Book: Две дамы и король



Две дамы и король

Ольга Играева


Две дамы и король

Глава 1

МЕЖ СТАРЫМИ ДРУЗЬЯМИ МОЖЕТ СЛУЧИТЬСЯ РАЗНОЕ


Губин вошел в контору, сопровождаемый шофером и личным телохранителем — ворот нараспашку, полы длинного плаща развеваются позади. Вахтер в фойе поспешно встал, приветствуя его, но Губин демократично махнул ему рукой — сиди, мол, дядь Миш. Он не любил церемоний, не любил видеть в подчиненных страх и дрожь, а хотел, чтобы ему искренне радовались — была в нем эта детская черта, он любил нравиться людям. И еще ему импонировало, что он вошел в СВОЮ контору, все здесь должно было радовать глаз и ухо, вся атмосфера должна была шептать ему: «Вас ждут великие дела, Губин!»

Он прошел мимо лифта и прыгнул на первую ступеньку лестницы. Ради моциона он каждый день пешком совершал восхождение в свой президентский отсек на третьем этаже. Были люди, которые полагали, что главе холдинга не пристало таскаться, как простым смертным, по лестницам. Они советовали ему не только перестать как мальчишке носиться по коридорам, но и построить отдельный персональный лифт, в который никто, кроме него, не допускался бы. Но Губину нравились эти утренние прогулки по коридорам собственных владений, они давали ему возможность ощутить, чем живут и дышат люди в его конторах, а иной раз — увидеть и услышать то, что при иных обстоятельствах он не увидел и не услышал бы ни за что.

Вот и сейчас, пока он шел по коридору третьего этажа, из-за одной двери редакции «Политики» до него донеслись звуки оживленного и язвительного спора.

— ., я как арабист вам говорю: в отношении мусульман к женщинам есть много здравого. И эти паранджи, и исламские платки — это все неспроста и не на пустом месте. А у нас в Европе недавно специалисты тревогу забили — в молодом поколении распространяется юношеская импотенция! Вы подумайте, юношеская!..

В доносившемся из комнаты редакторов голосе Губин узнал голос Паши Денисова — невысокого, сухощавого и желчного шакала пера, готового громогласно и авторитетно разглагольствовать на любые темы — был бы слушатель. Иногда Губин мысленно жалел его жену — ей, похоже, эти лекции приходится выслушивать по десятку раз на дню. Лет двадцать назад в совсем молодом возрасте Паше угрожала потеря почки, из-за чего ему пришлось отказаться от выпивки. Губин подозревал, что многолетнее вынужденное воздержание от алкоголя Паша и компенсирует такими вот назидательными категоричными поучениями окружающим.

— Ну, знаете! — А это была Майя Латунина, молодая строптивая стажерка, недавно поступившая в редакцию. — Импотенция — это ваши проблемы! Я не собираюсь из-за вашей импотенции ходить запакованной до макушки в рулон черной материи, как в ауле Карамахи! И потом — что за проблемы? Найдите себе женщину, готовую ради вас сидеть дома в платке по уши и рожать каждый год. Уверяю вас, вы даже в Москве себе такую найдете. И возбуждайтесь от ее вида сколько хотите. Но нет, ведь вам этого даром не нужно — закутанную тетеху, постоянно сидящую дома и мозолящую вам глаза. А знаете, почему вы ее видеть не сможете? Потому что будете смотреть на нее каждый день и говорить себе: «Я должен исполнять супружеские обязанности только с ней. Только с ней!» И так — до тошноты и отвращения. Следуя исламской логике…

— У мусульман, между прочим, разрешается иметь до четырех жен! — пытался возразить Денисов.

— Куда вам, Павел Иммануилович! — только пуще расхохоталась раскованная представительница современной молодежи. — Вы думаете, это удовольствие — четыре жены? Это ярмо, и в первую очередь даже не в том смысле, о котором вы подумали. Хотя пренебрегать любой из четырех жен В ЭТОМ СМЫСЛЕ тоже не очень законно — каждой требуется уделять равное внимание. Каждой жене надо дать достойное обеспечение — ей и всем ее детям. И желательно отдельный дом. Что, потянете? Для этого надо быть как минимум саудовским принцем. Так что не рвитесь в многоженство — никаких прав, одни обязанности… Зато на девчонок в мини и топиках по пупок вы, Павел Иммануилович, пялитесь во все глаза — даже забываете о судьбах молодого поколения с его юношеской импотенцией. Но порассуждать о пользе паранджи, особенно в присутствии противоположного пола, — это пожалуйста, это кайф, это греет душу мужского шовиниста!

— С феминистками разговаривать невозможно! — взвизгнул Денисов.

«Уела», — с улыбкой констатировал Губин, присуждая победу Майке. Он отправился дальше по коридору, представляя себе, как может сложиться дальнейший диалог между распетушившимся мелким арабистом Пашей и снисходительно дающей ему отповедь длинноногой дылдой Майкой — специалисткой по внутренней политике.

Не доходя до своего президентского отсека, Губин свернул в один из многочисленных коридорных отростков, коими изобиловало это старое московское здание, бывшее когда-то, как утверждали предания, монастырской гостиницей. Перед началом работы он хотел навестить кое-кого. Остановившись перед нужной дверью, Губин обернулся к следовавшим за ним шоферу и телохранителю и махнул им рукой — мол, идите в приемную и ждите меня там.

Губин открыл дверь. Регина сидела за заваленным рукописями (как всегда!) столом и говорила по телефону — лицо сосредоточенное, вся там, в разговоре.

Подняла на него отсутствующий взгляд — непонятно, заметила, что он вошел, или нет.

— Вступление у вас затянуто. Пока вы подступитесь к главному, читатель успеет соскучиться и отвлечься. Если начало подсократить… — терпеливо уговаривала Регина своего собеседника. О, Губин попал на кульминацию драмы под названием «Редактор доносит до автора свое мнение о гениальном произведении». По выражению глаз Регины — слегка сумрачных, как бы отгораживающихся от собеседника, — Губин понял, что автор спорит, не согласен.

Есть такие авторы, которые сражаются за каждое свое слово, как за последний наличный доллар. Ему всегда казалось, что люди, настолько дорожащие своим «творчеством», по сути дела, ущербны. Все-таки отсутствие самоиронии — считайте, физический недостаток. Регина — он знал — думала так же и к упорному желанию авторов прекословить ей так и не притерпелась.

Губин постоял, размышляя — остаться или уйти, раз уж Регина занята. Но взглянул еще раз в ее сосредоточенные глаза — и не ушел. Бог знает почему, но именно этот напряженный взгляд, который появлялся у нее, когда она общалась по телефону с кем-нибудь неприятным, заводил его больше всего. Заводило, что она в такие моменты как бы не замечает его присутствия, что в пылу спора со своим телефонным оппонентом может, автоматически не фиксируясь на своих движениях, подтянуть чулок, высоко открыв бедро; или, откинувшись в кресле, заложить руку за голову — жесты, которые любой нормальный мужчина принимает за женский вызов. Но Губин знал, что она увлекается и проделывает все это безотчетно.

Когда же сообразит, что сделала, смутится и покраснеет.

Нравилось, что в эти минуты в глубине ее глаз горел огонек неповиновения и сопротивления. Огонек предназначался неуступчивому автору, но автор его не видел. Его видел Губин — и терял голову. Ему всегда в такие минуты хотелось сделать что-нибудь, чтобы заставить ее обратить на себя внимание.

Он положил ей руку на колено и слегка стиснул, так, чтобы она почувствовала. Ему хотелось, чтобы она перевела взгляд на его руку, чтобы взгляд беспомощно заметался, а внимание стало раздваиваться между ним и тем телефонным «самородком», чтобы она начала отвечать автору сбивчиво и невпопад. А он в это время завел бы свою пятерню ей за спину, стиснул строптивые лопатки, почувствовав ладонью застежку бюстгальтера, а губами сосчитал бы пульс на ее шее… Ну, вот и трубка выпала из руки на стол!

— Регина Евгеньевна! Регина Евгеньевна! Куда вы пропали? Вам плохо? — потерянно взывал «самородок» на другом конце провода.

«Дурак! — мстительно подумал Губин, будто ревновал к вопящему голосу. — Хорошо ей, хорошо…»

Кресло заскрипело.

— Губин, пустите, — смеялась и шептала Регина так, чтобы не услышал зануда автор. — Мне с автором надо договорить. Вы кресло опрокинете…

А голосок уже смазанный, наркотизированный…

Он разогнулся и отошел на два шага от стола. Регина, выгнувшись, поправила блузку на вороте и, снова подбирая трубку, показала ему одурманенным взглядом и эдак плавно рукой — идите, идите, я потом к вам загляну… Закрывая за собой дверь, он слышал, как она сказала: «Да, я здесь», явно стараясь совладать с неустойчивым голосом, придать ему прежнюю безапелляционную интонацию.

Она продолжала разговор, все еще в мыслях наполовину оставаясь в объятиях Губина, и никак не могла понять, как ей ко всему этому относиться. Вообще она не любила сильных нахрапистых мужчин, но Губин — это какой-то особый случай. Она не могла взять в толк, почему до сих пор не послала его подальше. Ничего еще меж ними не решено, ничего не определено, пока есть только его настойчивые ухаживания и ее замешательство…

Регина опустила глаза и увидела на коленке дыру, от которой вниз сползала петля. «Ну вот, порвал колготки…» Хорошо, что у нее в сейфе всегда лежит новая, нераспечатанная пара.


«Я не беспредельщик. Я это твердо знаю. И никто не убедит меня в обратном». Булыгин перевернулся на спину и уставился в потолок. На потолке лежали солнечные блики. С кухни доносился звон посуды — Элеонора собирала ему на стол. Любимая… Не сразу он приучил ее вставать по утрам раньше его и варить свежий кофе, готовить поджаристые тосты и прочее, что он любил съесть на завтрак перед отъездом по делам. Надо же, не уставал удивляться Булыгин с тех пор, как вывез ее из захолустного Кобрина, была обычная провинциальная девица, одуревшая от перспективы жить в столице. Простая, смазливая, с понятным набором жизненных целей — богатый муж, обеспеченная жизнь, социальное положение… Наверняка, думал он с первой встречи, ее заветная мечта — вернуться когда-нибудь в Кобрин в песцовом полушубке (выше ее девичья мысль тогда еще не залетала, не то что сейчас…) и, шагая с брезгливой гримаской шпильками по грязи, навещать подруг юности. А те, бесформенные провинциальные тетки в застиранных советских бумазейных халатах — мужья пьющие, дети сопливые, — таращились бы на роскошную незнакомку, раскрыв рот, а узнав Норку, зеленели бы от зависти…

Булыгин все понимал в Элеоноре и все принимал.

Сам был таким — он не забывал свою многолетнюю зависимость от первой жены, коренной москвички, давшей ему прописку и на этом основании считавшей, что он продан ей в услужение. Распоряжалась им, как своей домработницей, — морда вечно недовольная. Знала, что он дернуться не может. В те времена московская прописка была как пропуск в рай.

Бр-р-р… Булыгин передернулся, вызвав в памяти образ первой жены, — щепка длинноносая с очками.

А Элеоноре он готов был дать все, о чем она мечтала, но в ответ ожидал благодарности. Элеонора долго не могла взять в толк, что такое счастье на нее свалилось не за красивые глаза. То есть внешность ее Булыгина вполне устраивала, зато не устраивало то, что первым делом жена купила себе пеньюар, взяла манеру поздно вставать и часами сидеть на неубранной постели, обрабатывая ногти на руках и ногах. И все это — пока он был дома. Плевать, чем она занята в его отсутствие — то ли обмирает над «Космополитеном», то ли с такими же подружками треплется по телефону, то ли сериалы смотрит по телику. Но пока он дома, для нее, кроме мужа, не должно существовать никого и ничего. Зато теперь, как только он переступает порог, Элеонора носится вокруг него колбасой…

А то ведь пыталась взять его под каблук, права качать и скандалы устраивать. Ничего, он ей быстро указал на ее место: купил однажды билет до Витебска в один конец, принес домой и положил ей прямо на телефон — она как раз по телефону болтала. Она глянула — и все, с тех пор как шелковая.

«Тот случай — это исключение, потому что меня довели до крайности… Не надо доводить меня до крайности. Пусть Серега не доводит меня до крайности. Я и сейчас скажу — дружбан он мне, кореш, свой в доску. Хоть формально Серега и стал начальником, но это так, условность. Начинали-то вместе, продолжали тоже, да и дело общее. Хотя опять-таки формально его, Серегино дело. Да при чем тут формально — мало, что ли, я сил вложил в эту рекламную фирму, тащил весь последний год, а Серега — только так, руководил. Руководил — „руками водил“, ха-ха…» — продолжил Булыгин свой внутренний монолог.

Он, не вставая с постели, неторопливо почесал плотное брюхо. С некоторых пор мысли о Сереге занимали его все больше. Он чувствовал — надо что-то менять в их отношениях, он их перерос. Так бывает, был Серега лидером, а теперь все — обхожу на повороте. А тот не понимает, как Булыгин ему ни намекал.

«Попробуй сегодня пробейся на рекламном рынке — все схвачено и поделено среди акул, подобных „Примадонне“. Пришлось горбатиться и пускаться во все тяжкие. И задницы полизать, чтобы не слопали с потрохами, и к той же „Примадонне“ на поклон идти», — втолковывал воображаемому шефу Булыгин. Правда, Серега про это не знает — его не обо всем стоит информировать, темпераментный слишком. Серега тут же бы вскинулся, стал вникать и, глядишь, взбрыкнул бы против условий, что выставила «Примадонна», — потому-то никто из серьезных людей с ним и дел иметь не хочет. Да и известно всей Москве — в долгах он по самые уши, едва воздух ртом хватает над водой, скоро пойдет ко дну.

«Не понимает, что на хрен никому не нужно эксклюзивное право на рекламу в этом его долбаном политическом еженедельнике, — это позавчерашний день. Кому это вообще сегодня нужно — политика, демократы, передовые взгляды? Гроша ломаного не стоит все это вместе с его политическим еженедельником. На телевидение надо пробиваться, там такие горизонты, такое море разливанное возможностей — только доберись до водопоя, уговори кого надо, чтобы допустили к краешку, — и купайся, и залейся…»

Булыгин лежал в утренней затемненной спальне.

Каждый раз, когда он представлял себя через пару лет после того, как присосется к телевидению, у него от предчувствия собственной грядущей крутизны сладко замирало все внутри. Но на лице блаженство не отражалось. Путем долгих тренировок Булыгин привил своему лицу не смываемый никакой человеческой эмоцией рыбий взгляд, который, по его убеждению, помогал ему идти по жизни.

Булыгин давно смотрел на кореша Серегу как бы со стороны и с удивлением понимал, что тот его раздражает: какой-то импульсивный, несолидный, перепады в настроениях. И шмотки у него появились дорогие после того, как бизнес развернулся, а все без толку — и кашемировое пальто на нем, и костюм за тысячу долларов. А морда — все равно как у запоздалого шестидесятника в тот момент, когда у того начала сбываться мечта об «оттепели». Несерьезный какой-то, невесомый — кто с ним будет считаться?

— Миш, все готово, — раздался из кухни голос Элеоноры. Но Булыгин не торопился вставать — пусть еще раз позовет.

Морда у Сереги, конечно, разная бывает — очень уж подвержен настроениям. Иногда мрачная, тяжелые мысли так и читаются — девочки-секретарши в такие минуты обходят его за версту, потому что, кроме хамства и мата, от него ничего не дождешься.

Но бывает, что Серега открыт, улыбчив, громогласен, взгляд хитрый — тут его обаянию трудно противостоять, и все к нему так и льнут. Тогда с ним легко, весело, в такие мгновения даже его партнерам кажется, что дела идут на лад, что Серегина изобретательность, энергия и оптимизм, как всегда, вывезут и что скоро все увидят небо в алмазах.

"Но я-то все это уже видел-перевидел, и лично меня эти перепады в настроениях и щенячье бодрячество только бесят — на обаянии не выплывешь и серьезным людям его вместо залога не предложишь.

А «Примадонна» — боже мой, это спасение. Уже и ролик моей фирмочки прокрутили по первому каналу — всего несколько секунд, чисто имиджевый, но все же — по первому! Блин, это не всем доступно!" — продолжал предаваться приятным мыслям Булыгин.

Если по правде, то его просто распирала гордость за те несколько секунд, когда на телеэкране появлялась эмблема его «Пресс-сервиса». Но это — так, аванец в счет будущих отношений с «Примадонной».

А чтобы любовь состоялась, надо уйти от Сереги, как-то вырваться от него, вывернуться.

«А как? Я не беспредельщик, я до крайности доводить не хочу! По закону — все козыри в руках у Сереги, его фирма, а я так — наемный управляющий. Просил же его по-хорошему — отпусти с фирмочкой из своего холдинга, отступного дам… Черт с ним, что уже оплатил я эту фирмочку своим горбом сполна, еще заплачу. Отпусти — моя ведь уже по сути, я ее веду. Получается у меня…» — вспоминал Булыгин последний серьезный разговор с Серегой.

Слышать не хочет. Разорался — моя, мол, идея была, я тебя как друга в дело посвятил и бизнес доверил, а ты — соскочить хочешь… Да у тебя таких денег нет, чтобы откупиться. И мат обычный, Серегин, — как товарный знак и фирменное наименование. А какого хрена я должен втридорога переплачивать за собственное дело?



Надо поговорить с Региной, хотя и ох как неохота… Она имеет на него влияние — любой шанс нужно использовать. Если бы она согласилась намекнуть ему, чтобы не упирался… Даст бог, все бы разрешилось по-мирному. А не разрешится — пусть вместе с Серегой так и запишут: сами виноваты, сами довели…

— Миша-а-а-а, — пела из кухни Элеонора.

— Иду, — отозвался Булыгин и стал вылезать из постели.

И чего Сергей так на Регину запал? Непонятно.

Если бы не дело, в жизни бы с ней не заговорил — редактор отдела прозы, так ее. Правильная такая… Всерьез думает, что ее за профессиональные заслуги поставили отдел прозы возглавлять. Нет, в деле она, конечно, волочет, но как-то уж больно СЛИШКОМ.

К такой не знаешь, с какого боку подойти, — такой только свое мнение по делу дай высказать.

«Отчего у вас, Михаил Николаич, доходы от рекламы в еженедельнике падают? Может, не стоило добиваться монопольного права? Может, поделитесь с другой компанией?»… Дожил, всякая баба ему будет указывать, что делать и что нет в его же фирме… А то и падают, что не интересует его этот хренов десятитысячный еженедельник — какой с него навар? Смотрит на тебя как на партнера по бизнесу, а в глазах превосходство так и сквозит. Москвичка умненькая, образованненькая! Глаза строгие, отсутствующие, вечно что-то про себя думает — непонятно, чего хочет.

"С юности не выношу непонятных баб — не фиг мне загадки загадывать. Интеллектуалка, о прозе толкует, бьется за книгу какого-то неизвестного самородка, недавно завернула рукопись Ильинского — мол, хоть он и живой классик, но тут для нас схалтурил. Неужели, лапочка, тебя и впрямь современная российская проза интересует? Иной раз так и представляю — схватить бы тебя аккуратненько рукой за горло, чтобы вытаращились удивленно строгие глазки, прижать к стенке и показать тебе твое место — затрахать так, чтобы орала от неистовства: "Еще!

Еще!"…

— Миш, — в ванную заглянула жена, прервав его фантазии о Регине. Булыгин с неудовольствием посмотрел на нее и оторвал от щеки электробритву.

— Ну, что?

— Винегреду хочешь?

— Хочу, а также сервеладу.

Элеонора, не уловив иронии, уже помчалась к холодильнику доставать финский сервелат. «Винегреду, лапа ты моя…» — подумал Булыгин. Элеонора, хоть и жила теперь в Москве, так и не научилась правильно произносить некоторые слова. «Ничего, у нее все впереди».

А все заместитель Губина по издательству Подомацкин — «Регина способный человек, ее надо продвигать… Это так респектабельно, когда среди руководителей предприятия женщина». Европеец, блин!

Сам на нее виды имел, но подкатывался изящно, без нажима. Не обломилось, но, впрочем, он не очень и настаивал. Любит, чтобы женщина к нему сама пришла, — а Регина вот не пришла. Не догадалась, что он этого ждет. А может, догадалась, но не сочла нужным откликнуться на запрос старшего товарища. Считает, видно, что профессиональной работой в отделе отплатила Подомацкину за поддержку при назначении — откуда только такие стервы непроходимые берутся?

Сергей от нее тащится — днями торчит у нее в кабинете. Или наоборот — из-за каждой мелочи вызывает ее к себе в президентский отсек: «А что мы планируем издать в июле? Мне тут из типографии звонили — ты срываешь график…» Особенно увлекся в последнее время — даже жену перестал бояться. А у Киры везде в издательском доме глаза и уши — ей все доносят.

Неохота с Региной говорить… "Почему я испытываю неловкость, когда приходится с ней общаться?

По виду она не заносчива, дружелюбна, не чувствует стесненности — вот-вот, не чувствует стесненности, держится на равных, чуть насмешливо. Каждый раз ощущаю себя каким-то червяком — а я вице-президент холдинга, между прочим, могла бы выказывать мне больше почтения, хотя бы притворного… Сука!"

Умытый и одетый Булыгин проследовал в столовую к накрытому столу. Элеонора в розовом пеньюаре (у нее их было много, но любимый — розовый) наливала ему в чашку кофе. Пока он завтракал, она сидела рядом, скромно отпивая из своей чашки и ловя его взгляд. Она уже уразумела, что муж ждет от нее уважения, и, на взгляд Булыгина, сносно научилась его изображать. Когда трапеза подходила к концу, а муж выглядел вполне удовлетворенным, она, томно прикоснувшись пальцами к виску, как бы невзначай обронила:

— Что-то плохо себя чувствую.

— Чего так? — поинтересовался Булыгин.

— Голова кружится, слабость… Миш, может, мне отдохнуть? У тебя все дела да дела. Даже и не замечаешь… А я так измоталась, еле хожу…

— Где же ты так измоталась? По магазинам? — криво усмехнулся Булыгин и продолжил:

— Ладно, говори толком…

— Миш, я на Кипр хочу. Я не могу, я чувствую, что без моря больше не выдержу. Посмотри на меня, посмотри на лицо, — Элеонора пододвинула к мужу крепкощекую, уже с утра накрашенную мордаху, — это ужас, как я выгляжу, перед людьми стыдно. А еще жена Булыгина! Что они про нас подумают!

— А Турция в апреле? — напомнил Булыгин для порядка. На самом деле он был совсем не против, чтобы жена уехала на какое-то время. Более того, ему пришло в голову, что эта ее отлучка может прийтись очень кстати…

— Когда это было? — ощетинилась Элеонора. — Сто лет назад!

Голос ее упал на тон ниже, а сила звука достигла уже пограничных величин. Еще немного — и она начнет базарную перепалку. Переходы от сюсюканья к трамвайному хамству у нее до сих пор были плохо отработаны — чересчур резкие. Сейчас начнется привычное — «тебе бы только по курортам таскаться, хоть бы раз поинтересовалась, как я деньги на них зарабатываю!», «вечно меня попрекаешь, уже отдохнуть нельзя, другой бы радовался, что жена хорошо выглядит — загорелая, веселая, нарядная!..», «да уж, что касается нарядов, это ты права! В таких нарядах на площадь Тяньаньмынь выйти не стыдно!», «что ты понимаешь в современной женской моде! Хочешь, чтобы я в какой-нибудь „Большевичке“ одевалась?».

Но Булыгин решил не начинать дискуссию:

— Ладно. Езжай на Кипр.

Элеонора взвизгнула и кинулась ему на шею. Булыгину стоило труда отодрать ее от себя — он опасался, что она замажет ему обильной своей косметикой всю рубашку.

— Ой, мне надо купить новый купальник, парео, шляпу!.. — щебетала Элеонора, решив ковать железо пока горячо.

Между прочим, Булыгин ее не баловал и денег на руки почти не давал, не расспросив основательно — зачем, на что, и не уточнив, сколько стоит то, на что она положила глаз. Как, спрашивается, она ухитрялась при этом припрятывать от него доллары? Секрет фирмы.

— Ладно, ладно, позвони мне на работу, когда соберешься за покупками, — благодушествовал Булыгин. — Отвали! Мне надо спешить.

Элеонора поскакала в холл к двери, чтобы проводить любимого на работу прощальным поцелуем.

Подол розового пеньюра развевался перед носом Булыгина.


Когда Губин наконец добрался до своего кабинета, мыслями он уже перенесся целиком в дела. Секретарша Мила, войдя к нему, доложила о намеченных на сегодня встречах, звонках и мероприятиях. Но кое о чем Губин помнил и сам — утром из типографии должны были привезти первую партию нового романа Фаулза. Он ждал роман из печати с нетерпением.

И первым делом спросил у Милы:

— В типографию посылали?

Услышав, что да, посылали, шутливо на нее обрушился:

— Так что же ты молчишь? Быстрее неси! — А сам по селектору позвонил Подомацкину:

— Эдик, зайди ко мне на минуту!

Мила удалилась, через несколько секунд принесла стопку экземпляров Фаулза и положила Губину на стол. Когда в кабинет вошел Эдик Подомацкин, Губин с видимым удовольствием вертел книгу, проверяя, все ли сделано, как договаривались. Этим изданием Губин гордился. Что касается Фаулза, то тут Губин был молодец, вне всяких сомнений, — права купили быстро, пока конкуренты не опомнились, переводчика взяли самого классного, дорогого. Губин презирал нынешнюю манеру книгоиздателей отдавать переводить роман зарубежного автора сразу десятку переводчиков — каждому по главе. Бригада работала одновременно и в самые сжатые сроки — как правило, через пару недель переведенный роман уже лежал на столе у заказчика.

Большая часть этих «переводчиков» были родственники, дружбаны или любовницы шефа издательства, едва владеющие языком, переводящие оригинальный авторский текст со словарем Миллера. Он насмотрелся этих корявых скороспелых переводов, в которых имя главного героя менялось от главы к главе — просто потому, что каждый из горе-переводчиков транскрибировал его по-своему, а на квалифицированного редактора пожалели денег. Тексты пестрели резавшими слух и глаз англицизмами вроде:

«Когда ты наконец сделаешь хоть немного денег?» Не говоря уже о ежестрочных корректорских ошибках, небрежностях в синтаксисе и прочем.

— Посмотри-ка! — обратился он к Подомацкину, показывая глянцевую обложку Фаулза.

— Здорово, Сереженька, здорово! Просто великолепно! — разахался Подомацкин.

И он точно так же, как несколько минут назад Губин, стал вертеть пахнувшую типографской краской книгу — поглаживал по суперобложке, изучал аннотацию и фотографию автора, любовался качеством бумаги и печатью. Нельзя сказать, что Губин и Подомацкин во всем ладили, но что касается книг… Губин знал, что среди высших руководителей холдинга только Подомацкин может разделить его восторг в отношении и творчества Фаулза, и, собственно, издания его нового романа.

— Художник постарался! Какой макет! За такую работу не стыдно! Совсем не стыдно! — улыбаясь, искренне говорил Подомацкин приятные слова, как будто сам не готовил это издание к печати и не утверждал макет, иллюстрации и набор. Но Подомацкину нравилось повосторгаться книгой в унисон с кем-нибудь. Излагать свои мысли тому, кто их полностью разделяет, наперебой сообщать друг другу то, что обоим известно, возвращать в процессе восторгов собеседнику его же слова — в этом есть какое-то необъяснимое удовольствие. Для Подомацкина все это составляло особую прелесть, поскольку он принадлежал к тому типу людей, которые любят устраивать себе только приятные события. Они в упор стараются не видеть событий неприятных, потому что те требуют каких-то решений и действий, чреватых конфликтами с окружающими и нарушением комфорта.

— Натерпелись-то, натерпелись-то сколько! — вспоминал Подомацкин.

С покупкой прав все шло сначала не очень гладко — просочились сведения, что за тем же романом охотятся конкуренты из Питера. Пришлось потратить много усилий, чтобы убедить агента, что с конкурентами связываться не стоит. В числе «усилий» был не один поход в ресторан за счет фирмы. «Пришлось даже запустить окольными путями небольшую дезу, компрометирующую питерцев», — подумал Губин.

О «дезе» Подомацкин не знал. Потом намучились с переводчиком — тот, которого хотели они, долго отказывался, мурыжил, отговаривался занятостью и сперва даже не реагировал на повышение гонорара.

Пришлось пробовать другого переводчика — не понравился. Все-таки уломали первого, повысив гонорар до предела, — и не пожалели. А дальше маета с художником… Этот постоянно срывал сроки.

— Что скажешь? — пригласил Губин присоединиться к восторгам вошедшего в кабинет Диму Сурнова, главного редактора «НЛВ». Но тот хмуро глянул на книжку и, не сказав ни слова, плюхнулся в кресло.

Пока Серега и Эдуард Александрович умилялись, он сидел с каменным лицом, не вмешиваясь в разговор.

Оба вызывали у него раздражение — а что же вы хотите? Он ни на секунду не мог забыть, что роскошный Фаулз издан на деньги, заработанные «его» газетой.

Собственно, особой заслуги Димы Сурнова в успехах «НЛВ» не было — это Губин несколько лет назад гениально угадал, что нужно людям и что они любят больше всего — продавать и покупать. На страницах «НЛВ» Губин предоставил такую бесплатную возможность всем. Но постепенно забылось, что идея принадлежала Губину, Сурнов вел газету уже три года и с делом, естественно, сроднился. Все-таки он не мог смириться с тем, что его «никчемная» (он был уверен — Подомацкин думает именно так) газетка, целиком состоящая из «высокохудожественных» текстов вроде «мужч. в.о. эконом., стаж исп. дир. и прочее» кормит и издательство, и пока не вышедший на прибыль брачный журнал, и прочие проекты Губина.

Своей восторженной болтовней Губин с Подомацкиным сыпали ему соль на раны, будто специально еще раз его унижали. Суперприбыльной газеткой Сурнова они никогда не восхищались — знай гребли деньги, и о его усердии и изобретательности не вспоминали.

Все восторги — на долю психологической зауми…

— Да не окупится ваш Фаулз! — с нажимом врезался в их разговор Сурнов, не удержавшись. — Ясно же.

За права, переводчику, художнику, бумага дорогая, тираж не очень большой, цену задрать не можем — тогда вообще никто не клюнет, и расходиться будет медленно. И читать эту мудреную муру невозможно.

Ладно я, положим, могу прочитать и прочту. Но вот выйдите на улицу, остановите первого встречного и спросите: «Вы можете это прочитать?»… Ответ — нецензурный, сами знаете. И чего, спрашивается, вы так подпрыгиваете от радости?

— Ну-у-у, — снисходительно протянул Подомацкин после секундного замешательства, пока еще не теряя улыбки. — Разве дело в этом? Разве можно все измерять деньгами? Посмотрите, какая прелесть, какой слог, какая тонкая мысль, какая причудливая интрига! Это престижно, это высокая марка, наконец.

Не надоело еще нам публиковать все эти женские бестселлеры, написанные по шаблону, известному уже самой безмозглой полуграмотной журналистке, и переведенные кое-как? Как мы будем привлекать серьезных партнеров?

— Серьезных партнеров привлекает прежде всего возможность заработать с нами деньги! — взвился Сурнов из кресла как ошпаренный. — Уж я-то знаю!

Сергей, — обратился он к Губину. — Помнишь, мы планировали запустить серию «бабского» романа, библиотеку ужасов, сборники комиксов? Я понимаю, Эдуард Александрович, для вас это низкий жанр. Но извините меня, все ваше высокохудожественное издательство с его высокохудожественными запросами существует — и неплохо, как я понимаю, существует — именно на те средства, которые мы выручаем за рекламные заказные опусы «безмозглых полуграмотных журналисток», как вы выразились…

Подомацкин, как все хорошо воспитанные люди, избегал разговоров о деньгах и взаимные счеты. Он поджал губы и слегка нахмурился — светлое утреннее настроение было испорчено. Сам Губин до некоторой степени считался с особенностями Подомацкина, но губинские бесцеремонные кореша время от времени позволяли себе ткнуть рафинированного интеллигента в больное место. Раз Губин деликатничает, то кто-то должен сказать Подомацкину правду.

— Опять вы о деньгах, — с достоинством, но несколько принужденно проговорил Подомацкин, заметно остервеняясь лицом. — Я не думаю, что у вас есть право упрекать издательство, — вы, кажется, забыли, что мы внесли свою долю и сегодня весь холдинг располагается в нашем здании. Между прочим, нам пришлось потесниться, хотя никакого удовольствия наши сотрудники от этого не испытали.

— Зато они получают удовольствие, каждый месяц расписываясь в кассе! — Сурнов уже почти перешел ни крик.

— Дима! — одернул его Губин.

— А! — махнул рукой Сурнов, как бы говоря, что толковать о деле с Подомацкиным бесполезно. Он нутром чувствовал, что Подомацкин ни капельки не уважает то, что он делает, и даже, наверное, считает их с Губиным всего-навсего удачливыми торгашами.

Эдуарда Подомацкина заставляло мириться с такими, как Булыгин и Сурнов, то, что сам он решительно не был способен ни к какой хозяйственной, а тем более предпринимательской деятельности. С началом перестройки, которую он приветствовал как всякий советский интеллигент — диссидент в душе, его славное издательство стремительно летело в тартарары. А что делать, он не знал. И честно говоря — не хотел знать. Необходимость что-то предпринимать, крутиться, идти к кому-то на поклон, ждать в приемных, что-то придумывать ему претила. Он слишком себя уважал.

Шеф издательства, процветавшего в советские времена, Подомацкин был высококлассным специалистом — литературным критиком и редактором. Он был талантлив, вырос в Стране Советов, в совершенстве овладел умением показывать власти кукиш в кармане и потому прослыл большим вольнодумцем и прогрессистом. Человек он был светский, милый, остроумный и большой бонвиван. Как природный либерал, он всегда, все годы перестройки и начала правления демократов во главе с Ельциным, яростно выступал за рынок и демократию, но реальный рынок и реальную российскую жизнь презирал. Презирал молча, но внутренне — очень агрессивно. Он не понимал, с какой стати он должен забивать себе голову проблемой цен на издаваемые книги или переживать — предположим — по поводу коммерческого провала какого-нибудь издания. С какой стати он должен ради денег издавать дамское чтиво, которое ничего, кроме тошноты, у него не вызывало? Почему он должен портить себе нервы, увольняя сотрудников, по тридцать лет проработавших в издательстве, а теперь ставших, по мнению коммерческого директора, «балластом»?..



Подомацкин не только не мог найти способ спасти утопающее издательство — он вообще, наверное, не вмешайся другие, так бы и стоял, не предпринимая ничего, и смотрел, как загибается дело его жизни.

Такая позиция казалась ему полной внутреннего достоинства — грустный мудрец перед накатывающим беспощадным валом пошлой жизни. Но оставались такие условности, как общественный вес, социальный статус… Идти на улицу литературным поденщиком совсем не хотелось… Вмешались его друзья со связями — это они искали вариант, который помог бы славному Эдику остаться главой издательства, а не просто известным, уважаемым и квалифицированным, но только критиком. Друзья и нашли ему Губина.

Пикировка Сурнова с Подомацкиным уже перешла на повышенные тона. Подомацкин покраснел и выглядел расстроенным, его оппонент разозлился и по виду готов был к выяснению отношений до конца.

Но Губин положил конец производственной беседе, отослав Подомацкина к Миле, у которой можно было разжиться дополнительными экземплярами Фаулза для сотрудников издательства. Сам Губин не собирался принимать чью-либо сторону, ибо находил, что оба правы отчасти. Но тон Сурнова ему не понравился. Вообще старый друг Дима сегодня не был похож на себя — обычно сдержанного, корректного. Уж с кем, с кем, а с ним-то у Губина никогда не было проблем. В отличие от «лимитчика» Булыгина, Дима Сурнов происходил из интеллигентной московской семьи, был умен, образован и умел держать свои чувства при себе.

— Что с тобой? — с неудовольствием поинтересовался Губин, встав и перекладывая с места на место какие-то бумаги на столе. — Зачем ты все это вывалил? Эдик тебя не поймет, только озлобится. Какой смысл?

— Надоело потому что, — отозвался Сурнов все еще довольно агрессивно. — Я вообще не за этим пришел. Я зашел спросить: ты читал мой проект развития «НЛВ»?

— Читал, — подтвердил Губин. Он не стал тянуть резину, а хотя и без особой охоты, но стал излагать Сурнову свои соображения по его записке. — Мне кажется, пока таких возможностей у нас нет. А с новыми кредитами сейчас трудно — нам бы со старыми разобраться…

— Извини, — перебил его Сурнов. С первых слов Губина он стал заметно волноваться, настраиваясь на тяжелый, нервный разговор и стараясь поддержать в себе огонек еще не потухшей после сшибки с Поломацкиным внутренней агрессивности. — Но мы в газете заработали вполне достаточно средств на развитие. Нам кредиты не понадобятся.

— Дима, не прикидывайся идиотом, — начал раздражаться и Губин. — Прекрасно знаешь, что бабок нет. У меня не только ваша газета…

— Вот если бы ты не кидал деньги на всякую муру… Если бы ты этого не делал, денег на мой проект было бы достаточно. На рынок пора выводить модификацию «НЛВ» — сам знаешь, даже очень успешный товар надо обновлять раз в три-четыре года.

Давай подумаем, как диверсифицировать дело. Нам надо удержать инициативу на рынке — конкуренты на пятки наступают. Нужны идеи…

— Нужны, нужны! — взорвался Губин, он вдруг почувствовал дикую усталость. — Идеи нужны всегда, всем и везде! У тебя там отличная идея — приложения к «НЛВ» печатать в Германии. Но нужна еще такая мелочь, как деньги! Где их взять?

— Какого черта вы с Подомацкиным забросили «бабский» роман? Эдика надо заставить печатать прибыльный товар. Я понимаю, что он предпочитает получать одновременно и деньги, и удовольствие.

Я предпочитаю то же самое — но нет, я каждый день занимаюсь своей косноязычной газетой и думаю, как ее заставить продаваться еще лучше и еще дороже. Но не могут же за счет «НЛВ» жить все твои престижные конторы! Мы же на всех зарабатываем, и нам же не хватает! Ни рубля лишнего не даешь!

— О чем ты говоришь… Будто я сам об этом не думаю. — Губин опустился в кресло. — Не сгущай краски — у Булыгина небольшая прибыль, брачный журнал постепенно выходит на безубыточность…

Сурнов выслушал последние слова Губина, отворотясь, уже спокойно и чуть ли не равнодушно — как человек, который внезапно понял, что все разговоры напрасны и ни к чему не ведут.

— Ладно, — подытожил Губин. — Давай заканчивать. Твою записку я пока не похоронил. Мы к ней еще вернемся — дай срок…

Сурнов, сохраняя то же равнодушное и недоверчивое выражение лица, вышел и хлопнул дверью. Губин с досадой откинулся в кресле — настроения Сурнова были для него неприятной новостью. «Чего он дергается? Плачу им в „НЛВ“ под завязку…»

Регина маялась с набором нового романа, когда дверь распахнулась и, гремя каблуками, в ее кабинет без стука ввалился Булыгин. «Что-то многовато с самого утра посетителей», — подумала Регина.

— Что это вы, Михал Николаич, входите, как эсэсовец? — осведомилась она.

Как ни уговаривала себя Регина относиться к Булыгину толерантно — от Губина она знала о его тяжелой комсомольской юности, — ничего у нее не получалось. Знакомая история: провинциальный парень, подававший надежды боксер, сегодня превратившийся в борова, в свое время, для того чтобы остаться в Москве, женился на постылой дурочке, которая не вызывала у него никаких чувств, помимо отвращения, и пошел по комсомольской линии, которая вызывала у него ровно те же эмоции. В общем, многих славный путь… К этой части булыгинской жизни Регина относилась терпимо — чего не сделаешь под гнетом проклятого тоталитаризма. Более того, Булыгин в этой части своей жизни вызывал у нее даже сдержанное восхищение — такое отсутствие брезгливости, как у Булыгина, полагала она, свидетельствует об исключительных волевых качествах.

Она представляла себе, как он год за годом от омерзительного дневного лицемерия на комсомольской работе ночью переходил к супружеским обязанностям в постели с нелюбимой женой, а назавтра все повторял — сжав зубы, собрав волю в кулак. И все годы мечтал о другой жизни и другой женщине.

Прямо разведчик в тылу врага.

Нет, это она могла понять. Ну, не было никакого ходу энергичному провинциальному парню в СССР, помимо комсомола и женитьбы по расчету. Но сегодня, когда сбываются его мечты, когда он почти хозяин жизни, во всяком случае, все выбирает сам, — какая же ходячая пошлость из него получилась! Это оскорбляло Регинино чувство стиля Булыгин старательно, без всякой фантазии, изображал из себя «нового русского» Не было такого стереотипа, связанного с понятием «новый русский», какой Булыгин не примерил бы на себя и не приспособил к своей персоне. Он носил дымчатые очки, ходил с бессмысленной мордой, на которой застыло выражение неопределенного, но агрессивного недовольства, цедил слова сквозь зубы, почти не расставался с телохранителем, не выпускал из руки мобильник, вешал златую цепь на выю. На «мере» пока не наворовал, но на «Вольво» уже ездил.

Вторая жена Элеонора — та, которую он выбрал уже по собственному вкусу, — полностью вписывалась в его новорусский идеал. Молодая, длинная, крашеная блондинка с выражением тупого чванства на лице — ей казалось, что именно так выглядит воплощенное чувство собственного достоинства. Все остальные прелести тоже были при ней — провинциальный акцент, леопардовые платья, нутриевые манто, замшевые ботфорты и — как у мужа — неизменный мобильник в руке, с которого она названивала ему из модных салонов и дорогих бутиков. Звонила ни за чем — просто, чтобы эти кошелки вокруг, эта салонная обслуга чувствовали, с кем имеют дело…

Никакой Жак Дессанж с Джанфранко Ферре ей помочь не могли — разрушить, да что там, даже поколебать этот цельный законченный образ им было не по зубам.

Когда Губин купил издательство и «Политику», пришедший с ним вместе на хозяйство Булыгин поразил пишущую братию тем, что, появившись утром в редакционном зале, где проходила летучка, на полном серьезе вопросил: «А почему никто не встает, когда входит вице-президент?» После этого случая он превратился для ехидных журналистов в предмет насмешек и больше не любил посещать те этажи холдинга, где гнездились борзописцы.

«Как их свело с Губиным?» — размышляла Регина, пока Булыгин, засунув руки в карманы, соображал, с чего бы начать разговор Губин, конечно, не был ангелом, но он живой человек с горячей кровью, обладающий яркой индивидуальностью, а этот . Вот сейчас, например, Регина безошибочно распознала, что Булыгину от нее что-то очень нужно. Еще одна его черта — пошлейшая из пошлых. Он общался с человеком, только если чего-то от него хотел. А раз он решился обратиться к ней — а Булыгин ее терпеть не мог, Регина это знала, — значит, действительно вопрос жизни и смерти — разумеется, для него. И хотя она недоумевала, зачем могла ему понадобиться, не стала его торопить и ждала, когда он сам все расскажет.

Булыгин осклабился, обнажив редкие зубы, и прошел на середину комнаты. За ним последовал шлейф из тошнотворного запаха пота. Регина в это время проводила сеанс аутотренинга: «Этот запах мне совсем не мешает, я его даже не ощущаю, я это выдержу, это ненадолго». Знала бы, что пожалует Булыгин, заранее открыла бы форточку, а теперь только и остается, что тоскливо глядеть в сторону задвижки на окне…

Странное дело — как ни поливался Булыгин совсем по-новорусски заграничными дезодорантами и одеколонами, каждый флакон которых стоил с десяток минимальных пенсий, избавиться и избавить окружающих от своего ядреного духа ему не удавалось.

Упитанное гладкое тело работало как химзавод, кожа на лице лоснилась, редкие зачесанные назад волосы всегда производили впечатление жирно-мокрых.

— У нас тут группа в Амстердам набирается, — наконец пробулькал он. — Не хочешь присоединиться?

Желающих много, всем подряд не предлагаем.

— Амстердам — город заманчивый.

Уклончивый Регинин ответ можно было принять и за согласие — Булыгин так его и принял. На самом деле ее замечание ничего не означало и, по сути, не было даже ответом. В общем, она поддержала разговор, эти слова об Амстердаме ее ни к чему не обязывали.

А Булыгин, воодушевленный, продолжал:

— Слышь, там так оторваться можно! Там такой квартал красных фонарей — ну, ты же понимаешь, там порт, морячье, все такое… Голландский партнер принимает, рабочая программа — одна видимость.

Зато если там не была, получишь большой кайф. Мы как-то в Гааге были — вечером не успели на квартал проституток посмотреть, решили утром съездить, времени в обрез, днем улетать. Пришли — там, натурально, пусто ранним утром. Поглазели на эти витрины, в которых по вечерам телки сидят напоказ. Когда клиент заходит, она шторку на витрине опускает и, сама понимаешь… В один такой закуток мы даже заглянули из интереса… Так, ничего особенного, никакого полета фантазии. Спартанская обстановка — два на два, койка, умывальник и биде. Модный нынче минимализм, ха-ха… Потом, когда все отвалили к машинам, одна девка вылетела — сонная, в одном белье — где, мол, тут клиенты? Углядела нас как-то, готова была в неурочное время обслужить — потому что там у них, в Европе, конкуренция и рынок, спрос и предложение. Не будешь ишачить, хрен заработаешь. А в центре этого квартала красных фонарей, слышь, скульптура стоит — не поверишь, громадная голова Сталина, между прочим, выполненная вполне в стиле соцреализма. Двое каких-то наших придурков-скульпторов, имена у них странные, забыл, лет тридцать назад вырвались из «тюрьмы под названием СССР»… А эти западные придурки так им сочувствовали, так за бедных диссидентов болели душой, что сказали им — мол, оплатим вам изготовление любого вашего произведения на вольную тему и установим, где укажете, извольте ткнуть пальцем в карту Европы… Вот они Сталина и изваяли и пожелали его воздвигнуть там, где проститутки клиентов клеют. В душе, наверное, смеялись над этими богатыми сердобольными лохами, ха-ха… А пиво в Европе тоже атас!

Не поверишь, на любой вкус…

Пока Булыгин бубнил про проституток и пиво, Регина ждала, когда он приступит к главному. Странный человек, если бы он просто изложил свою просьбу, у него было бы гораздо больше шансов на ее сотрудничество. Но Булыгин есть Булыгин — она поморщилась. Он будет не он, если для начала не попытается купить ее по дешевке — в данном случае поездкой в славный город Амстердам. Забавно он представляет себе ее «отрыв» — в портовом кабаке с каким-нибудь матросом-тайцем за кружкой «Хайнекена», что ли? Мог бы и лучше подготовиться к беседе — в Амстердаме, между прочим, есть и Рейксмузеум, где экспонируется «Ночной дозор» Рембрандта…

А Булыгин, кажется, уже сам сообразил, что несколько не учел специфики материала, с которым «работал», и попытался исправиться:

— А шмотье какое! Там есть одна лавочка на площади Дам, где косметика эксклюзивная по дешевке продается — я тебе покажу… И золото не то, что у нас… Мы там с Элеонорой когда были, так она как гончая — язык на спине — по этим лавкам чесала. Ее вообще опасно в Европу пускать, ха-ха… А я в сторонку отошел — лучше, думаю, посижу покурю.

И, как говорится, у меня с собою было… Не успел расслабиться, смотрю, трюхает моя красавица с ошарашенным лицом и сует мне руку под нос — кольцо с бриллиантами только что купила, показывает. А у самой физиономия перекошена — никак не может понять, зачем она его купила, хотела взять совсем другое. Потом всю дорогу ныла, меня изводила: «Хорошее, правда? Красивое?» Слушает, косится, не верит и через полчаса снова: «Правда? Хорошее?» Так что не сомневайся, двигай в Амстердам, останешься довольна. Жалко, Сергей поехать не может…

«Так вот оно что», — подумала Регина.

— Вообще я хотел потолковать с тобой о Сергее…

— С чего бы именно со мной?

— Ах, брось, Региночка, вся контора в курсе…

Между прочим, ты поосторожнее. Так ведь и до Киры дойти может, и до твоего…

— А может быть, вся контора заблуждается? Так сказать, слухи сильно преувеличены… Что такое должно дойти до «моего»?

— Ладно, оставим. Дело не в этом. Я о Сергее… He важно у него дела идут. Он хоть сам никому не говорит, хорохорится, но у нас все про это знают. Его идея с изданием дешевых собраний Хемингуэя и библиотеки приключений не выгорела — кругом в долгу остался. Избранное Пикуля едва-едва по нулям свел.

Придумывать надо что-то, прорыв какой-то нужен, а он слышать ничего не хочет. Как подойдешь к нему с новой идеей — была тут мысль начать политический детектив в «Политике» печатать. Только рукой махнул. Не до того ему, видать, а? — Булыгин улыбнулся ей как своей, с намеком ( Регина мысленно передернулась). — Другое на уме, хоть ты и считаешь, что вся контора заблуждается, ха-ха… «Политика» еще эта! — продолжал он. — Чего взвалил на холдинг обузу! Веришь ли, мы всем инспекторам из «Роспечати» в лапу сунули, чтобы эту «Политику» развозили по киоскам, а всем киоскерам — в лапу, чтобы им было интереснее эту хреновину продавать. И что думаешь? Мертво! Не идет! Моя рекламная фирма («Твоя?» — удивилась про себя Регина) прибыль дает, так что ты думаешь — Сергей все гребет подчистую и на «Политику» кидает. А ребята из «НЛВ», ну, из газеты бесплатных объявлений «На любой вкус», ты знаешь, вообще на грани — Димка Сурнов говорит, что, если так будет продолжаться, он уйдет вместе со своими к чертовой матери. Там такие офигенные бабки! Да ребята их и не видят — Серега все забирает. Не советуется ни с кем, вбухивает бабки во что ему вздумается. Только о себе думает, с нами совсем не считается — а между прочим, от холдинга не только его личная судьба зависит. Мы все в него вложились, пахали как проклятые пять лет — на дядю, что ли? Чтоб наши прибыли в этой паскудной «Политике» проедали? Мне Серега друг, но… И неосторожный он. Я знаю, его предупреждали — аккуратней с «НЛВ», хватит территорию завоевывать, серьезных людей можешь задеть. Поднял тираж до двухсот — остановись, подумай. Куда там! Чтобы Губин остановился… Плохо все это может кончиться. Неохота, Региночка, тонуть вместе с ним.

Ты, лапочка, умница, понимаешь, к чему я клоню.

Булыгин вопросительно посмотрел на Регину, затем кивнул утвердительно: «Понимаешь».

— Подумай, за мной не заржавеет. Поможешь мне с Серегой расстаться, уговоришь его — комиссионные твои, я скупиться не буду. Ой-ой-ой, только не надо так на меня смотреть, будто первый раз замужем! Впрочем, ты особо не расстраивайся. Такая женщина не должна себе голову забивать сильно серьезными делами, ха-ха… В Амстердам! В Амстердам!

Фланировать по площади Дам! Ловить восхищенные взгляды долбаных европейцев! Только жаль, Серега поехать не сможет. А как бы вы там вдвоем, как бы это сказать, насладились красотами города…

С последними словами о Сереге Булыгин улыбнулся Регине, скривив рот (а глаза за дымчатыми очками смотрят в упор, не мигнут), и двинулся к двери.

В дверном проеме обернулся и, повторив: «Плохо может кончиться», вышел. Регина мгновение просидела, не шелохнувшись, а затем резко вскочила и кинулась открывать форточку.


Вечером того же дня Губин сидел, задумавшись, в кресле в своем кабинете. Кабинет он отделывал с большой любовью — как все «кухаркины дети», он был неравнодушен к атрибутам роскоши. Три с лишним десятилетия своей советской жизни он прожил без особого комфорта — вспоминая эту жизнь из сегодняшнего дня, он не мог не признать ее и скудной. и скудоумной. Малогабаритка, постоянная необходимость «крутиться» из-за каждой мелочи, вечные изнурительные поиски дефицита и возможности подзаработать… Господи, чем они занимались! У Губина по работе был доступ к ксероксу — а в советские времена ксероксы, если кто забыл, а нынешняя молодежь даже и не знает, находились под присмотром первого отдела. Эти аппараты, которые сегодня стоят чуть ли не на любом углу, в советских учреждениях располагались за железной дверью с семью замками и ежедневно опечатывались. На каждую копию требовалась отдельная документация и виза вышестоящего начальника. И дело было не в экономии средств или в опасности фальшивомонетничества, как подумали бы сейчас. Ксерокс был орудием политическим и даже идеологическим, ибо мог делать копии с чего угодно. На нем ведь и «Архипелаг ГУЛАГ» можно было размножить. Что и говорить, вовремя советская власть почила в бозе, что бы сейчас кагэбэшники с Интернетом стали делать? Но в планы Губина в те времена не входило связываться с КГБ, хотя в кухонной интеллигентской болтовне о прогнившей системе он участвовал регулярно. В вопросе ксерокса его интересовала только коммерция. Дело нехитрое — например, с каждого тома библиотеки фантастики или Стругацких делаешь несколько десятков копий, загоняешь их знакомым по десятке… Конечно, приходилось объясняться с начальством за расход материалов, но кто в советское время не умел дурить мозги начальству? Копии рвали из рук. Книг не достать, особенно хороших, а денег на руках у народа несчитано. Сегодня все это кажется дичью — ничего себе книгопечатание в конце двадцатого века!

Губин даже в ту пору не унывал, хотя сейчас без смеха не мог вспомнить их кустарный бизнес. И те мизерабельные условия то ли от привычки, то ли от переизбытка энергии его не очень угнетали. Наверное, просто молодость, вечная влюбленность в Киру… Теперь, когда он наконец, как ему казалось, чего-то достиг, Губин благоустраивал свою жизнь, наводил в ней комфорт с большим удовольствием.

Кабинет был просторный, уставленный американской офисной мебелью — стол для конференций, рабочий стол с огромным вращающимся креслом, мягкие диваны и журнальный столик, бар, книжные полки с образцами продукции холдинга. За задней дверью помешалась уютная комната отдыха, где по вечерам Губин расслаблялся с особо приближенными сотрудниками, а попросту говоря, пил с Булыгиным, Сурновым, Подомацкиным и другими, параллельно обсуждая проблемы бизнеса.

В дверь заглянула его тетушка — он взял ее в буфет при приемной.

— Сереженька! Кофе принести?

— Принеси, теть Люб, спасибо.

Губин думал, что ему делать с Мишей Булыгиным.

Регина передала ему свой разговор с ним, хотя поначалу сомневалась — стоит ли. Ей не хотелось, чтобы Булыгин использовал ее в своих отношениях с Губиным, — если она расскажет о разговоре, значит, сделает как раз то, чего от нее хочет Булыгин. Но потом она решила, что лучше Сергея предупредить, — ее очень настораживало поведение Булыгина.

А Губину очень не понравилось, что Булыгин стал действовать через Регину, — он видел в этом элемент шантажа и даже какой-то демонстрации. Мол, во-первых, все про тебя известно, а во-вторых, плевать, что тебе это может не понравиться, я делаю, что считаю нужным, я тебе не шавка.

«Значит, не оставил мысли соскочить, — думал Сергей. — Готов на все». Впрочем, после того первого горячего разговора с Булыгиным Сергей не верил всерьез, что кореш Миша отступился от намерения свалить с рекламной фирмой из его холдинга. После той размолвки Будыгин больше не поднимал этого вопроса, но мыслей своих явно не оставил. Сергей, при всей своей предприимчивости и даже хитрости, которая не раз помогала ему в делах, в некоторых вопросах был человеком доверчивым. Например, он абсолютно доверял своим ребятам, с которыми начинал комсомольский бизнес много лет назад. В их числе был и Булыгин. Неприятный разговор сидел в памяти как заноза, но Губину и в голову не приходило, что Мишка способен предпринять что-то за его спиной.

И вот на тебе…

Булыгин его удивлял — что ни день, новый сюрприз! План развития своей рекламной фирмы он выполнял с явной прохладцей, указания Губина чуть ли не игнорировал — скажем, ему было ведено собирать рекламу для недавно приобретенной «Политики».

Однако сборы по рекламе в журнале с каждой неделей падали, на что Булыгин отвечал, что никто из нормальных людей не хочет размещать рекламу в этой тягомотной «Политике», что серьезные люди ее не читают, что тираж ничтожный, а журналисты — дешевые, и откуда здесь будут бабки? После того разговора Губин повнимательнее изучил состояние дел в булыгинском «Пресс-сервисе» и пришел к выводу, что часть прибылей Булыгин утаивает. Первым порывом Губина было вызвать Мишку и поговорить с ним как следует. Но потом он передумал. С некоторых пор общаться с Булыгиным по-старому не получалось.

Тот затаивался, огрызался, не шел на контакт. Тогда, в первый раз, тоже ведь его уговаривал — потерпи, сейчас издательство раскрутим, на подходе Фаулз, потом собрание Скотта Фицджеральда и Ремарка. Но Булыгин только бычился и молча таращился исподлобья. И увещевал его Губин, и совестил, и матом орал, и наобещал с три короба — как видно сегодня, ничего не помогло. Что он, интересно, задумал? Конечно, если действовать строго по закону, ничего Булыгин сделать не сможет — по всем документам фирма принадлежит Губину. Но ведь мы в России девяностых, в стране безграничных возможностей. Глупо уповать на закон — Губин это хорошо понимал, как и Булыгин. Об этом он и намекал через Регину.

Предлагал выкупить фирму. Откуда у него деньги?

Сколько Булыгин ни приворовывал, столько скопить он не мог — особенно при его любви к красивой жизни. Одна Элеонора кучу бабок с него сосет. Ребята как-то смеялись (им жены рассказывали ), что она шубы коллекционирует. Как увидит новую шубу в витрине — не может устоять. А Булыгину своему признаться боится, что еще потратилась, поэтому покупает шубы и под тахту складывает. А потом, наверное, примеряет их, перед зеркалом вертится, кайф ловит, пока мужика дома нет…

Кредит ему никто не даст — кто он такой, Булыгин? Если только он не снюхался с…Хреново. Что делать? Отдать «Пресс-сервис» Булыгину и отпустить его с миром Губин не мог, хотя и понимал, какими осложнениями ему может грозить эта история с «Пресс-сервисом». Блин, будем считать, что даже вопрос об этом не стоит — отпустить! Во-первых, фирмочка — одно из немногих его предприятий, которое уже сейчас приносило прибыль, небольшую, но все же. А во-вторых, из принципа. Он ее придумал, он поставил на дело Булыгина и дал ему все контакты для раскрутки. И потом — сегодня отпусти Булыгина, завтра весь его холдинг рассыплется. И первым в очередь на расставание встанет Димка Сурнов с «НЛВ» — а там-то прибыли просто бешеные. Под «НЛВ» любой банк кредиты дает. Если бы не «НЛВ», не было бы сегодня у Губина ни издательства, ни «Политики», ни этого здания в центре Москвы.

Тетушка принесла кофе. Губин поблагодарил ее кивком головы — та так и просияла.

— Теть Люб, попроси Милу в приемной, пусть найдет мне Козлова.

Николай Козлов решал для Губина проблемы безопасности — тоже был старый приятель, знакомый еще со студенческих лет. После окончания института Козлова взяли в КГБ — он всю студенческую пору мечтал туда попасть, что было достаточно необычно.

Среди молодежи как раз вошло в моду ловить по приемнику «забугорье», фрондерствовать считалось хорошим тоном, а «контору глубинного бурения» было принято ненавидеть. Надо сказать, Козлов Губина потряс — зачем ему этот КГБ? Книжек про шпионов, что ли, начитался? Романтика рьщарей плаща и кинжала? Непонятно… Впрочем, Козлов всегда был человеком серьезным, основательным — из тех, что строят свою жизнь методически, рассчитывая и готовя каждый шаг. Он и женился очень удачно — Губин улыбнулся, вспоминая, — на дочери одного высокопоставленного горкомовского чиновника. И как-то так у него все ловко получилось, что и по любви женился, и по расчету. «Учись, — в шутку пенял самому себе Губин. — Не то что ты — потерял голову на всю жизнь и не думал ни о чем…» Брак, между прочим, у Козловых оказался крепкий, вот только детей бог не дал. Позже Губин пришел к выводу, что Козлову принадлежность к КГБ давала, должно быть, ощущение надежности, пристроенности, крепкого тыла плюс… да-да, ощущение собственной избранности, исключительности и власти — микроскопическое, но все же.

На Лубянке Козлов прослужил много лет, и лишь перестройка с ее сумасшествием все переменила.

В конце 80-х — начале 90-х чего только не делали с КГБ — расчленяли, укрупняли, упраздняли какие-то управления, потом их восстанавливали, устраивали чистки и сокращения штатов, на верхушке ведомства один малокомпетентный руководитель сменялся другим — абсолютно некомпетентным. Козлов был в числе тех кагэбэшников, которым все это надоело, и они ушли в бизнес.

В бизнесе Козлову ничего не оставалось, как, забыв нравственный кодекс коммуниста, продавать свои профессиональные навыки и наработанные связи, особенно не задумываясь, какому делу он служит.

После ухода с Лубянки и краха СССР что-то в нем сломалось, будто не осталось ничего святого, чему стоило бы служить таким людям, как Козлов. Губин сталкивался в жизни с бывшими кагэбэшниками и нередко убеждался, что новой идеологией для многих из них стал абсолютный цинизм. Впрочем, Козлову, считал Губин, еще повезло. Пока он работал на Серегу Губина, ему нечасто приходилось растаптывать свои моральные принципы. Что по этому поводу думал сам Козлов, неясно. Он был профессионально немногословен и бесстрастен с Губиным и, какими бы они ни считались приятелями, никогда не откровенничал. Разговоры по душам, которыми часто заканчивались вечерние свойские попойки в губинской комнатке отдыха, он, как заметил Сергей, просто ненавидел. Со временем Губин перестал его туда приглашать.

Козлова разыскали быстро. Не прошло и десяти минут, как он уже стоял в дверях.

— Проходи, Коля, дело есть, — указал ему Губин на мягкое кресло в углу кабинета.

Сам Губин опустился в соседнее кресло и отдавал распоряжения тетушке — «кофе, минералку, лимончик принеси…». Потом встал, достал коньяк из бара, две рюмки. Пока тетушка не принесла заказанное, ни о чем серьезном не говорили. Да и потом, когда уже принесла, Губин оттягивал начало как только мог.

Спрашивал о том о сем, о здоровье и жене… Неприятный предстоял разговор, нехороший. Первый раз предстояло заговорить с Козловым о ТАКОМ, и Губин чувствовал себя неуверенно и даже, пожалуй, мерзко. Но деваться было некуда.

Козлов все понимал — он был в курсе всего, что творится в холдинге. Он смотрел на Серегу и знал, что тот сейчас ощущает, но не сочувствовал ему и не собирался облегчать его задачу, задавая наводящие вопросы. Что за метания и заламывание рук в профессиональном деле? Что жмется как девица? Хлипковат Губин…

— Коля, у меня проблемы с Булыгиным. Серьезные, — сказал Губин и быстро глянул на Козлова — как тот прореагирует.

Козлов лишь склонил голову в знак того, что понимает. Взгляд спокойный, внимательный, ничего не выражающий. Неуловимый взгляд, профессиональный, взгляд кагэбэшника, устремленный поверх глаз собеседника — куда-то в область его лба или макушки. «Он знает, о чем речь», — подумал Губин и отчасти обрадовался. Если Козлов и так все знает, многое можно оставить без обсуждения. Губин не мог отделаться от чувства неловкости и даже стыда — ему очень не хотелось признаваться Козлову, да и кому бы то ни было, что он сам не справился с ситуацией.

Не хотелось просить его о помощи. Но кого-то все равно придется о ней попросить…

— Не буду вдаваться в подробности, но он мне начал угрожать. Это правда.

Губин встал и подошел к окну. Ему было неудобно говорить все это, сидя напротив Козлова и глядя ему в глаза. Теперь он стоял к Козлову боком и смотрел в окно.

— Сука! Он еще мне угрожает! Да если бы не я тогда, спивался бы он сейчас в своей Макеевке, гнил бы заживо… Кто бы его без меня в райком комсомола взял, е-ка-лэ-мэ-нэ! — прорвало его.

Окунувшись в привычную атмосферу мата, Губин почувствовал себя лучше. Ему не надо было подбирать слова, чтобы выразить сокровенные мысли Козлову, — привычные словосочетания лились из него рекой и при всем малом разнообразии форм объясняли Козлову все обстоятельства проблемы предельно исчерпывающе. Эмоциональность всегда спасала Губина — матерясь, он не только давал выход душившему его чувству возмущения, но и с каждым произнесенным грубым словом все больше избавлялся от сомнений в собственной правоте. Губин горячился, заводился, распалялся и все убедительнее, казалось ему, оправдывал себя и обвинял Булыгина.

Десять минут чистого мата Козлов выслушал, не пытаясь прерывать Губина. Когда он сделал передышку, Козлов заговорил:

— Сергей, не обманывай себя. Договориться с Булыгиным не получится.

— Может, надавить на него, припугнуть? Дать ему несколько тысяч в зубы — и пусть отваливает и радуется, что остался цел?

— Отпускать его опасно — слишком он в нашей кухне разбирается. Может предложить услуги кому не надо. У меня есть информация, что он уже искал контакты с ребятами Изяславского. Потом, ты же знаешь — он унесет с собой все связи, все наработки, всю клиентуру. Даже ты не можешь сказать наверняка, с кем он работал. Откроет собственную фирму — скажем, «Пресс-сервис-2» — закон не запрещает.

Перехватит фирменное наименование, весь рынок нам поломает… Фирму сохранишь при себе, да все двери перед ней будут закрыты. Придушат фирмочку, разорят.

— С Изяславским? Ты шутишь? — Губин опешил.

Изяславский был известной в городе личностью, с которым Губину связываться не хотелось бы. Дела-а-а…

Когда это случилось, как все перевернулось с ног на голову? Когда классный парень Миша Булыгин, которому он всегда сочувствовал и покровительствовал, вдруг превратился в его врага? Губин задохнулся от злобы. Все жадность заедает. Все честолюбие покоя не дает, блин! Но ведь можно поговорить о том, чтобы взять Булыгина в долю, — Губин это предлагал.

Нет, Мишка возомнил, что уже может ставить ему условия: или все, или… опять-таки все. Без вариантов, на меньшее он не согласен.

Для Губина деньги не были главным — он верил, что принадлежит к числу тех, кто способен все потерять, а на следующий день все вернуть и кто ловит кайф как раз от этих «американских горок». Своим презрением к деньгам Губин гордился, не сознавая, что были в этом презрении те самые дешевые понты, не присущие людям со вкусом и стилем. Он уверял себя, что главными его богами были успех и власть — вот чему он молился и поклонялся. Переживание успеха и ощущение власти над другими — это не сравнится ни с какими бабками, потому что сорвать куш, бабок наворовать может любой квадратноголовый дебил, не обремененный моральными предрассудками. А развернуть свое дело, сделать так, чтобы с тобой считались, чтобы приняли за своего, — тут денег не достаточно, да и не помогут они, если мозгов нет.

Нужны чутье к успеху и талант к власти.

Зачем, ради чего из-за какого-то гнуса Булыгина он должен брать грех на душу — а иначе никак нельзя? Ведь мы в цивилизованном мире живем — неужели нет никакого выхода, кроме «или я его, или он — меня»? Что за хренотень такая!..

— Почему ты не сказал про Изяславского раньше? — нахмурившись, обратился Губин к Козлову. — Это меняет дело.

— Там ничего определенного — так сказать, вменить Булыгину пока нечего. Одни подозрения… Не хотел тебя попусту тревожить.

— В следующий раз говори сразу. Там, где Изяславский, пустых хлопот не бывает… Ах, Булыгин, ну, Булыгин! Удивил. Почему я должен это терпеть?

Если позволить всякому гаденышу тебе угрожать… — продолжал распаляться Губин.

— Сергей, Булыгина надо убирать, — без всякого трепета произнес Козлов.

Губин по-прежнему стоял у окна, курил и молчал, уставившись в какую-то точку вдалеке. Он приготовился к этим словам и заранее смирился с ними. Он про себя усмехнулся — Козлов даже не догадывается, насколько он, Губин, уже свыкся с этой мыслью.

Впервые подумал об этом еще полгода назад после первого тяжелого разговора с Булыгиным и с тех пор время от времени к этой мысли возвращался. Губин ждал, что Козлов это скажет, хотел это услышать.

— Не беспокойся, Сергей, мы обо всем позаботимся, тебе не придется предпринимать ровным счетом ничего, — продолжил Козлов.

— Почему ты это делаешь? — после паузы спросил Губин, он все еще смотрел в окно.

— Я очень хороший работник высокой квалификации — по определению. Ничего не могу с этим поделать, — серьезно ответил Козлов. — И пока я работаю у тебя.

«И все-таки слишком большая услуга…» — подумал Губин, но вслух сказал другое:

— Буду твоим должником.

— Не бери в голову. Сочтемся, — отстраненно проговорил Козлов.

Глава 2

ВОЗЛЮБЛЕННОЙ МАГНАТА БЫТЬ ОПАСНО


Майка Латунина в понедельник пришла на работу не в духе — накануне ее любимые англичане выбыли из розыгрыша чемпионата мира по футболу. Наша сборная вылетела еще раньше, и Майке до вчерашнего дня оставалось болеть только за англичан. Надо сказать, от Оуэна она просто заходилась, хотя, если поставить их рядом, уроженец туманного Альбиона не достал бы ей и до плеча. После неудачи команды Оуэна и Бэкхема прелесть мирового спортивного события для Майки во многом померкла. Если без разницы, кто победит из оставшихся уродов, то какой от этого футбола кайф?

Редакционная стажерка была фанаткой, чем немало изумляла всех мужчин в еженедельнике. Тем не менее они относились к этой особенности своей коллеги с теплотой, нередко обращались к ней за справкой — она всегда была в курсе событий — и любили обсуждать с представительницей противоположного пола ситуацию в турнирной таблице футбольных чемпионатов и итоги матчей. И вынуждены были признавать, что Майкины суждения вполне толковы и компетентны.

Майка прошествовала к своему месту, плюхнулась на стул и врубила компьютер — по всем ее движениям чувствовалось, что дама не в духе. Ее сосед по комнате Паша Денисов понимающе следил за ней и, когда Майка, одной рукой подперев голову, с тоской уставилась на экран, спросил:

— Ну что, как вчера сыграли?

Майка лишь рукой махнула. Паша без запинки расшифровал этот жест как «А, с таким судейством чего еще ждать?» и снова спросил:

— Значит, полуфиналисты определились?

— Определились, — ответила Майка. — Можно ставки принимать.

Насчет ставок она пошутила, но Денисов неожиданно вдохновился этой идеей:

— А что? Я готов. Давайте устроим тотализатор на два полуфинала, а потом на финал.

Он даже вскочил из-за своего стола и, потирая ручки и хихикая, зашагал по комнате взад и вперед.

Был он что-то нынче особенно розоволиц, холеричен — должно быть, давала о себе знать близость очередного отпуска.

Их третий сосед по комнате Жора Говорков — унылый пожилой и вечно заторможенный обозреватель — к беседе Майки и Денисова проявил активный, насколько это слово могло к нему относиться, интерес. Большую часть жизни он прожил в родном Баку, где служил в газете спортивным корреспондентом. Жизнь в Баку была упоительна и комфортна.

Жора не мог забыть свою доставшуюся от отца большую квартиру в центре города с видом на море, теплый азербайджанский климат, летние бакинские пляжи, базары, гонорары до пятисот еще советских рублей в месяц, кружок своих родных и друзей, свою интересную работу… Все было прекрасно, пока с перестройкой в Баку не начались армянские погромы. Жора, бросив квартиру, с семьей едва ноги унес из столицы Азербайджана. Теперь он ютился в Москве на однокомнатной ведомственной жилплощади, вынужден был переквалифицироваться в политические журналисты, строчить корреспонденции, чтобы заработать на кусок хлеба, простужался и болел. Горбачева он ненавидел. Хотя Жора признавал, что все могло сложиться гораздо хуже, никакого энтузиазма в жизни он больше не испытывал и постоянно пребывал в дурном расположении духа. Как никто, он чуял дни выплаты зарплат и премий — а они наступали с удручающей нерегулярностью. Но у Жоры был настоящий нюх на эти дела, за что в журналистских массах его за глаза любовно прозвали «таракан». Был он уже очень немолод. И спорт оставался для него чуть ли не единственной отдушиной.

— А мы в Баку раньше всегда тотализатор устраивали, — вступил он в разговор. — Только мы начинали еще на ранних стадиях чемпионата — тогда азарта больше.

— Ну! — аж подпрыгнул до потолка Паша Денисов. — Давайте, давайте!

Что-то его тянуло нынче на авантюры. Он бегал по комнате и подзуживал то Майку, то Геворкова. Майка вроде была не против и предлагала поставить по десятке, но Паша ее пристыдил и уговорил на пятьдесят.

— Ставим на победу или на счет? Давайте на счет и сразу на два полуфинала, — нетерпеливо подталкивал соседей Паша. Он вынул полтинник и возбужденно им размахивал.

— Нет-нет, — запротестовала Майка. — Так мы запутаемся. Если на победу и на каждый полуфинал отдельно, тогда мне ясно, как делить деньги между победителями. А если на счет, то кому что причитается?

Скажем, Голландия с Хорватией сыграют 1:0. A y нас ставки на 2:0, 1:3 или там 5:4… И кто в таком случае выиграл?

Скоро на столе у Майки уже лежали десятки и полтинники, а она сама линовала бумагу, заполняла графы и принимала ставки. Когда приняли ставки по первому кругу, вдруг засомневались в правильности полуфинальных пар.

Жора Геворков, хотя внешне по-прежнему не утратил унылости и все телодвижения совершал будто из-под палки, отнесся к процессу наиболее серьезно и, можно сказать, с душой. Он сходил в библиотеку почитать «Спорт-экспресс» (остальным было лень), чтобы уточнить состав полуфиналистов. Как и предполагали, полуфиналы перепутали. Новые пары представляли более неоднозначные комбинации, чем первые, взятые ошибочно. Возникла новая суматоха со сменой ставок. Геворков позвонил домой приятелю, у которого был выходной, и вовлек его в предприятие, Тотализатор начинал сколачиваться.

— Эх, — озабоченно запричитал Жора, обозревая кучку рублей на столе. — Интриги не хватает. Нам бы побольше участников — интереснее было бы.

Майка в шутку предложила позвать главного редактора. Денисов замахал на нее руками:

— Ты что, ты что! Он спорт терпеть не может! Влепит нам по выговору за организацию азартных игр на рабочем месте!

Майка посмеялась над его испугом: она сама знала, что главред — «главный вредитель», как расшифровывали эту аббревиатуру младшие литсотрудники «Политики», — их увлечения спортом не разделял.

— Надо в «Пресс-сервис» сходить к ребятам, — предложила она. — Булыгинские крутые затылки наверняка захотят поучаствовать. Они большие любители футбола и рулетки…

Жора Говорков поспешил за дверь. Майка с удивлением посмотрела ему вслед, но останавливать не стала — она никак не могла привыкнуть, что соседи по комнате воспринимают ее иронию всерьез, а порой и как руководство к действию. Пока Жора ходил, они с Денисовым, толкаясь локтями, пересчитывали деньги, переправляли записи, пока окончательно не заморочили друг другу головы.

— Ну, что? Будут они играть? — поинтересовалась Майка, обнаружив через некоторое время вернувшегося Геворкова рядом со своим столом. Жора выглядел озадаченным.

— Да у них там ерунда какая-то… — сказал Говорков, как обычно заторможенно и невыразительно. — У них Булыгин пропал. Они пятый день без начальника. Бедняги, сидят и не знают, что им делать.

В комнате зависла пауза. Майка и Денисов с застывшими на лицах дурацкими улыбками переглянулись. Оба не были готовы воспринять это сообщение всерьез, однако шутить по этому поводу и вообще относиться к новости легкомысленно тоже не тянуло.

А вдруг правда? Скорее всего, нет, конечно. Но чем черт не шутит…

— Слушайте, — медленно прозвучали в тишине Майкины слова. — А Губин знает?

После разговора Губина с Козловым прошло несколько дней. Больше к этой теме они не возвращались. Губин каждый день напряженно ждал известий.

Но все шло как всегда, и неопределенность уже начинала его угнетать. Губин уговаривал себя, что еще рано, что такие дела быстро не делаются, что даже профессионалы подобные акции тщательно готовят — это ведь не стакан водяры тяпнуть, на это нужно время, чем лучше подготовишься, тем вернее результат… И через неделю дождался — по конторе стали распространяться слухи об исчезновении Булыгина. В кабинетах трехэтажной штаб-квартиры холдинга новость передавали вполголоса, пожимали плечами, чесали в затылках, смеялись, делали большие глаза и задавали друг другу вопрос: «А Губин знает?»

Губин, хотя никто к нему пока с докладом не пожаловал, был в курсе слухов и пересудов и, затаившись, ждал продолжения. И продолжение последовало.

В понедельник днем к нему в кабинет заглянул Дима Сурнов. Вид он имел непривычный — какой-то стесненный и неуверенный.

— Старик, — начал он, — тут какие-то непонятные дела. Булыгин вроде исчез…

— Как это исчез? — очень натурально удивился Губин.

Он очень надеялся, что у него получилось натурально. Что он почувствовал в эту минуту? Губину было не до чувств — он был озабочен тем, чтобы вести себя как можно более естественно, как ведет себя человек, у которого ни с того ни с сего вдруг пропадает старый приятель, даже, можно сказать, верный друг. К новости он долго готовился, передумал все, что только можно, и пришел к выводу, что главное — не переиграть, не начать суетиться. Задерживаясь по вечерам в конторе, он сидел у стола, пил рюмку за рюмкой и ни о чем другом думать не мог. Только о том, как он встретит известие о смерти Булыгина.

И, раз за разом задавая себе вопрос, прав он или не прав, Губин сжимал челюсти, на щеках его начинали играть желваки, а лицо каменело.

Если уж говорить о чувствах, то главным чувством Губина все эти дни было чувство обреченности — все покатилось по своим рельсам, и изменить что-либо невозможно. И убеждение в неотвратимости, вынужденности принятого решения, в отсутствии истинного выбора в действиях освобождало его от чувства вины. «Ты сам этого хотел… — ожесточаясь, обращался он к Булыгину. — Ты сам виноват, ты меня вынудил».

— Как это исчез? Что это значит? — повторил Губин. Он чуть крутанулся в офисном кресле и расположился точно напротив вошедшего Сурнова.

— Да ты понимаешь, — все так же неуверенно, испытывая чувство неловкости от абсурда происходящего, продолжил объяснять расстроенный Сурнов. — Он уже пятый день на работе не появляется, ребята из его конторы говорят. Сначала они думали, мол, домашние дела, или просто пару дней решил порасслабляться. Ты знаешь, его Элеонора сейчас на Кипре отдыхает, большая труженица, сам понимаешь… Так, может, думали они, он решил пока в отсутствие любимой немного отвлечься. Я припоминаю, он мне намекал, мол, не воспользоваться ли случаем, не отвалить ли на несколько дней куда-нибудь в Подмосковье с девчонками… Вот булыгинские никому ничего и не сообщали — прикрывали начальника до последнего. Но вчера у него с Эдиком Подомацкиным было назначено важное совещание по рекламе — Булыгин не пришел и не отзвонил, не предупредил. Эдик шум поднял. Пытались мы дозвониться по мобильнику — отключен. Дома у Булыгина никто не отзывается.

Автоответчик врубается — и голос Мишкин на нем очень странный…

— Запись странная или голос странный? — уточнил Губин.

— Да голос странный — какой-то низкий, мрачный, с непонятными паузами…Чего делать-то? Я даже не пойму. В милицию, что ли, идти?

— Да кому нужна в милиции эта история! Для них обуза лишняя. Не спеши… — задумался Губин. Он встал и, махнув рукой, пригласил Сурнова в заднюю комнатку.

Там Губин подошел к бару, достал две рюмки и налил им с Димой коньяку:

— Давай выпьем пока, что ли.

Комнатка была очень уютная — в тесном пространстве стояли мягкие кресла и такой же диван, низкий и широкий журнальный столик, в углу разместился южнокорейский телевизор последней модели, выглядевший как небольшой киноэкран, тут же видеомагнитофон и музыкальный центр. Случись иной, более радостный повод для выпивки, Губин включил бы музычку.

Они опрокинули по рюмке — Губин рукой указал Сурнову на кресло, пригласил сесть. Они несколько секунд посидели молча.

— Ничего себе новости. Слушай, а может, шутка, розыгрыш? — подал идею Губин.

— Да непохоже. Ты знаешь, я прослушал эту запись на автоответчике — я тебе скажу, ощущение не из приятных. Голос какой-то прямо зловещий… — Сурнова аж передернуло при воспоминании о голосе. — И между прочим, я точно знаю, что еще неделю назад там была совсем другая запись. Я звонил ему на прошлой неделе.

Губин откинулся в кресле, не без труда забросив одну руку на спинку (уж больно разлапистые были кресла), и, качая ногой, рассуждал:

— Может, Элеонору разыскать?

— Ты что! Толку от нее никакого, а визгу и истерики будет выше крыши, — испугался Сурнов. — А вдруг к тому же он сегодня-завтра отыщется? Слушай, поручи Козлову, пусть он что-нибудь сделает — ну, на квартиру съездит, родственников каких-нибудь других найдет…

— Да Козлов-то в командировке! — с досадой сказал Губин и вздохнул. — Конечно, если выяснится, что это что-нибудь серьезное, вызовем его в Москву.

А пока самим придется этим заниматься. Будем надеяться, ложная тревога.

Они снова удрученно опрокинули по рюмке. Дима сидел в глубине кресла какой-то скукоженный, с серым лицом.

На Сурнова это странное и пока не разъясненное происшествие с Булыгиным подействовало самым угнетающим образом — преуспевающий менеджер популярной газеты вдруг будто впервые огляделся вокруг и задумался о собственной безопасности. Жил себе, слушал по телику новости, ахал, когда сообщали о 56 убитых за год банкирах, качал головой, но никогда на себя не примеривал. Априори полагал, что его все это не касается. А сегодня с самого утра, как только он узнал об исчезновении Мишки, воображение рисовало пугающие картины будущего. Все утро спине было холодно и неуютно, так что Дима все время непроизвольно оглядывался. Впервые ему пришло в голову, что его место главного редактора многим представляется завидным, да и на сам этот перспективный и доходный бизнес с бесплатными объявлениями многие, должно быть, облизываются и мечтают свернуть им с Губиным шеи, а «НЛВ» перехватить. Ощущение уверенности, защищенности, довольства собой, укоренившееся в нем за годы успешного бизнеса с Губиным, улетучилось. И что теперь делать, Сурнов не мог придумать.

А Губин подумал, что, пропади Сурнов, Булыгин не очень удивился бы. Вот не удивился бы — и все.

И не взволновался.

— Ну, что? Больницы, морги, бюро несчастных случаев, бесхозные трупы… Бери всех булыгинских ребят, которые не очень заняты по делу, — и пусть носом землю роют. Да, пошли кого-нибудь к кадровикам — пусть посмотрят в личном деле Булыгина адреса и телефоны родных… Слушай, — Губин вдруг взглянул на Сурнова и тупо спросил:

— Тебе не кажется, что это какой-то сюрреализм? Мишка Булыгин исчез… Он же не песчинка. Куда могут деться эти сто килограммов?

Когда Сурнов уходил, Губин, слегка опьяневший от двойной дозы коньяку, продолжал расфокусированными глазами смотреть перед собой, недоуменно повторяя: «Это какой-то сюрреализм…» В своих словах он был абсолютно искренен.


Сотрудники в издательском холдинге Губина происходили как бы из двух разных, практически не смешивающихся миров. Соединял две сферы только сам президент Губин — он был одновременно и из того, и из другого мира. С юности его занесло в советскую журналистику. Он, простецкий парень из низов, не имевший никакой протекции, зато обладавший бешеной энергией, закончив полиграфический институт, очутился в секретариате одной массовой советской газеты. Работал он на том участке, где свободное журналистское творчество сталкивается с неумолимой производственной технологией, — отвечал за связи с типографией и сдачу материалов в печать.

С одной стороны, он окунулся в атмосферу художественных идей, летучек с критикой, редакторских правок, где нет предела совершенству, с другой — в атмосферу типографских наборов, версток, графиков сдачи. Ему были знакомы и близки творческие муки юных стажерок с факультета журналистики, халтура борзых газетных репортеров, зарабатывавших себе на квартиру «чесом» в десятке разномастных изданий, высокомерие политобозревателей, ценивших на вес золота каждое свое слово. Но одновременно ему по долгу службы приходилось находить общий язык с технологами, линотипистами, шоферами, которые посылали любого редакционного работника вплоть до главного редактора подальше, вечно грозились применить штрафные санкции при задержке материалов (а где же это видано, чтобы не задерживать?), прекратить печатать, переналадить станки, уехать на обед и вечно орали, что заказ им невыгоден и в следующий раз поблажек от них не дождутся. Губин научился ладить и-с теми, и с другими и придумывал десятки ухищрений, чтобы газета ежедневно выходила в свет.

Сам Губин больших высот в журналистике не достиг, но окружающую его пишущую братию из-за этого не возненавидел — хороший он был мужик, да и все. Губин в полной мере воспринимал либеральный дух, царивший в последние годы правления КПСС в самых распартийных изданиях. Тот самый либеральный журналистский дух, который затем верноподданнически выливался на страницы газет в форме передовиц типа: «Решения съезда в жизнь!»

Братия эта мало что имела за душой, кроме либерального духа и иногда — талантливого пера и, с точки зрения Губина, была избалована опекой ЦК.

Максимум, на что хватало предприимчивости обозревателей, — это подставить ножку конкуренту при отборе кандидатов на загранкомандировку. Боже мой, сегодня эти детские невинные игры вспоминались как голубой сон! Когда пришли рынок и демократия, этих навыков не хватило даже на то, чтобы заработать на кусок хлеба.

Губин, с первых дней перестройки с головой ринувшийся в бизнес, сохранил какую-то сентиментальную слабость к этим журналистам, к их ремеслу, к их, в общем-то, дешевому себялюбивому вольнодумству и, хотя тащил на себе шесть контор — и консалтинговый центр, и рекламную фирму, и газету бесплатных объявлений, и брачный журнал, и еще кое-что, — прикупил недавно заслуженное, но прозябающее советское издательство и политический еженедельник. Когда-то в советские времена эта «Политика» была одним из самых крамольных журналов, игравших со Старой площадью на грани фола, — диссидентствующие в глубине души главные редакторы «Политики» все время жили под дамокловым мечом идеологического отдела ЦК и чуть ли не каждый день ждали последнего вызова на Старую площадь.

Кореша, ворочавшие с Губиным дела, его не поняли. А Губин еженедельник не бросил, несмотря на раздражение своих партнеров и их уговоры плюнуть на эту «Политику» — пусть сами кормятся, если смогут хоть кого-то заманить своим демократическим пустобрехством. Но он-то знал, что загнется без него «Политика», — и не мог бросить. Ностальгия, что ли, по молодости… «Ладно, ладно, — успокаивал он мысленно корешей. — Найду я „Политике“ богатого иностранного инвестора — не плачьте.; Есть кое-кто на примете…»

Губин — отец его умер рано, а мать всю жизнь работала кем придется: кассиршей, уборщицей, воспитательницей в детском саду, вахтершей — в силу необходимости и благодаря природной бешеной энергии предпринимательством занимался всегда. Он знал, что рассчитывать ему не на кого, а выбиться в люди было его пунктиком. Многие тогда делали деньги на книжном дефиците, а Губин потихоньку баловался и маклерством. Сначала занялся этим из нужды — все для Киры старался, всю жизнь для нее, лишь бы была счастлива и довольна. Раздобыть нормальную квартиру, а не ютиться в малогабаритке с тещей и сыном. А когда с квартирой устроилось, глупо было бросать выгодное занятие — у него получалось.

Связи с типографией и умение находить общий язык с работягами очень помогли Губину, когда он основал свой издательский бизнес. Был еще один мир, в котором он был своим, — мир таких ухватистых, но классных, как ему казалось, ребят. Еще в советское время у него сформировался круг знакомых, партнеров по осторожному подпольному бизнесу — впрочем, это была та деятельность, на которую власти глаза закрывали. Ребята не зарывались, вели себя правильно, отстегивали кому надо, благоразумно прикрывались райкомом комсомола. Этот райком помог не раз — особенно в перестройку, когда многое стало разрешено. Разве развернулись бы они с дискотекой в Доме культуры, если бы не поддержка райкома. С той дискотеки все и началось: деньги потекли рекой, руководство пребывало в экстазе — молодежь остается под идеологическом присмотром, и денежки капают!

Тогда и появились в окружении Губина Миша Будыгин и Димка Сурнов. Булыгина — немногословного провинциального увальня — он пристроил работать инструктором райкома комсомола, а Сурнов возник из неформалов — был он то ли хиппи, то ли экологист, сейчас уже не вспомнить. Комсомол неформалов брал под свое крыло — решили перехватить инициативу у Запада. И дискотека — первая в Москве!

А первым диск-жокеем тогда Лиза стала — мышка серенькая, закомплексованная, с белесыми глазками и дурацким каре. Губин не однажды сталкивался с тем, что именно таких невзрачных тихонь тянет на публику, на люди, в перекрестье лучей. Казалось бы, куда тебе, кого ты в дискотеку привлечешь? А мышка зачуханная — ее мужики даже в сильном подпитии в упор не видели — обладала феноменальным чутьем и всегда оказывалась в нужном месте в нужное время, тут как тут со своей несмелой улыбочкой. И отделаться от нее не было никакой возможности — брала настырностью и работоспособностью.

Помнится, в диск-жокеи он наметил другую — длинноногую Ирку-блондинку: на ту изголодавшаяся по свободе припадочная дискотечная молодежь, особенно мужеска пола, слеталась бы как на мед и от рампы не отлипала бы. Но красавица оказалась размазней — вела танцульки без всякого разнообразия, с заторможенным лицом, к тому же то опоздает, то роман закрутит. Губин попробовал на нее орать матом, как это у него было принято, но добился только того, что та распустила губы и заныла: "Ы-ы-ы!

Ну, Сергей Борисович, ну что вы на меня кричите, ну, я не виновата…" Больше никакого толку от этой куклы добиться было нельзя, и Губин махнул на нее рукой. Когда еще раз попытался вправить Ирке мозги, вдруг заметил, что рядом с кулисой — он распекал Ирку на сцене — безмолвно и терпеливо стоит серенькая мышка. Помалкивает, ничего не предлагает, стоит скромненько — и все.

Скромницей она, как потом оказалась, была той еще. Впоследствии выяснилось, что как раз в это время она решила жилищный вопрос. Приехала она в свое время в Москву из провинции и сразу поняла, как остаться в прекрасной столице: отыскала через знакомых какого-то разведенного алкаша с пропиской в коммуналке, которому предложила фиктивный брак. Алкаш на фиктивный не согласился, зато согласился на настоящий, за пять тысяч рублей — тех еще, советских. Лиза из своих провинциальных родственников последнюю копейку вытрясла и стала законной москвичкой. А через полтора года, когда подала на развод и стала претендовать на жилплощадь, ей в жэке намекнули, мол, брак-то слишком того, скоротечный, похож на фиктивный и трех лет не продлился… Но Лиза выхватила из сумочки справку и заорала, размахивая ею перед носом жэковской стервы:

«Что такое? Как это фиктивный? Да я уже аборт делала!» Кстати, справка об аборте была подлинной.

Аборт действительно был и действительно от законного алкаша — вот так-то!

Добиваясь желанного места диск-жокейши, Лиза пару недель безмолвно ходила за Губиным по пятам.

И однажды вызвала его за пыльный задник на сцене, на которой уже устанавливали оборудование и проводили пробу микрофона, и попыталась с ним договориться по-деловому. Они беседовали под гулкие «Раз-два-три! Проверка микрофона! Еще раз! Раз-два-три…» Там она прямым текстом и сказала, чего ей надо. Он из-за этих «Раз! Два!» не расслышал, переспросил. Она не ответила — лишь взглянула в упор и так и смотрела, не отводя глаз… Ее «гнусное предложение», как сказала бы героиня из романа Достоевского, вызвало в нем приступ веселья — она думает, он совсем дешевка, чтобы кидаться на кого ни попадя, собирать этот грошовый гонорар? Впрочем, не удержался, обшарил ее хоро-о-ошим мужским взглядом и… Место досталось Лизе даром — ввиду стремления.

Да уж Лиза! Человек работал над собой прямо по совету Микеланджело — отсекал все лишнее, а недостаточное наращивал. Через каких-нибудь полгода он ее уже не узнал — нет серенькой мышки, как не бывало. На глазах — ярко-синие контактные линзы, вместо дурацкого каре цвета пыльных ботинок — воронова крыла вертикальная химия до пояса. Он потом спрашивал ее товарок, как это у нее за пару дней волосы из коротких превратились в длинные.

Оказалось, это вовсе не парик, как кто-нибудь примитивный мог подумать, — есть такая специальная техника наращивания волос с помощью шиньона.

С бюстом уже даже ребенок знает, что делать, — силиконовый имплантант.

Через полгода она эту дискотеку в кулачке держала. А сегодня наша деточка — президент одного из трех крупнейших рекламных агентств страны и владелица музыкального продюсерского центра. Третьего мужа недавно приобрела…

Много лет Губин с ней не пересекался по жизни — не то чтобы не о чем было поговорить, а как-то не приходилось. У него ведь тоже бизнес не хилый.

В последние два года дело сильно разрослось — Губин перестал ютиться в съемных офисах, а купил здание в центре Москвы, оно принадлежало тому самому издательству, которое он прибрал к рукам. Перетащил туда все свои конторы и свежеприобретенную «Политику». Когда он по утрам из дому от Киры ехал на «мерее» с шофером в свою штаб-квартиру, ему представлялось, что только сейчас он и начинает по-настоящему жить. Долги, конечно, после покупки здания остались огромные, но он не любил о них думать. Он любил думать о том, что он скоро реорганизует издательство, привлечет инвесторов для развития «Политики», выйдет со своим брачным журналом на международный рынок — у него такие планы! Он любил думать о том, что все еще впереди.


Во вторник вечером на Колю Щетинина обрушился удар судьбы. Он стоял перед прилавком совершенно ошарашенный, шевеля губами, и никак не мог понять, что происходит. Бутылка самой дешевой водки еще пару дней назад стоила здесь пятьдесят два рубля, теперь над ней же, той же самой! — висел ценник с цифрой 55. Коля заглянул в свой кулак и пересчитал деньги — ровно пятьдесят два. Пятьдесят купюрами плюс два рубля монетой. Он еще раз поднял глаза на ценник, а потом снова пересчитал — все те же пятьдесят два. Коля разглаживал купюры, еще раз пересчитывал, но ничего не менялось — все равно не хватало трех рублей.

Жена ушла на сутки, дети Коли отправлены на каникулы к теще, перспектива провести прекрасный вечер за бутылкой рушилась на глазах из-за чьей-то чудовищной несправедливости. Никакого иного плана, как провести вечер перед выходным, у Коли в запасе не было и быть не могло. Коля Щетинин, обнаружив новые привходящие обстоятельства, перестроиться, как это сделали бы многие, никак не мог.

Вечер с бутылкой должен был состояться — требовалось только найти способ. Но голова из-за волнения и ужаса остаться без «допинга» не работала совсем.

— Э-э-э, — обратился Коля к продавщице.

Девицы в этом частном магазинчике были молодые и ретивые, что для Колиных целей не подходило.

Какая-нибудь грустная, все на свете испытавшая и повидавшая «теть Маша» легче поняла бы печаль Щетинина. Но выбирать не приходилось — в этом магазинчике, торгующем рядом с домом круглосуточно, спиртное было самое дешевое в округе.

— Мне это… — Коля ткнул пальцем в бутылку и выложил на прилавок мятые десятки и мелочь.

Молодая деваха пересчитала деньги и отодвинула их в сторону Коли:

— Еще три рубля.

— Эта… Ну, поверьте три рубля, завтра принесу.

Я не думал… У вас тут… Еще недавно 52 стоило. Поверьте три рубля, завтра… Ну, поверьте… — монотонно забормотал Коля.

Но девка глядела поверх его головы и никак не реагировала. Потом повернулась и последовала в другой отдел. Щетинин пошел за ней, стукаясь о прилавок и повторяя: «Поверьте три рубля…»

Некоторое время они таким образом путешествовали вокруг торгового зала — Коля мычал свое, деваха с презрительной мордой его игнорировала. Коле хотелось взорваться, обложить ее матом, разбить ей прилавок, но он знал по опыту, что будет еще хуже и тогда уж никакой бутылки не видать.

— Иди отсюда! — вдруг заорала девица, которой все это надоело. — Покупателей мешаешь обслуживать! Так тебя растак!

Она выскочила из-за прилавка и угрожающе направилась к Щетинину. Коля ретировался за дверь.

Теперь он стоял на крыльце под магазинным козырьком, выглядывал оттуда в торговый зал и продолжал взывать к милосердию продавщицы: «Ну, поверьте три рубля!..» Наверное, вот так под дверями магазина он простоял бы всю ночь, если бы не случай.

— Чо, не хватает? — раздался голос рядом с Колей.

Коля с готовностью обернулся. Рядом с ним остановился какой-то мужик, одетый обыкновенно — брюки, рубашка, куртка, но чисто и аккуратно. За версту было видно — у такого есть не только три рубля.

— Слышь, мужик, — засуетился Коля, боясь спугнуть удачу, — у них тут бутылка еще вчера стоила 52, а сегодня — 55. Три рубля не хватает… И поверить не хотят, стервы… Я тут всегда… А они поверить не хотят…

— Ладно, — сказал тот лениво. — Местный, что ли?

— Да я тут живу, в этом подъезде… Три рубля поверить не хотят… Стервы… Вчера еще 52 было, а сегодня… — продолжал осторожно оживляться Коля.

— Добавлю, — бросил мужик. — Дома-то у тебя есть чем закусить?

Щетинин замялся, пытаясь вспомнить содержимое собственного холодильника.

— Вроде сырок был плавленый…

— Ясно, — проронил мордатый. — Я куплю чего-нибудь. Давай иди к себе, я отоварюсь — и через пять минут у тебя. Номер квартиры какой?

— Эта… — Коля назвал номер, но от двери не отступил. — Я подожду, помогу донести…

Он мысленно приготовился принять в объятия бутылку. Не мог уйти.

— Иди, иди, — подтолкнул мужик. — Не отсвечивай здесь. Приду, не обману. Иди, а то передумаю.

После этих слов Колю от дверей магазина как ветром сдуло. Он бросился к подъезду, дрожа от нетерпения. Молодое, но уже землистое, одутловатое его лицо, прорезанное морщинами, все дергалось. Он сосредоточенно пытался вспомнить, куда жена поставила чистые стаканы. Не вспомнил. «Ничего, на месте разберусь, найдется чего-нибудь. Хороший человек, золотая душа… Что-то я его раньше не встречал. Хорошо бы две взял. „Стрелецкой“ там или „Завалинки“… Кирюху надо позвать с седьмого этажа, если мужик не против. Везуха! А эти… Стервы… Три рубля не могут поверить…» Но душа Коли все равно уже пела в ожидании выпивки.


Ближе к двенадцати в комнатах притушили свет, оставив гореть только светильники на полу и стенах.

В гостиной топтались пары. А одна пара, видимо, в молодости баловавшаяся профессиональными танцами, выдавала под восторженные вопли окружающих какое-то немыслимое попурри из всех существующих на свете па. В данный момент они выполняли нечто из рок-н-ролла. Перед носом Киры просвистела шелковая юбка дамы и совершенно невообразимым образом пролетел, задев прядь Кириных волос, ее острый каблук. Кажется, это было сальто.

— Не повышайте мне бытовой травматизм! — возопила хозяйка дома, лучшая подруга Тая.

Про травматизм — это у нее профессиональное, Тая — классный невропатолог. Сегодня она была именинница и уже хорошенько разогрелась по поводу славного события. Нехуденькая Тая кинулась в гущу танцующих, стремясь разбить опасную для окружающих пару, а может быть, вздумала вместе с чужим партнером продемонстрировать головокружительный кульбит уже в собственном исполнении.

Выпив, лучшая подруга становилась лихорадочно весела.

Кира сидела с бокалом шабли в кресле и ждала, когда приедет Сергей. Она не могла отделаться от ощущения, что сегодня что-то не так. «Ну, что же, что?» — спрашивала она себя и не находила ответа.

В сознании сидела какая-то противная заноза, какое-то смутное напоминание о чем-то неприятном, опасном. Откуда появилось это чувство тревоги, когда?

Кира мысленно прокрутила в голове прошедший день. Утром все было как обычно — Сергей ушел, пока она спала. Как и всегда, проснувшись, обнаружила, что он оставил ей горячий кофе в термосе. Так повелось давно. Днем она приехала к нему в контору — он просил ее посмотреть последнее издание Фаулза. Увидеться с ним толком она не успела — у него в кабинете шли одно за другим какие-то совещания, заходили посетители. Она пила чай в комнате для гостей на диванчике, наблюдая в дверь за происходящим в приемной, — вдруг Сергей выйдет. Лица в приемной мелькали непрерывно. В конце концов Кира попросила секретаршу Милу передать мужу, что она будет ждать его вечером у Таи, и уехала домой. У Таи день рождения. Конечно, не очень удобно, что празднуют его во вторник, но Тая никогда не переносила празднования своего дня рождения и созывала гостей день в день.

Впрочем, чего голову ломать! Еще вчера, когда Сергей сообщил ей о Булыгине, под сердцем заныло, и появилось какое-то нехорошее предчувствие. Должно быть, в исчезновении Булыгина все дело, именно поэтому ей сегодня не по себе. Хотя что за проблемы, что за переживания! Обнаружится этот Булыгин, куда он денется — загулял, наверное, пока Элеоноры нет, на него это похоже.

Кира с удовольствием наблюдала за подругой. Тая, как ребенок, обидчива, любит шумное веселье и подарки. День рождения для нее — главный праздник в году, что вообще-то удивительно. Многие подруги Киры после 35 переставали праздновать дни рождения — чтобы не расстраиваться… А для Таи день рождения не отметить — все равно что год жизни попусту прожить.

Все-таки Булыгин нам по-настоящему не друг, оправдывала Кира свое равнодушие к исчезновению Булыгина. Честно говоря, он ей никогда не нравился.

Непонятно почему, но не нравился. Ей казалось, без всяких видимых на то оснований, что однажды он их всех неприятно удивит — особенно Сергея. Она намекала мужу, чтобы вел себя с Булыгиным поосторожнее. Но Сергей на эти «женские сопли» слабо реагировал. «Малыш, — говорил он, — мы работаем с Мишкой уже много лет. Я вижу его насквозь, и он это прекрасно знает». Внешне они поддерживали с четой Булыгиных самые милые отношения, регулярно приглашали друг друга в гости, ходили вместе на тусовки… Они с булыгинской Элеонорой слыли чуть ли не подругами. Ну, не совсем подругами… С его расфуфыренной Элеонорой, боже мой! Она, даже отправляясь на пикник в лес, надевала люрекс, шпильки и бриллианты. Но Булыгина обмануть Кира не могла — он чувствовал ее настороженность, ее холодность, несмотря на внешнее радушие, и — она могла поспорить — очень ее за это недолюбливал. Почему-то Кира была уверена, что Булыгин за спиной Сергея говорит про него и про нее гадости. Так и представляла — где-нибудь среди «своих», за стаканом виски, осклабившись… Например, сплетничает про Сергея и Регину.

Про Регину она знала давным-давно, еще, пожалуй, раньше, чем о своем интересе к ней догадался сам Сергей. Служащие его холдинга относились к Кире своеобразно — они почему-то полагали, что это она вывела Губина в люди, что она до сих пор «ведет» его по жизни, и потому считали своим долгом наушничать. Звонили, пересказывали сплетни, докладывали, куда Сергей поехал и что сказал… Тетушка Сергея, которую он взял в буфет при приемной, чуть ли не каждый день предоставляла ей подробный отчет, что происходило в президентском отсеке. Она любила племянника — своей семьи у нее не было, любила Киру, как ее любила вся его родня, и считала, что все делает им обоим во благо.

Сообщение о Регине в свое время не взбудоражило Киру — так, кольнуло чуть-чуть. За двадцать пять лет она привыкла к тому, что муж ее обожает, и не могла придумать, что могло всерьез навредить их отношениям. Она знала, что Губин навеки ее, — знала, и все.

Поэтому Кира предпочитала сохранять спокойствие.

Хотя та же Тая, посвященная в тайну, уговаривала ее не смотреть на роман Губина так уж благодушно. Подруга была не очень высокого мнения о мужиках и убеждала Киру принять меры просто в целях профилактики. "Дура! — твердила она. — Дождешься, что останешься одна. Мужики в этом возрасте перестают головой соображать при виде смазливой бабешки — особенно если та еще изобразит, что от них без ума.

На себе проверяла — мужик на подходе к пятидесяти низом думает. Им перед старостью непременно надо самоутвердиться — мол, они еще ого-го!" Уж Тая-то, можно не сомневаться, устроила бы своему Вовику театр одного актера, вздумай он сходить налево.

Кира советам подруги не внимала. Она видела, как Сергею трудно… И между прочим, права Тая, оба они ухе в критическом возрасте. И если Регина может добавить ему тепла в жизни — что же она-то, Кира, будет ему нервы трепать. Хотя все чаще Кира ловила себя на том, что внимательно наблюдает за мужем, ищет в нем признаки перемены к ней… Нет, она решительно не хотела сомневаться в Сергее и мысли ни о чем не допускала. Вернее, уговаривала себя, что не допускает.

Самое удивительное, что Регина ей нравилась. Она была сдержанна, умна, изысканно-насмешлива и совершенно не пыталась использовать Губина. И это Кире импонировало, она даже находила, что они с ней в чем-то похожи. Сергея всегда притягивали волевые, не поддающиеся укрощению женщины. Недаром говорят, что мужчинам всю жизнь нравится определенный тип женщины, только в разных обличьях. Они внешне совсем не похожи — Кира вызвала в своей памяти облик Регины. Нет, не похожи.

Они с Региной одного поля ягоды, люди одного склада, хотя Регина лет на десять моложе. Изредка они болтали о современной прозе — оценки Регины были любопытны, она знала все новости литературной среды. А Сергею — что-то фантастическое! — нравилось видеть их вместе. Иногда, когда Кира заходила в контору, а у него не было времени и он не мог уделить ей внимания, он звал Регину поболтать с женой.

Раздался бодрящий звук разбиваемого стекла и пронзительный визг — веселье у Таи продолжалось.

Кира сидела и ждала, когда подъедет Губин — он уже звонил с дороги. Его присутствие всегда ее успокаивало.

В кресло рядом плюхнулась разудалая Тая с очередным бокалом в руке. «Нет, ну ты видела, как с мы с Вовиком танцевали танго?» — начала допытываться она. То, что они вытворяли вдвоем на всклокоченном паласе, и отдаленно не напоминало танго, но Кира не стала разочаровывать подругу и просто кивнула. Тая тут же переключилась и возопила: "А твой-то где?

Манкирует!" — «Скоро приедет, уже звонил», — ответила Кира, пытаясь отобрать у Таи бокал, Но тут подскочил Тайн муж Вовик, ловко сам отобрал у Таи бокал и, подпрыгнув, отправил его на шкаф — теперь, чтобы выпить, Тае пришлось бы нести стремянку. Налить другой она не догадалась — в таком приподнятом была настроении. Вовик — тоже врач по профессии — критически оглядел обширную фигуру жены и проворчал: «Что ты какая-то маленькая! Заметил бы раньше — не женился!» — и увлек Киру на середину гостиной танцевать. Танцевать он хотел то самое «танго». И пока он ее швырял, перегибал в талии, заламывал руки и запрокидывал ей голову, Кира все стоически сносила, хотя плясать настроения не было. Она вернулась в кресло с ощущением проделанной утренней физ-зарядки.

— Ну что, как будто в новую автомобильную аварию попала? — загоготала поддатая Тая, довольная остроумием мужа Вовика. В трезвом виде такие идиотские шутки для нее не были характерны. Кира вздрогнула — она не любила вспоминать тот случай.

Но сейчас дело было не только в этом.

…Ее «Ауди» с тонированными стеклами стояла на перекрестке, ожидая зеленого света. Кира любила эту машину — складную, легкую, любила водить сама и всегда отбрыкивалась, когда Серей пытался навязать ей фирменные «Вольво» или «Мерседес» с шофером.

Вот и тогда выпросила у него эту издательскую «Ауди», чтобы съездить в тренажерный зал. Дали зеленый, приемистая «Ауди» рванула с места, и тут Кира краем глаза увидела, что справа в борт на нее несется внедорожник. Марку заметить она не успела.

Запомнилось — он казался огромным, заслонявшим весь мир чудовищем. А дальше… Она затормозила.

Наверное, надо было, наоборот, поддать газу, тогда был бы шанс проскочить. Впрочем, кто знает. Она давила на тормоз и не могла оторвать глаз от приближающегося, нависающего над ней глыбой автомобиля.

Она тормозила, а «Ауди» все равно несло все ближе и ближе к решетке внедорожника. Ее поразило, как медленно все происходило в те доли секунд. И еще — она не могла думать ни о чем, кроме того, что непосредственно видела, никаких абстрактных мыслей.

Она смотрела на внедорожник и очень четко и ясно думала: "Сейчас он врежется мне в правую дверцу…

Нет, не врежется" — ей вдруг показалось, что они разминутся. Но через мгновение — «Все-таки врежется». Больше ничего.

Снова зазвонил ее мобильник. Кира откинула крышку телефона, несколько секунд слушала. Потом как будто очнулась и медленным взглядом обвела Тайну гостиную.

— Ты чего? — суетилась рядом Тая. — Обиделась?

Глупость я сморозила про аварию, ну извини.

Но Кира уже не слышала. Она схватила с кресла свою сумочку и кинулась к двери.

— Ты куда, ты что? — перепугалась лучшая подруга. — Да прекрати из-за моей болтовни так психовать!

Что я Сергею скажу, он сейчас приедет!

В прихожей она, пошатываясь, рвала из рук Киры сумочку и накидку. Кира перехватила ее руку и задержала в своей, пытаясь успокоить.

— Я не обиделась. Я не из-за твоих слов. Мне срочно надо идти. Я Сергея внизу встречу, — у самой глаза огромные, невидящие. И хлопнула дверью.


Теперь она поняла, что зацепило ее сознание и не давало весь день покоя. Лицо, лицо… И эти всего лишь однажды, нет, дважды виденные знакомые глаза. В этом лице, в этих глазах, была убеждена она, угроза. Какая угроза, кому? Почему вдруг угроза?

Авария — это же несчастный случай, случайность.

Она не могла себе объяснить. А после звонка поняла — не зря у нее весь день было дурное предчувствие.

Кира нетерпеливо тыкала уже утопленную кнопку вызова лифта. Сейчас ни одной мысли она не могла додумать до конца. Просто бежала к Сергею. Внутри у нее все дрожало от нетерпения — скорей, скорей, мысли в голове скакали какими-то обрывками. «Ну, чего, чего я так боюсь? Ведь я только что с ним разговаривала… Ведь он сказал, что все обошлось. Нет, нет, не может быть… Ничего дурного…» — пыталась урезонить она себя. Это лицо — всего лишь совпадение, а может быть, ей и померещилось. Но в холодной глубине сознания она знала — не померещилось.

И глаза в проеме двери — она вспомнила их выражение — подтверждали ей, что не померещилось. И голос, знакомый голос по телефону… Страх не уходил, не слушался доводов разума. Она закрыла глаза и попыталась взять себя в руки — задержать дыхание, сжать кулаки — «спокойно, спокойно». Все напрасно.

Подошел лифт, Кира влетела в него, нажала первый этаж и все мысленно подгоняла его: «Ну же, ну же!» Лифт, казалось, шел целую вечность. Наконец дверцы раскрылись — но это был не первый этаж.

Попутчик. Кира подняла глаза — и заледенела. Она узнала вошедшего — но вид этого неподвижного, надвигающегося на нее безжалостного белого лица был жутким — и реальным, и одновременно нереальным.

Она непроизвольно дернулась назад, не в силах вымолвить ни слова. Подумала: «Этого не может быть» — и попятилась — неловко, будто через силу. Впрочем, пятиться особо было некуда. Она сразу же почувствовал под лопатками угол лифта. И, как тогда на перекрестке, ее мозг зациклился на одной фразе. «Этого не может быть, не может быть», — крутилось у нее в голове. Наблюдая за этим жутким лицом, она понимала, что надо закричать, выдернуть из сумки баллончик, бежать, что-то делать, как-то сопротивляться, но не могла сбросить оцепенения. И лишь это жалкое, беспомощное, бродящее по кругу «не может быть»…

Кира только и сумела, что поднять дрожащие руки и выставить их перед собой, защищаясь. Но какая же это защита?


Губин посмотрел на часы — скоро половина первого, а он все еще не доехал до именинницы Таи. Как бы им там не показалось это подозрительным. Дела делами, но все же… Губин откинулся на спинку заднего сиденья, нет, неудобно. Он уронил голову на грудь и помассировал пальцами мышцы шеи. Ах, Регина это делает гениально! Он поморщился от резкой боли в закаменевшем загривке — почему именно после долгой работы на компьютере или даже после напряженных переговоров шейные мышцы болят так, будто на нем воду возили?

Он недавно расстался с Региной, они задержались в его кабинете. Он стал вспоминать — она сидела боком на его высоком столе и листала Фаулза. Голова чуть склонена, но спина прямая, волосы упали на щеку… Одна нога Регины упирается в пол, другая болтается на весу. Она читала и думала о Фаулзе, а он смотрел, курил и думал о ней.

Губин давно перестал ее избегать — понял, что бесполезно. Она была не где-то там, в своем кабинете в издательстве, или в командировке в Вене, или дома с мужем у себя на окраине, она была в нем. А себя как избежишь? Что в конце концов говорят мудрые? Как избавиться от соблазна? Пойти ему навстречу и оставить его в прошлом.

Регина рассмеялась — встретила у Фаулза что-то смешное. А может, рассмеялась просто от удовольствия — так он ей нравился.

— Губин, это гениально, вы молодец, что первым додумались купить права.

Он разлил по бокалам шампанское.

— Это ты так считаешь, а некоторые говорят, что я хрен на этом заработаю.

— Ах, да разве в этом дело? — ответила Регина совсем в духе Подомацкина. — Деньги тут ни при чем.

Губин посмотрел на Регину — вот максималистка!

Продолжать их давнишний классический редакционный спор о том, может ли принести прибыль хорошая литература или массовый читатель в России темный, тупой и примитивный, не любящий в процессе чтения предпринимать никаких умственных усилий, ему не хотелось.

— Все равно — выпьем за гениального Фаулза и за умницу меня! — предложил Губин.

Регина оставила книгу на столе, перешла в глубокое мягкое кресло и взяла бокал — ни грамма тревоги, ни капли рисовки, сама естественность. Она не боялась мужчин. «Наверное, потому что знает: ни один ее не стоит», — подумал Губин. Регина, высоко запрокинув голову, допивала шампанское, а он не отрываясь смотрел на ее горло. Потом очень спокойно, размеренными твердыми движениями Губин тщательно затушил сигарету в пепельнице и, пока она еще не успела открыть глаза после длинного сладкого глотка, взял ее лицо в свои ладони…

В последнее время, когда он ехал от Регины к Кире или наоборот — от Киры к Регине, его всегда посещало чувство постыдного самодовольства. «Какие женщины — и обе мои!» Он прогонял эту мысль — слишком уж глупо. Но несколько секунд, пока мысль не уходила, испытывал самый настоящий кайф. Он старался не мучить себя дурацкими вопросами — можно ли быть влюбленным одновременно в двух женщин, и что будет дальше, и хорошо ли это. На эти вопросы не существовало ответов, и ни к чему было начинать бесполезную изматывающую рефлексию. Он просто сразу их разделил: Кира — это одно, а Регина — другое. Он никогда их мысленно не сравнивал и не видел здесь никакой проблемы.

Ну, конечно, Регину он не может назвать стопроцентно своею. Она из тех женщин, которые никогда не станут чьими-то, даже если будут принадлежать мужчине, — слишком независима. Даже став любовницей или женой, такая продолжает оставаться недостижимой, умеет создавать впечатление, что в любой момент вспорхнет — и только ее и видели. Мало кто из его знакомых мужиков мог терпеть такую муку — большинство предпочитало женщин по типу «крепкий тыл» — надежных, домашних, преданных и зависящих от них материально. Но Губину именно шальной женский тип щекотал нервы, держал в напряжении — и это ему нравилось. Он и за Киру всю жизнь дрожал, несмотря на двадцать пять вместе прожитых лет. Он знал, что она не уйдет. Но она была из тех, кто может уйти — как и Регина. А дорожат, как известно, тем, что можно потерять… Губин честно признавался себе, что хотел бы сохранить при себе их обеих. Но недавно он начал замечать, что Кира стала слишком задумчива, часто смотрит на него молча и будто чего-то ждет. Боже мой, думал он в такие минуты, неужели придется делать выбор? И самое ужасное, что он не знал, кого он в конце концов выберет. Он не мог смотреть Кире в глаза. Это было невыносимо.

Весь день прошел в не самых приятных хлопотах: требовалось принимать решения по «Пресс-сервису» — там и так из-за отсутствия Булыгина дела несколько дней стояли на месте, а теперь надо было решать, кто пока заменит Мишку. В очередной раз возникли проблемы с типографией — партнеры рвали и метали и божились, что прекращают печатать «Политику». Долг за печать предыдущих номеров достиг неприличной цифры в миллион. Приходили из налоговой службы и требовали заплатить за вывеску над входом — боже мой, в этом городе деньги дерут за каждый чих! Подомацкин рассвирепел и сказал, что они эту вывеску лучше снимут к чертовой матери, чем станут за нее платить, — еще неизвестно, в каком кармане эти деньги потом окажутся! Про налоги лучше и не упоминать… Срочно требовалось оплатить телефонные счета, а то вот-вот все номера вырубят. А еще приходил брат Булыгина. Сурнов, начавший поиски пропавшего Мишки, обнаружил, что в Москве жил брат Булыгина — старший, как выяснилось. Он оказался довольно неприятной личностью. Похож на Булыгина — такой же грузный, с залысинами, но в отличие от Михаила Николаевича — с полным отсутствием даже намека на светские манеры. Он приходил выяснять отношения, смотрел на Губина исподлобья своими маленькими свиными глазками, говорил неохотно, и выражение лица такое, что, мол, «если что с Мишкой случится, убью».

Сидел с угрожающей физиономией, интересовался долей Мишки в деле (с чего он вообще взял, что у Мишки есть доля?), позволял себе какие-то намеки…

Брат Булыгина непременно хотел знать, с чего это Мишка пропал, и не убили ли его, и не замешана ли здесь какая сука, потому что с рук суке это не сойдет.

Этот окорок действовал Губину на нервы, но Сергей терпел, отвечал на вопросы брата, успокаивал его:

«Ну что вы! Мишу все у нас так любили. Кому могла понадобиться его смерть!» Говорил и чувствовал — брат Булыгина не верит ни одному его слову. Было ясно, что эта нервотрепка скоро не закончится, — физиономия Булыгина-старшего говорила об этом более чем красноречиво…

Губин постарался переключиться на день рождения Таи. Там сейчас гуляет развеселая компания, на шестнадцатом этаже Тайного дома в Тушине. Он представил полумрак — верхний свет потушен, гости расположились в низких креслах, а кто-то в центре комнаты танцует в обнимку с партнером. Вовик развлекает гостей последними анекдотами из своей врачебной практики. В холодильнике специально для Губина оставили полную тарелку разных вкусностей.

Хозяйка Тая уже крепко поддала и вряд ли сдвинется с места, чтобы его покормить… Все как обычно.

Машина затормозила — приехали. Его личный телохранитель Олег — невысокий и на первый взгляд щуплый паренек, хотя и хорошо сложенный, — пошел проверить подъезд. Олег только казался безобидным, на самом деле не было такого вида единоборства, каким бы он не владел. Каждый день он два часа проводил в спортзале, без устали волтузя и пиная тренировочные снаряды. И каждую неделю упражнялся в стрельбе. С некоторых пор Губин сократил свою гвардию и из телохранителей оставил только Олега — денег не хватало.

Пока Олег проверял подъезд, Губин думал, что все эти Олеговы проверки и меры предосторожности — от честных людей. Если кому-то понадобится его убить, сделать это будет проще простого. Вот хотя бы сейчас, пока они парковались к подъезду, справа, где сидел Губин, к дверце подошел бы скромный молодой человек в черной кожаной куртке и черной вязаной шапочке — таков, кажется, типичный портрет наемного убийцы? — спросил бы, который час, а затем через стекло выпустил бы обойму в Губина и в самого Олега, который обычно располагался на переднем сиденье.

Олег вернулся и вместе с Губиным снова зашел в подъезд — узнавшая их консьержка кивнула им заискивающе: «К Ивановым, к Ивановым, знаю…» Когда подошел лифт, Олег по привычке прикрыл Губина плечом и слегка оттеснил к стене.

Когда дверь лифта отъехала в сторону, Олег, еще не успев толком ничего рассмотреть, спинным мозгом почувствовал что-то странное. Дальше все произошло автоматически — он плечом толкнул Губина еще дальше назад и в сторону, выхватил пистолет из-под мышки и направил его в глубь кабины. Он мгновение стоял, замерев и соображая, откуда может появиться опасность. Все было тихо, и только тогда Олег позволил себе осмыслить, что же он все-таки увидел.

На полу в лифте лежала женщина. Лежала так, что Олег сразу понял — это уже не человек, а нечто неодушевленное. Тело опирается лопатками в стенку лифта, подбородок касается груди, лица не видно. Он зажмурился на долю секунды — мозг не готов был воспринять сразу все увиденное. Потом снова стал смотреть, стараясь разглядеть детали — одна нога босая, запястье неловко подвернуто, колени в разные стороны, рядом валяется сумочка, какой-то шарф комком на плечах загораживает лицо…

Олег внезапно, толчком сознания вспомнил про Губина у себя за спиной и обернулся. И тут он обнаружил, что Губина нет. Губин исчез.


Регина добралась домой на издательской машине.

Открыла дверь ключом — в прихожей горел свет. Значит, муж был дома и еще не спал. Из большой комнаты к ней радостно приковылял бассет Троша — красиво-уродливый домашний божок, которому дружно поклонялись все домочадцы и друзья их семьи. Регина наклонилась почесать его за ушком — бассет с удовольствием завертелся у нее под руками, подставляя то один бок, то другой. Обычно с той минуты, как Троша подбегал к ней, задрав голову с волочащимися по полу ушами, а она начинала гладить его по лоснящейся складчатой холке, все мысли о работе отступали. С этой минуты она оказывалась дома — когда у ней под руками вертелся восторженный Троша, радующийся и хозяйке, и набитым чем-то соблазнительным сумкам, которые Регина, как все российские женщины, таскала домой ежедневно. Дальше, куда бы она ни пошла в квартире, Троша рысил рядом, не отступая ни на шаг. Естественно, пока у нее в руках были сумки. Как только сумки оказывались на стуле, он садился рядом сторожить.

Вслед за Трошей из большой комнаты появился муж. Он встал в дверях, опершись плечом на притолоку, и выглядел немного странно, необычно для себя. На лице его застыла какая-то смущенная и одновременно настороженная легкая улыбка.

— Привет, — кивнула ему Регина.

— Привет, — ответил он. — Как дела?

— Порядок, — ответствовала Регина, сбрасывая туфли с ног. Затем направилась на кухню выгружать .сумки, ставить чайник, смотреть новости по маленькому телевизору, который стоял на холодильнике.

Муж последовал за ней на некотором отдалении.

— Где ты была? — спросил он у нее.

Так получилось, что спросил в спину, пока она выкладывала из сумок купленное в местном «Перекрестке». По его тону она поняла, что он не хотел задавать этот вопрос, но не смог с собой совладать. Вопрос рвался наружу, в душе гнездилось мучительное сомнение — ни о чем другом муж думать не мог. Она это понимала, но все равно его поведение вызывало раздражение. «Чего он хочет услышать? Чего добиться? Чтобы я рассеяла его сомнения, сказала что-то утешительное?» Но это казалось глупо, смешно — как он сам этого не понимает? Регина обернулась:

— На работе задержалась, рукописи читала. Не думала, что ты уже дома, что-то рано ты сегодня.

— Я звонил тебе на работу.

«Боже мой, начинается…» — мысленно вздохнула Регина. Противно вести такой разговор, когда ты ни в чем не виновата. Если виновата — не менее противно. В общем, такой разговор вести в любом случае противно. И бессмысленно, считала она, но заявлять об этом вслух не собиралась.

— Я до девяти была в кабинете, а потом пошла к шефу — он попросил посмотреть Фаулза, а это последнее достижение нашего издательства, — постаралась спокойно объяснить она, хотя не любила, когда ей навязывали игру «в оправдания». У нее было мерзкое ощущение, что ее пытаются припереть к стенке, а это Регина ненавидела.

— Сегодня мне сказали, что у тебя роман с Губиным… — напряженным тихим голосом произнес муж.

— Кто сказал? — устало спросила Регина.

— Некто позвонил по телефону и предупредил.

«Да, мир не без добрых людей…» — подумала она.

Зависла пауза. Регина поняла, что муж ждет ответа, того самого утешительного ответа, и медленно проговорила:

— Я бы так не сказала…

— Что это значит? — нервно откликнулся муж.

— Это значит: нет, — вздохнула Регина, тяготясь объяснением.

— Но почему мне звонят? Если у тебя нет романа, почему мне звонят и ставят в известность? Почему некто так сильно переживает за крепкую советскую семью, что звонит и предупреждает? Все-таки? Нет .или да?

"Ну, что ты хочешь услышать: что да, у меня роман, я тебе изменяю, я тебя больше не люблю? Зачем ты принуждаешь меня сказать тебе эту ерунду, тем более что эта ерунда — не правда? Тебе легче станет?

Я сама не знаю, есть у меня роман с Губиным или нет.

Роман, любовь… Не знаю. Тебе очень хочется услышать о том, как мы сегодня с ним пили шампанское и целовались, и я бы не сказала, что я при этом испытывала отвращение? Это измена (пошлое мелодраматичное слово!) — или нет? Но ведь и влюбленности я не чувствую… С Губиным я чувствую скорее спокойный комфорт… Я сама не разобралась и ничего пока не поняла. А ты упрекаешь меня в том, что я не спешу тебе об этом докладывать. Нонсенс". Регина лукавила — разумеется, она знала, что муж не хотел слышать рассказ о поцелуях, он просто хотел, чтобы ничего такого никогда не было, чтобы подобное было совершенно исключено и чтобы Регина так ему и сказала.

Она могла сказать — уж это-то она могла для него сделать… Но из какой-то вредности и духа противоречия не говорила.

Муж продолжал задавать одни и те же вопросы.

"Оставь, не надо расставлять все точки над "i", иногда эти точки лучше оставить в покое…" — мысленно обращалась к нему Регина. Напрасно — Игорь ее мысли не читал.

У них были прекрасные отношения и страстная любовь — она после рождения ребенка поступила на работу в издательство и иногда, утром появляясь на работе, боялась поднять на сослуживцев глаза. Ей казалось, только они взглянут на нее, как сразу поймут, какому безумству она, благопристойная, образованная, претендующая на роль интеллектуалки молодая женщина, предавалась ночью…

До какой степени следует посвящать мужа в свои душевные дела и надо ли вообще это делать — интересный вопрос, над которым до недавнего времени она не задумывалась. Всегда считала, что полностью присвоить себе человека нельзя, что у него должен оставаться свой внутренний мир, в который никому ходу нет. Но сегодня Регина столкнулась с практической дилеммой: есть Губин, его настойчивые ухаживания и ее интерес к нему — интерес глубокий, настоящий, не праздный. Кто-то считает это началом романа.

Нужно ли сообщать об этом мужу? Если по-честному, то да, надо. Но если подумать — то зачем? Она нанесет ему душевную травму — вот "и вся польза от этой откровенности, которой он, кстати говоря, не оценит. Просто придет в ярость. А дальше начнется сумасшествие — он станет вызнавать подробности, терзать себя и ее объяснениями, будет подозревать ее каждую секунду, и самое невинное слово, сказанное по телефону, и самое невинное сообщение о происходящем на работе будет расшифровывать по-своему… Будет на нее давить и требовать, чтобы она нашла другую работу, но, даже если она и послушается, он не успокоится и не остановится на достигнутом. И потом разве другая работа поможет? Никакая другая работа не помешает ей встречаться с Губиным.

Сообщить Игорю о чем-либо подобном просто невозможно, немыслимо. «Что же, теперь ты знаешь, чем оправдывается мужчина, изменяя жене…» — язвительно подумала Регина о собственном страстном, только что про себя произнесенном монологе.

Но если ничего не говорить, скрывать? Разве не жестоко? И все равно получишь то же самое — просто Игорь будет меньше знать, зато больше подозревать.

«А что касается терзаний, то они уже начались, — вздохнула Регина, слушая мужа. — И они продолжатся». Получалось, что ни делай, большой разницы нет.

Корнем проблемы был ее интерес к Губину, но тут она ничего не могла поделать. Был он, этот интерес, и все. Строго говоря, существовали способы все уладить и успокоить Игоря — спокойно лгать, притворяться, перекочевывая из постели любовника в постель к мужу и обратно. Или еще один способ — искренне, страстно любить обоих. Она даже слышала, что второй вариант — совсем не фантастика, что такие случаи, пусть и не так часто, встречаются. Первый же — просто общее место.

Впрочем, пока оба варианта представлялись несколько странными, а задумываться, во что все это выльется, она не могла и не хотела. Когда-то давно, в разгар их любви, Регине казалось, что день, когда она потеряет Игоря — то ли смерть разлучит их, то ли судьба, — станет самым ужасным днем в ее жизни.

Сегодня она смотрела на него, слушала его вопросы, наблюдала за выражением его лица, и больше ей так не казалось. Совсем не казалось. «Как мимолетны, зыбки, неверны, сиюминутны все наши ощущения, на которые мы ориентируемся и по которым сверяем жизнь… И сколько в нас самоуверенности. Нам и в голову не приходит, что через полгода мы будем чувствовать нечто прямо противоположное. Каждый раз тыкаемся мордой в собственную глупость», — философствовала Регина: так причудливо подействовала на нее тягостная размолвка с мужем.

— Извини, я устала, — сказала Регина. — Давай прекратим этот разговор. Нет ничего особенного в том, что я задержалась на работе, — с тобой тоже случается. А что касается звонка от доброжелателя — просто дурак какой-то хотел тебе и мне сделать больно… Забудь.

Но пока она переодевалась, заходила в ванную, пила чай, Игорь ходил за ней по пятам и задавал уточняющие вопросы, пытаясь поймать ее на противоречиях в ответах. Она понимала, что Игорь мучается — и еще больше мучается от того, что не в силах остановиться со своими расспросами. Но она не могла не раздражаться тем, что он не умеет переживать свое страдание в одиночку. Она бы, возникни у нее подозрения в отношении Игоря, поступила именно так.

Заснуть она не могла долго — думала о Губине.

Вспоминала прошедший вечер, как он сидел в кресле, курил и смотрел на нее. Лицо спокойное и чуть усталое, внимательные карие глаза… Курил он неторопливо и молча. Хотя он обладал взрывным темпераментом, когда курил — никогда не размахивал, как иные, сигаретой, не захлебывался речами, никогда судорожно и торопливо не затягивался…

Странная история у них с Губиным. Когда он купил издательство и впервые появился у них в конторе — тогда они и познакомились. Он собрал издательский совет, чтобы познакомиться с новыми сотрудниками. Они долгое время совершенно не воспринимали друг друга, если не сказать больше. Ее коробила его манера чуть что изъясняться матом — у них в издательстве было принято сохранять пристойность, хотя про себя и меж собой издательские мужчины — можно не сомневаться — свободно употребляли нецензурщину. Голос у Губина был мощный, низкий, густой, и если он кого-то распекал у себя в президентском отсеке — так называли его рабочие апартаменты в конторе, — все этажи имели удовольствие выслушивать эти жемчужины мысли народной.

У Регины был один недостаток, а в наших условиях, можно даже сказать, социальный порок: она не выносила мата, считала эти звуки злонамеренным загрязнением окружающей среды и ни от кого этой своей странности не скрывала — и от Губина тоже.

Он каждый раз преувеличенно акцентированно, но и со скрытым раздражением извинялся перед ней за каждое нецензурное слово, сказанное в ее присутствии, но она будто читала при этом его мысли. "Цаца?

Какие мы трепетные! Мы до сих пор не привыкли!

Я работаю, как мне удобнее, и мне плевать, кто что думает по этому поводу. Не нравится — двери открыты, никого не держу…" Но Регина эти его выпады игнорировала и мысленно же ему отвечала: «Вы думаете, это ваше издательство? Я отдала ему больше сил и времени, чем вы, уважаемый собственник! Уходите лучше сами…»

Их вялотекущая взаимная неприязнь однажды прорвалась как нарыв и перешла в фазу острого конфликта. Как-то, проходя по коридору, Регина снова услышала раскатистый губинский мат — он доносился из одного из кабинетов. Она заглянула в проем двери и сделала по этому поводу какое-то шутливое замечание — просто, чтобы обозначить свое присутствие и тем самым поощрить его к переходу на литературный язык. Но Губин, бывший почему-то на большом взводе, глядя ей в глаза, повторил все сказанное еще раз — с нажимом, сознательно смакуя каждое слово… Регина ничего не ответила, повернулась и ушла, но, перед тем как она удалилась, он увидел в ее глазах самое восхитительное бешенство.

Справедливости ради следует сказать, что в тот момент Губин был здорово поддат. Но сколько раз потом, вспоминая этот момент, Регина стискивала зубы — в душе у нее поднималась волна такой темной мутной ярости, что она зажмуривалась и несколько секунд уговаривала себя успокоиться.

За следующий год она не перемолвилась с ним и словом — ухитрялась избегать общения даже тогда, когда оно было необходимо по делу. Все деловые контакты с начальством она замкнула на директора издательства губинского зама Подомацкина, и он эту роль без лишних вопросов принял — наверное, догадывался, что между ней и шефом произошло небольшое «землетрясение». Но у него было правило — помогать дамам…

Как бы там ни было, прошло время — и Регина с Губиным помирились. Был какой-то такой момент…

Весенний светлый день, они в издательстве общими усилиями пропихнули выгодный контракт, который сулил благоденствие всем. В конторе царила эйфория, а Губину, когда он был в хорошем настроении, сопротивляться было невозможно. В обшей сумасшедшей суматохе они столкнулись у праздничного стола, распили по рюмке коньяку и заключили мир. И…

И после этого ничего не произошло. Он больше при ней не ругался и относился к ней с преувеличенным почтением. Но приблизиться не пытался…

Ночью Регина внезапно проснулась — из прихожей раздавались какие-то звуки. Она глянула на светящиеся цифры будильника — три часа с минутами.

Там кто-то был. Регина зажмурилась и лежала с закрытыми глазами, вся сжавшись и спросонок не понимая, что за звуки, кто там мог быть. В груди притаился холодный ужас, она замерла как ящерица, старающаяся прикинуться мертвой на ладони у поймавшего ее ребенка. Постепенно, пока текли секунды, а шорох не прекращался, она поняла, в чем дело: там, в прихожей, муж обыскивал ее сумку и карманы ее плаща.


Губина не было. «Спокойно, — мысленно приказал себе Олег. — Никакой мистики. Сейчас все разъяснится». Даже не краем глаза, а всей кожей он уловил какое-то движение и, еще не успев ничего сообразить, вдруг все увидел. Губин не исчез, а просто сполз по стене на пол и сейчас каким-то серым, большим и нелепым комком застыл где-то на уровне Олеговых колен. Взгляда его телохранитель не видел — можно было только понять, что шеф не может отвести глаз от содержимого лифта.

— Кира, — просипел он.

«Кира? Жена Губина? — удивился про себя Олег. — Да нет, он обознался или заговаривается…» Он снова заглянул в кабину лифта и увидел — ошибся он сам, а не Губин. Просто то, что лежало в лифте на полу, Олег никак не мог соотнести с Кирой Губиной, какой он ее помнил. Как и многие из знакомых этой пары, он не мог понять, как Губин ухитрился заполучить на всю жизнь такую женщину. Губин — неплохой, конечно, мужик, но ведь, с точки зрения баб, заурядный, задумывался Олег, будто и впрямь мог представить себе «точку зрения баб». Сказать, что Кира была красива, — это не интересно. Хотя можно было себе представить, от чего выпал в свое время в осадок несчастный Губин. В лице Киры было что-то восточное — высокие скулы, немного плоский нос, тонкие губы и при этом — голубые глаза. Дело не в этом. Она была лучше чем красива — она была значительна.

Всегда притягивала взгляд, хотя и невозможно было объяснить, чем и почему.

— Иди, звони в милицию, — бесцветным голосом произнес Губин.

Олег секунду поколебался.

— Вы в порядке?

Губин лишь тупо кивнул.

Олег сбежал по лестнице к будке консьержки — там был телефон. Перепуганная дежурная, пока Олег звонил, поднялась к Губину, заглянула в лифт и отшатнулась, крестясь. Они стали ждать милицию.


Пока добирались до нужного дома на милицейском раздолбанном «уазике», Вадим Занозин дремал.

Сообщение, поступившее в дежурную часть РУВД о трупе в многоэтажке, застало его в момент, когда он только начал засыпать на диванчике в своем кабинете. Кто-то ворвался в дверь, проорал: «Подъем!» — и скрылся — Вадим даже не успел этого гада опознать.

«Прибью!» — думал он, впрочем, беззлобно. Все-таки по делу разбудили. Вот если бы это был очередной дурацкий розыгрыш, тогда бы шутник так легко не отделался — из-под земли бы его раздобыл, пусть для этого пришлось бы всю ночь глаз не смыкать. Он вытянул руку с часами — час ночи. Почему рожать и умирать люди предпочитают ночью?

Вадим Занозин работал в убойном отделе давно и уже не испытывал чувства азарта, отправляясь на убийство. Отправлялся спокойно, сосредоточенно, не торопясь. Со стороны можно было подумать, что он все делает нехотя, с ленцой — а он просто был профессионал и многое из необходимых телодвижений выполнял как на автопилоте. Подробностей о трупе ему не сообщили, он ехал и думал, что процентов на девяносто это привычная мерзейшая бытовуха: «пили-поссорились-зарезали друг друга». Тут Занозин решил, что слишком рано начал работать по этому случаю, — чего гадать, скоро все увидим. И весь остаток дороги проспал.

Занозин зашел в подъезд, когда группа уже работала вовсю, — задержался покурить на улице. Ребята фотографировали, измеряли, снимали отпечатки, писали, звонили — словом, все как всегда. Он подошел к лифту и заглянул внутрь. Женщина средних лет, ухоженная, одета неброско, но стильно. Его взгляд задержался на ноге трупа — той, что была в нескольких сантиметрах от двери. Интересная деталь — жертва носила золотую цепочку на лодыжке. О чем это говорит? «Только о том, что у покойной были красивые ноги — иначе глупо носить украшения на лодыжке. Вообще у нас такие украшения не очень распространены», — размышлял Занозин.

— Похоже, задушена, — тихо сказала ему медэксперт, распрямляясь после осмотра. — На правой скуле след от удара — видимо, перед смертью ее оглушили. Поточнее скажу после вскрытия.

«Оригинально, — подумал Занозин. — Чистая работа. Если задушили, то на одежде убийцы пятен крови нет, на подошвах тоже. И очень похоже, что и орудия убийства в природе не существует». Не бытовуха, подумал Занозин, но радости от этого не испытал.

У стены стояли двое мужчин — один молодой, щуплый, другой лет сорока пяти крепкий мужик, сейчас, впрочем, явно бывший не в форме и выглядевший неважно.

— Вы обнаружили труп?

Мгновение длилась пауза — молодой вопросительно оглянулся на более старшего и ответил сам — собранно, четко, деловито:

— Да, мы вызвали лифт, чтобы подняться наверх.

Он подъехал, а там…

— Вам знакома эта женщина?

— Да. Это моя жена.

На этот раз заговорил второй. Каждое слово он, казалось, пропихивал через глотку.

— Ее зовут Кира Ильинична Губина.

Ну, что же. Личность установлена, труп опознан, очень хорошо. Занозин кивнул. Он еще раз подумал, что муж убитой выглядит неважно и его стоит отправить к врачу, но не удержался на мысли о том, что сейчас испытывает этот Губин. Он не писатель, не инженер человеческих душ. Он сыщик. Когда Занозин начинал работать, то, как все молодые сотрудники, мучил себя сочувствием к людям. Сегодня это сочувствие было профессиональным — Занозин знал, что родственникам жертвы, как правило, бывает тяжело, поэтому с ними надо говорить аккуратно, осторожно, стараясь не дать повод к эксцессам. Но знал он и о том, что первая информация, добытая от свидетелей, пока человек еще ничего не забыл, не успел подумать о том, как себя вести, может быть очень ценной. Если, конечно, супруг Киры Губиной не спланировал и не совершил убийство сам — тогда свою линию поведения он мог продумать загодя. «Не похоже», — констатировал Занозин. Хотя исключать он пока, разумеется, ничего не будет.

— Вы здесь живете? — спросил Занозин мужа убитой.

— Нет, здесь живет наша знакомая — мы должны были встретиться с Кирой как раз у нее. Я припозднился, думал, Кира ждет меня там… Но она оказалась… здесь, в лифте, — через силу проговорил Губин.

Занозин подозвал одного из оперов, и они на пару потолковали с Губиным и его телохранителем (молодой человек оказался телохранителем) — как все было, не заметили ли чего-то необычного. Они подробно расспросили мужчин по отдельности. У мужа Занозин на всякий случай спросил, чем занималась жертва («Она была моей женой»), не было ли у нее врагов (ответ — недоуменный взгляд, потом краткое «нет»), нет ли у него предположений, кто мог бы это сделать (опять «нет»). Есть ли дети? Сын уже взрослый, учится за рубежом.

Занозин спросил у своих, не забыли ли проверить черную лестницу, и, получив в ответ: «Обижаешь», объявил:

— Ладно, вы тут завершайте, а мы поднимемся наверх.

Тая, обнаружив в два часа ночи за открытой дверью не только Губина, а целую свору мужиков, нимало не пришла в замешательство.

— Штрафную! — завопила она, схватив и втягивая за рукав в квартиру первого, кто ей попался под руку, — это был Занозин.

Остановить ее радостные вопли было трудно — она не замечала попыток Занозина вставить слово в поток ее приветствий и лишь отвечала:

— Ничего, ничего, не стесняйтесь, проходите…

Вовик!

На нее произвело впечатление лишь лицо Губина, на котором она остановила взгляд после третьей попытки.

— Слушай! Ты с Кирой встретился? — озаботилась она.

— Кира убита. Она… лежит в лифте, — проговорил Губин отстраненно — будто говорил не о жене.

Молчание в прихожей длилось секунду.

— Как это убита? Как убита? Как она может быть убита? Она пять минут назад была здесь. — Тая с упреком воззрилась на Губина, словно удивляясь, как можно нести такую чушь. — Она пять минут назад была здесь, отправилась вниз тебя встретить.

Тая, подняв лицо к Губину, тянула его за лацкан и не оставляла надежды втолковать ему простую вещь — Кира только что была здесь и убита поэтому быть не может. Она оглядела стоявших кругом оперов, как бы пытаясь пригласить их в единомышленники.

— Как это убита? Что это еще значит, убита? — вопрошала она строго, насколько позволяло ей праздничное состояние.

За ее спиной появился Вовик с совершенно протрезвевшим лицом.

— Тая, пойдем на кухню, — потянул он жену за локоть.

Она оглянулась на него, не понимая:

— Подожди, что они такое говорят?

Занозин счел, что пора вступить в дискуссию и ему. Он вынул удостоверение, распахнул его перед носом Таи и членораздельно сказал:

— Действительно, Кира Губина около часа назад была найдена мертвой в лифте. Можно задать вам и вашим гостям несколько вопросов?

Тая позволила мужу уволочь себя на кухню, и уже через секунду она сидела там, опершись на обеденный стол локтями, и жутко, безнадежно выла. Вовик крутился вокруг нее с чашкой и валокордином. Занозин задавал им вопросы, они отвечали на пару. Вовик держался более или менее спокойно, ответы его звучали вполне адекватно и толково. Тая встревала только изредка, прерывая свою речь всхлипами и воплями.

— Когда Кира Губина ушла из вашей квартиры?

— Чуть после двенадцати.

— Как она объяснила свой уход? Ведь она, кажется, ждала, когда приедет муж?

— Да никак. Сорвалась и убежала — мол, встречу Сергея внизу.

— У них так было принято?

— Да вроде нет…

— Как она выглядела? Была ли взволнованной?

— Да она выглядела как полоумная! Глаза как тарелки! Я ей твержу — куда ты, что я Сергею скажу!

(Всхлип.) А она — я не из-за тебя, не из-за тебя! Ы-ы-ы!

— Что значит «не из-за тебя»?

— Ну, я глупо пошутила насчет автомобильной аварии (всхлип), а Кира, знаете, полгода назад в аварию попала… Ы-ы-ы!

— Что было перед этим?

— Да ничего особенного. Играла музыка. Мы танцевали, веселились.

— Вспомните, о чем шел разговор?

— Обычный ничего не значащий треп. Даже вспомнить толком невозможно — настолько он был ничего не значащий.

— Кира говорила — Сергей скоро приедет, уже звонил с дороги по мобильнику! (Всхлип.) А потом про эту дурацкую аварию-у-у-у… Как я ее отпустила!

Зачем я пошутила про аварию-у-у-у!..

— Значит, после разговора про аварию она и поспешила уйти?

— Да-а-а-а! Еще перед этим, правда, ей опять Сергей звонил. Сразу после звонка она и сбежала-а-а-а…

— Вы заметили какие-нибудь странности в ее поведении?

— Кроме того, что она сорвалась встречать Сергея, — нет. Сидела, правда, какая-то тихая, задумчивая. Пила немного.

— Она что, злоупотребляла?

— Нет, что вы. Просто сегодня такой повод — день рождения у Таи…

— После двенадцати кто-нибудь еще из квартиры уходил?

— Нет.

— А может быть, наоборот, кто-нибудь из запоздавших гостей прибыл в промежутке между двенадцатью и часом?

— Нет. Да мы и ждали только Сергея — Среди сегодняшних ваших гостей есть какие-нибудь малознакомые вам люди, которых вы, может быть, пригласили в первый раз?

— Нет. Только свои, привычная наша компания, все знакомы друг с другом по многу лет.

Вадим оставил пару на кухне — Вовик в очередной раз безуспешно пытался напоить жену валокордином. Та отводила его руку, не слишком соображая, чего от нее хотят, и продолжала выть. В комнатах ребята проверяли документы гостей и вели первичный опрос. «После бала…» — оценил атмосферу Занозин.

Все притихшие как овцы, хмельные, нелепые в выходных платьях…

В открытую входную дверь заглянул напарник Занозина Саша Карапетян, зашел и огляделся. Квартира Ивановых была отделана в стиле, который он про себя назвал «мавританским», — блестела крашенная золотом резная рама от огромного зеркала, внутренние двери были оклеены пленкой с какими-то золотыми коронами, кругом виднелись полукруглые ниши и тяжелые тканные золотом шторы. Он вертел головой, страшно заинтригованный — надо же, в простой советской многоэтажке…

— В лифте что-нибудь интересное нашли? — прервал его раздумья Занозин.

— Толком ничего. Какой-то небольшой осколок темного стекла под спиной у жертвы. Изъяли на всякий случай, хотя чует мое сердце — пустышка это…

Уборщица, должно быть, плохо веником прошлась нынче утром. По закону подлости, вот увидишь, так и окажется.

— У Киры Губиной что-нибудь пропало?

— Супруг утверждает, что обычно она носила с собой пару тысяч рублей и около пятисот долларов.

Сейчас денег в сумочке нет. И серьги с бриллиантами исчезли из ушей.

"Интересно, — подумал Занозин. — А цепочка на лодыжке осталась — недешевая, между прочим…

Серьги надо объявить в розыск украденных вещей".

— Отпечатки?

— Отпечатки? В лифте? Хорошая шутка… С сумочки что-то сняли, но… ты меня знаешь, я зануда и пессимист, думаю, что на сумочке обнаружатся только пальчики Киры Губиной.

— Ладно, не каркай. Я поболее тебя пессимист, так что не задавайся.

Пока Занозин мало что понимал и предположений никаких не строил — информации для составления версий было явно недостаточно. Надо будет сегодня пораньше наведаться в контору господина Губина — он у нас, оказывается, почти олигарх. «А в логове олигарха наверняка попадется что-нибудь интересное — не может быть, чтобы не попалось». Хотя Занозин только что назвал себя пессимистом, сейчас он настраивался на удачу. Без этого работать просто нельзя.


Губин сидел за рабочим столом в своем президентском отсеке и смотрел перед собой. Вот и наступила та эпоха «после нее», которой он всегда боялся.

Было пять утра. Губин приехал сюда прямо от Таи — не смог отправиться домой и лечь там спать.

Он не стал зажигать огня и так и сидел в тоскливых серых сумерках. Губин поднял голову и в напротив висевшем зеркале увидел свое лицо — светло-серое пятно с дырками глаз. Вся картинка в зеркале оказалась выдержана в разных оттенках серого. В глубине за его серым лицом сгущались темно-серые тени, на сером лице черной полоской темнел рот Гладкий светлый череп — остатки волос терялись в тенях.

«Вурдалак…» — подумал Губин и неожиданно испытал удовольствие от вида жуткого лица в зеркале.

Глупо, но, наверное, дело было в том, что в вурдалачьем лице было что-то стильное, оно было насыщено какой-то особой странной выразительностью. Или просто это лицо отвлекло его на секунду от мыслей — от какой-то каши утилитарных и горестных мыслей.

"Сыну надо позвонить, сообщить — как ему сказать? Я должен, никому не перепоручишь… И мама пока ничего не знает. Выяснить насчет кладбища…

Фотография Киры нужна крупная… Поминки — в «Метрополе» или… Боже мой, как все ужасно и, главное, — непоправимо. До изумления непоправимо — вот что ужаснее всего, вот во что невозможно поверить". Он смотрел в пустоту и не мог объять умом произошедшее. Почему все так устроено: что-то происходит — и ничего изменить, повернуть вспять уже нельзя? Он вспомнил мечущуюся Таю — она хоть и в сильном подпитии, но просекла и пыталась задать безответный вопрос, который можно бесконечно обращать к небесам: «Как это убита? Что значит „убита“? Она еще полчаса назад была здесь…» Полчаса назад была — а теперь нет. Остается только совершить целый ряд действий, которых от вас ждут люди.

Действий бессмысленных, малопонятных — организовать похороны, поминки через девять и сорок дней, хлопотать о памятнике и так далее.

«Кира, прости. Ты должна простить, ты бы поняла… Я всегда любил тебя, ты же знаешь. Прости, теперь прости…» — твердил он мысленно.

…Однажды в летний пасмурный день — в тот год их молодости лето было холодным, неприветливым — они добирались в летний домик. Час для дачников был неурочным, предвечерним, и дорога, ведущая от станции к их поселку через поле и лес, была совершенно пустынной. Лил дождь, серые тяжелые облака висели низко, рассеивая по полю незаметный свет. Кира шла впереди, он сзади видел ее джинсы в подтеках воды, ветровку с капюшоном. Когда она оборачивалась, он видел ее бледное лицо, светившееся в тусклом подоблачном свете сквозь нити дождя как перламутр, ярко-голубые глаза и насыщенного цвета темные пряди, прилипшие к щекам. Кругом не раздавалось никаких звуков, кроме шума дождя, ветра и колышущихся деревьев, что было необычно и создавало атмосферу тревожно-мистическую, таинственную. По обочинам дороги рядом с кромкой желтого песка (все краски в дождевом сумрачном свете обрели тусклую яркость) росли высокие и поникшие под тяжестью воды стебли иван-чая. Они прошли поле и вступили в лес — темнота усилилась, звуки стали отчетливее и тревожнее… Он нес годовалого сына под ветровкой, чтобы на него не попал дождь, — тот крепко спал в тепле и уюте. Дождь барабанил по его ветровке и капюшону, стекая с краев. Дорогу развезло, но Кира, обутая в кроссовки, спокойно шагала по грязи, нимало не заботясь о том, что ноги промокнут. Он старался ставить ноги след в след. До дачи было километра три — они долго шли молча в сумерках по расквасившейся дороге. Сын теплым комочком спал на груди Губина, и Кира шла впереди… В заброшенном домике будет холодно и промозгло — там печки нет, зато есть горячий чай, мягкие старые кресла и плед. Говорят, люди не понимают своего счастья, пока его не потеряют. Но он шел и понимал, что ничего лучше, чем это, быть не может…

Губину не хотелось выныривать из воспоминания — так там было хорошо, светло и покойно.

Ему пришло в голову, что надо пойти в комнату отдыха и привести себя в порядок — в шкафу он найдет и костюм, и свежие рубашки, и все что надо. И электрическую бритву. Успеется…

Кира была женщиной его жизни — как увидел ее в первый раз у доски с расписанием пар в полиграфическом, так и пропал. Двадцать пять лет он ни на кого не смотрел, холил ее, лелеял, пушинки сдувал, боготворил. Когда полгода назад Кира попала в автомобильную аварию, он впал в какой-то беспросветный ужас. Он не мог заставить себя заглянуть за эту черту — а что будет без нее?

Собственный интерес к Регине его поначалу даже испугал — такое ему в голову не приходило. И кроме того… не нужны были лишние заботы и хлопоты.

И все равно — проскользнуть мимо нее не удалось…

Губин, протрезвевший на следующий день после знаменательного матерного спектакля, устроенного для Регины, понял, что несколько перегнул палку.

Впрочем, переживать он не собирался — пару раз позвонил ей по делу, пару раз заглянул к ней в кабинет, но, встретив, мягко говоря, прохладный прием, решил наплевать и забыть. Но обнаружил, что почему-то не получается. Когда они с Региной сталкивались в издательском коридоре, скажем, шли с разных концов навстречу друг другу, у нее делалось такое лицо, что, кажется, дойдет до него, вцепится в горло и придушит на месте. Губин предпочитал быстро свернуть в какой-нибудь кабинет, чем сходиться с ней лицом к лицу. И с удивлением понимал, что его к ней дико тянет. Поэтому, когда они в конце концов помирились, он стал избегать ее — особенно избегал оставаться наедине.

А у нее в издательстве разладилось, она подыскивала другое место работы и на какой-то конторской вечеринке подошла к нему и в шутку спросила:

«Губин, возьмете меня к себе секретаршей?» Они сидели на низеньких пуфиках в каком-то маленьком кабинете, заставленном тарелками с объедками и бутылками с опивками. Сотрудники, которые еще недавно толклись здесь, как-то незаметно по одному растворились в пространстве. Он нетерпеливо ерзал, порываясь поскорей закончить разговор и уйти от нее, взгляд его то и дело ускользал от ее лица и тянулся к двери.

«Секретаршей не возьму, возьму экспертом», — ответил он, будто всерьез поверил в ее готовность переквалифицироваться в секретаршу. Когда он представил, что она весь день будет болтаться у него в приемной президентского отсека…

Ему не нравилось, что она звала его на «вы» и «Губин» — иронически, чуть насмешливо. Хотелось услышать от нее «Сергей», «Сережа». Он представлял себе те ситуации, в которых это могло прозвучать — тихим нежным шепотом, или смятенным сдавленным фальцетом, или звонким чистым выкриком. Он тогда мысленно придушил свои фантазии. Это уже слишком…

Сотрудники холдинга прибывали на работу от девяти до одиннадцати. Губин был либералом и на строгом присутствии от звонка до звонка не настаивал — лишь бы дело не страдало. Он попытался представить, что и как ему придется говорить людям.

Губин по-прежнему сидел в кабинете, слышал, как наполняется дневными звуками улица за окном. Если на окраине города жизнь ночью не замирает — в любом доме горят до утра несколько окон, гуляет у подъездов молодежь, лают собаки, трезвонит иногда часами автомобильная сигнализация, — то ранним утром в центре Москвы пустынно, как в городе, оставленном жителями, городе мертвых… «Ну, и сравнения приходят мне в голову… — ахнул он. — Надо взять себя в руки».

Из приемной доносилось шебаршение, топот, но пока никто не заходил. Там дежурил Олег, и можно было не сомневаться, что уже все всем известно и сотрудники собираются в президентском отсеке. В одиннадцать приоткрылась дверь, и зашел Дима Сурнов, за ним Подомацкин, потянулись остальные с серьезными лицами.

— Сергей…

Губин поднял голову и понял, что ему придется выдержать долгий шквал соболезнований. Мысль об этом наводила еще большую тоску, но деться было некуда.

В течение последующих нескольких часов в его кабинете толклись люди — подходили все новые сотрудники с соболезнованиями. Мужчины крепко обнимали Губина и утешающе хлопали его по спине, женщины тоже обнимали, но не хлопали, а гладили по спине, при этом еще и плакали у него на плече, шепча ему жалкие слова на ухо. Все прижимали свои щеки к его щекам и говорили одни и те же слова. Кто-то сразу после этого уходил, кто-то оставался. Сформировалась прочная группка из женщин-сотрудниц человек в пять-шесть — они так и стояли с утра, готовили чай, держали наготове лекарства. Оставалась и группка из мужчин, это были приближенные сотрудники Губина — его заместители, охранники. Они стояли кружком и тихо переговаривались — обсуждали, кто возьмет на себя руководство, пока Губин будет занят, как ему помочь и как организовать похороны.

Регина появилась на пороге губинского кабинета около полудня — в комнате, где не стихая звучали причитания женщин и рокот мужских переговоров, повисло напряжение. Регина подошла к Губину и сделала то же самое, что до нее уже сделали несколько десятков сотрудников холдинга, — прильнула к нему и, гладя по спине, стала шептать на ухо слова утешения. Но хотя она не делала ничего особенного — лишь то, что делали в этот день все женщины-сотрудницы холдинга, то есть пыталась выразить шефу свое сочувствие, — смотреть на них с Губиным было невыносимо: такая аура чувственности распространялась по комнате от этой обнявшейся пары. Все неловко отводили глаза. Женщины поджимали губы и думали:

«Бесстыжая…»

Конторские дамы, конечно, все всегда знали.

«Все», то есть даже то, чего никогда не было, они знали и о Губине с Региной. При этом они всегда были склонны в мыслях торопить события. Когда год назад Губин с Региной разругались вусмерть, конторские дамы знали, что у них в разгаре безумный роман.

Когда они помирились, дамы наверняка знали, что Губин ползает перед Региной на коленях и умоляет бросить мужа, а та не соглашается. Когда Губин вызывал Регину к себе в отсек и спрашивал о наборе нового романа, дамы ахали и жалели Киру, озабоченно делясь друг с другом мыслям и о том, как же бедная жена Губина переживет развод… Дамы с увлечением наблюдали за развитием их отношений, и не сказать, чтобы Регина вызывала у них какую-то неприязнь и озлобление. Их роман, в отличие от какого-нибудь гипотетического проходного романа Губина с одной из молоденьких секретарш, тривиального до пошлости, был интересен для окружающих. Интересен потому, что до сих пор все знали Губина как влюбленного в жену, который ни в чью сторону больше не смотрит, а Регину — как высокомерную интеллектуалку с завышенными требованиями. Но их объятие в день гибели Киры, на которое было невозможно смотреть и от которого невозможно было оторвать глаз, — это уже было вне всяких правил. Поэтому дамы краснели, переглядывались, как бы говоря друг другу: «Нет, вы посмотрите только! Бесстыжая…»

Мужчины так не думали. Они сочувствовали Губину по поводу погибшей жены, но вполне понимали его поведение и по отношению к Регине. Но, признавая, что ситуация несколько необычна, лишь покряхтывали: «Н-да…» — и качали головами.

Регина в кабинете не осталась. Выходя, в дверях она столкнулась с новым посетителем — невысокого роста незнакомцем со среднестатистическим лицом.

Пробормотав извинения, она кинулась дальше по коридору, провожаемая его заинтересованным взглядом. Занозин обернулся и понял, что не он один смотрел вслед удалившейся особе — устремленные ей в спину взгляды присутствовавших в кабинете Губина не отличались чрезмерной доброжелательностью.

Улов Занозина от бесед с сотрудниками холдинга был невелик — ничего определенного и ничего ценного. Врагов у Киры Губиной не было. Муж ее на руках носил, в холдинге все любили. Все ахали по поводу трагических совпадений — сначала исчезновение Булыгина, теперь смерть жены шефа. Однако два этих события в головах сотрудников имели исключительно мистическую, а не логическую связь. «Одно к одному…», «Удар судьбы…», «Черная полоса… А все началось полгода назад, когда Кира Ильинична в аварию попала…», «Беда в одиночку не ходит…» — вот и все, что думали люди по этому поводу. Но вот уж чего он наслушался вдоволь, пока ходил по кабинетам, — это сплетен о Губине и Регине Никитиной. Не сказать, чтобы его очень вдохновляла в профессиональном смысле эта любовная линия — он по опыту знал, что убийства из ревности нынче не в моде. Из-за любви в нашей жизни убивают гораздо реже, чем, скажем, из-за водки. И стократ реже, чем из-за денег, из-за больших денег. И тем не менее он чего-то ожидал от разговора с Никитиной.

Занозин нашел Регину в ее кабинете. По всей видимости, она ничего не делала, а просто сидела в оцепенении, пытаясь переварить известие о смерти жены Губина и проанализировать сцену с собственным участием, которую он застал в президентском отсеке.

Еще направляясь на поиски пресловутой Регины Никитиной, Занозин догадался, что ею была та рыжеволосая молодая женщина, с которой он столкнулся в дверях губинского кабинета. И сейчас имел возможность убедиться, что догадка его верна. «Так вот она какая, Регина Никитина, укротительница Губина…»

Ничего откровенно обольстительного в ее облике не было — ну, фигура стройная, спортивная, движения безотчетно грациозные, свободные, но — минимум косметики, на носу очки, а главное… Вот сейчас взглянула на Занозина — а взгляд незаинтересованный и даже, пожалуй, строгий, смотрит на него, как на неудачно сколоченный шкаф. Разве так должна смотреть привлекательная женщина на незнакомого мужчину? Занозину, как многим, нравились женщины, готовые при первом намеке поймать брошенный им мячик флирта и перейти на игривый тон.

Занозин представился. Она задержала свой индифферентный взгляд на его лице и указала на стул, сбоку приставленный к ее огромному редакторскому столу, — в свое время она попросила у завхоза самый большой из тех, что пылились на издательском складе. Стол занял чуть ли не половину ее небольшой рабочей комнаты, но места рукописям все равно не хватало — они теснились, наползали друг на друга, и каждое утро Регина начинала с того, что расчищала на поверхности стола небольшой пятачок, на котором можно было бы писать.

Занозин занял место, специально оборудованное для приходящих авторов. Он попытался пристроить локоть на край стола, но это ему не удалось — лежащие сбоку массивные папки в результате его манипуляций чуть не посыпались ему на колени. Регина вскочила и придержала стопку бумаг. Несколько секунд они вместе утрамбовывали, ровняли и приминали эту стопку, мешаясь руками. Эти несколько секунд были кстати. В кабинете Регины Занозину передалась тревожная робость, какую обычно испытывали соискатели Регининой профессиональной благосклонности в ожидании приговора их творениям. Вообще он заметил, что чувствует себя не совсем свободно в присутствии этой женщины. В конце концов Занозин разозлился на себя. «Ну что я деликатничаю, ищу верный тон? Мне работать надо…» И он приступил к делу:

— Вы были знакомы с Кирой Губиной?

— Да, но не очень хорошо. Мы общались лишь изредка.

Регина отвечала без большой охоты, но и без боязни. Занозин не видел и намека на то, что она пытается что-то скрыть.

— Извините, что я говорю об этом, но, как утверждают, вас с Губиным связывают особые отношения?

— Не извиняйтесь. Нас с Губиным связывают теплые отношения, но они здесь совершенно ни при чем. Я имею в виду смерть Киры…

— Но насколько я понимаю, до покойной Киры Губиной тоже могли дойти эти слухи…

— Не только могли дойти. Я уверена, что они до нее дошли.

Регина была теперь слегка раздосадована, лоб нахмурился. Все-таки намек на ее роман с Губиным задел ее и заставил нервничать. Знала же, что обязательно зайдет об этом речь. Чувство вины? Регина действительно испытывала чувство вины перед Кирой, сама не могла понять почему.

— Кира и сама была достаточно проницательна и за двадцать пять лет изучила мужа, видела его насквозь. Я смотрю, вы берете на вооружение старую теорию о любовном треугольнике, — продолжила она. — Как старомодно! В наше время треугольник — фигура не жесткая и более того — даже не самая распространенная. Сегодня в ходу любовные четырехугольники, семиугольники и даже какие-нибудь додекаэдры. («А это еще что?» — удивился Занозин.) Да и к нашему случаю треугольник не очень подходит.

— Вы хотите дать мне понять, что у Киры Губиной были любовники?

— Нет, — улыбнулась Регина — ее позабавило, что этот милиционер столь быстро применил ее абстрактную мысль к ситуации с семьей Губина. — Я имею в виду то, например, что у меня тоже есть муж… Да нет, не думаю, что у Киры были любовники, — уже серьезно добавила она. — Губины — особенная пара. Свою жену Губин обожал — вам кто угодно это скажет. В общем, я Кире не была соперницей…

— Вчера вечером вы задержались на работе…

— Вы все уже знаете сами. Да, я задержалась. До девяти я читала рукописи — не успеваю в рабочее время, а потом мы с Губиным были в его кабинете. Он показывал мне новое издание Фаулза, его недавно отпечатали.

— Что-нибудь еще?

Регина поняла, что имел в виду Занозин.

— Мы болтали. Пили шампанское, посмотрели вместе девятичасовые новости, обсудили поправки в налоговое законодательство, прошедшие в Думе первое чтение… Удивляетесь столь странному времяпрепровождению? Одно из предприятий холдинга — журнал «Политика», так что все мы держим руку на пульсе… Около половины двенадцатого расстались, я отправилась домой, а Сергей Борисович поехал по своим делам.

— Вы уходили вместе?

— Нет, он позже, сказал, что еще кое-что уладит.

— Вы знали, куда он поехал?

— В подробностях — нет. Знала только, что не домой, а на какой-то день рождения к друзьям — и все. Видите ли, у нас с ним сложилось одно неписаное и даже ни разу вслух не произнесенное правило — мы никогда не говорили о Кире. Как и о моем муже.

— Сергей Борисович куда-нибудь выходил, пока вы вместе были в кабинете?

— Нет.

Регина внимательно посмотрела на Занозина, как бы пытаясь проникнуть в его мысли.

— Вы подозреваете Губина? — с изумлением спросила она.

— Я пока просто выясняю обстановку, задаю вопросы и ничего не исключаю, — ответил Занозин.

— Он никуда не выходил больше чем на пять минут — это и Олег может подтвердить, он ждал его в приемной. Это глупость! Это немыслимо!

Регина откинулась в кресле, задумчиво покачала головой.

— Впрочем, зачем я возмущаюсь, — проговорила она. — Это ваша работа, а Губиных вы совсем не знаете. Если бы знали, то не допускали бы такой мысли.

— Но, может быть, Губин мечтал соединиться с вами и…

— ., и убил или «заказал» жену? Господи, вы будто с неандертальцами дело имеете. Это в школе милиции вас учат мыслить так шаблонно? Как вам объяснить, что нас всех связывали совсем иные отношения — отношения, в которых никто никому не мешал? Губин жену обожал и никогда бы ее не оставил.

Его якобы планы, как вы выражаетесь, «соединиться» — дурацкое слово! — мне в новинку. Нам ничто не мешало «соединиться». Между прочим, у меня тоже не мешало бы спросить — собиралась ли я с ним «соединиться». Я не собиралась и не собираюсь. Мы и так соединены… Я Кирой восхищалась. Может быть, мне и Губин нравился именно потому, что у него такая удивительная жена, и потому, что он в нее влюблен. А она, мне кажется, относилась ко мне без враждебности.

Тут, надо сказать, Занозин несколько потерял нить Регининых рассуждений. «Кто же все-таки ей нравился — Губин или его жена?» — не без язвительности подумал он.

— Жены «новых русских» — довольно зависимые и часто несчастные женщины. Муж все время в делах, жене уделяет мало внимания, делать женам особенно нечего. Дети, как правило, уже выросли. А в случае развода — вообще полная тоска… Может быть, Кира Губина боялась развода, нервничала, дергала мужа, особенно после того, как узнала о вашем романе, — рассуждал Занозин.

— Кира не производила впечатления дерганого человека, — возразила Регина. — Разговор о разводе вообще неуместен — я говорю, он обожал Киру. К тому же нельзя сказать, что она так уж сидела без дела.

Кира выполняла роль неформального делового советника у Губина. Он иногда показывал ей рукописи, спрашивал ее мнение. Кира ведь по образованию редактор и журналисткой тоже работала…

— У вас есть соображения, кто и зачем мог убить Киру Губину?

— Я в недоумении. Честно говоря, в случайность — скажем, в ограбление, неожиданно закончившееся трагически, — я не верю.

Регина задумалась. Занозин видел, что она колеблется — сказать ему что-то или нет.

— Есть у меня одно предположение, но оно слишком чудовищно, чтобы быть правдой…

— Какое же? — не преминул вежливо поинтересоваться Занозин.

— Может быть, ее убийство — предупреждение Губину? Я понимаю, что это бред. Как бы ни запутался в своих делах Губин, как бы кому-то ни задолжал, убивать его жену, чтобы намекнуть ему — он будет следующим, — это за пределом добра и зла. Кира-то при чем? Она в делах Губина совсем не участвовала. Хотя наша сегодняшняя жизнь такова, что перед ней пасует самая разнузданная фантазия…

— Вы думаете, Кира Губина была не в курсе дел Губина? При том, что, как вы все утверждаете, они с мужем были очень близки?

— Мне кажется, Губин щадил ее, не любил расстраивать. Думаю, он не посвящал ее в свои неприятности.

— Какие неприятности?

— Ну, дела в холдинге идут не блестяще — это, в общем, известно. Скоро срок погашать большинство кредитов, а денег нет. И потом, это исчезновение Булыгина — все восприняли его как дурной знак. Словом, не сказать, чтобы атмосфера в конторе в последнее время была веселой и оптимистической.

Регина замолчала — задумалась, сказать или не сказать про визит Булыгина и его намеки в отношении Сергея. Она решила не говорить — в конце концов Булыгин, похоже, тоже мертв и какое имеет значение, что он говорил, кому он угрожал.

— Нет-нет, — замотала она головой. — Я чушь порю. Тот, кто знал Сергея, понимал, что после смерти жены ему терять будет нечего. Свою жизнь без Киры он ставит невысоко. Помните синдром Бушетты?

Когда мафия в назидание убила всех его родственников, вот тут он и начал давать показания, несмотря на закон молчания. Сдал всех полиции, потому что ему больше нечего было терять, кроме собственной жизни…

Занозин покивал головой с умным видом, хотя синдром Бушетты ему ни о чем не говорил. В целом он понял, что имеет в виду Регина.

— Простите, а не думаете ли вы, что в таком случае и вам теперь что-то угрожает? — спросил Занозин.

И в ответ встретил недоуменный и одновременно озадаченный взгляд Регины.

Глава 3

НЕ ПРИВОДИТЕ ДОМОЙ «ХВОСТ»


Занозин плюхнул перед собой на стол «дело» убитой Киры Губиной. Достал из ящика замусоленный лист бумаги, чтобы писать на нем заметки, — другого он, сколько ни рылся в столе, найти не мог. Бумаги катастрофически не хватало. В руках вертел огрызок карандаша — Занозину нравилось писать именно огрызками, они выглядели уютнее и не требовали такого бережного отношения, как новые, изящно и любовно отточенные. На его рабочем столе царил беспорядок, но самому Занозину и в голову бы не пришло, что это именно так называется. Состояние стола, на его взгляд, было идеальным для работы — все под рукой, все на виду. Десятки каких-то обрывков и огрызков бумажек с наспех записанными телефонами, замечаниями, набросками рисунков. На краю стола одиноко стоял пластиковый стаканчик с запиханным туда круглым кактусом. Кактус подарил Занозину брат — аккуратный, уравновешенный и правильный человек. Самое удивительное было в том, что кактус в этой антисанитарной обстановке чувствовал себя прекрасно и даже подавал признаки пробуждения к жизни — верхушка шара приобрела светло-зеленый цвет и стала шишечкой вытягиваться вверх.

Пора было попробовать подвести первые итоги по убийству Киры Губиной. Занозин начал чертить на бумаге.

Кира Губина убита в лифте с двенадцати до половины первого ночи, обнаружена мужем и его телохранителем… Занозин прервался, вынул из ящика стола заключение экспертизы — задушена, как и предполагалось (на шее кровоподтеки, гортань сломана). Следов изнасилования не обнаружено, на правой скуле след от удара (убийца, стало быть, левша?), на затылке — тоже кровоподтек (видимо, ударилась при падении), под ногтями частичек кожи и крови не обнаружено (не сопротивлялась? просто не успела, была сразу оглушена ударом?).

Покойная не работала, врагов не имела. У нее исчезли деньги из сумочки и сережки с бриллиантами из ушей. Отпечатки пальцев на сумочке принадлежат жертве.

Консьержка настаивает, что никто чужой в подъезд в тот вечер и ночь не заходил — только жильцы, да к Ивановым приходили гости, но все знакомые, что всегда к ним ходят. После двенадцати и до приезда милиции никто из подъезда не выходил. Так что?

Первым приходило на ум ограбление — деньги и драгоценности исчезли. Но против этой версии свидетельствовала золотая цепочка на лодыжке — квалифицированный грабитель не оставил бы ее без внимания.

Хотя… Цепочка на лодыжке — это слишком нетипично. Мало кто в поисках драгоценностей вздумает взглянуть на ноги, даже квалифицированный грабитель. Потом, с чего ты решил, что это был квалифицированный грабитель? Может быть, как раз неквалифицированный — новичок, нервничал, спешил, труп как следует не осмотрел…

"Ничего себе новичок, — оппонировал Занозин самому себе. — Чтобы задушить человека — женщину! — голыми руками, требуется не только недюжинная физическая сила, но и огромное самообладание.

И зачем душить для ограбления? Припугнуть, скажем, ножом — и взять все, что надо… Допустим, жертва пыталась кричать — ну, оглушил ее хуком слева и грабь сколько хочешь. Душить зачем? И для новичка слишком мало следов — никто его не видел, ничего после себя не оставил. Впрочем, это могло получиться и случайно — новичкам везет…" В общем, ничего определенного.

Сексуальный маньяк? То, что изнасилования не было, ни о чем не говорит — может быть, этот получает сексуальное удовлетворение, когда как раз душит жертву. Тогда исчезновение денег и сережек — это попытка «скосить» под ограбление. А может, маньяк таким образом совмещает приятное с полезным. Похоть плюс корысть. Да, черный юмор. Но вообще ничто не указывает на извращенную сексуальность — такие обычно снимают с жертвы белье, разрезают его, разрывают блузку, задирают юбку и прочее, даже если не вступали с жертвой в половой контакт. Ничего такого здесь нет. И ничего не слышно в Москве о маньяке — не было похожих случаев.

Что еще остается? Заказное убийство. Как бы ни уговаривала нас Регина Никитина, господина Губина мы из списка подозреваемых пока не исключаем.

У него самого, конечно, железное алиби: около двенадцати, когда Кира Губина убежала из квартиры Ивановых и села в лифт, он находился в машине, направлялся к Ивановым, а в половине первого вместе с телохранителем обнаружил жену в лифте — все на глазах у консьержки. Но «заказать» жену мог. Мотив есть — роман с Региной Никитиной и желание, избавившись от жены, соединиться с Никитиной в законном браке. Не исключено, что Кира Губина устраивала ему сцены, угрожала — хотя никто ни словом об этом не обмолвился, а наоборот, все твердят, как сговорились, что в жене Губин души не чаял. Двадцать пять лет не чаял, а на двадцать шестом решил отправить на тот свет — бывает и такое… К тому же он бизнесмен, а после развода пришлось бы делить имущество… Хороший мотив, крепкий, прямо классический.

Правда, способ для заказного убийства несколько экзотический, нетипичный — удушение. Обычно в дело идет пистолет с глушителем, в крайнем случае — обрезок трубы, ломик или молоток. Впрочем, плюс удушения в том, что нет необходимости избавляться от орудия убийства. Нет такой проблемы.

А вот в твоих рассуждениях есть проблемы, сказал себе Занозин. Зачем Губину так рисковать? Он обычный предприниматель — весь в долгах, не доплачивающий налоги, ведущий бизнес на грани закона, но не более того. Даже если он найдет киллера… А как, кстати, найдет? Без посредника не обойтись — в общем, приходится посвящать в свою проблему слишком много людей. «Заказав» жену, он рискует на всю жизнь стать объектом; шантажа со стороны киллера или даже посредника. Если бы он был вор в законе, руководитель собственной могучей преступной группировки — тогда «заказывай» хоть жену, хоть кого, шантажировать никто не посмеет. Там отношения правильные, да и киллера, вернее всего, скоренько убрали бы — и вся недолга. Ладно, это ты рассуждаешь логически, а Губин мог потерять голову, здравый смысл, чувство реальности и опасности… Все так, и все же сомнительно.

То же самое может относиться и к Регине Никитиной — если допустить мысль, что она «заказала» жену своего любовника. Слишком опасно и большая вероятность попасться на крючок к шантажисту. И потом… Занозин вспомнил свою встречу с Региной Никитиной в офисе издательства. Нет, он не верил, что она способна на такое.

Ладно, сказал себе Занозин. А что, если вариант, который предложила Регина? Киру Губину действительно «заказали» — но не муж, а враги мужа, и убийство Губиной — предупреждение Сергею Губину?

Странный мотив. А кроме того, остаются все те же возражения — удушение нетипичный способ расправы киллера с жертвой. «Мне, во всяком случае, пока не встречался», — признался Занозин.

Консьержка не видела никого постороннего, гости Ивановых все, кроме Губиной, из квартиры не выходили. Откуда мог прийти и куда мог скрыться убийца? Все ходы-выходы проверили — некуда там деться, все закрыто на замок, все заколочено, путь только через подъезд. В том самом доме он, что ли, живет?

Кстати, на всякий случай надо проверить по нашей картотеке и у участкового спросить — не живет ли и впрямь в том подъезде некто с сомнительным прошлым или настоящим? Ерунда, знаем мы это! Консьержка задремала, отлучилась, отвлеклась — а теперь говорит, что смотрела во все глаза.

Что же еще? Остаются еще несколько хиленьких версий вроде той, что Кира Губина знала или случайно узнала что-то важное, грозящее некоему третьему лицу серьезной опасностью.

Ладно, а какие реальные ниточки мы имеем? Нужно искать бриллиантовые сережки. Надо с тем кусочком темного стекла разобраться — Саша его на экспертизу отдал, результатов пока нету. Потщательнее расспросить всех, кто встречался и разговаривал с Кирой Губиной в последний день. Надо бы с ребятами из отдела экономической преступности потолковать — есть ли у них что-нибудь на холдинг Губина?

Да, и посмотреть на всякий случай то дело об автомобильной аварии, в которую Кира Губина попала полгода назад, — о ней у Ивановой и Губиной заходила речь перед самым убийством. Да и вообще — и в конторе у Губина все почему-то про эту аварию помнят, все уши прожужжали…

И еще. По поводу исчезновения Булыгина… Дело, кажется, не открывали. Милиция — знаю я коллег! — по собственной инициативе впереди паровоза не побежит. А родственники, насколько мне известно, в милицию не обращались. Надо бы все выяснить.

«Не нравится мне, что в одной конторе в течение недели сначала исчезает один человек, потом убивают другого… Не нравится».


В кабинет ворвался Саша Карапетян.

— Что, с убийством Губиной маешься? — спросил он и заглянул через плечо в бумажки Занозина, полюбовался на его каракули. — И что думаешь?

— Да что думать? Пока много неясного. Скорее всего, ограбление… Деньги исчезли, золотые сережки с бриллиантами…

— А восемнадцатикаратная золотая цепочка особой дорогой выделки на лодыжке? Ай-ай-ай, какой рассеянный грабитель…

— Ты бы взглянул на лодыжку, если бы грабил женщину?

— Ты мне льстишь, — самодовольно улыбнулся низкорослый и, на взгляд Занозина, довольно уродливый Карапетян, пользующийся почему-то большим успехом у женщин. — Я как человек восточный, конечно же, взглянул бы на ножки…

— Спасибо за идею, — съехидничал Занозин. — Будем считать, что преступник — лицо славянской национальности с истинно нордическим характером.

Ему женские ноги — тьфу!

— Ага, или финно-угорской… А что говорят в конторе Губина?

— Да ничего особенного. У Губина роман с одной из сотрудниц — эка невидаль! С ней он и задержался в вечер убийства в своем кабинете — она подтвердила.

Некая Регина Никитина… В общем, не знаю, что нам это дает.

— Не скажи. Мне Губин сразу показался подозрительным, вот и мотив есть…

— Мотив есть. Предположим, он хотел избавиться от жены, чтобы вступить в новый брак с Никитиной.

Предположим даже, что все знакомые Губиных и сотрудники холдинга ошибаются, когда наперебой сообщают мне, что Губин обожал жену. Отбросим даже вопрос о том, зачем потребовалось ее убивать, когда можно было просто развестись. А возможность? Он был в машине, когда Киру Губину душили в лифте.

— Слушай, начальник, у тебя плохо с фантазией.

Его алиби подтверждают только та самая Регина, с которой, как я понимаю, у него роман, да охранник.

Но это может быть чистая обстава. Они все могли сговориться — кстати, для этого Губину не нужно было посвящать их в дело полностью, просто попросил обоих сказать, что был он, мол, до двенадцати в офисе. Уж на показания Никитиной в любом случае полагаться нельзя… Губин мог где-то в полдвенадцатого выйти из конторы, поймать такси — или даже лучше частника, тогда вообще следов не найдешь, — подъехать к дому Ивановых, убить жену в лифте…

Через какое-то время охранник на машине подбирает его в условленном месте и едет обратно в тот же дом.

И, потрясенные, они находят задушенную Киру Губину…

— Зато у тебя с фантазией полный порядок. А инопланетяне в твоем плане не задействованы? И трое в черных масках? Как Губин мог знать, что Кира сбежит из квартиры Ивановых, и подловить ее именно в лифте?

— Ерунда! Легче легкого! И Таисья Иванова, и сам Губин подтверждают, что они с женой незадолго до полуночи созванивались по мобильнику. Губин мог под каким-либо предлогом попросить жену выйти его встретить в подъезд и никому об этом не говорить — мол, хочу, дорогая, что-то важное тебе сказать…

— Брось! А консьержка? Она Губина прекрасно знает. Если бы он заходил в подъезд два раза, а один раз выходил, она бы точно это заметила.

— Начальник! — обиделся Карапетян. Он отстранился от Занозина и несколько секунд рассматривал его со стороны. — Мы что, консьержек не знаем?

Отошла, отвлеклась, задремала, а теперь боится признаться — не хочет место терять… А что касается развода, то при разводе имуществом надо делиться.

Может, он жадина и ему не хотелось?

— Слишком сложно, слишком много людей ему в таком случае пришлось бы вовлекать в свое предприятие — Регину, телохранителя. Это же опасно. И все держится на цепи случайностей — поймал частника, консьержка в этот же момент отвлеклась, когда выходил, задремала… А времени, между прочим, было в обрез. Все у тебя складно получается, кроме одного — хоть бы такусенькую улику обеспечил помимо буйства фантазии. Впрочем, если ты так настаиваешь — инициатива наказуема. Будешь разрабатывать версию Губина. Только слишком не увлекайся. Кстати, что там с этим осколком стекла?

— Пока ничего, у экспертов там какая-то авария — то ли залило, то ли завалило, то ли тараканов морили.

В общем, раньше следующей недели велели не ждать.

А что касается пальчиков, то, как я и подозревал, на сумочке отпечатки только Губиной… Напрасно иронизируешь, начальник, бывает, что вот на таких соплях случайностей и держатся самые изощренные преступления. Пока это самое реальное, что у нас есть.

Карапетян закурил и, усевшись на соседний стол, мечтательно уставился в тусклый серый потолок, видимо, представляя себе эти самые изощренные преступления, висящие на соплях случайностей.

Занозин с умилением посмотрел на напарника — удивительно, но Карапетян, служивший сыщиком не первый год, был подвержен еще романтическим завихрениям. Занозин же смотрел на собственную работу приземленно. А уж что касается убийств…

Жизнь заставила его усвоить, что убийства чаще всего случаются из страха, тупости, пьянства и жадности и осмотрительный убийца-интеллектуал, дотошно продумывающий каждый свой шаг и находящий нестандартные решения, — это на самом деле миф.

Впрочем, склонность Карапетяна к фантазированию его не раздражала. Это было забавно, разнообразило их в общем-то рутинную и не очень приятную работу.

Занозин не исключал, что однажды Сашкино вранье может навести их на действительно стоящую мысль.


Коля Щетинин продрал глаза — перед взором плыли грязно-зеленая стена кухни, клетчатые занавески, заплеванный пол, гора посуды в мойке… В поле Колиного зрения попал заставленный бутылками стол и на нем жестяная банка из-под консервов вместо пепельницы, полная окурков, какие-то обертки от импортных пакетов. Коля углядел, что в одном из стаканов на донышке еще плескалось. Он сильно удивился, ибо о такой везухе и не мечтал. Не бывало такого раньше — чтобы на следующий день после того, как «хорошо посидели» с друзьями, в стаканах и бутылках что-то оставалось. Не хватило — это обычная ситуация. Он задумался, скорчив гримасу от напряжения, — в голове сидело смутное воспоминание еще о какой-то везухе. Видимо, что-то хорошее случилось накануне, а теперь этот подарок в виде глотка живительной влаги на донышке… Коля трясущейся рукой поднял стакан и вылил его содержимое в себя.

Потом повалился на кухонную лавку и снова заснул мертвецким сном. Во сне ему мерещилось, что звонил дверной звонок, но, так как это было во сне, а не наяву, он и не дернулся встать и продолжал храпеть.

Он проснулся через пару часов, не в силах заставить себя ни посмотреть на часы, ни вспомнить день недели, ничего… Он сел на скамье, вчерашний день из его памяти как вырезали. Он опустил глаза вниз и обнаружил, что одет. Правда, рубашка на нем была какая-то незнакомая, почему-то розовая, имела несвежий вид, пуговицы порвались вдоль пупа. Он пошарил ногой под скамьей в поисках тапочек, не нашел их и босиком поплелся в ванную. По дороге завернув в туалет, Коля какое-то время болтался в тесной комнатке, пытаясь найти точку опоры, падал на стены то одним, то другим плечом. Справившись с ситуацией, Коля выполз из туалета и подумал, что надо бы взглянуть на свое лицо. «Фэйс, — всплыло в его голове. — Посмотреть на фэйс». Когда-то в далекой юности Коля увлекался «Битлами», сам ходил с гитарой и пытался петь «Естердэй» по-английски.

Видимо, с тех пор и застряли у него в мозгу иностранные слова. Почему-то ему казалось, что рожа расцарапана. Но нет — опять приятный сюрприз. Рожа оказалась не расцарапана, хотя и выглядела не лучшим образом — серая, небритая.

Коля трясущимися руками пригладил волосы, затем открыл холодную воду и умылся. Достал электробритву из тумбочки. Поводил бритвой по щекам.

Снял рубашку и, вынув из стенного шкафа майку, натянул ее на себя. Зачесав жидкие мокрые пряди за уши, Коля остался удовлетворен своим новым видом.

Теперь он выглядел хотя и слегка утомленным, но вымытым, свежим и минуту назад вставшим на путь исправления алкоголиком. Коля вернулся на кухню, закурил «бычок» «Примы» и стал соображать.

Он многого не помнил, но забыть, что женат, не мог. Жена Валя, должно быть, была на сутках. Если сегодня он проснулся один и так поздно, значит, Валя ушла еще вчера. И это значит, что вернется она сегодня вечером. Судя по этим умозаключениям, мозги у Коли работали неплохо, чему он был рад. Но руки дрожали и голова, казалось ему, не могла ни секунду удержаться на одном месте. До прихода жены требовалось решить одну задачу — срочно выпить.

А потом как-то уничтожить следы вчерашнего времяпрепровождения — он покосился на ряд пустых бутылок. «Сколько же нас вчера было?» — силился вспомнить он. Принялся считать бутылки, сбился, принялся снова, потом бросил, сообразив, что число бутылок ни о чем ему не скажет.

Надо было срочно придумывать, как поправиться.

Коля тщательно осмотрел все бутылки и стаканы на столе — больше нескольких капель не набралось.

Денег, само собой, не было. Коля и не подумал пойти шарить по карманам своего пиджака и куртки, сделав очередное логическое умозаключение — после вчерашнего откуда же? Можно было что-нибудь прихватить из дома и попытаться обменять в магазине. Но магазин вызвал у Коли неприятные ощущения — он не мог понять, почему. Он устал вспоминать, отчего образ магазина ему досаден. Мотнул головой, пытаясь переключиться на другие мысли: что прихватить?

Обвел кухню взглядом. В комнату плестись было лень — впрочем, он и так знал, что ничего стоящего там не осталось.

Сдать бутылки? Вырученного не хватит даже на одну рюмку. «Надо позвонить Саньку, — решил он. — Спросить, может, у него осталось…»

Коля поковылял в коридоре к телефону, набрал номер и стал ждать. Отозвался не Санек, друг из соседнего подъезда, а его стерва Оксанка.

— Эта, — Коля постарался добавить бодрости в свой хриплый пропитой голос. — Мужика своего дай…

— Сейчас! — с готовностью откликнулась Оксанка. — Сейчас побежала вас, алкашей, сводить! Бегу и падаю по вашему желанию, спешу сообщить своему пропойце — тебя к телефону твой любимый собутыльник! Может, вам еще сбегать? Ах, ты…

Оксанка еще повизжала в телефон, пересыпая свою язвительную речь отборным матом, потом хлопнула трубку, так и не позвав Санька. Впрочем, из ее тирады Коля понял, что Санек нынче на работе.

И вообще, по некоторым Оксанкиным намекам и прочим признакам выходило, что вчера они хорошо сидели вовсе не с ним. Это Колю удивило: «А с кем же тогда?»

Был один выход — пойти к вахтерше Нине Прокопьевне. Она была не дура выпить, хоть и старалась делать это с осторожностью, чтобы жильцы не заметили, и избегала начинать с утра. Она человек сочувственный — только бы сегодня работала.

Коля спустился в лифте на первый этаж. Ему опять повезло: Нина Прокопьевна утром как раз заступила на пост и сидела в вахтерской будочке — серьезная, в очках, навалившись обширной грудью на высокий столик. Коля появился в проеме двери босой, в мятых штанах и стал перетаптываться с ноги на ногу. Нина Прокопьевна как будто обрадовалась его появлению.

— Чего тебе, касатик?

— Прокопьевна, может, нальешь в долг?

— Налью, налью! — засуетилась старуха. — И не в долг, а так! Как не налить? Все мы люди, все друг другу должны помогать.

Новый сюрприз — Прокопьевна что-то была слишком любезна. Она полезла под столик и вынула початую бутылку и стакан и, пока наливала, не смогла удержаться:

— Нет, но ужас-то какой! Знаешь?

Ее так и распирало обсудить что-то, отсюда и любезность. Но Коля смотрел на наполняющийся стакан и на ее колыхания не реагировал. Когда он хлопнул полстакана и, как-то сразу сгорбившись и размякнув, присел отдохнуть на ее топчан, способность воспринимать окружающее к нему отчасти вернулась.

— , прямо в лифте. Ужас-то какой! А Надежда-то Кузьминична, что до меня дежурила, и не заметила ничего. Божится, что ни одной чужой души тут не было. А они приехали и ее обнаружили. Кузьминична говорит — прямо в лифте лежала. Задушили… Милиция всю ночь тут шастала, все здесь обшарили.

И Кузьминичну все расспрашивали, выспрашивали…

У нее душа в пятки ушла, весь остаток смены протряслась от страха — а ну как ее кто-нибудь прибьет?

Она теперь говорит — уж и не знаю, уволюсь, наверное. Еще убьют к чертовой матери. Ужас-то какой!

Коля слушал причитания старухи и не врубался.

— Так чего случилось-то? — равнодушно поинтересовался он, не в силах оторвать взгляд от лилового толстого носа Прокопьевны.

— Ты что? Женщину убили сегодня ночью. Прямо в лифте и лежала мертвая. Тут вот, у нас.

— Из наших кто-нибудь?

— Нет. В гости на шестнадцатый этаж приходила.

Все равно ужас!

— Да, времена такие нынче, что и жить опасно! — посочувствовал Коля.

— Не то слово!

— И кто же ее?

— А кто же знает?

В благодарность за налитый стакан Коля еще посидел со старухой и послушал ее охи и ахи. А та наконец отвлеклась и, понимающе посмотрев на Колю, вдруг сказала:

— Жена небось скоро придет. Как в доме-то?

Щетинин вспомнил про дом и поднялся. Прокопьевна высунулась ему вслед.

— Коль! Бутылочки-то принеси!

Щетинин, не оборачиваясь, махнул рукой и поплелся к лифтам.

Дома Коля стал собирать бутылки, перекладывать грязную посуду в раковину, чистить жестяную банку-пепельницу. «Да, и проветрить, проветрить надо», — вспомнил он и полез открывать форточку. Когда мокрой тряпкой стал протирать клеенку на столе, сгребая объедки, окурки, пробки от бутылок, целлофановые обертки от чипсов, на краю обнаружился какой-то маленький скомканный кулечек из куска газеты. Он уже собирался смахнуть его тряпкой в помойное ведро — может, пепел кто в этот кулечек стряхивал.

Есть такие любители — смастерят себе из бумажки мини-пепельницу, держат ее в руке и аккуратненько туда пепел стряхивают… Коля отвернул пальцем бумажку — в кулечке лежало что-то мелкое, но не пепел.

«Откуда это? — подумал он озадаченно. — Валькино, что ли?» Он поковырял кулечек решительнее.

Потом взял и опрокинул его на стол — оттуда шмякнулись две серьги. Коля сел за стол и уставился на находку. Что-то новенькое — может, Валька втихаря от него купила да забыла припрятать. «Ерунда, — подумал он. — Откуда у нее деньги на такие цацки?» Сразу было понятно, что это не грошовая бижутерия. Он озадаченно взял одну серьгу на палец — кажется, золото, в середке искристый прозрачный камушек. «Ни хрена себе…» — подумал он.


Регина открыла глаза и, как часто с ней случалось, не смогла сразу вспомнить, что за день сегодня. Будние дни чередовались с выходными с такой неизбежной последовательностью, что она, бывало, в них путалась. На долю секунды ее пронзил страх, что проспала, опоздала на работу. Самое смешное было в том, что ничего ужасного, если бы она даже и проспала, не было. Она принадлежала к руководящему составу издательства и могла позволить себе и задержаться, и не прийти. Но этот дурацкий страх перед опозданиями накрепко засел в ней еще с детства, со школы — с тех самых пор, когда ненавистная директриса поджидала опоздавших у дверей школы и с садистским удовольствием требовала у них дневник, А родители попались Регине без чувства юмора — после прочтения каждой записи ее ожидало тяжелое объяснение с ними, чреватое репрессиями. По идее, повзрослев, она должна была бы нарочито и с удовольствием всюду опаздывать — чтобы самоутвердиться и компенсировать свой детский страх. Но нет, она не любила опаздывать — и с деловой точки зрения эта привычка была, в общем, кстати.

Регина расслабилась — вспомнила, что вообще сегодня суббота и можно никуда не торопиться. Более того, она вспомнила — вчера были похороны Киры.

Отпевали ее в храме около Речного, народу было довольно много, эта толпа тем более бросалась в глаза, что в храме стоял гроб и с другим покойником — рядом только вдова и еще пара человек; Все было очень торжественно и тягостно. Регина спряталась в глубине толпы и даже не обошла гроб — в конце концов они с Кирой не были близкими подругами, да и не хотелось особенно мелькать. Потом ехали в автобусе на кладбище, под моросящим дождем стояли перед могилой — было холодно, а стоять пришлось долго… Губин держался хорошо. Впрочем, как же иначе?

Все эти дни после убийства Киры Регина держалась от Губина в стороне. Не хотелось ему досаждать в такое время, к тому же она боялась ранить его своим присутствием — кто знает, может быть, он мается чувством вины перед мертвой женой за нее, Регину.

Он сам нашел ее глазами в толпе на кладбище — знал, что она пришла. Он стоял под дождем без зонта, в длинном до пят черном плаще с поднятым воротником — волосы совершенно промокли, капли воды стекали по его неподвижному лицу, он не обращал на дождь никакого внимания. Ей всегда нравились мужчины, которые не прячутся от дождя. Регина не могла отвести от него глаз — ей нравились и его мокрые волосы, и его поднятое и обращенное к ней застывшее жесткое лицо, вся его крепкая фигура в длинном плаще — и понимала, что пропадает навсегда. Вот именно сейчас, после смерти Киры, когда к ее чувствам к Губину прибавилось щемящее сострадание.

«Боже мой, на похоронах его жены! О чем я думаю, это ужасно» — но чувствовала она совсем другое.

В его остановившемся и ничего как будто не выражавшем взгляде она прочитала едва понятный для окружающих упрек — но не за Киру, а как раз за то, что осталась вдалеке… Вечером, уже после похорон и поминок в «Метрополе», она позвонила ему домой и услышала: «Приезжай…»

Регина поднялась с постели. Муж отправился на работу, несмотря на выходной. Он часто работал по субботам, она нередко тоже. Дочка была у бабушки, и весь день Регина будет предоставлена себе самой.

Она сидела на кухне, пила кофе и обдумывала предстоящий день. Они опять договорились встретиться с Губиным сегодня вечером, но до того надо было еще зайти на рынок, в книжный магазин и Сбербанк. Она выглянула в окно — вчерашний дождь так и не перестал, плавно перешел в день сегодняшний. С Трошей придется погулять совсем недолго…

На рынке Регина начала тихо сатанеть от обилия безмозглых идиотов, которые перемещались, еле передвигая ноги, а кроме того, так и норовили наступить на ногу, толкались и рвались пролезть без очереди. Чем больше разрастался этот рынок, расположенный рядом с метро, тем больше набегало народу. При желании в этой толчее можно было найти какую-то живописность и колорит — эти вопли, лица, разудалые реплики на непонятном языке, горы сомнительных товаров, своеобразные взаимоотношения, плутоватые глаза, глуповатые глаза, турецкие помидоры «из Краснодара» и «из Шамхора», заговаривание зубов, драки между лихими кавказцами, стоны толстой, едва говорящей по-русски тетки: «Кофэ-э-э! Ча-аай» и еще третье слово что-то вроде «айра-а-ан»… Но такого желания у Регины сегодня не было — она уже полчаса стояла в очереди к ларьку, и досада заглушала ее способность к созерцанию. Какая-то дама никак не могла отойти от прилавка, выбирая товар, загружая продавщицу вопросами и с трудом считая деньги.

Продавщица выложила на весы клубящуюся связку сосисок, потом отсекла полбатона сырокопченой колбасы и снова шмякнула на весы, потом схватилась за ветчину…

— Да-а-а, мадам ведет аскетич-с-с-сский образ жизни, — хрипло во всеуслышание провозгласил стоящий за Региной мужичонка, как и все, видимо, уставший от суеты покупающей дамы. Та покраснела и стала поспешно запихивать покупки в сумку — гирлянда сосисок так и не влезла в пакет до конца и свесилась из него.

Регина улыбнулась и обернулась назад, чтобы получше рассмотреть мужичонку, благодаря ехидной реплике которого дама наконец отлипла от прилавка.

Обернулась, насладилась его задрипанным видом и .. ее внимание будто что-то царапнуло. Что? Она обернулась еще раз и уже внимательно посмотрела вокруг.

Ничего особенного — все та же хаотично бегущая пестрая толпа, те же очереди…

Регина купила масло и пошла в другой ряд за йогуртами — ощущение какого-то чужого присутствия не покидало ее. Это было странно, не то чтобы пугало, а как-то настораживало. Регина медленно повернулась. «Глупо! — подумала она. — Какое чужое присутствие в такой толпе?» И все же была странность. Пока Регина бродила по рынку, она еще не раз оборачивалась и пыталась понять, что же такого странного было вокруг.

Как все женщины, пользовавшиеся в дни беззаботной юности успехом, Регина знала, хотя ныне уже и подзабыла, что такое подцепить «хвост» в метро, на улице или в магазине. В ее незамужнем студенческом прошлом были разные эпизоды — обычно такой «хвост» рано или поздно (чаще рано) подходил знакомиться и пригласить на чашку кофе, на день рождения, на футбол. Но были другие случаи — один, например, на пятом курсе ходил кругами многие месяцы, боясь подойти близко. Пока она не закончила университет, видела его каждый день — он так и не осмелился приблизиться и любил ее издали.

Вот и сейчас у нее было то же самое ощущение — за ней следовал «хвост». Он-то ее и беспокоил — постоянно попадающий в поле зрения один и тот же молодой человек. «Ну-ну, старушка, а не расфантазировалась ли ты? Молодость вспомнила?» — попыталась посмеяться над собой Регина. Но на самом деле, когда она поняла, что происходит, ей стало совсем не смешно. Ей стало страшно.

Стараясь раньше времени не паниковать, Регина продолжила как ни в чем не бывало поход по рынку, затем вышла на улицу и переулками двинулась в сторону книжного магазина, все еще надеясь, что ей померещилось. В переулках было как всегда пустынно, и она очень быстро «отфильтровала» своего преследователя — молодой мужчина, ничем не примечательный, в кожаной куртке и узкой кепке. Он на нее почти не смотрел, иногда проходил мимо вперед, в другой раз стоял и рассматривал витрину или даже, когда она проходила через арку и снова обернулась назад, исчез на какое-то время.

В книжном Регина походила между прилавками, полистала новые издания — все понарошку, все для вида и с внутренней дрожью. Думать она могла только об этом парне в куртке, который ждет ее то ли за ближайшим книжным шкафом, то ли под аркой на улице… Который может в любую секунду появиться прямо у нее перед носом, вырасти как из-под земли.

Собственно, в переулке у «Ремонта обуви» они нос к носу уже столкнулись. Она внезапно повернулась, пошла обратно, будто вспомнив, что надо заглянуть еще в «Ремонт обуви», и как бы случайно ткнулась в его плечо. Он извинился, улыбнувшись и придержав ее за локти, и пошел дальше. А Регина успела его разглядеть. Ничего устрашающего в его облике и выражении лица как будто не было, но устрашающей была сама ситуация и все обстоятельства, которые ей сопутствовали, — исчезновение Булыгина и смерть Киры, вчерашние похороны и тот же вопрос Занозина: «А не кажется ли вам в таком случае, что и вам что-то угрожает?»

Регина вышла из магазина, быстрым шагом двинулась по Тверской, засунув ладони под лямки своего красного рюкзачка, и пыталась сообразить, что же ей делать. Она была уже готова запаниковать, хотя из последних сил удерживала себя от этого. "Ладно, положим, он за тобой ходит — и что? — обращалась она к себе самой. — Он же тебя не обижает, никаких попыток к общению не предпринимает. В чем здесь криминал? С этим даже в милицию не пойдешь.

«Спасайте, меня кто-то преследует!» Пожалуй, еще подумают, что я ненормальная, и отправят на обследование. А с другой стороны, что же мне, ждать, когда он меня «обидит»? Тогда уже и в милицию некому будет бежать…" Мысли прыгали, лихорадочно проносясь в ее голове. Она очень боялась предстать в глупом свете, сама терпеть не могла склонных к бессмысленной панике дур и совсем не желала превращаться в одну из них. Сердце ее колотилось, обернуться она уже боялась. Она шла с гадким ощущением неприкрытой спины, будто ожидала выстрела. Представилось, что вот она обернется, а он — тут, вплотную за ней, смотрит в упор с издевкой и идет по пятам как ни в чем не бывало. А вдруг он попытается напасть?

А вдруг как с женой Губина? Отчасти Регина понимала, что у нее просто разыгралось воображение, — она, кстати, не ожидала от собственного воображения такой подлости. Очень хотелось сохранить самообладание.

Регина почти бегом дошла до Маяковки и, свернув к залу Чайковского, нырнула в кондитерскую. Она села за свободный столик, бросила рюкзак на соседний стул и перевела дух. Осторожно обернулась и по" смотрела на вход, затем не удержалась и пошарила — но тоже осторожно — глазами по пространству кондитерской, обследовала панораму, открывающуюся из окон, — ее преследователя нигде не было видно.

Регина вздохнула с облегчением, но не поверила, что кошмар закончен, — скорее всего, временная передышка, он просто остался ждать ее на улице. Она попыталась успокоиться. «Сначала успокоюсь, а затем решу, что делать дальше. Надо взять хотя бы чашку горячего чая». Она подумала, потом нервно потянулась к рюкзаку и вынула из внешнего кармашка мобильник.


Вадим Занозин уже выходил из управления — и зашел-то сегодня случайно, думал, что оставил у себя в кабинете книгу Фрейда. Приятель, который дал ее почитать, страшно переживал за книгу, звонил чуть ли не каждый день и пел по телефону — мол, издание антикварное, такого сейчас не найдешь. Он так достал Вадима своим Фрейдом, что Занозин решил вернуть ему раритет, даже не дочитав, но обнаружил, что не может его найти. Не иначе Карапетян взял без спросу. Вообще в этой конторе ничего не найдешь — все тащат из-под рук, причем не из корысти или злого умысла, а так, от разгильдяйства. Кто-то взял на минуту, а вернуть забыл или не посчитал важным. Своя чашка разбилась — возьмем стакан у соседей. Из кабинета Занозина регулярно пропадали ручки, ножи, зажигалки. «Колхоз», — вздохнул Вадим. Надо было придумывать, чем оправдываться перед владельцем Фрейда.

Занозин шел по мрачному, покрашенному в неопределенно-грязный цвет коридору и размышлял, почему во всех управлениях внутренних дел стены выкрашены в грязный цвет, вся обстановка тоскливая, мебель казенная и ни одной человеческой вещи, ни одной человеческой детали не найдешь. Чтобы пойманные преступники, попав сюда, сразу же впадали в тоску и понимали, что им светит в ближайшие годы, если они не станут сотрудничать со следствием? Ну хорошо, а каково им, сотрудникам-сыщикам, видеть эту безрадостную обстановку каждый день? Да нет, наверное, никто из хозяйственников не задумывается — красят, чем есть, мол, учреждение казенное, а милиционеры — не кисейные барышни и комфорт им ни к чему, а то разбалуются.

В мрачных размышлениях по поводу не найденного Фрейда Занозин уже собрался выйти на улицу, когда его перехватил дежурный у входа:

— Вадим! Тебя по телефону разыскивают!

— Кто еще там?

— Не знаю. Женщина…

Вадим подошел к телефону, не ожидая ничего хорошего. Наверное, жена или подруга какого-нибудь подозреваемого сейчас будет канючить, что «Вася не виноват, ну отпустите вы его, пожалуйста», а Вася сел на десять суток до предъявления обвинения и рад, что не видит физиономии своей благоверной и голоса ее скрипучего не слышит…

— Вадим? Это вы? Это Регина Никитина.

Вот это сюрприз. Приятный женский голос в субботу утром. Голос Регины Никитиной.

— Что случилось, Регина Евгеньевна?

— Вадим, не подумайте, что я сумасшедшая… Мне очень не хотелось вас беспокоить. Но мне страшно, мне надо с кем-то посоветоваться. Мне кажется, меня кто-то преследует. Вернее, я просто в этом уверена. Я не знаю, что делать.

— Где вы?

— Я сейчас в кондитерской в зале Чайковского.

Вадим задумался, опустив трубку телефона.

— Але! Але! Вадим!

Занозин снова заговорил:

— Сделаем так: сейчас полдвенадцатого. Ровно в двенадцать выходите из кондитерской, остановитесь на мгновение в дверях и оглядитесь. Я вас засеку. Вы где живете? Кажется, на Остоженке?

— Откуда вы знаете? Впрочем, неважно. Да, на Остоженке, рядом с «Кропоткинской».

— Идите домой пешком по Тверской, потом по бульварам. Идите спокойно, не оборачивайтесь, не пытайтесь искать меня глазами. Можете куда-нибудь зайти, если вам надо…

— Я зайду в Сбербанк — в тот, что рядом с Пушкинской площадью.

— Хорошо. Ваш муж сейчас дома?

— Нет. Он ушел на работу. Он иногда работает по субботам.

— Когда доберетесь до дома, никуда пока больше не ходите и ждите моего звонка. Да, и вот еще что: не доходя до станции метро «Кропоткинская», сойдите с бульвара вправо и идите к переходу там, где на углу булочная и напротив памятник Энгельсу. Вы поняли?

— Да.

Регина немного помолчала, потом заговорила снова:

— Вадим, спасибо вам. Я что-то растерялась. Я думала, вы мои слова всерьез не воспримете. А теперь у меня будто камень с души упал. А уж как вы начали командовать, я сразу почувствовала себя лучше (смешок).

Занозин усмехнулся и положил трубку — Регина не смогла без шпильки. Впрочем, если шутит, значит, действительно почувствовала себя лучше, в первые секунды разговора голосок у нее был совсем не бодрый.

Занозин быстро взбежал в свой кабинет и достал из сейфа пистолет, скинул куртку, пристроил кобуру, снова оделся и направился вниз.

Ровно в двенадцать Регина вышла из кондитерской и, постояв несколько секунд, двинулась под колоннами на угол Тверской. Вадим ее узнал, но разглядывал теперь с удивлением: Регина была совсем другая, не та, которую он видел в конторе Губина. Не та уверенная в себе, независимая и изящная женщина — руководительница отдела прозы. Сейчас она казалась совсем невысокой и щупленькой. Ну, конечно, там она была на каблуках… В голубых джинсах, кроссовках, ветровке с капюшоном и красным рюкзачком за спиной она выглядела почти девчонкой — да, она еще и не накрашена сегодня.

Регина, оглядевшись на углу по сторонам, повернула к Пушкинской площади, Занозин последовал за ней на значительном удалении, а около Театра Станиславского перешел на другую сторону улицы, чтобы ему было удобнее за ней наблюдать. Он очень скоро убедился, что Регина не ошиблась — за ней действительно следили. Молодой парень в куртке и кепке не спеша двигался за ней в утренней толпе на Тверской — толпа будет густеть час от часу, и к вечеру столпотворение здесь достигнет пика. Когда Регина зашла в отделение Сбербанка, парень остановился на троллейбусной остановке. Но дождался не троллейбуса, а Регину и снова пошел за ней как приклеенный.

Занозин вдруг опомнился — он стоял при входе на Пушкинскую площадь, здесь поле обзора резко расширялось, и была не просто толпа, а настоящий людской водоворот. Регина и парень вот-вот растворятся в потоке людей, идущем снизу от «Макдоналдса»…

Чтобы продолжать наблюдение, ему надо было срочно перебираться на другую сторону. Он, натыкаясь на прохожих, кинулся в подземный переход. Внизу был обычный сумасшедший дом. Там сталкивались идущие с разных сторон человеческие потоки, людей выплевывали двери метро, по длинному переходу с другой стороны площади напирали какие-то оторванные рокеры, перед киоском, торгующим кассетами и дисками, как обычно, топтался клуб любителей контрафактной продукции, бесцельно фланировали праздношатающиеся молодые люди восточного типа, у ларьков толклись зомбированные видом товаров покупатели, торговки с рук висли у всех на ушах. Занозин, распихивая окружающих, пробивался к выходу.

Рядом возникла какая-то тетка с вопросом: «Молодой человек! Вам свадебные платья не нужны?»

«Рано еще!» — рявкнул на нее Занозин. "Господи!

Неужели я похож на жениха?" — ужаснулся он про себя мимоходом. Перепрыгивая через ступеньку и постоянно врезаясь в чьи-то животы, он пробкой выскочил на тротуар и оглянулся. Его опасения оправдывались — Регины и ее «хвоста» нигде не было видно. Вадим топтался в толпе на углу — там, где когда-то располагался универсальный магазин «Наташа», непреходящая мечта советских модниц — и крутил головой как сумасшедший. Он очень надеялся, что Регина не вздумала спускаться к «Макдоналдсу» и дальше на Бронную. Он посмотрел в том направлении. Безнадежно — сплошные головы, люди толкутся, как рыбы во время нереста.

Он быстро перешел к скверу с фонтаном и попытался разглядеть Регину там. «Будем рассуждать логически, — призвал себя к порядку Занозин. — Я ей что сказал? Идти бульварами. Будем исходить из того, что она так и сделала». Рассуждения эти были не очень убедительными. Занозин знал по опыту, что от женщин неизвестно чего ждать — мало ли о чем они договорились… У Занозина была одна такая знакомая, которую невозможно было оставить на одном месте и найти там же через пять минут. Он говорил:

«Жди меня здесь, никуда не ходи, я вернусь через секунду» — и, конечно, когда он возвращался, ее там уже не было. Она обязательно шла куда-нибудь его искать, Занозин в конце концов набредал на нее в километре от того места, где они договаривались встретиться. При этом она обычно оправдывалась следующим образом: «Мне почему-то показалось, что ты пойдешь туда…» Она была неисправима. Но Занозину тогда казалось, что это лишь добавляет ей очарования.

Но сейчас выбора не было — он кинулся вниз по скверу к дорожке, которая наискосок выводила прохожих на Тверской бульвар. Пока Занозин топтался, пережидая поток машин, несущихся с Пушкинской, там, на аллее между тополями — правда, уже довольно далеко от себя — заметил мелькнувший красный рюкзачок. Регина Никитина как заинька старательно шла бульваром.

«Ай, умница!» — не мог не восхититься Занозин.

Теперь он был уверен, что и дальше Регина все сделает как надо. Он решил не перебираться на бульвар, а пошел по улице вниз, к Театру Пушкина. Прибавил шагу. Красный рюкзак — хороший ориентир. Вадим вгляделся в фигуру Регины — спина напряжена, голова наклонена вперед, смотрит под ноги, нервничает…

Регинин прилипала обнаружился очень скоро — он тоже двигался бульваром, но держал дистанцию и шагал не по центральной, а по боковой песчаной дорожке. Пока все по плану.

Не доходя до «Кропоткинской», Регина сошла по лесенке с бульвара на правую сторону улицы и направилась дальше, к переходу на углу. Вадим ускорил шаг (теперь он почти нагнал парня в кепке и чуть не упирался ему в спину) и приготовился. Когда они поравнялись с подворотней, Занозин резко, от души толкнул парня вперед и вбок направо, так что тот оказался внутри подворотни и с размаху шмякнулся грудью о кирпичную стенку. Занозин навалился ему на спину, прижав левой рукой поперек лопаток к кирпичам. Парень был на полголовы выше и тяжелее, поэтому пока он не опомнился, следовало действовать очень жестко. Вадим быстро обшарил его левой рукой, правой упирая под ребра ствол.

— Поворачивайся, только медленно, — скомандовал Вадим.

Парень медленно повернулся. Кепка с головы его слетела, на щеке красовались свежие царапины — «поцеловался» со стеной. Занозин обшарил его спереди. Оружия у парня не было. Он посмотрел ему в лицо — ничего особенного. Лет тридцати, мордатый, обычная нынче стрижка почти под ноль, бритый высокий затылок, маленькие серые глаза. Удивило то, что парень не только не испугался — а девять из десяти человек, знал Занозин наверняка, в такой ситуации испугались бы, но даже, кажется, и не опешил.

«Нехорошо», — подумал Занозин.

— Ты что, мужик? Охренел?

Вопрос задан нарочито грубо и фамильярно — именно так у мужчин определенного социального слоя, даже если они видят друг друга впервые в жизни, принято общаться между собой. По крайней мере, в России.

— Не дергайся. Быстро отвечай, кто ты такой, — сквозь зубы процедил Занозин. Его тон тоже был далек от любезного. Он не забывал чувствительно тыкать парня под ребра стволом.

— С какой стати я должен тебе что-то отвечать?

Не опуская пистолета, Занозин вынул левой рукой из внутреннего кармана куртки удостоверение — левой рукой из левого кармана делать это было неудобно, корочки застряли. Вадим напрягся и досадовал. Наконец он выдернул книжечку и раскрыл ее перед носом сероглазого.

— Управление внутренних дел… — прочитал тот. — А в чем дело?

И улыбнулся собственному невольному каламбуру. Он держался довольно спокойно, лишь слегка настороженно.

— Документы. — Занозин не ответил на его вопрос — еще чего не хватало. — Только медленно.

Парень полез в карман куртки и вынул оттуда паспорт.

— Мигура Юрий Степанович, — полистал паспорт Вадим. — Зачем вы преследовали женщину с красным рюкзаком?

— Ты чего? Никого я не преследовал, — усмехнулся парень. Было видно, что он заметно расслабился. — Иду, никого не трогаю…

— Починяю примус, — закончил за него Занозин.

— ..няю примус, — парень рассмеялся — последние слова они произнесли одновременно, в унисон.

— Смотри-ка, начитанный, — жестко проговорил Занозин. После того, как они хором повторили слова Бегемота, он почувствовал симпатию к этому парню, и Вадиму это опять не понравилось. К противникам чувствовать симпатию опасно.

— Слушай сюда, — продолжил Вадим. — Не валяй дурака, иначе я вызываю наряд и мы поедем разбираться с тобой по полной программе уже в отделение.

Еще раз: зачем ты шел за женщиной с красным рюкзаком?

— Ладно, ладно, — с досадой сказал тот. — Опусти «пушку», не бойся, мне неприятности не нужны.

Он помолчал несколько мгновений, повернув голову вбок и глядя задумчиво в проем подворотни в сторону бульвара. Потом нехотя снова обернулся к Занозину.

— Зачем, зачем? Что за идиотские вопросы? — с вызовом проговорил он. — Ты что, не мужик, что ли?

Не понимаешь? Понравилась. Познакомиться мечтаю.

Дальше сероглазого будто прорвало. Он заговорил оживленно, пытаясь вызвать в Занозине сочувствие и стараясь поймать его взгляд:

— Я давно ее приметил. Я тут живу недалеко. Ее каждый день здесь у метро можно встретить. Я как ее увидел, так просто отпал — посмотрела на меня будто вскользь, а глаза такие завлекающие, приглашающие… Но из тех, к которым так просто не подъедешь, сразу видно. Хоть и знаки глазами подает, а любит поиграть, недотрогу строит из себя, чтобы за ней походили. Идет как королева. Я понял тогда, что ей понравился… Что тут такого? Сам, что ли, в молодости за бабами не ходил?

Вадим недоверчиво слушал эту ахинею. Весь этот бред ему совсем не нравился. «Псих, что ли?» — подумал он, однако обратил внимание, что бред бредом, но выглядит парень как супернормальный и в высшей степени контролирующий себя человек. Смотрел он спокойно, держался уверенно, говорил складно и, что совсем неприятно, — умело вызывал в Занозине сочувствие.

— Хватит, — прервал его Вадим. — Говоришь, живешь рядом. А судя по паспорту (он снова полистал книжицу) живешь ты на далекой окраине… А, что скажешь?

Но парня вопрос отнюдь не поставил в тупик.

— Это я прописан на далекой окраине — у жены.

Но мы с ней разъехались, я теперь квартиру в центре снимаю, вот здесь, на Пречистенке.

В его тоне уже звучало чуть ли не снисхождение.

Вадим подумал, что выжал из этой сцены максимум возможного и пора ее завершать.

— Значит, так. Чтобы я тебя больше рядом с этой женщиной не видел. Твою фамилию я запомнил — в случае чего найду без вопросов. Понял?

— Вполне, — спокойно улыбнулся тот. — Больше не увидишь, хранитель женской чести. Как бы баба ни нравилась, а если из-за нее столько возни, то и даром не надо. Оставляю ее в твоем распоряжении.

Какая у нас, оказывается, ментовка шустрая…

— Придержи язык, урод, — напутствовал его Занозин, протягивая паспорт.

Парень выдернул из руки Занозина паспорт, убрал его в карман, поднял с земли свою кепку, хлопнул ее о колено и, насвистывая, вышел из подворотни. Судя по последней реплике и свисту, Вадиму все-таки удалось подпортить ему настроение. Он постоял немного в тени подворотни, потом спрятал пистолет в кобуру под мышкой, одернул куртку, расчесал пятерней волосы и как ни в чем не бывало вышел на свет. Подумав, направился к метро — там рядом с входом должны быть телефоны-автоматы. Надо было позвонить Регине Никитиной. «Регине Евгеньевне…» — повторил про себя Занозин.

— Алло! Регина Евгеньевна?

— Вадим! Это вы? Где вы? Все в порядке?

Голос у Регины Никитиной был заметно обеспокоенный и нервный.

— Да, это я. Все в порядке. Я надеюсь, за вами больше не будут ходить.

— Где вы?

Занозин не спешил отвечать, но потом все-таки сказал:

— Да здесь, у метро «Кропоткинская».

— Вадим, пожалуйста, поднимитесь ко мне, расскажите подробности. Да и чаем я вас хотя бы должна напоить…

Занозин мгновение подумал — идти, не идти? Когда терзают сомнения, делать что-либо или не делать, то лучше не делать, знал он по опыту. И…

— Лучше кофе… — проговорил он наконец медленно. «Успокойся, — убеждал он себя, — ты идешь по делу. В конце концов, на тебе висит это дело об убийстве Губиной. Это обычная работа. Все равно так или иначе с ней придется встретиться и кое о чем еще расспросить. Что за интеллигентские метания?»

Регина ждала его на лестнице у открытой двери.

У ее ног переминался оживленный бассет.

— Это Троша, — представила собаку Регина. — Он очень любит гостей.

Бассет из кожи вон лез, чтобы подтвердить слова хозяйки. Он прыгал вокруг Занозина, виляя не только хвостом, но и всем телом.

Регинина квартира когда-то была большой коммуналкой. Постепенно соседи — почти все они были одинокие пенсионеры — разъехались, расселились.

А когда наступил рынок, Никитины помогли выбить новые квартиры остающимся старушкам, а сами выкупили все комнаты, приватизировали жилье и сделали ремонт. Теперь это было большое лабиринтообразное пространство с высокими потолками и тяжелыми старыми деревянными дверями. В квартире из-за разросшихся за окном деревьев всегда стоял полумрак и ощущалась прохлада. Мебель была не новая, и пошлым евроремонтом даже не пахло.

Бывшая коммунальная кухня была большой, уютной и самодостаточной — как прикинул Вадим, в ней спокойно можно было жить как в отдельной квартире. Здесь стоял диван, телевизор, под рукой располагался холодильник (а там, предположим, пиво). Занозин сел на диван, утонув в пружинах, и представил, как классно здесь, должно быть, сидя на диване с пледом и мягкими подушками, смотреть футбол. На диван прыгнул бассет и пристроился рядом, касаясь Занозина теплым боком.

Регина поставила перед ним чашку горячего кофе, а сама села напротив, опершись на руку. Сейчас она не казалась особенно красивой — волосы растрепаны после прогулки под дождем, ресницы совсем бесцветные, губы бледные, лицо издерганное. Зато теперь она выглядела милой, понятной, трогательной, домашней, хотя и было видно, что сегодня она нанервничалась.

— Вам что-нибудь говорит имя Мигура Юрий Степанович?

— Абсолютно ничего, — отозвалась Регина. — Это его так зовут?

— Да. Он сказал, что вы ему просто понравились и он хотел с вами познакомиться.

— Бред! — фыркнула Регина. — Тоже мне мальчик резвый..

— Давно вы заметили слежку?

— Нет, только сегодня.

Регина задумалась, нахмурившись. Потом немного поколебалась и все-таки задала беспокоивший ее вопрос:

— Вадим, что это было, по-вашему?

— Не знаю. Пока не могу сказать. Я, в отличие от вас, вполне допускаю, что вы могли кому-то сильно понравиться…

Вадим пошутил специально, чтобы развеселить Регину, а то она, кажется, уже была готова впасть в уныние. Ему самому эта ситуация со слежкой была в высшей степени не по душе. Главное, никто не знал причин происходящего и настоящих намерений преследователей. И не мог узнать, пока они не предпримут решающих шагов. Ну, проверил он документы у того мордатого — все. Парень ничего не нарушал — по улицам у нас ходить не запрещено. А кто же он все-таки? Сексуальный маньяк? Охотник за женщинами Сергея Губина? Какой-нибудь уже забытый Губиным друг детства или юности, которому тот когда-то перебежал дорожку, отбил любимую девочку, первую любовь? Или, предположим, любимая девочка этого бывшего друга погибла в далекой юности по вине Губина? Теперь он мстит и подсылает к возлюбленным нашего издательского магната убийц и преследователей. Но в этом нет никакого смысла.

«А что, в убийстве алкашом пятидесятилетнего почтенного отца семейства за то, что тот, встреченный им случайно на улице, не дал пятерку на опохмелку, в этом больше смысла? А когда вырезают семью из пяти человек с малолетними детьми, чтобы скрыть преступление — кражу ста рублей из тумбочки, в этом больше смысла? У нас сейчас вообще эпоха бессмысленной и безмозглой преступности».

Регина ответила Занозину коротким смешком — шутку оценила. Слава богу, что мыслей его она не слышала.

— Вы просто хотите меня успокоить, — сказала она. Встала, подошла к окну и замерла, скрестив руки на груди. Но, как ему показалось, вела себя уже гораздо спокойнее.

— Не знаю, — продолжил Вадим уже серьезно. — Пока надеюсь, больше он за вами ходить не станет.

Если все продолжится, проверим его по полной программе. Но я думаю, вам лучше на время куда-нибудь уехать.

Регина обернулась и посмотрела Занозину прямо в глаза. «Ведь вы все знаете. Куда я сейчас уеду от Губина? Как я объясню свой отъезд мужу? А ведь я еще отвечаю за ребенка и за Трошу…» — прочитал он в этом откровенном взгляде. Но вслух Регина не сказала ничего подобного. Она повернулась спиной к окну и встала, привалившись к подоконнику.

— Спасибо вам, Вадим. Я не знаю, что бы я делала…

— Перестаньте меня благодарить. Я заинтересован в раскрытии убийства Губиной, а вы сами подали мне мысль, что все это может быть через Губина связано и с вами..

Регина подняла голову и вопросительно взглянула на него.

— Ну, что истинной целью покушения была не Кира Губина, а ее муж, — пояснил Занозин. — Что ее убийство — это предупреждение ему.

В эту теорию Занозин не очень верил. На его взгляд, врагам Губина — конкурентам или кредиторам — было бы гораздо логичней убить его самого, а не его жену и («Типун мне на язык!» — про себя оговорился Занозин) любовницу.

— А кстати, вы сказали Губину о слежке?

Регина отрицательно покачала головой. И глядя в окно, проговорила:

— Нет, ему сейчас и так достается…

Вадим усмехнулся — Губин здоровый мужик, имеющий собственное рисковое дело, а она оберегает его от душевных перегрузок. Безотчетно считает себя сильнее, уверена, что сама способна вынести большее… Что за странная манера у хрупких женщин!

Впрочем, его слегка кольнула зависть — его бы кто так щадил, это было бы забавно, во всяком случае внове.


Несколько дней булыгинские ребята бегали по моргам и больницам Москвы. Поиски ничего не давали. Элеонора с Кипра пока не объявлялась, и все решили, что это к лучшему. С братом Булыгина ездили на квартиру, тот примчался с запасной связкой ключей. Ничего интересного в жилище не обнаружили — никаких там следов борьбы, беспорядка и скелета в шкафу. Дня через три пришлось расширить зону поиска — уже пошли проверять по психиатрическим клиникам. Булыгин пил, конечно, но не до чертиков, рассуждал Сурнов, однако кто же его знает, что могло с ним случиться. Мало ли какой срыв…

Смерть и похороны Киры спутали Сурнову все карты — он и так ходил все дни подавленный из-за исчезновения Булыгина, а уж прибавившееся ко всем неприятностям известие о смерти Киры произвело на него прямо какое-то мистическое впечатление. Он втайне от Губина и прочих корешей зачастил в храм, по собственной воле начал неурочно поститься, по ночам читал «Откровение Иоанна Богослова», пытаясь вникнуть в таинственные и потому наводящие ужас пророчества. А днем продолжал гонять булыгинских ребят по больницам и моргам. Он решил не досаждать Губину рассказами о бесполезных поисках Булыгина — понимал, что тому не до Булыгина теперь.

Поздно вечером в субботу, на следующий день после похорон Киры, Сурнов, совершенно убитый, позвонил Губину домой. Губин со стаканом сидел перед телевизором, смотрел на экран застывшим, ничего не видящим взглядом — как раз шел финал чемпионата мира по футболу. Вопли болельщиков, их гуделки, трещалки, свистки судьи и слова комментатора мешали Губину расслышать, что толкует Дима. Он перешел в другую комнату, дверь, захлопнувшись, отрезала шум футбольного праздника, и Губин услышал:

— Сергей, Сергей… Мне только что звонил брат Булыгина. Извини, я понимаю, каково тебе… Но я должен сказать. Это какой-то ужас. Сначала Кира, теперь… Его нашли… в одном подмосковном морге.

Брат его уже опознал. Это точно он.

Губин, зажмурился и опустил руку с трубкой. За дни, прошедшие после смерти Киры, он забыл про Булыгина, про свою просьбу к Козлову. Он поначалу слушал Сурнова без всяких чувств и тупо думал:

«О чем он, какой брат?» Постепенно он стал понимать, о чем толкует Сурнов. Но стоял, слушал и не врубался, что это значит и как теперь на это надо реагировать, — все вдруг показалось таким ничтожным, мелким, далеким, диким. «Какое мне дело, — хотел сказать Губин. — Разбирайтесь сами».

— Встретимся завтра в конторе, — преодолевая комок в горле, хрипло проговорил он и отключил телефон.

В комнату заглянула Регина. Два дня Губин выслушивал по телефону соболезнования друзей и знакомых, но дома никого не принимал. Единственная, кого он хотел видеть, — это Регина. Все дни после смерти жены он хотел, чтобы она была рядом. Он понимал, что окружающие воспримут это как вызов и бесстыдство, но реакция людей была для него не самым главным. Он вдруг с ужасом осознал, что слаб, что не может вынести все один. Сын приехал только на похороны и прямо с поминок отправился обратно в аэропорт — Губин вынужден был признать, что за годы его учебы за границей эмоциональный контакт между ними был потерян. Сын любил мать, скорбел, но жил уже собственной, отдельной от Губина жизнью. Тогда на кладбище, когда хлестал дождь и звучали прощальные речи, Губин отыскал ее глазами… Регина все поняла и тоже не мучилась вопросом о том, что скажут люди, — просто приехала… Они были нужны друг другу, что бы кто ни думал об их нынешних встречах.

Увидев Губина, застывшего с телефонной трубкой в руке, Регина спросила:

— Что случилось?

— Мишку Булыгина убили, — ответил Губин механически и обернулся. Регина медленно прислонилась к косяку и застыла. А Губин мысленно прикусил язык и выругал себя: "Идиот, откуда ты знаешь, что его убили? Надо было сказать: «Мишку нашли мертвым».

А впрочем, ничего страшного, оговорка простительная — так мог оговориться кто угодно…"


Коля Щетинин вечером в воскресенье маялся перед подъездом, ожидая, когда появится Санек. Он уже и на лавочке посидел, и постоял перед нею, и прошелся туда-сюда, а кореша не было видно. Коля по опыту знал, что другу нужно время, чтобы отвязаться от гражданской жены Оксанки, — небось плетет ей сейчас, что за сигаретами пойдет.

Наконец из-за угла в конце асфальтовой дорожки, ведущей к Колиному подъезду, появился неторопливый долговязый Санек. Коля от нетерпения замахал руками — мол, что еле-еле ноги передвигаешь, время теряем! Колино лицо дергалось. Но Санек и не подумал прибавить шагу. Он вообще был такой — вялый, апатичный и вредный. Он иногда так доставал Колю своими скептическими и некомпетентными замечаниями о политике, что у них чуть до рукопашной не доходило, но каждый раз, когда наступал выходной день, они вспоминали друг о друге.

— Ну, что, пойдем? — спросил Коля друга вместо приветствия.

Санек кивнул, и они дружно направились к магазину. Взяв пива, они какое-то время соображали, куда пойти, где можно посидеть со вкусом. За домом располагался заросший бурьяном пустырь, на краю которого сохранился островок деревьев. Там было хорошее местечко, знакомое всем местным любителям отдыха на природе, но сегодня за стволами мелькали белая рубашка и чьи-то тела, местечко уже было занято.

Тогда Коля и Санек просто вошли в липовую аллею, обрамлявшую пустырь с одной стороны, и остановились под приглянувшимся деревом. Коля повесил на сук пластиковый пакет, с которым с утра не расставался. Бутылки им еще в магазине откупорила продавщица, они отхлебнули, Коля полез в пакет за чипсами. Они солидно стояли, с достоинством пили из бутылок, шуршали картофелем, разбрасывая обертки вокруг, и чувствовали себя прекрасно. Как мало нормальному человеку надо для душевного комфорта, если разобраться! Аллея была излюбленным местом собачников. Вот и сейчас они проходили мимо друзей вместе со своими псинами, косились на валяющиеся на земле обертки, но ничего не говорили.

— Ты слышал, — озабоченно начал Коля. — Акцизы собираются повысить. От блин! Житья от них нету.

Ну, ты подумай! То блокираторы, то акцизы…

Машины у Коли не было, но вопрос волновал его из принципа. Он ревниво следил за мерами правительства, специально чтобы в очередной раз убедиться, что главное для них — извести простого человека.

— Давно пора, — мизантропически изрек вислоусый Санек. — Это от твоих автомобилистов житья нету. Во!

Он ткнул пальцем в сторону ближайшей «ракушки», которая целиком заехала на газон, вклинившись между двумя тонкими липами. Бедные липы были еле живы.

— Почему я не могу в выходной погулять по аллее?

На каждом шагу эти машины воняют, «ракушки» торчат, ночью обязательно у какого-нибудь гада сигнализация заработает и будет выть целый час… Почему про нас, пешеходов, никто не думает? Зато как речь зайдет о бензине или гибэдэдэшниках, сразу крик — а что там бедные автовладельцы? Лужков пальцем их тронуть боится — как же, избиратели хреновы. Ты им попробуй «ракушку» запрети, они тебя на выборах прокатят.

Санек произносил свою речь мрачно и, как школьная учительница по литературе определила бы, «без выражения».

— Ты чо, ты чо? Не понимаешь, — взволновался Коля. — У простого человека, какого-нибудь там ветерана ВОВ, и радости-то в жизни всего осталось, что его ржавый «Запорожец». У него, может, пенсия ниже прожиточного минимума, а тут бензин…

Коля так и пританцовывал от возмущения вокруг Санька с бутылкой в руке, удержать руки в спокойном состоянии он не мог — постоянно ими размахивал, и из пивной бутылки незаметно для него время от времени вырывался фонтанчик драгоценного напитка. А Санек стоял как вкопанный, бутылку поставил на землю, прислонив к стволу липы, чистил воблу и продолжал свои обличения:

— По дорогам носятся как припадочные. На зебре и не думают притормозить, затерроризировали всех. Едут — одной рукой за руль, другой — за мобильник, вечно чего-то бубнят в трубку. Убийцы за рулем.

— А что делать простому человеку? Он, может, в последние годы советской власти свой «жигуль» купил, всю жизнь копил, теперь мечта сбылась — так нате вам кризис. Машина есть, а денег на бензин нет!..

— Ну, и не хрен ныть! Пусть продает свой «жигуль» или в гараже держит до лучших времен. Бедный ветеран, как же. Вон посчитай хоть в нашей округе, сколько брошенных машин гниет во дворах — годами стоят со спущенными покрышками. Им даже продать машину лень, хотя она еще и в товарном состоянии, легче бросить ее на улице. И все плачутся, что нищие…

— А как же мечта всей жизни? Как? — не мог успокоиться Коля.

— А как со статистикой дорожных происшествий?

Каждый день по несколько человек на тот свет отправляют…

— А потому что гибэдэдэшники — бандиты! Они произвол творят на дорогах. Поборы сплошные, несправедливость! Взятки вымогают! И название себе какое придумали лошадиное — г-и-и-и-бэ-дэ-дэ!

Коля загигикал, иллюстрируя лошадиное название. Проходившие мимо собачники шарахнулись от него, оттаскивая на поводке нервничающих псов. На одного особо взвинченного ротвейлера, разъевшегося до размеров небольшой коровы и такого же неповоротливого, Колины визги подействовали столь пагубно, что бедная собака долго не могла успокоиться.

Даже после того, как хозяин с трудом оттащил ее за нагрудный поводок подальше от приятелей, пес все оборачивался на ходу в сторону Коли и Санька и рвался поквитаться с ними за неприличный вопль — облаялся, бедняга, до пены на клыках. Приятели, самое обидное, драмы не заметили, так были увлечены своим принципиальным разговором.

— Да сами твои же любимые автовладельцы им в лапу и суют, навязывают, еще и угрожают. Устроили террор. И название им эти твои автовладельцы, буржуи недорезанные, придумали. Было как просто и мужественно — ГАИ. А теперь, конечно, позор один, а не название, — вздохнув, согласился Санек и задумался о происках автовладельцев, а Коля аж пивом подавился от подобной напраслины.

— Что же, по-твоему, пусть бензин дорожает? — поставил вопрос ребром трясущийся Коля.

— А хрен с ним. Пусть дорожает, — вынес свой приговор Санек, обсасывая воблино ребрышко.

Коля не нашелся, что сказать, и только отхлебнул из бутылки — там оставалось едва на донышке. Отдав должное политике, Коля подумал, что теперь можно поговорить и о деле.

— Санек, — снизив голос почти до шепота, он придвинулся к приятелю. — Слушай, такое дело, посоветоваться надо. Глянь-ка, чего я у себя дома нашел.

Коля полез в карман брюк и долго там шарил с побелевшим лицом. На какое-то мгновение ему показалось, что искомого у него в кармане нет — пропало, да и все. Но потом он все-таки извлек оттуда маленький бумажный комочек. «Уф!» — отлегло у него от сердца. Коля расшевелил комочек грубым коричневым указательным пальцем и протянул Саньку.

Тот внимательно рассматривал содержимое кулечка.

— Золото… — громко просипел Коля.

— Какое золото, — с сомнением отозвался Санек. — Небось подделка.

— Ты что! — забыв про осторожность, вскинулся Коля, но потом опять вспомнил про конспирацию и зашевелил губами прямо в ухо Саньку:

— Точно тебе говорю, золото. А камушки-то, видишь…

— И откуда? — задал вопрос на засыпку неисправимый скептик Санек.

— Откуда… — растерялся Коля. — Вот я и думаю, откуда…

— У Вальки спрашивал?

— Что я, дурак? Наоборот — вот уже несколько дней ни слова. И она будто и знать ничего не знает о сережках — тоже как воды в рот набрала. Слушай, я вот чего думаю… Может, любовник у нее богатый завелся?

Санек посмотрел на Колю как на придурочного.

Он вспомнил облик Колиной жены — приземистой, черноволосой, стрижка под мальчика, с увядшей кожей на лице и глазами, вечно ждущими плохих новостей.

— Да откуда… — отмахнулся он.

— Оттуда! — заволновался Коля. — Откуда я знаю!

Просто так золотые сережки в доме вдруг не обнаруживаются! Не я же их ей купил, значит, кто-то другой.

С какой такой стати, за какие такие услуги и красивые глаза? А она, видно, тоже чует, чье мясо съела, — ничего не спрашивает, не интересуется, куда ее сережки подевались… Вот сука! Все бабы суки, честное слово!

— А ты бы напрямик спросил, — предложил Санек, с сомнением выслушавший всю тираду.

— Отпираться будет, ясное дело, — напустился на него Коля. — Признается, что ли? Наоборот, станет вопить, что я где-то сережки украл и что тюрьма меня ждет. Начнет плакать о детях, что они из-за моих пьянок плохо учатся, и проклинать тот день, когда за меня замуж вышла… Хрен я ей покажу — еще отберет.

Я так считаю, эти сережки мне по праву принадлежат — потому что не фиг хахалей заводить! Она за моей спиной будет трахаться с кем попало, а я ей золото любовника возвращать?

— Да не суетись ты раньше времени, — посоветовал Санек, покосившись на блестящие бирюльки в руке Щетинина. — Кому твоя Валька нужна? Она у тебя не из таких — все о детях да о детях… Да и не золото это. Бижутерия. Дай посмотреть поближе.

Санек взял у Коли сережки, повернул к солнцу, поднял и посмотрел на просвет, отодвинул руку и поглядел на украшения издалека. Совершив все эти манипуляции, он вынес вердикт:

— Бижутерия…

— Бижутерия? — возмутился Коля. — Дай сюда!

Он выхватил сережки обратно, замотал их в кулечек, сунул в карман и придержал рукой, убедившись, что они там смирненько лежат.

— А вот давай проверим! Спорим, что золото! — предложил возбужденный Коля. — На что спорим?

— На бутылку, — основательно подумав, ответил Санек. Что еще в самом деле он мог сказать?

Приятели дружно повернулись и двинулись обратно к магазину, при этом мелкий распетушившийся Коля шел рядом с Саньком, безотчетно напирая на собутыльника и тесня его к краю дорожки, повторяя:

«Вот увидишь, вот увидишь…».

Глава 4

В ПОИСКАХ БОГАТОГО ОЧКАРИКА


В понедельник утром в кабинет к Занозину ввалился загадочно улыбающийся Карапетян. Занозин только собрался позвонить Регине Никитиной, чтобы проверить, прекратилась ли с субботы слежка. Он уговаривал себя, что сведения, которые он намеревался от нее получить, очень важны для расследования убийства Киры Губиной. Дело пока продвинулось мало, что там говорить. Тем не менее Занозин колебался, подозревая себя в посторонних мотивах. Он пытался сосредоточиться и спокойно проанализировать свои ощущения, заглядывал внутрь себя, чтобы убедиться, что никакого иного интереса, помимо профессионального, к Регине Никитиной у него нет. «Это было бы слишком пошло», — выговаривал он себе. Но хитрое приспосабливающееся сознание тут же услужливо подбрасывало Занозину оправдание: «Просто кто-то должен ее защитить. С моей стороны это естественно — это мой долг». Фраза про долг звучала фальшиво — и Занозин, как человек умный, это чувствовал и досадовал на себя, что ничего поубедительнее выдумать не может… В итоге он плюнул на пустые душевные переживания, ибо истока их найти так и не смог, и схватился за телефонную трубку.

Как раз в это время и появился Сашка. Занозин знал это выражение лица своего напарника — оно означало, что у него есть какая-то курьезная новость.

Он положил трубку на рычаг и обратился к Карапетяну без особого энтузиазма:

— Ну что?

— Приветствую вас, дражайший начальник! Должен сказать, сегодня вы особенно любезны…

— Ну ладно, ладно… Привет! Не тяни кота за хвост, говори.

Но Карапетян не спешил. Он взгромоздился на стол, вынул сигарету, прикурил и объявил:

— Звонили из сто пятидесятого. Они там задержали двух каких-то алкашей.

— Ну и что? Знаешь, сколько алкашей по Москве каждый день задерживают? Отчего ты так взволновался?

Занозин не забыл про несостоявшийся звонок Регине Никитиной и был неприветлив — Карапетян подметил верно.

— Нервы, нервы, начальник, — ехидно протянул Карапетян, пуская кольца дыма в потолок.

Занозин уже начал жалеть о своей природной демократичности. «Распустил их на свою голову. Что за фамильярность! Ей-богу, заставлю всех в погонах ходить строем и честь отдавать при каждой встрече», — думал он с досадой. Впрочем, Занозин предпочел не срывать зло на подчиненном — это непристойно, к тому же он старше Карапетяна и по званию, и по возрасту и потому, рассудил он, должен быть умнее Карапетяна и выше его подколок.

— Задержали двух алкашей… — терпеливо напомнил он увлекшемуся курением Карапетяну.

— Да, — спохватился тот. — И представляешь, что у них обнаружили?

Он выдержал паузу, выразительно блестя на Занозина черными глазами. Но тот не поддался — не стал его подгонять. Более того, взял со стола какое-то дело и углубился в чтение, всем видом показывая Сашке, что не очень-то и хотелось знать его новость. Прием сработал — Карапетян понял, что дальше интриговать начальника бессмысленно. «Вот ведь, толстокожий!» — с досадой подумал темпераментный Карапетян, которому скучно было просто так взять и выдать информацию.

— Ну, короче, у них обнаружили сережки желтого металла с прозрачными камешками посередине, похожие по описанию на те, что пропали с трупа Губиной, — наконец выдал он, Занозин оживился, тут же отбросил дело и, опершись локтем на стол и навалившись на него всем телом, воззрился на коллегу.

— Похожие, говоришь? — переспросил он. — Сто пятидесятое — это в Тушине, кажется?

— В Тушине, в Тушине, — обрадованно закивал Карапетян. — Причем на их земле, обрати внимание, располагается тот самый дом, в котором произошло убийство Губиной.

«Алкаши?» — удивился Занозин про себя. Эта версия ему в голову не приходила. Впрочем, пока рано делать выводы.

— Как все получилось? — требовательно спросил он Карапетяна.

— В деталях пока неизвестно, — ответил тот. — Вроде бы вчера вечером мужики пытались продать сережки продавщицам в местном магазине за бутылку водки. Причем они, понимаешь ли, тоже не дети, соображали, что не ерунду какую-то продают, — требовали за серьги баллон «Юрия Долгорукого». Охота им было попробовать эксклюзива. А продавщицы попались недоверчивые… Вообще, начальник, надо все перепроверить — золото ли, Губиной ли принадлежало. Может, бижутерия грошовая, а мы тут пыль поднимаем.

— Проверим, проверим, — задумчиво пробормотал Занозин. — Вот что, — продолжил он, — звони Губину и, пожалуй, Таисье Ивановой. Мужики в драгоценностях плохо разбираются, даже описать толком не умеют. А женщины — особенно подруги — украшения друг друга наизусть знают и с закрытыми глазами нарисуют, что как выглядит. Пусть и он, и она подъезжают и серьги опознают. А нам надо ехать прямо сейчас.

До отделения Занозин с Карапетяном добрались минут через тридцать. Типовое — а значит, серое, невзрачное и обшарпанное — здание милиции располагалось в глубине новостроек. Внутри было пусто, почти безлюдно. У дежурки стоял вышедший размяться из-за загородки черноглазый милиционер.

Они справились у дежурного о своем деле и по его указанию поднялись на второй этаж в один из кабинетов. Местный опер Гриша — молодой лохматый блондин с финской фамилией — приветствовал их рукопожатием и, не теряя времени, вынул из сейфа серьги, изъятые у парочки друзей-собутыльников.

Занозин с Карапетяном переглянулись — сомнений в том, что это золото, не было. Жирный сдержанный блеск, теплая поверхность, мягкая тяжесть драгметалла… Пальцу держать миниатюрное изделие было приятно — золото, без сомнений. И по описанию серьги действительно очень походили на пропавшее украшение Губиной.

— Похоже, «наши» серьги, — произнес Занозин. — Откуда?

— Да понимаете, ребята, вчера мне продавщицы из круглосуточного магазина сигнализировали, что один местный алкаш — они его давно знают, он у них постоянно отоваривается — предлагает им купить золото. В другой раз они, может, и купили бы по дешевке и мне бы ни гугу, девки ушлые… Но после этого убийства — магазин-то в двух шагах от того подъезда — они побоялись связываться, — рассказывал Гриша хриплым голосом.

Вид у него был помятый. Он изо всех сил старался сохранять вежливый тон и хорошие манеры, но было ясно, что это дается ему с трудом после вчерашнего.

— И тут что еще — в первый раз он им предлагал.

Обычно брал самую дешевую и денег всегда в обрез.

А тут такая вещь. Одна говорит, этот Коля недавно пришел бутылку покупать, а та на три рубля у них подорожала, так он чуть в обморок у прилавка не грохнулся, все уговаривал ее продать в долг, мол, три рубля позже принесу. Канючил-канючил, да без толку…

Продавщица не поддалась — с алкашами дело ненадежное, да и хозяин у них там, Алиев, недавно гайки закрутил, они в долг теперь — ни-ни… Девки и поостереглись…

— Что за алкаш? Что можешь о нем сказать?

— Да я поговорил с участковым — там Михал Иваныч, — он говорит, что вроде спокойный мужик и ничего такого за ним никогда не числилось. Всегда где-то работает — то грузчиком, то разнорабочим, ну, выпивает, пару раз соседи на него жаловались — жену бьет, визг у них там порой стоит ночью… А так, чтобы он был замешан в каких-то делах — не водится за ним такого. С собутыльником своим, с которым его вместе задержали, иногда подерется, ну, с разбитой мордой домой придет… В общем, безвредный, безобидный…

Раньше не привлекался, только так, на несколько суток. Жена у него, двое детей, — рассказывал Гриша.

— А что за собутыльник?

— Да тоже местный. Водопроводчик в дэзе — такой же.

— Ну, и чего говорят по поводу серег?

— Да ничего толком не говорят. Базарят, права качают… Честно говоря, вчера с ними поговорить как-то не очень получилось. Устали все вчера слишком, — признался Гриша, кося глазами и еще больше разлохмачивая рукой светлую шевелюру.

— Да, слушай, — вспомнил Вадим. — Участковый не говорил, что оба были замечены в последние дни в каких-то непомерных тратах, что деньги у них завелись против обыкновения?

— Да вроде нет, денег не заметили, и гульбы особенной тоже не было. Только вот эти сережки, которые они пытались продать…

Занозин с сочувствием поглядел на блеклого, выпадающего в осадок Гришу:

— Ну, ладно, давай своих алкашей.

Гриша пошел за задержанными, и через несколько минут в коридоре послышались возня, вопли и истерика — причем, что было удивительно, истерика женская. Занозин с Карапетяном, заинтригованные, выглянули в коридор. На подходе к кабинету стоял Гриша и двое милиционеров с задержанными. На груди одного из помятых алкашей — длинного, вислоусого — билась внушительных размеров девушка, по всей видимости, боевая подруга. Девушка отличалась выбеленными волосами, забранными в хвостик на затылке, красными мощными щеками и всесокрушаюшим голосом. «Ой, не пущу-у-у! — вопила она и цеплялась за куртку длинного. — Ой, отпустите вы его-о-о-о! А-а-а-а!» Обликом и манерами девушка напоминала продавщицу овощного ларька со стажем, еще с советских времен, таковой, видимо, и была на самом деле. Она поддала звука, явно рассчитывая на слабые нервы милиционеров. Те морщились, но терпели. Сам вислоусый, на чьей груди билась девушка, глядел в сторону и вообще имел отсутствующий вид, как бы говорящий: «Ну, что с бабы возьмешь». Второй задержанный — невысокий, склонный к полноте молодой мужик с серым лицом — лыбился.

— Ладно, Оксан, — пытался успокоить посетительницу Гриша. — Хорош голосить, будто его на каторгу отправляют. Максимум пятнадцать суток дадут за появление в общественном месте в нетрезвом виде, — пошутил он. Кстати, познакомились они всего минуту назад, но Гриша уже общался с ней по-свойски.

Толстощекая Оксана подняла голову, злобно посмотрела на мента и завыла вреднее прежнего — с какими-то невыносимыми ультразвуковыми взвизгами.

Отдирать ее от вислоусого пришлось силой, два милиционера еле справились. Они с трудом посадили ее на скамейку перед кабинетом, а Гриша уговаривал возлюбленную задержанного, что вот приехали специалисты из управления, они во всем разберутся. Оксанка косилась на Занозина и Карапетяна, причем последний явно привлек ее повышенный интерес — на долю секунды она позабыла выть и застыла с открытым ртом, но тут же возобновила свой плач и готовности прекратить скандал не выказывала. Она то и дело вскакивала со скамейки и рвалась снова пасть на грудь задержанного.

— Мадам, — вступил вдело специалист, коим оказался, естественно, Карапетян. Он рукой остановил милиционеров, вознамерившихся в очередной раз усадить подругу длинного на скамейку, и укоризненно посмотрел на Гришу, как бы говоря: «Зачем? С дамами надо лаской…» Гриша ответил ему недоверчивым взглядом: «Лаской, лаской… С каждой возиться никаких сил не хватит». Но у Карапетяна сил хватало на все. Он взял Оксанку под руку и стал прохаживаться с ней по коридору, негромко увещевая и гладя по руке. Он не доставал ей до мощного плеча. Длинный покосился на эти манипуляции Карапетяна, но ничего не сказал.

И чудо произошло.

— Ладно, под твое слово! — угрожающе произнесла Оксанка и, утихомиренная, плюхнулась на скамейку. — Ответишь, ежели что! — предупредила она Карапетяна и стала устраиваться на скамейке, всем видом показывая, что просидит здесь столько, сколько нужно, да и вообще в любую минуту может вернуться к воплям.

Вся компания предпочла быстро прошествовать в кабинет. Там все расселись и для начала помолчали.

Занозин разглядывал задержанных, пытаясь определить, что они за птицы. Те пялились по углам и имели скучный вид.

— Ну что, друзья, влипли, — бросил Занозин пробный камень.

— С какой стати влипли?

— А я-то тут при чем? За компанию пошел…

Оба задержанных заговорили агрессивно и одновременно:

— За что нас вообще замели, командир?

— Что мы такого сделали? В магазин уже зайти нельзя…

— Мы никого не трогали! Культурно проводили время…

— Мои серьги! Кому хочу, тому продаю…

— Шагу ступить по улице нельзя — хватают почем зря…

Менты с полминуты слушали этот бестолковый галдеж, потом Занозин замахал руками, утихомиривая задержанных приятелей.

— Так чьи серьги? — спросил он.

— Изъяли у Щетинина, — дал справку Гриша.

— Ну, мои, — выдержав паузу, проговорил низкорослый.

— Сам, что ли, носишь? А уши вроде не проколоты… — не меняя серьезного выражения лица, поинтересовался Занозин.

— Иди ты, знаешь куда! — взвизгнул Коля, аж подпрыгнув на месте.

— Откуда они у тебя?

— А чего это я должен отчет давать, откуда у меня что? Может, тебе интересно, откуда я свои штаны взял? Где взял, где взял…

— Купил то есть? — иронически спросил Занозин.

Щетинин промолчал — сообразил, что утверждение его, будто серьги он купил, прозвучало бы несколько не правдоподобно.

— Да какое вам дело, купил не купил!

— Ты вот что, не задирайся, — жестко предупредил его Занозин. — И хамить мне я тебе не советую. А что касается того, какое нам дело, скажу. Эти серьги сняли с убитой в вашем доме женщины.

— Чего-о-о? — изумился Коля.

Санек даже потерял свой индифферентный вид.

Он повернулся в сторону приятеля и посмотрел на него с удивлением:

— Ну, ты даешь. А сам — Валькин любовник, Валькин любовник…

— Какой любовник? — насторожился Карапетян.

— Подождите, мужики, подождите, — оторопел Коля. — Подождите, — повторил он.

Было видно, что Коля взволновался и пытается собраться с мыслями. Он хмурился, лицо его дергалось, сам он ерзал, хватался за колени и края стула руками и чуть ли не подпрыгивал.

— Почему… Да почему я должен тебе верить… про убитую и что серьги с нее? — наконец сформулировал он.

— Если ты мне не веришь, то сейчас сюда приедут родственники жертвы — и я уверен на сто процентов, опознают серьги, — Занозин продолжал говорить очень жестко.

Коля совершенно преобразился и выглядел деморализованным. «Господи, неужели я спьяну кого-то убил?» — мучительно думал он про себя, напрягался и не мог вспомнить ничего определенного.

— Ладно, мужики, меня-то отпустите, — подал голос Санек. — Я тут вообще ни при чем. Мы с Коляном пиво пили, поспорили, золото или нет, ну и пошли в магазин проверять… Я-то ни при чем и серьги эти первый раз в его руках в тот самый момент увидел.

Милиционеры повернулись к Саньку.

— Чего ты там про любовника толковал? — еще раз спросил Карапетян.

— Так ведь Колян сказал, мол, серьги его жены, Вальки — мол, любовник у нее завелся, вот и подарил…

Гриша хмыкнул. Занозин посмотрел на Щетинина:

— Так было дело?

Коля, так и не нашедший для себя ответа на главный вопрос, сокрушенно кивнул.

— Ладно, отпускай его, — дал Занозин команду Грише.

— Ступай, Санек, — обратился к тому Гриша. — Только пока далеко не отлучайся и, если вызову, пулей сюда. Да, и Оксанке передай, что в следующий раз, если появишься в пьяном виде в публичном месте, точно на пятнадцать суток упрячу.

Борющийся с похмельем Гриша рассмеялся собственной шутке, а Санек недолго думая встал и, кивнув всем на прощание, скрылся за дверью. Из коридора раздались новые вопли Оксанки — на этот раз радостные. Присутствующие в комнате несколько секунд прислушивались к происходящему в коридоре и, когда там все стихло — Оксанка с сожителем удалились восвояси, — облегченно вздохнули.

— Ну что, поговорим всерьез? — предложил Занозин растерянному Коле.

Тот ответил беспомощным взглядом.

— Так откуда серьги? — еще раз задал тот же самый вопрос Занозин.

Коля усиленно забегал глазами. Он никак не мог для себя решить, что делать — врать или говорить правду. Зачем ему понадобилось бы врать в данном случае, какая в этом вранье состояла бы выгода, Коля объяснить не смог бы. Единственное объяснение — так, на всякий случай… Ничего более вразумительного в голову не приходило. Но вопрос тем не менее стоял и требовал ответа. «Может, сказать, что нашел на улице, и вся недолга? Где сядут, там и слезут…» — рассуждал Коля, забыв, что уже проговорился Саньку — серьги он обнаружил дома. Продумать вранье про улицу он еще не успел — и вздумай его мент спросить, где, на какой улице, в каком месте он якобы нашел серьги, Коля бы просто застыл с раскрытым ртом. А кроме того, вранье про улицу даже ему самому в его нынешнем беспомощном состоянии после ночи, проведенной в ментовке, не казалось убедительным. Но разговоры про дом и кухню тоже покажутся ментам глупыми, неубедительными и вводящими в заблуждение, был уверен Коля. Тоже мне объяснение — на кухонном столе откуда ни возьмись появились золотые серьги с бриллиантами! Кто в это поверит? Бред какой-то… Но кроме этого бреда, никакого иного объяснения у Коли не было.

Коля молчал, не в силах ни на что решиться. Вся его внутренняя борьба отражалась на лице гримасами, но Коля этого не замечал и лицо свое не контролировал. А Занозин оценивающе смотрел на него и не мог поверить, что Щетинин способен был убить Киру Губину. Все говорило за то, что убийца был личностью в высшей степени хладнокровной, сильной и решительной. А перед Занозиным сидел молодой спивающийся мужик, трясущийся по любому поводу, рыхлый, нездоровый, уже не умеющий собрать волю в кулак. Хотя… Жизнь приучила Занозина ни о чем не судить категорично.

— Ну, хорошо, — зашел Занозин с другого бока.

Он пока сохранял жесткий, но доброжелательный тон. — Твой приятель говорил что-то про любовника жены… Что это за история?

— Да, эта… — неохотно замычал Коля. — Я думал, откуда еще серьги возьмутся? Ясно, что от любовника, больше неоткуда… Ну, и сказал Саньку — мол, раз от Валькиного любовника, то теперь серьги мои, имею на них полное право.

— А про любовника уверен, что он серьги подарил?

Кто он такой?

— Да откуда я знаю? — раздражился Коля на непонятливость ментов и продолжил злобно:

— Откуда еще серьги возьмутся? Она, сука, конечно, с любовником каким-нибудь трахается, а он ей за это подарки дарит… Богатого, видать, завела.

"О-о-о, — подумал Занозин. — А мы ревнивые…

Вот это новости".

— Так ты что хочешь сказать, будто толком ничего не помнишь, откуда серьги взялись? — спросил он.

Коля глянул на него как баран на новые ворота и честно отрицательно мотнул головой.

— Слушай, — с напором начал Занозин. — Ты, кажется, не понимаешь, в какую историю вляпался…

— Колись, Щетинин, колись, пока не поздно! — завопил в унисон и Гриша, желая помочь товарищам из управления. Он отлип от стола, на котором размещался, и кинулся к Щетинину. Карапетян поймал его за ремень.

— Серьги с убитой в вашем доме женщины обнаружены у тебя, — продолжил Занозин, остановив рукой Гришу. — Откуда они взялись, ты объяснить не можешь или не хочешь. Продавщицы из магазина говорят, что у тебя не хватало на бутылку накануне. Что из этого следует? А из этого следует, что ты зашел с досады в лифт и в состоянии аффекта и, может быть даже, белой горячки убил женщину, снял с нее драгоценности, взял деньги из сумочки. Деньги потратил на выпивку, а через неделю пошел серьги продавать, чтобы достать на бутылку. Для суда достаточно. И пока ты мне не объяснишь более или менее правдоподобно, откуда у тебя серьги, я не склонен придерживаться иной версии происшедшего.

Разумеется, в эту версию Занозин сам не верил.

Такой, как Коля, в состоянии белой горячки (еще не факт, что в этом состоянии человек физически способен на убийство) не догадался бы стереть отпечатки пальцев с сумочки или, пуще того, надеть перчатки.

Потом, он мелковат и не кажется крепким. Может, был раньше, но не теперь, в стадии ярко выраженного алкоголизма. Кстати, эксперты утверждают, что, судя по отметинам на шее, убийца был высокого роста, выше Губиной, а этот — мелочь пузатая… Но Занозину было важно хоть что-то вытянуть из Коли, зацепить конец хоть какой-то ниточки.

— Да от любовника, точно от любовника! — заорал Щетинин. — Не помню я, откуда у меня серьги!

— Слушай, — вздохнул Вадим. — Ты же понимаешь, что мы спросим у твоей жены, у соседей, знакомых и выясним, что никакого любовника нет. И нет никаких подарков от него. Давай вспоминать.

Вадим знал, что это легко сказать — вспоминай, а от такого, как Коля, воспоминания выудить — тяжкий труд, легче повеситься. Он решил, что разумнее будет Колю не трясти и не запугивать, а помочь ему.

— Ну, когда у тебя был последний раз выходной? — осенило Занозина.

— Ну, по средам и воскресеньям у меня выходной, — буркнул Коля.

— Значит, в прошедшую среду был твой выходной… — Занозин держал в уме, что убийство произошло со вторника на среду, ночью. — Что ты делал накануне, во вторник вечером? — Что, что… — засмущался Коля. — Известно, что.

Валька, как сейчас помню, на сутках была, дети у бабки. Пошел за бутылкой.

— Куда пошел, в какой магазин?

— Да в наш же, круглосуточный. Там цены самые низкие в округе, я всегда туда хожу…

— С Саньком ходил?

— Не, Санька, кажется, не было. У него лучше спросите…

— Так, — продолжил Занозин, чувствуя, что подбирается в главному. — А что в магазине?

— В магазине? — переспросил Коля и замолчал, напрягаясь. — Да ничего…

— Продавщицы вроде вспоминают, у тебя не хватило на бутылку — водка подорожала…

— Точно! — оживился Коля. — Точно! Так и было! Не хватило! А они, стервы, эта… в долг не давали.

— А дальше что?

— Да ничего…

— Откуда ты все-таки достал выпить? Ведь достал?

— Достал…

— Откуда?

Коля снова замолчал, парализованный неожиданно пришедшей мыслью: «Неужели я действительно зашел в лифт, убил женщину, взял у нее деньги и водку купил?» Ничего подобного он не помнил, но поклясться, что такого не было, тоже не мог. И больше, сколько ему вопросов ни задавали, не сумел вымолвить ни слова.

Когда Колю увели, Занозин оглядел коллег и объявил:

— Ну, что? Надо просить санкцию на обыск в квартире Щетинина. Чем черт не шутит, а вдруг обнаружим доллары, или рубли в большом количестве, или еще что-нибудь, принадлежавшее Губиной, чего мы пока не заметили… Да с женой его надо поговорить — есть к ней вопросы.

Гриша энергично и понимающе кивал на каждое слово Занозина. Карапетян хранил молчание. Занозин вполне понимал его молчание. Он и сам по-прежнему не верил, что Щетинин убийца. Но как ни крути, получалось, что к смерти Губиной несчастный алкаш имеет отношение.

Тут снизу позвонил дежурный и сказал, что приехали Сергей Губин и Таисья Иванова и спрашивают Занозина.


Как и ожидал Занозин, муж убитой Губиной и ее подруга серьги опознали. Сергей Губин, приехавший в отделение с охранником, лишь взглянув на серьги, тут же сказал:

— Да… Это Киры. Я сам ей эти серьги привез из Голландии. Кажется, где-то до сих пор чек сохранился… — И замолчал, глядя на два кусочка золота.

Таисья Иванова свое дело сделала более основательно. Она взяла серьги в руки, крутила их, вертела и попутно выдавала комментарии:

— Да, серьги очень похожи на те, в которых Кира была на моем дне рождения… Офигительные серьги.

Я всегда ей завидовала. Как-то попросила дать примерить — ах, как они мне шли! Если бы не подарок — это подарок Сергея, — я бы ее упросила мне их продать… Вот смотрите, здесь сбоку штампик с латинскими буквами. Серьги голландские… Ах, бедная Кира! Это ужасно!

Она нервно порылась в сумочке и вынула платок…

Занозин, вспомнив первую беседу с ревущей Таей на кухне в ее квартире, поспешно задал вопрос:

— Так вы опознаете серьги?

Тая перестала хлюпать носом и горячо закивала:

— Да, я опознаю серьги. Это серьги Киры Губиной.

В тот же вечер Занозин, Гриша и Карапетян наведались на квартиру к Щетинину — по сведениям сопровождавшего их участкового, жена задержанного Валя в этот день не работала и обреталась дома. Они вошли в знакомый подъезд и на том самом лифте, в котором была найдена убитая Кира Губина, поднялись на седьмой этаж. Меловой силуэт мертвого тела на полу лифта был уже стерт — все давно запротоколировано, зафотографировано…

Жена Щетинина Валя открыла им дверь — она уже была предупреждена о целях визита, и ей было все равно. Даже отсутствие мужа ее не тревожило — ему уже случалось пропадать по несколько дней, в том числе и в милиции. В такое время у нее и детей выдавалась пара дней покоя. Собственно, «открыла дверь» — это некоторое преувеличение. Замок в двери был раздолбан и вырван с корнем. «Колька позавчера поздно ночью пришел, ключи забыл. Вот и разломал дверь…» — пояснила она и надолго задержала взгляд на раскуроченном замке. Смотрела, не замечала гостей, не реагировала на их приветствия, видимо, соображала, как теперь быть: где новый замок доставать и как ставить.

Участковый — пожилой милиционер — называл жену Щетинина по-отечески Валюшей. Кстати, версию о любовнике Михал Иваныч со своей стороны не подтвердил: "Какой любовник! Валентина вся измотана, заезжена, вся на нервах. Только и думает, как детей поднять, а потом сбежать от своего Щетинина.

Давно бы сбежала — она сама из Ростова, — да как с квартирой, непонятно. А в Ростов обратно не хочет, родственников там уже нет, да и за детей боязно — как они там… Не знаю, конечно, чужая душа потемки, но, по-моему, нет никакого любовника. Да еще говорите, богатый? Да вы сначала на нее посмотрите…"

И вправду, мысль о богатом любовнике при виде Валентины никому в голову не приходила — серое ненакрашенное увядшее лицо, водянистые неподвижные глаза, застиранный халатик… Женщина, имеющая богатого любовника, так не выглядит.

Дети — мальчик лет семи и девочка пяти, — вышедшие в коридор поглядеть на гостей, были под стать матери — неулыбчивые, с остановившимися взглядами, молчаливые… Пока менты ходили по квартире, дети следовали за ними и, не отрываясь, глядели им в лица. Гриша, к вечеру вполне отошедший от утренней грусти, покосился на них, а затем, улучив минуту, шепнул Карапетяну: «Слушай, а ведь дети у них дебилы… Я несколько лет фельдшером отработал на „Скорой“ — насмотрелся». — «Почему ты так думаешь? — не поверил Карапетян. — По каким признакам?» — «Это трудно объяснить. Просто, когда насмотришься на них, потом без ошибки начинаешь распознавать…» И все же Карапетян не верил — дети как дети, ну, не очень общительные, диковатые, не очень воспитанные. Но дебилы? Как-то трудно поверить, что придешь ты в простую нашу семью, каких миллионы, а там дети — маленькие, а уже дебилы…

— Валентина Каюмовна, — обратился к ней Занозин, — посмотрите на эти серьги — они вам знакомы?

Он вынул из внутреннего кармана куртки украшения, и протянул Вале на ладони. Валя сделала, как просили, и тут же отрицательно замотала головой.

Занозин переглянулся с участковым, и тот заговорил сам:

— Валюш, ты подожди, не спеши. Посмотри внимательно… Может, тебе неловко сказать… Дело-то серьезное. Кольку твоего из-за них задержали. Если знаешь, что за серьги, ты нам скажи. Не бойся, Колька лишь обрадуется. Может, подарил тебе их кто?

— Да вы что? Шутки шутите?

Валя снова замотала головой. Она не возмущалась, не горячилась, сохраняла тот же устало-безразличный вид. Как и ожидал Занозин, версию о любовнике постиг полный облом.

— Валентина Каюмовна, — осторожно сказал Занозин (ему было ее жалко, да еще и дети…). — Нам бы надо кое-чего поискать.

— Что поискать? — все так же безразлично спросила Валя.

Занозин посмотрел на нее и вдруг понял, что она действительно вся на нервах и в любую минуту может сорваться. Любая мелочь — и от безразличия не останется и следа. Он как воочию увидел перед собой то, во что она может превратиться, — руки задрожат мелкой дрожью, зубы перестанут попадать друг на друга, она беспорядочно замечется по комнате, выкрикивая бессвязные слова и судорожно хватая все, что подвернется под руку, пугая детей жутким, странным поведением и видом…

— У вас в доме деньги есть? Доллары? — как можно мягче спросил Занозин.

Валя засмеялась деревянным смехом — глаза при этом не потеряли застывшего выражения:

— Какие доллары? Откуда? Ищите, если надо.

И протянула ему свою сумку.

Мужики разбрелись по комнатам и попытались поискать доллары — впрочем, искать было почти негде. Квартира была полупустая, очень бедная, с минимумом мебели. Конечно, они ничего не нашли — не только доллары, но и ни одного рубля. В Валиной сумке тоже ничего не оказалось, кроме жалкой десятки с мелочью. «У меня зарплата в конце недели должна быть», — глухо объяснила она. Дети стояли рядом.

Карапетян увидел, что мальчик любит мать и боится за нее. «Никакой он не дебил…» — упрямо, будто в пику Грише, подумал он.


Поутру Занозина вызвал к себе замначальника управления, курирующий работу по уголовным делам, — с отчетом по убийству Губиной. Как он сам объяснил, прокуратура проявляет к делу повышенный интерес. Все-таки Сергей Губин — фигура в издательском бизнесе крупная, с политиками тоже дело имеет, выступал спонсором нескольких демократических кандидатов на последних выборах. Видно, депутаты надавили, попросили уделить особое внимание — и пошла волна по инстанциям сверху донизу, настигла непосредственное начальство и накрывает теперь Занозина…

Занозин рассказал о деле.

— Ну, значит, подозреваемый есть, улики тоже имеются, мотив пристойный. Что тянете? Добывайте признание. — Шеф докладу обрадовался — все не так плохо, как он предполагал. Есть о чем отрапортовать наверх.

— Да понимаете, товарищ полковник, не похоже, что Щетинин убил. Отпечатков пальцев нет, денег у него на квартире тоже не обнаружили. Эксперты говорят, что убийца был высокий, а этот хлипковат…

— Подожди, подожди, — расстроился шеф. Он откинулся в кресле. — Это все слова, рассуждения.

Серьги у него нашли? Нашли. Добывайте признание — я уверен, если поднажать, он сознается…

— Пожалуй, сознается, — согласился Занозин. — Если рассказать ему в красках, как было дело, сам поверит, что убил. И на суде повторит… Если адвокат не убедит отказаться от предыдущих показаний.

— Ладно, ты не драматизируй, — махнул рукой шеф. — Сам поверит… Нечего из меня слезу давить.

Все мудришь, а убийцы люди простые. Нужно было выпить, денег нет… Пошел да убил. Серьги есть?

Есть — не поспоришь. Что, твой Щетинин такая уж овечка невинная? Если не он убил, откуда у него серьги?

— Вопрос, — кивнул головой Вадим.

Шеф посмотрел на Занозина с неудовольствием Тот никогда яро не спорил, был немногословен, вот как сейчас, любил ненавязчиво тыкать начальство носом в парадоксы, особо не прекословил, но всегда оставался при собственном мнении. Начальство обычно такую умственную самодеятельность недолюбливает.

— Я не настаиваю, чтобы ты закрывал Щетинина, — терпеливо разъяснил шеф Занозину. — Я на тебя не давлю. Я просто хочу уяснить ситуацию. Мне результат нужен.

— Будет, — пообещал Занозин. А что он еще мог сказать, чтобы начальство отвязалось и не мешало работать?

— Ну, что? — встретил его Карапетян, когда Вадим вернулся в свой кабинет, который делил с напарником. — Требуют, чтобы мы назвали убийцей Щетинина?

— Да не то чтобы, — нехотя ответил Вадим. — Начальство, как всегда, хочет ясности, и как можно скорее. Ты веришь, что алкаш убил Губину?

Карапетян мотнул отрицательно головой, однако обронил:

— Хотя поручиться за него мы тоже не можем.

Улики есть… Почему бы и не он? Это не вопрос веры.

Занозин задумчиво поднял на него глаза — Карапетян встретил его взгляд спокойно. В принципе Занозин был согласен с тем, что назначить Щетинина убийцей легче легкого, а если и останутся сомнения, девять из десяти всегда скажут, что так ему и надо, — пить нужно меньше и всегда помнить, что, где, когда и с кем делал накануне вечером. Особой жалости у Занозина Щетинин, в общем, не вызывал — скорее уж его жена и дети. Но Вадим от природы был добросовестным человеком и даже считал, что это его проклятие. Ему обязательно надо было сделать все как следует.

"Ах ты… — мысленно обругал он с досады Щетинина. — Упился до чертиков, ни хрена не помнит.

Чтоб ты сдох! Ты у меня все вспомнишь, сволочь такая, с кем ты застольничал вечером в день убийства…" Он досадовал на этого дурака-алкаша, на его беспамятство, на его бестолковость… «Вот отпусти его сейчас под подписку о невыезде, как требуют правозащитники, так ведь он от глупости и со страху сбежит куда-нибудь, только хуже себе же сделает! А то пить станет беспробудно — тоже для нашего дела ничего хорошего. Нет уж! Каждый день буду допрашивать, но заставлю вспомнить все как было». Вадим выговорился про себя, поостыл и задумался — а как заставить-то?

— Слушай, мужик, ты мне надоел, — раздраженно набросился он на Колю, которого ввел в его кабинет милиционер.

Занозин переписал его на себя и перевез в управление. Карапетян к этому времени уже удалился — Занозин послал его к экспертам за заключением по поводу осколка стекла, найденного на месте происшествия.

— У меня времени нет с утра до вечера с тобой валандаться. Или ты вспоминаешь все как было, или тебе выносят обвинение и любой суд посадит тебя за убийство. Думаешь, не посадят? А серьги, приятель?

Это улика!

Коля смотрел затравленно, но не говорил ни слова.

Чем дольше он сидел в камере, тем больше подозревал, что именно он и убил ту женщину в лифте. Ужас состоял в том, что он никак не мог вспомнить, что было накануне среды. И начинало казаться, что как раз в этот-то промежуток времени он натворил бог знает чего — воображение рисовало жуткие картины, в которых убийство женщины выглядело как детские игрушки. А вдруг он кого-нибудь изнасиловал, а вдруг несовершеннолетнюю, распространял наркотики, торговал оружием или подкладывал куда-нибудь взрывчатку? А вдруг он совершил государственную измену? «Эта…Ты свихнулся! — мысленно завопил на самого себя Коля. — Какая государственная измена! Ты ни одной государственной тайны не знаешь! Какие гостайны в твоей подсобке на задах магазина… Как служащие товар приворовывают и выносят через служебный вход? Тоже мне тайна! Это всем известно. Какая к едрене фене тайна?» Государственная измена, решил Коля, отпадала, но все остальное вполне могло быть… Ужасно было то, что он ни хрена не помнил. А вдруг его зомбировали? «Зомбировали, как же! — услышал он голос жены Вальки и увидел ее перекошенное лицо, каким оно бывало в минуты семейных перепалок. — Сам ты себя зомбировал, пропойца несчастный! Каждый выходной себя зомбируешь!»

Хотя представить что-то ужаснее убийства было все-таки трудно. Провалы в памяти после выпивки с ним случались регулярно, но никогда не заканчивалось такими тяжелыми последствиями. Ну, морду набьют за то, что забыл вернуть пятерку, которую занял накануне у собутыльников. Но тут — боже мой, убил и забыл! Ужас от этой мысли парализовал его и лишал способности соображать.

Занозин вынул из ящика стола фотографии убитой Губиной и хряпнул их на стол перед Колюней. Тот опустил глаза и замер в еще большем ужасе.

— Кира Ильинична… — прошептал он.

— Ты что, ее знал? — удивился Занозин.

Почему-то раньше мысль о том, что алкаш мог быть знаком с Губиной, не приходила ему в голову.

В принципе это ничего не меняло, но тем не менее придавало всей истории особый колорит, что ли. Ограбить и убить знакомую психологически гораздо труднее, чем первую встречную бабу на улице. Упившемуся алкашу, которому не хватило на бутылку, скорее всего, без разницы. Но все же…

— Кира Ильинична… Хорошая женщина, пару раз денег мне одалживала, а потом, случалось, забывала.

Давала и никогда проповеди не читала, все понимала.

Она к знакомым часто ходила в нашем подъезде — они где-то на верхних этажах живут. Хорошая женщина. Кира Ильинична… Так это она убита. Так это я…

Щетинин замер в ступоре. Он выглядел совершенно раздавленным.

— Ты встречал ее вечером во вторник? — быстро спросил Занозин и, шокированный, увидел, как Колюня завороженно кивает головой — да, встречал.

«Плохо дело!» — подумал Занозин. Пока его версия о непричастности Щетинина к убийству не получала ни одного подтверждения. Зато подтверждения обратного множились на глазах.

— Где именно? Когда?

— На площадке перед лифтом вроде. Вечером, я тогда, кажется, в магазин шел за бутылкой. Мы еще поздоровались.

— Деньги у нее занял?

— Нет, кажется, тогда не занимал, — проговорил Коля заторможенно, подняв глаза на Занозина. — Уже достал.

— У кого достал?

— Не помню… — Коля мотнул головой после непродолжительного молчания, заполненного тщетными умственными усилиями.

Занозин просто умаялся с ним. Только продвинутся чуть-чуть, сразу опять — «не помню»… Он вздохнул.

— Слушай, — начал втолковывать он Коле. — Тебя сейчас отправят обратно, сиди и вспоминай. Слушай сюда! Уясни, о чем надо вспоминать.

Занозин заговорил медленно, с остановками, проверяя по реакции Коли, доходит до него или нет.

— У кого ты занял деньги на выпивку во вторник.

Раз. В котором часу и где именно ты встретил Киру Губину. Два. С кем ты пил. Три. Все, для начала достаточно. Свободен, то есть возвращайся в камеру.

Когда Колю увели, Занозин устало откинулся на спинку кресла. Он чувствовал себя выжатым лимоном. Пока он не начал работать в милиции, ему в голову не приходило, какой это адский и неприятный труд — задавать вопросы людям и выслушивать их ответы. А ведь бывает еще, что клиент врет как сивый мерин, отпирается вопреки всякой логике, каждый раз талдычит разное… Пожалуй, он даже не назвал бы тогда это трудом. А сейчас он сидел и чувствовал себя после бестолкового разговора сначала с полковником, а потом с этим распадающимся алкашом совершенно разбитым. Надо срочно как-то отвлечься и восстановиться.

Занозин взялся за телефонную трубку. «Регина…» — всплыло у него в голове. Он оторопел и убрал руку. Немного посидел молча, потом снова взял трубку и внимательно набрал номер. И пока набирал…

«Не перепутать имя», — напоминал он себе настойчиво.

— Светик, — промурлыкал Занозин, когда на том конце провода ему ответили. — Почему бы нам прямо сейчас не пообедать в нашем месте? Сможешь уйти на часок?

Через пять минут Занозин, схватив со спинки стула куртку, скрылся за дверью.

"Ее поразила тишина. Шумели верхушки сосен, шелестела высокая некошеная трава, кричали птицы, иногда раздавался шорох шин автомобилей, проезжавших по расположенному недалеко шоссе. Звуки раздавались, но их характер был настолько иным, чем в городе, что все равно это была глубокая тишина.

Безлюдно. «Ты просто давно не выезжала за город», — сказала себе Регина. Она стояла на веранде губинской дачи и пыталась осмыслить происходящее. Все поменялось так ошеломляюще быстро! Всего за каких-нибудь два-три решающих дня… Еще неделю назад она и помыслить не могла, что вот так запросто войдет в его дом, будет ходить по комнатам.

Об этом даже речи не было. И тем не менее…

День был рабочий, но утром Сергей зашел к ней в кабинет, посидел задумчиво в кресле «для авторов».

Потом наклонился к ней, обнял за шею, ткнулся лицом в ее волосы и прошептал на ухо: «Давай сбежим после обеда». Регине не очень понравился его странный вид — в последние дни он вел себя непривычно и порой непонятно, — но перечить она не стала. Хотя при других обстоятельствах не поехала бы. Не стоило дразнить общественность, она старалась, чтобы все оставалось как при жизни Киры, чтобы никто не посчитал, что они с Губиным в последние дни слишком быстро сближаются. Кстати, ее саму это стремительное сближение пугало. Вот и сейчас, как бы они ни конспирировались, покидая контору по одному, все сразу заметят их общее отсутствие и сделают правильный вывод, что они проводят время вместе.

Но пока Регина не могла «затормозить», ее сковывало его горе — она вела себя с Губиным очень осторожно и, пожалуй, даже бережно. Сначала смерть Киры, потом известие о гибели Булыгина… Как бы она к Булыгину ни относилась, но он был многолетним испытанным приятелем и партнером Сергея — это что-нибудь да значит.

Так она оказалась на губинской даче. Регина ничего не сказала Губину про слежку — кстати, с тех пор вроде бы все прекратилось. Она думала, что надо бы позвонить Занозину, еще раз поблагодарить его и сказать, что все кончилось. Но думала-думала, а потом забыла и сейчас корила себя за это. Сколько она ни ломала голову, кто за ней следил и зачем, так ни к какому выводу и не пришла, а прошло три дня. Больше господина Мигуры она не видела — и стала забывать. «Все-таки удивительная беспечность с твоей стороны! — обращалась она к самой себе. — Ты так и не поняла, что это было. А непонятное и есть самое страшное и опасное. А что, если он опять появится на углу у булочной? Все-таки надо выяснить все до конца. Ты просто откладываешь решение проблемы…» Но теперь образ коварного преследователя Мигуры поблек в ее глазах и не вызывал того ужаса и беспокойства, как три дня назад. Не волновал он ее сейчас, как будто перевернула страницу с помощью Занозина — и нет Мигуры, вроде сдунули. "Дурочка!

Какая ты дурочка…"

Регина стояла на веранде, слушала тишину и не могла не признать, что здесь хорошо и что идея сбежать из конторы и приехать сюда была благотворной.

Она не собиралась оставаться на ночь и вечером хотела попросить Губина отвезти ее домой — для полного счастья не хватало только семейных сцен с Игорем!

Честно говоря, в последнее время она все реже оглядывалась на мужа, все реже задавалась вопросом, что он скажет, подумает по тому или иному поводу, что предпримет в ответ на те или иные ее действия. Просто не думала о нем — наверное, это было бессердечно, но как это исправить, она не знала. Вот уехала на дачу к Губину и пока даже не придумала, что сказать Игорю… Врать не хотелось. Но как можно признаться мужу, что была на даче у хозяина, в которого к тому же, кажется, влюблена? Немыслимо! Хотя то ли американские феминистки, то ли психологи по семейным отношениям советуют как раз противоположное. Изменила — тут же расскажи мужу и обсуди с ним ситуацию, проанализируй, как это произошло и почему… Дескать, только так можно сохранить отношения. Но, на взгляд Регины, подобный совет подпадал под русскую поговорку «простота хуже воровства». «Представляю сцену, — усмехнулась она. — Я пытаюсь объяснить Игорю и проанализировать вместе с ним, почему я провела вечер с Губиным…» Бессмыслица!

— Что ты там увидела? — раздался за ее спиной голос Сергея. Он спустился по лестнице со второго этажа и неслышно подкрался со спины.

— Здесь так тихо, — она медленно обернулась к нему.

Он подошел ближе и обнял ее со спины за талию.

Они молча стояли так какое-то время. Регине нравилось, что Сергей вел себя как бы слегка отрешенно и сдержанно. Стоял, обняв ее, прижавшись щекой к ее макушке, и смотрел вдаль, как только что смотрела она — на верхушки сосен, и ничего больше не предпринимал.

— Пойдем прогуляемся в лес, — предложил он.

Регина опустила голову и критически осмотрела свой наряд — туфли на каблуках, узкая юбка до колен и ослепительно белая блузка для таких занятий не очень подходили.

— Я найду, во что тебе переодеться, — сказал Сергей, заметив ее взгляд.

Регина насторожилась — ей совсем не хотелось, чтобы он предлагал ей надеть Кирины вещи. Она стала ломать голову, как бы ей отказаться так, чтобы не обидеть его. Но она плохо о нем думала — Сергей взял ее за руку, повел наверх в одну из спален и остановился перед шкафом с собственной одеждой. Они вместе нашли ей какие-то неновые, но чистые Сергеевы джинсы — штанины пришлось высоко закатать, а ремень затянуть потуже, так что вокруг Регининой талии образовались равномерные складки.

Сергей помогал ей одеваться как ребенку — застегивал пуговицы, крутил, вертел, отходил назад, чтобы полюбоваться. Регина надела старую Сергееву рубашку — она доходила ей до колен, а рукава тоже пришлось закатать несколько раз. Она не побоялась надеть и старые его кроссовки. Хотя выглядела в них как коверный — все-таки его размер ноги с ее размером было не сравнить. Но ее это не смущало. Регина подумала, что в новом наряде, наверное, выглядит как какой-то недомерок, но, судя по взгляду Губина, устремленному на нее, он находил в ее дурацком виде новую прелесть.

Сам Губин успел переодеться, пока Регина стояла на веранде и таращилась на верхушки сосен.

За домом начинался луг, за ним — лес. Туда они и отправились. Регине почему-то пришло в голову, что Губин как-то эпизодически, фрагментарно и непоследовательно заботится о своей безопасности. В городе он не расстается с телохранителем Олегом — с работы и на работу только с ним, не говоря уже о переговорах и прочих передвижениях. А здесь, на даче, запросто идет один (только с ней) в лес. Шофер и Олег остались на даче. Как будто в темном лесу намного безопаснее, чем в Москве, и как будто злоумышленники и недоброжелатели, если таковые у Губина есть, здесь его не достанут.

Как только они переступили черту леса, стало прохладнее и темнее. Они шли, взявшись за руки, и молчали. Регина покосилась на Сергея — он не терял задумчивости, и она не могла понять, о чем он думает.

Знала только, что не о ней. Она чувствовала, что ему приятно ощущать всей кожей ее присутствие, держать ее за руку, но все-таки думает он не о ней, и ее это не задевало. Она понимала, что все неприятности последних дней, обрушившиеся на Губина и на его контору, угрожали самому существованию его дела, к которому он относился всерьез. Было бы странно, если бы голова его была забита чем-то иным, кроме мыслей о том, как преодолеть все эти проблемы.

И потом, она не уважала мужчин, которые постоянно думали о бабах и слишком часто обращали внимание На их капризы. По ее понятиям, это было не очень по-мужски. Регина вспомнила одну свою подругу, которая вообще считала, что настоящая женщина днями и ночами должна сидеть у телефона и ждать звонка от любимого. А настоящий мужчина должен разговаривать со своей женщиной так, чтобы та каждый раз после разговора с ним клала трубку вся зареванная. Это был ее идеал. «Да, феминистки нас с Танькой за такие мысли заплевали бы!» — подумала Регина. Впрочем, одновременно она была сторонницей женской независимости и считала, что женщина должна сама собой распоряжаться, сама выбирать линию поведения, и если подчиняться мужчине, то по свободному выбору и добровольно. Вот ей никто не прививал взглядов, что настоящий мужчина не должен слишком много думать о женщинах, она сама к этому пришла… Регина снова покосилась на профиль Сергея, стиснула его руку и прижалась плечом к его к плечу. Он рассеянно улыбнулся и ответил ей легким пожатием пальцев.

Они сошли с тропинки и углубились в лес. Под ногами шуршал разросшийся папоротник, внимание Регины привлекали все чаще попадающиеся дикие колокольчики, она подумала, не нарвать ли букет, но потом отказалась от этой затеи. Не хотелось отпускать руку Губина, да и потом, ведь в букете цветы, что ни говори, скоро умрут… Какое от этого кому-нибудь удовольствие?

Они остановились на середине поляны, заросшей папоротником. Губин поднял голову и посмотрел вверх, Регина последовала его примеру. Солнце ушло за облака, и становилось пасмурно. В рыжеватых кудрявых волосах Регины застряли еловые иголки, в сумраке леса ее лицо казалось особенно бледным, глаза — глубокими… Губин видел это, любовался — но как бы издалека, не вникая и не приближаясь, все скользило по поверхности его сознания. Весь день он думал, что ему делать. Смерть жены, а потом Булыгина сотворили новую реальность, в которой, как с удивлением обнаружил, он терялся. Этот отчасти ожидавшийся двойной удар выбил его из колеи. Он мысленно проводил ревизию своих дел и пришел к выводу, что в момент, когда его бизнес балансирует на краю пропасти и кругом не осталось ни одного родного человека, ему практически не на кого опереться. Он был не таков, чтобы приходить в отчаяние, — природная энергия никогда не давала ему опускать руки, но Губин чувствовал, что ему нужна пауза для осмысления новой ситуации. И он взял паузу.

"Дима Сурнов? Он хороший парень, но по большому счету не боец. У него все всегда шло более или менее удачно. Он не знает, что такое зубами драться с судьбой, как это делал я. Он идеальный исполнитель, но отойдет в сторону, когда запахнет жареным. Да еще, пожалуй, попытается оттяпать «НЛВ» — слишком уж лакомый кусок. Попытается оттяпать не нагло, а тихой сапой, пока я расхлебываю дела в «Пресс-сервисе» после Булыгина. Я его понимаю — соблазн большой… Лощеный Эдик Подомацкин?

Эдика, несмотря на все его хорошие манеры и внешнюю доброжелательность, на самом деле никто и ничто не колышет по большому счету, кроме собственной персоны. Ему и на сотрудников издательства плевать — он слишком ценит свое душевное равновесие. И если что, он пальцем о палец не ударит ради меня, а просто останется при своих и будет ждать, когда явится новый спонсор. Только Козлов. Один Козлов. Негусто. А дела такие, что парой контор придется пожертвовать: временно прикрыть либо консультационный центр — там клиентов мало, — либо «Политику». Вот е-ка-лэ-мэ-нэ! Не хочется — трудно будет потом обратно внедряться на рынок. Но с кредитами просто катастрофа. Продать пакет акций «НЛВ»? За него можно получить хорошие деньги, но полностью финансовую брешь даже они не прикроют".

Губин провел рукой по Регининым волосам — пряди приминались, вытягивались, но тут же снова упруго сворачивались под его пальцами. Начал моросить дождь, припорашивая ее рыжую копну микроскопическими блестящими каплями. «Регина… Вот на кого я могу рассчитывать всегда. Откуда я это знаю? Понятия не имею. Еще недавно не знал, сомневался, глядел в ее строгие глаза и все бы отдал, чтобы посмотрела не насмешливо, а растерянно, беззащитно и с нежностью. А сейчас знаю — моя…»

Губин перевел свою руку на Регинин затылок и намотал ее волосы на кулак, оттягивая голову назад. Регина, с запрокинутым к Губину лицом, чуть поморщилась, но голову высвобождать не стала. Он вглядывался в ее лицо, как будто они встретились после долгой разлуки — по сути так оно и было, наверное.

Губин все эти дни чувствовал, что она рядом, но на самом деле ее не видел. Не видел в глубине ее глаз этой тихой, но отчаянной влюбленности, не видел этой линии губ, искаженной нежностью… Неужели когда-то она казалось ему властной, волевой, неприступной? Сейчас все в ней было размягчено, податливо, каждый кусочек ее кожи, каждый изгиб тела откликался на его движение и принимал его. Это было удивительно — Регина и волновала его, и одновременно вселяла в него глубокое чувство спокойствия, уверенности. Он знал: что он сейчас ни сделай, что ни взбреди ему в голову, самое сумасшедшее, самое невообразимое, все будет ею принято, все встретит понимание и отклик. Ее тело влекло как магнит.

Поцелуй был упоительным — такого она не ожидала. Еще полчаса назад Регина спрашивала себя: то, что она ощущает к Губину, — может быть, это просто человеческое сочувствие? Ведь Сергей потерял жену… Но поцелуй в лесу перечеркнул сомнения. Время исчезло — сколько они стояли обнявшись на этой поляне? Пять секунд? Минуту? Десять? Она не могла бы определить. Ей казалось, они целовались вечно.

В этом поцелуе, мерещилось ей, испарились, растворились оба их "я", пропало ощущение собственного тела, как за секунду до этого пропало ощущение времени.

Дождь усилился. Небесные капли превращались в струйки, Регина чувствовала, что рубашка уже промокла — спине было холодно. Она передернула плечами от озноба. Куртка Сергея под ее руками уже тоже была мокрой насквозь. Громыхнула молния, на них обрушился настоящий поток воды. Губин поднял лицо к небу — в его взгляде был восторг. «Бежим!» — крикнул он Регине, стараясь перекричать шум падающей воды и грома. Они отстранились друг от друга и, снова схватившись за руки, побежали к тропинке, которая уже успела размякнуть и превратиться в мокрое месиво. Регина смеясь бежала позади Губина, поскальзываясь в своих больших кроссовках на примятых мокрых листьях папоротника. Казалось, в этом шуршащем от воды сумеречном безлюдном лесу никого, кроме них, нет и уже не будет. Регина, замедляя шаг, оторвалась от руки Губина, остановилась и оглянулась вокруг, стараясь запомнить, впитать в себя все увиденное — все представлялось ей таким странным, необычным и прекрасным. Темные качающиеся над головой ветки ели с зависшими на кончиках иголок прозрачнымикаплями. Полузаросший, забитый валежником, наполненный мутной водой овраг. Под самыми ногами листья земляники — ярко-зеленые, мокрые. Обрывок серого свинцового неба высоко, ограниченный темными верхушками сосен. Шум серых капель, падающих на траву и листья. Напоенный дождем и прохладой звонкий воздух.

Они одни во всем этом мокром первобытном лесу.

Внезапно ее пронзил ужас, почудилось жуткое — вдруг они сейчас выбегут на опушку, а там… ничего.

Нет никакого луга, никакой дачи, никакого шоссе — только пролесок, а за ним новая темная чаща. А над ними — низкое, черное, ужасное, пронзаемое молниями небо. Вокруг них — бушующий, непрерывный, непролазный поток воды. Внизу — сбивающий с ног стремительный леденящий ручей. Некуда бежать, и спасение — только друг в друге. Только встать под этим водопадом, обняться крепко-крепко, изо всех сил, зажмуриться, прижавшись щеками, и так встретить смерть. Сергей оглянулся и медленно протянул к ней руку…

Когда они подбежали к дому, на них не было сухой нитки. Волосы Регины висели темными мокрыми патлами, облепляя голову, — хоть выжимай. С рубашки стекала вода. Она, оставив Губина внизу — он кинулся возиться с чайником, — побежала на второй этаж в ванную, содрала с себя мокрую одежду и встала под горячий душ.

Через пять минут, вытирая волосы одним полотенцем и обмотавшись другим, Регина вышла из ванной и отправилась в комнату Губина, чтобы найти сухую одежду. Она встала перед открытым шкафом и критически осмотрела его содержимое. Потом обернулась и оглядела комнату — на спинке стула висела большая джинсовая губинская рубашка, и Регина выбрала ее. Рукава, конечно, пришлось снова замотать, но в целом получилось очень уютно. Край рубашки доходил ей до колен, на Регине она выглядела как платье.

Джинсовая материя была плотной и теплой, в нагрудном кармане что-то лежало. Она заглянула туда и вынула очки — разбитые очки. Она повертела их в руках, рассматривая. «Ну вот, моя любимая губинская оправа», — пожалела она. В ободках очков еще держались осколки стекол, дужки покрылись трещинами.

Держа очки в руке, Регина босиком спустилась по лестнице на первый этаж в гостиную. Коленки сверкали из-под края рубашки. Влажные волосы прядями висели вдоль щек. Сергей стоял в проеме двери, ведущей на маленькую кухню, и смотрел на нее — вернее, на ее коленки.

— Где же ты разбил очки, растяпа? Мои любимые… — улыбнулась она ему. Уже несколько дней она говорила ему «ты» — кажется, впервые это было сказано в пятницу вечером после похорон Киры.

Губин подошел к ней и, нежным медленным жестом забирая из ее рук очки и наклоняясь к ее лицу, тихо сказал: «Какая разница?» Его взгляд был долгим-долгим, тягучим. Регина почувствовала, что голова туманится, а она сама будто теряет волю. Они постояли некоторое время, целуясь, потом Губин, стиснув руки на ее талии, поднял ее и усадил на край стола. Сергей еще не успел снять пропитанную водой куртку — или просто забыл о ней, — и теперь его мокрые плечи прижимались к ее плечам и холодили кожу под рубашкой. Регина взяла куртку за лацканы и потянула вниз — сообща они содрали с Губина мокрую одежду, она упала где-то у него за спиной. Регина перебирала пальцами его волосы, чувствуя усиливающуюся тяжесть его тела на своих плечах. Его руки по-прежнему были сцеплены сзади на ее пояснице, губы бродили вокруг основания шеи и по ключицам, проглядывающим в разрезе рубашки. Регина, попытавшись сохранить равновесие, выгнулась и оперлась сзади на стол руками. Когда давление его тела стало невыносимым, она, рассмеявшись, опрокинулась спиной назад, и начавшие высыхать рыжеватые пряди свесились с края стола…

На плите чайник просто сходил с ума — шипел, плевался, ворчал, гудел, возмущенно заполняя гостиную белым паром.


Во вторник Занозин так и не вернулся в управление — обед со Светиком плавно перешел в загул. Та тоже сбежала с работы, попросив подруг ее прикрыть.

Светик работала то ли лаборанткой, то ли референт кой в академическом институте и чаще всего маялась на работе бездельем. С такими же, как она, референтками-лаборантками проводила время в чаепитиях, пересудах и телефонных разговорах. Когда изредка в институте появлялся шеф лаборатории, Светик срочно начинала стучать на машинке какой-нибудь никому не нужный отчет с научной конференции или с деловым видом собиралась в библиотеку — якобы для того, чтобы подобрать специальную литературу по просьбе ведущего научного сотрудника. Смыться с работы для нее никогда не составляло труда — референтки-лаборантки только и делали, что прикрывали друг друга. Платили в институте гроши, зато жизнь была спокойная, без напряга.

Занозин лишь позвонил Карапетяну и передал «специально для начальства», что ежели что, то он дома «работает с документами». «Причем учти, — наставлял он Карапетяна, — работаю так плотно, что и к телефону не подхожу».

— Начальник, — орал в трубку Карапетян. — У меня интересные сведения по поводу стекла! Слушай!..

— Завтра! — оборвал его Занозин.

Светик стояла рядом — он, кстати, звонил по ее мобильнику, подаренному родителями на день рождения. Он отключил телефон и обратил свои взоры к Светику. «Черт побери, манкируешь служебными обязанностями, — упрекнул он себя мысленно. — А впрочем, ладно, не так уж часто это случается. И мы не виделись целую вечность…» Светик явно настроилась на веселенький вечер и выглядела беззаботной и оживленной, только что не пританцовывала. Занозину нравилось в ней именно это качество — она ни из чего не делала проблемы и всегда была готова от души расхохотаться. Он не помнил, чтобы когда-нибудь видел ее унылой или озабоченной. На все вопросы и предложения всегда — «конечно!», «да, милый!», «все будет хорошо, дорогой!». Казалось бы, идеальное качество для жены, но… в их отношениях не было глубины, оба это осознавали и обоих это устраивало.

Светик радовалась, когда он звонил, и не переживала, когда он пропадал. А Занозин уж одно-то знал твердо — когда он ей позвонит, она будет искренне рада. На его взгляд, это было не так уж и мало.

— Ну, что? Куда двинем? — спросил он ее.

— К одному приятелю, — ответила Светик.

— К какому приятелю? — с подозрением поинтересовался Занозин, шутливо изображая ревность.

Светик с готовностью расхохоталась над его интонациями ревнивца.

— У него годовщина свадьбы, и мы званы, — снисходительно объяснила она. — Вадим мимоходом подумал: с кем бы она пошла в гости, если бы он ей не позвонил? Подумал — и забыл. Светик, схватив Вадима за рукав, внезапно потащила его через дорогу поперек потока мчащихся автомобилей. Занозин в ужасе попытался упираться, но Светик только со смеху покатывалась. Они перебежали улицу, лавируя между автомобилями, — Занозину их метания напомнили улицы испанской Памплоны, когда перед корридой быков прогоняют по улицам города. Некоторых психопатов хлебом не корми дай попрыгать перед рогами разъяренных парнокопытных. Никогда Занозин не думал, что может оказаться таким же психопатом…"А еще мент! — весело подумал он. — Только бы не попасться постовому".

Перебежав на ту сторону улицы, Занозин обнаружил, что они оказались перед огромным супермаркетом. «Вперед на закупки продовольствия и подарка!» — скомандовала Светик, и они, пихая друг друга и дурачась, устремились к разъезжающимся дверям магазина.

Когда Занозин со Светиком прибыли к ее приятелю, веселье было в разгаре. Кто открыл им дверь, было непонятно. Квартира была полна людей, и Занозин не мог определить хозяина. Никто уже не сидел за столом, все разбрелись и развлекались кто как мог, но с большим энтузиазмом. Вновь прибывшая парочка все-таки протиснулась к порядочно разоренному столу. Они поставили на стол принесенную бутылку шампанского. Светик стала изыскивать чистые приборы и преуспела в этом. Они сели рядом в шуме, гаме и табачном дыму и потянулись друг к другу, сближая за секунду до этого наполненные бокалы.

— За нас! — глядя в глаза Занозину, предложила она тост.

— Подожди, может быть, сначала выпьем за твоего великомученика? Все-таки семь лет в браке… И неудобно, даже с хозяевами не поздоровались. И подарок… — засомневался Вадим.

— Потом! — отмахнулась Светик и звонко ударила свой бокал о бокал Занозина.

Вадиму ничего не оставалось, как выпить вместе с ней. После этого Светик вскочила и побежала искать юбиляра, а Занозин, воспользовавшись тем, что его никто не отвлекает, принялся с удовольствием закусывать. Светика не было довольно долго, но Вадима это не тяготило. Атмосфера торжества была такова, что каждый и без компании чувствовал себя прекрасно. Слегка насытившись, Занозин откинулся на спинку дивана, на котором сидел, и закурил. В течение нескольких минут он ловил кайф, а потом решил обратить внимание на происходящее вокруг. Прямо за его спиной топталась танцующая пара, успевающая одновременно развивать бешеный флирт. Партнерша то и дело прыскала со смеху, пока ее кавалер что-то басил ей на ухо. Музыка гремела.

В углу вокруг бутылки сгруппировалась тройка молодых людей, они о чем-то оживленно спорили, их дамы скучали на тахте. Одна то и дело пыталась схватить своего, видимо, спутника жизни за рукав, но тот вежливо, но твердо ее руку отводил со словами: «Секундочку, солнышко!» Другая из дам, в декольтированном платье с блестками, обстоятельно разглядывала Занозина. Вадим улыбнулся ей специальной улыбкой, означавшей знак опасности — «осторожно, чужой!». Женщина была поддатая и ему не нравилась.

— ., права толстых. Просто совершенно не защищены, — донеслось до Вадима с противоположного конца стола.

Занозин заинтересовался. Вещала дама, сидящая с молодым человеком, перед ней располагалась большущая тарелка с едой.

— В Америке давно обратили на это внимание. Сиденья в театрах, на стадионах — это же просто издевательство! Одежда! Вы любите смотреть дефиле? — допытывалась она у собеседника. — Любите дефиле?

Сама скажу — любите! А что хорошего в этих глистообразных девицах ростом под метр девяносто? Где они вообще таких находят — должно быть, в инкубаторах специальных выращивают по компьютерным программам, уже с заданными параметрами — 70-70-70…

Кто еще в состоянии влезть в ту одежду, которую они презентуют на дефиле? А толстых, как показывают опросы, на работу берут неохотно!

— Ну, в общем, это можно понять, — неуверенно промямлил сосед энергичной дамы.

— Может, вам и евреи с неграми не по душе?

— Евреи с неграми — это другое! — несмело оборонялся сосед.

— Ничего не другое, а то самое. Расизм, — отрезала дама.

— Но толстые люди неэкономичны, — наконец нашел секундочку, чтобы вклиниться в монолог дамы, ее собеседник. — Они занимают много места, они развивают слишком низкие скорости при ходьбе, они постоянно отвлекаются на работе на перекусон, у них ноги подламываются, им требуется специальная офисная мебель. А медицинское обследование? Таких никакой врач не пропальпирует и ни один рентген не просветит. Они ходят под постоянной угрозой инсульта, инфаркта, перелома костей, вывиха лодыжки… Какой хозяин захочет нанять такого низкоэффективного служащего с огромными запросами и явно маленьким КПД? А переделка театральных кресел и сидений в самолетах влетит в копеечку. Они неэстетичны, наконец… — добавил он ни к селу ни к городу.

Занозин испугался — ему показалось, дама сейчас лопнет от возмущения.

— А…а…а… — стонала она с раскрытым ртом, пытаясь выдвинуть аргумент в пользу несчастных толстых, но возмущение мешало ее самовыражению. Наконец она совладала с собой и завопила дрожащим голосом:

— Что вы понимаете в эстетике? Не зря в русском языке «худой» означает плохой, подпорченный. А неэстетичны именно потому, что все эти ваши знаменитые педики-модельеры создают одежду для бледных переростков. Права толстых на достойную жизнь нарушаются на каждом шагу, и никому до этого нет дела… Все, на что вы способны, — это предложить толстым всю оставшуюся жизнь питаться сельдереем, ха! Но теперь, слава богу, у людей есть право выбора. Ну, не хотят они есть сельдерей! — Дама передохнула и продолжила:

— Вы говорите, толстые — враги эстетики. Ваши супермодели — вот кто представляет извращенную эстетику. А толстая женщина румяна, весела, доброжелательна, потому что не страдает от стресса, не ограничивая себя в своих желаниях…

— Ага, еще она одета в восьмиместную палатку и вся колышется… Знаю я ваших доброжелательных толстух! Да одна такая — у нас в магазине работает — при каждой встрече укусить меня готова. И не только меня. Не может смириться, что есть еще в России женщины стройные и привлекательные…

Реплика принадлежала даме с тахты — той, которая была в декольтированных «блестках». Она оглаживала себя по блестящему боку и говорила нетвердым голосом поверх речей наперсницы толстых, но та лишь глянула в ее сторону и продолжила свои проповеди. «Блестки» не показались ей серьезным оппонентом.

— Мне бы ваши проблемы, — в сторону пробурчал молодой человек, не желая провоцировать новый поток речей страстной правозащитницы.

— А почему бы нам не потанцевать? — кокетливо скосила она глаза на своего собеседника.

«Господи, — ахнул Занозин. — Всего-то, чего она хотела… Стоило огород городить?», но признал маневр остроумным. Через секунду молодой человек, облапленный будущим достойным членом общества толстых, был увлечен в темную половину комнаты, и пара скрылась за спинами других танцующих.

К Занозину пробивалась Светик, как всегда смеясь. Под впечатлением только что подслушанного разговора Занозин оценивающе оглядел подругу и с облегчением признал, что Светик стройна как тростинка. И это было то, что нужно.

— Светик кого-то тащила за руку.

— Ищу его, ищу! — помирала она со смеху. — Уже и на кухне побывала, и в холле, и в спальне… А он, оказывается, тут же в этой комнате в углу прятался…

В подошедшем Занозин узнал того самого мужчину, который беседовал в углу с приятелями и удачно отбивал все атаки своей подруги нежными словами:

«Секундочку, солнышко!»

— Вот знакомься, именинник, он же юбиляр — словом, не знаю, как назвать… Короче, это Павлик, который празднует сегодня седьмую годовщину своей свадьбы. А это мой друг Вадим, — представила мужчин друг другу Светик. — А вот там на тахте, видишь, — обратилась она к Занозину, — его счастливая супруга.

Светик, довольная, захихикала. На кухне, в холле и в спальне, где она побывала в поисках Павлика, — где-то в одном из этих мест, а может быть, и во всех трех сразу она, видимо, успела добавить и пребывала в прекрасном расположении духа.

— Да! — хлопнула себя по лбу Светик. — Забыла сказать, Павлик — нарколог. — И снова захихикала.

Решили выпить за знакомство. Высокий, блестевший лысиной Павлик, по виду полнейший флегматик, опрокинул стопку водки, в то время как Светик с Занозиным выпили еще шампанского. Светик сидела рядом с Вадимом на диване, подсунув свою руку под его локоть и прижавшись к его плечу, — она, выпив, становилась очень трепетной. Вадим был не против, ему даже нравилось. Когда Светик садилась вот так и при всех клала голову ему на плечо, он ощущал себя этаким мачо, повелителем женщин.

— А я думал, наркологи спиртное профессионально не приемлют, — заметил Вадим не слишком оригинально. Павлик ему сразу понравился.

— Распространенное заблуждение, — кивнул Павлик, присевший рядом с ними к столу. Видимо, он привык к подобным замечаниям окружающих. Закусил он тоже вполне толково — макнул в солонку пучок молодого зеленого лука и отправил в рот. — Наркологи тоже люди. Да еще какие, — добавил он загадочно.

— Ой! — ойкнула Светик. — Держи подарок от нас с Вадимом. Альбом для фотографий. Но учти, это для тебя и для твоей Юльки, ха-ха! Семь лет — это, мы решили с Вадимом, почти что героизм…

«Это просто удивительно. Судьба какая-то… — подумал Занозин, разглядывая Павлика и слушая щебет Светика. — Нарколог…» Как только Светик произнесла «нарколог», алкаш Щетинин с похищенными золотыми сережками сразу пришел Занозину в голову.

Что делать с дурацкой щетининской забывчивостью?

Хоть бы специалист ему сказал, можно ли добиться от него чего-нибудь… Ему очень хотелось порасспросить Павлика об особенностях национального алкоголизма, но ему было неловко. За время работы Занозину часто приходилось сталкиваться с проблемой алкоголиков — они, как известно, являются главными героями 90 процентов российских убийств. Но «бытовуха» по пьянке для сыщика, как правило, большой сложности не представляет: улик навалом, все в крови и в отпечатках пальцев, свидетели ссоры тут же, орудие убийства — кухонный нож — валяется неподалеку, убийца чаще всего признается, а нет — прижать его уликами не составляет особого труда. Но с этим Щетининым — другое дело…

Занозину очень хотелось порасспросить Павлика, но… у человека годовщина свадьбы, а к нему с вопросами про алкашей. Да и надоели Павлику, наверное, жлобы, которые как узнают, что он нарколог, вечно стремятся бесплатно получить консультацию. Но Занозин не сдержался:

— Послушай. — Вадим придвинулся к спокойному медлительному Павлику и наклонился вперед к столу — так, что рука Светика выскользнула из-под его локтя и упала на диван. Занозин не обратил на это внимания. — Послушай, а скажи, пьяница в состоянии белой горячки, он способен совершить убийство?

Павлик покосился на Занозина, более того, внимательно осмотрел его лицо и фигуру и спросил: , — Зачем тебе?

— Да ты понимаешь, у меня по делу об убийстве проходит один алконавт. У него нашли вещи убитой, а сам он, видишь ли, ни хрена не помнит… Вообще я сомневаюсь — насколько я понимаю, при белой горячке люди находятся в довольно беспомощном состоянии, — рассуждал Вадим.

— Да, — Светик хлопнула себя по лбу. — Я же забыла сказать: Вадим — мент. — И захихикала.

— Павлик понимающе и по-прежнему медлительно кивнул головой и неопределенно протянул:

— Ты понимаешь, старик, вполне мог. Но вообще ты ставишь вопрос чересчур неопределенно. Непонятно, на какой стадии алкоголизма находится твой клиент. С чего ты взял, что у него была именно белая горячка?

Павлик вынул сигареты из кармана и неторопливо закурил, опершись локтями на стол.

«А действительно, с чего?» — подумал Вадим озадаченно. И сказал вслух:

— Ну, он ничего не помнит…

— Амнезия вообще характерна для хроников, даже если они не успели пережить ни одного психоза.

Потом, — продолжил Павлик, — насчет беспомощности ты не совсем прав. Вообще, повторяю, не очень ясно, что у тебя за типаж и в каком он состоянии. За глаза трудно сказать что-то определенное. Одно дело — просто похмельный синдром, другое — запой.

— Да нет, — засомневался Занозин, вспоминая Колю. — Запоя у него вроде не было.

— Ну, неважно, — Павлик затянулся и, неспешно подняв голову, выпустил в потолок струю сигаретного дыма. — В общем, при белой горячке могут быть и двигательное возбуждение, и агрессивность, устрашающие галлюцинации… Если, скажем, он кинулся защищаться от «глюков», как говорит современная молодежь, да еще и с тесаком, например, то мог убить. Да ты лучше меня знаешь «русское национальное убийство» — пили вместе, поссорились, один зарезал другого, и на следующий день оба ничего не помнят… — с непроницаемым лицом пошутил Павлик. — И, кстати, при этом и белая горячка не обязательно имела место.

Занозин слушал Павлика внимательно, пытаясь понять, что в его речах может быть для него полезным.

— Но у меня особый случай, — сосредоточенно продолжил он разговор. — Удушение. И убитая — не собутыльница, а вроде бы случайно встреченная в лифте дальняя знакомая, к которой мой алкаш хорошо относился.

— Голыми руками? Подушкой? Шнуром? — бесстрастно поинтересовался Павлик. «Врачи, они такие», — подумал Занозин, который о подобных вещах говорил тоже вполне бесстрастно.

— Подушки в лифте мы не нашли, — с совершенно серьезной миной ответил он Павлику. — Похоже, голыми руками. Разве что в перчатках — с отпечатками пальцев туго.

— Это другой коленкор. Удушение… — задумался Павлик. — Удушение… Это более сомнительно. Чтобы задушить человека голыми руками, требуется большая физическая сила, сосредоточенность, целеустремленность — способность сконцентрироваться на длительное время… А у моих «друзей» и без белой горячки — замедленная реакция, тремор рук, нарушения моторики, оглушение. Хотя… исключить нельзя. И, кстати, насчет «хорошо относился» — это все лирика, не играет роли…

«Вот тебе и профессиональное заключение специалиста — может, да, а может, нет», — иронически усмехнулся про себя Занозин.

— Ну, хорошо, — снова обратился он к Павлику. — А как сделать так, чтобы он вспомнил, что тогда произошло?

— Можно попробовать гипноз, — предложил Павлик, но без энтузиазма. — А лучше для начала попробуй вернуть его в обстановку, предшествовавшую убийству. Может, сработает…

Занозин открыл было рот, чтобы задавать следующий вопрос, он с удовольствием беседовал с приятелем Светика, но та энергично толкнула его под руку.

— Не надоело еще о работе? Ну, вы спелись, хороши! — подпрыгнула Светик на диване. — Шнуром…

Подушкой… Бр-р-р! Один — о своих алкашах, другой — о своих убийцах, и оба упоены беседой. Все, не желаю больше слушать!

Она вскочила с дивана и встала перед носом у Занозина, подтанцовывая в такт музыке. Ее короткая расклешенная юбочка замелькала перед его глазами — туда-сюда, туда-сюда. От этой юбочки Занозин почувствовал, что сам сейчас впадет в гипноз. Светик потянула завороженного Занозина из-за стола и увлекла на середину комнаты, где топтались пары. Павлик лишь напутственно и одновременно сочувственно махнул вслед Занозину рукой.

«Гипноз… Хм», — думал Вадим, с удовольствием обнимая Светика и кружа ее по комнате.


Занозин предварительно позвонил Вале и попросил куда-нибудь увести детей. Ему надо было, чтобы Коля не отвлекался.

Пока они тряслись в «уазике», Коля сидел смирно и выглядел отрешенным.

— Выполнил мое поручение? — спросил его Занозин без особой надежды на успех. Коля взглянул на него испуганно и недоуменно.

— Ну, насчет того, чтобы вспомнить три вещи? — уточнил Вадим.

Щетинин лишь удрученно опустил голову.

«Откуда начать? — думал Занозин. — С лифта или с квартиры?» И решил начать с шестнадцатого этажа.

Кира Губина приезжала к Ивановым, которые живут на шестнадцатом. Щетинин утверждал, что встретил ее где-то на лестничной площадке, но денег не просил, так как к тому времени уже достал.

На площадке шестнадцатого этажа они, встали.

Коля оглядывался, Занозин наблюдал за ним.

— Знаешь это место? — спросил он у Щетинина.

— Что я, идиот? — обиделся тот. — Знаю, конечно.

Я в тот день, ну, накануне среды предыдущей, сюда поднимался. Вот здесь, в однокомнатной, Иннокентий живет.

— Что за Иннокентий?

— Ой, странный такой мужик. У него волосы длинные — он их не стрижет и бороду не бреет уже несколько лет. Он въехал сюда пару лет назад — с женой развелся. С тех пор и не стрижется. Эта… У него поэтому борода до пояса, а коса до лопаток, ха-ха.

— А где работает?

— Где работает, не пойму — но точно знаю, ночью.

Я утром, бывало, на работу, так встречаю его — он, наоборот, возвращается. Очень странный мужик, но неплохой, в долг дает. Наверное, намаялся сам с женой, вот и ко мне — с сочувствием… Хотя ты знаешь… — Коля оживился и поднял глаза на Занозина.

Заулыбался интригующей улыбкой. Понизив голос, доверительно сообщил после выразительной паузы:

— Сам не пьет. Представляешь, не пьет!

— Так, значит, ты сюда поднимался во вторник вечером…

— Вот именно. Я у Иннокентия денег хотел занять… Он как раз на работу уходил, прямо в дверях столкнулись…

— Не дал?

— Почему не дал? Дал. Пятьдесят рублей…

— Так. А где ты Киру Губину встретил?

Коля снова оглянулся и, видимо, напрягся. Дверь квартиры Ивановых была как раз за его спиной.

— По-моему, здесь и встретил…

— Она что, от лифта шла к квартире или наоборот — вышла из какой-нибудь квартиры?

Коля задумался, а потом посмотрел на Занозина и протянул снисходительно:

— Не-е-е… Она выглянула из той квартиры, — и указал на дверь Ивановых.

— Вы что, кричали, громко ругались?

— Да нет, — пожал плечами Щетинин. — Вроде не кричали, просто поговорили, Иннокентий мне полтинник дал, я его благодарил. Может, она выглянула, потому что ждала кого-то и не утерпела?

«Ждала она мужа. Что же, — думал Занозин, — пока все выглядит правдоподобно. Кира Губина ждала мужа, а тот сидел в своем кабинете и ждал, когда к нему придет Регина Никитина. Да… В общем, она его ждала и на шум на площадке открыла дверь — думала, это Губин».

— Что было дальше?

— Ничего. Мы поздоровались, и все… Кажется.

Занозин вздохнул: «Как работать с этим „кажется“?»

— Когда это было?

Коля не ответил.

— Ну? — нажал Вадим.

— Да не помню я, — огрызнулся Щетинин.

— Ладно, — сказал Занозин. — Скажи хотя бы, вы уехали вместе с Иннокентием? — Слушай, — терпеливо обратился к нему Щетинин как к непонятливому. — Это я уже не помню.

— Спросим Иннокентия? Если ты говоришь, он работает ночью, а утром возвращается, то сейчас он должен быть дома, — предположил Занозин.

— Не, попозже. Сейчас он отсыпается и не откроет. Я уже знаю, изучил его распорядок…

Занозин на всякий случай нажал кнопку дверного звонка — не один раз и сильно. Но дверь никто не открыл.

— Я же говорю, попозже, — пробубнил за его спиной Щетинин.

Теперь Занозин решил отправиться на квартиру к Коле. В целом он остался доволен результатами Колиных воспоминаний.

Жена Валя открыла им дверь и посмотрела на мужа без особой теплоты. Она перевела взгляд на Занозина, поздоровалась с ним и со стажером, которого тот привел с собой — писать протокол, — и посторонилась, пропуская их в квартиру. Пришедшие сразу направились на кухню, Валя за ними не последовала ей было неинтересно.

— Ну, здесь пили? — спросил Занозин.

Они стояли посередине небольшой кухни, перед обеденным столиком напротив окна. Коля кивнул — да, здесь.

— Тогда вспоминай. Что стояло на столе? — подтолкнул Занозин Колины неповоротливые мысли.

— Значит, так, — оживился Коля, обозревая пустой стол. — Бутылки стояли. Много. Еще… Еще… — Он завертел головой. — Тарелки с закусью, наверное… Пакеты от чипсов лежали, точно помню — утром я их убирал. Банка консервная с окурками. Вот здесь, — Коля ткнул пальцем в край стола, — я нашел бумажный пакетик с сережками — уже утром на следующий день.

— Что за бутылки? — уточнил Занозин.

Судя по вздоху облегчения, который испустил Щетинин, это был самый простой для него вопрос.

— Значит, так, — сосредоточился он и начал перечислять:

— Одна «Завалинка» — 0, 75. Это для начала.

Коля строго посмотрел на Занозина — мол, усек, что к чему? Для начала.

— Потом не хватило, сбегали еще, — продолжил он по-прежнему сосредоточенно. — Еще «Скобаря»

0, 75 и «Левши»…

— Кто бегал? — без особой надежды спросил Вадим.

— Ой! — вдруг закричал Коля. — Ой! Забыл! Как же я мог забыть!

На крик из недр квартиры даже прибежала Валя и с тревогой заглянула на кухню — уж не лупцуют ли мужа? Коля вертел головой, переводя лихорадочный взгляд с Занозина на стажера и обратно. Вид он имел виноватый, прямо раскаивающийся — за то, что забыл.

— Не ори так! — отшатнулся Занозин. — Что? Что забыл?

— Ой! Забыл! Забыл… Еще была «Лукойловка»!

«Лукойловка»!

— Чего-о-о-о?

Вадим схватился за голову. "Ну, все, полный атас.

У клиента абстинентный бред, отягощенный глюками". Вадим не был уверен, что правильно поставил диагноз и что такое понятие, как «абстинентный бред», вообще существует в наркологии. Но в целом он не сомневался, что нащупал корень проблемы: бедный Коля, попросту говоря, свихнулся от того, что третий день не пил. "Бог ты мой, — ахал Занозин про себя, вспоминая свою беседу с Павликом. — Ложные воспоминания, зрительные галлюцинации…

Ну, как прикажете это понимать? Что это, плоский алкогольный юмор? Или помрачение сознания? Поди разбери, что здесь правда, что нет. «Лукойловка», ты подумай! «Лукойловка»…"

— Да, да, — настаивал Коля. — Вот тут бутылочка стояла, поллитровка. Я первый раз такую видел. Этикеточка еще такая простая — кажется, белая с красной каймой, а на ней черным — «Лукойловка» написано и нарисована черным нефтяная вышка…

— Что, из нефти делают? — мрачно поинтересовался Занозин.

— Да нет, — засомневался Коля. — Не похоже, чтоб из нефти… Нормальная была водка…

Коля забубнил себе под нос про достоинства испробованной водки. Стажер вопросительно смотрел на Занозина. А Занозин молчал и размышлял, имеет ли дальше смысл задавать Щетинину вопросы или лучше сразу отправить его в диспансер лечиться. «Лукойловка» его доконала.

Вадим вздохнул и на всякий случай решил поговорить с Щетининым еще:

— Так, кореш твой, с которым ты пил, бурильщик, должно быть?

— Да нет! — махнул на него рукой Коля. — Не кореш он мне. В тот день первый раз встретились, больше я его вообще не видел, но бабки у него были.

И не бурильщик он — одет был чисто и хотя мужик крепкий, чего там, но руки… Словом, чистой он работой занят, судя по рукам… Чуть не наманикюренные… Бабки были… Какие бабки! Он весь стол купил Мне тех денег-то, что у Иннокентия занял, не хватило, там в этом… в круглосуточном, цены подорожали, мне и не хватило.

Занозин аж поразился Колиной наблюдательности — надо же, какие детали помнит, да еще и выводы делает. «Если, конечно, — ядовито отметил Занозин про себя, — это все не ложные воспоминания». Он не мог забыть «Лукойловку».

— Как выглядел твой «небурильщик»?

— Мужик такой молодой, лет под сорок… Мордатый, волосы неопределенного цвета, довольно жидкие… Ну, куртка черная, брюки, рубашка белая…

В очках он еще был — или нет, без очков. Точно, без очков. Глаза карие… Или нет, темно-серые… Не разглядел.

— Встретишь, узнаешь? — спросил Занозин.

— Да-а-а! — уверенно протянул Коля и для подтверждения еще и махнул рукой. — Да-а-а!

Вадим без особого доверия выслушал Колины заверения. Он не знал, что и думать. Похоже, Щетинин не врет и сережки он действительно нашел утром на своем столе. Описание собутыльника, хотя и не очень определенное, тоже, похоже, правда. Но «Лукойловка»? Что же, Щетинина надо отпускать под подписку… Пусть полечится. Занозин покосился на помятого нелепого Колю: «Больше вряд ли мы чего от него добьемся…»


Когда Занозин вернулся в управление, Карапетян ждал его в кабинете.

— Как успехи, начальник? — поинтересовался он.

Занозин лишь мотнул головой в его сторону и сел за стол.

— Успехи… Какая-то фигня! Наш друг вспомнил, что пил «Лукойловку». Представляешь, какие ценные сведения!

— Что? Ты шутишь?

— Если бы! Описал этикетку в подробностях. Ну, помимо, естественно, еще целого ряда известных изысканных марок — «Завалинка» и прочее… Собутыльника описал в лучшем виде — мужик мордатый, в куртке. Прекрасное описание — под такое описание подпадает кто угодно, вот хотя бы ты да я. Хоть Губин, хоть телохранитель Олег, хоть премьер-министр Касьянов…

— Ты чего, слушай? Разве я мордатый? — опешил Карапетян. Он озабоченно направился к висевшему на стене зеркалу и стал рассматривать в нем свои худые синие щеки, поворачиваясь то одной, то другой щекой.

— Мордатый, мордатый! — заверил его безжалостный Занозин. — Физиономия выразительная, запоминающаяся, — значит, мордатый.

Карапетян покосился на него, потом на зеркало и, успокоенный, отошел от стены — не поверил начальнику.

— «Лукойловка» — это круто, — по размышлении произнес он. — Как это расценивать? Розыгрыш? Алкогольные фантазии?

Занозин саркастически расхохотался.

— А как хочешь, коллега, так и расценивай. Мне бы кто подсказал, как это расценивать. Впрочем, не думаю, что Коля Щетинин сейчас склонен с нами шутки шутить… Когда он вспомнил про эту «Лукойловку», глаза у него были как у бешеной кильки.

Мужик мордатый…

— Кстати, — обронил Карапетян, — а почему это не мог быть действительно Губин?

— Да, да, твоя любимая идея! — с пониманием закивал Занозин. — Знаем. А то, что у Губина алиби, — это так, несущественная мелочь. Губин, конечно, мужик и отчасти даже мордатый, но ему сорок пять.

Вряд ли Коля стал бы называть его «молодым».

— Мне лично алиби Губина не представляется стопроцентным, — возразил Карапетян и, наблюдая за выражением лица шефа, подтвердил с жаром:

— Да-да, не представляется. Что касается «молодости», это критерий растяжимый. В сорок лет — это молодой мужик или нет? Пять из десяти скажут — да, молодой, другие пять — нет, уже не молодой. А что касается Губина, то, несмотря на свои сорок пять, выглядит он отлично — лет на десять моложе. («Пожалуй», — согласился Занозин.) А ты знаешь, дорогой начальник, что с похорон Губин и Регина Никитина все время проводят вместе? Об этом в конторе Губина все только и говорят…

Занозин внимательно посмотрел на Карапетяна, но ничего не сказал.

— Но главное даже не это, — Карапетян сделал торжественную паузу.

— А что главное? — задал вопрос Занозин.

— А главное… — Карапетян внезапно сменил тему и спросил:

— А скажи, щетининский собутыльник носил очки?

— Очки? — удивился Занозин. — Определенных данных на этот счет нет. Сказал, что у «мордатого мужика» были очки, потом передумал — нет, мол, не было. А что?

— А то, уважаемый начальник, что осколок стекла, найденный в кабине лифта под спиной убитой Киры Губиной, по утверждению экспертов, — это осколок от очков. Жертва, по-видимому, все-таки попыталась защищаться и смахнула с убийцы очки. Они разбились. Когда дело было сделано, душегуб подобрал разбитую оправу и осколки, но из-под спины Губиной осколок не извлек. Ему просто в голову не пришло, что он там лежит. Далее. Человек, которому принадлежали эти очки, страдает близорукостью — где-то около минус двух. А, как вы сами припоминаете, наш знакомый Сергей Губин, у которого был мотив и не исключено, если мы подвергаем сомнению его алиби, была и возможность совершить преступление, то есть задушить в лифте свою жену, так вот наш знакомый Губин близорук и носит очки.

Карапетян снова сделал эффектную паузу и воззрился на Занозина.

— Так, так, — заинтересованно пробормотал тот. — Продолжай…

— Продолжаю, — кивнул Карапетян. — Скажу больше. Очки эти не простые. Как утверждают опять-таки эксперты, это суперпуперсовременные линзы прямо из Германии, последнее достижение европейской и, в частности, знаменитой немецкой оптики. Это какая-то спецполировка, компьютерная то ли центровка, то ли цилиндровка, они и «хамелеоны», и какие-то там спецдобавки. Я этой специфики не знаю, они мне что-то толковали, но я в этом деле не понимаю. Суть в том, что, во-первых, очки очень дорогие. Так что смерть от рук алкаша, скорее всего, отпадает. А магнат Губин под подозрение, напротив, очень даже подпадает. Во-вторых, они — я имею в виду линзы — появились в Москве недавно, всего несколько месяцев назад, их пока ставят только в двух специализированных эксклюзивных салонах. Между прочим, я узнавал — салоны ведут учет клиентов, по их картотеке можно будет проверить, кто заказывал у них очки с такими линзами. Если убийца не привез их из Германии сам — а я справлялся, за последний год Губин в Европу не ездил, — тогда у нас есть шанс по записям , салонов определить, кто заказывал себе очки из таких стекол — минус два… И еще на стекле найдены фрагменты отпечатков пальцев — правда, очень маленькие, почти не идентифицируемые.

— Ну, если честно, у нас нет почти никаких оснований связывать этот кусочек стекла с убийством Губиной, — для порядка возразил Занозин, чтобы поддержать свой авторитет.

— Начальник! — взорвался Карапетян. Он вскочил со стола, на котором сидел по обыкновению, и обиженно зашагал по комнате. — Как это нет оснований!, Осколок найден на месте убийства!

— Я сказал — «почти нет», — урезонил его Вадим и продолжил:

— Осколок мог остаться там хоть с утра, хоть с позавчера. Очки в лифте мог разбить в тот же вечер не убийца, а простой обыватель из этого же дома. («Стал бы он подбирать осколки!» — волновался Карапетян.) Согласен, большинство простых граждан не стало бы. Но вдруг нашелся один такой сознательный — разбил и старательно подобрал за собой. («Ну, начальник, ты даешь!» — бушевал Карапетян.) Ладно-ладно, не обижайся, информация действительно интересная. Копать надо. Здесь может быть шанс.

Карапетян еще обиженно сопел, когда до него дошел очередной вопрос шефа:

— А что ты там говорил про Губина и Никитину?

— А, в конторе, как ты понимаешь, все всегда знают, что происходит. Так вот секретарша Мила… — взгляд Карапетяна затуманился и поплыл, — ..да, так вот, она сообщила мне по большому секрету, что в день похорон в пятницу, а затем в субботу, в воскресенье Регина была на квартире у Губина. А вчера во второй половине дня они вместе были у него на даче…

— То есть ты думаешь, что собутыльник Щетинина, убийца и Губин — это одно лицо?

— Это самый логичный вывод! Нет, можно, конечно, предположить, что собутыльник на самом деле не убийца. А просто, так сказать, мародер. Губин — или кто-то там — придушил Киру Губину и исчез с места события. Собутыльник, возвращаясь из магазина, зашел в лифт, увидел убитую и прихватил деньги и серьги. Но в этом случае какой смысл ему было оставлять серьги в квартире Щетинина? Человек только что украл их с трупа и вдруг так беспечно относится к добыче? Нелогично! Давай рассмотрим другой вариант. Убийца — не Губин, но какой-то очень богатый (судя по очкам) «молодой мордатый мужик», который пьянствовал на квартире у Щетинина, познакомившись с ним за четверть часа до этого. А мотив?

Зачем этому неизвестному убивать Киру Губину?

Ради денег и серег? Но мужик богат, мужик оставляет серьги на кухне у собутыльника. Опять неувязочка.

Нет, шеф, остается только Губин.

Занозин с сомнением покачал головой:

— Ты забываешь, что Губин до полуночи был в конторе, причем с девяти — вместе с Региной Никитиной. А собутыльник «нарисовался» где-то, как я понимаю, часов в восемь…

— А где был Губин до девяти, ты знаешь? Ездил по делам. Извини, но представь такое: Губин «нарисовался» около восьми у Щетинина, напоил его и, когда тот вырубился, к девяти свалил обратно в контору к Никитиной. К двенадцати вернулся с новой порцией водки, добавил со Щетининым — тот наверняка и не заметил, кто входил и когда выходил. В двенадцать убил жену, подбросил серьги алкашу, а потом по моей прежней схеме: Губин вышел, Олег подобрал его недалеко от места, и они вдвоем вернулись в дом и обнаружили труп Губиной. Как тебе такой расклад?

— Не очень, — холодно посмотрел на Сашу начальник. — Мне по-прежнему кажется, что все слишком сложно и держится на соплях. Исходя из твоей теории, Олег, а он телохранитель и сопровождает шефа повсюду, в сговоре… Сомнительно. Но проверить надо. Надо допросить Губина и узнать по минутам, где он провел вечер перед убийством. Вообще-то его обо этом уже спрашивали, но только в общих чертах…

— А ты знаешь, — задумчиво сказал Карапетян, — я думал над этим… Мужика можно понять. Сорок пять лет — возраст критический. Мужики в таком возрасте обычно оглядываются назад, оценивают жизнь и редко бывают удовлетворены достигнутым.

Тянет начать все заново, как бы все поменять… Жениться на молодой, родить ребенка, испытать заново сильные ощущения — страсть, любовь, успех… Они часто обманываются, и все через какое-то время оборачивается миражом, но они-то этого не знают. Шеф, наши сорок пять еще впереди — не превратиться бы в таких идиотов! И знаешь, что могло толкнуть его на убийство жены? Представь, мне кажется, что исчезновение его компаньона, приятеля — в общем, не знаю, этого вице-президента холдинга. Это было как толчок к дальнейшим действиям. Губин мог подумать, что это намек судьбы, что ей надо подсобить…

Короче говоря, свихнуться мог мужик.

— Как я понял, ты о тяжелом мужском климаксе?

— Вот-вот, — поддакнул Карапетян, радующийся тому, что шеф наконец его понял.

— По-моему, это миф. — Занозин спокойно переложил на столе какие-то бумаги.

Карапетян аж руками всплеснул:

— Ну, Вадим, на тебя не угодишь! У тебя есть более правдоподобная версия событий?

— Нет, — признался Занозин. — Может, потом появится. Ладно, давай действительно выясняй насчет очков. Просмотри списки тех, кто их заказывал, и особенное внимание обрати на список тех, кто заказывал очки уже после дня убийства. Логично предположить, что убийца, оставшись без очков, захочет их восстановить и обратится в тот же салон. Шанс на самом деле хилый…

— Конечно, потому что многие заказывают сразу две пары очков, — уловил его мысль Карапетян. — Возможно, наш убийца не заказывал новых очков, а просто вынул из тумбочки вторую пару.

— Вот именно. Поэтому отследи и тех, кто заказывал сразу по две пары, — дал указание начальник. — И между прочим, не забывай, что осколок все-таки может не иметь никакого отношения к убийству…

Вообще не исключается, что в роли, как ты сказал, «мародера» выступил сам Щетинин, который теперь этого не помнит…

— Не похоже — ведь, кроме серег, мы ничего не нашли у него, и нет никаких следов того, что после среды — дня убийства — у него в руках побывала крупная по обывательским представлениям сумма денег, — засомневался в свою очередь Карапетян. — Ты хочешь сказать, что он стибрил с трупа серьги, а денежки оставил? Или — убийца взял деньги, а драгоценности не взял? Специально, выходит, оставил для Щетинина? Странно все это.

— Пожалуй, — согласился Вадим. — В общем, сплошной туман, ни одного основательного подозреваемого.

— Начальник, — с жаром обратился к нему Саша Карапетян. — Ты веришь в мою интуицию?

— Не очень. — Вадим наградил его скептическим взглядом и рассмеялся. — Ты слишком много выводов делаешь в состоянии аффекта. Увлекающийся ты человек… Давай лучше пока суммируем, что у нас имеется. Если осколок очков принадлежит убийце и если именно он пьянствовал со Щетининым, то он — богатый, молодой, мордатый, высокий, крепкий и предположительно левша — вспомни след от удара на лице Губиной. След этот на правой скуле. Он хладнокровен, мотив убийства неизвестен. Кто из наших фигурантов вписывается в образ?

— Губин вполне вписывается, — упорствовал Карапетян.

«И Мигура вполне вписывается», — подумал Занозин, но вслух ничего не сказал — да и не знал Сашка о Мигуре.

— У него и мотив известный, а вовсе не неизвестный, — продолжал между тем Карапетян. — Слушай, а ведь мы можем предъявить Губина на опознание алкашу! Отличная мысль! И тогда все встанет на свои места.

Карапетян ужасно радовался своей находке.

— Думаешь? — осадил его холодным взглядом Занозин. — Мне эта мысль пришла в голову гораздо раньше, чем тебе. Но пока у нас нет никаких оснований считать Губина подозреваемым, кроме твоей лирики про очки и про будто бы дутое алиби. Не стыдно тебе досаждать уважаемому человеку, у которого такое горе?

Последний вопрос Занозин задал как бы от имени начальства. Карапетян не ответил и лишь вздохнул.

Ответ для обоих был очевиден. Занозину и на самом .деле новый расклад не нравился. Если начальство узнает, что Сергей Губин становится главным подозреваемым по делу, оно, пожалуй, устроит им промывку мозгов. Начальство с утра до вечера осаждают звонками добрые знакомые Губина — депутаты, магнаты, лауреаты, требуя ускорить работу по поискам убийц его горячо любимой супруги, а они тут выдвигают абсурдные версии…

Затрезвонил телефон. Занозин, который одной ногой уже стоял на пороге, с досадой обернулся и пару секунд размышлял — брать или не брать трубку. И все же взял.

— Это Вадим Занозин? — поинтересовался голос в трубке — голос был мужской, но одновременно какой-то писклявый и приглушенно-невнятный. — Вы расследуете дело об убийстве Киры Губиной. Не буду называть своего имени, потому что фактов у меня нет, но помочь я вам могу. У меня есть основательное подозрение, что в этом убийстве замешана некая Регина Никитина. Вы наверняка опрашивали сотрудников холдинга и это имя слышите не впервой. Они с Губиным крутят пошлый роман, плюя на окружающих и общественную мораль.

— Это еще не основание утверждать, что Никитина имеет какое-то отношение к убийству, — прервал телефонного правдоискателя Занозин.

— Э-э-э, не будьте наивны! Женщина, которая так подло изменяет мужу, способна на все! Святой человек ее супруг — другой бы давно ей фингал под глазом поставил.

— Да в наше время скорее жена мужу фингал поставит, — подзадорил Занозин моралиста.

— Вот-вот, дожили. И удивительным образом никого происходящее не задевает — будто это в порядке вещей и так и надо. Интрижка с непосредственным начальником! У людей совсем стыда нет! Раньше мимо такого партком бы не прошел — мигом бы дамочке вправил мозги, как мужиков подлавливать!

А то и персональное дело бы разобрали — как миленькая объяснила бы, чем ее муж не устраивает!

Раньше обманутый супруг всегда знал, куда обратиться, чтобы привлечь внимание общественности и вернуть жену в лоно семьи. А теперь разводятся как кому вздумается, романы крутят с кем хотят… Все с ног на голову… Разврат сплошной! Вот у мусульман дело правильно поставлено. Муж три раза крикнул: «Развод» — и вон за порог! А изменила — вообще побитие камнями…

— Ну, ладно, — Вадиму надоело слушать эту белиберду. — Все?

— Вы, я вижу, не желаете ко мне прислушиваться.

Напрасно. Сейчас я вам кое-что расскажу. В пятницу поздно вечером я на дачу отправлялся с Ярославского вокзала и в зале пригородных касс видел, кого бы вы думали? Регину Никитину. Она в углу с каким-то молодым мужиком разговаривала — да за версту было видно, что ссорятся. Она ему что-то горячо втолковывала, а тот на нее рукой махал и все уйти пытался, а она его за рукав… Чуть до крика у них не дошло — и разговор, между прочим, был о деньгах. «Подожди еще немного, — твердит, — всего неделю», а тот — «Уговору не было, чтобы бабки через неделю. Ты, мол, говорила, что день в день». Видно, Киру-то «заказала», а расплатиться — денег нет или недостаточно…

— Так как, вы сказали, вас зовут? — спросил Занозин. Прием подействовал — в трубке отозвались только короткие гудки.

Вадим постоял молча, осмысливая услышанное.

Регина Евгеньевна… Занозину очень не хотелось думать, что подозрения этого женоненавистника обоснованны. Хотя чисто теоретически вариант, что любовница Губина «заказала» его жену, не исключен.

В какой-то степени такая версия даже более правдоподобна, чем та, которую Карапетян выстроил вокруг самого Губина. Губин жену обожал, расставаться с ней не хотел, и любовнице, чтобы женить его на себе, оставался только один путь — сделать так, чтобы Киры не стало.

«Нет, нет, ерунда, — думал Занозин, вспоминая свои встречи с Региной, — она не способна на такое».

Вот она обернулась на пороге своего кабинета — рыжие волосы отлетели в сторону, посмотрела на него чуть насмешливо: «Вы думаете о любовном треугольнике?», «У нас были такие отношения, в которых никто никому не мешал…» Вот она идет по бульвару с красным рюкзачком — маленькая испуганная девочка, не забывающая тем не менее точно выполнять все инструкции Вадима. Вот она дома на своей кухне протягивает ему чашку кофе — сама села напротив, подперла щеку тонкими пальцами, глаза тревожные… И она же передает киллеру фото Киры — будущей жертвы? Договаривается об условиях и дает инструкции: "Только, пожалуйста, без промахов!

Я деньги плачу за работу. Умеете определять по зрачку, жив человек или мертв?" И через полчаса обнимает Губина в его кабинете, сливается с ним в страстном поцелуе, а сама думает о том, что сейчас его жену убивают и завтра он будет принадлежать только ей? Не может быть…

«Просто она тебе нравится, — признался себе Вадим. — Очень. Плохо дело».

Глава 5

КИЛЛЕР ВСЕГДА ПОД РУКОЙ


На следующее утро в здании губинского холдинга появился Булыгин. Такой же, как всегда, — громоздкий, с тяжелой походкой, набычившийся, с опущенными плечами и мрачным лицом, он вошел в вестибюль через вертушку при входе. Шагал он решительно и злобно, с презрительной миной на лице и как-то особенно неумолимо.

— Ми… а., о… — вахтер, дежуривший в тот день при входе, онемел при виде вроде бы почившего начальника и какое-то время не мог выдавить из себя ни слова.

— В чем дело? — членораздельно процедил сквозь зубы Булыгин, остановившись и обернувшись в его сторону. Он ждал — причем как-то недоброжелательно и зловеще — мол, ну-ка, попробуй хоть слово сказать.

— О… о… — вахтер, наконец сглотнув слюну, промолвил фальцетом:

— Оч-ч-ень рад видеть вас в добром здравии, Михаил Николаевич… Добро пожаловать, здравствуйте, как себя чувствуете?

Вахтер залопотал полную несуразицу, не в силах сообразить, как правильно отреагировать на появление Булыгина, чтобы не обидеть начальника. Тот же, ни слова не говоря в ответ, повернулся и двинул к лифтам. Вахтер перевел дух и, когда Булыгин повернулся к нему спиной, с облегчением наскоро перекрестился. Потом еще и еще раз. Он сел на стул и попытался собраться с мыслями. Был большой соблазн позвонить наверх в президентский отсек и сообщить секретарше Губина. Но вахтер был тертый калач, подумав, он решил, что это дело его все-таки не касается. Инструкций сообщать о приходе Булыгина он не получал. Вот пусть Губин с Булыгиным разбираются сами, кто из них жив, а кто скончался.

В последующие полчаса все сотрудники холдинга имели возможность лицезреть еще недавно погибшего Булыгина — он ходил по этажам, размахивая свидетельством о смерти «гражданина Булыгина Михаила Николаевича» и демонстрируя его всем желающим. В холдинге царило смятение — приближенные Губина впали в шок, булыгинские рекламщики изображали радость, циничные писаки из «Политики», не любившие Булыгина, выглядывали из своих кабинетов и откровенно забавлялись. Насладившись всеобщим замешательством, Булыгин поднялся в президентский отсек и направился прямо к дверям кабинета Губина.

— Михал Николаич, здравствуйте, — засуетилась секретарша Мила, бывшая уже в курсе дела. — Секундочку, я сейчас доложу.

— Отойди, — Булыгин рукой убрал ее со своего пути и вошел к Губину, пнув дверь ногой.

Губин уже ждал. У него было совсем немного времени, чтобы оправиться от удара — о появлении Булыгина ему сообщили вскоре после того, как тот переступил порог офиса, — и пораскинуть мозгами.

Надо было срочно вырабатывать линию поведения, и Губину это почти удалось. Плохо было только то, что он понятия не имел, что же произошло на самом деле.

Козлов буквально два дня назад, во вторник вернулся «из командировки», и они подробно говорить не стали. Не было у обоих никакой охоты обсасывать детали произошедшего. Когда Козлов зашел в кабинет Губина отчитаться вроде бы о поездке в Питер, где холдинг налаживал выпуск питерского издания «НЛВ», они лишь обменялись взглядами. «Ну как?» — спросил взглядом Губин. «Порядок», — прикрыл глаза Козлов. Почему Булыгин остался жив?

Что это значит? "Вот наука тебе, дураку, — озлобленно выговаривал самому себе Губин, как обычно, напополам с матом. — Не захотел входить в детали, доверил все Козлову — брезгливый слишком… Вот и результат — расхлебывай! Эти идиоты где-то лопухнулись. Но Козлов! Козлов-то! Профессионал!

Надо было с ним все подробности операции проговорить, все предусмотреть. Чего уж нос воротить было — ведь мой в первую очередь интерес… Сделали тяп-ляп — и вот все планы к черту. Все заново начинать… Ладно, не психуй. Ничего непоправимого не произошло". Сейчас надо было думать, что говорить Булыгину. Но, не имея времени и всей полноты информации, определиться было трудно. Губин решил сделать вид, что недоумевает, а дальше видно будет.

По обстоятельствам.

Булыгин с грохотом прошествовал в кабинет, осклабился и, приблизившись к столу Губина, навис над ним.

— Ну что, Сергей? Не вышел номер? — агрессивно проговорил он, обнажая редкие желтые зубы. Вот так, прямо в лоб. Булыгин хряпнул на стол Губина свидетельство о собственной смерти.

— Что за дела, Мишка? Что за шутки? Где ты был, гад ты этакий? Мы все уже тебя похоронили… — Губин вскочил из-за стола и кинулся обнимать старого друга. Тот отстранился. — Хорошо, что Элеоноре не спешили сообщить на Кипр. Ты что, проверочки такие устраиваешь своим приятелям? — продолжил Губин оживленно и обрадованно, как бы не замечая жеста Булыгина. — Неужели нельзя было предупредить, мол, ребята, я в загуле… Мы уж и брата твоего сорвали. Ты бы видел, что с Димкой творилось!.. Нам сказали, тебя убили… Слава богу, ты жив и здоров!

Булыгин расхохотался мефистофельски, закинув голову и сохраняя при этом неподвижно-презрительное выражение на морде.

— Какой актер… — процедил он, закончив свои хохотательные упражнения. — Какой великолепный актер ты, Серега…Ты, сука, замочить меня хотел, а сейчас о старой дружбе вспомнил. Я на тебя столько лет горбатился, а ты мне за это перо в бок прописал?

Или, пардон, предупредительный выстрел в голову?

И не надо, не надо большие глаза делать! Я знаю…

Откуда знаю? Ха-ха… Киллеров надо подбирать тщательнее… Тебе бы только сэкономить. С бабками туго, а? На такое дело мог бы и не поскупиться! Даже этого уже не можешь. Не на того напал! Ты что же, так тебя растак, думал, что всю жизнь будет, как пятнадцать лет назад? «Да, Сергей Борисович, как скажете, Сергей Борисович!» Ошибочка! Да ты посмотри на себя и признай, что ты кончился. Твое время прошло, твое время — это недодолбанная перестройка, вот твое время! Твое дело — мечтать о несбывшемся, блин, как всех ваших перестройщиков! Ты переварить не можешь, что я другой, что я эту жизнь в кулак возьму! Возьму, возьму! И плевать мне на все! И на тебя тоже! Да ты посмотри на себя, посмотри-и-и… — Булыгин брезгливо ткнул Губина пятерней в грудь. — Что ты можешь? Кишка у тебя тонка! Не вышло меня убрать? И ничего у тебя больше никогда не выйдет!

Лучше отползи в сторону…

Губин молчал — стоял, кулаки в карманах брюк, желваки играли на скулах.

— С тобой сейчас бесполезно говорить, — было видно что Губин сдерживается изо всех сил. — Ты ничего не станешь слушать.

— А и слушать нечего, — процедил Булыгин. — Хочешь сказать, что не заказывал меня? Брось, не трать время! Надо же, ты у нас мужик с идеалами, а заказать друга киллеру не постеснялся! Ай-ай! Такое я мог бы сделать, но никак не Серега Губин.

— Мишка, — сказал Губин тихо. — Что с тобой стало? Вспомни, пятнадцать лет назад… Когда мы вместе начинали, ведь никто из нас не был сукой. Мы упивались собственной ловкостью и предприимчивостью, проворачивали выгодные дела, прикрывали друг друга, и казалось, это на всю жизнь. Мы были как одна семья, вспомни, нам казалось, что мы одни против всех — и все выдержим, всех перехитрим, всех перекупим. Мы помогали друг другу… А сейчас все чего-то делим, делим…

— Со мно-о-ой? — изумился сверх всякой меры Булыгин. — Со мной ничего. Я наконец смог стать самим собой. А пятнадцать лет назад я собой не был, извини. Ты, наверное, думал, что я по гроб жизни благодарен тебе за то, что ты тогда в райкоме мне работу выхлопотал и с Ревмирой познакомил? (Ревмира была первая жена Булыгина, которая обеспечила ему московскую прописку.) А тебе никогда не приходило голову, что твое покровительство мне всегда было поперек горла? Чем я был хуже тебя тогда, пятнадцать лет назад? Мозгами? Х…ня! Тем, что у меня прописки в Москве не было? Но это не моя вина, приятель! Но ты, видишь ли, устраивал мои дела как хозяин, гордясь собственным великодушием, — вот тебе местечко тепленькое при комсомоле, вот тебе невеста с пропиской, «только уж не подведи меня, не опозорь перед Ревмирой» и подмигнул мне, помнишь? А я тогда думал, что наверняка у тебя с ней шуры-муры были, а потом ты мне решил сбагрить подпорченный товарец! У меня аж мурашки по коже бегали от отвращения и унижения! Так и прожил с ней семь лет и каждую ночь об этом думал…

— Ты свихнулся! — Губин выглядел абсолютно потрясенным. — За кого ты меня принимаешь?

— Может, и свихнулся… Но тогда. А сейчас я — это ; я. Тогда было твое время, а сейчас мое.

Булыгин по-хозяйски плюхнулся в кресло и развалился в нем — руки на спинках, ноги навытяжку.

— Теть Лю-у-уб! — вдруг завопил Булыгин, а потом указал Губину на соседнее кресло. — Садись, Серега, будь как дома. Теть Лю-у-у-уб!

В дверь заглянула встревоженная тетушка Губина.

— Теть Люб! — обратился к ней развалившийся Булыгин. — Принеси нам чего-нибудь выпить. Надо отпраздновать мое воскрешение. Не каждый день друзья возвращаются к вам вновь. Не правда ли, Серега?

Губин по-прежнему стоял на середине комнаты, руки в карманах, зубы сжаты.

— Садись, садись, — уже миролюбивее предложил Булыгин. — Поговорить надо серьезно.

Губин продолжал стоять. Ему очень не хотелось следовать словам Булыгина, что бы тот ни говорил — «садись» ли, «стой» ли. Ему не нравилось, что Мишка ведет себя как хозяин — в его кабинете, в офисе его холдинга. Гоняет за выпивкой тетю Любу, растекается телом по его креслу и только что ноги на стол не кладет, как американец. Но как дать ему укорот, сохраняя чувство собственного достоинства, и как не попасть при этом в глупое положение, Губин не знал.

Мишка находился в каком-то особенном неуязвимом настроении — смертельно-агрессивном и в то же время как бы шутейно-ерническом. Его невозможно было пронять ни окриком, ни сарказмом. Он то щетинился и оскаливался, то переходил к фальшивому дурашливому миролюбию, отдающему тайной угрозой.

Губин сел. «Плохой из меня заказчик, — ругнул он себя. — Гнать его надо взашей, сказать: ничего не знаю. А я мнусь, жмусь… Комплекс вины». Он и вправду выглядел неуверенным. Булыгин, выжидая, злорадными хищными глазами наблюдал за выражением лица Губина, за его колебаниями.

— Не трепыхайся, Сергей, — посоветовал он ему вполне доброжелательно. — Сохраняй чувство реальности. Мою смерть мы проехали, давай поговорим о дальнейшем. Бизнес-то остался.

Булыгин замолчал — в комнату вошла тетя Люба с подносом, полным бутылок и тарелок.

— Вот это дело! — громко приветствовал ее Булыгин. — Коньячок не повредит! И колбаска, ба! Икорка… Огурчика, огурчика маринованного нет? Есть?

Теть Люб, не обижай, принеси. Оголодал я, пока в морге-то лежал!..

И он загоготал, косясь на Губина. Пока тетя Люба расставляла тарелки на столике, Булыгин не переставал балагурить, за его идиотской болтовней проглядывали злоба, напряжение и настороженность. Когда старушка удалилась, Булыгин налил себе в рюмку коньяку и, не пригласив Губина разделить с ним удовольствие, вылил коньяк себе в глотку. Потом еще.

После этого он стал угрюм, разыгрывать балагура ему надоело.

— Слушай, — обратился он к Губину уже без всяких прибамбасов, — помнишь наш разговор? Так вот теперь, я считаю, самое время к нему вернуться. Я напомню тебе, о чем речь. Ты отпускаешь меня вместе с «Пресс-сервисом». Как это оформить юридически, мы отработаем. Я советовался с ребятами — есть несколько способов. Мы оба заинтересованы в том, чтобы все прошло безболезненно и дешево. Иначе, Серега, извини, ты знаешь, что может последовать.

Булыгин потянулся к столу, взял с него свидетельство о собственной смерти и помахал перед носом Губина.

— Иначе я подаю заявление о том, что ты намеревался меня убить, для чего нанял киллера. Как ты понимаешь, показания киллера записаны на магнитофон и припрятаны в надежном месте. Кстати, киллера не ищи — я его до поры схоронил. В общем, свидетельские показания будут исполнены в лучшем виде, можешь не сомневаться. И замышлять против меня больше ничего не советую. Как ты сам понимаешь, я принял меры к собственной безопасности.

— Постой, ты говоришь так, будто я во всем признался… А я ведь ни при чем… — попытался вставить слово Губин.

— Плева-а-ать! — не дослушав, зарычал Булыгин. — Плевать, признался ты или нет. Ты хотел меня убрать — я это знаю, и ты это знаешь. И считай, сука, что легко отделаешься, если отпустишь меня с фирмой, потому что я, Серега, злопамятный, я через двадцать лет помню, кто мне кнопку на стул положил в пятом классе: Ошибочка твоя, Серега, ошибочка…

— Ладно, — сказал Губин, поразмышляв и поиграв желваками. — Отложим этот разговор на некоторое время. Тебе надо остыть, ничего сейчас не соображаешь. Я тебя заказал?! Иначе на меня заявишь?! Бред какой-то!.. После поговорим про фирмочку — подробно, с расчетами. Я не говорю ни «да», ни «нет».

Губин решительно встал, чувствуя, что наконец-то берет ситуацию под контроль. Держался он уже более уверенно. Булыгин с кресла следил за ним исподлобья по-прежнему злыми глазами.

— Я тебя понимаю, Серега. Это тебе нужна передышка. Это тебе надо прийти в себя. Это ты ничего сейчас не соображаешь, — зафиксировал Булыгин.

«Черт, он недалек от истины. Совсем не так он туп, как я думал», — признал Губин про себя. А Булыгин продолжал:

— Так и быть, бери время, очухивайся.

Но не тяни — это я потому такой добрый, что деться тебе, Серега, некуда. И шутки со мной больше не шути. И кстати, в случае чего показания киллера сразу попадут в прокуратуру. А если ударим по рукам, я оригинал записи при тебе уничтожу…

«А копии?» — чуть было не спросил Губин, уже рот открыл, но спохватился. Такой вопрос был бы равносилен признанию собственной вины. А сейчас главное — не поддаваться на провокацию, кто его знает, может, у Булыгина магнитофон в кармане?

Булыгин вышел, как и вошел, — с грохотом, пнув приоткрывшуюся дверь ногой. Губин стоял посередине кабинета — сжатые в кулаки руки в карманах — и сдерживался, чтобы никак не показать свою досаду и злость. Чтоб одна сплошная радость по поводу «воскрешения» друга и недоумение по поводу его обвинений… Губин старательно вспоминал их разговор, внимательно «прошелся» памятью по каждому своему слову и пришел к выводу, что никак не выдал себя.

Это была единственная хорошая новость дня.

«Ерунда, киллер не мог про меня ничего рассказать, Мишка на понт берет. Даже если допустить, что Козлов назвал мое имя — а это практически исключено, — все равно на суде это не доказательство. Наговоры… — Губин, представляя себя перед следователем, невинно округлил глаза и пожал плечами. — Все равно хреново…»


Занозин решил, что ему самому следует поговорить с Губиным. Беседа с магнатом требовала осторожности, чтобы, не дай бог, он не сделал вывод, что его подозревают. Вадим по опыту знал, чем в таком случае это кончится. Возмущенный Губин нажмет на свои связи в Думе, его люди в парламенте начнут давить на министра, тот — дальше вниз по цепочке, и в итоге Занозина вызовет начальник УВД, наорет на него, потребует оставить уважаемого человека в покое и разрабатывать более реалистические версии.

И пока Карапетян отправился по салонам оптики изучать их списки клиентов, Занозин позвонил Губину и договорился с ним о встрече. Сейчас он ехал к нему в контору и думал, как бы обставить все так, чтобы не обидеть Губина и в то же время узнать все, что надо. Придумывалось плохо, и в конце концов Занозин умаялся — как объяснить свой интерес к времяпрепровождению Губина в часы, непосредственно предшествовавшие убийству его супруги, он не знал. Дураку стало бы ясно после первого вопроса, в чем тут дело. А Губин не дурак. В общем, Вадим решил, что будет задавать свои вопросы, и все — это его работа.

В конторе Губина царило какое-то напряженное оживление. Вахтер посмотрел на Занозина и его удостоверение странно и недоверчиво, но вверх пропустил, бормоча себе под нос, мол, Занозин очень вовремя, и вот пусть милиция и разбирается, почему покойники по зданию шастают. Занозин взглянул на него удивленно, но старик уже проверял пропуск у какого-то посетителя.

На лестничных площадках около урн толклось слишком много людей, причем некоторые из них — бросилось в глаза Занозину — совсем не курили, а просто участвовали в общем разговоре. На третьем этаже из своего кабинета выглянул Подомацкин и, увидев Вадима, поздоровался и тут же спрятал голову обратно. Впечатление было такое, что сегодня в этой конторе мало кто занимается делом, все увлечены чем-то другим. В приемной Губина его встретила вышколенная секретарша Мила, но и у нее в глазах затаилась растерянность. Занозин уже было направился к двери в кабинет Губина, но прежде, чем он успел переступить порог, Мила спросила, обращаясь к его спине:

— Вы знаете нашу новость?

Занозин обернулся, понимая, что сейчас ему разъяснят причину этой странной атмосферы, царившей в офисе.

— Булыгин объявился, — сдержанно сказала она, подняв на него глаза.

— Этот ваш покойный вице-президент? — удивился Занозин.

— Вот именно, — кивнула Мила и посмотрела на Вадима со странной надеждой — так, будто он сейчас ей все объяснит.

Губин был сдержанно-радушен. Он явно не правильно понял причину прихода Занозина.

— Здравствуйте. Проходите. — Губин указал Занозину рукой на кресло, сел сам и спросил:

— Ну, есть какие-нибудь результаты?

Он сосредоточенно воззрился на Вадима, ожидая отчета о проделанной работе и, может быть, даже известия о поимке убийцы.

— Пока ничего определенного я вам сообщить не могу. Работаем, — ответил Занозин. — Кое-какие улики мы обнаружили, вы опознавали серьги вашей супруги. Но картина пока не складывается.

— А как же человек, у которого вы изъяли Кирины серьги?

— Он алкоголик, и, судя по всему, серьги попали к нему случайно.

— Значит, вы практически на нуле? — В голосе Губина затаилось раздражение.

— Я слышал, объявился ваш пропавший коллега.

Вы его, кажется, чуть не похоронили. Примите мои поздравления. — Занозин сменил тему и с удивлением заметил, что Губин насторожился.

— Да, — заговорил он оживленно, забыв о раздражении. Пожалуй, чересчур оживленно. — Перепугал нас до смерти… А сам просто загулял в одном подмосковном санатории, пока супруга на Кипре. Так там развлекался, что решил нам розыгрыш устроить — у него приятель в одном из областных моргов работает, так они на пару подделали акт опознания и свидетельство о смерти. Очень веселились, придурки…

Будто у меня без его идиотских шуточек проблем мало.

— Сергей Борисович, — подступился Занозин к цели своего визита, — мы сейчас уточняем все обстоятельства происшедшего с вашей женой, и мне надо узнать точно, где вы были и что делали непосредственно перед убийством и во время его. Вы уже рассказывали, я в курсе. Но нам надо знать поподробнее.

Губин воззрился на него ошарашенно, как и ожидал Занозин.

— Что это значит? Вы подозреваете меня? — У Губина чуть глаза не вылезли из орбит. — Вы это серьезно? Вы вообще в своем уме? Я — Киру… Да я бы сейчас отдал все на свете, лишь бы она была жива.

«И тем не менее, дорогой друг, это не значит, что вы не могли ее убить. А теперь жалеете», — думал Занозин, слушая тираду Губина. Он готов был признать, что Губин реагирует очень натурально, что дрожь в его голосе, когда он через силу выговаривает слово «Кира», самая настоящая. И беспокойные пальцы, мнущие дымящуюся сигарету, и тоскливое выражение глаз. Но Занозин держал в уме осколок стекла от дорогих очков для дали минус две диоптрии и… Регину. С похорон Киры они практически все время проводят вместе. Вот в чем загвоздка.

— Извините, Сергей Борисович, вы делаете поспешные выводы — о подозрениях говорить рано.

Мне надо составить картину всего произошедшего в тот день. Меня, например, интересует, какие у вас в тот день были посетители… Я с сочувствием отношусь к вашему горю, но позвольте мне делать мою работу. Как я понимаю, вы в ней тоже заинтересованы.

Занозин изо всех сил старался быть дипломатом.

Губин слушал его молчаливо и отрешенно, коря себя за минуту слабости и за то, что показал ее менту. Занозин стал ему несимпатичен.

— По поводу посетителей узнайте у Милы, — жестко сказал он — слишком жестко для ситуации.

Он это понял и продолжил уже спокойнее:

— А что касается меня, то в деталях я уже не помню, а в общих чертах… До половины пятого я был в офисе, принимая, как вы верно заметили, посетителей и занимаясь повседневной работой. К пяти уехал на переговоры, переговаривался до половины седьмого — Олег расскажет поподробнее, он все время был со мной.

Потом мы поехали с ним за подарком Тае Ивановой — в центр по бутикам, а к девяти вернулись в офис. С девяти до половины двенадцатого мы с завотделом прозы издательства Никитиной обсуждали планы работы. Около двенадцати я отправился к Ивановым в Тушино.

— Вы вроде бы перед этим звонили супруге…

— Да, около половины двенадцатого позвонил, сказал, что скоро буду.

— А второй раз?

— Не понял. Что значит «второй раз»?

— Ну, — объяснил Занозин, — был ведь и второй звонок примерно полчаса спустя.

— Нет, — мотнул головой Губин. — Не было. Кто вам такое сказал?

Занозин промолчал. Какой смысл Губину скрывать, что был и второй звонок? Надо об этом подумать как следует на досуге.

— Спасибо, этого пока достаточно, — наклонил голову Занозин. — Кстати, я еще в прошлый раз обратил внимание на ваши очки — очень хорошие. Я недавно к окулисту наведался — как в управлении компьютеры поставили, так зрение стало садиться с катастрофической скоростью… Скоро тоже без очков обходиться не смогу. У вас близорукость?

— Около минус двух, — без особой любезности ответил Губин.

— Ну, — замахал руками Занозин, — у меня, слава богу, меньше… Где такие очки делают?

— Где угодно. Названия магазинов можете уточнить у Милы, — покосился на него Губин. — А вы уверены, что вам нужны именно такие? Мои в эксклюзивном салоне сделаны за бешеную цену. Не скажу, будто это что-то сверхнеобычное, плата в основном за престиж, за то, что в этом московском салоне сотня самых богатых очкариков страны очки заказывает.

— Что, какие-то особые линзы?

— Да нет, по-моему, самые обычные. Правда, врезаны очень хорошо.

— А, наверное, за прочность особый тариф? — высказал предположение Занозин.

— Бьются, как и все остальные, — неприятно рассмеялся Губин. — Заказывать такие очки — мотовство, но тяга к шику в людях примитивных, таких, как ваш покорный слуга, неистребима. Выпить хотите?

Занозин отрицательно замотал головой.

— А я, пожалуй, выпью.

Губин направился к двери, ведущей в комнату Отдыха. Занозин со своего места видел, как он подошел к бару, встроенному в середину мебельной стенки, открыл стеклянную дверцу, достал бутылку коньяку и чистый бокал. Рядом на стене висела большая фотография Киры Губиной в траурной рамке и с крестиком. Занозин с интересом рассматривал ее — ведь по сути дела он никогда не видел жену Губина. Фото Киры было, наверное, двадцатилетней давности.

Спокойная, чуть грустная улыбка. Красивая…

Губин обернулся:

— Не передумали?

И тут… Занозин остолбенел. Он не ответил Губину — тот, впрочем, и не ждал ответа, — а, привстав с кресла и вытянув шею, вглядывался через плечо Губина в глубину комнаты. За затемненным стеклом бара виднелась бутылка водки — обыкновенная по форме, белого стекла. Обыкновенная… Если не считать того, что это была «Лукойловка».

Выйдя от Губина, Занозин из приемной позвонил в управление. Карапетян был уже на месте. Никакими обнадеживающими новостями он начальника не порадовал. Сашка пропахал списки клиентов обоих эксклюзивных салонов оптики вдоль и поперек — отбирал их по принципу даты (заказ после дня убийства), по принципу пола (мужчины), по принципу характера линз (для дали около минус двух) и, наконец, по принципу знакомой фамилии. Никакого результата.

По нулям. Ни один из фигурантов дела в этих списках не значился, хотя вообще знакомых фамилий Карапетян там обнаружил кучу — известные певцы, актеры, режиссеры и политики пользовались услугами оптических салонов вовсю, приобретая самые престижные в сезоне стекла. Все они, подумал Занозин, оказались теми самыми «примитивными людьми», чья тяга к шику неистребима, по определению Губина. Это Занозин подумал уже от досады. Плохо, что эта ниточка оборвалась. Не так уж у него их много, этих ниточек. Впрочем, в голове вертелась какая-то, как ему казалось, дельная мысль, связанная с этими очками. Но она пребывала еще на стадии формулирования, и прочитать ее он не смог.

Занозин не стал говорить Карапетяну по телефону о своем открытии, сделанном в кабинете Губина. Но и Карапетян, как Вадиму показалось, не все ему сказал. Занозин надеялся, что они еще встретятся в управлении и успеют поговорить. Что касается «Лукойловки», то, как ни был Занозин поражен тем фактом, что водка, как ему думалось, померещившаяся Щетинину в алкогольных грезах, существует на самом деле, он старался не делать далеко идущих выводов.

«Надо позвонить в офис „ЛУКойла“ и выяснить, может, такие бутылки подарены всей, так сказать, московской бизнес-элите. Но слишком много совпадений — очки с минус два из эксклюзивного салона, хотя в списках клиентов, купивших те самые суперпуперлинзы, Губин и не значится, водка эта, мотив есть… В принципе можно согласиться с Карапетяном — возможность совершить убийство у него тоже могла быть. Особенно, если допустить сговор с телохранителем Олегом…»

Узнав у Милы, как пройти к кабинету воскресшего покойника, Вадим отправился туда, очень рассчитывая Булыгина там застать. Еще раньше его поразило, что два несчастья случились в конторе одно за другим, и, наверное, поэтому у него сформировалось необъяснимое и иррациональное убеждение, что они связаны друг с другом. Появление Булыгина эту убежденность поколебало. Или не поколебало? Занозин сам не мог понять. В общем, все это очень странно.

Булыгин оказался цветущим, даже слишком — щеки могли быть и поменьше — мужчиной лет сорока с нерасполагающей внешностью. Узнав, кто такой Занозин и откуда он, Булыгин усмехнулся и убрал из глаз неприветливое выражение.

— Вы по мою душу из-за моего якобы исчезновения? — поинтересовался он иронически.

— Не совсем, — объяснил Вадим. — По поводу вашего исчезновения, как я понимаю, дело завести не успели. Тут другое… Вы знаете, что за время вашего отсутствия была убита Кира Губина?

— Да-да, — горестно закачал головой Булыгин. — Девочки мне сказали… Совершенно неожиданно. Не понимаю… Наверное, трагическая случайность — какой-нибудь алкаш или наркоман, которому не хватало на дозу.

— Может быть, — отозвался Занозин, — Тем не менее мы расследуем все версии. У Киры Губиной были враги?

— Ну, что вы, — снисходительно протянул Булыгин. — Какие враги могут быть у домохозяйки?

С чего? Какой-нибудь слесарь из дэза, на которого она нажаловалась начальству? Или продавец в обувном, которому она закатила скандал из-за дефектной пары туфель? Я бы скорее уж подумал о делах сердечных…

— Что вы имеете в виду? — бесстрастно поинтересовался Занозин, хотя уже понял, о чем заведет речь доброжелательный друг Губина. Тон Булыгина показался Занозину своеобразным.

— Вы знаете, я знаком с Губиными около пятнадцати лет — столько их никто здесь не знает. Ведь вся эта губинская империя появилась всего лет пять назад — да не империя, а лишь ее зародыш. И все, кто с ним сейчас работает, знают его лишь пару лет. Разве еще Дима Сурнов… В общем, Губины были совсем не такие голубки, как вам, насколько я понимаю, старались внушить все кругом. Кира вышла за Сергея от отчаяния, как я понял. Он влюблен был очень, а у нее около двадцати пяти лет назад случилась какая-то душевная драма. Она махнула рукой — и за него как в омут. Ведь сын, хотя Губин воспитал его с рождения, не его — не Серегин. Кстати говоря, лет десять назад Кира чуть было не ушла от Сергея… Объявился некто, может быть, Кирина первая любовь… Это, между прочим, семейная тайна. Мало кто в курсе.

В общем, много чего промеж них было…

— Но при чем тут смерть Киры Губиной?

— Это уж мы вас, наших пинкертонов, должны спросить. А что, будто вы не знаете, что у Сергея здесь пассия имеется? Региночка… Та еще хищница.

Загляните в ее трудовую книжку, как она быстро карьеру в последние год-два сделала — от референта отдела научно-популярной литературы до завотделом прозы. Сильно в гору пошла после того, как Губин купил издательство…

— Может, дело в способностях?

— Что? Не смешите меня! Баба как баба — с куриными мозгами, пардон за мужской шовинизм! А что до способностей, так они имеются. У-у-у-ух, какие способности. Она, ха-ха, сперва на Подомацкина глаз положила, а тот был не прочь, да только он ни на ком не женится. Как развелся с первой женой — превратился в закоренелого холостяка, к венцу не затащишь. Ха-ха, видно, классно баба его достала! Так что ничего у Региночки не получилось. А Серега — другое дело, ловко она его охомутала, он на все ради нее готов…

— Но ведь Регина Никитина, насколько я знаю, счастлива замужем?

— Да, она всех старается в этом убедить. Счастлива… Какая баба откажется от мешка денег — а Губин, по ее представлениям, им и является. Между нами, никакой он давно не мешок, прохудился мешок и отощал, но со стороны все выглядит тип-топ, в полном ажуре. Серега умеет пыль в глаза пускать. Так что не удивлюсь, если она здесь роль сыграла. А впрочем, это я так. Киру жалко, милая была женщина. Всю жизнь с нелюбимым человеком…

Вадим давно выработал привычку спокойно реагировать на самые разные проявления человеческой натуры, но слова Булыгина его покоробили, хотя он и не подал виду. Может быть, оттого, что дело касалось Регины? Да нет, Занозин вообще не любил умников, которые держат кукиш в кармане и на этом основании считают себя очень ловкими и хитроумными.

— Вы хотите сказать, что Регина Никитина была заинтересована в убийстве Киры Губиной?

— Разве я это сказал? — делано изумился Булыгин. — Вы не правильно поняли…

Он посмотрел в глаза Занозину с явной издевкой — не потому, что именно Вадим был ему неприятен, а потому, что Булыгин считал себя очень крутым и любил чувствовать чужую беспомощность. «Что, не удалось меня на слове поймать, ментяра? И никогда не поймаешь. Так-то». Булыгина еще сковывало напряжение — последствие решающего разговора с Губиным и появление этого мента. Но он вспомнил, что почти решил свои проблемы с Губиным, и сладкое чувство самодовольства залило его душу. Мимолетно ему подумалось, что он совершает ошибку, восстанавливая мента против себя, — мало ли что. Но Булыгин отмахнулся от этой мысли — кто он такой, этот Занозин? Ему захотелось остаться одному, чтобы целиком отдаться смакованию победы над Серегой и предвкушению дальнейших жизненных удач. Он широко и почти искренне улыбнулся Вадиму и спросил:

— У вас еще что-нибудь ко мне?

Вадим вышел из конторы Губина на оживленную улицу и, задержавшись на краю тротуара, закурил.

Спешить не хотелось. Был прелестный московский ранний вечер. Он стоял, курил и пытался подвести итог своих сегодняшних изысканий в царстве Губина.

И еще он думал: хорошо, что он поборол искушение и не зашел к Регине, хотя она была совсем рядом — через три двери от Губина и напротив кабинета Булыгина…

Мимо проходили люди — лысоватые мужчины-госслужащие в костюмах и галстуках, красивые юные девушки, их Занозин безотчетно провожал взглядом.

На Тверскую все девушки, как правило, приходят принаряженные. На бывшей Горького и двадцать лет назад у девушек было принято просто гулять, дефилировать с заходом в магазины, чтобы себя показать Попадались туристы и простые озабоченные тетки с сумками. Суета вокруг расслабляла и настраивала на благостный лад. Вдруг около газетного киоска его взгляд наткнулся на показавшийся знакомым затылок, стриженый, мощный, расположенный выше уровня занозинских глаз. Вадиму нестерпимо захотелось заглянуть «затылку» в лицо, и он начал соответствующий маневр, заходя сбоку. Но «затылок», как назло, повернулся. Вадим, не оставляя своих намерений, стал обходить его с другой стороны. Но тут обладатель затылка обернулся и уставился Занозину прямо в лицо. Расстояние между ними было метров пять. «Мигура», — с удивлением признал Занозин и рванул к нему.

Однако тот не стал ждать, когда Занозин приблизится. Мигура развернулся и с завидным проворством нырнул в подземный переход. Вадим сбежал по ступеням, еще на лестнице вглядываясь в макушки шевелящейся внизу в переходе толпы. Мигуры и след простыл. Занозин еще какое-то время потыркался в переходе туда-сюда, но напрасно. «Снова он тут, рядом с Региной. Зачем все-таки?» — ломал он голову. Нельзя сказать, что новое появление Регининого преследователя его сильно испугало. Но оно тревожило, раздражало, озадачивало. В последнее время он о Мигуре и думать забыл… Занозин не мог для себя решить, надо ли говорить Регине о том, что преследователь никуда не делся, а просто стал осторожнее и не попадается на глаза. С одной стороны, зачем ее волновать… Ведь непонятно, чего хочет Мигура. Но с другой стороны, именно это обстоятельство и было главным источником беспокойства. Непонятное всегда страшит.


Булыгин приехал домой в самом прекрасном расположении духа. Едва он переступил порог, ему на шею с визгом бросилась Элеонора. Она днем прилетела с Кипра и уже успела разобрать вещи и расслабиться. Выскочила она из ванной, обернутая махровым ослепительно белым полотенцем, и повисла на Булыгине. Элеонора знала правила игры — ей надлежало изображать восторг при виде мужа.

— Чего не встретил в аэропорту, бесстыжий?

Я ведь предупредила, когда рейс, на автоответчике сообщение оставила, — извиваясь всем телом вокруг Булыгина, защебетала она. Так извертелась, что полотенце вот-вот упадет. Правила игры правилами игры, а проделывала она это не без удовольствия.

— И без меня прекрасно добралась, — улыбнулся Булыгин, прижимая ее к себе за вертящийся задик.

Потом отодвинул и объявил:

— Кофе хочу.

— Сейчас, — отозвалась Элеонора и устремилась в спальню — облачиться во что-нибудь более подходящее.

Булыгин с удовольствием посмотрел, как она скинула с себя полотенце и, встав на цыпочки, начала копаться в шкафу. От постоял еще немного, глазея на Элеонору, склоняя голову то на один, то на другой бок. «Все-таки обалденная девка, пока рот не откроет», — признался себе тщеславный Булыгин. Он бросил на стул плащ и кейс и прошествовал на кухню.

Элеонора появилась через минуту — в трикотажных обтягивающих бриджах и белом топе, позволяющем разглядеть ее сногсшибательный загар. Она тут же схватила чайник, налила в него воды и воткнула штепсель в розетку, потом кинулась к шкафчикам, доставая чашки, банки, ложки и прочее необходимое для кофепития.

Булыгин покосился на ее плечи.

— Хорошо загорела. Признавайся, мужики приставали? — Оттянул на ее талии край трикотажных бриджей и заглянул внутрь. Трусиков на Элеоноре не было. — Однако!.. — восхитился он.

Булыгин собрался продолжить свое исследование.

Но Элеонора, взвизгнув, шутливо шлепнула его по руке и проговорила жеманным голосом, пародируя неизвестно кого:

— Фу, дурак!

Булыгин, довольный, отлип до поры.

— Какие мужики? — затараторила Элеонора. — Никаких мужиков! Ни одного стоящего в радиусе километра, — вдохновенно врала она, накрывая на стол. — Целыми днями на пляже и в бассейне, плавала я как спортсменка — от борта до борта и обратно раз по пятьдесят. Одна дура — служащая отеля — даже поинтересовалась: может, я член национальной сборной? Хи-хи-хи… Они там такие тупые! Я у портье спросила, где у вас самый шикарный магазин. Так он меня направил — оказался какое-то сельпо, честное слово. Склад б, у. Никакой эксклюзивное™… Ни одной фирменной шмотки. Самый шикарный магазин, а «Экскалмейшн» не найдешь… Все какое-то серое, жеваное. Один раз надел — и можно выбрасывать. Одноразовые…Тоска, никаких достопримечательностей! В парикмахерскую пошла — говорю, сделайте мне легкую химию. Так они сделали сильную!

Такие тупые! Эта парикмахерша все по-английски лопочет что-то вроде: «Перм? Перм?», а я понимаю, что ли? Настоящая дура! А массажистка? Я ей говорю:

«Осторожнее!», а она тянет и тянет кожу. Дура…

Булыгин вполуха слушал щебетание Элеоноры, расслабленно откинувшись на стуле, похохатывая к месту, но не вникая в смысл. Он чувствовал во всех членах приятную усталость — пришлось с Серегой повозиться, но зато теперь деться тому некуда. «Подфартило Редкая везуха! И совесть чиста — тот первый начал. Я только даю сдачи — да как даю, интеллигентненько! Другой бы убийцу с топором подослал, ха-ха! А я — мол, прощаю тебе твои душегубские планы, отпусти меня с фирмочкой и считай, что квиты. Хорошая работа, ей-богу, хорошая! Вряд ли Губин станет делать глупости — легче потерять часть, чем все. Это любому дураку ясно. Да и между нами, всегда у него кишка была тонка (Булыгин презрительно искривил губы) — там, где надо действовать жестко, он и раньше колебался, мялся. Чего мяться, ведь бывают ситуации, когда другого выхода просто Нет? Что уж тут из себя изображать, в поря-а-а-дочность играть? Да, бывают. Очень даже бывают. А вы думаете (Булыгин обращался к каким-то воображаемым моралистам), что идти на крайность — большое удовольствие? Что нормальный, молодой, преуспевающий мужик, которого вынудили пойти на крайность, кайф от этого ловит? Бросьте, он же не псих, не маньяк, не садист! Просто он ведет себя как мужчина, он решает проблемы, он чувствует ответственность перед родными и друзьями, ответственность за свое дело. Он умеет собрать волю в кулак и через „не хочу“, переступая через собственную брезгливость, делает единственно верный шаг. Ну, да ладно, что об этом теперь думать. Проехали, все в прошлом, ничего не вернешь и забивать себе голову всякой мурой нечего. А я всегда знал, что обгоню Губина на повороте, ей-богу, всегда! Никому это в голову не приходило, а я знал, что наступит мой час… Я знаю, Губин, Димка Сурнов, эта Регина — очкастая змея, вся эта кодла журналистская в издательстве, они все считали меня тупоумным, невоспитанным, с неповоротливыми мозгами, амбициозным без всяких на то оснований провинциалом, которого Губин пригрел и который без Губина ни на что не способен. Как это Ленин про Молотова говорил — „каменная жопа“? Вот-вот, считали меня, наверное, каменной жопой. Узнаете вы меня скоро, приятели…»

— ..а в бассейне никак не могла дуре-уборщице втолковать, что мне полотенце нужно. У них полотенец не оказалось. Так я наплевала — там какая-то старушка англичанка приковыляла ванны принимать, так я взяла ее полотенце как ни в чем не бывало — мол, не поняла, думала, что казенное, — и пошла.

А что делать? Я не виновата — пусть полотенца заводят у себя в бассейне! Тоже мне сервис! Все, Миш, теперь только на самый-самый Запад, на Ривьеру или в Испанию! Правда?

Элеонора собрала на стол, взяла кофейник и стала разливать кофе по чашкам. Потом села и взяла свою чашку, изящно оттопырив мизинец в сторону.

— А ты сам чем здесь занимался? А ну расскажи… — томно посмотрела она на мужа. — Мне Толик звонил, говорил. Ты здесь какую-то ерунду устроил, пока меня не было. Все небось по бабам бегаешь?

— Все прекрасно, старушка, — бодро отозвался Булыгин. — Никаких баб, только суровая мужская компания, баня, пиво и раки…

Булыгин заржал и отхлебнул кофе из кружки.

— Да, ты знаешь, — сказал он, помрачнев лицом. — Ты знаешь про Киру?

— Ой, да, мне Толик сказал. Какой ужас, — залопотала Элеонора. — Бедная Кира! Бедный Губин! Такой мужик! Как ему сейчас… Одному… И вдруг, ни с того ни с сего…

— Но-но, — предостерегающе прикрикнул на нее Булыгин. — Не очень-то увлекайся со своим сочувствием! «Губин — классный мужик»… Смотри у меня!

И зря беспокоишься — вовсе он не один, ха-ха… Регина его утешит.

— Да ты что? — ахнула Элеонора, в ее глазах зажглись огонька острого и неприличного любопытства. — Регина, член издательского совета? Правда?

А что ее муж? Стало быть, она теперь будет мадам Губина? Теперь она нос задерет выше небес, и раньше-то ходила хвостом вертела, как шавка подзаборная, которой ошейник подарили… Теперь она денежки-то губинские к рукам приберет, медлить не станет, ясное дело! И дачу, и «мере» губинский… Ловко!

— Ладно, Серега тоже не промах оказался, — снисходительно отозвался Булыгин. — Регина, между прочим, тоже лакомый кусочек, считают некоторые.

В ней что-то есть. Холодность какая-то притягательная, очки на носу, умная опять же… Для многих экзотика. Серега неспроста на нее запал — видно, в постели покорила. А Серега — не мальчик, толк в этом знает… У него давно с Региной шуры-муры были, а тут смерть Киры — как кстати…

— Да чего в ней есть, в этой подслеповатой вобле?! — тут же возмущенно отозвалась Элеонора. — Рыжая! Умная! Редактирует свои книжечки — уже сразу умная, все мужики отпадают…Ты посмотри, как она одевается! Никакого вкуса! Все какие-то серые костюмчики, длина до колена, да туфли-лодочки. Косметикой почти не пользуется, маникюр не делает, ноги небось не бреет — разве это женщина вообще? Разве что хитрая… Надо же было так Губина зацепить! За что дурам такое счастье… Слушай!..

Элеонора вдруг как бы опомнилась.

— Слушай! — озадаченно заговорила она. — А тебе это не повредит? Регина эта? Станет Губина против тебя настраивать…

— В том-то и дело, что может, — проронил Булыгин. «Дура дурой, а сечет, когда дело нашего кошелька касается», — убедился он в очередной раз. — Кира в губинский бизнес никогда не лезла. А эта может.

И меня Регина недолюбливает, хотя виду не подает.

Не переживай, подруга. Я тут кое-какие дела устроил, пока тебя, дорогая, не было, — успокоил Булыгин супругу. — Распрощаюсь я скоро с Губиным. Скоро мы такие дела провернем, чертям тошно станет! Ты еще мной гордиться будешь. А? Будешь гордиться своим мужиком?

Он сально посмотрел на нее и положил пятерню на ее трикотажную ляжку. Другой рукой он зацепил верхнюю кромку топа на ее груди и потянул его вниз, пока узкая маечка целиком не сползла на талию.

Элеонора захихикала. А Булыгин несколько секунд, тяжело сопя, рассматривал то, что открылось его взору, а потом полез на Элеонору как танк. Он комкал несчастный топ и тянул бриджи, ныряя рукой под трикотаж, лапал ее ускользающую грудь, перечеркнутую по загару узкой белой полоской — следом от купальника, и корябал низ живота. Элеонора шутливо отбивалась рукой, продолжая хихикать и повизгивать. Некоторое время они бестолково копошились — Элеонора на стуле и зависший над ней Булыгин. Элеонора выгибалась и елозила по стулу, освобождая задик от бриджей. Скоро они уже болтались у нее на коленях.

— Подожди! Подожди, — прерывисто заговорила она. — Пойдем в спальню!.. Там удобнее…

Булыгин с трудом остановился и выпрямился.

Элеонора вскочила со стула как молодая козочка и скрылась в затемненной комнате. Булыгин постоял пару секунд, набычившись и по-прежнему тяжело сопя, а потом неуклюже, но целеустремленно последовал за женой, сдирая с себя на ходу галстук и рубашку.


— Это как понимать?! (Мат.) Ты что вытворяешь?!

(Мат.) Ты его видел сегодня?! (Мат.) Его рожу?!

(Мат.) Уже никому ничего поручить нельзя! (Мат.) Ты же меня подставил! (Мат.) — Губин шипел, стараясь не слишком привлекать внимание официантов и редких клиентов ресторанчика. Время было неурочное — после обеда и до ужина, и ресторанный зал был почти пуст. Музыканты пока не пришли — они приступят к делу ближе к вечеру, поэтому стояла тишина, прерываемая только мягкой суетой официантов, легким звяканьем посуды и далеким шуршанием автомобильных шин за окном. Каждое слово в почти пустом ресторанном зале отдавалось эхом в потолок, но Губин едва мог сдерживаться — он просто клокотал от ярости.

Пока они с Козловым были в конторе — Мила разыскала начальника службы безопасности по срочному приказу Губина, — Сергей не мог дать себе волю.

Весь губинский офис был взбудоражен воскрешением покойника, зубоскалил, гадал и с любопытством ждал, что предпримет шеф. Ехидны-журналисты из «Политики» успели прозвать вице-президента «Восставшим из ада». Шуточка тут же разнеслась по этажам и, между прочим, очень не понравилась Булыгину. Но ехиднам, все знали, было на него наплевать.

Пригвоздить кого-нибудь острым словцом для шакалов пера было самым большим кайфом, почище любых гонораров.

Губин знал, что в конторе они с Козловым будут как под лупой, в конторе как в деревне — все всем сразу становится известно. Даже то, чего никогда не было… После утреннего сюрприза с явлением Булыгина народу Губиным стремительно стала овладевать подозрительность. Он хотел верить, что прокол Козлова с устранением Булыгина всего лишь досадная случайность, от которой не застрахован самый высококлассный профессионал. Если не верить, если думать, что все это неспроста и есть какая-то другая причина, то… То его, Губина, дело представлялось настолько хреновым, что даже задумываться, заглядывать в этот черный тупик не хотелось. Если допустить, что Козлов сплоховал намеренно, по сговору ли с Булыгиным, либо по собственному пока скрытому неведомому расчету… Нет-нет, не может быть. Губин гнал прочь мысли о возможном предательстве Козлова — они наводили на него безнадежную, парализующую волю тоску и лишали его шанса на любое будущее. Легче, спокойнее, полезнее для душевного здоровья было поверить в случайность — пусть это и риск.

Губин предпочел не беседовать с Козловым в конторе, а вытащить его в ресторан пообедать и здесь уже потолковать по душам. Собственно говоря, в ресторанчике тоже было в этом смысле небезопасно — кому надо, тот все равно узнает, о чем шла речь. Но у Губина не хватало терпения — обеспечение полной конфиденциальности их разговора с Козловым требовало времени и изобретательности. А ему не терпелось расставить все точки над "i".

Подошла официантка, одетая как в Европе — белая рубашка с коротким рукавом, бордовый жилет и черная бабочка, на талии ослепительно белый передник до пят. Ресторанчик был не самый чопорный, а полудемократический. Губин сжал челюсти и с трудом хранил молчание, пока девушка откупоривала заказанную ими бутылку белого вина и разливала его по всем правилам ресторанного искусства по бокалам.

Он пригубил вина, кивнул официантке и отослал ее рукой, показав, что дальше они справятся сами.

Девушка отошла, и Губин продолжил свой густо сдобренный матом монолог — вернее, матерный монолог, слегка разбавленный цивильными словами.

Монолог был эмоциональный, обильный, лексически разнообразный и длительный. Его суть сводилась к одному вопросу: «Как ты мог так лопухнуться и подставить меня?» Козлов слушал его сумрачно, но сохраняя спокойствие. Он вообще умел сохранять невозмутимость в любых ситуациях, и когда-то это очень нравилось Губину. Теперь же просто бесило — сидит слегка расстроенный, будто разбил не слишком дорогую рюмку… И все. Будто не понимает, что Губин из-за него теперь в полном дерьме. В полном!

— Да ты же меня без ножа зарезал! (Мат.) Да ты знаешь, что он нам теперь устроит! (Мат.) Да он теперь меня сожрет с потрохами! (Мат.) И тебя тоже! (Мат.) Ты что, не понял, что со мной вместе в навозе плаваешь? Твое имя всплывет в первую очередь! (Мат.) Козлов слушал, как беснуется Губин, смотрел на его жесткое лицо и кулаки, сжимающие белую крахмальную салфетку, и понимал, что Губин бесится от бессилия. И более того, он знал, что и сам Губин это понимает, хотя и устраивает ему разнос «как хозяин».

Во взгляде Козлова, которому он старался придать оттенок удрученности, в этом взгляде, когда он наблюдал за Губиным, было что-то от пытливого взора увлеченного своим делом препаратора. Он как бы исподволь изучал Сергея и про себя бесстрастно констатировал: «Слишком эмоциональный, быстро остывает, месть не характерна, на крайние меры не способен».

— Сергей, — виновато попытался вставить слово Козлов. — Я сам не пойму, как такое могло случиться. Все было сделано железно. Дай мне время, я раскопаю, что к чему. Я этого… (мат) из-под земли достану и за кишки на дерево подвешу. Я все исправлю… Еще ничего не потеряно, — бормотал он тихо, чтобы не слышали с соседних столиков.

— Чего ты исправишь? — громко вырвалось у Губина. Он прикусил язык, огляделся и снова зашипел. — Что ты, сука, теперь исправишь? Да его теперь пальцем нельзя тронуть! Вонять будет так, что мы все передохнем! (Мат.) По крайней мере не раньше чем через полгода… Пока он снова не расслабится и не потеряет осторожность.

Официантка принесла горячее, и мужчины опять прервали свою беседу. На этот раз Губин даже через силу улыбнулся девушке, чтобы соблюсти приличия.

Когда она ушла, он не стал возобновлять свою тираду. Первый пар выпущен, дальше самовыражаться, попусту сотрясать воздух бессмысленно. Губин обратился к тарелке и энергично зашевелил челюстями.

В его глазах сохранялось отсутствующее выражение, но лицо время от времени все еще передергивалось от злобы, а на скулах играли желваки. В эти секунды он бросал вилку, откидывался на спинку стула и пытался успокоиться. «Что теперь делать, спрашивается? Самому за это дело браться? Е-ка-лэ-мэ-нэ! Дожил Серега Губин! Из тебя такой Джеймс Бонд… Лучше пусть каждый своим делом занимается. Нет, ну как подставили, а? Из-за этих недоносков я не знал, что сказать этой гниде Булыгину — экал-мекал, как имбецил какой-то. А Мишка-то куражился, Мишка куражился . Свел счеты друг закадычный… Придушить их мало! Какого дьявола я все это время Козлову такие деньги платил?»

— Сергей, успокойся. Я все исправлю. Это реально. Того, первого, надо убрать — я это собственноручно сделаю. Моя промашка — мне и исправлять.

После этого все записи, все рассказы э-э-э… — Козлов замялся, не зная, как обозначить Булыгина, — нашего подопечного теряют всякий смысл и ценность. Трупы, — он понизил голос так, что слово «трупы» Губин даже не услышал, а прочитал по губам, — показаний не дают. Даже если он отошлет все-таки пленку в прокуратуру — ерунда, наветы, бездоказательно, тень на плетень… Я займусь этим сегодня же. Не думаю, что э-э-э… наш подопечный спрятал его так, что я найти не смогу.

— Да, ты уж, Коля, постарайся, найди, — с нажимом сказал Губин, угрожающе глядя Козлову в глаза — в руках вилка с повисшим на ней куском осетрины. — Ты очень усложнил мне жизнь своим проколом. Очень, понимаешь ли. Так что найди. Даю тебе пять дней — больше у меня времени нет. Докладывать будешь каждый день. И вот еще что. Сегодня же на четвереньках исползай мой кабинет и приемную — нет ли где «жучков» и закладок. И все машины, которыми я пользуюсь. От услуг шоферов с сегодняшнего дня я отказываюсь — кроме Володи. Возить меня будут он и Олег. Мне надо, чтобы все было чисто.

Губин отправил осетрину в рот, поднял бокал с вином, пригубил и как бы беззаботно огляделся, откинувшись на спинку стула.

— Толково. Очень толково. Я все сделаю, — отозвался Козлов. — Мои ребята всю Москву перевернут, а суку эту найдут. А потом можно будет и главную ошибку исправить. Никому не буду передоверять — сам все проверну, Сергей. Больше глупостей не будет. Не беспокойся, он никто, он слишком много на себя берет, а на самом деле он никто, зарвавшаяся вошь… За ним никого нет, он блефует, я проверял. Ничтожество, возомнившее себя крутым. Комсомолец наш пламенный, вечнозеленый!

Последнее слово Козлов выплюнул сквозь зубы с презрением.

Козлов видел, что, хотя Губин сохраняет на лице подозрительное и сумрачное выражение, его слова действуют на него успокаивающе. Он знал своего нынешнего хозяина со студенческих лет, изучал его специально еще в те годы — вдруг пригодится. Вот и пригодилось. Козлов по лицу читал мысли Губина — сейчас он видел, Губину очень хотелось поверить, что ничего непоправимого не произошло, что все еще можно уладить и что не так страшен Булыгин, как он сам себя малюет. Хотелось услышать подтверждение от него, от Козлова — и Козлов спешил сказать то, что от него ждали. Ничего страшного не произошло, маленький сбой, незначительная накладка, простая глупость, она не может повредить Губину. Ведь не может быть, чтобы все было зря — все эти годы борьбы за собственный бизнес, все прорывы и успехи, все неудачи и проколы, все уже реализованные идеи и новые, еще не воплощенные, а в итоге — собственное дело, которое только-только начинает разворачиваться… Не может быть.

В ресторан ввалилась уже порядочно развеселившаяся свадьба. Невеста в белом платье со шлейфом и жених в смокинге с бабочкой вместе с толпой помятых несвежих гостей смотрелись нелепо — настолько их манеры и поведение не подходили к претенциозному и очень дорогому облачению. Невеста, блестя улыбкой до ушей, первым делом кинулась к микрофону и, размахивая букетом, стала петь, поражая Губина полным отсутствием не только голоса, но даже обыкновенного слуха. Гости, к удивлению Губина, не бросились к накрытому столу — возможно, этот ресторан был уже не первым на их пути, — а, гогоча, с готовностью пустились в пляс. Некоторые из мужчин пошли вприсядку, не выпуская из рук прихваченные со стола бутылки. Ресторанный зал, еще недавно казавшийся пустынным, тотчас наполнился шумом и гамом и стал походить на табор.

Губин смотрел на происходящее как завороженный. Зрелище было одновременно и отталкивающим, и притягательным. От свадебной толпы веяло такой неэстетичной, такой пошлой, такой неряшливой радостью жизни. Безбожно перевирающая мотив песни невеста, ее самозабвенно пляшущие пожилые родственницы — их взвивающиеся вверх подолы обнажали края трикотажных панталон, друзья жениха — какие-то разболтанные, дергающиеся в танце, с блуждающими на лицах улыбками, заставляющими думать о похмельном синдроме, который настигнет их завтра… Но эта уродливая радость жизни была и настолько сильной, неистребимой как птица Феникс, такой всепобеждающей, что вызывала жгучую зависть.

— Ты понял? — Губин очнулся и снова обратился к Козлову. — Из-под земли достань этого своего киллера. Я сдаваться не намерен.

Глава 6

ОТ НЕКОТОРЫХ ПРИГЛАШЕНИЙ НЕ ОТКАЗЫВАЮТСЯ


Губин чувствовал себя так, будто почва под ним колебалась и уходила из-под ног. Отвратительное ощущение неустойчивости и невозможности ни на что решиться.

Он не знал, как поступить с Булыгиным. Его то одолевала жажда боя и решимость вести борьбу не на жизнь, а на смерть, до конца. И взыгрывало самолюбие — да кто он такой, этот Булыгин, лимитчик, вдоволь нализавшийся задниц комсомольских бонз для того, чтобы остаться в Москве! Я не могу допустить, чтобы эта сволочь меня шантажировала! То овладевала апатия — мол, ничего не попишешь, пусть подавится Мишка, все равно чужой бизнес ему ни счастья, ни денег не принесет. Не проживу я, что ли, без его фирмы? Полжизни прожил простым нищим инженером — и что, разве не было тогда счастья? Именно тогда оно и было. Тогда, когда им всем особенно нечего было делить. Была рядом Кира, был любимый сын, живущий теперь в Лондоне… Зачем ему этот Лондон? Этот туманный Альбион, мать его так? Лучше бы его вообще на земле не существовало, этого Лондона! Как в советское время — никто наверняка не знал, существует ли на свете этот Лондон или это сказки географов? Земля кончалась на границе СССР… «Теперь я наверняка знаю — Лондон существует. И что, счастливее я стал от этого знания?» — думал Губин.

"Разве я для денег все это ворочаю? Для денег? — , задавал он вопрос самому себе. — Да мне и тратить с шиком их некогда. Последний раз в отпуске был пять лет назад, да и то — неделю промаялся с Кирой на Мальорке и обратно. Собрание Солженицына тогда готовили к печати — как я мог пропустить… Нет, я кайф ловлю от того, что у меня бизнес получается, что я могу делать то, что хочу, реализовывать свои идеи и плевать на то, кто что по этому поводу думает.

Я ловлю кайф от того, что могу распоряжаться людьми и покупать того, кто мне нужен. Вот захочу и — соединю стеклянной галереей третий этаж конторы с книжным магазином через улицу… Ха, только для начала придется этот «шоп» прикупить. Мне нравится, что я могу то, чего другие не могут… Что; не проживу я без Булыгина с его «Пресс-сервисом»? Ерунда, все восстановлю".

Так он уговаривал себя, но понимал: дело не в том, восстановится он после потери Булыгина или нет.

Уход Булыгина будет для конкурентов, друзей, партнеров, врагов знаком слабости, упадка, деградации Сереги Губина и его бизнеса. За историей с Булыгиным внимательно следит осторожный Дима Сурнов и, получи Булыгин свободу, тоже станет тихонько отползать со своим «НЛВ». И вся эта свора друзей-врагов поймет знак правильно и… вмиг заклюет, сожрет, схавает, затопчет, растерзает. Нет, Булыгина надо непременно давить. Непременно. Расправиться жестоко, молниеносно и беспощадно — чтобы все онемели от ужаса. Вдове дать щедрое содержание.

Губин расфантазировался. В мечтах он уже все устроил — успокаивал рыдающую на его плече Элеонору, трепал ее по светлым волосам своей разлапистой рукой с перстнем, отечески похлопывал по заду, дружески увещевал: «Не плачь, не оставим» — и видел в ответ благодарность в ее заплаканных накрашенных многообещающих глазах. Жаль; что она ему ни капельки не нравится… И дальше совершенно не фантазировалось. Зато представлялось другое: как он в сопровождении свиты приходит утром в контору Булыгина и видит его портрет в черной кайме в приемной на столике секретарши Виты — такой же, похожей на Элеонору, слишком наштукатуренной, пергидрольной блондинки в люрексе. Он входит и обводит тяжелым брезгливым взглядом всех булыгинских бритоголовых придурков с неповоротливыми мозгами — а те смотрят на него собачьими глазами и выглядят как использованная туалетная бумага…

А на самом деле Губин не знал, кому он мог доверять, а кому нет, что он мог сделать, что нет. Прошло два дня, а он так и не придумал, что делать с Булыгиным и как решать проблему. Козлов тщательно осмотрел весь губинский кабинет, проверил кабели и телефонные аппараты — сказал, что ничего подозрительного не обнаружил. Губин кивнул головой на его доклад, но все равно откровенничать в кабинете перестал и, даже когда оставался один, старался сдерживать эмоции, которым обычно давал волю.

Козлов уже дважды являлся с рассказом о том, как идут поиски упрятанного Булыгиным «подрядчика», — по его словам выходило, что дело на мази, уже вышли на след. Козлов сдабривал свой доклад большим количеством подробностей — старался уверить Губина, что делает все возможное, проявляя большую изобретательность. Он толковал что-то про сожительницу исчезнувшего киллера, которую поставили на прослушку, и что пару разговоров перехватили, только пока не могут определить, откуда этот гад выходит на связь. Сожительницу уже тряханули, но она сама не знает. А мать его живет в коммуналке на Цветном и полуглухая, вообще думает, что сын помер, так они все равно за квартирой приглядывают.

И уже подкапываются к денежным делам Булыгина — тот не мог ему денег не дать, крупную сумму, такую из кармана не вытащишь. И вообще надо проследить, с кем он встречается и кому деньги пересылает…

Губин слушал вполуха — его одолевала какая-то рассеянность, прострация. Он понимал, что слушать надо внимательно, анализировать, проверять, все держать под контролем — от этого зависит все, но не мог ничего с собой поделать. Он перестал шипеть на Козлова и едва интересовался его поисками. Будто заранее знал, что все напрасно. Что все это суета и не в этом дело.

Проблема была в том, что ничего не придумывалось и ни на что невозможно было решиться. Губин просто тянул время. А Булыгин, как и обещал, дал ему срок поразмыслить и в кабинете у Губина пока не появлялся. Не торопил. В этом Губину чудилась самая возмутительная наглость и высокомерие — смотри-ка, он не волнуется, не торопит, уверен, что ему, Губину, деться некуда. Губин злился и мечтал сделать что-то ошеломляющее, невиданное, до чего Мишка и в жизни не додумается. Сделать — и освободиться от этого раикомовского клопа!

Губин был так занят своими бесплодными мыслями, что несколько дней почти не виделся с Региной — она как будто поняла, что с ним, и не досаждала своими посещениями и звонками. «Детка», — с благодарностью думал о ней Губин. Кира тоже всегда чувствовала его настроение и никогда не настаивала на внимании к себе. Но одна мысль о том, что там, по коридору через три кабинета, за рукописями сидит Регина, отчитывает по телефону авторов, откидывая со лба лезущую в глаза рыжую прядь, грызет ручку (была у нее такая вредная привычка) и, когда он войдет, посмотрит своими зелеными обалденными насмешливыми глазами… Эта мысль приносила облегчение, и он возвращался к ней, уставая от раздумий о Булыгине «Когда все устроится, — думал Губин, — возьму Регину — плевать на всех! — уедем куда-нибудь на Мальдивы. Вдвоем целый месяц… Чтобы знать, видеть, чувствовать каждую секунду — она только моя Купаться в море, валяться на песке, смотреть, как с каждым днем все больше покрывается загаром ее тело, пить вино…» А дальше думалось уже не словами, а картинками: разметавшиеся рыжие волосы Регины, или они же — но влажные, свернутые жгутом и подколотые шпилькой на затылке, свесившаяся с края кресла рука в серебряном браслете, близорукий взгляд из-за голого плеча, иссохшие потрескавшиеся, как глина, губы, светло-рыжие ресницы за светящимися стеклами очков и тонкий след белого песка на щеке…

Затрещал переговорник. Губин очнулся от раздумий. Мила из приемной сообщила, что звонит некто Смирнов — утверждает, что Губин поймет, о ком идет речь. Губин раздраженно выслушал эту белиберду — какой еще Смирнов? Никакого Смирнова он не знал.

Хотел попросить Милу записать его координаты и отшить поделикатнее, но что-то его удержало. Непонятно что. Смирнов — такая ординарная фамилия, что, кажется, и ее владелец непременно должен быть серым, среднестатистическим и неинтересным человеком — без всякой индивидуальности.

— Соедини, — скомандовал Губин Миле.

— Сергей Борисович, очень благоразумно с вашей стороны, что вы решили со мной поговорить, хотя, как я понимаю, колебались, — проговорил спокойный, уверенный голос в трубке. Голос ничего Губину не напоминал. — Впрочем, говорить особенно не о чем, — продолжил некто Смирнов. — Не буду рассказывать о себе, хотя вы могли бы меня и помнить, мы встречались год назад на одной тусовке. Помните, как отмечали пятилетие «Заоблачных авиалиний» в «Серебряном веке»? Я думаю, вы уже догадались, кого я представляю. Так вот, я всего лишь уполномочен передать вам приглашение. Приходите завтра на Кутузовский, в «Москоу-плаза», офис на третьем этаже. В три часа дня. Я надеюсь, вы понимаете, что, от таких предложений не отказываются.

И, не попрощавшись, Смирнов положил трубку Губин сидел как пораженный ударом молнии. Этот звонок и был ударом молнии. Губин теперь припоминал этого Смирнова, хотя и смутно: действительно, когда праздновали пятую годовщину создания «Заоблачных авиалиний» — новой авиакомпании, внезапно ворвавшейся на рынок международных перевозок, — их знакомил генеральный менеджер, добрый приятель Губина Элик Шахмурзаев. Смирнов…

Обыкновенный мужик средних лет, благообразный и, в отличие от той простонародной публики, какую представляют собой нынешние «новые русские», он показался образованным, воспитанным и не без лоска. Все тогда довольно быстро нажрались — Губин в том числе, начали орать, куражиться, перебивая друг друга. Губину сейчас было неприятно об этом вспоминать. А вот Смирнов тогда не нажрался. Он смотрел на гуляющую компанию спокойно, сдержанно и, как только что понял Губин, — с затаенным презрением. И вот только что этот Смирнов позвонил и пригласил на встречу с человеком, которому не отказывают…

«Изяславский…» — прошелестело в голове у Губина. Они никогда не встречались. И вдруг приглашение — так неожиданно и необъяснимо. Губин несколько секунд сидел оцепенелый. Потом нажал На кнопку звонка. Когда в кабинет, открыв дверь, вошла Мила, он нетерпеливо приказал ей:

— Козлова ко мне. Быстро.


— Ну, что, мы с тобой там же, где были? — вопрошал в это время Занозин Сашу Карапетяна.

Это был не требовательный вопль начальника, а скорее горестный вопрос, заданный товарищу по несчастью. Расследование смерти Киры Губиной продвинулось ненамного, С осколком от очков ничего не получилось — не было в списках клиентов салонов оптики ни Губина, ни Подомацкина, ни Сурнова, ни Регины Никитиной, ни одной фигурировавшей в деле фамилии. А Губин сказал, мол, да, очки из салона, но самые обычные.

Насчет «Лукойловки» выясняли в пресс-службе нефтяной компании — это было самое смешное и интересное занятие для Карапетяна. Выяснили, что действительно к одной дате заказали на «Кристалле» партию спецводки количеством в тысячу бутылок — подарочный вариант. Разослали дружественным российским и зарубежным бизнесменам, еще около ста бутылок до сих пор на складе, их используют для представительских целей. Потихоньку расходятся.

Сергей Губин в числе получивших подарочную «Лукойловку» есть, ему было прислано три бутылки.

Когда это было? Не так давно, месяц назад.

— Прекрасно, — заявил Занозин. — Губин «Лукойловку» получал — один из многих бизнесменов. И что это нам дает? Почти ничего. Это не улика — прокурор и слушать не будет. Даже если бы выяснилось, что Губин заказывал очки, подобные тем, осколок которых мы нашли в лифте, все равно все это косвенные даже не улики, а случайности. Что, те фрагменты отпечатков пальцев, которые на стекле остались, совсем не поддаются идентификации.?

— Эксперты говорят, с трудом, — ответил Карапетян. — Впрочем, попытаться можно. Давай сюда отпечатки подозреваемого — и мы попытаемся! Знать бы еще, с какого пальца эти фрагменты…

Занозин лишь вздохнул в ответ на карапетянское ехидство.

— Слушай, — постарался утешить Занозина Карапетян. — Что мы на этом стекле зациклились? Давай подумаем, за что еще можно зацепиться? Судя по синяку на правой скуле Губиной, убийца ее оглушил перед тем, как задушить, — он левша и, по-видимому, занимался боксом.

— Ты предлагаешь пересмотреть всех, кто когда-то занимался боксом в России? Или всех левшей? Свежая мысль. Аплодирую, — отплатил Занозин Сашке за его ехидство.

— А кстати, — врезался в его слова Карапетян. — Губин — левша?

— Губин… — задумчиво затянул Занозин. — Губин… Правша. Во всяком случае при наших беседах я не заметил, чтобы он пользовался левой рукой чаще, чем правой. И между прочим, ударить по скуле может кто угодно — даже тот, кто никогда боксом не занимался. Тем более что речь о женщине.

Он уже привык считать Губина главным подозреваемым, как и Карапетян, хотя еще недавно противился этой идее. Но, видимо, его мозгам надоело биться в тупике. Губин же напрашивался в подозреваемые сам собой — да еще темпераментный Карапетян внушал эту мысль Занозину как мог.

Была и другая причина — Занозину очень не хотелось считать подозреваемой Регину Никитину. Он помнил про звонок анонима, про его рассказ о свидании Регины на Ярославском вокзале с неким молодым человеком, с которым они не поделили деньги.

Самое поганое было в том, что Занозин на всякий случай проверил депозиты Регины в Сбербанке и выяснил, что на следующий день после убийства Киры Губиной она сняла со своего депозита довольно крупную сумму…

Занозина все-таки мучила совесть за то, что он не желает воспринимать версию о Регине всерьез. Будь на ее месте кто-нибудь другой, подобные факты очень бы заинтересовали его. Но речь шла о Регине, и Занозин тянул, откладывал на потом проверку информации. Осознавая, что поступает непрофессионально, он утешал себя тем, что обязательно займется и этой версией, вот только разберется с остальными.

Телефон зазвонил, как всегда, некстати. Занозин взял трубку и не особенно любезно отозвался: «Да».

И через секунду — снова «Да», но уже так, что Карапетян взглянул на начальника удивленно. Интонация и даже тембр голоса Занозина изменились до неузнаваемости. Карапетян во всяком случае не помнил, чтобы Занозин с кем-нибудь говорил по телефону таким спертым фальцетом.

Звонила Регина.

— Вадим, — говорила она, а Занозин слушал. — Я звоню потому, что… В общем, я тогда вам не сказала, посчитала, что неважно, но теперь все поменялось… Я звоню вам из-за Сергея, ну, из-за Губина.

Я вижу, ему тяжело, он мучается, я хочу ему помочь…

Хотя я не уверена, что это поможет. И даже не знаю, интересно ли вам то, что я хочу сообщить. Может быть, вы скажете, что это здесь ни при чем.

Регина замялась, она вообще говорила неуверенно, спотыкаясь, и Занозин ее подбодрил.

— Не сомневайтесь, Регина Евгеньевна, говорите…

— Мне не хотелось бы возводить напраслину на человека, — продолжила она. — В конце концов мне могло показаться. Может быть, он и не имел в виду ничего дурного. Да и вообще, имеет ли это отношение к смерти Киры? Но сейчас любая мелочь ввиду последних событий предстает в ином свете.

— Так что же, Регина Евгеньевна? За вами снова следят?

— Нет-нет, Вадим. Спасибо вам, больше я слежки не замечала. Тут другое. Я сейчас вам скажу. Но вы обещайте, что не станете делать скоропалительных выводов. В общем, буквально за день или в тот же день — я уже сейчас не помню, — когда была убита Кира Губина, Булыгин через меня Сергею угрожал.

— Что это значит, через вас?

— Ну, зашел ко мне в кабинет, я работала. Начал вроде бы ни к чему не обязывающий треп — что-то про поездку в Амстердам. А потом как бы невзначай — поговори с Сергеем, он не то делает, умных людей не слушает, может плохо кончиться. Мне трудно вам передать атмосферу нашего разговора. Вот видите, я вам сейчас рассказываю — звучит вполне невинно. Просил поговорить, сказать, что не то делает…

Даже намекал, что отблагодарит — комиссионные там… Но у меня было отчетливое ощущение, что это угроза. Когда мы разговаривали после убийства Киры, я не сказала вам, потому что подумала — Булыгин мертв и какое это теперь имеет значение. Но он появился, значит, и угроза действует, ее никто не отменял.

— Что он имел в виду, вы знаете?

— Не совсем. Какие-то их дела по бизнесу. Насколько я понимаю, Булыгин был очень недоволен покупкой «Политики». Сергей с ними ни с кем не посоветовался — единолично принял решение. А еженедельник убыточный, и, по мнению Булыгина, вытащить его на прибыль шансов нет — рыночная конъюнктура на политическую прессу складывается неблагоприятно. Мода прошла. А Сергей для поддержания своих начинаний на плаву перекидывает средства из одной конторы в другую — и из рекламной фирмы, которой руководит Булыгин, прибыль забирает в том числе и для «Политики»… Он еще намекал что-то про «НЛВ» — дескать, слишком агрессивно развивается…

Ой. Нет, это мне говорил кто-то другой, Булыгин об этом помалкивал.

— Ну, так что про «НЛВ»?

— Что газета слишком агрессивно развивается, это может привлечь чье-то недоброжелательное внимание. Губину кое-кто советовал притормозить, но тот не послушал. «НЛВ» слишком хорошие прибыли приносит…

— Ну вот, Регина Евгеньевна, все вы прекрасно знаете, а говорили, что не совсем разобрались… Спасибо. Я думаю, информация мне пригодится.

Занозин немного помолчал, соображая, как закончить разговор, а может, и не заканчивать? «Вы очень переживаете за Губина?» — хотел спросить он, но язык не повернулся. Глупый вопрос. И ответ ему явно не понравился бы.

— Я думаю, мы еще увидимся, — наконец произнес Занозин и остался доволен своей находкой. Фразу можно было трактовать как угодно, и не обязательно как его личную надежду встретиться. Ведь он мог иметь в виду, что Регину еще могут вызвать на допрос как свидетеля, чьи показания очень ценны для следствия.

Занозин положил трубку и задумался: «Положим, Булыгин угрожал Губину из-за бизнеса. Но при чем тут Кира Губина и ее убийство? Не вижу пока никакой связи. Все-таки идею о том, что Киру Губину убили, чтобы досадить ее мужу, предупредить его, я не поддерживаю. Это глупо, по-изуверски и не очень продуктивно. Угроза убить жену хороша как политика устрашения и давления. Кстати говоря, если какие-то особо крутые конкуренты хотели заставить Губина сделать что-то им нужное, гораздо эффективнее было бы Киру Губину похитить и сделать заложницей, а не убивать. Со смертью любимого человека ситуация меняется радикально, исчезает фактор устрашения… Ладно, пока оставим в уме. Может, позднее эта информация заиграет?»

— Эй, начальник! Ay!

Занозин так углубился в свои мысли после разговора с Региной, что не заметил, как его внимание давно пытается привлечь Саша Карапетян.

— Ay! — повторил Карапетян и, увидев, что шеф наконец очнулся и слушает его, продолжил:

— Забыл сказать, я взял в архиве дело о наезде на Киру Губину.

Помнишь, полгода назад она попала в автомобильную аварию? Все тогда в офисе Губина почему-то об ; этом вспоминали. Я решил изучить дело повнимательнее — знаешь, там оказалась пара интересных деталей. На нее наехал некий внедорожник, когда машина Киры тронулась с перекрестка на зеленый свет.

Внедорожник с места происшествия скрылся, номер его свидетели не разобрали — был заляпан грязью.

Всего называли одну цифру. Семерка. Инспектор ГИБДД, который оказался близко к месту происшествия, утверждает в своих показаниях, что было впечатление, будто на Киру Губину наехали нарочно.

Выскочил этот внедорожник с какой-то совершенно невообразимой стороны вопреки всем правилам — чуть ли не против направления движения. План перехват «Сирена» ничего не дал. В принципе дело с самого начала казалось глухим, и коллеги бы его похоронили с песней, но Губин тогда как с цепи сорвался.

Он названивал каждый день начальнику ГУВД, требовал найти виновника, держал под контролем следствие и гонял их чуть ли не палкой. В общем, в архиве сохранились все эти замеры, планы столкновения, следы от протектора и даже образцы краски с внедорожника, снятые с покореженной машины Губиной.

Внедорожник, замечу, больше нигде не всплывал.

— То есть Киру Губину уже пытались один раз убить. Не получилось. А вторая попытка через полгода удалась? — полуутвердительно спросил Занозин.

— Вот именно, — кивнул Карапетян. — Именно так все и выглядит.

— Но в этом случае твоя теория о том, что Киру Губину убил супруг, рушится. Ведь если мотив убийства — любовь к Регине и желание развязаться с женой…

— ..то этот же мотив подходит и для первой попытки, — закончил за него Карапетян. — Конечно, в первый раз Губин сам на жену не наезжал — он был в офисе, это достоверно известно. Но он мог кого-то нанять. А когда попытка провалилась, решил больше никому не доверяться и все сделать самому. И сделал через полгода. Как ни крути, все ниточки ведут к Губину.


Перед походом на Кутузовский Губин очень нервничал. Он не знал наверняка, по какому поводу вдруг им заинтересовался Изяславский, но ничего хорошего от встречи не ждал. Можно было бы аккуратно через знакомых попытаться выведать, о чем, собственно, может зайти речь у них с Изяславским, и Губин попросил Козлова это сделать. Но основательно наводить справки времени не было — Козлов так и доложил на следующее утро. Сам Губин вечером потолковал с некоторыми старыми друзьями, но ничего заслуживающего внимания они ему не сообщили — лишь то, что он и сам знал. Что Изяславский имеет большие интересы на рынке услуг связи и в издательском бизнесе, в последние полгода непостижимым образом у него в кармане вдруг оказались контрольные пакеты акций ведущих газет и телеканалов. Что имеет за плечами срок — еще в советское время по молодости лет схлопотал за фарцовку («Ба, да мы с ним практически с одного начинали», — юродствуя, подумал Губин). А кроме того, на Губина вывалили кучу самых разнообразных сплетен, на любой вкус, начиная от утверждения, что Изяславский — советник генерального прокурора по внутриполитическим вопросам на общественных началах, и кончая самыми скабрезными, касающимися его сексуальной ориентации и скандальных похождений в портовых кабаках Гамбурга: к Германии Изяславский, доверительно сообщили ему, питает слабость, хотя по-немецки говорит ужасно, с этаким ярославским прононсом. Детали приводились самые красочные и занятные. Как почувствовал Губин, отношение к Изяславскому его знакомых было не слишком доброжелательным — скорее очень настороженным. За их осмотрительностью и спокойствием угадывалось желание ни в коем случае с ним не связываться и вообще держаться от него подальше. Все это мало что давало.

Губин обговорил с Козловым все — кто поднимется с ним (сам Козлов и двое ребят из службы безопасности холдинга), кто останется ждать внизу (Олег и шофер), кто будет на связи и в каком порядке пойдут, у кого будет на всякий случай оружие. Губин не верил, что его придется пускать в ход, — все-таки Изяславский солидный человек, не шваль уголовная с полутора извилинами. Оружие — это так, для поднятия авторитета.

Козлов воспринял известие о предстоящей встрече, как всегда, сдержанно. Но Губин видел, что Козлов проникся его настроением, был серьезен, сосредоточен, но без мандража. Губину это понравилось и как-то сбило градус накала внутри его самого — наблюдая за Козловым, он сам до некоторой степени успокоился.

До «Москоу-плаза» от офиса Губина было полчаса езды. Губин со своими подъехал на двух автомобилях — «Мерседес» для него самого и «Гранд-Чероки» для Козлова и его ребят. Еще до отправления Губин придирчиво оглядел свой кортеж и невольно признал, что он выглядит даже внушительнее, чем он ожидал. Он настроился на разговор на равных — ну, ладно, пусть не совсем на равных. На взаимоуважи; тельный разговор в уравновешенной атмосфере.

Когда они вышли на площадку перед «Плазой» и двинулись под козырек внутрь — Козлов впереди, Губин за его спиной, а за ним по бокам двое бугаев из службы безопасности, Губин чувствовал себя почти о'кей. Вся их неспешно, впечатляющей «свиньей» шагающая компания — на пути лучше не попадаться — рассекла вестибюль, не глядя по сторонам и не реагируя на пристальные взгляды местных охранников. Губин двигался в центре группы и чувствовал, как на его лице застывает неприятная для окружающих презрительная маска, но это было как раз то, что нужно. Сейчас, окруженный Козловым и его амбалами, он ощущал себя вполне крутым — таким, которому палец в рот не клади.

Их не остановили — видимо, были предупреждены.

На третьем этаже перед нужной дверью они притормозили, и Губин еще раз оглядел свою гвардию.

Остался, в общем, доволен. По его знаку Козлов нажал кнопку переговорного устройства. После того, как он обменялся парой слов с невидимыми пока клевретами Изяславского, серебристая металлическая дверь перед ними с гудением раздвинулась, и они вошли в приемную. Эта комната была ничем не примечательна, если не считать двух находившихся там мужчин с лицами, которые свидетельствовали о полном отсутствии чувства юмора у их обладателей.

Было видно, что в ответ на попытку пошутить они сразу стреляют или в лучшем случае бьют морду.

Лица говорили также и о том, что этой парочке лучше не предлагать мыслить самостоятельно. Их глаза сохраняли неизменяемое тупое выражение, данное от природы, но и доведенное до совершенства путем длительных тренировок.

— Оружие придется оставить нам, — промычал один. — Разумеется, с возвратом.

Последнюю фразу, по всей видимости, его заставили заучить как некую вежливую формулу.

Козлов вопросительно взглянул на Губина и после его кивка вынул своего «стечкина» (он был патриот и предпочитал российское оружие) и положил на стол.

Глазами велел бугаям сделать то же самое. Лицо без юмора сгребло весь арсенал своей лапищей и спрятало куда-то в недра секретарского стола, стоящего у окна. Второй продолжал сидеть, внимательно наблюдая за каждым движением вошедших.

— Подождите здесь, — подал команду первый и скрылся в боковой двери, ведущей, по-видимому, в кабинет «самого». Появился через пару секунд и рукой пригласил Губина и его сопровождающих пройти внутрь.

Кабинет был просторный, оборудованный, как сразу понял Губин, американской офисной мебелью, что его неприятно поразило. Губина покоробило, что по стилю это рабочее помещение было очень похоже на его собственный кабинет, только, в отличие от губинского, оно имело какой-то нежилой вид. Слишком голо, пусто, мебель будто только вчера распаковали, никто на кресла даже не успел присесть, а на столе не успел подписать ни одной бумажки. На столе для переговоров ни одной царапины, на стульях ни одной потертости, никаких следов того, что люди приходят сюда работать. Никакой жизни. В губинских апартаментах витал легкий дух простительной человеческой безалаберности, а здесь — едва уловимый стерильный дух… бутафории, что ли? Впечатление усугубляла большая, убранная искусственными цветами икона богоматери в углу. Перед ней горела лампадка. Рядом на стене в рамочке висела большая фотография, на которой Изяславский пожимал руку патриарху. Губин вспомнил свою заднюю комнатку, где на стене теперь висел крупный, обрамленный крестами портрет Киры с лампадкой перед ним, и ему стало еще неприятнее.

Все четверо не откликнулись на приглашение «шестерки» из приемной рассаживаться, а продолжали стоять в центре кабинета, ожидая развития событий.

Наконец дверь, видневшаяся за большим рабочим столом — там, по-видимому, была задняя комната для отдыха, как у Губина, — открылась и в кабинет вошли двое, один — сам Изяславский.

«Двое против четверых», — пронеслось в голове у Губина. Не то чтобы он думал, будто бы две компании станут сейчас мериться силами или палить друг в друга. Но численное превосходство в этой ситуации подействовало благотворно психологически — добавило ему уверенности и спокойствия.

Изяславский не спеша расположился в огромном черном офисном кресле, вращающемся во все стороны и даже, кажется, вертикально, и воззрился на Губина. Его спутник не присел, а встал рядом.

— Приветствую, — проговорил Изяславский.

Он был молод — моложе Губина. Ничего особенного, говорившего об исключительном положении в российском медиамире, в нем не было. Одет дорого, но это не вызывало удивления или зависти — Губин сам так одевался. Неулыбчив, что тоже встречается.

Судя по первому впечатлению, человек не светский — но таких пруд пруди. А вот выражение глаз препоганое — неопределенное, неуловимое, ничего не говорящее. Смотрит в упор из-под прямых, низко сдвинутых бровей. Не поймешь, что думает в эту минуту, какие чувства испытывает, а может, и вовсе не испытывает никаких? Следов разностороннего образования в его глазах Губину обнаружить не удалось. Таилась в их глубине тень дикости, лихости, отчаянности, сверху прикрытая самообладанием.

Ответа на свое приветствие Изяславский от Губина, кажется, и не ждал. Поэтому сразу продолжил. Говорил он негромко и тускло, без эмоций:

— Настала пора потолковать. Мне несколько досадно, что пришлось самому браться за ваше дело.

Я люблю, чтобы все двигалось само по себе, как хорошо отлаженная машина. А мне оставалось бы только смотреть и любоваться на то, как машина работает — без перерывов и сбоев, с большой отдачей. Я просто — наладчик, хороший организатор, который гордится своими навыками. Поэтому я очень раздражаюсь, когда где-то сбоит. А сбоит на вашем участке.

Если вы думаете, что вы вдохновенный творец от коммерции, который следует за своей коммерческой музой — туда, куда она его позовет, то вы ошибаетесь.

Бизнес, чей бы то ни было, подчиняется суровым законам. Здесь каждый шаг просчитан и предопределен предыдущими ходами…

«Кем он себя возомнил — господом богом?» — подумал Губин, с изумлением слушая проповеди Изяславского о сути бизнеса. Тот между тем продолжал:

— Вы не можете быть свободны от коллег, которые вас окружают, от их интересов. Право, мне неловко, что приходится вам втолковывать такие общеизвестные истины. Вот. — Изяславский вынул из большого ящика стола пачку каких-то документов и шлепнул их перед собой на стол. — Вы взяли на миллион долларов кредитов в двух моих банках. («Это банки Изяславского?» — снова изумился Губин.) Оба просрочены. Это несерьезно. Единственное, что вы могли предложить в этой ситуации, — нудить об отсрочке. — Изяславский криво усмехнулся. — Более того, вы, к сожалению, намеков не понимаете. А ведь мы готовы были решить все проблемы полюбовно…

— Я… — открыл было рот Губин.

— Заткнись, — внезапно перейдя на «ты», выплюнул из себя Изяславский. Лицо его не дрогнуло и поза осталась прежней — вся перемена была в интонации.

Голос оставался спокоен и ровен, но был теперь наполнен угрозой — не показной, а привычной, безжалостной. Контраст безмятежного лица и грубого голоса был ужасен.

— Заткнись, — повторил он уже почти тихо, ткнув указательный палец в направлении Губина.

Палец так и оставался висеть в воздухе, а монолог Изяславского далее проходил только на «ты».

— Ты, кажется, не понял, почему я теряю время на такую шавку, как ты… Не понял и не оценил. Жаль.

Губин стоял в окружении своих людей, угрюмо исподлобья глядя на фигуру в кресле.

— Впрочем, еще остается надежда, что ты поумнеешь. Слушай мое единственное, первое и последнее к тебе предложение — ты отпускаешь «Пресс-сервис» без всяких компенсаций. Забудь о Булыгине, его прибылях и о том, что часть денег он утаивает. А что касается «НЛВ»: за долги продаешь все сто процентов акций двум моим банкам — через неделю они должны вступить в права, так что не тяни с оформлением.

Можешь действовать через Смирнова. Я и так устал ждать от тебя толковых действий. Может быть, ты хочешь возразить, что «НЛВ» стоит дороже? Не хочешь? — Изяславский сделал паузу, вопросительно-иронически глядя на Губина. — Что же, значит, ты не безнадежен.

На самом деле Губин молчал просто потому, что остолбенел. Он был шокирован происходящим. Направляясь на разговор с Изяславским, он ждал неприятностей, но не этого брезгливого «раздавливания». Он еще пытался внутренне хорохориться, изготовился приосаниться и расправить плечи. «Надо ему сказать жестко, твердо: сам заткнись, ты не с „шестеркой“ своей разговариваешь, — лихорадочно пытался сформулировать свой ответ Губин. — Я тебе не шавка, девочек (или там мальчиков) впечатляй своей крутизной, а на меня эта дешевка не действует… И о „Пресс-сервисе“, и об „НЛВ“ я готов говорить, но на равных, мы оба солидные люди. А это твое вы…ние мне без интереса». Он распрямился, поднял подбородок, и эти слова уже были готовы сорваться с его губ.

Но тут произошло нечто совершенно невообразимое.


Дело Киры Губиной, которое еще пару дней назад казалось Занозину перспективным, снова зашло в тупик. Идея с салонами оптики ничего не дала, «Лукойловка» повеселила их на время, однако на след не вывела. Дело постепенно превращалось в «глухаря».

А начальство по-прежнему давило, подстегивало, не забывало, хотя Занозин, честно говоря, надеялся на обратное — побалуется-побалуется начальство, а потом обленится и пустит дело на самотек, то есть даст им нормально, без нервотрепки работать. Не тут-то было.

После очередного разноса у замначальника ГУВД Занозин вернулся в свой кабинет с очередной порцией ценных указаний, смысл которых сводился к тому, что надо работать «тщательнее». В кабинете обнаружился Карапетян — тоже в довольно удрученном состоянии.

— Ты откуда? — поинтересовался Занозин.

— На совещании был — получали инструкции по предстоящей операции «Кранты»… Шутка. На самом деле операция будет называться «Атака» — по поиску угнанных автомобилей. Задумали лихо — чуть ли не одномоментная массовая проверка всех ангаров, стоянок, складов, ремонтных мастерских плюс усиленная проверка на дорогах. Привлекают все свободные и несвободные ресурсы — нас тоже. Короче, все на борьбу с угонами! Кто будет убийц между тем искать, непонятно . Слушай, а почему они не объявят никогда план, ну, скажем, «Вампир» — по массовому поиску убийц? Придали бы нам тогда ГИБДД, ОМОН, пожарных — и одномоментно проверили бы все адреса состоящих на картотеке убийц и всех подозреваемых?

Классная мысль? Надо предложить на ближайшей же планерке.

Занозин скептически посмотрел на коллегу, но решил не душить инициативу снизу и согласно кивнул головой:

— Предложи.

— Ну что? — спросил Карапетян. — Снова выслушивал плач начальства по поводу отсутствия результатов по убийству Губиной?

— Нужны новые идеи, — изрек Занозин. — Я чувствую, что мы топчемся на месте, потому что уперлись в одну версию и зациклились на одних и тех же уликах. Мы что-то пропустили, не заметили. Не обратили внимания на какую-то важную деталь…

— Шеф, — вздохнул Карапетян. — Это все лирика.

Не обратили внимания на важную деталь… В этом убийстве, к сожалению для нас, нет привычной логики, что и ставит нас в тупик. Мы не представляем убийцу. Может, еще раз алкаша тряхнуть?

— Это, конечно, никогда не помешает, — задумчиво проговорил Занозин. — Но на какой предмет мы будем его трясти? Вчера пробовали вместе с ним составить фоторобот его собутыльника. Знаешь, что получилось? Точка, точка, два крючочка — ни одной индивидуальной детали не смог назвать… Выползло из компьютера нечто неопределенно-среднеславянское. Круглая рожа, нос картошкой, глазки свиные, лысина в начальной стадии…

— На Губина похоже?

— Похоже, как и на всех остальных. И точно также непохоже, — утешил Занозин.

— А очки?

— Так и не смог сказать твердо — были очки или нет. Сделали два варианта — с очками и без.

Тут какая-то мысль промелькнула у Занозина, связанная с очками.

— Слушай, — сказал он, решив отвлечься от надоевшей темы, — а чего это ты, как мне тут доложили, все в офисе у Губина пропадаешь? Пропадаешь, пропадаешь, а в клюве ничего не приносишь? Что это еще за напрасная трата сил и рабочего времени?

— Насчет сил — это мое личное дело, а насчет рабочего времени — поклеп, — дал отповедь неведомым недоброжелателям Карапетян. — Если имеются в виду мои встречи с Милой…

— Ага, проговори-и-и-лся. Я и понятия не имел, что ты за спиной начальства, то есть меня, крутишь роман с секретаршей главного подозреваемого. Айай-ай… Хотя звонок все-таки был — некто настучал дежурному, что ты что-то вынюхиваешь в приемной у Губина, мешаешь людям работать и прочее. Так, значит, с Милой…

— Вранье! — разбушевался Карапетян. — Если уж на то пошло, мы с ней встречаемся в основном после работы.

— Ладно, твоя личная жизнь — твое личное дело, — протянул Занозин и, понимая, что задает не совсем приличный вопрос, все же не удержался и спросил:

— А по поводу убийства Губиной никакой полезной доверительной информацией она с тобой не поделилась?

— Я женщин для работы не использую. Это для души, — отрезал Карапетян и воззрился на Занозина со всей серьезностью.

Занозин посмотрел на Сашу в высшей степени укоризненно и даже развел руками — мол, как ты мог такое подумать. Удовлетворенный подобной реакцией, Карапетян кивнул и продолжил:

— А вообще Мила к Губину относится очень хорошо, через слово «Сергей Борисович, Сергей Борисович». Говорит, работает с ним уже пять лет и за все это время он к ней ни разу не приставал, что для нее до некоторой степени было сюрпризом. Она от этого обстоятельства в полном восторге. На предыдущем месте работы к ней чуть ли не вся верхушка фирмы стояла в очередь с вопросом: «Когда дашь?» Мне даже показалось, что этим Губин ее, как бы это сказать, заинтересовал, что ли… Ну, говорит, что Киру он обожал — впрочем, здесь она не оригинальна. Вообще Мила — квалифицированный кадр, оценок от нее добиться трудно. О шефе только хорошее. Непробиваемая секретарша — рот на замке. Например, по поводу Булыгина ни слова не сказала, как я ни пытался навести на него разговор. Подтверждает сплетни про Губина и Регину — офисные кумушки их осуждают, а Мила относится с пониманием. Она говорит, что для Губина интрижки не характерны, и если у них любовь — значит, что-то серьезное. Знаешь, что любопытно? Она почему-то довольно много и не очень доброжелательно говорит о Козлове — начальнике службы безопасности у Губина. Мы им мало занимались — к Кире Губиной он отношения не имел, она охраной не пользовалась. Кажется, он хотел купить Милу, чтобы она за Губиным шпионила и ему доносила. Все предлагал очень аккуратно, намеками, под видом ухаживания. Но Мила просекла и отказалась Он не стал настаивать, восстанавливать против нее Губина и добиваться ее увольнения и, как она говорит, по-прежнему питает к ней слабость…

— Эка невидаль, — бросил Занозин. — В каждой приличной организации все шпионят друг за другом… Так что можно считать, предложение Козлова — вполне естественное и невинное по нашим временам. А что не злился в ответ на отказ — значит, нашел другие подступы к Губину.

— Да, наверное. И все-таки загадка, почему про Булыгина ее поговорить не заставишь, а про Козлова она сама мне поведала… Не пришлось за язык тянуть, как начала рассказывать — не остановишь, хотя, честно говоря, именно про Козлова мне было слушать не очень интересно. Вот если бы она рассказала, что Губин на самом деле жену ненавидел и мечтал избавиться и предлагал Булыгину ее убить…

— Женщина без странности — не женщина, — авторитетно заявил Занозин. — Хотя, мне кажется, тут все проще. Козлов, как она говорит, питает к ней слабость. А женщины любят одним своим поклонникам рассказывать про других — это как бы повышает их женский авторитет в глазах слушателей. Так что принимай поздравления — Милу ты заинтересовал.

— Сам знаю, — самодовольно буркнул Карапетян, впрочем, польщенный замечанием друга.

Все время, пока опера разговаривали про Милу, Занозин пытался понять — что-то с Милой было связано в этом деле, но что?

«Названия уточните у Милы…» — вспомнил он слова Губина.

— Послушай, — внезапно прервал Занозин излияния Карапетяна, рассказывающего о том, в какую дискотеку они пошли с Милой и сколько там было их, Карапетяна с Губиным, клиентов, и как у него чесались руки взять их в оборот, и как он сдерживал себя — даже никакого удовольствия от времяпрепровождения с Милой не почувствовал…

— Послушай, — взгляд у Занозина был странный, одновременно остекленевший и оживленный. — Идея… Если сработает, то… Дуй в салоны оптики и…

Как фамилия Милы?

— Чистова… — оторопел Карапетян.

— Так, дуй в салоны и снова смотри списки, но уже на фамилию Чистова. Мне кажется, что Губин мог заказать очки не сам, а через секретаршу. В принципе персонал салона должен оформлять заказ на имя владельца рецепта очков, но .. Чем черт не шутит, может быть, они приняли заказ по губинскому рецепту, но на имя Милы.

Карапетян посмотрел странно, но не возразил.

Не прошло и часа, как он, до крайности возбужденный, позвонил Занозину из города.

— Шеф, ты гений! — орал он. — Я действительно нашел. В салоне «Парус» есть запись: два месяца назад Мила Чистова заказывала две пары мужских очков — минус два. Ах, вот тебе и Мила! Кто бы мог подумать! С ума сойти! У меня на шесть с ней назначена встреча, так я ее заодно и поспрошаю. Похоже, Губина пора брать! Во всяком случае, есть прямой смысл попросить его предъявить нам обе пары очков.

Я убежден, что он не сможет этого сделать…

«Да, мне тоже так кажется», — подумал Занозин и положил трубку. Его догадка оказалась верной, и все выглядит так, что они приблизились к решению задачки — кто убил Киру Губину. Но победного настроения у Занозина не было. Напротив, было ощущение, будто непременно случится что-то такое, что смешает им все карты.


Пока Губин собирался с мыслями, чтобы ответить Изяславскому, тот сидел в ожидании, буквально впившись взглядом в его лицо. И когда Сергей уже открыл рот, чтобы подать голос, Изяславский сделал движение пальчиком — этакое едва заметное, подманивающее. Что-то произошло, какое-то перемещение. Вокруг Губина все задвигалось. Он завертел головой, пытаясь понять, что происходит и что это за движение… И увидел только удаляющиеся спины.

Он внезапно понял, что стоит один в центре кабинета напротив стола, за которым сидел Изяславский.

А по левую и правую руку от того почтительно полукругом расположились Козлов и его бугаи. Вся группа взирала на Губина спокойно, будто произошло нечто само собой разумеющееся. Губин всей спиной, плечами, лысиной ощущал пустое пространство вокруг себя, холод и полную собственную незащищенность. Он стоял перед ними жалкий, растерянный, как голый. Губин изо всех сил удержался, чтобы не поежиться на глазах у всех — у этих сук, предателей, шлюх… Самое ужасное, что он был абсолютно к этому не готов. Он мог бы стоять один перед Изяславским, не теряя достоинства, если бы морально подготовился к такому повороту событий. Но они застали его врасплох. Он был абсолютно не готов. Он чувствовал себя раздавленной устрицей — розовой, дышащей, размазанной по песку слякотью, перемешанной с осколками ракушки.

Губин попытался взглянуть в глаза своим ребятам.

С бугаев взять было нечего — они как стояли, так и стояли, сцепив руки перед собой, в темных очках, с пружинками наушников за ушами, в своих двубортных серых тройках, тесно облегающих их мощные торсы. Тупые, бесстрастные, безмолвные близнецы.

Но Козлов — вот что удивительно — посмотрел в его глаза твердо и без смущения, как человек, которому нечего стыдиться. Как человек, который всегда честно боролся за правое дело…

— Пора заканчивать аудиенцию, — снова зазвучал тусклый голос Изяславского. — Мне кажется, на этот раз ты понял, что я говорю всерьез. Не надо расстраиваться — мы тебе оставим твою «Политику» и брачный журнал. Пока. И издательство, которое, как мне докладывали, тебе дорого по особым причинам…

Женщина. Все это понятно и вызывает сочувствие.

(Ощущение, что он стоит перед ними голый, у Губина усилилось.) Впрочем, кому что нравится… Не надо думать, что все кончено и жизнь не удалась. Посмотри на это с другой стороны — может быть, она только начинается. Если в дальнейшем мы поладим, то у тебя будет и второй шанс. Я не изверг — главное, прояви благоразумие. («Какой второй шанс? — тупо думал в это время Губин. — После такого…») Свободен.

Изяславский сделал жест по адресу Губина — рукой от себя, как бы мысленно удаляя его из кабинета. Сергею ничего не оставалось, как развернуться и выйти. В приемной он не задержался ни на секунду и даже не взглянул в сторону дежурящих там «шестерок». Его душили бессильная злоба и стыд, которым не было никакого выхода. Он знал, что ничего не может поделать и ничего не сделает.

В вестибюле Олег встретил Губина одного, без сопровождения, слегка удивленным вопросительным взглядом, но промолчал. Они вышли из здания к поджидавшему их «Мерседесу». Шофер открыл перед Губиным дверцу и поспешил на свое место. Губин молчал, сжав зубы так, что челюсти свело. Когда они тронулись, Олег повернулся к Губину. Тот смотрел куда-то в сторону через окошко. Олег перехватил взгляд Губина. Долгим непонятным взглядом Губин смотрел на припаркованный к входу пустой «Гранд-Чероки», который по мере того, как они набирали скорость, все больше удалялся из вида.

На следующий день Козлов и его бугаи заявились в контору как ни в чем не бывало. Козлов держался в высшей степени естественно — даже поздоровался, когда они столкнулись в приемной. Нельзя сказать, что Козлов мозолил Губину глаза. Но и не прятался.

Первым желанием Губина было вызвать его в кабинет и, обложив матом, отправить его к чертям собачьим, чтобы духу его в конторе не было. Или даже спросить при этом: «Как же ты?» Но Губин знал, что все бесполезно. Напрасные вопросы. Неужели они сейчас затеют дискуссию на моральные темы? Неужели Козлов станет оправдываться и искать контраргументы?

Смешно подумать. А то еще скажет что-нибудь железобетонно-справедливое вроде: «По долгам надо платить, Сергей. Ты и мне задолжал за последние два месяца…» А то и вовсе ничего не скажет — не удостоит ответом. Будет спокойно стоять и смотреть ему в глаза, а потом проронит бесстрастно: «Я могу идти?»

Козлов с бугаями никуда не уйдут. Даже если он натопает на них ногами и станет требовать, чтобы духу их не было в холдинге. Они теперь приставлены блюсти собственность и приглядывать за Губиным, чтобы глупости какой не сделал. Губин сидел за столом в кабинете, опершись на локти и сцепив руки на уровне рта, зажмурившись, сдерживая едкие злые непрошеные слезы.


— Бог ты мой! Какие люди и к нам — простым смертным! — Она не торопясь, изящно шла по направлению к Губину с шутливо распахнутыми объятиями, переступая высоко открытыми, несмотря на возраст, тонкими ногами — не самой лучшей форму, но в общем вполне соблазнительными. Кабинет был огромный, шикарный, они двигались навстречу друг другу, встретились где-то на середине и дружески обнялись.

«Лиза, „серая мышка“…» — подумал Губин, а вслух сказал:

— Да тебя, старушка, не узнать.

Лиза рассмеялась. Губин смотрел на ее довольное лицо и думал: "Неужели еще верит комплиментам?

Лиза, акула дикого российского бизнеса…" Приобняв друг друга за талии и обмениваясь приветствиями, они некоторое время топтались на месте. Затем Лиза потянула Губина к стоящим в углу мягким глубоким креслам.

Она погрузилась в кресло сама и указала Губину место напротив. В кресле ее ноги смотрелись самым выгодным образом, и чувствовалось, что Лиза это знает. Губин рассматривал старую знакомую. Она молчала и улыбалась, давая ему время изучить ее как следует.

«Ерунда, — думал Губин, — что женщины с возрастом теряют товарный вид быстрее мужиков». Напротив — рядом с Лизой он с неловкостью ощущал и свою наметившуюся лысину, и дряблеюшие мышцы живота — как ни качайся, а пузцо все-таки имеет тенденцию слегка наползать и вываливаться за брючный ремень, — и заплывающие жирком челюсти, так что уши начинали утопать и погружаться куда-то за щеки. Конечно, он старше Лизы без малого на десять лет, но все равно для «близко под сорок» она выглядит обалденно. До него и раньше доходили слухи, что «серая мышка» якобы совершенно преобразилась, и сейчас он мог убедиться в правдивости молвы.

Стройная фигура, тонкий носик — должно быть, плод упорных трудов хирургов-косметологов, раньше, помнится, был слегка утиный, темные волосы — длинные, но забранные в крендель на затылке, изящные якобы небрежные пряди висят вдоль щек…

И при этом никаких убогих и жалких попыток казаться моложе. Образ такой, что она — женщина вне времени. Одета богато и в высшей степени элегантно. То же касается и макияжа. Видно, что занимается этим с увлечением и консультируется у самых квалифицированных стилистов, своему вкусу не доверяет.

— Ну, что? — прервала она молчание. — Вспомнил наконец бедную Лизу?

Это была шутка, и Губин и ответил шуткой же:

— А как же! Вспомнил о твоем старом должке…

Оба рассмеялись.

— Ты просто расцвела, — сказал Губин и не покривил душой. — Рассказывай, как на семейном фронте.

— Ах, — отмахнулась Лиза. — Чего рассказывать? Много чего за эти годы случилось. С первым мужем — помнишь, с тем, что в коммуналке жил на Пятницкой, — я почти сразу же развелась. Был потом и второй. Сейчас третий — меня устраивает. Мужья приходят и уходят, а детей заводить некогда. К тому же если честно, то добытчик в семье — это я. Я деньги в дом ношу, а мужики рожать не умеют. Что у тебя?

Как сын?

— Сын в Лондоне, живет своей жизнью. Кажется, у него все хорошо. А Кира… — Губин запнулся и через силу продолжил:

— Ты знаешь…

— Ох, да, извини, знаю, знаю. — Лиза наклонилась вперед и сочувственно положила свою ладошку на руку Губина. — Извини, я слышала… Мне так жаль Чай? Кофе? Или что-нибудь покрепче? — решила сменить тему старая подруга, чему Губин был рад. — Подожди, угадаю. Ты всегда был кофеманом.

Губин кивнул головой, слегка удивленный, что Лиза это помнит. Впрочем, чему удивляться. У деловой женщины есть свои приемчики — например, помнить, кто из ее нужных или даже не очень нужных знакомых что предпочитает пить. Пустячок, а человек польщен, чувствует свою значимость и особое к себе внимание.

Лиза встала, подошла к переговорнику на своем столе и отдала распоряжения.

— Сколько лет мы не виделись? — вопрошала она, возвращаясь к креслу и сидящему напротив Губину. — Тринадцать? Пятнадцать? Как будто все это было в другой жизни, даже не верится. Я приехала из Саратова, мыкалась по углам и мечтала осесть в Москве. Ты носился, организовывал ту дискотеку… Боже мой, сейчас вспомнишь — жалкое зрелище была эта дискотека. Помнишь эту кустарную светомузыку, которую ребята спаяли вручную дома? А тогда казалось прорывом, признаком духовной свободы и шикарной жизни.. А однажды веду дискотеку — чуть ли не первый раз, — нервничаю ужасно, голос дрожит, не совладать, вдруг чувствую, меня кто-то за щиколотку хватает. Как я тогда не заорала во все горло от страха, до сих пор удивляюсь. Оказалось, один малолетка напился, натанцевался до прострации и заполз на сцену… Шарит по полу руками… Вы с Мишкой подбежали и его под белы руки… Как я Ирке завидовала!

Ее папа работал в торгпредстве где-то в Скандинавии, у нее всегда шмотки иностранные, невиданные, особенные. Я думала: «За что ей такое счастье?» Рыдала по ночам в подушку от несправедливости судьбы. А сейчас вспомню эти шмотки — боже, какая дешевка. Эти пластиковые перламутровые туфельки грошовые… Как я по ним обмирала! А ведь небось на распродажах приобреталось за полцены. А тогда Ирка казалась королевой. Смешно… Где она сейчас, не знаешь?

Губин отрицательно мотнул головой. Открылась дверь, секретарша внесла поднос, подошла к низкому столику, за которым сидели Лиза и Губин, и начала сервировать его для кофе.

— Что это? — резким, неприятным, как удар бича, голосом вдруг спросила Лиза. — Кто такие чашки к кофе подает?

Девушка растерянно остановилась, не зная, что делать и как отвечать.

— Извините, Елизавета Егоровна, — лопотала секретарша и мяла в руках салфетку.

— Кто такие чашки к кофе подает? По-твоему, мы из этих чашек кофе пить должны? — сбавив несколько тон, но по-прежнему в высшей степени недовольно спрашивала Лиза и требовательно взирала на девушку. Та под этим взглядом скукоживалась и терялась еще больше.

— Извините, Елизавета Егоровна… — совсем тихо и убито проговорила она. Потом судорожно вздохнула и решилась:

— Может быть, я сервиз поменяю?

— Поменяй.

Девушка еще раз вздохнула, на этот раз облегченно, и снова взялась за поднос.

— Пока ни с кем не соединяй, — отдала попутно приказание Лиза. — С Фрунзенской звонили?

— Да, — поспешно отвечала секретарша. — Звонил Петелин. Интересовался, когда вы найдете время, чтобы посмотреть новый клип. Он уже в четвертый раз звонит.

— Передай ему, что я позже с ним свяжусь. Пусть ждет.

Когда девушка исчезла за дверью, Лиза, как бы извиняясь перед Губиным за не слишком грациозную сцену, свидетелем которой он стал, сказала:

— Чуть отпусти вожжи, начнут вытворять черт знает что, совершенно избалуются. Подать к кофе чашки для чая! Как тебе это нравится?

Губин сообразил, что ответа от него не требуется, скроил неопределенную мину — и все.

Раздалось какое-то улюлюканье. Лиза полезла в карман и вынула мобильник, изобразила на лице полную сокрушенность и губами проартикулировала Сергею: «Из-ви-ни!» Она сказала всего пару слов кому-то далекому и отключила телефон — «а то поговорить не дадут!».

Секретарша снова внесла кофе — на этот раз Лиза осталась довольна.

— Да, так вот, — начала Лиза, пытаясь сообразить, о чем они говорили. — Несчастное было время. Но удивительно, мы совсем не чувствовали себя несчастными. Я помню, ты был такой энергичный, заводной, силы через край, аж искрился весь — на меня твой напор действовал гипнотизирующе, завораживающе.

Я смотрела на тебя просто открыв рот. Носился как угорелый, все делал сам, все успевал, все устраивал.

Мишка Булыгин за тобой по пятам ходил как теленок… Скажи, ты все также материшься? (Губин, усмехнувшись, опустил голову.) Знаешь, а меня это никогда не раздражало — я знала, что это у тебя от переизбытка энергии. Господи, что я все о прошлом?

Сейчас-то как дела?

— Все в порядке, — слишком поспешно ответил Губин. — У меня холдинг. Ты знаешь, я по издательскому делу заканчивал. Всегда мечтал о книжном бизнесе. У меня сейчас издательство, еженедельник, ну, там рекламная фирма, консультационный центр… Много всего. Может быть, когда-нибудь затеем какой-нибудь общий проект — в честь старой дружбы.

Найдем классную идею — и удивим мир, почему бы и нет?

— Может быть, — Лиза серьезно кивнула.

Губин остановился. Зависла пауза. В это время хлопнула дверь, и в кабинет впал некий молодой человек — высокий, одетый в кожаную безрукавку (на плече татуировка) и джинсы. В ухе серьги — несколько серег в одной мочке, волосы ежиком, крашенные в соломенный цвет. В руках он держал какой-то лист бумаги.

— Долго это будет продолжаться? — возмущенно заорал он на Лизу, не обращая внимания на Губина. — Вот новый макет! Моей рекламы! Это же макет, а не филькина грамота! Но у верстальщиков творческий зуд, они полагают, что могут мою идею усовершенствовать. И что получается? Фуфло! Шрифт другой, цвет звездного неба вместо черного синий…

Какое-то издательство «Огни Саратова»! Я просто в отчаянии, я не знаю, что еще делать — хоть вместе с ними за компьютер садись и следи за каждым их движением как цербер!

— Насчет Саратова — это ты в точку. Это мой родной город, — с инквизиторской усмешкой проговорила Лиза.

Парень побледнел, потом покраснел, смешался и открыл было рот, чтобы как-то сгладить произнесенную глупость, но великодушная Лиза (немного играла для публики — для Губина) махнула ему снисходительно ручкой — мол, ладно, проехали.

— Снобизм ваш столичный, идиотский ничем не вытравить, — вынесла она свой вердикт, а потом перешла к сути:

— Не видишь, я занята. Я займусь этим потом. А лучше бы, дружок, ты научился решать эти проблемы без меня.

— Но, Лиза… — капризно затянул молодой человек.

— Без меня, без меня, — подтвердила Лиза, не реагируя на его надутые губы. В ее глазах, устремленных на крашеного молодого человека, таился понятный для Губина намек. — Оставь нас, — попросила она, и нервный творец ушел, хлопнув дверью.

— Симпатичный парень, — посмотрел ему вслед Губин. — Юное дарование?

— А, — фыркнула Лиза, — у меня таких дарований вагон и маленькая тележка.

Внезапное появление молодого человека, казалось, сбило их с толку — разговор заново никак не клеился. Губин, мучаясь, соображал, как бы ненароком завести речь о том, что его интересует. Лиза смотрела на него непонятно. Губин, занятый своими мыслями, даже не попытался расшифровать ее взгляд.

Тогда Лиза поднялась и приблизилась. Некоторое время она стояла вплотную к его коленям, даже касаясь их своими шелковистыми, обернутыми в лайкру блестящими бедрами. Потом протянула руку и, дождавшись, когда он вложил в нее свою, потянула и заставила его встать. Они стояли грудь в грудь. Лиза глядела ему прямо в глаза, а Губин не мог ответить ей тем же — отводил взгляд. Он и близко не ощущал того похожего на легкое опьянение волнения, которое овладевало им, когда рядом была Регина. Он чувствовал неловкость.

Лиза подняла руки и обняла Губина за шею. Он сомкнул руки на ее талии и спрятал глаза в ее волосах.

«Жаль, что я никогда не умел притворяться с женщинами, — думал он. — А надо было бы научиться тебе, дураку». Лиза освободила одну руку, взяла губинскую ладонь, бесстыдно завела ее себе под юбку и положила на свою горячую ляжку.

Губин стиснул ее ногу и повел руку выше, но сам понимал, что все получается натужно и незаинтересованно с его стороны. Ситуация его совершенно не вдохновляла — голова была забита другим. Да и, видно, неспроста он даже в молодости Лизой не заинтересовался. Не его это была женщина. Даже сейчас — богатая, ослепительная, уверенная в себе, могущественная… Та, которая может помочь, если захочет. А ведь ему очень надо, чтобы она захотела ему помочь. Лизе сегодня никто не отказывает — у ней и в мыслях нет, что она может потерпеть с ним фиаско.

Ведь Губин сам к ней пришел…

А Лиза уже дышала тяжело. Она оторвала губы от его лица и посмотрела на застежку рубашки, просунула руку под галстук и протиснула пальцы туда, где края расходились между пуговицами. Проворно, с силой дернула пуговицы — они разлетелись. Казалось, она не замечает, что Губин замер и ничего не предпринимает. Лиза уже по-хозяйски теплой жесткой ручкой разбиралась с его рубашкой и ослабляла узел галстука — впрочем, лишь чуть-чуть. Вид болтающегося на его оголившейся крепкой шее галстука явно приводил ее в волнение. На скулах Лизы играл легкий румянец, а губы приоткрылись, показались влажные нетерпеливые зубки. Она несколько секунд смотрела на его шею, безотчетно облизывая сохнущие губы, а потом взяла конец галстука в кулачок и притянула его рот к своему. «Вот так она мужиков и водит на поводке», — подумалось Губину. Энтузиазма он по-прежнему не ощущал. Лиза перекинула узел галстука ему за спину и медленно, обстоятельно повела ладошкой по его груди, подбираясь к животу, смакуя каждое свое движение.

Губин ничего не мог с собой поделать. Проклиная себя, он остановил ее руку. Она взглянула вопросительно.

— Лиза, — сказал он, пряча глаза. — Извини, я не могу. Кира… Совсем недавно… Извини, я не могу.

Лиза секунду постояла в раздумье, потом отошла от Губина на шаг, лицо каменное.

— Это я должна просить прощения, Сергей, — ответила она. — Я не подумала. Забудем.

Несколько секунд они приводили себя в порядок.

Губин застегнул рубашку и поправил галстук. Лиза лишь поправила юбку на талии — а так она была почти само совершенство. Даже волосы не очень растрепались. «А лучше бы они растрепались, лучше бы он выдрал из моей прически все шпильки», — с досадой думала она. Лиза вся дрожала внутри, представляя, как Губин запускает руки по локоть в ее рассыпавшиеся темной волной кудри. "Зачем? Зачем? Ведь могло быть так хорошо. Кому ты хранишь верность, дурачок? И тогда — двенадцать лет назад, и сейчас?

Так ты и не понял за всю свою жизнь, что есть вещи поважнее, чем хранить верность собственной женщине. Тогда — Кире, теперь — Регине. Или теперь — и Кире, и Регине вместе? А ведь я всегда для тебя на все была готова — и тогда, и сейчас. Ну, почти на все.

А может быть, и вообще на все — вдруг, чем черт не шутит? Если бы ты все-таки решился выдрать из моих волос шпильки… У твоей убогой Регинки небось такой копны нет".

Они снова расположились в креслах. Лиза, вся еще напряженная, замерла, мысленно ощущая на своих коленях горячие ладони Губина. Она перевела дух и закурила, старясь успокоиться и отвлечься.

— Мы говорили о совместных проектах, — несколько некстати заговорил Губин. — Это все впереди, а пока у меня есть для тебя деловое предложение.

Лиза молча курила, смотрела на него и ждала продолжения.

— Так вот, — продолжил Губин. — У меня есть газета «НЛВ» — «На любой вкус». Это одна из лучших моих идей и один из самых прибыльных проектов — ты наверняка слышала об «НЛВ». Успех у газеты бешеный. Я собираюсь это дело продать — именно сейчас, когда издание на подъеме. Я считаю, что вывел идею на коммерческий простор, раскрутил — теперь и деньги получить за нее пора. Как я говорю, дело — суперприбыльное, для предприимчивого человека золотая жила. Почему продаю? Интерес потерял, новые проекты накатывают. Ты же знаешь, я всегда любил что-то новое… Я хочу передать «НЛВ» в хорошие руки, толковому человеку. Тебе. Твоя «Примадонна» — это фирма, лидер рекламного рынка. Я прошу три миллиона долларов, но газета этого стоит.

Я принес тебе документы, расчеты — ты убедишься, что игра стоит свеч…

Губин потянулся к своему кейсу. Пока он перебирал бумаги, Лиза ничего не говорила и не останавливала его. Почувствовалось — какой-то холодок отчуждения пробежал по комнате. Она молчала, курила.

— В прошлом году прибыль… — продолжал бормотать Губин. — У нас есть план развития… Ты увидишь…

Лиза встала и с сигаретой отошла к своему столу, сделав вид, что ищет зажигалку, которая осталась валяться в глубине покинутого ею кресла, — не хотела смотреть на то, как он копается в своих бумагах. К документам даже не притронулась, не поинтересовалась хотя бы из вежливости. Губин чувствовал, что делает что-то не то, но остановиться не мог. Продолжал что-то толковать про «НЛВ», большие перспективы…

— Сергей, — подала голос от стола Лиза и обернулась к нему. — Я знаю, что «НЛВ» стоит этих денег.

Стоит даже больше. В конце концов я профессионал и изучаю рынок… Но извини, Сергей, я ничем не могу тебе помочь. Я думаю, ты догадываешься почему. У нас в бизнесе все всем всегда известно. К твоим фирмам проявляют интерес очень серьезные люди.

Я не стану перебегать им дорогу. Я не самоубийца.

Извини.

«Вот и все, — подумал Губин. — Как быстро».

— Что ж… — сказал он вслух. — Это ты меня извини.

Лиза не ответила. Губин собрал со столика свои бумаги и встал. Теперь он понял, что она с самого начала, как только он позвонил ей, знала, в чем дело и зачем она ему понадобилась. Он понял также: Лиза знает, что он ей соврал, будто не может с ней ничего иметь из-за Киры. Из-за того, что жена умерла совсем недавно. Лиза знает про него и Регину. «Идиот, — сокрушался Губин. — Какой ты идиот!»

Губин направился к дверям и, когда уже взялся за ручку, услышал: «Сергей!» Он обернулся. Лиза по-прежнему стояла у стола.

— Сергей, — снова сказала она. — По поводу должка… Я помню. Я всегда помнила. Я все двенадцать лет — или сколько там — готова отдать тебе тот должок. Можешь получить в любую минуту. Хоть сегодня, хоть сейчас, прямо здесь… Подумай.

Она смотрела на него очень откровенным и почему-то, как показалось Губину, уже прощальным взглядом.

— Спасибо, Лиза, я ценю, — пробормотал он. Повернулся и ушел.


На следующее утро Карапетян, возбужденный давешней неожиданной удачей, обрисовывал в кабинете Занозину перспективу дела:

— Шеф, все доказательства против Губина железобетонные — правда, все пока косвенные, но тем не менее. Хотя если теперь предъявить Губина алкашу, получим и не косвенные. Мила подтвердила, что месяца два назад они с Губиным ездили в салон заказывать очки, при этом он сам спешил, только подобрал оправу и сразу уехал. А все остальное доделала Мила — выбрала самые модные и дорогие стекла, оформила заказ и оплатила. Она потом Губину пыталась отчитаться и расписать достоинства новых суперлинз — все-таки очки влетели в копеечку, но тот совершенно ее рассказом не заинтересовался, слушал вполуха… В общем, он не знал — просто не зафиксировался на этом, — что носит какие-то особые стекла… Более того, я спросил у Милы, не заметила ли она что-то странное или новое в последние дни в Губине. И представляешь, она говорит, что действительно не придавала этому значения, но Губин теперь носит другую пару тех самых очков — оправа чуть-чуть отличается по тону, практически едва заметно.

Но Мила, поскольку сама очки заказывала и забирала заказ сама, оправы отличает… Спекся Губин! Надо брать!

— Ничего у вас не выйдет, — раздался голос от двери.

Занозин с Карапетяном обернулись и обнаружили, что незаметно для них в комнату проник коллега Сбирский. Сутулый и ехидный, он стоял в проеме — без пиджака, в кобуре под мышкой блестел никелем пистолет. Любил он пофорсить, пижон.

Замечание Сбирского можно было принять за обычное ехидство и карканье, но что-то было в его тоне, что сразу заставило обоих оперов чуть ли не хором поинтересоваться:

— А почему это не выйдет?

— А потому что Губина вашего только что убили, — спокойно объяснил Сбирский. — В дежурку сообщение поступило. Губин Сергей Борисович. Так?

Убит во дворе своего дома выстрелом в голову.

Занозин и Карапетян переглянулись.

— Шутка, что ли? — подозрительно поинтересовался Занозин.

— Какое там! Труп. Ну, честно, мужики! Сам слышал… Между прочим, по признакам — классическое заказное убийство. Не повезло вам…

— Поехали. — Занозин уже сдернул куртку со спинки стула. «Хренотень какая. Опять на нуле, — думал Занозин, спеша по коридору к выходу. — Как пить дать, на нас это убийство навесят… Впрочем, мне даже самому любопытно. Бедный Губин».

…Губин проснулся утром с трудом, с больной головой. В последние дни он маялся непривычной бессонницей и засыпал только с таблетками. Надо было хоть как-то забыться, отдохнуть от бешеной работы мозга, бьющегося над одной-единственной задачей — как спасти холдинг. Голова была забита счетами, расчетами, прикидками и строительством безумных и неосуществимых комбинаций. От таблеток поутру он просыпался несвежим, заторможенным, но это было лучше, чем использовать другое средство — популярное, доступное и убойное, то есть выпивку. Когда он взвешивал все «за» и «против», выбирая между снотворным и водкой, пришел к выводу, что лекарство лучше. Водка помимо заторможенности и тяжести давала зеленый цвет лица, мешки под глазами, дряблые жабьи губы и неистребимый запах. Губин понимал, что ситуация требует от него мобилизации всех сил, концентрации воли и той самой неутомимости, которая в дни молодости так восхищала Лизу. Не спать он не мог. А без таблеток засыпать был не в состоянии.

Лизу он не винил. В конце концов она не обязана его выручать. Сегодня он оборачивался в прошлое и видел собственную идиотскую самонадеянность, казнил себя за безалаберность и за то, что после того первого успеха с изданием библиотеки фантастики у него началось «головокружение от успехов». Не нужно было покупать издательство, нужно было лучше изучать биржевые сводки и динамику курса доллара и котировки государственных ценных бумаг — на них он тогда и погорел самым роковым образом. Надо было лучше разбираться в политике и видеть, куда все катится. Нужно было заранее знать, что правительство отменит льготы по НДС на газетную бумагу и налоговые освобождения для книгоиздательства. Из-за этого и взял тогда тот миллионный кредит…

После отказа Лизы вариантов у него оставалось мало. Собственно говоря, только один. Можно было кинуться в ножки и продаться с потрохами главному конкуренту Изяславского — точно такому же шакалу, который, как надеялся Губин, с удовольствием подложит свинью коллеге. Были у него основания рассчитывать на это — от знакомых он узнал, что недавно магнаты вроде бы столкнулись лбами, пытаясь установить контроль над одним полиграфическим комбинатом. В итоге Изяславский задействовал свои связи в Генеральной прокуратуре, напустил на конкурента финансовую проверку, потом налоговую полицию и пересилил…

Губин не мог не задавать себе вопроса, чем покровительство одного бандита для него лучше, чем покровительство другого, — тот, соперник Изяславского, некий Мейер («Не некий, — поправил себя Губин, — а именно Валерий Мейер, оба слова с очень большой буквы».) тоже ведь не благотворительностью занимается. Ничего лучше того, что предлагал ему Изяславский, он от Мейера не получит. Губин это прекрасно осознавал, но ему уже было плевать.

Он готов был жизнь положить на то, чтобы Изяславскому ничегошеньки не досталось из его бизнеса.

Чтобы ни одной копейки не обломилось ни Изяславскому, ни Булыгину, ни суке Козлову.

Губин вспомнил разговор в «Москоу-плаза», и желваки заиграли у него на скулах. Все последние дни он старался не вспоминать, но в голову постоянно лезли терзающие его самолюбие картинки той унизительной, постыдной встречи… Невозмутимые спины бросающих его Козлова и бугаев, брезгливый палец Изяславского. О своем стыде он помнил всегда. Даже тогда, когда вроде бы забывал. Он по-прежнему уверенно входил в офис, улыбался Миле, обнимал за шею Регину в ее кабинете и целовал ее в зеленые глаза, разговаривал с подчиненными и клиентами Но жгучий мучительный стыд дремал в нем, постоянно напоминая о себе, и с ним надо было что-то делать, жить с ним как ни в чем не бывало Губин не мог.

Он не мог позволить, чтобы все стало так, как хочет Изяславский. Стыд породил в нем неистребимый и нерациональный дух противоречия и противодействия, заглушавший даже чувство самосохранения. Он превратился в его чуть ли не первую в жизни черную тайну, которая тщательно скрывалась от других. Вряд ли он решится рассказать о той встрече кому-нибудь, даже Регине. Особенно Регине.

Губин аж зажмурился и потряс головой, чтобы отделаться от мыслей об этом гнусе Изяславском. «Ладно, хватит», — намеренно грубо приказал он себе.

Губин взглянул на часы — без четверти восемь, пора отправляться в офис. Он выглянул в окно — машина ждала его у подъезда. Олег уже направлялся к подъезду — сейчас поднимется, по дороге проверив лифт, лестницу и лестничную площадку, позвонит в дверь и, когда Губин глянет в дверной «глазок», помашет рукой и скажет: «Сергей Борисович, я здесь».

Выслушав приветствие Олега, Губин сказал, что готов и спустится через пять минут. Олег вернулся к машине. Губин бросил последний взгляд в зеркало, заметил, что по привычке оставил кофе в термосе для Киры, хотя Киры нет вот уже три недели… Никак не привыкнет. Губин подумал о том, что так и не успел купить новую роскошную квартиру или даже построить загородный дом, как планировал, — все было некогда, все казалось, заработаю еще немного, вот тогда заживу… Так он и жил в этой выменянной еще в советские времена и тогда казавшейся просторной трехкомнатной квартире.

Он взял кейс, перекинул плащ через руку и вышел.

Пока он спускался по лестнице, думал, как найти подступы к Мейеру, — нельзя же просто прийти и сказать, мол, предлагаю вам сделать подлость Изяславскому и готов вам в этом всемерно помочь, жизни не жалко, лишь бы прищемить этой сволочи одно место… Так к серьезным людям не подходят. Надо, чтобы подвел кто-нибудь, кому Мейер доверяет.

Иначе еще подумает, что провокатор, засланец Изяславского. А кто может его подвести к Мейеру — вопрос…

Губин вышел из подъезда, погруженный в свои мысли. Подъезд Губина единственный в доме выходил не во двор, а на улицу — впрочем, маленькую и тихую. В такой час народу на ней всегда было мало.

Утро было чудесное: солнечно и безмятежно. И, как всякий чувствительный и темпераментный человек, Губин вдруг подумал, что это хорошая примета. Такое начало дня — это к лучшему. Все сегодня выгорит.

Редкие прохожие тем не менее на улице попадались. Навстречу Губину шел молодой парень в джинсах и кожаной куртке. Губин был погружен в себя и парня почти не увидел, лишь скользнул по нему глазами и вяло, краешком сознания подумал, что парень выглядит как наемный убийца — молодой, высокий, в черных джинсах и черной куртке, на голове черная вязаная шапочка. Еще бы черные очки… Прохожий между тем уже был у Губина за спиной. Сергей вздрогнул, остановился и стал оборачиваться — вдруг захотелось посмотреть парню вслед. «Как наемный убийца?!» — раздался в голове Губина собственный беззвучный вопль. Обернуться Губин не успел…

…Когда Занозин, Сбирский и Карапетян прибыли к месту происшествия, оперы из районного управления уже были там и принимали меры к тому, чтобы держать зевак на расстоянии. Зевак, впрочем, было не так много — в основном жители того же подъезда, которые спешили на работу, но при виде распростертого на мостовой тела замедляли шаг и цепенели.

Губин лежал ничком на середине улицы, в затылке — пулевое отверстие в запекшейся крови, руки и ноги раскинуты в разные стороны. Кейс и плащ валялись слева и справа от тела.

Занозин с коллегами, обменявшись кивками со знакомым милиционером, подошли к трупу вплотную. Занозин присел на корточки, внимательно осмотрел след от пули в затылке Губина, потом окинул взглядом все тело.

— Стреляли один раз? — спросил он у местного коллеги.

— Один, зато наверняка, с расстояния двадцать сантиметров, — ответил тот. — Классно сделано.

Убийца спокойно зашел жертве за спину, развернулся и выстрелил в упор.

— Но ведь Губин ходил с телохранителем… — задумчиво проговорил Вадим, все еще на корточках оглядывая труп.

— Был телохранитель, — усмехнулся опер. — Но получилось так, что, когда убийца зашел за спину жертвы, Губин, как вы его называете, оказался как раз между ним и телохранителем, на линии пальбы.

Не очень-то у них охрана была профессионально поставлена. А может, расслабились или просто небрежничали по привычке. Когда убитый упал, киллер, не опуская руки, всадил две пули и в телохранителя — тот потянулся рукой под мышку, к кобуре… Две пули — одна в левом плече, другая в правой кисти.

— Так он жив? Я имею в виду телохранителя.

— Жив. Увезли на «Скорой».

— Значит, свидетель есть… — проговорил Занозин.

— Да свидетелей полно, — пожал плечами коллега из управления, — только не думаю, что нам это много даст. Его и консьержка видела — правда, со спины.

Она выбежала на крыльцо на выстрелы — жертва лежала на асфальте, а убийца удалялся — между прочим, неторопливо. Телохранитель корчился тут же рядом, у машины. Ну, описали они его — молодой человек, высокий, одет в черные джинсы, черные ботинки и черную кожаную куртку, на голове черная вязаная шапочка. Лицо самое обычное. Никаких особых примет никто не запомнил. Все. Оружие унес с собой.

— Что это было за оружие? Олег — ну, тот телохранитель — наверняка смог определить… — сказал Занозин без особой уверенности.

— Не очень-то. Все произошло так быстро, — покачал головой парень. — Впрочем, все равно вы с ним еще будете говорить, спросите при встрече. Мы его в больницу поместим под охрану, хотя я не уверен, что ему нужна охрана. Рука, плечо… Не хотели они его убивать, ясно. И данное обстоятельство мне очень не нравится…

— Думаешь, телохранитель подыгрывал киллеру?

— Ну-у-у, не знаю… Выясним.

— А что шофер? — поинтересовался Занозин у коллеги.

— Да, вот шофер вел себя очень странно. Во всяком случае по рассказам консьержки и прохожих.

Пока киллер палил, стоял как вкопанный, раскрыв рот. Когда тот ушел, заметался, забегал, вдруг упал рядом с машиной на землю — немного припозднился. Потом рванулся за киллером, потом вернулся, кинулся к телефону… Когда прибыли наши, нес какую-то околесицу, бормотал что-то непонятное… В общем, его сейчас увезли в отделение, допрашивают.

— Все сняли? Медэксперт уже осматривал? — обратился Занозин к мельтешащему вокруг них фотографу.

Тот кивнул, и тогда Занозин приподнял труп за плечо и перевернул на спину. Тело Губина неловко перевалилось, одна нога так и осталась лежать в каком-то невообразимом положении. На лицо было страшно смотреть. Огромный кроваво-красный отек покрывал глаза и лоб — мало внутреннего кровоизлияния, так Губин, падая, со всей силы ударился лицом об асфальт. Лицо опухло и деформировалось, его едва можно было узнать.

— Да-а-а.. — протянул Карапетян, на которого напала неуместная веселость. — Нормально. Теперь убийство Губиной можем смело свалить на лежащий здесь труп. А что касается самого Губина, то имеется основательное подозрение, что речь идет о заказном убийстве, раскрываемость которых у нас составляет…

Двадцать?..

Карапетян вопросительно обернулся к Сбирскому, тот угрюмо кивнул.

— ..двадцать процентов, — продолжил ерничать Карапетян. — Я сильно подозреваю, что данное убийство попадет в остающиеся восемьдесят. Шеф, не смотри такими зверскими глазами. Шучу.

— Смешно, — подтвердил Занозин. Он встал и выпрямился. — Обхохочешься. По убийству Губиной мы снова на нуле. И еще один труп.

Глава 7

ЖИЗНЕННЫЙ ВЫБОР КРЕТИНОВ


Все дела в губинском холдинге взял на себя Булыгин. Сделал он это под предлогом организации похорон и улаживания всяческих связанных с ними дел.

Он звонил сыну Губиных в Лондон, он объяснялся с погребальной конторой и решал текущие производственные дела. На лидирующую роль в осиротевшем после убийства Губина холдинге могли претендовать и Подомацкин с Сурновым, которые наряду с Булыгиным числились вице-президентами, но те двое отстранились и лишь наблюдали за бурной деятельностью коллеги, не пытаясь оспорить его первенство. Булыгину, в отличие от осторожного Сурнова и бонвивана Подомацкина, настроенного, в общем, наплевательски, не терпелось стать Губиным номер два. Получилось, что перед Булыгиным все расступились, а тот принял все как должное.

Жизнь с уходом Губина не остановилась, газеты выходили каждый день, «Политику» следовало вот-вот подписать в печать, в издательстве на подходе было очередное собрание, пробитое и запущенное еще Губиным, и требовалось объясняться с типографией, ругаться с железнодорожниками, ездить к таможенникам вызволять тираж и прочее. Сотрудники губинских контор продолжали действовать «на автопилоте», в общем-то даже не нуждаясь в руководящих указаниях Булыгина.

Все в губинской империи почувствовали, что грядут иные времена. Формально наследником Губина являлся его сын, однако мало кто верил, что он возьмется за отцовский бизнес. Сергей-младший был квалифицированный компьютерщик-фанат, даже немножко не от мира сего. Бизнес и деньги его интересовали мало.

В курилках, в буфетах, в кабинетах холдинга перемены, произошедшие в руководстве компании, обсуждались беспрерывно. Ветераны приходили к выводу, что скорее всего Губин-младший продаст все дело по дешевке — и скорее всего тому же Булыгину.

Торговаться и жаться он не будет, а постарается поскорее сбыть с рук ненужную собственность и вернуться в Лондон.

Атмосфера в конторах царила неопределенная, а настроение у сотрудников было упадническое. Предпочтения Булыгина ни для кого не были секретом — он не любил книгоиздание, ничего в нем не понимал, политический еженедельник мечтал прикрыть, предпочитал посредничество, торговые операции, спекуляции на бирже и рекламный бизнес. Всем было известно, что в последнее время они с Губиным конфликтовали из-за «Политики» и убыточного издательства.

Совсем придушить издательство он не осмелится — все-таки оно внесло свою долю в акционерный капитал (в виде того самого здания в центре Москвы, где и располагался холдинг), но ужать, урезать и перепрофилировать на выпуск каких-нибудь комиксов — это пожалуйста! Журналисты и редакторы, ожидая уведомления об увольнении, обзванивали знакомых в поисках новой работы. Отношения вице-президента Булыгина с творческим составом губинских изданий не сложились с самого начала, потому мало кто из журналистов горел желанием оставаться в холдинге.

Впрочем, с работой на рынке прессы было не ахти.

Булыгин переехал — пока неофициально — в кабинет Губина, но вел себя уже как хозяин. Его баба уже вплывала в приемную, как в собственную гостиную, и отдавала приказания секретарше, как своей горничной. Секретарша Мила еще продолжала сидеть в предбаннике президентского отсека, отвечать на телефонные звонки и встречать посетителей, но было ясно, что ее дни сочтены. Все смышленые сотрудники уже бегали с докладами к Михаилу Николаевичу, все несмышленые угрюмо и тупо сидели на своих рабочих местах и делали вид, что ничего не происходит.

Булыгин держался пока скромно. Он производил впечатление человека, наконец занявшего место, принадлежащее ему по заслугам и по праву. Был благодушен, вальяжен, даже улыбчив и не мог скрыть самодовольства. Казнить и миловать не спешил, но было известно, что уже проводит встречи с высшим и средним звеном руководителей холдинга, прощупывает сотрудников на предмет, кто готов, а кто не готов ему служить так же, как и Губину. С Козловым, к вящему удивлению наблюдателей, они быстро спелись.

Обо всем этом Мила рассказывала Карапетяну, который продолжал навещать ее в офисе бывшей губинской империи, а по вечерам встречаться в ночных московских клубах. Но теперь Карапетян и Занозин уже не могли понять, нужна или нет им эта информация. Со смертью Губина получалось, что убийство его жены как бы отодвигалось на второй план и переставало кого-либо интересовать. Они и сами охладели к этому делу и тянули его без энтузиазма — охотничий азарт, появившийся у них после удач с очками и «Лукойловкой», теперь испарился. Безрезультатность усилий их угнетала, поиски убийцы Киры Губиной теперь казались никому не нужными — сбыть бы с рук этот «глухарь», и все.

А что касается убийства самого Губина, то это дело представлялось практически безнадежным. И раскрыть его можно было, наверное, только случайно.

Пулю из черепа Губина извлекли — она оказалась от пистолета Макарова, сам ствол вроде бы чистый, в картотеке, не засветился. Но где он сейчас, этот ствол?

Занозин не согласен был с предположением Карапетяна, что киллера уже ликвидировали. Не такая важная птица Губин, чтобы после него еще последовательно казнить цепочку киллеров и посредников.

И то, что убийца не бросил пистолет на месте, в принципе давало шанс когда-нибудь на это оружие наткнуться. Но когда и при каких обстоятельствах, этого никто не мог знать. Найдут ли его в ручье играющие дети, изымут ли в ходе операции «Арсенал» у какого-нибудь бомжа, который скажет, что нашел ствол на помойке и собирался загнать на рынке за пятьсот рублей…

Удобнее всего было бы, как предлагал в своих циничных шутках Карапетян, действительно объявить Губина убийцей собственной жены — тем более кое-что на такую возможность указывает. И заявить начальству, что все они отныне переключаются на раскрытие убийства Губина. Но Занозин так сделать не мог.

Он сидел у себя в кабинете и, проклиная собственную добросовестность, прикидывал дальнейший план работы по делу Киры Губиной. Он перечитывал документы, вникал в показания, чиркал что-то на бумажке. Карапетян, который не любил возиться с бумажками, а предпочитал действовать вне зависимости от того, целесообразны его действия или излишни, наблюдал за шефом с беспокойством.

— Вот что, — наконец прервал тишину Занозин. — Надо продолжать.

Напарник отреагировал кисло. Он вздохнул и тоскливо посмотрел в окно — но этим и ограничился, ничего не сказав.

— Прежде всего, поедешь и покажешь фотографию покойного Губина нашему алкашу, да не вздумай везти фотографии с места убийства. Покажешь нормальное фото Губина. Во-вторых, как я и предполагал, мы кое-что упустили. Кира Губина перед тем, как убежать из дома Ивановых, не один раз, а два говорила по своему мобильнику. Тая Иванова сказала, что оба раза она говорила с мужем. Но Губин второй звонок отрицал. Почему мы не проверили сразу этот второй звонок? Лентяи потому что. Свяжись с фирмой, которая обслуживала мобильник Киры Губиной, и попроси у них распечатку за тот вечер. Нам надо узнать, с кем она общалась.

— Между прочим, Мила передала список посетителей, которые приходили к Губину в день убийства его жены, — помнишь, мы ее просили. Приобщи к делу, хотя я не понимаю, какая от этого польза. — Карапетян вынул из кармана брюк какой-то скомканный серый листок и принялся его разглаживать, дуть на него и чуть ли не слюной оттирать. Понял, пофигист, что неприлично такой документ не только к делу подшивать, а даже и начальнику в руки давать.

Занозин с сомнением наблюдал за его манипуляциями.

— Давай, давай, пригодится, — протянул он руку за листком. Карапетян напоследок вытянул несчастный листок о край стола и передал начальнику.

Затрещал их разбитый телефон. Трубку поспешил взять Карапетян — надо было как-то отвлечься от своего промаха с документом, который он носил в кармане штанов несколько дней и забыл отдать Занозину.

— Мне сказали, что вы интересуетесь очками, — проговорил женский голос на том конце провода.

«Ни „здравствуйте“, ни „как поживаете“, ни „меня зовут Гертруда“. Что за манеры!» — досадовал про себя Карапетян.

— У меня два вопроса. Кто это вам сказал? И кто это вы? — спросил он.

— Неважно, — продолжал нагнетать таинственность незнакомый голос. — Я могу вам кое-что сообщить на этот счет. Приходите сегодня в пять на Страстной бульвар, но не на центральную аллею, а на боковую — там есть такая круглая клумба, а вокруг скамейки. Я буду ждать вас на скамейке. В руке у меня будет газета «Негоциант».

— Нет-нет, — запротестовал Карапетян. — «Негоциант» в руке носит каждый второй.

— Хорошо, — владелица голоса оказалась покладистой особой, а может быть, дело было в том, что она чувствовала себя в роли шпионки еще не очень уверенно и не считала для себя возможным спорить с профессионалом. — Хорошо, я буду держать в руке раскрытый журнал «Мене Хелт».

— Другое дело, — одобрил Карапетян. — Девушка с мужским журналом в руке — эксклюзив.

— Значит, сегодня в пять, — повторил голос.

— Подождите, девушка, — заволновался Карапетян. — А пароль? Как же без пароля?

Но девушка уже дала отбой — в трубке пикали короткие гудки.

— Меня пригласили на свидание, — объяснил он вопрошающе взиравшему на него Занозину. — Прекрасная незнакомка. Обещала рассказать кое-что про очки.

— Ты неисправимый романтик, — охладил его пыл Занозин, досадуя, что не сам взял трубку. — Девушка, девушка… С чего ты взял, что она молода? Пари держу, грымза какая-нибудь старая с манией преследования. Наврет тебе с три короба…

— А вот судя по прелестному голосу, вовсе не грымза, — поддразнил его Карапетян.

— О-о-о, приятель, — протянул Вадим. — Голос еще ни о чем не говорит. Это еще Ильф с Петровым отмечали. И потом, тебе надо к алкашу ехать, показывать ему фото Губина.

— Успеется. Незнакомка важнее. Вдруг у нее действительно ценные сведения? А Губин теперь от нас никуда не убежит — извини за черный юмор. Не завидуй, начальник, — просек страдания Вадима Карапетян. — Иди ты лучше в казино. Тебе в игре повезет.

Ближе к пяти Карапетян, довольный, начал собираться. Внимательно осмотрел себя в зеркало, пристроил под куртку кобуру с пистолетом и долго поворачивался к зеркалу то одним, то другим боком, пытаясь уловить, с какой позиции спрятанное под мышкой оружие будет лучше видно.

Занозин покачал головой и вышел в коридор покурить. Собственно, курить можно было и в комнате, но Занозину надоело смотреть на этого охорашивающегося павиана Карапетяна — все девки на уме! Никакой серьезности.

Занозин стоял курил у широкого окна в коридоре, не торопясь, раздумчиво. Кивал проходящим мимо него и приветствовавшим его коллегам и таращился по сторонам. И тут… В конце коридора у лестницы Занозин заметил пару других курильщиков — он различил длинную фигуру Сбирского, разговаривающего с каким-то мужиком. Тот стоял к Занозину спиной, и эта спина как магнитом притягивала к себе его внимание. Знакомая спина… Неужели опять он — прямо здесь, в управлении? Сколько же можно? «Или у меня уже глюки на почве чрезмерного усердия и общей усталости организма от этих Губиных? — думал Вадим. — Что-то слишком часто в последнее время я вижу эту широкую, накачанную спину». Занозин углубился в коридор, направляясь к беседующей паре и стараясь сдержать в себе нетерпеливое желание как можно быстрее настичь обладателя знакомой спины, положить мужику руку на плечо и рывком повернуть к себе лицом. Такое поведение, пожалуй, озадачило бы коллегу Сбирского. Но когда он приблизился к Сбирскому, тот дымил уже в одиночестве. «Спина» исчезла.

— С кем это ты только что беседовал? — обменявшись с коллегой рукопожатием, поинтересовался Занозин.

— Ты его не знаешь? Это Юрка Мигура — бывший наш, из ментов, а сейчас частным розыском занимается. Заходит по старой дружбе — то ему информация нужна, то сам информацией поделится. В общем, взаимовыгодное сотрудничество. Иногда работку подкидывает — это «не для печати», разумеется, ни слова начальству. Между прочим, платит хорошо.

«Вот это номер! Вот тебе и маньяк! Преследователь Регины, оказывается, наш человек. Частный детектив… Как же это понимать? Придется Мигуре еще раз со мной пообщаться. Надеюсь, теперь он не станет морочить голову бывшему коллеге, — размышлял Занозин, возвращаясь в свой кабинет. — Сегодня уже поздно и некогда, а завтра непременно возьму у Сбирского его координаты».

Занозин подумал, что, кстати, теперь появился предлог снова позвонить Регине, а то даже и встретиться. Хотя ему не приходится жаловаться на судьбу — в последнее время она подкинула ему не один повод побеспокоить Регину Никитину. Он ведь так до сих пор и не выразил ей своих соболезнований по поводу смерти Губина. Ему, конечно, не доставит удовольствия удостовериться, что она скорбит о любовнике… Но тянуло ее увидеть.


Занозин решил, что этим делом займется сам. Он не сказал ничего Карапетяну, никому не сообщил, куда и зачем едет. Сначала он хотел все выяснить сам — а там… А там видно будет. Сегодня как раз пятница, а если верить анониму, они договорились встретиться через неделю. Конечно, нет никаких гарантий, что они встретятся через неделю час в час, да еще и на том же самом месте. Чем больше Вадим думал о сообщении телефонного кляузника, тем больше приходил к выводу, что все его таинственные намеки и догадки — чушь собачья. Это дико, это глупо. Это совершенно не соответствует образу Регины. Но тем не менее где-то в мозгу таился маленький вредный голосок, который тихонько попискивал Занозину: «А вот и пусть дико! Вот увидишь — она очень даже могла это сделать. Именно она „заказчицей“ и окажется по закону подлости — просто потому, что тебе очень этого не хочется. А ты купился на ее зеленые очкастые глаза. Купился. Тоже мне инженер человеческих душ хренов Думаешь, если у нее зеленые глаза и высшее образование, если Губин из-за нее голову потерял, она и на гадость не способна, на подлость? Вот такие, на которых в жизни не подумаешь, чаще всего подобные веши и вытворяют…»

Площадь трех вокзалов больше всего напоминала помесь огромной толкучки в день, когда там проводится слет челноков-ударников, с обыкновенной городской клоакой. Чем ближе подходил Вадим ко входу на Ярославский вокзал (а левее в ста метрах еще один — Ленинградский), тем чаще ему попадались несвежие личности с побитыми мордами. Один обессилевший бомж лежал полуразвалясь прямо в центре площадки перед воротами. В радиусе пяти метров вокруг него распространялся запах немытого тела и несвежей одежды. Тут нерешительно топтались нагруженные сумками приезжие, стояли очереди на пригородные автобусы, сновали знающие все ходы и выходы москвичи, направлявшиеся после трудовой недели на свои дачи. Мусору вокруг было только что не по колена. Как могла Регина назначать здесь свидание кому бы то ни было? Здесь если и можно с кем-то встретиться, то только случайно. Впрочем, он не очень верил, что действительно увидит сейчас здесь ее…

Вадим прошествовал мимо зала ожидания — там Регины не должно быть. Если он правильно понял, мужик с противным голосом, позвонивший ему в управление, видел их у пригородных касс. Пятница, шесть часов вечера. В зале пригородных касс царило сумасшествие. Здесь легко было затеряться, зато очень трудно было хоть кого-то разглядеть. Вадим прождал десять минут, еще пять… Регины не было, и Занозин уже собрался было с облегчением покинуть свой пост и двинулся к выходу, чтобы глотнуть на улице свежего воздуха, когда боковым зрением отловил в толпе знакомую фигурку. Регина пробиралась сквозь поток пассажиров, все время оглядываясь и выискивая кого-то глазами. Занозин тут же притормозил и вернулся на исходную позицию у стены, стараясь спрятаться за спинами. Все-таки она пришла.

Значит, правда. Он чувствовал непрошеную досаду.

Позиция его оказалась удачной, так как Регина, в конце концов обнаружившая того, кого искала, остановилась в углу зала точно напротив старающегося остаться незамеченным Занозина. Она подошла к какому-то молодому парню — высокому, крепкому, мордатому, одетому в черную куртку и черные брюки.

Между ними состоялся совсем короткий разговор — может быть, даже просто обмен приветствиями, парень явно куда-то торопился. Регина потянулась к сумочке и, вынув оттуда конверт, передала его мордатому, тот, не взглянув на содержимое, переправил его во внутренний карман своей куртки. Попрощались — и все. Парень выскочил за стеклянную дверь к платформам, но направился не к поездам, а направо — к стоянке. Регина осталась в зале, провожая его глазами.

Глупо, конечно, но наблюдавший за всей этой сценой Занозин чувствовал себя обманутым. Не за ним следили, он следил за Региной и ее знакомым втайне от них — это им впору оскорбляться и негодовать. Но Занозин чувствовал обманутым именно себя. Это была самая настоящая профессиональная удача — он вычислил место и время их встречи, пришел, увидел, застал вдвоем, как и расписывал аноним. И все равно Занозин чувствовал себя обманутым, как будто Регина Никитина врала ему, а он ей как последний дурак верил. А сама между тем встречается с мордатым мужиком, похожим на убийцу Киры Губиной.

Регина двинулась к стеклянной двери, выходящей на платформы пригородных электричек. Занозин понял, куда она шла — если завернуть налево, можно сразу попасть ко входу в метро, поэтому он рванулся вслед за ней, собираясь перехватить ее еще до того, . как она подойдет к вращающимся дверям «Комсомольской». Регина шла быстро, насколько позволяла толпа дачников, валивших к электричкам. Занозин видел подол ее длинного серого плаща и пышные рыжие пряди, бьющие по плечам. Почему-то — Занозин сам не знал, почему — он не стал окликать ее, а, приблизившись сзади, дотронулся до плеча. Регина обернулась.

— Вадим! — удивилась она. — Вот так встреча! Что вы здесь делаете?

Занозин промолчал, но отвел глаза. Поглядел поверх ее головы в сторону здания метро, перевел взгляд на шпили Казанского вокзала на другой стороне площади, потом посмотрел на ее лицо, но по-прежнему ничего не говорил.

— Или вы здесь не случайно? — догадалась Регина.

Занозин не ответил.

— Вот это да, — задумчиво и насмешливо проговорила Регина, — мужчины ходят за мной по пятам стройными рядами. Какой успех!

Они стояли на самой середине прохода. Пассажиры пригородных электричек, раздраженные бестолковостью Занозина и Регины, расположившихся на их пути, пихали их, обтекая с двух сторон. Некоторые к тычкам локтями добавляли выразительные словосочетания. Занозин взял Регину под руку и отвел в сторону, к стене вокзала под табло. Здесь их уже никто не пихал, потому что здесь все стояли и никто никуда не спешил.

— Я должен задать вам несколько вопросов, — сказал Занозин, наблюдая за Регининым лицом. Оно осталось спокойным, лишь в глазах мелькнула насмешка.

— Слушайте, Вадим, давайте пойдем выпьем чего-нибудь, я чувствую себя совершенно разбитой, предложила она и, как ему почудилось, слегка прислонилась к его плечу. От усталости, разумеется.

Им пришлось снова зайти в здание вокзала — там внутри было небольшое кафе с маленькими столиками, где можно было поговорить спокойно и без помех. Занозин взял два горячих чая, Регина тут же отхлебнула из своей чашки, глубоко вздохнула и сказала:

— Не будем тянуть время. Задавайте свои вопросы.

— С кем вы только что встречались? — задал Занозин главный вопрос.

— Вадим, — протянула Регина, внимательно рассматривая поверхность столика и чертя на нем какие-то невидимые линии, — лично вы мне очень симпатичны, и я всегда готова с вами поболтать. Но я не понимаю, почему я должна отвечать на этот вопрос. Это мое личное дело, и оно никого не касается.

— Не надо обращаться со мной как с вашим поклонником, — оборвал ее Занозин.

Регина медленно подняла голову и уставилась на Занозина с любопытством и даже отчасти с удивлением — какая внезапная смена тона! «Кажется, я позволил ей думать, что она может из меня веревки вить, как из своего Губина», — раздраженно подумал он.

Разозлился он не на нее — на себя.

— Мне кажется, вы не правильно поняли смысл нашей с вами встречи на этом вокзале, — продолжил он жестко. — Я по-прежнему расследую убийство Киры Губиной, и у меня есть некоторые основания предполагать, что я только что стал свидетелем разговора заказчика с киллером в момент передачи условленной суммы.

— Как же вы до такого додумались? — по-прежнему спокойно спросила Регина, глядя вниз и водя пальцем по столику. — А-а, полагаю, какой-то из моих таинственных «доброжелателей» подал вам эту мысль.

Регина замолчала и подняла глаза на Вадима, надеясь, должно быть, что сейчас Занозин подтвердит или опровергнет ее догадку. Но Занозин снова промолчал. Регина подождала еще немного, оттягивая объяснение, которое явно не доставляло ей никакого удовольствия. Потом неохотно заговорила, часто останавливаясь и запинаясь:

— Вадим, вы никогда не думали о том, что вот вы живете, вас окружают десятки людей, коллеги, начальники, ваши «клиенты», жертвы, потерпевшие…

С каждым вас связывают какие-то отношения — профессиональные или дружеские, в целом простые и ясные, доброжелательные или если с кем-то не доброжелательные — то нейтральные, пофигистские… Кто-то вам неприятен — и плевать, вы не хотите забивать себе этим голову, вы ничего против этого человека не имеете, просто хотите как можно меньше с ним общаться. А вы никогда не думали, что у вас много недоброжелателей? А ведь их много. Они распускают про вас слухи, все время про вас что-то вызнают, интересуются вашей личной жизнью… Скорее всего, вы перед ними ни в чем не виноваты, вы им ничего плохого не сделали, но все равно вы им не нравитесь. Не нравитесь — и все. Что-то в вас не нравится — то ли внешность, то ли ваши манеры, то ли ваша независимость или самоуверенность… Может быть, ваши недоброжелатели убеждены, что люди «вроде вас» все подлецы, карьеристы и выскочки.

Переубедить их, скорее всего, невозможно. Бог его знает почему. Непонятно. Это такая порода людей.

— Я приму это к сведению, — кивнул Занозин. — И все же? Хочу вас предупредить, что проверил ваши счета в Сбербанке — недавно вы сняли крупную сумму денег, сразу после убийства Киры Губиной.

Регина вздохнула, давая понять, что разговор ей в тягость. Занозин на вздохи реагировать не стал — хватит с него этого спектакля.

— Я скажу вам, с кем я встречалась, — сказала она, — только с одним условием…

Занозин хотел оборвать ее и заметить, что он не собирается принимать никаких условий — такая мысль просто смешна, он расследует убийства, а не в игрушки играет, неужели она всерьез думает, что он сейчас пустится с ней торговаться? Но потом Вадим решил, что стоит послушать дальше — никто ведь не обязывает его следовать этим условиям.

— ..так вот, условие. Не знаю, обязаны ли вы по уставу сообщать о случайно обнаруженных вами нарушениях закона родственным ведомствам. Вам непонятно? В общем, я хочу, чтобы то, что я вам сейчас сообщу, не стало достоянием налоговой инспекции.

Иначе я подставлю человека, который мне доброе дело сделал.

Занозин задумался — что бы все это значило? Регина — крупная неплательщица налогов? С чего бы это? С каких доходов? Или этот ее мордатый знакомый — подпольный миллионер, Корейко номер два?

Ерунда! Какие у них могут быть грехи перед налоговиками? Копеечные. Вадим посчитал, что в этой ситуации может обещать хранить молчание — ведь ясно, что не о миллионах долларов речь! Хотя наши налоговые органы копеечкой не брезгуют — это как раз олигархам все с рук сходит…

— Хорошо, — сказала Регина. — Этот парень — мой бывший одноклассник. Он живет в Подмосковье, у него там бизнес — несколько продовольственных магазинов. Полгода назад я упросила его дать мне в долг пять тысяч долларов — под проценты, естественно. Сделку мы, разумеется, официально не оформляли — все на доверии. Эти доходы мой однокашник, сами понимаете, никакой налоговой инспекции не показывает. Проценты платились исправно, а когда пришло время отдавать всю сумму, я сразу не смогла. Анекдот состоит в том, что я занимала деньги не для себя, а для двоюродного брата — ему срочно понадобились, а взять негде. Он буквально на коленях ползал передо мной, умолял деньги достать.

А пришло время — и представьте, кинул! А деньги-то я брала. В общем, получила урок, как деньги для других занимать, — надо сказать, дорогостоящий урок!

Смех, да и только! Должна сказать, это очень неприятно — признаваться вам, что я была редкостной идиоткой. Я очень низко пала в ваших глазах?

Регина улыбнулась. Вадим лишь головой покачал — потеряла только что несколько тысяч долларов и еще смеется! Он не думал, что она ему врет, — все, что она рассказала, очень легко проверить.

— Спасибо, что рассказали, — сказал Вадим. — Это так облегчает работу. И еще… У меня не было случая принести вам соболезнования по поводу Губина…

Регинино лицо оставалось непроницаемым, она слушала внешне спокойно, не двигаясь, но он заметил, что ее глаза повлажнели. Она низко наклонила голову, чтобы спрятать от Вадима лицо, схватилась за чашку как за спасательный круг, отпила и судорожно сглотнула.

— А у меня для вас есть новость — не знаю только, хорошая или плохая, — переменил тему Занозин, понявший, что о Губине — хватит. Впрочем, в теме, которую он собирался затронуть, приятного было мало.

— О, да вы сегодня так и сыплете сюрпризами, — не сразу отозвалась Регина. — Жду.

Занозин подумал, что Регина как-то неровно, лихорадочно настроена — то чуть не плачет, то смеется.

Вот сейчас сидит, молчит, смотрит мимо него в сторону, явно пытаясь совладать с собой, взять себя в руки и не раскваситься. Надо ли ей говорить свою новость? Или лучше в другой раз?

— Начну с хорошего. Тот парень, который вас преследовал… в общем, он не намеревался сделать вам ничего дурного. Можете расслабиться и больше ничего не опасаться. Это частный детектив. Его нанял ваш муж, чтобы выяснить, изменяете ли вы ему, и до быть доказательства измены в том случае, если да.

Вот это, по-моему, уже не очень хорошая новость…

Извините, Регина. Советую вам не принимать ее слишком близко к сердцу. Я, например, понимаю это так, что муж вас любит и боится потерять. Может быть, не стоило вам этого говорить?

— Стоило, — глухо ответила Регина, снова низко опустив голову. — Стоило. Спасибо вам.

И Занозин увидел, что ее опущенное лицо медленно заливает яркий румянец. И больше никаких хаханек. Но слез не было. Регина подняла подбородок, и ошарашенный Вадим увидел глаза, в которых горел огонек глубокого стыда… но главным образом — возмущения и гнева. «Вот это да!» — ахнул он про себя и невольно залюбовался — столько неподдельного чувства было написано на лице Регины. Что и говорить — сильные чувства в наше время редкость.

Карапетян пошел на таинственную встречу, настроившись довольно легкомысленно. Нежный девичий голос всегда оказывал на него игривое воздействие. Да и вообще, надо сказать, Карапетян, как человек восточный, женщин всерьез воспринимать не мог. Это было не по-европейски, и более того, такой взгляд не соответствовал духу времени. ("Феминизм шагает по планете, — время от времени вразумлял его Занозин, тяжко вздыхая при этом. — Надо нам наконец отрешиться от своих отсталых представлений.

Будем работать над собой".) Карапетян работал, и теперь ему иногда даже удавалось сохранять деловое выражение лица при виде представительниц слабого пола. Но и только. По большому счету поделать он с собой ничего не мог. И не хотел, если честно.

Страстной бульвар не был очень многолюдным, даже несмотря на то, что на другом его конце располагался памятник Высоцкому. В двухстах метрах на Тверской кипела сумасшедшая жизнь, а здесь за зданием Министерства печати было сумрачно, спокойно и почти безлюдно. При входе на аллею к нему обратился какой-то молодой чернявый парень, говоривший по-русски не очень ловко, с акцентом и оттого чувствовавший себя стесненно. От этой стесненности он выглядел вдвойне неотесанным провинциалом, вопрос его прозвучал грубовато:

— Эй, где здесь армянский магазин?

Вряд ли парень признал в нем соотечественника — при уличных облавах на «лиц кавказской национальности» Карапетяна никогда не останавливали коллеги-менты, настолько он обрусел. Обрусел не в том смысле, что превратился в блондина, был он брюнет, но утерял специфическое кавказское выражение лица. Если и оставался Карапетян типичным кавказским мачо, то только в глубине души. А кроме того, на лице его каким-то образом отражалось то обстоятельство, что и языка своей исторической родины московский армянин Карапетян никогда не знал.

Случайно встреченные соплеменники, обнаружив это, обычно смотрели на Карапетяна неодобрительно и даже с осуждением.

— Какой еще армянский магазин? — столь же «любезно», маскируясь под народ, отозвался он. — Магазин «Армения», что ли?

Направив приезжего из Армении и группку его родственников по верному пути, Карапетян осмотрелся. Тут же по левую руку начиналась та самая боковая дорожка, на середине которой его должна была ждать прекрасная незнакомка.

Ее он узнал сразу. На скамейках вокруг клумбы сидело всего несколько человек — две пенсионерки, молодая мама с ребенком. И его незнакомкой могла быть только молодая рослая девица, даже если бы она не сжимала судорожно в руках журнал «Мене Хелт».

«Баскетболистка», — прикинул Карапетян. Любой другой коротышка на его месте опечалился бы и сник, но не он. Карапетян, напротив, почувствовал прилив жизненных сил и интереса к окружающей действительности.

Подойдя ближе и заглянув в разворот журнала, Карапетян поинтересовался:

— Познавательное чтение?

Девица подняла лицо и посмотрела на него напряженными сомневающимися глазами. Тут Карапетян увидел, что журнал раскрыт на статье, разбирающей основные причины мужской импотенции. Он кашлянул, на правах старшего забрал у девицы журнал, закрыл его и непринужденно скатал в трубочку. Та пока не вымолвила ни слова, и Карапетян присел рядом на скамейку, решив, что надо брать инициативу в свои руки.

— Как я понял, вы тот самый аноним, который знает все об очках, — начал Карапетян, сразу обозначив, что он — тот, кого она ждет. Девица чуть-чуть расслабилась.

— Мила сказала, что вы интересуетесь очками, — проговорила она хрипловато. — Я кое-что слышала об очках.

— Доверьтесь мне, — с готовностью отозвался Карапетян Девица хмыкнула — не так уж она робела, как могло показаться по первому впечатлению. Просто немного напрягалась, выдерживая роль начинающей шпионки, пришедшей на свою первую явку. Тон Карапетяна показался ей смешным.

— Ладно. Хотя вообще-то выглядите вы не очень солидно. (Карапетян насупился — подумаешь, вымахала как каланча и смотрит теперь на всех свысока.) Меня зовут Майя Латунина. Я слышала один разговор, и он не казался мне подозрительным, пока Мила — мы с ней подружки — не проболталась мне про вас. В общем, три дня назад я зашла в приемную Булыгина. Дело в том, что мне по рабочему телефону постоянно звонят и спрашивают об условиях размещения рекламы в еженедельнике «Политика» — я, кстати, там работаю корреспондентом. Реклама — это дело булыгинских ребят. Мне надоело всех к ним направлять, я просто уже на стенку лезу от этих звонков. А тут позвонили из «Гефеста» — фирма солидная, я им хамить не решилась, а побежала к булыгинским, чтобы они подошли к телефону. У них никого.

Тогда уже на взводе я помчалась к Булыгину. У нас в принципе порядки демократические и ворваться к начальнику в кабинет и натопать на него ногами не возбраняется. Впрочем, Булыгин этого не любит и, видимо, скоро даст всем укорот. Неважно. Стервы Виты в приемной почему-то не оказалось. Я подошла к двери и открыла. Двери при входе к Булыгину — двойные. И когда я открыла первую дверь, услышала голоса в кабинете. Я застыла. Не думайте, вовсе не для того, чтобы подслушать. Я просто хотела определить, кто там. Если кто-нибудь из наших, то можно было бы зайти и все сказать. А если гости, то я бы постеснялась. Ну, вот и слышу, что, мол, "не психуй ты из-за этих очков, кому какое дело, что ты их разбил где-то, да и осколки, ты говоришь, подобрал, расслабься.

Не трясись, ничего они не найдут и не выяснят, а суетиться начнешь, наоборот, им мысль подашь". А ему отвечают, мол, «глупо получилось, мне теперь эти очки покоя не дают, все время мерещится, что они знают про эти клятые стекла, что делать, черт меня дернул в салон пойти». А тот снова — мол, не суетись, замри, только хуже сделаешь… Я толком ничего не поняла, что за очки и о чем речь. Я не успела отойти от двери, как она раскрылась и на меня Булыгин смотрит — прямо взглядом буравит, злобно так.

И грубо спрашивает — чего ты тут крадешься, что надо? Я лопочу про рекламу и клиентов, а он, по-моему, даже не слушал толком. Смотрит на меня пристально и будто соображает про себя… Сказал он мне что-то вроде: пошли ты подальше этот «Гефест» Знаете, смешно, но он, кажется, не поверил, что я только из-за «Гефеста» к нему ткнулась… Позже я пораскинула мозгами — очень впечатлила меня его реакция, — и знаете, мне показалось, что его грубость — она была из-за страха. Он испугался.

— Вы заметили, кто был у него в кабинете? — спросил Карапетян.

— Да, его брат. Но самое смешное, я не могу сказать вам, кто из них какие слова говорил. У них безумно похожи голоса.

Что же, вопреки ожиданиям информация была небезынтересной, если, конечно, этой юной особе ни чего не привиделось и не послышалось, думал Карапетян. Забавный поворот событий.

— Послушайте, я сейчас задам вам странный вопрос. Почему вы решили мне это рассказать? — поинтересовался он у «баскетболистки».

Вопрос поставил Майю в тупик. Забавно, что она действительно не задумывалась над этим. А ведь очень многие люди, случись им подслушать подобный разговор, держали бы язык за зубами, не желая ввязываться в сомнительную историю, одним из действующих лиц которой является их начальник.

— Разве я не должна?.. — промямлила Майка, но на полуфразе запнулась. Только сейчас ей пришло в голову, что если она подслушала нечто действительно важное, то дело это небезопасное. Зачем она ввязалась? Однако интересно, что задает ей этот вопрос мент, которому от ее откровенности только польза.

Майка как-то сразу сникла и решила, что зря она это затеяла. «Вот гад! — подумала она, искоса глянув на Карапетяна. — Ему же помогают, а он…»

Майка вздохнула — худшие ожидания подтверждались. Никому никакого толку от ее откровений. Она пришла на явку после стычки с Пашей Денисовым и потому безотчетно ждала от встречи с неизвестным ментом очередной неприятности. Майка была суеверна и считала, что если день не задался, то и дальше все пойдет наперекосяк, и спастись можно только одним образом — переждать этот несчастливый день.

Как только она позвонила в милицию ухажеру Милы со своим сообщением, ее вызвал к себе зам главного редактора. Встретив ее у входа в кабинет и провожая до кресла, зам главного, кося в сторону глазами и глупо улыбаясь, говорил ей что-то странное — мол, это слово «лифчик» пишется через "ф", а фамилия известного экономиста, бывшего министра финансов, напротив, через "в". Майка понять не могла, чего это зама главного потянуло рассуждать о нижнем белье, никогда вроде за ним такого не водилось, нормальный мужик, не озабоченный, а тут… Из дальнейшего она поняла, что причиной его странного поведения является то, что коллега Денисов отредактировал ее заметку с пресс-конференции Лившица.

Недрогнувшей рукой Паша раз десять в упоминавшейся в тексте фамилии экономиста переправил "в" на "ф". Нет чтобы с Майкой посоветоваться, она в той же комнате сидит! Как же, будет он всякую дуру бабу слушать, он наизусть знает, как пишутся все на свете Лифшицы! В результате милейший Александр Яковлевич Лившиц превратился в некоего противного Лифшица, а зам главного, не иначе, решил, думала Майка, что она — стажерка отдела политики — полная профнепригодная идиотка. Объяснение с всезнайкой Пашей ни к чему хорошему не привело — тот, высокомерно поглядывая на нее из-за толстых очков и едва цедя слова, стоял на своем. Майка, отчаявшаяся достучаться до его здравого смысла, даже попыталась взглянуть на инцидент с точки зрения тлеющего арабо-израильского конфликта — может быть, арабист Денисов таким образом выражает свою солидарность с борьбой палестинского народа?

— Вы были влюблены в Губина? — донесся до задумавшейся Майки вопрос связника.

— О-о-о… — протянула Майка. — Там была патологическая, противоестественная влюбленность в жену. Вернее, даже в двух женщин. Нет… Знаете, наверное, дело в том, что я не могла держать такую жгучую тайну в себе. Репортеры — не те люди, которые способны быть носителями секретов. Очень хотелось проболтаться. Вот я и решила рассказать о разговоре Булыгиных вам — ментам ведь это больше других должно быть интересно. Так и подмывало кому-нибудь рассказать и увидеть чьи-нибудь квадратные глаза.

— Увидели? — усмехнулся Карапетян.

— Не то чтобы, — разъярилась Майка. — Все удовольствие мне поломали. Еще этот дурацкий «Мене Хелт» еле-еле купила — всю Москву обегала, пока искала. Раритет, блин, и знать не знала. У вас случайно нет более отзывчивых сотрудников?

— Не сердитесь, Майя, это профессиональная невозмутимость, — важно наврал Карапетян. — И другие сотрудники вам ни к чему — они все такие же.

Его неудержимо тянуло распушить перед этой «баскетболисткой» перья. Разговаривать с людьми, выпытывая у них информацию, — занятие тягомотное, неблагодарное и очень быстро наскучивающее. Чтобы работа окончательно не опротивела, Карапетян придумывал маленькие хитрости. Вот, например, сейчас, отправившись на встречу с Майкой, он мог заранее плеваться, настроившись на очередную бестолковую тетку, которая начнет пудрить ему мозги конторскими сплетнями о собственных подружках и мелким злословием. Но он предпочитал настроиться игриво и нафантазировать об обладательнице прелестного голоса черт знает чего. Вреда никому никакого, а Карапетяну интереснее. Поход себя оправдал, убедился он, для верности еще раз скосив глаза на стажерку.

И в завершение можно было устроить себе и ей маленькое представление. Тем более что Майкина комплекция, по мнению Карапетяна, была действительно восхитительной и девушка стоила спектакля.

Карапетян ненароком откинулся на спинку скамейки, упершись о нее обеими локтями так, что куртка на груди разошлась и показалась рукоятка «Макарова» под мышкой. Майка пистолет мгновенно засекла и в течение нескольких секунд не могла отвести расширенных глаз от кобуры. Карапетян посидел так некоторое время, делая вид, что ничего не замечает.

— Мы вам, безусловно, благодарны за ценные сведения, — заявил он. — Вы нам очень помогли. Не исключено, что понадобится еще одна встреча для уточнения некоторых обстоятельств. Вот мой домашний телефон — звоните в любое время дня и ночи.

Карапетян протянул ей бумажку с записанным телефоном. Майка взяла ее машинально, как зомбированная, переводя взгляд с «Макарова» на лицо Карапетяна, а потом обратно. Собственно, можно было бы уже и попрощаться, но Карапетян первым уходить не хотел — он был не прочь взглянуть на походку Майки.

— Расходимся по одному, вы идете первая, — дал он команду. — Идите не оглядываясь.

Латунина наконец очнулась, оторвалась от «Макарова» и, хмыкнув — просекла карапетяновские маневры, — встала и с высоко поднятой головой стала удаляться, с ленивой и неловкой грацией переставляя длинные ноги в джинсах «стреч» и тяжеловесных туристских ботинках. «Да-а-а», — ахнул Карапетян. Он смотрел ей вслед, пока Майка не скрылась из виду, а потом поднялся сам, унося в руке «Мене Хелт» — память о встрече с долговязой репортеркой. «Почитаю на досуге, надо наконец понять, что интересует красивых девушек», — подумал он.


Карапетяна с самого утра вновь вызвали на совещание. Операция «Атака» по поиску угнанных машин начиналась в ближайшие дни, и участники действа должны были получить очередную порцию инструкций. Он разбудил Занозина телефонным звонком в половине седьмого утра и рассказал о встрече с таинственной незнакомкой. Занозин слушал его с закрытыми глазами, время от времени проваливаясь в сон. Минут десять с начала своего доклада Карапетян посвятил описанию девушки, и эти минуты Занозин с чистой совестью отдал Морфею.

Вадим Занозин развелся два года назад — они с женой оказались антиподами. В частности, он был сова, она — жаворонок. Жена вставала не позже семи и видеть не могла, как муж спит до восьми, до девяти, до десяти — была убеждена, что это разврат, — а потом просто скучала одна. Она начинала ходить вокруг спящею Вадима, потом тормошить его каждые полчаса, чем совершенно выводила мужика из себя.

Зато теперь Занозин спал по утрам до упора, насколько позволяла служба, а уж в выходные просто отводил душу.

Когда наконец Саша заговорил о деле, Вадим проснулся и врубился в беседу, надеясь, что самое главное от него не ускользнуло. В голове застряли восторги Карапетяна по поводу джинсов «стреч». Бред какой-то.

— ..короче, она слышала разговор Булыгина с его братом в кабинете об очках. Смысл такой, что один из них — анекдот в том, что различить голоса она не сумела, говорит, очень похожи, — один из них разбил очки и переживал по этому поводу. Другой его успокаивал и говорил, что никто ни до чего не докопается.

Обнаружив ее за дверью, Булыгин, по отзыву Латуниной, испугался и был с ней груб… Да, кстати, я вчера и к алкашу успел. Губина он не признал.

— Булыгин? Вернее, один из Булыгиных? — Занозин встрепенулся и сел в постели. — Это что-то новенькое.

— Пока не совсем ясно, зачем Булыгину понадобилась бы смерть Киры Губиной. Но, кажется, у нас появляется новый подозреваемый. Ладно, шеф, я бегу. Созвонимся вечером, если жив буду после этой «Атаки», или завтра в управлении увидимся.

Занозин положил трубку и задумался. Впервые за последние дни в деле Губиной появилась свежая и не безнадежная идея. На день смерти Губиной Булыгин числился исчезнувшим, все полагали, что он мертв.

Очень хорошая позиция для неожиданного удара…

Очки — это, конечно, не улика, а ерунда. Даже если он действительно разбил очки, доказать, что он сделал это в лифте, пока душил Киру Губину, будет невозможно. Но копать в этом направлении имеет прямой смысл — версия по крайней мере имеет внутренние резервы, есть куда шагать. Можно предъявить Булыгина алкашу Коле на опознание. Можно провести обыски у обоих Булыгиных — для этого придется найти хотя бы еще одну серьезную зацепку, рассказа Майки для этого явно недостаточно.

Пока Занозин собирался на работу, брился и заваривал себе кофе, он раздумывал над тем, что сказал Карапетян, как бы пробуя версию о главном подозреваемом Булыгине на зуб. Он попытался суммировать все, что связывало Булыгина с убийством Киры Губиной. Очки (рассказ Латуниной). Угрозы Губину еще до убийства (рассказ Регины). Описание собутыльника Щетинина («молодой мордатый мужик, может быть, в очках») к обоим Булыгиным подходило. Не исключалась и «Лукойловка» — младший Булыгин мог получить бутылку в подарок от того же Губина, а то и прямо от нефтяной компании — вряд ли они так уж строго регистрируют, кому презентовали подарочную водку. Положим, возможность у него была. Но мотив? Зачем ему убивать Киру Губину? Вопрос открыт.

Попивая кофе на кухне, Занозин врубил маленький телевизор, чтобы послушать новости.

Да, еще имя старшего Булыгина, вспомнил Вадим, фигурировало в списке посетителей, который Мила передала Карапетяну. Анатолий Булыгин заходил к Губину в день убийства его жены — очевидно, по поводу исчезновения брата. Он мог столкнуться там с Кирой Губиной. Ну и что? «Ничего, — передразнил самого себя Занозин. — Ты пока ищешь все точки соприкосновения жертвы и возможных убийц. Вероятную встречу Киры Губиной и старшего Булыгина в приемной холдинга мы пока просто держим в уме, так как не знаем, имела она какое-нибудь значение или нет».

Тем не менее возможный мотив пока не вырисовывался, но это Занозина не очень беспокоило — к нему впервые за последние дни возвращался азарт. В крайнем случае, обойдемся и без мотива. Мотив — это не наши проблемы, это проблемы убийцы. Будут железные улики — нам больше ничего и не надо. Мало, что ли, на свете совершается немотивированных убийств? Тут было над чем поломать голову, и это радовало. Кира и Булыгин(ы) — что их может связывать? Что связывает Булыгиных — ясно. Братья, скорее всего, выступают как одна команда. Старшего брата в холдинге знали плохо — практически не знали о нем ничего до исчезновения Булыгина. Значит, вряд ли Кира была с ним знакома и имела какие-то дела. А вот Михаил Булыгин, заместитель Губина в холдинге… Они знакомы давно, лет пятнадцать. Что-то было у них в прошлом? Любовная связь? Какая то общая неприглядная тайна? Занозин вспомнил свой разговор с Булыгиным. Он был единственный, кто отзывался о Кире с отчетливой неприязнью. И все же — нет, не вытанцовывается. По всем признакам проблемы у Булыгина были не с Кирой, а с ее мужем.

Занозин покачал головой — опять слишком мало информации, чтобы делать какие-то обоснованные выводы. Карапетяна забрали, придется сегодня работать одному — впрочем, не страшно, главное, появилась перспектива, а значит, четкая цель и понимание, чего он ищет. В душе Занозина росло нетерпение, оно всегда было у него признаком того, что расследование движется по правильному пути. Он в такие минуты урезонивал себя, сдерживал, чтобы не торопиться и не запороть дело, не спугнуть удачу. «Поменьше рвения!» — повторял он в такие минуты когда-то слышанную и очень ему понравившуюся фразу. Принадлежала она вроде бы какому-то великому человеку, чуть ли не Талейрану.

«Значит, первым делом — салоны оптики. Затем — телефонная компания», — наметил он план действий.

Какое-то время Вадим размышлял, с какого салона начать — где повезет больше? При этом он ориентировался исключительно на интуицию, повторяя про себя — «Парус» или «Белый свет»? Повторял, пытаясь понять, на каком названии заговорит его внутренний голос и заговорит ли вообще. В конце концов он решил, что «Парус» звучит более обнадеживающе.

Карапетян, в свое время изучавший списки клиентов салонов, заказывавших те самые суперлинзы из Германии, не нашел там знакомых фамилий. Не было там и Булыгина. Но теперь Занозин собирался изучить списки повнимательнее, а кроме того, воспользоваться собственной догадкой. Он недавно подсказал Карапетяну, что губинские очки могла заказать для шефа секретарша Мила. А Булыгин во многом подражал Губину — посмотрим-ка мы списки на предмет обнаружения в них прелестного имени Виты Замошкиной, секретарши Булыгина.

В салоне он спросил у заведующей журнал продаж за несколько месяцев и первым делом посмотрел списки двухмесячной давности. Не прошло и десяти минут, как Занозин обнаружил, что действительно около двух месяцев назад секретарша Булыгина заказала в салоне «Парус» очки с теми самыми линзами минус две диоптрии. Он даже и не особенно удивился, настолько ждал этого. Теперь надо было понять, что с этим открытием делать. Сунуться к секретарше Булыгина за разъяснениями? Занозин почему-то был уверен, что Вита от всего откажется, — он вспомнил стервозного вида крашеную блондинку в предбаннике у Булыгина. Ему даже и соваться к ней с этим не хотелось. Скажет, что заказала для себя самой — а что, в России запрещено заказывать себе мужские очки («Ну, люблю я мужские оправы!»)? А покажите очки! Ах-ах, к сожалению, я их случайно разбила вдрызг, осколки и оправу выбросила месяц назад!

Куда выбросила? А на помойку рядом с домом. Желаете исследовать?

Ладно, смотрим дальше. После даты убийства Киры Губиной есть в списках фамилия Виты? Если Булыгин расколотил очки в лифте, он должен был заказать себе новую пару. Во-первых, потому что без очков он обходиться не может, а во-вторых, потому что их отсутствие все бы заметили, и это было бы подозрительно. Казалось бы, кто там будет присматриваться, в каких ты очках. А дело в том, что очки очень меняют лицо. Стоит человеку надеть очки, которые окружающие на нем еще не видели и к которым не привыкли, ну там оправу другого цвета или формы, линзы другого оттенка, это сразу бросается в глаза, вызывает вопросы. Все начинают приглядываться, спрашивать: «Ты как будто изменился? Похудел, что ли? Загорел?», «Иначе как-то выглядишь…». А есть такие внимательные дамы, которые человека просто «фотографируют» — как одет, во что обут, какую прическу носит — и всегда готовы сличить его внешний облик с предыдущей «фотографией». «Видели Булыгина? Его новые очки? Видно, Элеонора ему плешь все-таки проела. Украсила мужика по своему усмотрению. Вы знаете, что она его все время пилит — несолидно одеваешься, не с теми знаешься… Обратили внимание на его последний галстук? Да это просто „Гибель Помпеи“ ручной работы! Как будто Элеонора его сама расписывала в своем Кобрине гуашью местного производства, хи-хи-хи!»

Нет фамилии Виты. Нет и Булыгина… 0-па! Зато есть некий Бутырин: заказал очки на следующий день после убийства Губиной — и тоже минус два, Вадим усмехнулся — все ясно. Казалось бы, зачем подчищать рецепт, зачем эти эксперименты с «Бутыриным»? Безопаснее для Булыгина было бы выписать рецепт на чужую фамилию у знакомого окулиста. Но Булыгин в то время скрывался, «лежал в морге», и шастать по Москве и просить рецепты у знакомых или незнакомых врачей ему было не с руки. Легче заказать очки по старому рецепту, лишь слегка исправив фамилию, — отсюда и таинственный «Бутырин».

Кстати, и инициалы у него, как у нашего клиента, — М.Н. Можно, конечно, исследовать очки, которые сегодня носит Булыгин, и доказать, что они с теми самыми суперпуперлинзами. Но он на второй раз — не идиот же! — мог заказать и «обычные» стекла, чтобы не светиться. Это ничего не даст. Вокруг этих очков можно такого вранья наплести — ого-го! Журнал клиентов — это ведь не документ. Булыгин может сказать, что заказывал очки сто лет назад и не знает, почему его не занесли в журнал — поди докажи, что такого быть не могло. Или вдруг Вита вспомнит, что на самом деле заказывала очки для шефа, а не для себя, и тот до сих пор в тех самых и ходит… Даже тратить время на дальнейшие изыскания не стоит.

История с очками и неким «Бутыриным» только укрепляет подозрения, не более. Это не улика. Для очистки совести тем не менее Занозин подозвал менеджера. К Занозину подошел важный молодой мужчина в безукоризненном костюме. Он был бы более симпатичным, если бы не старался так «надувать щеки» и не пыжился косить под Европу.

— Скажите, пожалуйста, а может ваш продавец оформить заказ помимо журнала? Вы не волнуйтесь, я не из налоговой инспекции…

На этот намек менеджер не отреагировал, даже бровью не повел. «Обучение по европейскому стандарту, — подумал Занозин. — Или напротив — наша российская смекалка и выдержка?»

— В принципе такое должно быть исключено. Однако продавец тоже человек — может устать, что-то упустить, забыть…

Менеджер говорил нарочито ровно, не торопясь, чтобы собеседник ценил каждое оброненное слово.

Занозин такой темп беседы не выносил и перебил «европейца» московского разлива уже на середине фразы — ему и так все было ясно.

— Хорошо. Вот тут у вас записан некий Бутырин.

Делал заказ на очки три недели назад. Продавец мог бы вспомнить этого клиента?

— Дайте посмотрю. Не хотелось бы вас…

— ..обнадеживать, — подхватил нетерпеливо Занозин. — Каждый день они оформляют заказы для десятков клиентов, они не могут помнить каждого в лицо. Но, может быть, этот клиент чем-то выделялся?

— Мы можем… — начал отвечать менеджер, но Занозин уже знал конец еще не произнесенной фразы.

— ..спросить у продавца? — догадался он. — Он здесь?

От вопроса Занозина менеджер еще больше надулся, но промолчал, только недовольно подозвал рукой какую-то девушку из-за прилавка.

— Надя, — обратился он к ней важно. — Помоги этому… (менеджер заколебался, выбирая, как лучше сказать — «господину» или «товарищу») посетителю, — выбрал он наконец формулу вежливости.

Занозин восхитился («Надо же, этот европейский недопесок умеет находить нестандартные решения!»), после чего к менеджеру потеплел. Но было уже поздно, так как его оставили на попечение Нади, что, впрочем, было даже приятнее. Надя оказалась не в пример толковее своего шефа и как дважды два, не затратив на это и трех минут, доказала Занозину, что вспомнить клиента по фамилии Бутырин она ни за что не сможет, хотя, судя по журналу, смена была ее и заказ оформляла именно она.

Но это уже не имело большого значения — Занозин почуял запах удачи и поймал кураж. А общение с Надей было лишь изящным завершением его похода в салон, этаким приятным оптимистическим аккордом.

Направляясь в офис телефонной компании, обслуживавшей мобильник Киры Губиной, он знал, что какой-то улов у него будет — какой именно, не знал, но был уверен, что будет. «Вот оно!» — Занозин торопливо скомкал распечатку, которую ему дали в компании, засунул ее в карман и поспешил в управление, надеясь, что Карапетян уже вернулся со своего совещания, — очень хотелось с кем-то поделиться и посмаковать ситуацию.

Карапетян, замученный инструкциями гаишников, был на месте — пил чай с баранками.

— Ну, что? — с ходу обрушился на него Занозин. — Будем чай пить или убийцу ловить?

Карапетян, ожидавший, что шеф поинтересуется «Атакой», поспешно сглотнул баранку, всем своим видом выражая готовность тут же найти убийцу.

— Смотри! — Без долгих предисловий и подготовки Занозин разложил на столе распечатку из телефонной компании. — Вот номер мобильного телефона Киры Губиной, смотри за то число, когда она была убита, 23.30 — разговор с мужем: видишь, напротив значится губинский номер телефона — сверь-ка с тем, что у меня в книжке записан, — подсунул он ему свою записную книжку. — Один к одному. А вот и нужный нам звоночек в 23.59. Звонок привходящий, разговор короткий, с другого мобильного, номер не губинский. Ну? — подбодрил Карапетяна Занозин.

— Проверил номерок? И за кем записан? — разволновался Карапетян. Занозин кивнул — «да, да». — Йэс! — завопил съевший не одну баранку и потому полный свежих сил Карапетян.

— Булыгинский мобильник, — удовлетворенно плюхнулся на стул Занозин. — В то самое время, когда хладный труп Булыгина якобы лежал в морге, сам владелец мертвого тела звонил Кире Губиной по мобильному. Конечно, он может сказать, что потерял телефон и не знает, кто по нему звонил. А потом снова нашел телефон… Но это уже не шутки, от этого звонка Булыгину отвертеться будет трудно. Да, как там твоя «Атака»? Мне без тебя довольно трудно.

Может, увильнешь, у начальства похлопотать?

— Я все успею. И машины угнанные обнаружить, и Булыгина разоблачить. Так поехали его брать, шеф.

Пока все на мази, — вскочил Карапетян.

— Не спеши, давай сначала все обмозгуем, — остановил его Занозин. — В салоне тоже, в общем, все подтверждается. Были у Булыгина те самые очки с немецкими линзами. После убийства Губиной он снова, по-видимому, заказал точно такую же пару, хотя доказать это трудно. С мобильником дело тоже не очень верное…

— Ерунда, смотри: очки, мобильник, мнимая смерть — между прочим, обрати внимание на последнее. Мнимая смерть! Такие шутки не с самой лучшей стороны характеризуют подозреваемого, и, я думаю, прокурор это учтет. Предупреждение Регины Никитиной… С этими косвенными мы получим ордер на обыск у Булыгина в квартире. И чтоб я сдох, если мы у него не найдем сегодня что-нибудь интересное. Его самого можем задержать суток на десять. День сегодня прушный, надо использовать до конца. Нужно действовать, пока Булыгин ни о чем не пронюхал.

Карапетян кружил по комнате и яростно жестикулировал, убеждая начальника. Но Занозина и не надо было особенно уговаривать. Предчувствие удачи тот ощущал даже в кончиках пальцев.

Тут Карапетян обратил внимание на странное выражение лица Занозина — он сидел неподвижно, не реагировал на его крики. Потом медленно поднял глаза и уставился на коллегу. «Едем!» — Занозин вдруг вскочил и кинулся к двери. Карапетян, ничего не понимая, устремился за ним, успев зажать в зубах еще одну баранку.

Всю дорогу Занозин молчал и не давал никаких объяснений, будто боялся сглазить, лишь отмахиваясь от надоедливого Карапетяна — потом, потом! Карапетян недоумевал, куда они едут, пока служебный «газик» не остановился у подъезда дома, где убили Киру Губину. Занозин уже спешил в каморку вахтера Заглянув туда, он перевел дух.

— Вам кого? — неприветливо и настороженно спросила вахтерша.

— Мы из милиции. Мы с вами уже разговаривали, помните, в тот день, когда убили женщину в лифте.

— Ах, да, да, — горестно закивала Надежда Кузьминична, узнав Занозина.

— Нам надо у вас кое-что уточнить, — сказал Занозин, старясь выровнять дыхание, но все еще чуть-чуть задыхаясь. — Вспомните, пожалуйста, не спешите…

Вспомните, вы говорили, что никого чужих в ту ночь в подъезде не было — только жильцы и гости Таи Ивановой с шестнадцатого этажа, те, что всегда к ней ходят. Вспомните, кто именно из гостей был тогда у Ивановых. Вы ведь их, наверное, и по именам, и по внешности знаете.

— Ну, не всех, — замялась вахтерша. — Люди солидные, важные, я к ним с расспросами не суюсь…

Некоторые с охранниками ездят… Ой, мне эта ночь до сих пор снится, никогда не забуду, такой ужас!

Убитая-то в лифте… Она с Таей с шестнадцатого дружила. Довольно часто бывала у нее. Ее муж всегда приезжал позже — очень занятой человек, он издатель. Да вы, наверное, знаете. Человек двенадцать всего к ним в тот вечер приехало — все на своих машинах. Мне до этого Тая специально наказала, чтобы я за машинами присмотрела. А женщины какие все нарядные…

— Что-нибудь странное вы заметили? — нетерпеливо спросил Занозин. — Особенное? Ведь к Ивановым часто гости ездят. Все было как всегда?

— Ну, чего особенного, — опешила Надежда Кузьминична, — Ну, вот разве… Все парами приехали, а один — в одиночестве, хотя раньше тоже с супругой бывал. Фамилию не знаю. И припозднился он…

Видно, не в духе был, даже не поздоровался.

— Стоп! — крикнул Занозин, испугав старушку — та аж вздрогнула. — Как выглядел припозднившийся гость?

— Ну, мужчина лет под сорок, плотный, высокий, с залысинами… В куртку темную одет…

— Когда он пришел?

— Собираться начали к шести, так он около восьми поднялся.

— В руках у него что-нибудь было?

— Пакет с бутылками нес — ну, в гости-то…

— А теперь вспомните, когда он ушел. После двенадцати, когда нашли убитую, здесь началась суета, народу много ходило… Гостей опрашивали наверху, но около трех все уже разошлись. Помните, когда ушел тот, с залысинами?

Вахтерша, согласно кивавшая на каждое слово Занозина, пока тот напоминал ей обстановку ночи убийства, в ответ на последний вопрос покачала головой — «нет».

— Последний вопрос, Надежда Кузьминична, — сказал Занозин. — Когда вы сменяетесь?

— В семь утра, — ответила ничего не понимающая вахтерша.

— Опознать того, припозднившегося, сможете?

Старушка, ничего по-прежнему не понимая, с готовностью кивнула.

— Ты просек? — спрашивал Занозин у Карапетяна, когда они вышли на улицу и шли к ожидавшей их машине. — Он поднялся к алкашу с бутылками и сидел там с ним до полуночи, потом позвонил Кире по мобильному и каким-то образом выманил ее из квартиры.

— Ну, как женщину легче всего выманить из квартиры? — машинально проговорил Карапетян, переваривая информацию — Наверное, сказал, что с мужем что-нибудь случилось. Мол, попал в больницу или еще что-нибудь в этом духе.

— Правильно мыслишь, — кивнул Занозин. — Однако это не объясняет, почему она ничего не сказала подруге Тае и ее мужу. Если Губин в больницу попал, то чего скрывать?

— Не хотела расстраивать именинницу?

— Не думаю, что в этом дело. Скорее Булыгин придумал какой-то более изощренный предлог и попросил Киру никому не говорить ни слова. Ну, например, это повредит Сергею или что-нибудь в этом роде. И, скорее всего, не от своего имени — ведь он «лежал в морге». Воскресшего Булыгина Кира могла испугаться. Короче, вызвал ее из квартиры, подсел в лифт и… А утром, скорее всего уже после смены вахтерш, просочился и только его и видели.

— Но почему убил?

— А вот это непонятно. Впрочем, пока мы можем доказать, что в ночь убийства Булыгин посещал этот дом — алкаш, я думаю, его узнает. Но как мы докажем, что именно он задушил Киру Губину?

— Докажем. Арестуем, поднажмем — и докажем.

И потом, ты забываешь, шеф, обыск! Срочно за ордером на обыск!


— Что тако-о-о-е?

Элеонора стояла в розовом пеньюаре в проеме двери, опершись на косяк локтем, перегораживая полуголым телом дорогу ментам, которых вел Занозин. Она открыла дверь после долгих препирательств и ругани, что Вадиму очень не понравилось. Дверь была железная, вскрыть ее самим стоило бы большого труда и массу времени, и они, честно говоря, к этому совсем не были готовы, хотя и погрозили Элеоноре вызвать спасателей с автогеном. В конце концов Элеонора дверь пожалела, но прошло не меньше пятнадцати минут, пока она поддалась на их угрозы и ссылки на закон, и Занозин подозревал, что Булыгин это время даром не потерял. Несмотря на досаду, Занозин в глубине души был доволен — не открывают, значит, есть что скрывать.

Отстранив рукой Элеонору, он прошел в глубь квартиры и нашел Булыгина в спальне, спокойно сидящего в кресле со спущенными подтяжками и расстегнутым воротом рубашки. Семейная постель еще была в беспорядке, в комнате не прибрано — валялись женское белье, носки… Что-то не похоже на обычный утренний беспорядок. Дверца шкафа открыта, оттуда вываливаются скомканные тряпки…

— Надеюсь, вы не сделали никакой глупости? — вместо приветствия обратился к Булыгину Занозин.

Ответом ему был взгляд исподлобья — какой-то туповато-неопределенный.

— О чем это ты? — грубо осведомился Булыгин.

В самом деле, какими еще словами можно встретить мента, поутру ворвавшегося в квартиру честного человека?

Занозин кивнул в сторону разоренного шкафа.

— Сильно на работу спешили? Боялись опоздать?

Шкаф-то зачем переворошили — в поисках парных запонок?

Вадим вынул из кармана вчетверо сложенный ордер на обыск, развернул его и сунул под нос Булыгину. Тот прочитал, никак не реагируя, на физиономии застыл неприязненный оскал.

— Что это такое творится? — в комнату ворвалась Элеонора. — Что вы, суки, себе позволяете? Да вы соображаете… Какого черта они там роются в моем белье грязными лапами? Что вы тут рыщете? Сто-о-ой!

Элеонора рванулась в соседнюю комнату, где Карапетян и Сбирский развернули широкий фронт изыскательских работ. Она вырвала из рук Саши фотографии, которые он извлек из ящика комода. Все последующее время она металась по квартире, толкая оперов, хватая их за руки, выкрикивая угрозы.

— Вадим, — в спальню заглянул один из оперов. — Мы нашли три пары перчаток: две пары кожаных и одни шерстяной трикотаж с нейлоновыми вставками — видимо, лыжные. Какие брать?

— Изымайте все, только аккуратно. Понятые видели? — дал команду Занозин, наблюдая за Булыгиным.

Тот не шелохнулся.

— А все-таки любопытно, почему вы, Михаил Николаевич, даже не поинтересуетесь, по какому поводу мы к вам заглянули. Ведь это было бы так естественно со стороны любого обывателя. Не ко всем приходят с обыском, не у всех изымают перчатки…

— Да чего интересоваться, — нехотя, едва разомкнув губы, промычал Булыгин. — Путаете что-то.

А может, и не путаете, а чей-то заказ выполняете — что я здесь петюкать буду? Можно подумать, вы меня слушать станете. На то вы и милиция, чтобы беззаконие творить. Это всем известно.

Занозин усмехнулся, рассматривая внутренности разоренного шкафа.

— Слабовато, — проронил он.

— Зато правда, — со злобной готовностью огрызнулся Булыгин.

Его озлобление, напряженные глаза и прорвавшееся раздражение подсказали Занозину, что он со своими ребятами на правильном пути. В соседней комнате раздавались вопли Элеоноры: «От-да-а-ай!», шум возни, ее проклятья, урезонивания Карапетяна: «Мадам, вы нам мешаете совершать процессуальные действия. Это чревато административной ответственностью…»

— Что вы все-таки такое отсюда вынули? — продолжал Занозин исследование шкафа. Булыгин сидел с кривой усмешкой на лице и помалкивал.

В это время раздался звонок в дверь. Элеонора открыла и, увидев очередного мента, стала делать приглашающие движения руками, ернически согнувшись в пояснице: «Заходите, заходите до кучи! Вы нам не помешаете! И так уже не квартира, а милицейская казарма!» Вошедший отыскал Занозина глазами и вытянул руки вперед, показывая коллегам черную мужскую куртку:

— Из окна пять минут назад выкинули — прямо мне на морду спланировала!

— Ну и что? Ну и что? А может, это и не из нашего окна вовсе! И вообще я давно ее собиралась выкинуть — старая, грязная, поношенная… — с места в карьер кинулась в бой Элеонора, явно собиравшаяся препираться до последнего. — И вообще это моя!

Люблю мужские куртки, они просторнее… Ну и что, что целая? Моя вещь, хочу — новую выброшу, хочу — до дыр затаскаю. И не наша она вовсе! В прошлом году знакомый гостил из Кишинева — забыл ее у нас.

Только купил на вещевом в «Динамо» — ни разу не надел, забыл… Я все собиралась ему выслать, но адреса не знаю, да, говорят, и уехал он уже из Молдавии, переселился в Белоруссию…

— Ваша куртка, Михаил Николаевич? — повернулся к Булыгину Занозин, стараясь игнорировать Элеонорин поток сознания. Тот стоял у него за спиной, выглядывая в холл.

Булыгин промолчал.

— Спасибо, что подсказали нам, какую куртку изъять. Вон у вас их тут еще две штуки — пришлось бы все на экспертизу сдавать. Времени бы потратили уйму. Хотя на всякий случай и эти заберем. Не волнуйтесь, все вернем, если ошибочка выйдет. Собирайтесь, — сказал Занозин. — Мы вас задерживаем по подозрению в убийстве Киры Губиной.

— Да вы свихнулись! — снова раздался вопль Элеоноры. — Да мужик мой тут при чем? Он эту куртку последние полгода не надевал! На хрен ему эта Кира бы сдалась! Ее сам Губин небось и убил из-за Регины… Слышите? Это сам Губин! Сам! Сам! Ее не вернешь! Да и мертв он уже! Кому интересно, кто убил его жену? Что вы живым-то жизнь портите? Суки-и-и!

Рот ее расползся, из глаз засочились слезы. Элеонора обеими руками вцепилась в булыгинский рукав и на попытки оперов оторвать ее от мужа, которому пора было отправляться вместе с ними, только лягалась и бодалась растрепанной головой Когда Булыгин, окруженный операми, покидал свою разоренную квартиру, он обернулся в дверях к сидящей без сил на пуфике в холле и рыдающей Элеоноре — ноги заголены и косолапо расставлены, локти на коленях — и на прощание сказал безутешной супруге единственное:

— Толику позвони.

Первый допрос Булыгина прошел без всякого успеха для оперов. Подозреваемый не отвечал ни на один вопрос, лишь таращился на Занозина и Карапетяна как баран на новые ворота и молчал. Те толковали ему про мобильник, про очки — напрасно. Про то, что чистосердечное признание пойдет ему на пользу и что явку с повинной тоже можно устроить… Без толку. «Зачем вы убили Киру Губину?» — повторял Занозин, но сидевший напротив Булыгин не был настроен удовлетворять его любопытство. Он ничего не отрицал, ни одному вопросу не удивлялся — не отвечал, и все.

— Ладно, — сказал вконец умаявшийся Занозин. — Обойдемся и без ваших показаний. Для начала устроим вам парочку опознаний. А там и результаты экспертизы предметов, изъятых у вас при обыске, подоспеют — я на них очень надеюсь. Подумайте, может, не будем тянуть резину? Бессмысленно. И бутылку «Лукойловки», вспомнила Мила, вы у Губина выпросили — мол, люблю раритеты! Особенно если они сделаны с чувством юмора! А на самом деле эту самую губинскую бутылочку против него же и замыслили использовать. Принесли алкашу — не интересуетесь, о каком алкаше речь? — и оставили. И серьги ему подбросили… Так что подозрение сначала на собутыльника, а затем — прямо на Губина… Надеетесь на то, что показаниям алкаша веры нет, или на то, что его легко с толку в суде сбить? Мы все равно докажем, что именно вы это сделали.

Тут Булыгин наконец отреагировал — усмехнулся и прямо и жестко глянул Занозину в глаза. «А вот это мы еще посмотрим…» — читалось в его взгляде.

— На что он надеется? — пожал плечами Карапетян, когда Булыгина увели в камеру.

Занозин промолчал. Поведение Булыгина ему не нравилось. По всем прикидкам, увильнуть ему некуда. Действительно, на что он надеется, почему молчит? Может быть, они что-то упустили? Плохо, что они до сих пор не имеют представления о мотивах Булыгина — зачем он все-таки, в этом нет никаких сомнений, убил Киру Губину? Всех кого можно расспросили — и в холдинге, и среди знакомых Губиных.

Ни одного намека на то, что Киру и Булыгина что-то по-особенному связывало. Кира — жена Губина, патрона и друга Булыгина. Дел они общих не имели. Что тогда? Что? Как узнать?..

Перед тем, как отправиться домой, Занозин заглянул в изолятор и, попросив дежурного открыть ему дверь, посмотрел на сидевшего в камере Булыгина.

Тот, привалясь к стенке, предавался размышлениям.

— Еще не передумал в молчанку играть? Смотри, поздно будет. На завтра на девять назначаю опознание. Алкаш тебя узнает. Не интересуешься, о каком алкаше речь? Ну, давай молчи-молчи…

Приблизительно через четверть часа после того, как Занозин удалился, Булыгин застучал в металлическую дверь камеры, привлекая внимание дежурного.

— Чего колотишься? — Окошечко отпало.

— Эй, служивый, слышь, мне позвонить надо.

— Выпустят — звони сколько влезет.

— Мне сейчас надо, очень. Проводи в дежурку — всего один звонок.

Булыгин выразительно прошуршал стодолларовой купюрой — мельче у него не было. Обшмонали его при задержании не очень тщательно.

— Эх, добрый я человек, — вздохнул дежурный. — Через свою доброту всегда в неприятности попадаю…

Ладно, выходи. Всего один звонок и только одну минуту.


— ..свое дерьмо сами разгребайте. Х…ню эту без моего спроса затеяли, пионеры юные, мать вашу так.

Все художественной самодеятельностью занимаетесь. Кем вы себя воображаете, бегемоты тупорылые?

С полутора извилинами в мозгу чего вы еще можете удумать? Это ваши дела, и меня вы сюда не путайте.

Я вам не чистильщик. Я ради «шестерок» вроде вас и пальцем не пошевельну. Мне рисковать своим бизнесом и положением ради вас нет смысла. Какой от вас для меня прок? Только думай за вас, работу для вас придумывай, людей серьезных беспокой, проблемы ваши решай… А вы мне за это — очередную пакость, недоумки. Куда вы лезете с таким «ай-кью»? Может, у вас заслуги, может, вы для меня много денег заработали? Пока от вас одни хлопоты. КПД у вас омерзительно низок. Знаешь хоть, что такое КПД, туша? Какого хрена надо было бабу валить, можешь сформулировать? Ну, постарайся, напрягись… Ах, она могла узнать… Идиот, ты сначала уточни, узнала она или нет, а потом принимай решение. Да и эта ваша первоначальная идея — убожество, и только. Не смогли уговорить ее мужика доводами разума, так сразу ручонки шаловливые к стволу тянутся. А я ваше дерьмо подбирай… Дилетантизм, все крутых из себя строите, а цена вам обоим, вместе взятым, — копейка. Думаете, я всю жизнь буду вам задницы подтирать? И так из-за вашей деловой импотенции пришлось принимать непопулярные меры. А я этих вещей не люблю.

Мочиловка — это жизненный выбор кретинов. Что сопишь? Есть возражения? Вот и заткнись. Сами разбирайтесь. И не звони мне больше по этому поводу.

Сумеете сами выкрутиться — тогда поговорим. Может, вы чего-то и стоите. А пока — чтобы я тебя больше не слышал. Мне некогда — черепаший суп принесли…

Отбой. Он закрыл крышку мобильника. Надо было действовать самому, и времени на раздумья практически не осталось.


— Как ты мог? Как ты мог? — Регина ошарашенно глядела на мужа. — Это низко! Это недостойно!

Я просто не понимаю, как ты еще можешь так спокойно смотреть мне в глаза… Шпионить за собственной женой… Приставить какого-то постороннего человека, посвящать его в наши отношения… Представляю, как ты ему ставил задачу: «Я подозреваю, что жена мне изменяет. Вы должны все выяснить и добыть доказательства, если мои догадки верны…»

Тебе не было стыдно? Какими глазами он на тебя смотрел? Бедный парень, он меня перепугал насмерть.. Я даже к Вадиму Занозину обращалась за помощью…

«Мужская любовь… Ничего себе любовь. Почему мужчины называют любовью свое пошлое, маленькое, нежно лелеемое самолюбие? При чем тут любовь?» — думала она. Регина не ощущала сочувствия к Игорю, хотя прекрасно понимала — вся история с детективом ему самому была мучительна, возник этот сюжет от отчаяния и от непонимания, что происходит с женой. Но почему-то мужнины страдания оставляли ее равнодушной — ужасно стыдно, но она за него не переживала. Ни капельки. И не могла притворяться и врать себе, что ее волнует его эмоциональное состояние. Она не желала ему зла и не имела никаких оснований причинять ему страдания сознательно. Но что касается ее и Губина… Игорь здесь вообще ни при чем — вот с чем он не желает смириться. У Регины было убеждение, что никому она не изменяла, она просто идет своей дорогой, и ей казалось, что со стороны Игоря глупо на это обижаться — что человек идет своей дорогой. А то, что они с Игорем стали при этом отдаляться, — естественно, если их пути расходятся…

— Мне померещилось черт знает что… А это частный детектив, нанятый моим мужем. Просто-напросто составлял график моих перемещений, фотографировал моих знакомых, подглядывал в замочную скважину и докладывал тебе… Фу, мерзость! Неужели ты не видишь, что это мерзость? Неужели ты взаправду верил, что какой-то частный детектив разберется в наших проблемах, раз мы сами в них разобраться не можем? Ну и что? Удостоверился? Получил компромат? Показал бы мне хоть фотографии! Ты думаешь, что после этого мы сможем остаться вместе? Да я ни одному слову твоему не могу теперь верить…

— Да? — отозвался Игорь, он выглядел измученным, — Это я твоему слову теперь верить не могу!

А что я, по-твоему, должен был предпринять? Да, мне было стыдно признаваться какому-то безмозглому менту, что жена мне изменяет… Он сохранял невозмутимое выражение лица и даже скроил сочувственную мину, но я был уверен, что он меня презирает, презирает… Что он думает: «Лопух! Не можешь приструнить свою бабу. Тряпка!» Я видел на себе косые взгляды всех прохожих, они смотрели на меня как на жалкого червяка, и мне казалось, каждый все знает и каждый меня презирает… Знаешь, что я чувствовал?

Стыд! Почему, почему из-за тебя я должен чувствовать стыд? За что я должен это терпеть? Ты, ты как могла? Ты хотела, чтобы я позволил тебе шляться по мужикам?

«Господи, мы говорим как глухой со слепым», — горько подумала Регина. Они уже полчаса орали друг на друга, переходили из комнаты в комнату и говорили, говорили…

— Это моя жизнь! Моя! — кричала Регина. — Это моя жизнь, и я сама ею распоряжаюсь, как распоряжаюсь собственным телом, собственной головой, вообще своим "я". Я принадлежу сама себе и больше никому — или тому, кому хочу. Я сама распоряжаюсь своей жизнью и сама несу ответственность за последствия. Оставь это свое «шляться по мужикам»… Ты хочешь меня оскорбить. Это глупо. Ты прекрасно знаешь, что я ни по каким мужикам не шлялась. Просто… Ах, ладно. Ты старше меня, но ты так ничего за всю свою жизнь в любви и не понял. Теперь ты доволен?

— Боже мой! Ты говоришь так, будто это все меня не касается! Будто это исключительно твое дело!

Разве ты не видишь, что наша жизнь разрушена — и разрушена тобой! Разве ты можешь в чем-нибудь меня упрекнуть? Как на духу — мне никогда никто, кроме тебя, за все восемь лет не был нужен…

"Да, разумеется, все из-за моей прихоти. Сидела, плевала в потолок, скучно мне было и делать нечего Тогда и подумалось — а почему бы не изменить мужу?

Так просто, наверное, чтобы тебе насолить… Он не может поверить, что я просто о нем не думала, не могла думать. Вернее, думала, что нехорошо, что несправедливо по отношению к нему. Но эти мысли решительно ни на что не влияли и ничего не могли изменить… Любовь — это обстоятельство неодолимой силы, во всяком случае в моей жизни получилось именно так".

— Ты даже о дочери не подумала! — бушевал Игорь. Здесь он был прав. Если что-то и кололо Регинину совесть, это дочка, но признаваться в этом она не собиралась.

— Какое открытие! Ты, оказывается, живешь ради нашей дочки! А не преувеличение ли это, друг мой?

По-моему, тебе лень ею заниматься. Я не говорю о таких прозаических вещах, как накормить, постирать… Когда ты последний раз с ней арифметикой занимался? Уроки проверял? И собственной жизни помимо дочкиной у тебя нет, и интересов собственных помимо интересов дочки у тебя тоже нет? Конечно, давай теперь скрепя сердце и сжав зубы будем ради нашей дочери делать вид, что ничего не происходит.

Ты веришь, что так получится?

— Скажи, чем он лучше меня? — горячо обратился к ней Игорь, в голосе предупреждающе зазвенели оскорбленные нотки. — Чем?

Этот довод казался ему неотразимым.

Регина взглянула на Игоря и только усмехнулась, ничего не ответила. Вернее, ответила — про себя. «Он не лучше… Он был любимым, а ты уже нет. И вины твоей никакой, и заслуги никакой. Парадокс, но я тоже ни в чем не виновата… Не можешь с этим смириться? Тебе удобнее считать меня источником своего „несчастья“? Изображать из себя жертву „подлой измены“? Но ты же мужчина…Ты должен держать удар. Это не мой удар — удар судьбы. Что я могу поделать? А вот я, кажется, способна выдержать любой удар судьбы…» Она задумалась, не произнося ни слова. Игорь смотрел на нее удивленно, а Регина продолжала молчать. Внезапно подкрались воспоминания о Губине.

…Когда она последний раз его видела? Странно, но она не могла вспомнить. Несколько дней подряд после смерти Киры они провели не расставаясь.

В дни, предшествовавшие его убийству, они встречались редко. Были какие-то встречи, но мимолетные…

Или даже не встречи? Он присылал короткие смешные записочки — она находила их у себя в кабинете на столе. Что-то вроде: «Не вешай нос! Держи хвост пистолетом…» и прочую — если честно — бодряческую чепуху. Однажды обнаружила в кабинете присланный им ящик шампанского… Иногда на пару секунд он заворачивал в ее кабинет, они наспех, не насыщаясь, страстно целовались, но тут же отрывались друг от друга, и он исчезал за дверью. Регина знала, что он улаживает какие-то свои проблемы по бизнесу, что он целиком поглощен этим. Больше ничего не занимало его в ту неделю, и лучше было его не трогать. Она терпеливо ждала… Было ли предчувствие?

Нет, не было. Он был издерган, угрюм, погружен в себя, но ей это казалось естественным.

Ей нравилось смотреть, как он утром идет по коридору конторы — чуть сутулясь, полы плаща развеваются сзади, воротник почему-то всегда поднят, руки в карманах. Повернется к сопровождающим на ходу всем корпусом… Что-то мальчишеское, несерьезное и от этого обалденно пленительное сохранилось в нем до самой смерти. И голос. Низкий, мощный, хрипловатый — настоящий мужской. Сейчас какого мужика ни встретишь, какого диктора на телевидении ни послушаешь — не голоса, а все какой-то унисекс, бесполый придушенный жеманный фальцет…

Однажды ехали в его машине, они на заднем сиденье, а впереди шофер и Олег. Они специально сели далеко друг от друга — старались не демонстрировать свои чувства на людях. Губин украдкой положил свою руку на сиденье между ними — ладонью вверх — и слегка поманил ее пальцами. Она, также стараясь проделывать все незаметно, протянула свою руку навстречу… Они сцепили руки еле-еле, ненадежно, лишь кончиками пальцев. В этом хрупком дразнящем обрывающемся сцеплении было для нее гораздо больше прелести и чувственности, чем если бы они тесно сомкнули ладони, сильно прижали их сверху пальцами и ощущали бы каждым бугорком кожу другого. Они не смотрели друг на друга и не говорили ни слова. Должно быть, эта тишина в салоне автомобиля была такой густой и напряженной, что был момент, когда Олег вдруг обернулся с переднего сиденья и встревоженно посмотрел на них — все ли в порядке?

Они встретили его взгляд с невозмутимыми лицами — как школьники, честное слово! — и он, несколько озадаченный, снова повернулся и уставился на дорогу…

— Чем я могу тебе помочь? — проговорила наконец Регина, поднимая голову и устало глядя на Игоря. — Ну, разведись со мной. Это самое доступное средство.


Занозин и Карапетян никуда не спешили. По дороге зашли в пивную, поужинали, поглазели вместе с остальными любителями пива на футбол в высоко подвешенном над стойкой бара телевизоре… Хотелось дождаться конца матча, но, хотя спешки и не было, дело на вечер и даже на ночь все-таки было.

И они с сожалением покинули заведение.

И все же, когда подходили к знакомому подъезду, под воздействием светлого «Русского» пребывали в несколько расслабленном, благодушном настроении.

Движения их были замедленными, а мысли мирными. Перед тем, как позвонить в дверь, Занозин решительно взбодрился — сделал несколько махов руками, потряс головой, нахмурился и размял губы. Карапетян следил за его манипуляциями с сомнением. Повторять за шефом он не стал. Лишь для солидности сунул руку под мышку, на кобуру. Занозин же тем временем придал лицу сосредоточенное, внушающее доверие выражение — получилось плохо. Карапетян покосился на зверски-угрюмое лицо шефа и отошел на шаг. А то Валя, жена Щетинина, еще подумает, что они пришли собутыльничать…

Дверь открыла и вправду Валя.

— Добрый вечер, — заговорил Занозин, он решил, что «добрый вечер» у него прозвучит лучше, чем «здравствуйте». Валя смотрела растерянно. — Детей отослали?

Валя кивнула и сказала:

— А Коли нет.

— А где же он? — насторожился Вадим. — Я же звонил ему, говорил, чтобы детей куда-нибудь отвел и из дому ни ногой. Да и вы бы шли куда-нибудь от греха. Ничего страшного, но мало ли что…

— Да он у Санька решил переночевать — здесь, в соседнем подъезде. Говорит, так надежнее будет.

А ваш коллега тоже туда отправился буквально две минуты назад.

— Куда? — завопили хором Вадим с Карапетяном.

Объяснять, что никакого коллегу они сюда не присылали, было некогда. Валя прокричала адрес им вслед — двое оперов, не дожидаясь лифта, уже неслись вниз по лестнице. «Ах ты, блин, — думал Занозин. — По моим подсчетам, рано еще. Как же он успел?»

Неслись они как угорелые не зря — у квартиры Санька уже были слышны вопли и стрельба. Они ворвались через открытую дверь. Первое, что увидел Занозин, бежавший впереди, это летящую прямо ему в лоб чугунную сковородку. Уклониться он не успел, лишь успел чуть нагнуть голову, и сковородка приласкала его по касательной. Но и этого было вполне достаточно. «Я бы не сказал, что это больно, — подумал Занозин, привыкший анализировать собственные ощущения. — Я бы сказал, что это в высшей степени неприятно — получить сковородкой по голове…»

Последующие несколько мгновений он, оглушенный молодецким ударом, видел все как в тумане. В голове звенело.

В коридоре небольшой двухкомнатной квартирки Санька топталось, лягалось, размахивало руками и с шумом копошилось какое-то странное существо. Занозин наблюдал за ним, как в замедленной съемке, с каким-то его самого удивившим познавательным интересом. В следующем кадре существо как бы немного разделилось, и тут Вадим сообразил, что это мощная громкоголосая подруга Санька, уже знакомая ему Оксанка, вцепилась зубами в руку того, кого он принял первоначально за первую половину существа, — крупного мужика в черной, надвинутой на лицо шапочке с прорезями для глаз. В закушенной руке был зажат пистолет. Другая рука мужика была блокирована под мышкой девушки. Мужик со сползшей на глаза маске пихался, пытался отодрать, стряхнуть Оксанку, но та вела себя просто как бультерьер, который, как известно, умрет, но челюсти не разомкнет.

Коли с Саньком нигде не было видно.

Карапетян со своим «Макаровым» на изготовку плясал вокруг мужика с Оксанкой, опасаясь пускать в ход оружие, чтобы не попасть в невинную женщину, и кричал: «Оксана! Отползай! Дай выстрелить!» Подойти ближе и ввязаться в рукопашную Оксанки и киллера не было никакой возможности. Ствол в руке мужика, оттягиваемый к полу увесистым телом женщины, дергался — то подпрыгивал и направлялся в живот Карапетяну, то наклонялся вниз и брал на прицел его же колени. И живот, и колени было жалко, внутри у Карапетяна каждый раз холодело. Когда пуля отрикошетила у самых его ног, он подумал, что, пожалуй, с него хватит острых ощущений и пора с киллером что-то делать…

Когда подлый злоумышленник все-таки отодрал даму от себя и, отбросив ее к стене, уже с трудом (все-таки укус!) поднимал руку, чтобы окончательно обезвредить Оксанку, Карапетян поймал его на мушку.

Прогремел выстрел. Мужик охнул, качнулся и стал крениться на бок. Карапетян подскочил и выбил у него пистолет из рук — тот отлетел куда-то в сторону.

Мужик, держась обеими руками за правое бедро, оседал на пол. Из-под сползшей маски — глаз не видно, из одной дырки торчал нос, из другой мочка уха — были слышны невнятные ругательства, перемежаемые стонами.

— Больно-о-о! «Скорую» вызывайте, — хрипел раненый. Из-за забившейся в рот шапочки это звучало так: «Боно-о-о! „Скоую“ выыва-а-ате-е-е!»

Карапетян подошел к корчившемуся на полу мужику и стянул с него шапочку с прорезями. Дышал опер тяжело, все его тело болело, а руки еще дрожали от напряжения и только что пережитой опасности.

Саша постоял какое-то время, пытаясь отдышаться и успокоиться, пока раненый стонал на полу.

— Мужик, — обратился наконец Карапетян к нему, присев на корточки, громко, как к глухому. — Ты вообще кто?

Тот ничего не отвечал, лишь повел глазом и продолжал, гримасничая от боли, испускать стоны.

— Булыгин-старший, если не ошибаюсь, — вмешался в разговор бледный Занозин, прижимавший к шишке на лбу холодненькое — то ту самую чугунную сковородку, то свой «Макаров». — Похож на брательника. Слушай, а ты чего ему не скомандовал: «Руки вверх! Бросай оружие!»

— Разве не скомандовал? — удивился Карапетян, морща лоб и силясь вспомнить, как все было.

Тут из комнаты показалась перекошенная физиономия Коли — целого и невредимого.

— Как вы кстати, мужики. — заикаясь от пережитого чувства опасности, но радостно заговорил Коля. — Он бы нас тут, эта, всех уложил. Чуть ступил в дом, так сразу палить. Слава богу, ни разу не попал.

Я быстро за тумбочку спрятался, смотрю, Санек стоит как вкопанный, а тот палит во все стороны. Все мимо. Потом Санек медленно так, не торопясь, на пол стал укладываться — у меня аж глаза на лбу от ужаса… А тут на спасение Оксанка из кухни со сковородкой выскочила. Как даст ему, эта, поруке… Ха-ха-ха! Слушай, Вадим, между прочим, этот мужик похож на того, про которого вы спрашивали — ну, который у меня пил со своей «Лукойловкой». Похож, но не он.

Коля наклонил голову набок, разглядывая «не того», но очень похожего мужика. Санек, видимо, сильно впечатленный произошедшим, не произносил ни слова. Оксанка, стоя на коленках, ощупывала лежащего мил-дружка. «Сань, — жалобно ныла она, не обращая внимания на окружающих. — У тебя все в порядке? Цел? Нигде не болит?»

Раненый продолжал слабо материться и звать врача. Карапетян, спросив у Оксаны, где телефон, вызвал «Скорую».

— Скажи — все равно «Скорую» ждать, так хоть беседой время скоротаем, — обратился к Булыгину-старшему Занозин. — Зачем вы с братом все-таки Киру Губину убили? Сдается мне, ты тоже в этом замешан. Не зря же сюда с оружием притащился свидетеля убирать.

— Зачем, зачем? — корчась от боли, заговорил Булыгин-старший. — Узнала она меня. В приемной у Губина столкнулись. Смотрю, у нее в глазах что-то промелькнуло, лоб морщит, силится вспомнить… Я и понял, что все, кранты, вспомнила… Ну, мы и решили ее убрать. На Мишку бы никто не подумал, он как раз пропал… Нога немеет… Сволочи… «Скорую» вызовите…

— Да что же такое она вспомнила-то? — не понял Карапетян.

Булыгин не отвечал, только кряхтел. Вокруг раны на ноге расползалось по линолеуму пятно крови.

— Не нравится мне это, — проговорил слегка встревоженный Карапетян, глядя на блестящее ярко-красное пятно. — Оксан! У тебя бинт есть? Перевяжи раненого.

— Ага! — яростно отозвалась Оксанка, отвернув голову от Санька. — Он нас тут всех чуть не прикончил, а я ему буду раны промывать, трах-та-ра-рах!

Может, ему еще ноги помыть?

— Сука, — слабым голосом просипел Булыгин на полу. — Чего ноешь? Ведь не прикончил же…

— Потому что стрелок ты хреновый! — обрушилась на него подруга Санька. — А так бы оприходовал всех, паскуда, и не пикнул. На женщину набросился, трах-та-ра-рах! — Материлась Оксанка через слово. — Дайте я ему лучше по яйцам врежу, гаду этакому! Нету у меня бинта! Санек, выпей, легче станет, — снова занялась она спутником жизни.

Оксанка совала Саньку полстакана коньяку, за которым сходила до этого на кухню, и приговаривала как ребенку, будто кашкой кормила: «Вот так, потихонечку… Выпей». Платочком, смоченным в коньяке, она протирала Саньку виски. Наблюдавший за ней Карапетян лишь головой качал.

— Да оставь ты его, не маленький, сам коньяк вылакает, без твоей помощи. Трудно, что ли? Ты платок, что ли, какой принеси, — неуверенно предложил он.

— Щас, — продолжала бушевать Оксанка. — Стану я на эту сволочь свой платок переводить.

— Ладно, Оксан, — вступил Занозин. — Правда, хоть тряпку какую принеси. Кровищи вон сколько.

Оксанка с демонстративным неудовольствием поставила стакан на пол рядом с развалившимся Саньком, поднялась с колен и отправилась на кухню на поиски тряпки. Вконец обессилевший Булыгин, кажется, впал в забытье и не реагировал на суету вокруг себя. Когда Оксанка принесла кургузый кусок материи, стали спорить, как перевязывать — сделать ли жгут выше пулевого отверстия или наложить широкую повязку поверх него. Кое-как тряпку намотали — Булыгин лежал бледно-зеленый, осунувшийся.

— Черт, — нервно крикнул Занозин Саше. — Ты звонил в «Скорую»?

— Да уж двадцать минут как, — отозвался Карапетян.

— Звони еще!


«Глупо как, — думал Занозин. — Глупо. Глупо».

В тот же вечер им позвонили из «Скорой» и сообщили, что Булыгин Анатолий Николаевич скончался по дороге в больницу от потери крови — пуля Карапетяна порвала ему бедренную артерию. Донорскую кровь дать не успели — в карете «Скорой» не оказалось крови его группы, а когда добрались до стационара, было уже поздно. Не то чтобы было жаль этого придурка Булыгина — чего его жалеть… Получается, что получил по заслугам. Такому быку человека убить легче, чем чихнуть. Действительно ведь, шел убивать Щетинина, а там и всех, кто с ним вместе под руку попадется. Повезло, что вся компания осталась в живых, да и они с Карапетяном, кстати. Вины их в смерти Булыгина никакой — действовали правильно.

А все равно, жаль его. Пока ждали «Скорую», они с Карапетяном испереживались — ведь человек умирал, хоть и Булыгин! — и на появившихся врачей обрушились, словно были родственниками раненого.

Чего они так переживали, спрашивается? Если бы уложили его наповал, забыли бы в ту же секунду. А тут ранили… Булыгин дышал, мучился, жизнь уходила из него медленно, он лежал беспомощный и ждал спасения — представьте! — от них. Наблюдать за этим было невыносимо. Занозин испытывал душевный дискомфорт и раздражение от глупости произошедшего.

Его одолевала досада. И выстрел-то не смертельный — в ногу. Ну, не кретин этот Булыгин? Пошел зачем-то человека убивать (никак без этого не мог, дебил), «Скорая» опоздала, крови не оказалось…

И все, жизни конец. Был Булыгин-старший — нет Булыгина-старшего. Глупо. «И чего ты маешься? Сам покойник никогда такими мыслями не мучился, пари могу держать. Такая чушь никогда бы в его башку не залетела…»

А Булыгин-младший сидит под замком и до сих пор ничего не знает — надеется на брата. Такой же недоумок долбаный. Потому он и молчал на допросах, что надеялся — брат главного свидетеля уберет, старуху-вахтершу можно запутать или запугать, а вещдоки, глядишь, в ходе следствия куда-нибудь «испарятся» — пропадут, сгорят, перепутаются, будут обменяны… Редкость, что ли? Главное — не терять надежды, в России конца XX века нет ничего невозможного или невероятного. Время немереных возможностей для таких, как братья Булыгины.

Кстати, о вещдоках. Занозин взял в руки заключение экспертизы — на одной паре булыгинских перчаток были обнаружены волокна, идентичные тем, что имеются на накидке, в которую была одета в ночь убийства Кира Губина. А на куртке, той самой, выброшенной из окна — просто везение! — на нагрудном кармане в молнии застрял волос покойной. Обрывок волоса… Песенка Булыгина-младшего спета, пусть он хоть до смерти теперь рот не откроет.

Карапетян с утра отсутствовал: попал на долгожданную операцию «Атака» — стоит теперь на блокпосту на дороге или лазит вместе с гаишниками по ангарам, стоянкам и отстойникам, ползает под машинами, сверяет номера…

«Не иначе Карапетян, — подумал Вадим, когда раздался телефонный звонок. — Легок на помине».

И точно.

— Шеф! — раздался в трубке радостный вопль напарника. — Угадай, что я здесь обнаружил. Ни за что не догадаешься. Мы тут один отстойник на окраине вскрыли, а там — внедорожник «Мессаджеро» с сильно помятым передним крылом, номер на семерку начинается. Слесаря говорят, стоит уже полгода. Мы с гаишниками проверили через справочную — знаешь, кто хозяин? Булыгин Анатолий Николаевич! Спорить могу, это тот самый внедорожник, что Киру Губину в ее «Ауди» чуть насмерть не расплющил. Даже без проб краски! Образцы краски, помнишь, в деле о наезде остались, в архиве. Доказать их идентичность — проще простого! Ты понял теперь, что означали его слова: «Она меня узнала»? Или как он там сказал — ага: «Она меня вспомнила». Понял? Последнее звено в этой истории…

— Не скажи, — возразил Занозин. — Булыгин-старший пытался Губину убить еще полгода назад — это, пожалуй, ясно, я согласен. Но опять тот же идиотский вопрос — почему? Что это вдруг братья Булыгины свихнулись на хрупкой, никому не мешавшей женщине? Один раз убивают, другой… Больные они, что ли?

— А ты не думаешь, что первый раз ее пытались убить по ошибке? Сейчас уже трудно наверняка выяснить, но, может быть, в этом «Ауди» должен был ехать сам Губин? А он отдал машину жене. И стекла тонированные… Между прочим, я когда читал то дело, обратил внимание, что удар по «Ауди» пришелся на правое заднее кресло, а вовсе не на место водителя. Поэтому и Губина тогда жива осталась. Должен был ехать сам Губин с шофером, на первом месте пассажира рядом с водителем — Олег, сам магнат — сзади. Чем плоха версия? По-моему, это все объясняет.

— Возможно, — согласился Занозин. — Ты сегодня появишься или мне одному с Булыгиным разбираться?

— Шеф, как тебе не стыдно, — запел Карапетян. — Я и так уже сильно помог. Завтра появлюсь, пойду еще ребятам подсоблю. Наша служба и опасна, и трудна…

— Ну что, подозреваемый Булыгин, — начал Занозин, когда того привели к нему на допрос из изолятора. — Опознание мы проведем позже. Чистая формальность. У меня к вам остался всего один вопрос — каким образом вы выманили Киру Губину из квартиры Ивановых, когда позвонили ей по мобильнику в ночь убийства? Кем назвались?

Булыгин недоверчиво молчал, презрительно и одновременно чуть растерянно улыбаясь.

— У меня для вас плохие новости, Михаил Николаевич, — проговорил Занозин. — Это не следовательское иезуитство. Действительно, плохие. Вчера ваш старший брат скончался в «Скорой» от потери крови. При попытке убить свидетеля Щетинина — свидетеля по вашему, Михаил Николаевич, делу — он получил пулю в бедренную артерию. Врачи приехали слишком поздно.

Выражение лица Булыгина практически не изменилось — глаза смотрели все так же недоверчиво.

— Не верите? — сочувственно покачал головой Занозин. — Хотел бы я, чтобы это была шутка. Есть и еще одна новость — мелочь, конечно, по сравнению с первой, но все же… Завтра вам будет предъявлено обвинение в убийстве Киры Губиной. Доказательства — как на подбор. Помимо того, что вы уже знаете, на вашей куртке обнаружен волос убитой, а на перчатках волокна с ее накидки — той, в которой она была в ночь убийства. Вы и бывший боксер, кстати, вам с вашей весовой категорией женщину левой оглушить — что муху прихлопнуть… Молчите? Что ж, молчите, ваше право. Скажите без протокола, мне интересно: зачем вам это было нужно? Был у вас старший брат, успешный бизнес, партнер — старый друг, жена… — Занозин замялся, подбирая слово, — красавица, преданная вам до мозга костей… И что вас дернуло Губина убирать, жену его несчастную? Что вы получили взамен? Брат мертв, партнер мертв, бизнес уйдет к другим, жена… Жена, возможно, будет передачи носить лет пятнадцать. Вот счастье-то женщине… Зачем?

Наконец Булыгин издал какой-то утробный звук.

— Дурак ты, мент, или прикидываешься. Зачем?

Зачем? — передразнил он Занозина. — Что ты сопли тут размазываешь? Тебя послушать — так я исчадие ада, а Губин — весь в белом. Хороший парень — плохой парень, как в американском боевике, ха-ха! Вы всерьез думаете, что в российском бизнесе так — хорошие парни против плохих? Да ты знаешь, что он меня заказал? Меня! Что я, ждать должен был, когда меня киллер замочит? Да у нас счет на минуты шел — кто кого первым порешит. И везде так! Нет никаких «хороших парней»! Забудь, мент! Успешный бизнес… был успешный бизнес, да не мой он формально, а Серегин. А он меня ни за что не хотел отпускать. Что же, я всю жизнь напрасно горбатился, выходит? А Кира…

Я против нее ничего не имел. Под руку попалась.

Черт ее дернул тогда на этом «Ауди» ехать! Она Толика узнала бы и заложила… Ты подумал, что тогда было бы? Губин за нее всем нам головы бы пооткусывал. Да и догадался бы, что на него охота идет. Я же не знал, что скоро и без мочиловки смогу дело устроить.

Выбора не было.

— Так чем все-таки выманили? — настойчиво повторил вопрос Занозин.

— А, — неохотно пробурчал Булыгин. — Сказал, что на Губина было совершено покушение. Мол, он жив остался и прячется на квартире у друга — боится за свою безопасность. Просит ее приехать и ником) ничего не говорить — это, мол, опасно. А я, дескать. из охраны, буду ждать ее в подъезде внизу и провожу к Губину… Я боялся, она спросит, почему сам Губин не позвонил, но она даже не подумала — тут же бросилась вниз…

— Понятно. А вы, значит, в конце концов успели Губина раньше порешить, чем он вас, — уточнил Занозин.

— Э-э-э, не надо. К убийству Губина я отношения никакого не имею. Знать ничего не знаю. Не моя работа. Когда я из «морга» вернулся, мы с ним почти договорились. Не знаю, что случилось, кому он еще дорожку перебежал. Сами копайте.

«Копать будем, — думал Занозин. — Да вряд ли что-то накопаем — во всяком случае такое, что можно суду предъявить. Убийство Губина — это работа профессионала, не твой бестолковый брат, который даже свидетеля не смог убрать». Они с Карапетяном и без совета Булыгина давно нажали на своих информаторов, с ребятами из ГУБ О Па толковали — все говорило о том, что им не светит раскрыть эту заказуху, хотя в принципе было ясно, кто в убийстве Губина был заинтересован, к кому его бизнес перейдет.

Ходят слухи, что весь бывший губинский холдинг скоро перейдет под Изяславского. Вот вам и ответ.

И Булыгины, хоть младшенький сейчас и делает большие глаза, судя по всему, с Изяславским были связаны, собирались под него лечь, если уже не успели.

— Идите, подозреваемый, обратно в камеру, — сказал он напоследок Булыгину. — Думаю, мы сможем отпустить вас на похороны брата.

Занозин ожидал увидеть Регину подавленной, увядшей, замученной бессонницей и тоской — ведь всего два дня назад прошли похороны Губина, — но ошибся. Когда она открыла дверь, он, как и каждый раз, когда видел ее, подумал, что сочетание зеленых глаз и рыжих волос — совершенно убийственно. Кожа ее казалась почти прозрачной, а глаза на чуть осунувшемся лице — больше и глубже. Она была все такая же, прекрасно владела собой, и Занозин понял, что ему не представится случай — как он надеялся — утешать ее, опекать и проявлять заботу.

Она улыбнулась, приняв от него в подарок пакетик высококлассного кофе. Занозин немало помучился, выбирая, что ему принести в гости: цветы казались неуместными, бутылка — слишком вульгарной, шоколад — господи, Регина Никитина совершенно не сочеталась с каким-то пошлым шоколадом! Вообще-то он про себя называл свой визит не иначе как деловым и собирался рассказать Регине о ходе расследования убийства Губина. Правда, результатов толковых не было, но все же…

— По-моему, вам понравилась моя кухня, когда вы пришли сюда в первый раз, — обернулась она к нему, пока они шли по коридору, — поэтому идемте на кухню. К тому же будем считать, что вы не гость, а свой в доску. Разрешите без парада?

Регина накрывала на стол, наливала кофе, предлагала ему сахар и сливки. Занозин сидел на том самом приглянувшемся ему еще в первый раз уютном диване, покрытом клетчатым пледом, смотрел на нее и ломал голову — она что, «железная леди»? Чуть больше недели назад она лишилась любимого мужчины…

Какое-то прямо пугающее самообладание, опрокидывающее все его ожидания. Он внутренне поежился — лучше бы она была более простой, легко вычисляемой и понятной. «Дурак ты, — тут же отозвался внутренний голос. — Мало у тебя, что ли, было простых, легко вычисляемых и понятных? Зато такой не. было никогда…»

Занозин рассказывал об экспертизах, о том, что Олег хотя и лежит до сих пор в больнице, но чувствует себя лучше (Регина выразила желание посетить его, и Вадим обещал отвезти ее к нему в ближайшие дни), что шофера сначала подозревали в соучастии — такую он нес чушь и так неадекватно вел себя в первые часы после покушения, — но потом отпустили, продержали двое суток и выпустили, он оказался ни при чем… Опера уже не по одному кругу допросили всех в холдинге и сидевшего под замком Булыгина (ему уже предъявлено обвинение в убийстве Киры Губиной). Козлов и его сотрудники службы безопасности, хотя вроде бы от контактов не увиливают, но явно что-то недоговаривают. До сих пор неясно, к кому за два дня до смерти Губин ездил на Кутузовский проспект. Олег говорит, что Сергей Борисович не дал им никакой информации об этой встрече, сам он оставался внизу, но только что-то там было необычное — Губин вышел сам не свой. А Козлов со своими утверждает, что ничего не знают, что поднялись с Губиным в офис, но ожидали за дверью. Мол, Губин, когда сам уходил, попросил их еще на полчаса остаться — посмотреть, как и что. Видно, что врут как сивые мерины, а поделать ничего нельзя — у Губина не спросишь… Там располагается какая-то невразумительная посредническая фирма — чего общего было у ней с конторой Губина?..

— Вы не найдете его? — прервала Занозина Регина — непонятно, то ли спрашивает, то ли утверждает.

— Мы будем делать все, что в наших силах, но… — начал Занозин.

— ..но скорее всего не найдете, — закончила за него Регина, сказав это спокойно, рассеянно, как о чем-то само собой разумеющемся. — Вы знаете, я, наверное, должна чувствовать гнев или злобу к убийце, а я чувствую одно тягостное и бесполезное недоумение. Ведь этот киллер против Сергея ничего не имел, в общем-то, даже и не хотел его убивать, не испытывал к нему никаких отрицательных чувств, не мстил, не пытался таким образом завладеть большим наследством, убрать с дороги конкурента, не сводил счеты за предательство — словом, не руководствовался никакой понятной человеческой эмоцией или доступным для большинства обывателей разумным расчетом. Он просто делал свою работу. Для него Сергей не был человеком. Он был целью. Это так чудовищно, что я до сих пор не могу осмыслить. Я в тупике. Наверное, он даже с трудом вспомнит Сергея, если вы когда-нибудь его поймаете. Если и вспомнит что-нибудь — то скорее сумму сделки… Зачем такому предъявлять счеты? Это бессмысленно. Он практически ни при чем. Ведь он — просто механизм, запущенный какой-то другой рукой.

— Регина Евгеньевна, вы только что сказали, что для киллера Губин не был человеком. А вас послушать, получается, что для вас киллер — не человек, поэтому и винить его ни в чем нельзя. Не заблуждайтесь, убийца Губина прекрасно знал, что делал и зачем — за ту самую сумму, о которой вы упомянули.

Его никто не принуждал таким образом деньги зарабатывать, это сознательный выбор. И заявит он что-нибудь вроде: «Сделал — и сделал, что теперь о том толковать? Убитого