулся, наручники забренчали, — идти другой… мое место… вы должны… обязаны отпустить… освободить я. Тогда мы… прекратить… проект… разорвать договор…

— Серьезно? — удивилась Скалли.

— Да, да! — кивал чужак вполне по-человечески.

Агенты переглянулись.

— Не знаю, как вы, а я ему верю, — сказал Малдер. — Это чистое безумие, но мне кажется, что он не врет. Вдруг это наш единственный шанс прекратить это все?

— А вдруг наш шанс в том, чтобы убить его? — возразил Дрейк. — Он с таким же успехом может нас обманывать, чтобы спасти свою шкуру… — Я… моя… не иметь… шкура… — поддержал разговор «террорист».

— Все будет так, как ты решишь, Скалли, — сказал Малдер, очень серьезно глядя напарнице в глаза.

— Отпустим, — сказала та негромко. — Он такая же жертва этой игры между правителями, как и мы.

— Два один в вашу пользу, — с улыбкой сдался Дрейк. — ОК.

— Мы тебя освободим, — Малдер повернулся к чужаку, нетерпеливо ожидающему приговора. — Но сначала ты ответишь на пару вопросов!

— Я есть… рад… вопросы… можно, — чужак попытался улыбнуться, но вышло это у него неумело.

— Кто вы? Откуда? — Малдер даже задержал дыхание, ожидая ответа.

— Мы… есть… иное пространство… земля… рядом, но не пересекаться… нет подходящий термин, — если бы у «террориста» были бы свободны руки, он бы без всякого сомнения, развел бы ими.

— Параллельный мир? — предположила Скалли. — Другая планета?

— Планета да… одна… параллельный… Наверно… да.

— То есть они обитают в параллельном мире, где-то рядом с нами? — вопросил Дрейк. — Что-то меня дрожь берет от такого соседства!

— Еще и не самые худшие соседи, — со смешком прокомментировал Малдер. — Счастье, что ты об иных ничего не знаешь! А что за полупрозрачная воронка, через которую вы сюда попадаете?

— Воронка? — чужак на мгновение недоуменно сморщился, серая кожа, до отвращения напоминающая резину, на лбу сморщилась. — А… переход… туннель… пуповина… нет подходящий термин… Человек попасть туда… вредно… плохо…

— Чувствуешь себя папуасом, который пытается выяснить устройство компьютера, — пожаловалась Скалли. — Ну что, Малдер, ты узнал все, что хотел?

— Вопросы прямо толпятся на языке! — признался агент отдела «секретных материалов». — Но чувствую, что ответы на них затянутся до Второго Пришествия. Дрейк, где твои ключи?

— Что тебе нужно, чтобы вернуться домой? — спросила Скалли, пока агент управления национальной безопасности освобождал чужака.

— Мой… прибор захвата… тот, что был со мной, — ответил тот, таким человеческим жестом растирая запястья.

Малдер принес «чемодан». Тот был серый и совершенно гладкий, без следа швов или каких-либо креплений. Ручка составляла с прибором единое целое, словно отлили их в одной форме, как и торчащие из боков воронки. — Спасибо… — сказал «террорист», принимая возвращенную ему собственность, — что не есть… убивать… уничтожать я. Мы прекращать… экспорт… забор воздух. Уйти сейчас… воздух со мной… пустота… вакуум… Опасно!

— Он намекает, что нам лучше бы покинуть здание, — догадался Малдер. — Ладно, прощай, гость! Надеюсь, что больше с тобой не увижусь!

— Кто знает, — коротко и четко ответил «террорист». — Прощание!

Подгонять агентов не пришлось. Они спешно выбрались во двор, заросший колючей сухой травой. Тут было светло и празднично — светило солнце, пели в расположенной неподалеку роще птицы.

Машины стояли, брошенные у покосившихся и разболтанных ворот.

Отсюда здание выглядело древним монстром, распахнувшим десятки слепых черных глаз — окон, и узкую пасть — дверь. «Шкура» его была изрядно побита временем.

— Хоть одно доброе дело будет, — сказал Малдер. — Не придется потом дом сносить…

Из заброшенного детского приюта раздалось громкое «Пфф!», затем мощно взвыл неожиданно поднявшийся ветер. Здание затрещало, стены его вогнуло внутрь, словно они были из бумаги. Перекрытия не выдержали и все с грохотом начало рушиться.

В воздух взвилась туча пыли.

— Вот и все, — сказал Малдер, отступая от нее шаг за шагом. — Дело, надеюсь, закрыто…

Откуда-то с севера, со стороны города донесся тихий, но очень четкий стрекот. Повернувшись, Скалли приложила ко лбу ладонь. На фоне чистого неба стремительно перемещались две точки.

— А это, похоже, за нами, — сказала она, глядя, как точки раздуваются в очертания больших воздушных машин. Винты их рубили воздух, а массивные тела не оставляли сомнений, что вертолеты — грузовые.

— Интересно, нас сразу пристрелят или сначала будут пытать? — спросил Дрейк.

— Пожалуй, пора звонить Скиннеру, — проговорил Малдер, выуживая из кармана сотовый телефон. — И приготовьте значки, на всякий случай.

Вертолеты зависли над расположенным перед бывшим приютом полем, потом резко пошли вниз. Вихрь от винтов пригибал к земле траву, грозя выдрать ее с корнем.

— Доброе утро, сэр, — бодро приветствовал начальство Малдер, глядя, как из открывшихся люков одна за другой выпрыгивают фигурки цвета хаки с автоматами в руках. — Где находимся? В предместьях Аннаполиса, и нас тут хотят убить! Армейские, судя по всему…

Солдаты быстро, точно муравьи, бежали к стоящим около груды обломков агентам. Окружив их широким кольцом и нацелив оружие, они замерли неподвижно, похожие, точно близнецы.

Последним из вертолета выбрался, судя по повадкам, офицер. Одет он был точно так же, как и люди с автоматами, но властность осанки и седина в волосах не давали усомниться, что это — командир.

— Что? Отдать трубку? Вас понял, сэр, — Малдер закончил разговор как раз в тот момент, когда седой подошел вплотную. — Это вас!

— Меня? — удивился офицер, окинув сотрудников ФБР подозрительным взглядом. Телефон он, тем не менее, взял. — Слушаю!

От этого голоса Скалли вздрогнула. Именно его она дважды слышала в телефонной трубке, первый раз — у себя в офисе, а второй — около подстреленной автомашины.

Разговор продолжался недолго. Седой вернул трубку Малдеру, после чего некоторое время молчал. Лицо его выглядело непроницаемо.

— Мы можем идти? — не выдержала первой Скалли. — Кто вы такой?

— Это неважно, — ответил седой, — не доросли вы еще, чтобы знать мое имя и звание. К сожалению, я не смогу вас убить, как мне того хочется, — сказано это было до того буднично, что страшный смысл слов не сразу дошел до сознания агентов, — и отпущу. Но скажите мне — где чужак?

— Какой чужак? — деланно удивился Малдер. — Нас тут трое. Никого постороннего мы не видели. Если вы подозреваете, что мы кого-то убили, то проверьте наше оружие — из него не стреляли. Разве что мы придушили кого голыми руками…

— Вот из-за таких ублюдков как вы, — сдерживаемая ярость на мгновение полыхнула в темных глазах военного, — страна, возможно, упустила шанс стать хозяйкой земного шара. Уходим!

Последнее слово относилось к солдатам. Двумя цепочками, вновь напомнив насекомых, они побежали к гигантским тушам вертолетов. Последним шел офицер, и спина его была прямой, точно палка.

— Мне почему-то кажется, что мы очень легко отделались, — осипшим голосом сказал Дрейк.

Ответом ему стало согласное молчание.


Вашингтон, округ Колумбия

25 июня 1997 г.


Первый рабочий день после отпуска начался для Малдера и Скалли вызовом к начальству.

— Доброе утро, — приветствовал их Скиннер. — Садитесь. Как отдохнули?

— Хорошо, — ответил Малдер, не зная, как реагировать на иронию в голосе помощника директора.

— Находясь в отпуске, вы устроили жуткий переполох, — покачал головой Скиннер. — Наши друзья из министерства обороны сильно взбешены, и мне стоило немалого труда отстоять вас. Так что теперь вы должны вести себя тише воды, ниже травы! Ясно?

— Так точно, сэр! — в один голос ответили сотрудники отдела «секретных материалов», а Малдер добавил вполголоса: — Нельзя ли узнать, чем все закончилось?

— Экспорт прекращен, — ответил Скиннер. — Больше я вам ничего не скажу. Идите с глаз моих!

— Надо позвонить Дрейку, — сказала Скалли, когда они вышли в коридор. — Пусть порадуется.

— Это точно, — поддержал Малдер. — Надеюсь, что теперь у него будет чуть поменьше работы.


home | my bookshelf | | Экспортеры |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу