Book: Клятва соблазнителя



Клятва соблазнителя

Мейси Эйтс

Клятва соблазнителя

Maisey Yates

A Christmas Vow of Seduction


© 2015 by Maisey Yates

© «Центрполиграф», 2016

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2016

* * *

Пролог

Демонстрация подарков продолжалась уже целый час. Перед королем Кайросом проносили богатства Тиримии, и он чувствовал себя как ребенок в рождественское утро. Среди подарков были спелые фрукты, растущие в садах соседней с Петрасом страны, произведения искусства от прославленных художников и украшения от известных ювелиров. Но самый ценный подарок послы Тиримии решили приберечь напоследок.

Сидя на троне, Кайрос наблюдал за стоящими перед ним людьми, которые начали рассказывать ему о своем главном сокровище.

– Мы надеемся, что наш подарок доставит вам удовольствие, – произнес человек по имени Дариус. – Это воплощение изящества не только украсит ваш дворец, но и послужит залогом долгой дружбы между Тиримией и Петрасом. Доказательством того, как далеко мы продвинулись с тех пор, как у нас произошла революция. Она была кровавой, и мы не можем ее стереть со страниц нашей истории. Мы только можем показать вам, что мы стремимся к конструктивному диалогу с нашими уважаемыми соседями.

Дариус говорил о свержении монархии в Тиримии, которое произошло пятнадцать лет назад. Тогда Петрасом правил отец Кайроса, и он хорошо объяснил сыну, что происходит в соседней стране и как предотвратить подобное. В то время мятежники из Тиримии представляли опасность и для границ Петраса. Налаживание отношений между двумя странами происходило медленно. Именно поэтому послы Тиримии обратились к Кайросу с просьбой об аудиенции. Он взошел на престол недавно, и они, очевидно, стремились завоевать расположение нового правителя Петраса, решив, что это поможет обеим сторонам начать историю их взаимоотношений с чистого листа.

На Кайроса было сложно произвести впечатление подарками, однако соседняя страна обладала несколькими видами природных ресурсов, которые были необходимы Петрасу. К тому же войны никогда не шли на пользу его стране. Именно поэтому он принял послов Тиримии и наблюдал за бесконечной демонстрацией подарков, чувствуя, как истощается его терпение.

– Итак, в качестве залога дружбы, – продолжил Дариус, – мы дарим вам принцессу Зару.

Двери тронного зала распахнулись, и в проеме появилась женщина, сопровождаемая двумя крепкими мужчинами. Ее руки были соединены спереди. На них блестели золотые браслеты, которые Кайрос принял за наручники, пока она не разъединила руки и не пошла ему навстречу. Ее длинные темные волосы были заплетены в толстую косу, которая покачивалась с каждым ее шагом. Над ее бровями и под глазами было по нескольку точек, нарисованных золотой краской. Она была красива, но смуглые темноволосые женщины никогда не пробуждали в нем желания. Принцесса Зара была совсем не похожа на Табису, его прекрасную светловолосую жену. Единственную женщину, которую он когда-либо любил.

Табиса отказалась присутствовать на встрече с послами. Кайрос жалел, что ее сейчас здесь нет и она не видит женщину, которую ему подарили. Интересно, загорелись бы ее голубые глаза от ревности при виде принцессы Зары? Вряд ли. Скорее всего, она бы спокойно сидела и наблюдала за происходящим. Возможно, она даже предложила бы ему сделать эту девушку своей наложницей. В последнее время Кайрос не пользовался особым уважением у своей жены.

Кайрос подавил приступ сожаления.

– Здесь, должно быть, какая-то ошибка, – сказал он. – Я даже не представлял себе, что вы можете подарить мне человека.

– Нам в Тиримии не нужна принцесса, – ответил Дариус.

– И вы решили подарить ее мне?

– Да. Таким образом мы надеялись завоевать ваше расположение. Вы можете взять ее в жены. Впрочем, выбор за вами. Теперь, когда она ваша, вы можете делать с ней все, что хотите.

«Многоженство. Что может быть ужаснее?»

– Мне жаль вас огорчать, но у меня уже есть жена, – сказал Кайрос.

– Если в вашей стране не принято иметь больше одной жены, вы можете сделать ее своей наложницей. Мы ничего не имеем против.

– Мое положение не позволяет мне иметь наложницу.

– Мы собираемся открыть наши границы для Петраса, и для этого нам нужны гарантии безопасности. Кровные узы могли бы стать одной из таких гарантий. Это проверенный метод.

– А я думал, что ваша нация шагает в ногу со временем, – сказал Кайрос, глядя на темноволосую женщину, глаза которой сверкали от едва сдерживаемого гнева. – Думаю, ваше подношение противоречит этому.

– Наша страна старая, а система управления новая, поэтому нам весьма непросто соблюдать баланс между давними традициями и реальностью. Но мы должны продолжать шагать в будущее, относясь с уважением к прошлому. Только при этом условии наш народ будет счастливым и довольным. Уверен, вы понимаете, что я имею в виду.

Неожиданно Кайросу пришла в голову отличная идея, и его губы изогнулись в улыбке.

Он придумал, как отомстить своему младшему брату Андресу за его вероломный поступок и одновременно с этим позаботиться об укреплении страны.

– Как я вам уже сказал, – произнес он, – у меня уже есть жена. Но у моего брата ее нет. Думаю, из принцессы Зары получится отличная жена для Андреса.

Глава 1

Меньше всего на свете Андресу хотелось возвращаться во дворец в Петрасе. Он предпочитал жить в своих пентхаусах в Лондоне, Париже и Нью-Йорке и менять женщин как перчатки. Он пользовался репутацией легкомысленного плейбоя, но ничего не имел против, поскольку такая жизнь казалась ему беззаботной и веселой.

В Петрасе ему было далеко не так хорошо. Его старший брат Кайрос был слишком строг не только по отношению к своему народу, но и к Андресу. Как будто он мальчишка, которого нужно контролировать, а не взрослый мужчина, которому уже перевалило за тридцать.

Каждый приезд Андреса во дворец был как две капли воды похож на предыдущие. Каждое его появление на публике проходило по заготовленному сценарию. Совместные трапезы со старшим братом и его женой были скучными; ночи, проведенные в одиночестве в огромной роскошной спальне, – слишком долгими. Кайрос не позволял Андресу привозить своих любовниц во дворец, принадлежащий семье Деметрио. Андрес подозревал, что дело было не только в необходимости соблюдать приличия. Таким образом Кайрос наказывал его за прошлые провинности.

Именно поэтому его так удивило сегодняшнее открытие. Когда он, развязав по дороге душивший его галстук, открыл дверь своей спальни и вошел внутрь, он застыл на месте. На огромной кровати, прислонившись спиной к резному изголовью, сидела девушка с иссиня-черными волосами, рассыпавшимися по плечам. Увидев его, она вздрогнула и выпрямила спину. По выражению ее лица было заметно, что ей не хотелось находиться в его постели. Как она сюда попала?

– Кто вы и что здесь делаете?

Незваная гостья дерзко вскинула подбородок:

– Я Зара Стоика, принцесса Тиримии.

Андрес знал, что в соседней стране уже давно нет монархии. Король лишился престола в ходе кровавого переворота, когда Андрес был подростком. Он не знал, что из королевской семьи кто-то выжил. Сидящая на кровати девушка совсем не походила на принцессу.

Под ее темными глазами и над бровями были нарисованы золотые точки. Темно-красные губы на фоне загорелой кожи выглядели соблазнительно, но Андрес не поддался соблазну. Он не сомневался, что, если бы поцеловал ее, она бы его укусила. Ее длинные волосы были растрепаны, словно она только что занималась любовью или дралась. Судя по неистовому блеску ее глаз, второй вариант был более вероятным.

– Вы, кажется, ошиблись дворцом, принцесса.

– Нет, – отрезала она. – Меня взяли в плен в моей собственной стране и привезли сюда в качестве подношения для короля Кайроса.

Брови Андреса взметнулись. Даже когда Кайрос не был женат, его вряд ли заинтересовал бы такой подарок.

– В таком случае вы ошиблись комнатой.

– Король не захотел меня. Он решил подарить меня своему брату.

Смысл ее слов дошел до Андреса не сразу. У него в голове не укладывалось, что Кайрос мог сделать ему такой подарок.

– Вы хотите мне сказать, что вас передарили?

Она нахмурилась:

– Думаю, да.

– Подождете меня здесь немного?

Ее лицо стало мрачнее тучи.

– Разве у меня есть выбор?

Повернувшись, Андрес покинул комнату и направился по коридору в кабинет Кайроса. Он вошел туда без стука. Как он и ожидал, его брат сидел за столом и сосредоточенно изучал какие-то документы. Он совсем не походил на человека, который подарил своему младшему брату женщину.

– Может, объяснишь, что делает в моей постели женщина?

– Андрес, если бы мне нужно было объяснять присутствие каждой женщины в твоей постели, у меня не осталось бы времени ни на что другое, – ответил Кайрос, не отводя глаз от бумаг.

– Ты прекрасно понимаешь, что я говорю о брюнетке, которая сейчас находится в моей спальне.

Кайрос поднял глаза:

– Ах да, принцесса Зара.

– Она действительно принцесса? Она утверждает, что ее взяли в плен.

Кайрос улыбнулся, чем немало удивил брата. Улыбка была редкой гостьей на лице правителя Петраса.

– Ее преподнесли мне в качестве подарка послы Тиримии.

– Это я уже понял.

– Насколько тебе известно, я пытаюсь восстановить торговые отношения с соседями. Наши страны имеют общую границу. Конфликтовать с ними бессмысленно. К тому же это может быть опасно. – Лицо Кайроса снова посерьезнело. – Наш отец не видел смысла в налаживании связей с соседями. Я, в отличие от него, постараюсь вернуть Петрасу былое могущество. У меня наконец появился способ достичь этой цели.

– Принять в качестве подарка женщину, словно дорогие часы?

– Да. До Рождества остается всего несколько недель.

– Ты хочешь, чтобы я положил ее в карман и спрашивал у нее, который час? – процедил Андрес сквозь зубы.

– Не говори глупости. Ты на ней женишься.

Внутри у Андреса все закипело от гнева.

– Все понятно. Это отложенная месть.

– Ты опять говоришь глупости. Мне нужно управлять страной, и у меня нет времени на такие вещи. Признаюсь, я немного рад, что поставил тебя в неловкое положение, но это не было моей главной целью. Ради блага страны ты должен сделать так, чтобы этот брак состоялся.

– У тебя нет причин на меня злиться. Табиса подходит тебе больше, чем Франческа.

– Это спорный вопрос, – ответил Кайрос.

Зная, при каких обстоятельствах его брат вступил в брак, Андрес никогда не питал иллюзий относительно того, что Кайрос и Табиса влюблены друг в друга, но он даже не подозревал, что их отношения складываются не так гладко, как могло показаться со стороны. До сих пор Кайрос ни разу на это не намекал.

Табиса, которая раньше была личной помощницей Кайроса, отлично подошла на роль королевы. Именно это позволило Андресу освободиться от чувства вины за то, что пять лет назад в Монте-Карло он переспал с первой невестой Кайроса.

В тот вечер он был так пьян, что не помнил, как все случилось. На следующий день в Интернете появились многочисленные фотографии, которые представили все то, что произошло между ним и Франческой в номере отеля, в недвусмысленном свете. Кайрос, униженный невестой и братом, разорвал помолвку. Было очевидно, что Кайрос не любил Франческу. Причиной его гнева было не разбитое сердце, а публичное унижение.

Вскоре после этого Кайрос объявил о своей помолвке с Табисой, и королевская свадьба состоялась в назначенный срок. Только невеста у короля была другая. Шумиха, поднятая прессой, быстро улеглась, и Андрес смог себе простить свою ужасную ошибку.

Но если у Кайроса с Табисой все не так хорошо, как кажется…

– И при чем здесь я? – спросил Андрес.

– Я хочу, чтобы ты женился и помог мне наладить отношения между Тиримией и Петрасом. Тебе пора остепениться. Я был к тебе снисходителен, даже когда ты соблазнил мою невесту. Пока я выполнял свой долг перед страной, ты развлекался с женщинами в Европе и Штатах. Мое терпение на исходе, Андрес.

– И ты решил привязать меня к женщине, которая находится здесь против своей воли?

– Ты прекрасно знал, что однажды тебе придется жениться.

– Да, но я думал, что сам выберу себе невесту.

Кайрос хлопнул ладонью по столу:

– Ты прекрасно знаешь, что мужчины вроде нас лишены этой возможности. Все эти годы ты вел беззаботную жизнь, свободную от ответственности. Я никогда не имел такого удовольствия. Ты женишься не по любви. Твой брак должен пойти на благо стране. Наверное, я должен поблагодарить тебя за то, что мой брак с Франческой не состоялся и мне не пришлось с ней разводиться. Но Табису я выбрал в спешке, и подозреваю, что проблема, с которой я столкнулся, гораздо сложнее, чем вопрос наличия или отсутствия счастья в браке.

– Ты несчастлив?

– Я никогда не надеялся на то, что мой брак будет счастливым. – Кайрос потер виски. – Мне нужно не счастье, а наследник. Как видишь, у меня его пока нет.

– Я думал, вы пытаетесь завести ребенка.

Кайрос сжал руки в кулаки:

– За пять лет нашей совместной жизни мы ни разу не предохранялись. Наверное, это слишком личная информация, но теперь ты знаешь, как обстоят дела.

– К чему ты клонишь, Кайрос? Я, по твоим словам, никогда не отличался особым умом, так что тебе придется все мне объяснить.

– Нам может понадобиться запасной наследник. Твой ребенок. Это означает, что ты должен жениться на королевской особе. Принцесса Зара подходит для этой цели.

– То есть ты хочешь, чтобы я покончил с холостяцкой жизнью и за короткий срок стал примерным семьянином?

Кайрос махнул рукой:

– Не нужно излишне драматизировать по этому поводу. То, что ты должен жениться, вовсе не означает, что тебе придется полностью изменить свое поведение. Тебе лишь придется быть более осторожным.

Намек брата удивил Андреса.

– Ты изменяешь своей жене?

На щеке Кайроса дернулся мускул.

– Нет. Я просто хочу сказать, что, когда ты женишься, в твоей жизни не произойдет кардинальных изменений. Это будет брак по расчету. Ты должен будешь уважать свою жену, но это вовсе не означает, что тебе придется хранить ей верность.

– Неужели нельзя как-то обойтись без этого брака?

– Ты прекрасно знал, что однажды тебе придется выполнить свою часть долга перед страной. Так вот, этот день настал.

– Я думал, что я запасной наследник. Что мне придется выполнять государственные обязанности только в случае твоей смерти.

– Не дождешься, – усмехнулся Кайрос. – Твоя помощь нужна мне по политическим и практическим соображениям.

Андрес заглянул в темные глаза брата, полные ярости.

– Если у вас с Табисой все так плохо, почему ты с ней не разведешься и не найдешь другую женщину, которая сможет подарить тебе детей?

Кайрос издал горький смешок:

– Прежде чем ты женишься, тебе следует уяснить себе несколько вещей. Я не могу бросить жену, даже несмотря на то, что она не может подарить мне наследников. Пресса раскритиковала бы меня в пух и прах. Я произнес перед алтарем брачные клятвы и не собираюсь их нарушать.

Причиной этого определенно была не любовь.

– Тебе пора начинать искупать свои грехи, младший брат, – добавил Кайрос.

Андрес вполне комфортно жил со своими грехами, если не считать истории с Франческой. Он жалел о своем поступке. Особенно сейчас, когда понял, что брак Кайроса и Табисы далеко не идеален.

– Ты упускаешь из виду одну важную деталь, – сказал Андрес.

– Какую?

– Принцесса Зара не хочет иметь со мной ничего общего. Я понял это сразу, как только вошел в комнату. Ты удерживаешь ее здесь против ее воли.

– У нее нет выбора, – ответил Кайрос. – У меня такое чувство, что если она вернется в Тиримию, то подвергнет себя опасности. Соседи всячески пытаются наладить отношения с нами, но я не уверен, что они не причинят ей вреда, если мы ее вернем. Здесь ей будет безопаснее.

Андрес вспомнил ее рассыпавшиеся по плечам черные волосы и сверкающие от гнева глаза. На роль жены принца она явно не годится. Если он хочет убедить общественность в том, что изменился, ему нужна покорная женщина вроде Табисы.

– Она дикарка. Что мне с ней делать?

Кайрос рассмеялся. Это было еще большей редкостью с его стороны, чем улыбка.

– Ты известный плейбой. Последнее, в чем ты нуждаешься, это в советах относительно того, как вести себя с женщинами. Я женат, но это не помешало мне заметить, что она привлекательная. Конечно, ей не хватает искушенности.

– Я был слишком удивлен ее присутствием в моей спальне, чтобы обратить внимание на ее красоту.

Это была ложь. Только слепой не заметил бы ее стройный, как тростинка, стан и чувственные губы.

– Мое слово закон, – произнес Кайрос тоном не терпящим возражений. – Ты передо мной в долгу, брат, поэтому ты мне подчинишься. Соблазни ее, укроти, выдрессируй. Мне все равно, как ты будешь ее убеждать. Ты женишься на ней, и точка.

Андрес стиснул зубы. Он знал, что ему, как принцу и запасному наследнику, не удастся избежать женитьбы, но не ожидал, что все произойдет так скоро. Тем более он не ожидал, что невесту для него выберет старший брат.

– Что-нибудь еще, ваше величество? – сухо спросил он.



– Не затягивай с этим.

Глава 2

Принцесса Зара Стоика устала подчиняться мужским капризам. Это мужчины были виноваты в том, что в детстве она потеряла семью и родной дом и оказалась среди кочевников, приверженцев старых традиций, которые жили в лесах. Это мужчины украли ее пятнадцать лет спустя и использовали как пешку в своей политической игре, подарив королю соседней страны. Это мужчина, управляющий Петрасом, счел ее вполне приемлемым подарком и решил выдать замуж за своего брата. Ее согласия при этом никто не спросил, что было крайне возмутительно.

Ее заперли в комнате принца Андреса, женой которого она должна была стать. Когда час назад он распахнул дверь и ворвался внутрь, он напугал ее до полусмерти. Он почти сразу удалился, и на смену ее страху пришла скука.

Вид города, открывающийся из окошка, не произвел на нее никакого впечатления. Ей не нравилось смотреть на скученные дома и машины, снующие туда-сюда, словно голодные муравьи. Она предпочитала чистый горный воздух и тишину густых лесов.

Отойдя от окна, Зара плюхнулась на мягкую постель и в очередной раз поразилась окружающей ее роскоши. Люди, вместе с которыми она кочевала в трейлерах, заботились о ней и обеспечивали ее всем необходимым, но подобного комфорта она не знала. Когда новые правители Тиримии поймали и привезли в ее родной дворец, они поместили ее в комнату, которая была гораздо скромнее этой.

Зара посмотрела на потолок с лепниной и огромной люстрой в центре. Она не видела таких шикарных люстр даже в детстве. Тиримия была беднее Петраса даже до революции.

Ее охватило чувство неловкости, и она поднялась с кровати. Она не хочет, чтобы этот мужчина, Андрес, снова застал ее в растрепанном виде.

Пройдясь несколько раз взад-вперед по комнате, она остановилась у внутренней двери и, немного помедлив, повернула ручку. За дверью оказалась просторная ванная, оформленная в более современном стиле, нежели спальня. Войдя в нее, она увидела большую душевую кабину со стеклянными панелями и огромную ванну. Зара с трудом сдержала стон. Ей безумно хотелось полежать в теплой воде. В трейлере, где она жила до этого, не было ванны.

Искушение было велико, но она не хотела, чтобы принц Андрес застал ее лежащей в его ванне. Это было бы унизительно.

Зара подошла к большому зеркалу, под которым на мраморном столике стояли разные флакончики. Взяв один из них, она открыла его, поднесла к носу и понюхала. Это был одеколон, пахнущий сандаловым деревом. Поставив флакончик на столик, она взяла другой. В нем оказался жидкий крем. Она вылила немного на ладонь и принялась втирать его в загрубевшие от тяжелой работы руки. Она гордилась тем, что многое умела делать и сама могла о себе позаботиться, но это вовсе не значило, что она не могла себя немного побаловать.

– Что вы делаете?

Резко повернувшись, Зара увидела принца Андреса. Он стоял в дверном проеме. Его темные глаза яростно сверкали.

– Мне стало скучно, – ответила Зара.

Прежде ей часто приходилось видеть крепких мужчин, привыкших командовать. Они были грубыми и резкими, и она предпочитала держаться от них на почтительном расстоянии.

Из-за кочевого образа жизни людей, среди которых она выросла, многие принимали за цыган, но они ими не являлись. Они были всего лишь небольшой группой приверженцев старых традиций, которые яростно защищали свою общину.

Все же грубость мужчин, которые окружали ее до сих пор, пугала ее меньше, чем лоск принца Андреса. Кто-то может подумать, что мужчина в элегантном костюме не опасен. Это совсем не так. Да, он выглядит более презентабельно, чем мужчина в потрепанных джинсах, однако за этим внешним лоском таится сила, которая может быть очень опасной.

Заре не нравилась ситуация, в которой она оказалась. Ее сводило с ума то, что она многого не знала и не могла контролировать происходящее. Дома было гораздо проще. Там ей все знакомо, и она чувствовала себя защищенной.

Ее привычный мир был маленьким. Он состоял из леса, гор, трейлеров, костров и людей, которых она хорошо знала.

В ее мире были правила, и они хорошо ей знакомы. В этом мире тоже были правила, но она не имела о них ни малейшего представления.

Зара посмотрела на мужчину, стоящего в дверях ванной комнаты. У него были короткие черные волосы, темные глаза и квадратный подбородок. Дорогой костюм не мог скрыть хорошо развитую мускулатуру. Он был так красив, что от него было трудно отвести взгляд. Ни один мужчина прежде не производил на нее такого сильного впечатления. До сих пор она делила всех мужчин на две категории. К первой относились те, среди которых она жила, ко второй – те, которых она считала врагами.

Этот мужчина не принадлежал ни к одной из двух категорий, что делало его особенным. Возможно, она отнесет его к врагам, но пока еще слишком рано делать какие-либо выводы. Он явно не в восторге от подарка, который сделал ему его брат. Это означает, что он может стать ее союзником, причем единственным.

Когда ее похитили два месяца назад, она поняла, что оказалась в безвыходной ситуации. Если бы она попыталась сбежать и вернуться домой, ее похитители наказали бы всю общину. Она не могла подвести людей, которые заботились о ней все эти пятнадцать лет.

Сбежать сейчас и остаться в Петрасе она тоже не могла. У нее нет ни денег, ни документов, ни теплой одежды. Она не знает ни плана города, ни остальной страны. У нее здесь нет ни знакомых, ни друзей.

Зара снова посмотрела на принца. Может ли она с ним подружиться или хотя бы привлечь его на свою сторону? Для этого ей придется стать более сговорчивой.

– Скучно? – переспросил он.

– Да. Мне кажется, что я провела здесь уже целую вечность. Почему меня так долго здесь держат?

– Я принц Андрес, – ответил он. – Похоже, мы с вами должны пожениться.

Зару бросило в жар. Его слова подтвердили ее опасения. Эта комната принадлежит принцу Андресу, а это значит, что она тоже принадлежит ему.

– Правда? – осторожно спросила она.

– Мне так сказали. – Одна темная бровь изогнулась дугой. – Может, продолжим этот разговор в более подходящем месте?

Зара сделала шаг ему навстречу, и в этот момент у нее громко заурчало в желудке.

– Я хочу есть, – сказала она, осознав, что ничего не ела с раннего утра.

– Тогда я немедленно распоряжусь, чтобы вас накормили.

Андрес сделал как обещал, и через считаные минуты в спальню прикатили сервировочный столик с тарелками, на которых были мясные деликатесы, несколько сортов сыра, хлеб и фрукты. Сев на край кровати, Зара придвинула столик к себе и набросилась на все эти вкусности. Пока она ела, принц молча наблюдал за ней. Она чувствовала на себе его пристальный взгляд, но это не мешало ей наслаждаться едой. Особенно ей понравился сыр. Живя среди кочевников, она питалась довольно просто. Ее потребности ограничивались пищей, теплом и крышей над головой. Без всего остального она запросто могла обойтись.

– Когда вы ели в последний раз? – спросил Андрес, очевидно, заскучав.

Его вопрос удивил Зару.

– Утром.

– Вы слишком худая.

Его слова обидели ее, что было странно. Она никогда раньше не думала о своей внешности. Перед тем как показать ее королю, ее похитители привели к ней какую-то женщину, чтобы та сделала ей макияж. Золотые точки вокруг глаз Зара нарисовала себе сама, отдав дань традиции, в которой ее воспитали. Ее красота никогда не была предметом обсуждения там, где она выросла. Она находилась под защитой старейшины по имени Раз, который запретил всем мужчинам к ней прикасаться и проявлять к ней неуважение.

– Моих похитителей не особенно заботило качество моей пищи.

– Вы пленница? – произнес он с нескрываемым возмущением.

– Меня удивляет, что вас это беспокоит. Вашего брата это, похоже, нисколько не возмутило. Он принял меня словно очередную корзину с фруктами.

Андрес окинул ее взглядом:

– Вы определенно не корзина с фруктами.

– Но меня подарили как корзину, – возмущенно фыркнула Зара. Она имела право негодовать. В конце концов, она когда-то была принцессой, членом королевской семьи Тиримии. Если бы не государственный переворот, она бы сейчас находилась в таком же роскошном дворце, как этот. – Думаю, я должна быть благодарной за то, что… э-э… мои фрукты никто не попробовал.

Он посмотрел ей в глаза, и ее бросило в жар. Чувствуя, как горят ее щеки, она поспешно отвернулась.

– Я рад, что ваши фрукты остались нетронутыми.

– Учитывая обстоятельства, это, наверное, удивительно.

Зара много лет находилась под защитой старейшин племени, но это вовсе не означало, что она не знала, на что способны мужчины.

– Вы были принцессой.

– Почему была? Я до сих пор принцесса. Просто меня заменили. Не другой принцессой, а фарсовым правительством, которое делает вид, будто печется о нуждах народа, тогда как на самом деле его интересуют только власть и богатство.

– Я думал, что все члены королевской семьи погибли во время революции.

Внутри у нее все похолодело. Так было всегда, когда она думала о своих родителях и старшем брате. Ее воспоминания о них были расплывчатыми, но боль утраты не пройдет никогда.

– Мои отец, мать и брат были убиты. Меня успела спасти горничная моей матери. Она отдала меня своим родственникам, которые были приверженцами старых традиций и вели кочевой образ жизни. Они заботились обо мне, защищали меня.

– До недавних пор.

Зара прожевала кусочек хлеба.

– Они не виноваты. Нападение было неожиданным. Меня похитили и увезли. Мои соплеменники ничего не смогли поделать.

– Я могу вас им вернуть?

Этот вопрос заставил ее задуматься. Если она скажет «да», поможет ли он ей? Или он действительно собирается на ней жениться?

Одна лишь мысль о замужестве казалась ей нелепой. Она не готова становиться чьей-либо женой. Тем более женой принца. Королевским особам постоянно угрожает опасность. Она не хочет заново пережить кошмар пятнадцатилетней давности.

Ей следует попросить его вернуть ее домой.

И подвергнуть опасности людей, которые заботились о ней все эти годы?

Ее бросило в дрожь. Нет. Она не может вернуться домой. Не может подвергнуть опасности людей, которые верны своим убеждениям. По словам Раза, ее отец тоже был человеком твердых убеждений. Будучи противником устаревших идей и смелым реформатором, он заключил договор с племенем Раза и позволил ему проживать на территории страны, сохранив суверенитет. Когда короля убили, Раз из уважения к его памяти рискнул благополучием своих людей и взял маленькую принцессу под свою защиту.

Она не может снова подвергнуть их риску. Это означает, что ей придется спасать себя самой.

– Нет, – ответила Зара. – Я не могу к ним вернуться. Это было бы слишком опасно.

– Замечательно, – произнес он.

Он оторвала от грозди виноградину:

– Разумеется, я не выйду за вас замуж.

– Почему?

– У меня нет ни малейшего желания вступать в брак.

– Почему? – спросил он, неожиданно протянув руку и забрав у нее ягоду. – Беспокоитесь, что ваши фрукты кто-нибудь попробует?

Он отправил ягоду в рот и медленно прожевал. Зара наблюдала за ним словно зачарованная. Почему он так красиво ест? До сих пор она не обращала внимания на то, как другие едят.

– Я не знаю. – Отвернувшись, она взяла другую ягоду и откусила половину.

– У нас достаточно времени, чтобы устранить разногласия. Вы можете назвать все причины, по которым не хотите выходить за меня замуж.

– Я не могу назвать все причины, пока не узнаю вас лучше.

– По-моему, то, что вы только что описали, называется браком. Два человека, которые не знают друг друга достаточно хорошо, не замечают недостатков друг друга, пока не проживут вместе какое-то время. Только тогда они понимают, что сделали неправильный выбор.

– Вы нарисовали радужную картину, – усмехнулась Зара, взяв с тарелки инжир.

– Я не верю в институт брака.

– Тогда зачем нам становиться мужем и женой?

– Раз мой брат сказал, что я должен на вас жениться, значит, так тому и быть, – устало произнес Андрес. – Быть запасным наследником престола весьма удобно. Мне тридцать два года, и до сих пор я делал все, что хотел, в то время как Кайрос помогал отцу вести государственные дела и учился у него всему тому, что необходимо для будущего правителя. Но при всей своей свободе я подчиняюсь Кайросу так же, как и все остальные здесь.

– Вы хотите сказать, что вы здесь тоже узник?

– Нет. Я не узник, а просто принц. Это означает, что я должен соответствовать определенным ожиданиям. Последние пятнадцать лет я вел распутный образ жизни и полностью игнорировал свои обязанности. Рано или поздно для всех грешников наступает час расплаты. Моя расплата – это вы.

Как он смеет так говорить, когда ее притащили сюда против ее воли? Как он может относиться к своему долгу как к обузе, когда ее отец погиб, защищая свой престол и отстаивая свои принципы?

Похоже, он обычный бездельник, которого ничто не заботит, кроме удовлетворения собственных желаний.

– Вы с таким пренебрежением говорите об обязанностях принца. Я принцесса, вынужденная скрываться из-за титула. Мои родители были убиты, потому что были королевскими особами, а вы стоите здесь, живой и здоровый, и жалуетесь на то, что ваш брат заставляет вас жениться. Если для вас жизнь это вереница удовольствий, прерванная необходимостью выполнять свой долг, мне вас искренне жаль. Мои родители погибли, выполняя свой долг.

– И я, по-вашему, должен жалеть о том, что у меня нет такой возможности? Что я не могу выбрать гильотину вместо брака?

– Мои родители мертвы.

– Мне жаль, что их больше нет. Но я не могу жалеть о том, что мне не угрожает такая же опасность. Это другая страна, и я нахожусь совсем в другом положении.

– Вы как сыр в масле катаетесь, но говорите с неуважением о своем положении.

– И все же вы станете моей женой.

– Никогда, – прошипела она, зная, что с растрепанными волосами похожа на разъяренную кошку.

– Разве у вас есть выбор, дорогая? Вы сами сказали, что не можете вернуться домой. Если вы не останетесь здесь со мной, куда вы пойдете?

Она могла бы наговорить ему много гневных слов, но ответа на его вопрос у нее не было.

– Вам некуда идти, – ответил за нее он. – Вы можете сколько угодно рассуждать о жизни и смерти, но вы определенно понимаете, что мы с вами находимся в одинаковом положении. Мы оба загнаны в угол. У нас нет выбора.

– Выбор есть всегда, – возразила она. – Благодаря этой истине я жива. Горничная моей матери рискнула жизнью и спасла меня. Кочевники согласились заботиться обо мне, хотя могли отправить меня назад.

Его глаза потемнели.

– Думаю, вы правы, – сказал он. – И я уже сделал свой выбор. Я в долгу перед своим братом и не могу противиться его воле. Я сделаю так, как хочет Кайрос.

– А в чем тогда заключается мой выбор?

– Не буду лгать. В этой ситуации он весьма ограничен.

– Ограничен? Вы мне его совсем не оставляете.

Он пожал плечами:

– Возможно. Но это реальность. Хотите вы этого или нет, принцесса Зара Стоика, но к Рождеству вы станете моей женой.

Глава 3

– Принц Андрес.

Андрес посмотрел на слугу, стоящего в дверном проеме кабинета его брата. На лице пожилого мужчины было беспокойство. Братья играли в карты. Оба прятались здесь от своих женщин.

Андрес все еще не мог поверить, что в его жизни появилась женщина, с которой его будет связывать не только секс. Принцесса Зара его невеста, но он пока не хочет видеть ее в своей постели. Именно поэтому он распорядился, чтобы ее поселили в другом крыле дворца.

Перед тем как начать играть в карты, братья обсудили за стаканом скотча будущий брак Андреса, и Кайрос еще раз четко изложил свои требования. Андрес и Зара должны будут принимать участие в важных общественных мероприятиях. Но главная их задача – произвести на свет наследников, поскольку Кайросу и Табисе это пока не удается.

– Принцесса Зара отказывается покидать вашу спальню, – сказал слуга.

Андрес положил свои карты на стол:

– Что значит отказывается?

Мужчина прокашлялся:

– Она говорит, что ей там удобно.

– Вы познакомились только сегодня, а она уже не хочет покидать твою постель. – В голосе Кайроса слышались нотки зависти.

– Дело не в этом, – возразил Андрес.

Кайрос поднял бровь:

– Мою жену вполне устраивает наличие собственной спальни.

– Мою оно тоже устроит, можешь не сомневаться, – пробурчал Андрес. – Наверное, мне следует заказать для нее золотую клетку с прочным замком. – Он резко вдохнул. – Скажи, как мне сделать из нее принцессу.

– Она уже принцесса, – ответил Кайрос.

– Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду.

– Я подумал, что тебе понадобится так много энергии, чтобы ее укротить, что в процессе ты сам станешь покорным.

Андрес бросил яростный взгляд на своего брата, но вместо того, чтобы нагрубить в ответ, поднялся и вышел из кабинета.

– Если вы не можете ее оттуда выгнать, я это сделаю сам, – бросил он через плечо.

Быстро поднявшись по лестнице, он прошел по коридору и ворвался в свои покои. Ни в гостиной, ни в спальне Зары не оказалось. Когда он распахнул дверь ванной, изнутри донесся испуганный возглас и плеск воды. Зара сидела в ванне.



– Что вы здесь делаете? – произнесла она властным тоном, словно была здесь хозяйкой.

– Это моя ванная и моя спальня, принцесса. Вас попросили перебраться в другую комнату. Мне сообщили, что вы отказались это сделать.

– Мне и здесь удобно, – ответила она, глубже погружаясь в воду.

Мрачное выражение ее лица говорило о том, что она лжет.

– Какое ужасное совпадение. Мне тоже здесь удобно. Это моя комната, в ней лежат мои вещи.

– Меня выдернули из привычной мне среды и притащили сюда против моей воли. Я боюсь.

Андреса охватил гнев. Он не понимал, почему так остро реагирует на происходящее. Он мог бы запросто перебраться в другую комнату, но что-то не давало ему это сделать. Кайрос им манипулирует, но с этим он ничего не может поделать, поскольку его брат король. Однако он не может допустить, чтобы это взъерошенное существо тоже им манипулировало. Его будущая жена должна себе уяснить, что с ним нужно считаться.

– Я не верю, что вы напуганы, – сказал он, подойдя ближе к ванне.

Зара погрузилась в воду по подбородок.

– Разумеется, я напугана, – ответила она, глядя на него своими большими темными глазами. – Вы очень большой. Намного больше меня. Вы вторглись в мое личное пространство.

– Прошу прощения, принцесса. – Подойдя еще ближе, он наклонился и уперся руками в края мраморной ванны. – Это вы вторглись в мое личное пространство. Я вас сюда не приглашал и не готов предоставить вам свои покои в длительное пользование.

Зара скрестила под водой ноги и сложила руки на груди, но этим лишь привлекла еще больше внимания к тем частям тела, которые пыталась закрыть. Андрес уже успел достаточно увидеть.

Он не мог отрицать, что принцесса красива. Сейчас, когда она смыла макияж, ее глаза были такими же выразительными, как и до этого. Высокие скулы и полные губы придавали ей горделивый и в то же время чувственный вид.

Внешне она годится на роль жены и принцессы, но вот ее манеры оставляют желать лучшего.

Андрес знал, что рано или поздно ему придется вступить в брак, но нечасто задумывался о том, какого типа женщина ему нужна. Все же общее представление у него было. Он, наверное, женился бы на женщине опытной и спокойной. Такой, которая упростила бы его жизнь. Которая принимала бы активное участие в общественной жизни и пользовалась всеобщим уважением и восхищением.

Зара вряд ли способна упростить его жизнь. Она, напротив, ее усложнит.

– У меня стресс, – произнесла она игривым тоном. – Меня два месяца держали в плену во дворце.

– Я это уже слышал и сочувствую вам, но я не понимаю, чего вы от меня хотите. Вы сами сказали, что не хотите, чтобы я вернул вас людям, с которыми вы жили до сих пор. Вы также не хотите, чтобы я на вас женился. Пока у меня есть лишь короткий список ваших нежеланий. Если бы вы сказали мне, чего вы хотите, для нас обоих это было бы гораздо полезнее.

– Мне комфортно в этой комнате, в этой ванне. По крайней мере, было комфортно, пока вы сюда не пришли. Теперь, когда вы знаете, что со мной произошло, почему бы вам не оставить меня в месте, которое мне знакомо?

– Вы настолько слабы, что даже перемещение по коридору способно нарушить ваше душевное равновесие?

– Да, я слабая, хрупкая женщина!

У Андреса было такое ощущение, что если бы она сейчас стояла на полу, она бы топнула ногой.

– Вы какая угодно, только не слабая.

– Оставьте меня, – приказала она.

– Я никуда не уйду.

Андрес погрузил руки в воду, просунул одну Заре под колени, другой обхватил ее за плечи, достал из ванны и, прижав к себе, понес в спальню. Ему пришлось приложить усилия, чтобы смотреть не на нее, а прямо перед собой.

– Что вы делаете?

Она начала извиваться в его руках, и он удивился, откуда в этом маленьком, хрупком теле столько сил. В то же время, несмотря на свою худобу, она была мягкой, как и полагается быть женщине.

Внизу его живота вспыхнуло пламя желания. Это было так неожиданно, что он пришел в замешательство. Он глубоко вдохнул, стиснул зубы и приказал себе его игнорировать.

О сексе пока речи не идет. Сначала он должен дать ей понять, что это его территория. Что, когда они поженятся, главным в их отношениях будет он. Что он не позволит ей им командовать.

Точно так же он не позволит зову плоти взять верх над голосом разума. Ему придется контролировать не только ее, но и самого себя. И чем скорее он начнет, тем лучше.

– Давайте прямо сейчас проясним один вопрос, – сказал Андрес. – Это не отель, а моя спальня. Это… – добавил он, бесцеремонно бросив ее на кровать, – моя кровать. Она нужна мне для двух вещей – для секса и сна. Если вы намерены и дальше ее занимать, вам придется составлять мне компанию и в том и в другом. Если нет, ищите себе более подходящую комнату.

Зара лежала перед ним, обнаженная, но он не позволял себе на нее смотреть – не хотел еще сильнее ее напугать.

Ее замешательство продлилось недолго. Едва к ней вернулась способность соображать, она забралась под одеяло и произнесла слегка дрожащим голосом:

– Вы ужасный человек.

– Мы поженимся. Ничто из того, что я сказал или сделал, не должно вас шокировать.

– Я вас не знаю.

– До Рождества еще целых два месяца. За это время мы успеем познакомиться друг с другом поближе. Мы можем начать прямо сейчас.

– Нет!

– В таком случае освободите мою спальню. Я устал, – сказал он, развязывая узел галстука.

Ее глаза расширились, пальцы вцепились в края одеяла.

– Вы не посмеете!

Ее возмущенный тон лишь раззадорил его. Не сводя с нее глаз, он снял галстук, бросил его на пол и расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке.

– Повторяю, я устал. Это моя кровать, и я уже сказал вам, чем я в ней занимаюсь.

Он расстегнул вторую пуговицу, и ее глаза стали еще больше. Тогда он продолжил медленно расстегивать рубашку, чувствуя, как колотится его сердце.

Он решил просто немного попугать Зару, чтобы она ушла. Он ни за что бы не воспользовался женщиной в такой ситуации, но его тело, очевидно, не желало этого понимать. В конце концов, он всего лишь мужчина, а она женщина, причем очень красивая. Он вспомнил, как прижимал ее к себе, мокрую и обнаженную, и начал забывать о том, с какой целью раздевается.

Прежде чем он успел расстегнуть последнюю пуговицу, Зара завернулась в одеяло и встала с кровати. Спутанные мокрые волосы закрывали половину ее лица, но, несмотря на это, она по-прежнему пыталась сохранять достоинство.

– Хорошо. Можете приготовить для меня отдельную комнату. Я пошла одеваться. Надеюсь, к моему возвращению все будет готово.

С этими словами она гордо удалилась. Рассмеявшись, Андрес достал телефон, позвонил старшему слуге и дал ему знать, что принцессу нужно проводить в ее комнату. Зара вернулась в спальню раньше, чем пришел слуга. На ней была розовая пижама, в которой она выглядела совсем юной.

– Моя комната уже готова? Куда мне идти?

– Почему вы так заторопились?

– Ваша аргументация была весьма убедительной.

Андрес мягко рассмеялся. Он не привык к подобной реакции со стороны представительниц прекрасного пола. С другой стороны, он никогда прежде не был помолвлен с женщиной, которая не хотела выходить за него замуж.

– Обычно женщины не убегают от меня, когда я начинаю снимать рубашку.

Зара презрительно скривила губы:

– Довожу до вашего сведения, что я не такая, как большинство женщин.

– Это может быть проблемой, поскольку мне нужна жена, с которой мне было бы не стыдно появляться на публике.

А он должен начать вести себя как человек, которому небезразлична судьба его страны.

– Я вам не подхожу, – быстро сказала она.

– Мой брат говорит, что подходите. Что вы для меня единственный подходящий вариант.

Увидев страх, затаившийся в глубине ее глаз, Андрес почувствовал угрызения совести. Он не должен так грубо с ней обращаться. Он злится на Кайроса за то, что тот им манипулирует, и вымещает свой гнев на Заре, которая ни в чем не виновата.

– Вам не следует меня бояться. Вам не нужно бояться и Кайроса, несмотря на то, что он производит впечатление тирана. Ни один из нас не причинит вам вреда.

– Но вы собираетесь меня использовать.

– Вы королевская особа, Зара. Если бы государственного переворота не было, и вы остались во дворце, вам однажды все равно пришлось бы вступить в брак по договоренности. Я всегда знал, что меня ждет такая же участь, но не ожидал, что она постигнет меня так скоро.

– Не смейте читать мне лекцию об ответственности королевских особ. Я была лишена возможности жить как принцесса пятнадцать лет назад.

– Теперь вы можете себе ее вернуть. Для этого вам лишь необходимо стать моей женой. От вас требовали вступления в брак?

Зара недоуменно уставилась на него:

– Мне всего двадцать один год.

– И что с того?

– Будь я обычной представительницей общины, в которой я росла, к сегодняшнему дню я, скорее всего, уже была бы замужем. Но я занимала в нем особое положение и находилась под защитой старейшины.

– То есть вы хотите сказать, что от вас не требовалось вступления в брак?

Ее лицо помрачнело.

– Возможно, однажды мне пришлось бы выйти замуж. Я пряталась от людей, убивших мою семью, поэтому мало думала о своем будущем. Если бы я захотела нормальной жизни, мне пришлось бы покинуть общину.

– Полагаю, жизнь в королевском дворце тоже кажется вам не совсем нормальной.

– Правильно полагаете.

– Вам нужно научиться хорошим манерам.

Она еще сильнее нахмурилась:

– Правда?

– Да. Я думаю, что из вас можно сделать невесту для принца. Внешность у вас вполне подходящая. Вас только нужно обуздать.

– По-вашему, я дикая?

– У вас нет ни малейшего представления об этикете. Ваше поведение в моей комнате, ваши волосы, ваша поза… В общем, вы выделяетесь на фоне вашего нового окружения.

– Каким образом?

– Вы слишком открыто выражаете свои эмоции. Вам нужно научиться их контролировать. Стать более покорной и сдержанной.

Она сжала руки в кулаки. Ее глаза горели от гнева.

– Я отказываюсь покоряться.

Андрес не знал, что на это ответить. Его переполнял гнев, потому что его загнали в угол. Он совершил множество проступков и решил, что ему пора искупить свои грехи.

Одна его часть задавалась вопросом, зачем он пытается исправиться. Ведь что бы он ни делал, он все только портит. Его отец часто это повторял с тех пор, как Андрес и Кайрос были детьми. Кайроса он всегда хвалил за серьезность и ответственность, а Андреса считал паршивой овцой. По его мнению, от Андреса нельзя было ждать ничего, кроме выходок, скандалов и неприятностей. Именно по этой причине, когда Андрес был ребенком, его на время торжественных приемов во дворце запирали в его комнате. По этой причине ему в детстве было запрещено присутствовать на официальных мероприятиях.

Их отца уже нет в живых, но Андрес не мог забыть осуждение в его взгляде и разочарование, которым было проникнуто каждое слово, обращенное к нему.

Он дал Кайросу слово и намерен его сдержать. На этот раз он никого не подведет.

Ведь речь идет всего лишь о браке. Зара Стоика всего лишь женщина. Разве он может проиграть? Ведь он известный плейбой. В искусстве соблазна ему нет равных. Определенно он сможет укротить эту дикарку.

– Вы мне не откажете, – твердо заявил он. – Вы ведь чего-то хотите помимо свободы, правда? Уверен, мы сможем договориться.

Зара опустила взгляд и после небольшого промедления ответила:

– Я хочу, чтобы людям, которые меня вырастили, ничто не угрожало. Чтобы они могли спокойно жить, не прячась.

– В таком случае, когда мы будем заключать торговый союз с Тиримией, эти условия будут выдвинуты. Когда вы станете моей женой, у вас появятся определенные полномочия. Это я вам обещаю. У вас будет поддержка справедливого короля. Вы будете жить как настоящая принцесса. Это определенно лучше, чем прятаться в норке подобно мышке.

Между ее темных бровей залегла складка.

– Вижу, вам доставляет удовольствие сравнивать меня с животными.

– Сейчас вы, к моему глубокому сожалению, больше похожи на животное, чем на человека. Итак, если вы мне позволите превратить вас в идеальную невесту для принца, я сделаю то, что вы хотите. – В дверь тихо постучали. – Сейчас вас отведут в вашу комнату.

Зара медленно кивнула:

– Хорошо.

Ее боевой дух внезапно улетучился, и Андресу, к его удивлению, это не понравилось. Впрочем, ему не нравилась вся ситуация, в которой он оказался.

– Мы начнем завтра. Встречаемся в общем кабинете после завтрака.

– Что вы собираетесь делать?

– Укрощать вас, разумеется.

Глава 4

Оказалось, что под укрощением Андрес понимал попытку закутать ее в шелк. Зара не чувствовала себя укрощенной. Напротив, она испытывала раздражение и негодование. Эти чувства не покидали ее с того момента, как он вчера выгнал ее из своей спальни.

При воспоминании об этом ее бросило в жар, и она предположила, что причина была в гневе. Разве могла она не злиться на человека, который вытащил ее из ванны, прижал к себе и понес в комнату, словно она была вещью, принадлежащей ему?

Вот только этот гнев не был похож на то, что она испытывала прежде. Наверное, все дело в непривычном окружении и нарядах, о которых она раньше даже мечтать не могла.

– Выпрямите плечи, – строго произнесла портниха по имени Елена, подгоняющая платье по ее фигуре.

– Вы ее слышали? – донесся из-за ширмы голос Андреса. – Стойте смирно, иначе это займет больше времени.

– Я не ребенок, – возмутилась Зара. – Со мной не нужно говорить как с маленькой девочкой.

– Тогда стойте спокойно, – сказала портниха.

Зара не привыкла к такому вниманию. Ресурсы ее общины были ограниченными, о новом гардеробе она могла только мечтать. В детстве она носила то, из чего вырастали другие дети. Все ее вещи были практичными, но красивыми или модными их назвать было нельзя. В годы жизни во дворце она, наверное, была окружена красивыми вещами, но ее воспоминания о том времени были расплывчатыми. Главным образом она помнила вкусы и запахи. Ведь ей было всего шесть лет, когда ее забрали из дворца.

Она говорила себе, что ненавидит роскошные наряды, но понимала, что это ложь. Платье, которое было сейчас на ней надето, было великолепно. Она никогда раньше не думала, что у нее может вызвать восхищение одежда. Корсаж платья был облегающим, а юбка походила на розовое облако. Одним словом, платье было непрактичным, но очень красивым.

– Не желаете взглянуть, ваше высочество? – спросила Елена.

– Почему нет?

Судя по его тону, ему было скучно. Ей следовало обидеться, но она сказала себе, что ей совершенно все равно. Этот мужчина ничего для нее не значит. Ей наплевать на его мнение.

Все же, когда портниха отодвинула ширму и по телу Зары скользнул обжигающий взгляд принца, ее словно кипятком обдало.

Зара сделала глубокий вдох, и взгляд Андреса задержался на ее груди. Он нарочно пытается ее смутить? По-другому и быть не может. Раньше мужчины не смотрели на ее грудь. Они вообще на нее не смотрели. Раз запретил им к ней приближаться. Он хотел ее защитить. Зара это понимала, но иногда ей казалось, что она вызывает неприязнь у своих соплеменников.

Огонь, горящий в глазах Андреса, не может быть настоящим. Он притворяется, чтобы вызвать у нее чувство неловкости.

– Что скажете? – спросила она.

– Сейчас вы определенно больше похожи на принцессу, чем вчера.

– Полагаю, на ваше мнение повлияла традиция, в которой вы воспитывались.

– Вы так считаете?

– Да. Там, где я выросла, точки, нарисованные на лице золотой краской, считаются признаком королевской особы, так же как и фиолетовый халат с золотой вышивкой, который был на мне вчера. Сейчас на мне просто красивое платье.

– Это платье от-кутюр, – резко произнесла портниха.

– Вы позволите ей разговаривать со мной таким тоном? – спросила Зара.

– Да. Вы ее обидели.

– Если так, то приношу свои извинения. – На самом деле Зара совсем не испытывала чувства вины. Она по-прежнему чувствовала себя пленницей, которой манипулировали. – Я устала. – Приподняв пышную юбку, она повернулась и села на край кровати.

– Должно быть, примерять целый день платья очень тяжело, – предположил Андрес.

– Полагаю, не легче, чем сидеть и наблюдать за тем, кто это делает.

– Все же, наверное, это не так тяжело, как снимать мерки с непоседливой девчонки. – Прислонившись к стене, он скрестил руки на груди и обратился к портнихе: – Елена, вы можете идти.

– Да, ваше высочество, – с неохотой произнесла женщина, но подчинилась и оставила их наедине.

– Ну? – спросила Зара, сложив руки на подоле платья. – Я достаточно изменилась для того, чтобы стать вашей женой?

– Вам еще нужно проделать большую работу, – сухо ответил Андрес. – Вы все еще выглядите диковатой.

– Наверное, потому, что я диковата. Вам не приходило в голову, что с этим невозможно ничего сделать? Что даже если вы сделаете меня идеальной внешне, мой характер останется неизменным?

– Согласен. Изменить характер намного сложнее, чем внешность.

– Вы это говорите исходя из собственного опыта?

Один уголок его рта поднялся.

– Да. Мне определенно не удалось измениться.

– В таком случае с чего вы взяли, что сможете изменить меня всего за пару месяцев?

– Мне не придется вас менять. Мне просто нужно будет научить вести себя так, чтобы у всех остальных создалось впечатление, будто вы изменились. Что-что, а пускать пыль в глаза я умею.

– Я думала, что ваша конечная цель – укротить меня.

Второй уголок его рта поднялся. Теперь он улыбался, но в его улыбке не было веселья.

– Позвольте мне узнать, считаете ли вы меня покорным?

Зара вспомнила, как он вчера вытащил ее из ванны и швырнул на кровать.

– Нет, – ответила она.

– Правильно. Но я умею казаться покорным, когда мне это нужно.

– То есть вы мне предлагаете вести себя как принцесса только на публике?

– Да, но мне все же хотелось бы, чтобы вы хоть немного меня слушались. Я не хочу, чтобы меня укусили.

Его глаза заблестели, но на этот раз не от гнева. Его взгляд словно наполнился расплавленным огнем, и ее снова бросило в жар.

– Я никогда никого не кусала. Ваши опасения безосновательны.

Андрес поднял бровь:

– Правда? – Он приблизился к ней на шаг: – Если бы я сейчас схватил вас и швырнул на кровать, вы бы меня не укусили?

Ее сердце забилось так часто, что она испугалась, что оно может выпрыгнуть из груди.

– Зачем вам это делать?

– Только не говорите, что вы настолько наивны, что не знаете, чего мужчина обычно хочет от женщины. – В его тоне слышались опасные нотки.

– Разумеется, я не наивна.

– В таком случае вы знаете, чего муж хочет от жены.

Внизу ее живота вспыхнул огонь, который стал распространяться по всему телу.

– Но я не ваша жена.

Андрес протянул к ней руку, приподнял ее подбородок большим и указательным пальцами и встретился с ней взглядом. Ей следовало отстраниться, но она этого не сделала.

– Вы станете моей женой во всех смыслах этого слова. Мне нравится это платье, – сказал он. – Вполне возможно, что оно понравится мне еще больше, когда упадет на пол. – Он придвинулся ближе, и у нее перехватило дыхание. – Интересно, если бы я снял его с вас и попытался вами овладеть, вы бы меня укусили?

– Попробуйте и узнаете. – Ее голос дрожал. – Вы просто мерзавец.

– Мне жаль вас разочаровывать, но, если вы думаете, что, обзывая меня, вы сможете меня оттолкнуть, вы ошибаетесь. – Он придвинулся еще ближе. Теперь их губы разделяли считанные дюймы. Неожиданно Зара обнаружила, что совсем не хочет его отталкивать. Что ей, напротив, хочется прижаться к нему. Ее так давно никто не обнимал. – Лучше всего у меня получается разочаровывать людей.

Неожиданно Андрес отстранился, и ей стало холодно, словно она оказалась на улице в сильную стужу.

– Я удержалась от соблазна вас укусить, – произнесла она уверенным тоном. – Возможно, я все же не такая дикая, как вы думаете.

– Возможно, я не такой цивилизованный, как вы думаете.

– Если вы пытаетесь меня запугать, чтобы заставить выйти за вас замуж, боюсь, у вас ничего не выйдет.

Андрес издал мрачный смешок:

– Глупая женщина. Мне не нужно, чтобы вы мне слепо подчинялись. Мне нужно, чтобы вы со мной взаимодействовали.

– Я могу как-нибудь вам помочь, не выходя за вас замуж?

– Нет.

– Вижу, вы несгибаемы.

– Да, я несгибаем так же, как и мой брат. Я виноват перед ним. Один раз я его подвел и не могу сделать это снова. Этот брак – мое искупление. Вы – мое наказание.

– Полагаю, в таком случае лечь на меня для вас будет все равно, что лечь на битое стекло.

Он рассмеялся, и она еще сильнее на него разозлилась. Ведь ей понадобилось столько смелости, чтобы произнести эту фразу.

– Напротив, я думаю, что это будет самой приятной частью нашего с вами вынужденного брака.

– Зачем вам жениться на мне? Совершенно очевидно, что я вам не подхожу. Неужели нет другого выхода?

– Я должен на вас жениться, потому что Кайрос приказал мне это сделать. Он сказал, что это нужно для улучшения отношений между Петрасом и Тиримией. Более подробных объяснений он мне не дал, а я не стал его расспрашивать. Причины не так уж и важны. Я должен выполнить приказ короля.

– Вы не похожи на человека, готового так легко сделать что-то против своей воли только потому, что это правильно. – За этим явно кроется что-то другое. Что-то подсказывало Заре, что она права.

– Я уже говорил вам, что много лет делал то, что хотел. За это время я совершил множество ошибок и должен в конце концов за них расплатиться.

– Говорите конкретно. Там, откуда я родом, не принято ходить вокруг да около. Мы либо рассказываем друг другу все, либо молчим.

– Вы хотите узнать, что я сделал?

– Если ваш рассказ поможет мне понять, почему вы так решительно настроены на мне жениться, то да.

– Хорошо. Сейчас вы все узнаете.


Андресу не хотелось рассказывать Заре о том, что произошло в Монте-Карло. Было странно, что она ничего не знала. В его стране все знали о неудачной помолвке Кайроса. Об этом скандале писали и иностранные таблоиды. Неужели она не видела всех этих кричащих заголовков?

Зара не видела в нем беспринципного плейбоя, которого все считали паршивой овцой. Он ей не нравился, но ее отношение к нему сформировалось в ходе их общения, а не на основе слухов и сплетен о нем.

Подобное было для Андреса в новинку и, что самое удивительное, ему было небезразлично, что она о нем думала. До сих пор ему было наплевать на мнение остальных.

– Похоже, вы не читаете желтую прессу, – сказал он.

– Не читаю.

Андрес опустился в кресло напротив нее и принял небрежную позу. Он старался казаться безразличным, когда речь шла о том, что было для него по-настоящему важно.

– В таком случае вы ничего не знаете о моих похождениях, о которых ходят легенды. На свете нет ни одной женщины, которую я не смог бы соблазнить. Я не отказал ни одной супермодели, которая хотела заняться со мной сексом. Я редко провожу несколько ночей с одной и той же женщиной. Когда я их бросаю, они всегда хотят большего. У меня нет ни стыда ни совести.

Щеки Зары стали такого же нежно-розового оттенка, как вышивка на корсаже ее платья.

– Это правда? – спросила она хрипловатым голосом, уставившись на стену у него за спиной.

Андрес никак не мог разгадать эту женщину. Он не знал, почему она была так напряжена. Возможно, она нервничала в его присутствии, а может, ее влекло к нему так же, как и его к ней.

У него было много женщин. Как он мог заинтересоваться этой? Она неискушенная, не обладает утонченностью. Да, она красива, но при этом диковата. Вокруг него полно элегантных и более опытных красавиц.

– Да. Пресса часто называет меня бесстыжим, – ответил он. – Глубоко внутри меня все-таки есть стыд, но я долго его не чувствовал. Признаться, это освобождает. Ты не испытываешь угрызений совести, когда делаешь то, что хочешь, поскольку уже смирился с тем, что не способен ни на что другое. Однажды мы с Кайросом и его невестой Франческой отправились в Монте-Карло, чтобы развлечься. Точнее, Кайрос не развлекался, а встречался с мировыми лидерами в непринужденной обстановке. Я веселился на полную катушку. Франческа тоже. Пока Кайрос был занят, я устроил в своих апартаментах вечеринку. На нее я пригласил множество красивых женщин и мужчин, которые любили азартные игры. Алкогольные напитки текли рекой. Напившись, я утратил остатки стыда. Та вечеринка доказала, что пресса была права на мой счет.

– Что вы сделали? – тихо спросила Зара, глядя на него широко распахнутыми глазами.

Похоже, она даже представить себе не может, что он натворил. Раз они скоро поженятся, пусть она прямо сейчас узнает, что он за человек.

Пусть узнает то, что его родители знали всегда.

– Я переспал с невестой своего брата. Я бы даже об этом не вспомнил, если бы нас не записали на видео. Нетрудно догадаться, что оно попало в Интернет, и его просмотрело множество людей. Таким образом, я унизил своего брата. Кайрос пришел в ярость, родные Франчески тоже.

Зара уставилась на него так, словно у него выросла вторая голова. Было очевидно, что она жила в другом, более спокойном и правильном мире, в котором не могло произойти ничего подобного.

– Теперь расскажите мне что-нибудь о себе, – произнес он, чтобы нарушить неловкое молчание.

Зара гордо вскинула подбородок:

– Того факта, что моя семья погибла на моих глазах, для вас недостаточно?

Андрес почувствовал себя неловко.

– Почему вы не хотите выходить за меня замуж?

– Во-первых, вы для меня чужой. Во-вторых, вы только что признались, что нечестный человек, способный на предательство. Как после этого вы можете спрашивать меня, почему я не хочу становиться вашей женой?

– Вы сами мне сказали, что не планируете выходить замуж. Только не говорите сейчас, что вы мечтаете о доме с белым забором и о муже, который будет любить вас до конца жизни. Наш брак мог бы стать таким, как вы хотите, но вы даже не спросили меня, чего я от вас хочу. Не спросили меня, с какой целью я собираюсь вступить в этот брак. Вы просто не хотите выходить за меня замуж. Это заставляет меня думать, что у вас другие цели. Ответьте мне, иначе я осуществлю свою угрозу.

Зара тряхнула головой и цинично скривила губы:

– Вы только послушайте! Мужчина, который только что признался в том, что может соблазнить любую женщину, угрожает мне сексом.

– Я бы довольно быстро вас соблазнил, – процедил он сквозь зубы. – Возможно, я даже не стал бы возражать, если бы меня покусали.

– Я не хочу пачкать рот.

Андрес рассмеялся, хотя ему было совсем не весело.

– Я это запомню. А теперь расскажите мне о себе. Я нетерпелив.

– Я тоже слишком нетерпелива, однако это, похоже, никого не волнует. Меня два месяца держали в плену, после чего передали вам. У меня никогда не было права самой решать свою судьбу. Я родилась в королевской семье, что с самого начала делало меня уязвимой. Будучи маленькой девочкой, я потеряла своих родных. Меня спасли и увезли в лес. Там я жила, пока меня не украли. Теперь я оказалась здесь, и вы собираетесь на мне жениться. У меня снова нет выбора. Кто я? Пешка в чужой игре? Наверное, я больше, чем пешка. Мне бы хотелось, чтобы у меня была возможность это узнать.

Ее слова затронули что-то в его душе.

– У вас будет такая возможность, – неожиданно для самого себя сказал Андрес. – Я вам это обещаю. Наш брак не должен непременно быть традиционным. Я не способен прожить всю жизнь с одной женщиной. Мы с вами будем обладать равной степенью свободы.

– На что вы намекаете?

– После того как у нас родятся дети, вы сможете встречаться с любовниками. Точно так же вы сможете посвящать время разнообразным хобби и увлечениям, получить образование, если, конечно, захотите.

– Странные у вас приоритеты. Сначала любовные интрижки, затем образование.

– Я бы определенно предпочел любовные интрижки образованию. Но сейчас речь идет не о моем, а о вашем выборе.

Зара нахмурилась:

– Почему?

– Почему – что? Почему я предлагаю вам выбор? Я не собираюсь быть вашим тюремщиком. Какой мне от этого прок? У меня нет ни малейшего желания следить за каждым вашим шагом. Я уже вам говорил, что не хочу жениться. Но я в долгу перед Кайросом. Единственное, что требуется от нас с вами – произвести на свет ребенка, который займет трон в случае, если Кайрос и его жена останутся бездетными.

– Я все поняла. Вам нужно только мое чрево. Для вас это так, пустяки.

– Нет, не пустяки. Скажите, когда в последний раз вы были частью семьи?

Андресу было неприятно приводить этот довод, но у него не было выбора.

Зара отвернулась. Как он и ожидал, его удар попал в цель.

– Много лет назад, – закончил он за нее. – Не пытайтесь со мной бороться. У нас обоих нет выбора. Не нужно все усложнять.

Андрес поднялся, чтобы уйти.

– Не могли бы вы позвать назад портниху?

– Что вам нужно?

– Я не могу сама снять платье.

– Я с радостью вам в этом помогу, принцесса, – сказал он, и при мысли о ее обнаженном теле его пульс участился.

– Нет, вы не станете этого делать. – Ее напряженный тон выдавал ее волнение.

– Вы бы хотели позвать Елену только для того, чтобы она расстегнула вам платье? Зачем беспокоить человека по таким пустякам? Неужели я так сильно вас пугаю?

В глубине ее темных глаз загорелся огонь.

– Я уже говорила вам, что меня ничто не пугает. Как быстро вы все забываете.

– В таком случае повернитесь.

Она подчинилась, чтобы доказать ему, что не боится его. Тогда он протянул руку, схватился за замочек молнии на корсаже ее платья и медленно потянул его вниз. Его пальцы при этом слегка дрожали, но он это игнорировал. У него нет абсолютно никакого повода для волнения. Прежде ему доводилось видеть много обнаженных женских спин.

Неожиданно Зара обернулась и посмотрела на него. В этот момент низ его живота пронзила боль желания.

В прошлом он часто раздевал женщин, но это не имело значения. Важно было только то, что происходило здесь и сейчас.

Черт побери, он должен взять себя в руки.

Расстегнув молнию, он сразу сделал шаг назад, чтобы не потерять над собой контроль и не снять с нее платье.

– Уйдите, – произнесла Зара дрожащим голосом.

– Как вам будет угодно, принцесса. Но знайте, что наступит время, когда я, сняв с вас одежду, не буду никуда уходить.

– Это произойдет не раньше, чем мы станем мужем и женой.

– Выспитесь хорошенько. Завтра вам предстоит кое-чему научиться.

– Чему, если не секрет?

– Я научу вас танцевать.

Глава 5

Сначала Заре подрезали волосы. Она не помнила, когда это было в последний раз. Она много лет их не стригла и для удобства заплетала в косу. Дворцовый стилист обрезал их, так что теперь они доходили только до середины спины. Ей стало на удивление легко. Она даже не подозревала, что все эти годы носила на себе такую тяжесть.

После этого ей сделали макияж. Соплеменницы научили ее краситься, но до профессионалов в этой области им было далеко. Будучи знакома со стандартами красоты, принятыми в Тиримии, женщина-стилист использовала в работе золотистые тени для век.

Преображение Зары продолжилось, когда она надела платье. Если вчерашнее было пышным, то сегодняшнее облегало фигуру, подчеркивая все ее изгибы. Оно было расшито мелкими золотистыми бусинками, которые блестели на свету.

В элегантном платье, с профессиональным макияжем и волосами, спадающими на плечи блестящими волнами, она была сама на себя не похожа. Несомненно, Андрес будет считать ее преображение своей победой. Эта мысль разозлила бы ее, не будь она так очарована своим отражением в зеркале. К счастью, ей было некогда любоваться на себя. Ей нужно было спуститься в бальный зал, где Андрес будет учить ее танцевать.

Ее волнение усиливалось с каждым шагом, когда она спускалась по лестнице и шла по бесконечному коридору. Она никогда раньше не бывала в бальном зале дворца, но ей объяснили, куда нужно идти.

У богато украшенной двери, ведущей в зал, Зара остановилась и глубоко вдохнула. Затем она сделала шаг вперед, схватилась за дверную ручку и потянула ее на себя. Массивная дверь начала медленно открываться. Проскользнув в образовавшийся проем, Зара остановилась и обвела взглядом величественный зал с высоким куполообразным потолком, украшенным росписями. Стены были обтянуты бледно-голубой тканью с рельефным цветочным орнаментом. Они состояли из сегментов, отделенных друг от друга позолоченными пилястрами.

В своем новом облике она будет смотреться гармонично на фоне всей этой роскоши. Она чувствовала себя так, словно наконец вернулась туда, где должна была находиться по праву. Если бы ее отца не свергли, она жила бы во дворце и носила шикарные платья.

Скоро она выйдет замуж за брата короля и будет иметь полное право жить в этом дворце. Если бы не государственный переворот в ее родной стране, ее судьба сложилась бы таким же образом. Эта странная мысль принесла ей успокоение. Ее родители определенно нашли бы для нее достойного жениха. Они определенно не захотели бы, чтобы она пряталась в лесу всю оставшуюся жизнь.

Она закрыла глаза и глубоко вдохнула. Запах показался ей знакомым. Он напомнил ей о ее родном доме. О родителях, которые ее любили. Они бы хотели, чтобы она вышла замуж за принца, жила во дворце и ни в чем не нуждалась.

Если бы она воспитывалась во дворце, ей не пришлось бы учиться хорошим манерам, и ее жених не считал бы ее дикаркой.

Зара сглотнула. Ей не следовало придавать значение тому, что Андрес о ней думает. Она не собиралась становиться его женой. Она вообще не готова к браку. Особенно с человеком, который собирается жениться на ней по принуждению.

Почему она не может сама за себя решать? Почему не может подождать с замужеством, пока не встретит мужчину, который будет ее хотеть?

Прогнав эту мысль, Зара прошла в глубь зала. Мечтать о подобных вещах было глупо.

Свобода выбора – это привилегия простых людей, которым не нужно выполнять долг перед страной.

Андрес вошел в зал через дверь, находящуюся в другом конце помещения. При виде его ее сердце учащенно забилось. На нем был смокинг, и Зара едва сдержала смех. Два человека в нарядной одежде утром в пустом бальном зале выглядят нелепо. Особенно если эти два человека вынуждены вступить в брак, несмотря на то, что едва друг друга знают и не питают друг к другу симпатии.

Увидев Зару, он замер как вкопанный и уставился на нее как на пришельца с другой планеты.

– Вы подстриглись.

Она поправила темный локон, упавший ей на плечо.

– Разве я не выгляжу покорной?

Андрес наклонил голову набок:

– Я не уверен. Подойдите ближе, чтобы я смог лучше вас рассмотреть.

Сама не зная почему, Зара подчинилась. Наверное, она сделала это из любопытства. Все эти годы она была ограждена от мужского внимания. Ее никто не держал за руку, не целовал. Ни один юноша не говорил с ней об отношениях. Все скудные знания, которые она получила, были основаны на наблюдениях. Этот мужчина пугал ее, и в то же время ей хотелось узнать, что будет, если он осуществит свои угрозы.

Протянув к ней руку, Андрес запустил пальцы в ее густые шелковистые волосы. При этом он ничего не сказал, лишь продолжил на нее смотреть.

Ей хотелось спросить, нравятся ли ему ее волосы, но она вовремя вспомнила, что ее не должно это интересовать. Наверное, для нее будет лучше, если он не будет считать ее привлекательной. Безусловно, он очень привлекателен. Но его нравственные качества оставляют желать лучшего. Он рассказал ей, как предал своего старшего брата. Хуже всего в этой истории было то, что он не любил невесту Кайроса. Что он переспал с ней просто так. Что его жизнь представляла собой бесконечную погоню за удовольствиями. Что в его руках была власть, а он ею не пользовался. Это должно было вызвать у нее отвращение к нему, но почему-то не вызвало.

Внезапно он обнял ее за талию, а свободной рукой взял за руку. Зару словно кипятком обдало. Такое же ощущение она испытала, когда вчера он достал ее голую из ванны и прижал к себе.

– Мы пришли сюда танцевать. Вы умеете? – Не дождавшись ее ответа, он сказал: – Положите ладонь мне на плечо.

Зара снова подчинилась. Это было проще, чем придумать подходящий ответ. Рядом с этим мужчиной она чувствовала себя неуклюжей дикаркой.

– Вижу, вы не умеете танцевать, – заметил он.

Зара покачала головой. Она изо всех сил старалась игнорировать прикосновения рук Андреса, которые мгновенно разожгли огонь внутри ее тела. То, что с ней происходило, пугало ее.

Сексуальному влечению не будет места в ее жизни до тех пор, пока она не поймет, чего хочет от жизни. Пока не узнает себя лучше. Стоя в объятиях Андреса посреди бального зала, она осознала, насколько она неопытна. Осознала, что ее не видели за ее титулом, которым она даже не пользовалась. Ей следовало чувствовать себя одинокой и потерянной, но по какой-то причине близость Андреса давала ей ощущение защищенности. Наверное, все дело было в том, что к ней наконец кто-то прикоснулся. Что она наконец почувствовала свою связь с другим человеком.

– Вам нравятся мои волосы? – спросила Зара, отведя взгляд. Она боялась, что может увидеть в его глазах ложь.

– Да, – осторожно ответил он. – Хотя они и раньше мне нравились. Признаться, в вашей необузданности есть что-то притягательное.

Он по-прежнему держал ее в объятиях, но ни один из них не двигался. Это совсем не походило на урок танцев.

– Что вам нравится в моей необузданности?

– Вы пылкая. Вы отстаиваете свою позицию. Вы говорите то, что думаете, а не то, что от вас хотят услышать другие. Разве это может меня не интриговать?

– Я вас интригую? – удивилась Зара.

– Да. Меня окружают люди, которые соблюдают приличия. Вы это не делаете, и это для меня как глоток свежего воздуха.

– Вы видели меня только здесь. Я много лет соблюдала правила приличия, принятые там, где я росла.

– Расскажите мне, – произнес Андрес и задвигался в танце без музыки.

Чтобы не споткнуться, Заре пришлось подхватить его ритм.

– Рассказать вам о моей жизни в общине?

– Да. О людях, благополучие которых так вас беспокоит.

– Они заботились обо мне, но я не была одной из них. Я жила среди них, но своей ни для кого так и не стала. Иногда мне казалось, что старейшина и его жена относятся ко мне как к своей дочери, но когда у них родились дети, я поняла, что принимала желаемое за действительное. – Она ни с кем до сих пор об этом не говорила, поэтому удивилась собственной откровенности. – Они были моими воспитателями, но не семьей. Они держались от меня на некотором расстоянии и ждали от меня того же.

– Значит, вы в детстве не бегали без присмотра?

Уголки ее губ растянулись в улыбке.

– Бегала. У меня было столько свободы, сколько нужно ребенку. Я часто бродила в одиночестве по лесу, разговаривала сама с собой и с деревьями.

– Вы чувствовали себя одинокой?

Это было произнесено с таким участием, что ее охватило странное волнение. Она сглотнула и проигнорировала его.

– Я не знаю, как ответить на этот вопрос. Эти прогулки были частью моей повседневной жизни. У меня не возникало ощущения, будто мне чего-то не хватает.

Только сейчас, когда к ней прикасался этот мужчина, она вдруг осознала, чего была лишена столько времени.

Потрясенная собственным открытием, она отвела взгляд и спросила:

– А как насчет вас?

– Я не бродил по лесам.

Его тон был каким-то странным, но Зара не могла понять, в чем дело.

– Вам не было одиноко?

– Во дворце всегда полно народа. Повзрослев, я полюбил вечеринки.

Заметив боль, промелькнувшую в глубине его глаз, Зара подумала о том, видит ли кто-нибудь за титулом принца человека, ценит ли Андреса как личность.

– Это не важно. В нашем лагере всегда было полно народа, но я никогда не чувствовала себя одной из этих людей. Община состоит из семей, которые связаны между собой кровными узами. У меня нет семьи.

– У меня была семья, – хрипло произнес Андрес.

– Ваши родители тоже умерли? – спросила Зара и тут же отругала себя за бестактность.

– Мой отец умер. Насчет матери я не знаю, – сухо ответил он.

– Она не живет во дворце, – заметила Зара.

– Она уже много лет здесь не живет.

– Куда она отправилась?

– Ни я, ни мой брат, ни агенты нашей разведки не знаем ответа на этот вопрос. Она сделала то, чего от нее никто не ожидал.

– Что она сделала?

Зара думала, что Андрес отругает ее за излишнее любопытство и прекратит разговор, но вместо этого он еле заметно улыбнулся и ответил:

– Просто исчезла, не взяв с собой ничего.

– Почему?

– Полагаю, потому, что слишком устала от всего.

– Устала быть членом королевской семьи?

Андрес остановился, но не отпустил ее.

– Возможно.

Его ответ был уклончивым. За ним явно крылось что-то еще. Ей хотелось узнать все, но она поспешно сказала себе, что ее не должно это волновать.

– Возможно, я когда-нибудь тоже устану от всего этого.

Алекс внезапно отпустил ее руку и схватил за подбородок:

– Вы меня не бросите.

Его эмоциональная реакция привела ее в замешательство.

– Нет, – ответила она, не будучи полностью уверена в том, что говорит правду.

– Вы отлично танцуете, – сказал Андрес и отошел от нее.

Ее неосторожные слова по-прежнему висели в воздухе, создавая напряжение.

– Спасибо, – ответила Зара, хотя сомневалась, что он искренне похвалил ее танец.

– Полагаю, следующие пару дней вам нужно потратить на тщательную подготовку к знакомству с местной публикой. В конце недели состоится прием по случаю национального праздника. Мы с вами появимся на нем вместе. Прием пройдет здесь, во дворце. На нем будут присутствовать выдающиеся граждане Петраса. Остальные посмотрят телевизионную трансляцию. Мой брат произнесет речь. По какой-то причине народ интересует то, что он собирается сказать.

Маска беззаботного плейбоя вернулась на место. Зара поняла, что ей больше не следует ждать откровений с его стороны.

– Надеюсь, мне не нужно будет ничего говорить?

Ее пугала одна лишь мысль об этом, поскольку она никогда раньше не выступала с речью перед публикой.

– Слава богу, нет. Если вы будете выглядеть красиво, мило улыбаться и помалкивать, все пройдет хорошо.

Она нахмурилась:

– Не беспокойтесь, я не буду говорить то, чего мне не следует говорить.

– Я не могу быть так в этом уверен.

– Почему это событие будет иметь такое большое значение?

– Потому что я впервые появлюсь на подобном мероприятии в сопровождении женщины. Увидев вас рядом со мной, все решат, что в королевской семье скоро произойдет серьезное событие.

Зара открыла рот, но, прежде чем смогла что-то сказать, Андрес повернулся и направился к выходу. Тогда ей не осталось ничего другого, кроме как тупо смотреть ему вслед.

Глава 6

Зара подозревала, что это платье было выбрано специально для того, чтобы создать скромный и нежный образ. Сшитое из бледно-голубого шелка, оно имело неглубокий вырез и закрывало колени. Ее волосы были собраны в высокий узел, а макияж был более сдержанным. Наверное, тот, кто выбирал для нее наряды, решил, что, если она будет скромно выглядеть, у нее автоматически выработаются хорошие манеры.

Ее отчаяние усиливалось. Ей хотелось избежать брака с принцем Андресом. Она боялась смотреть в будущее.

Вчера вечером выпал снег, и температура воздуха резко опустилась. Петрас граничил с Грецией, но находился глубже в горах. Климат в Петрасе был таким же, как в Тиримии. Зара привыкла к холоду, но сейчас почему-то дрожала.

Дело определенно было не в волнении. Сидеть за столом и есть вовсе не трудно. Она сможет это делать, никого не унижая.

Что бы ни думал о ней Андрес, она не животное.

Число прибывающих во дворец гостей стремительно росло, и Зара прошла вглубь стенной ниши в переднем помещении дворца. Ее сердце бешено стучало. Она сложила руки на груди и сжала пальцы в кулаки, чтобы хоть немного их согреть.

Зара была вынуждена признать, что все-таки нервничает. Она не знала почему. Ведь она ничем не рискует.

Окинув взглядом толпу, она увидела темноволосую голову Андреса, который был выше всех остальных. В этой толпе она знала только его. Он был для нее своего рода маяком.

Андрес взглядом встретился с Зарой. Тогда он решительно направился к ней, и она покорно опустила руки.

– Где ты была? – спросил Андрес.

– Здесь. Ты не сказал, в каком конкретно месте мы встретимся.

– Я не думал, что ты будешь прятаться в углу.

– Я не прячусь, – возразила она, хотя делала именно это.

– Кайрос и Табиса уже идут в зал. Мы зайдем вслед за ними. Но прежде чем мы туда отправимся, я должен кое-что тебе подарить.

Зара тупо уставилась на него:

– Подарить мне?

Ей никогда раньше не делали подарков, и она понятия не имела, как на это реагировать.

У нее сдавило грудь, и она не знала почему. Она лишь знала, что такое же чувство возникало у нее, когда вся община собиралась у костра, а она одна сидела в фургоне, и когда она гуляла одна в лесу.

– Иди сюда.

Андрес не стал ждать, когда она подчинится. Он схватил ее за локоть и отвел в коридор, который находился за лестницей. Когда он достал из кармана маленькую бархатную коробочку, у нее перехватило дыхание. Щемящее чувство уступило место страху.

– Не надо, – сказала она.

– Я с самого начала давал тебе понять, что это неизбежно. – Он открыл коробочку. – Ты ведешь себя так, словно я собираюсь подарить тебе тарантула, а не кольцо с бриллиантом.

Зара посмотрела на платиновый ободок, к которому был прикреплен огромный драгоценный камень. По правде говоря, она бы предпочла тарантула.

– Ты же знаешь, как я отношусь ко всей этой ситуации с нашим браком. Ты не говорил, что будешь сегодня делать какие-то официальные заявления.

– Я собираюсь отвести тебя на одно из важнейших мероприятий, которые проводятся во дворце. Ты моя невеста, так что наличие кольца обязательно. Я дал тебе обещания и намерен их выполнить. Я пошел на некоторые уступки, чтобы ты чувство вала себя как можно более комфортно. Но ты ничего не можешь контролировать в сложившейся ситуации, потому что не ты устраиваешь это шоу.

Сама не зная почему, Зара протянула ему левую руку. Он ей не угрожал, но что бы он сделал, если бы она сказала «нет»?

Андрес надел кольцо ей на безымянный палец. Оно было тяжелым, и на душе у нее тоже было тяжело.

– Нам пора идти.

Он взял ее за руку и повел к входу в бальный зал. Зара не сопротивлялась. Она чувствовала себя беспомощной. В таком состоянии сопротивляться невозможно. Она едва держится на ногах.

Зара удивилась, когда толпа расступилась перед ними. Все пропускали их вперед. Они направлялись к главному столу, за которым сидел король Кайрос. Зара сразу узнала человека, которому ее подарили. Рядом с ним сидела красивая светловолосая женщина. Несомненно, это была королева Табиса. Глядя на нее, Зара наконец поняла, почему Андрес считает ее, Зару, дикаркой.

Впрочем, рядом с королевой Табисой любая женщина показалась бы дикаркой. Ее поза была царственной, жесты – плавными, выражение лица – безмятежным. Она мило всем улыбалась. Ее улыбка казалась искренней. У Зары создалось ощущение, что ничто не способно вывести эту женщину из себя.

Андрес выдвинул для Зары стул, и она села. Табиса переключила свое внимание на Зару, и та впервые заметила холод в глубине ее голубых глаз.

– Табиса, – произнес Андрес, – это принцесса Зара, моя невеста. Я сомневаюсь, что Кайрос ввел тебя в курс дела. Это он нашел мне невесту.

Зара затаила дыхание. Табиса посмотрела на своего мужа. Ее лицо ничего не выражало.

– Кайрос ничего мне не говорил. Я удивлена тем, что это он вас познакомил. Его обычно не интересует романтика.

– Кто тут говорит о романтике? – спросил Кайрос.

Зару удивило то, как король и королева общаются друг с другом. Очевидно, что они стараются уязвить друг друга при любой удобной возможности.

Табиса улыбнулась, и Зара заметила, что эта улыбка натянутая. Она подумала о том, что видит сейчас свое собственное будущее. Она будет связана узами брака с мужчиной, которому совершенно безразлична. Ей придется притворяться спокойной и счастливой, когда внутри у нее все будет кипеть от гнева. В общем, если она выйдет замуж за Андреса, ее жизнь станет унылой и безрадостной.

Она хочет быть хозяйкой своей жизни. Ей не нужно такое будущее.

Зара посмотрела на короля и королеву, которые едва сдерживали неприязнь друг к другу, взяла вилку и с грохотом уронила ее на тарелку. Все, кто сидел за их столом, замолчали и посмотрели на нее.

Зара улыбнулась:

– Простите.

Она нисколько не сожалела о том, что сделала. Она не собирается быть покорной. У нее есть выбор, и она непременно им воспользуется. Если Андрес к ней не прислушается, она постарается повлиять на Кайроса и Табису, для которых на первом месте внешние приличия.

Если Андрес собирается жениться только ради Кайроса, нужно сделать так, чтобы Кайрос захотел ее выгнать. Если он не вернет ее людям, которые ее похитили, она придумает, что делать дальше.

Почувствовав у себя на талии теплую руку Андреса, она повернулась и прочитала в его взгляде предупреждение. Но ее было не так легко напугать.

Сверкнув глазами, она изобразила на лице улыбку и спросила:

– Какие-то проблемы, Андрес?

– Никаких, – ответил он обманчиво мягким тоном.

– Рада это слышать.

Он сжал ее бок:

– Ты довольно послушная.

Она захлопала ресницами:

– Да. Довольно.

– Для тебя будет лучше, если ты будешь хорошо себя вести.

– Конечно, дорогой.

Через несколько минут в зал вошли официанты с подносами с едой. Они поставили тарелочки с салатом на тарелки большего размера. Одному из них пришлось помедлить, потому что на тарелке Зары все еще лежала вилка. Она взяла ее и очаровательно улыбнулась Андресу, который смотрел на нее с подозрением.

У него есть все основания для подозрений. Она собирается плохо себя вести.

Придвинув к себе тарелку, Зара начала с аппетитом уплетать салат, не принимая никакого участия в вежливом разговоре за столом.

Заметив краем глаза, что Андрес наблюдает за ней, она погрузила кончик пальца в стоящее перед ней блюдечко с соусом и облизала его.

Глаза Андреса заблестели от гнева, но он ничего не мог поделать, поскольку они находились у всех на виду. Тогда она почувствовала свою власть над ним. Ее непредсказуемость давала ей преимущество.

– О… – протянула она, когда принесли следующее блюдо. Ее услышал только Андрес, поскольку Кайрос и Табиса разговаривали с другими людьми. – Курица. Это же восхитительно. Я бы с удовольствием обглодала косточки.

– Не испытывай мое терпение, Зара, – тихо произнес Андрес. – Тебе не понравится результат.

– Правда?

– Да.

– Мне кажется, – сказала она, – что ты не подумал как следует, прежде чем начал испытывать мое терпение. Ты надел кольцо мне на палец, когда я сказала тебе, что не готова к замужеству.

Не сводя с него взгляд, она потянулась рукой за куском курицы. Тогда Андрес ловким движением схватил ее тарелку, и быстро вывалил ее содержимое в горшок с растением, который стоял рядом со столом.

– Мерзавец, – прошептала она.

– Дикарка, – бросил он в ответ.

– Я голодна.

К ее глубокому сожалению, ни Кайрос, ни его жена ничего не заметили.

– Ты быстро съела салат.

– Со мной не нужно играть.

– Думаешь, я играю? – спросил он, придвинувшись так близко, что его дыхание коснулось ее кожи. – Я чудовище. – Со стороны они, наверное, походили на двух влюбленных, которые о чем-то шептались. – Я своим ужасным поведением вынудил собственную мать покинуть дворец. Ты действительно хочешь узнать, на что я способен? Тебе некуда бежать.

Отстранившись от нее, он выпрямился и очаровательно улыбнулся.

– Очевидно, ты была очень голодна, дорогая, – сказал он громче, чтобы привлечь внимание людей, сидящих за их столом, к ее пустой тарелке.

Все посмотрели на Зару, а она уставилась в свою тарелку.

– Я съела все так быстро, словно… словно… опрокинула тарелку в горшок с растением.

– Мы передадим ваши комплименты шеф-повару, – произнесла Табиса, чтобы сгладить острые углы.

Манеры жены короля безупречны. Зара не станет такой, как она, даже если будет брать с нее пример. Но сейчас Зара поставила перед собой прямо противоположную задачу. Она объявила Андресу войну и намерена одержать победу. Но ей придется быть очень изобретательной. Андрес так просто не сдастся.

– Спасибо, – поблагодарила Зара королеву.

– Уверен, десерт вам тоже понравится, – сказал Кайрос. – Его подадут после того, как я произнесу речь.

– Отлично, – ответила она с ослепительной улыбкой, думая о том, каким будет ее следующий шаг.

Официанты унесли тарелки с остатками еды. Зара с грустью посмотрела им вслед. Андрес ей за это ответит!

Кайрос и Табиса поднялись и направились в переднюю часть зала. В знак уважения гости встали из-за столов. Зара тоже поднялась. Как только она это сделала, Андрес неожиданно схватил ее за руку и куда-то потащил.

– Что ты делаешь? – спросила она.

Андрес не ответил. Он провел ее сквозь толпу к боковой двери. Как только они оказались в коридоре, он потащил ее в нишу за лестницей, в которой они были до этого.

– Больше не испытывай мое терпение, – прорычал он, прижав ее спиной к стене.

– Почему? – спросила Зара. – Ты ведь испытываешь мое.

– Потому что власть в моих руках, малышка. У тебя ее нет.

Зара не успела придумать план дальнейших действий, поэтому, ослепленная гневом, подчинилась инстинкту. Опустив руку, она схватилась за мужское достоинство Андреса.

– Правда? В таком случае мне придется найти способ получить хоть немного контроля.

Стук сердца отзывался эхом у нее в ушах. Она понимала, что играет с огнем, но назад дороги уже не было.

– Это угроза или обещание? – В голосе Андреса появилась хрипотца.

Зара наклонилась и легонько укусила его за шею:

– И то и другое.

Андрес резким движением притянул ее к себе:

– Ты меня укусила, чертова дикарка.

– Я могу сделать это снова, и, в отличие от твоих, мои угрозы не пустые.

– Я искренне надеюсь, что твоя последняя угроза не пустая, – сказал он и придвинулся к ней ближе.

Ее лицо вспыхнуло, но вместо того, чтобы его отпустить, она усилила хватку. Он не должен узнать, как его близость на нее действует.

Она сделала это вовсе не ради удовольствия. Все же ей было трудно не обращать внимания на жар, исходящий от его тела. Не чувствовать, что его плоть в ее руке становится тверже.

Как это возможно? Как он мог так сильно возбудиться? Она ведь прикасается к нему через одежду.

Она обнаружила, что ее дыхание стало поверхностным и учащенным. Что внизу ее живота разлилась приятная боль. Что она возбуждена не меньше, чем он.

Когда она это осознала, ей захотелось сделать ему больно. Заставить его пожалеть о том, что по его вине она оказалась в этой ситуации. Она не хотела здесь находиться. Не хотела становиться женой человека, которого едва знала. Не хотела жизни, которую сама для себя не выбирала.

Еще сильнее стиснув его плоть, она встретилась с ним взглядом. Это была ошибка. Едва она увидела огонь, горящий в его темных глазах, как он навалился на нее и впился в ее губы своими.

Встряска была такой неожиданной, что ей пришлось его отпустить. Чтобы ослабить его натиск, она изо всех сил надавила ладонью на его плоский живот, но это ничего ей не дало. Когда его язык ворвался вглубь ее рта, она поняла, что сопротивление бесполезно.

Андрес доказал ей то, о чем заявил ранее. Контроль над ситуацией находится в его руках, и она ничего не может с этим поделать. По крайней мере, сейчас. Она может лишь подчиниться желанию, которое расходилось по ее телу электрическими импульсами.

Он схватил ее за запястья, затем поднял ее руки и прижал к стене.

– Хочешь борьбы, принцесса? – произнес он вкрадчивым тоном. – Я могу тебе ее дать. Если ты хочешь, чтобы у нас все было сложно, будь по-твоему. – Наклонившись, он поцеловал ее в шею. Она задрожала не то от гнева, не то от возбуждения. – Но, если ты хочешь продолжать бросать мне вызов, будь готова к последствиям. Я не знаю, какие мужчины были у тебя в прошлом, но ты должна себе уяснить, что мной нелегко манипулировать.

С этими словами он тесно прижался к ее бедрам, и она почувствовала, как сильно он возбудился. Ей следовало испугаться, почувствовать отвращение, но вместо этого она ощутила свою власть над ним. Она не сделала ему больно, а заставила его реагировать. Она не просто вывела его из себя – ей удалось его распалить.

И сейчас уже поздно идти на попятную. Она даже не уверена в том, что хочет остановиться.

Ее сердце так бешено стучало, что она испугалась, что оно может выскочить из груди. Она была в ярости. Ей хотелось его наказать за то, что он заставил ее почувствовать себя беспомощной. Даже когда находилась в плену в Тиримии, она, несмотря на то что ее держали под замком, думала, что еще не все потеряно. Но сейчас, когда ее наряжают в красивые платья и она может свободно перемещаться по дворцу, ее переполняет ощущение безнадежности. У нее нет выбора. Она не может вернуться домой и подвергнуть опасности людей, которые ее вырастили.

Надев ей на палец кольцо и появившись с ней на публике, Андрес лишил ее анонимности. У нее нет ни денег, ни одежды, если не считать нарядных платьев.

Ей хотелось, чтобы он понял, насколько она беспомощна. Чтобы он тоже почувствовал себя беспомощным.

Раз он лишил ее права выбора, она сделает все для того, чтобы он тоже почувствовал себя беспомощным. Повиснет тяжелым камнем у него на шее. Станет его наказанием.

Она запрокинула голову, потянулась к нему губами и во время поцелуя укусила его за нижнюю губу. Издав низкий гортанный звук, он прижал ее к стене и поцеловал крепче, словно вкус ее губ мог заменить десерт, который они пропустили.

Она нечасто думала о том, какие ощущения испытывают люди во время поцелуев. Почему-то ей казалось, что все происходит медленно и в поцелуе участвуют только губы. Она не ожидала такого фейерверка ощущений. Не подозревала, что почувствует поцелуй каждой клеточкой своего тела, что он разожжет огонь в глубине ее женского естества.

Андрес признался, что он завзятый плейбой, у которого нет ни стыда ни совести. От подобных неожиданностей его защищает огромный опыт. У нее нет опыта, поэтому она пребывает в смятении.

Прежде чем она успела понять, что делает, Зара принялась развязывать узел его галстука. Его губы по-прежнему были соединены с ее губами, его язык проскользнул вглубь ее рта. Она больше не могла разобраться в своих чувствах. Все они смешались в один клубок, который все увеличивался в размерах, и она боялась, что он взорвется, если она сейчас же не даст выхода своим чувствам.

Ею движет что-то новое, неизведанное. У нее не было никаких мыслей, никакой стратегии. Схватившись за края его рубашки, она с силой рванула их в стороны, и пуговицы полетели на пол. Затем она положила ладонь на его голую грудь. Он резко дернулся, словно она его обожгла. Подобная реакция обрадовала Зару. Она означала, что ей удалось на него подействовать. Что она смогла пробить неприступную стену. Между ними шла борьба за контроль.

Его твердая грудь была покрыта жесткими волосками. Ощущения были новыми, волнующими. Опустив взгляд, Зара увидела четко обозначенный рельеф его мышц.

Пока она словно завороженная любовалась его торсом, он отпустил ее и расстегнул ремень. Затем приподнял одной рукой ее подбородок, другой – расстегнул брюки. При этом он смотрел на ее лицо, очевидно, желая узнать, хочет ли она, чтобы он остановился.

По правде говоря, Зара сама не знала, хочет она этого или нет. У нее было смутное представление о том, что обычно следует за поцелуями, но ее это не пугало.

Отпустив ее подбородок, он взялся обеими руками за подол ее платья и начал медленно его задирать, обнажая ее ноги. Затем он стянул с нее трусики, просунул ладонь между ее бедер, раздвинул складку между ними и погрузил палец в ее влажную пустоту. По ее телу тут же прокатилась волна наслаждения.

Борьба закончилась ее капитуляцией, но она не могла об этом жалеть. У нее не осталось ни капли гнева. Она никогда ни с кем не была так близка. Ей казалось, что он ей нужен.

Убрав руку, Андрес приподнял Зару за бедра и направил свою восставшую плоть между ними. На мгновение ей показалось, что следовало испугаться, но она не чувствовала страха. Она хотела, чтобы они стали еще ближе. Хотела бороться на одной с ним стороне, идти к одной цели. Она больше не чувствовала себя одинокой.

Он рывком вошел в нее, и низ ее живота пронзила боль. Из ее горла вырвался крик, за которым последовал стон Андреса. Уткнувшись лицом в ее шею, он проник глубже, отчего боль усилилась. Зара вздохнула, закусила нижнюю губу и зажмурилась.

Тогда Андрес задвигался быстрее, и боль сменилась ощущением наполненности. Она почувствовала себя частью другого человека. Почувствовала себя защищенной.

«Я больше не одна».

Андрес поцеловал ее в губы, и она подхватила его ритм, все еще не понимая, как капитуляция могла придать ей сил и уверенности.

Когда напряжение внутри ее достигло предела, она вцепилась в его плечи, и в следующую секунду воспарила к вершинам наслаждения. Если бы Андрес не держал ее, она бы упала на пол.

Она даже представить себе не могла, что интимная близость может доставить такое удовольствие.

Когда Андрес издал гортанный звук, похожий на львиный рык, и задрожал, Зара положила руку ему на затылок и запустила пальцы в его волосы. Какое-то время он не двигался, восстанавливая дыхание, а затем вышел из нее.

Связь между ними прервалась, и Зара почувствовала себя опустошенной. Ей снова стало холодно и одиноко.

Она посмотрела в его темные глаза. Они ничего не выражали, и она поняла, что для него все закончилось. В подтверждение этого Андрес застегнул брюки и, не сказав ни слова, повернулся и удалился. Ей тоже следовало поскорее уйти, но она была слишком потрясена. Прижавшись к стене, она задрожала от холода и разочарования и поняла, что никогда уже не станет прежней.

Глава 7

Направляясь в свои покои, Андрес называл себя самыми грязными словами. После того, что произошло, он не мог вернуться в бальный зал.

Он оставил Зару в нише за лестницей, униженную и опустошенную.

Вместо того чтобы все исправить, он, как обычно, все испортил. Именно поэтому он так быстро удалился. Ему не хотелось услышать обвинения в свой адрес.

Он ненавидел одиночество, но лишь уединившись, мог взять себя в руки после того, что натворил. Именно поэтому мать всегда запирала Андреса в его комнате после каждой из его выходок. Именно поэтому он оставался дома, когда его семья куда-то отправлялась.

Сейчас он собирался сам себя запереть. Ему нужно было это сделать, чтобы успокоить монстра, живущего внутри его.

Он вспомнил, как Зара рванула в стороны края его рубашки, и пуговицы запрыгали по мраморному полу. Ее лицо выражало решимость. Она не играла, не притворялась. В ее глазах горел неистовый огонь. Заглянув в них, он потерял над собой контроль и подчинился зову плоти.

Он думал, что за долгие годы научился себя контролировать, но, похоже, в очередной раз потерпел неудачу.

В детстве во время официальных приемов он ерзал на стуле, ронял столовый прибор на тарелку, залезал под стол, чтобы поднять упавший кусок хлеба. Когда ему надоедало сидеть, он начинал ерзать на стуле. Мог что-нибудь громко сказать в присутствии важных гостей. Все это получалось у него самопроизвольно.

Отец в таких случаях сердито на него смотрел, Кайрос делал вид, будто ничего не замечает. Мать плакала, словно он хулиганил специально для того, чтобы причинить ей боль. Она была слишком чувствительной. Разумеется, тогда он этого не понимал.

В конце концов родители запретили ему присутствовать на мероприятиях. Во время официальных обедов, церковных служб и даже концертов он сидел один в своей комнате.

Затем подошло время рождественского приема. Родители подумали, что их младший сын усвоил урок, и решили его не запирать. Как оказалось, зря. Сам того не желая, Андрес, как обычно, все испортил. Когда его мать в тот день вытирала слезы, Андрес почувствовал, что она делала это в последний раз. Чтобы никогда не плакать из-за него, она исчезла, и ее больше никто не видел.

Кайрос никогда его в этом не винил. Он был слишком благороден, чтобы подумать о том, что в уходе матери виноват его младший брат. Кайрос лишь винил Андреса в том, что тот соблазнил его невесту, и напоминал об этом, когда ему было что-то нужно от Андреса.

Отец постоянно напоминал Андресу о том, что мать ушла из-за него. Андрес даже не мог себя пожалеть, поскольку он действительно был виноват. Он был абсолютно в этом уверен как тогда, так и сейчас.

«Ты никогда ничего не достигнешь. От тебя одни лишь неприятности. Из тебя не выйдет ничего путного», – сказал ему отец после исчезновения матери. Тогда Андрес окончательно поверил в свою никчемность и стал делать то, что хотел. Ему было некому доказывать, что он способен стать лучше. Мать ушла, отец считал его неуправляемым. Один лишь Кайрос был снисходителен к Андресу, пока тот ему не досаждал.

Инцидент с Франческой все изменил. Андрес чувствовал себя виноватым перед братом и хотел хотя бы частично загладить свою вину. Именно поэтому он согласился жениться на Заре. Именно поэтому он вывел ее из зала, когда она начала плохо себя вести.

Зара бросила ему вызов, и он на него ответил. Позволил ей втянуть его в борьбу за контроль над ситуацией, когда она схватила его за мужское достоинство. Это было очень смело с ее стороны. Зара не из тех, кто, оказавшись в сложном положении, опускает руки. Суровые условия, в которых она росла, закалили ее. Она настоящий борец. Он с самого начала понял, что с ней будет непросто, но никак не ожидал, что потеряет самообладание, прижмет ее к стене и овладеет ею. Какой-нибудь гость, ищущий ванную комнату, мог их увидеть.

Принц не должен так обращаться со своей невестой. Кайрос никогда бы так не поступил с Табисой. Правда, его брак нельзя назвать счастливым. Это с каждым днем становится все очевиднее. И в этом тоже виноват Андрес. Именно он своим поступком вынудил Кайроса так поспешно жениться.

Причина, по которой Зара все усложняла, была ему неясна. Ей было некуда идти. Здесь, во дворце, она была обеспечена всем необходимым. Он хорошо с ней обращается.

В таком случае как оценить то, что он только что с ней сделал?

Стиснув зубы, Андрес вошел в свои покои и захлопнул дверь. Только тогда он обнаружил, что его руки дрожат. Как он мог сделать с ней такое? Как мог ей позволить лишить его самоконтроля?

Его ужасный поступок подтвердил, что он не изменился с тех пор, как был мальчишкой. Мальчишкой, который не мог спокойно сидеть дольше двух минут. Мальчишкой, который не мог контролировать свои импульсы.

Он захотел Зару и овладел ею.

Не предохранившись.

Выругавшись, Андрес снял с себя пиджак и швырнул его на пол. Прежде он никогда не забывал предохраняться. Для этого ему хватало здравого смысла.

Неожиданно дверь распахнулась, и в комнату ворвалась Зара. Ее руки были сжаты в кулаки, темные глаза сверкали, блестящие черные волосы были растрепаны. И причиной всего этого была его невоздержанность.

– Как ты посмел от меня уйти? – бросила она с негодованием.

– А ты хотела, чтобы я остался и мы сделали это еще раз? Мы были в коридоре. Кто угодно мог пройти мимо и увидеть нас.

– До сих пор тебя это не беспокоило.

Не беспокоило. Потому что он потерял контроль над собой и способность соображать.

Его сердце бешено стучало. Он был зол на свое тело, которое его, как всегда, предало. На себя самого за слабость. На Зару за то, что сделала его уязвимым.

Прежде чем он успел понять, что делает, Андрес направился к ней. Ее глаза расширились, она попятилась назад и натолкнулась на стену.

– Ты думаешь, что стена тебя спасет? По-моему, мы уже доказали, что не спасет, – прорычал он, пытаясь ее напугать. Ему не хотелось, чтобы она смотрела на него с желанием.

– Ты не прикоснешься ко мне, пока не объяснишься.

– Что тут объяснять? Я захотел тебя и овладел тобой.

Он сделал ее своей, даже не спросив, хотела ли она этого. Он понял это по реакции ее тела, но даже представить себе не мог, что Зара невинна. Она действовала очень смело, и он понял это слишком поздно.

– А затем ушел.

– Я спрашиваю еще раз. Чего ты от меня хотела?

– Я думала, что мы вернемся в зал и поедим десерт, – произнесла она дрожащим голосом.

Ее наивность поразила его, но он заставил себя цинично рассмеяться.

– Ты думала, что я вернусь в зал без пуговиц на рубашке, которые оторвало маленькое лесное существо.

«Она никакое не существо, а ты чудовище», – прозвучал у него в голове голос совести.

Лицо Зары помрачнело.

– Я не существо. Я женщина, и я только что тебе это доказала, – надменно произнесла она, вскинув подбородок. Но в ее глазах была ранимость, и он ничего не мог с этим поделать, поскольку не знал, как обращаться с ранимыми женщинами.

– А я мужчина, – сухо ответил он, – поэтому в том, что нас друг к другу влечет, нет ничего удивительного.

– Даже несмотря на то, что мы боремся друг с другом?

– Особенно потому, что мы боремся друг с другом.

– Мне это непонятно.

– Наверное, твои прежние мужчины были плохими любовниками.

Теперь пришел ее черед смеяться.

– У меня не было других мужчин.

– Правда? – спросил он, хотя и так уже все понял.

– Разумеется, у меня никого не было. Я ни с кем даже не целовалась.

Ее признание потрясло Андреса. Он даже представить себе такое не мог. В эту минуту он ненавидел себя как никогда. Сегодня он совершил еще один ужасный поступок. Возможно, сегодняшнее происшествие было даже хуже инцидента с Франческой.

– Удивляюсь, как ты до сих пор жива, – пробурчал Андрес. – Ты слишком наивна. Тебя уже должны были сожрать волки в лесу.

Ее взгляд наполнился негодованием.

– Я чувствую себя так, словно меня только что сожрал волк.

– Значит, вот почему ты ворвалась сюда и испепеляешь меня взглядом.

– Если бы ты не убежал от меня, как испуганный мальчишка, я бы не испепеляла тебя взглядом.

На мгновение он увидел себя ребенком, который в очередной раз набедокурил и спрятался, чтобы избежать наказания.

Нет!

Андрес ударил кулаком по стене рядом с ней:

– Будь я мальчиком, ты не чувствовала бы себя такой удовлетворенной.

– Ты не можешь это знать наверняка.

– Я могу делать то, что хочу, – сказал он, резко отстранившись. – Я здесь принц.

Она закатила глаза:

– А я принцесса.

– Принцесса лесных бродяг, – усмехнулся он, не сводя с нее глаз. – Не будь ты помолвлена со мной, ты была бы здесь, в моей стране, пустым местом. Ты всячески стараешься избежать этого брака, хотя знаешь, что это для тебя единственная возможность добиться благополучия. Хочешь знать, кем ты будешь, если выйдешь за меня замуж? Нищенкой. Ты будешь скитаться по улицам, страдая от голода и холода. Ты будешь совсем одна. Тебя будет некому защитить.

Зара резко побледнела, и Андрес снова почувствовал угрызения совести. Он опять себя ведет как последний негодяй.

– Тебе кажется, что вне дворцовых стен ты обретешь свободу, – продолжил он. – Уверяю тебя, это не так. Хочешь знать, что тебя ждет здесь со мной? У тебя будут деньги, привилегии, возможность получить образование и приносить пользу другим людям. Тебе не придется спать на улице и голодать. Думаю, это тоже большое преимущество.

Зара стояла неподвижно, словно окаменела.

– Неужели ты думала, что, если уйдешь от меня, у тебя будет нормальная жизнь? Что я буду тебя обеспечивать, если ты не будешь делить со мной постель?

Ее щеки вспыхнули от ярости.

– Нет, – бросила она. – У меня не было подобных мыслей. Я думала, что мне, возможно, удастся найти работу.

– Работу? У тебя нет опыта. Ты вообще не приспособлена к жизни. Тебе нужно понять, принцесса, что, живя в лесной глуши в окружении людей со старомодным укладом, ты не могла приобрести навыков, необходимых для жизни в городе.

– Я не наивна и не глупа. Тебе не следует обращаться со мной как с простодушным ребенком. Я перестала им быть в шестилетнем возрасте. – Она сделала глубокий вдох. – Я единственная представительница королевской семьи, которая выжила во время ужасного нападения. Горничная матери тайком вынесла меня из дворца, наполненного ужасными криками. Это были крики моих родителей и брата. Они до сих пор отзываются эхом у меня в голове. Я не знаю, как именно погибли мои родные. Мое воображение беспощадно. Оно рисует страшные картины, которые преследуют в ночных кошмарах. Так что перестань считать меня наивной дурочкой, Андрес.

При мысли о том, что ей пришлось пережить, его сердце словно сдавил железный обруч.

Люди, которые вырастили Зару, безусловно, заботились о ее основных потребностях, но вот был ли кто-то из них по-настоящему к ней привязан?

После ухода матери отец окончательно разочаровался в Андресе и потерял к нему интерес. Но у Андреса хотя бы были няни и гувернантки, которые жалели его и относились к нему с теплотой. Они укладывали его спать и читали ему на ночь сказки. Интересно, был ли рядом с Зарой в детстве кто-нибудь, кто читал ей на ночь, заплетал ее роскошные волосы в косу? Что-то подсказывало ему, что рядом с ней не было такого человека.

Ты был с ней груб. Ты лишил ее невинности. Ты оскорбляешь ее, смеешься над ней. Ты заставил ее почувствовать себя еще более одинокой. Ты беспокоился о том, что она тебя подведет, и не заметил, как сам ее подвел.

Так же, как подвел мать, отца и брата.

Он должен приложить усилия и попытаться загладить свою вину перед Зарой.

– Ступай в ванную, – сказал он ей, но она не сдвинулась с места. – Ты во всем собираешься мне перечить?

Сверкнув глазами, она отошла от стены и направилась в ванную.

Андрес последовал за ней. По дороге он снял рубашку и бросил на пол. Он всячески пытался противостоять желанию, которое растекалось огнем по его венам, но оно оказалось сильнее и заставило его избавиться от остатков одежды. К тому моменту, когда он вошел в ванную, он был уже полностью обнажен.

Когда Зара увидела его, ее глаза расширились.

– Что ты делаешь?

Он наклонился и открыл кран:

– Думаю, тебе сейчас не помешает принять ванну.

Зара скрестила руки на груди, словно защищаясь, и, отвернувшись, сказала:

– Да.

– Тогда снимай платье.

Она обхватила себя руками:

– Я не думаю, что готова перед тобой обнажиться.

– Не поздновато ли для подобных раздумий?

Зара встретилась с ним взглядом, и на ее щеках проступил румянец.

– Нет, еще не слишком поздно. Мы с тобой не раздевались полностью.

– Это так, но я был внутри тебя.

Она еще сильнее покраснела.

– Не знаю, готова ли я к тому, чтобы это повторилось.

Она так ранима, а он, подлец, причинил ей боль. Его попытка все исправить была жалкой и запоздалой, и он прекрасно это знал.

– Я ушел так быстро, потому что не хотел усугублять ситуацию. И потому, что только так я мог восстановить контроль над собой.

– Что?

– Я был груб с тобой и ушел, чтобы наказать себя. Я так всегда делаю, когда кого-то подвожу.

Зара нахмурилась:

– Ты наказываешь себя?

– Да, когда в этом есть необходимость.

– О.

Андрес резко выдохнул.

– Даю слово, что больше к тебе не прикоснусь, пока ты сама меня не попросишь. – В ее темных глазах промелькнуло недоверие. – Я просто хочу о тебе позаботиться.

– Отвернись.

Он подчинился и услышал шорох ткани у себя за спиной. В паху у него тут же все напряглось, и он разозлился на свое тело.

На этот раз он устоит перед искушением, сможет себя контролировать вопреки всем своим прошлым неудачам.

Услышав плеск воды, Андрес закрыл глаза и запретил себе представлять обнаженные прелести Зары. В первый день он проявил сдержанность, когда достал ее из ванны и отнес на кровать, не позволив себе даже взглянуть на нее. Возможно, у него все получится и сейчас. Он не станет ею овладевать без ее разрешения, но смотреть на нее будет.

Немного помедлив, он, не предупредив ее, повернулся. Зара тут же погрузилась в воду по подбородок. Андрес подошел к ванне и забрался в нее, так что они с Зарой оказались друг напротив друга. Уровень воды поднялся, и на лице Зары появился испуг.

– Уже поздно строить из себя стыдливую девственницу. Тебе следовало так реагировать раньше.

– Я фактически девственница.

Андрес невесело рассмеялся.

– Потерять невинность частично невозможно, дорогая.

Подавшись вперед, он схватил ее за талию, развернул и притянул к себе, так что она оказалась у него между ног. Она завизжала, но сопротивляться не стала.

– Но опыта у меня по-прежнему немного.

Похоже, она собирается спорить с ним по любому поводу. К своему удивлению, Андрес обнаружил, что это доставляет ему удовольствие.

– Ты сама сказала, что не готова к большему.

Она заерзала, и ее ягодицы коснулись его восставшей плоти.

– Так было раньше.

– Ты самое сложное создание на свете.

Зара бросила на него взгляд через плечо.

– То же самое я могу сказать о тебе. Ты готов добиваться своего любой ценой.

Андрес схватил ее за подбородок.

– Сейчас я делаю это не ради себя, а ради своего брата и своей страны. Ты была со мной нечестна.

– Что ты имеешь в виду?

– Ты сказала мне, что согласна быть со мной.

– Я никогда этого не говорила.

– Подвинься вперед и запрокинь голову.

– Зачем?

– Почему ты споришь со мной по любому поводу?

Вместо ответа, она сделала, как он велел. Тогда он налил немного шампуня себе на ладонь и погрузил пальцы в ее мокрые волосы.

– Что ты делаешь?

– Мою тебе голову.

Ее плечи напряглись.

– Зачем?

– Ты задаешь слишком много вопросов.

– А ты странно себя ведешь.

– О тебе кто-нибудь когда-нибудь заботился, Зара?

– Я никогда не испытывала недостатка в еде. У меня всегда была крыша над головой. Обо мне нормально заботились.

– Я имел в виду совсем не это. Рядом с тобой был кто-то, кто заботился не только о том, чтобы ты не умерла от голода и холода?

– Что еще может быть нужно?

Андрес продолжил втирать шампунь ей в волосы:

– Это.

– Чистые волосы не помогут остаться в живых.

– Разве достаточно одного лишь чувства безопасности?

– Мне этого вполне хватало.

– Но ты хочешь большего. Именно поэтому ты всячески противишься помолвке.

– Или, может, мне просто не нравишься ты. Возможно, дело не в браке, а в тебе.

Придвинувшись к ней, он легонько укусил ее за плечо.

– Я тебе нравлюсь как сексуальный партнер. Для брака это самое главное.

Андрес почувствовал, как ее тело задрожало в его руках.

– Секс это еще не все.

– И это я слышу от почти девственницы. Секс объединяет в себе несколько вещей. Это способ снять напряжение, почувствовать близость с кем-то, когда рядом с тобой нет никого, кто был бы тебе по-настоящему близок. Еще это чудесный способ разрушить отношения и семейные связи, – добавил он с горечью.

– Ты говоришь, основываясь на собственном опыте?

– По большей части.

Высвободившись, Зара повернулась и прислонилась спиной к противоположному краю ванны.

– Мне интересно, Андрес, почему ты это сделал. Почему ты переспал с невестой Кайроса, когда мог выбрать себе любую другую женщину? – Она наклонила голову набок: – Ты ее любил?

– Нет, – ответил он. – Я ее не любил. Я ее даже толком не знал и не испытывал к ней особой симпатии.

– Тогда почему ты это сделал?

У Андреса сдавило горло. За последние пять лет он задавал себе этот вопрос много раз, но не мог найти на него ответ. Сейчас, когда его задала ему Зара, ответ почему-то нашелся сразу.

– Потому что был очень пьян. Наутро я даже не помнил, что произошло.

– Это не все.

Она права.

Андрес сглотнул и сделал глубокий вдох.

– Кайрос был единственным родственником, с которым я на тот момент еще не испортил отношения. После каждой своей проделки я ждал, когда он от меня отречется, но он этого не делал. Это ожидание было невыносимым. Над моей головой словно висел дамоклов меч, и я знал, что однажды он упадет, только не знал, когда именно. В конце концов я сам перерезал волосок, на котором он висел.

– Но… это тоже не сработало. Он не отрекся от тебя.

Горло Андреса сдавило еще сильнее. Кайрос доказал ему, что он сильнее своего младшего брата. Дал ему понять, что он, Андрес, слаб и ничтожен.

– Нет, не отрекся. Именно поэтому я должен сейчас ему подчиниться, сделать так, как он хочет. Доказать ему, что я способен на что-то хорошее.

Неожиданно Зара полностью ушла под воду. Затем она медленно вынырнула, подняла руки, стряхнула с лица капли воды и откинула назад волосы. Андрес увидел ее высокую упругую грудь с темными сосками. Не успел он ею налюбоваться, как Зара придвинулась к нему, погладила его по щеке, а затем прижалась губами к его губам.

– Близость с ней избавила тебя от чувства одиночества?

Ее темные глаза смотрели на него так, словно читали его сокровенные мысли.

– Нет, – ответил он. – После близости с Франческой я ничего не чувствовал.

– Ты говорил, что все дело было в контроле, но, может, была и другая причина? Может, в действительности ты оставил меня одну в коридоре, потому что ничего не чувствовал?

Как он мог ей сказать, что оставил ее, потому что, напротив, испытал сильные чувства? Потому что у него было ощущение, будто она разбередила застарелую рану в его душе.

– Нет, не поэтому.

– Я задаю тебе множество вопросов, потому что ты меня вынуждаешь. – Подняв бровь, она провела кончиками пальцев по его щеке и шее, затем прижала ладонь к его груди. – Если бы ты был со мной откровенным, все было бы гораздо проще. Там, где я выросла, все просто.

– Ты собирала ягоды, жила в норе и болтала с белками?

– Не говори глупости. – Наклонившись, она укусила его за плечо.

Он схватил ее пальцами за подбородок и заставил посмотреть ему в глаза.

– Когда я с тобой, я испытываю сильные чувства. Я ушел, потому что потерял над собой контроль. Этого не должно было произойти. Ты была девственницей и не могла знать, как далеко я способен зайти. Это было ошибкой с моей стороны.

– Я знаю. Я не столь наивна, как тебе кажется. Когда живешь в тесной общине, ты поневоле становишься свидетелем того, что происходит в жизни других людей, и принимаешь это.

– Быть свидетелем чувств других людей и самому испытывать эти чувства – две разные вещи.

– Перестань обращаться со мной как с ребенком. Я женщина. И хотя до сих пор у меня не было возможности принимать решения относительно моей жизни, у меня есть своя точка зрения на вещи.

– Я это знаю.

Она наклонила голову набок:

– Ты чувствуешь себя виноватым?

– Я только что тебе это сказал.

– Я имею в виду не ситуацию с Франческой, а нашу помолвку.

– Выбора нет, так что чувствовать себя виноватым не имеет смысла.

Не отводя взгляда, она опустила ладонь чуть ниже.

– У меня такое чувство, что внутри тебя не осталось места для чувства вины еще по одной причине.

Почему ему все время кажется, что эта женщина видит его насквозь?

– Сколько ты с меня возьмешь за этот сеанс?

– Что ты имеешь в виду?

– Ты прямо как психотерапевт. Они выслушивают человека и берут за это почасовую плату.

– По-моему, это пустая трата денег. Можно просто пойти в лес и покричать, пока не станет лучше.

– Ты до сих пор так делала?

– Да.

Андрес взял в ладони ее лицо:

– Что заставляет тебя кричать, Зара?

– В первый раз я это делала после смерти моих родных. – Она опустила взгляд. – Я забежала глубоко в лес, где меня никто не мог услышать. Когда я жила во дворце, я должна была вести себя так, как подобало принцессе. В лесу мне не нужно было быть принцессой. Там я могла покричать в одиночестве. Меня никто не слышал, а может, кто-то и слышал, но не пришел меня утешить.

– Ты почувствовала себя лучше?

– По крайней мере, мне стало легче дышать. – Она провела кончиком пальца по его мокрой груди. – Поэтому всякий раз, когда мне было трудно дышать, я шла в лес и кричала. Я много времени проводила одна и привыкла к этому. У одиночества есть свои плюсы.

Андрес вспомнил о том, как избавлялся от грусти и одиночества с помощью пьяных вечеринок и беспорядочных связей с женщинами. Во дворце, полном людей, кричать было нельзя, и он придумал для себя более приемлемые способы снятия напряжения.

– Может, однажды ты отведешь меня в свой лес и покажешь, как это делается? – спросил он.

– Тебе сейчас одиноко? – спросила она.

– Нет, – ответил он и понял, что это правда.

– Мне сейчас тоже не одиноко. – Она легонько коснулась губами его губ: – Можешь взять меня сейчас. Я готова.

Он не заслужил такого легкого прощения, но будь он проклят, если не примет ее предложения. Ему нужно снова ею овладеть. Нужно снова испытать щемящую боль, которая пришла на смену многолетнему чувству душевной пустоты.

Обхватив руками, он резко отклонил ее назад, так что ее волосы оказались в воде, и с них смылся шампунь. Затем он приподнял ее, и она крепко обвила руками его шею. Ее глаза призывно блестели.

Андрес знал, что не заслуживает ее, но накрыл ее губы своими. Он целовал столько женщин, что сбился со счета, но сейчас ощущения были другими. Совсем новыми. Зара была естественной и прямолинейной.

Крепко прижав Зару к себе, он поднялся вместе с ней, подхватил ее на руки, выбрался из ванны и направился в спальню. Они оба были мокрыми, но ему было все равно. Как и в первый день, он опустил ее на середину кровати, но на этот раз, вместо того чтобы сразу отвернуться, окинул взглядом ее фигуру. При виде ее полной груди и треугольника из темных волосков между бедрами его плоть вмиг затвердела.

Ощущения, которые пробуждала эта женщина, были такими необычными, такими сильными, что весь его богатый опыт забылся.

Зара смотрела него словно зачарованная.

– Я никогда прежде не видела обнаженного мужчину.

– Неужели? – удивился он.

– Я неправильно выразилась. Конечно, мне доводилось видеть переодевающихся мужчин и мужчин, купающихся нагишом в реке, но они… но они не были возбуждены, как ты сейчас.

– И как тебе нравится то, что ты видишь?

Ее щеки покраснели.

– Очень нравится.

– Рад это слышать, – рассмеялся Андрес, опустился рядом с ней, погладил ее по ноге и коснулся губами изгиба ее колена. Она задрожала, и он воспринял это как одобрение. Он плохо с ней поступил и должен загладить свою вину. Он был ее единственным любовником, и возможно, останется таковым, если покажет ей, на что способен.

Дело не только в желании угодить ей. Ему нужно удовлетворить голод, который мучит его с того момента, как он впервые ее увидел. Но он понял, как сильно ее хочет, только после того, что произошло сегодня в коридоре. После того, как он полностью потерял над собой контроль.

Взяв ее за бедра, он их приподнял, слегка раздвинул и приник губами к влажной складке между ними.

– Не нужно так делать, – простонала Зара, выгибаясь дугой.

– Еще как нужно, – ответил он. – И я собираюсь делать это до тех пор, пока ты не будешь кричать в моих объятиях. На этот раз не от одиночества, а от наслаждения.

Андрес ласкал ее губами и языком, пробовал ее на вкус, пока она не задрожала в его руках. Тогда он отстранился, но только для того, чтобы лечь поверх нее.

– Ты готова? – спросил он, надеясь, что ответ будет положительным, потому что он уже не мог сдерживаться.

– Я больше не могу, – пробормотала она.

– Можешь. Ты должна понять, что интимная близость – это одна из прекрасных составляющих жизни женщины.

Она покачала головой и зажмурилась:

– Я боюсь взорваться от напряжения.

– Со мной тебе ничто не угрожает. Я не допущу, чтобы с тобой что-то случилось.

Ее ресницы затрепетали, и глаза медленно открылись.

– Правда?

– Да, – ответил Андрес, мысленно поклявшись себе, что будет ее защищать и подарит ей такую жизнь, о какой она мечтает.

– Я верю тебе, – ответила Зара. Она смотрела на него глазами полными доверия, и в этот момент его охватило чувство, похожее на панику. Сколько времени прошло с тех пор, как ему в последний раз доверяли? Кайрос любит его, но определенно не доверяет ему. Потому что Андрес этого не заслужил.

А вот Зара ему, похоже, доверяет. Он этого также не заслуживает, но ему не хочется об этом думать. По крайней мере, не сейчас, когда он безумно желает слиться с ней воедино.

Тогда он вошел в нее стремительным рывком, и все его страхи и сомнения утонули в волнах удовольствия. Зарывшись лицом в шею Зары, он чувствовал ее каждой клеточкой своего тела. Чувствовал, как она принимает его, как дрожит в его объятиях. Он никогда ни с кем не испытывал подобной близости. Это было настоящим блаженством.

Когда все закончилось, Зара первая нарушила молчание.

– Ого, – произнесла она.

– Ты разочарована?

– Нет. Я просто… Я не знала… Я не знала, что это может быть так.

– Я тоже, – ответил Андрес.

Это была чистая правда. До сих пор секс был для него одним из способов отвлечься, снять напряжение. Близость с Зарой походила на великое таинство.

– Я распоряжусь, чтобы твои вещи вернули в мою спальню, – добавил он, понимая, что теперь больше нет причин для того, чтобы она спала в другой комнате. Они не предохранялись и, возможно, зачали ребенка.

Вместо того чтобы прийти в ужас, Андрес почувствовал удовлетворение. Если Зара забеременеет, она не сможет передумать насчет брака с ним.

– Ты хочешь, чтобы мы спали в одной комнате? – удивилась она.

– Ты все правильно поняла.

– Но ты же безжалостно вышвырнул меня из своей спальни!

– Теперь все изменилось. Я возвращаю тебя туда.

– Под изменениями ты имеешь в виду секс?

– Между мужчиной и женщиной помимо секса существует не так уж и много других вещей.

Зара нахмурилась:

– Это правда?

– Я исхожу из собственного опыта. Впрочем, секс у нас с тобой был отличный. Мне есть с чем сравнивать. Ничего подобного у меня раньше не было.

– Думаю, ты мне льстишь, но все равно спасибо, – ответила она, залезая под одеяло.

– Что ты делаешь? Прячешься от меня?

– Нет, я замерзла.

– А я все-таки думаю, что ты прячешься.

Отогнув края одеяла, Андрес забрался под него и устроился рядом с ней.

– Для меня все это в новинку, – сказала она.

– Я знаю. Но совсем скоро ты привыкнешь. Это будет повторяться многократно. Ты станешь моей женой и будешь спать в одной постели со мной.

– Если я стану твоей женой и буду делить с тобой постель, это будет означать, что ты не будешь делить постель с другими женщинами.

Это прозвучало не как вопрос, а как утверждение. Тон Зары был серьезным и решительным. Она бросала ему вызов, и он был готов его принять. Готов доказать всему миру и самому себе, что он способен себя контролировать.

– Да, – ответил он. – Клянусь.

Зара посмотрела на него. Выражение ее глаз было непроницаемым.

– В таком случае я согласна стать твоей женой. Мы можем начинать готовиться к свадьбе.

Глава 8

Проснувшись, Зара почувствовала себя как-то непривычно. Ей понадобилось несколько секунд, чтобы понять почему. Причина была в том, что постель рядом с ней была пустой и холодной. Было очевидно, что Андрес давно ушел.

Сев в постели, она прижала к груди одеяло, повернулась лицом к окошку и увидела солнце, стоящее высоко в ясном декабрьском небе. Выбравшись из-под одеяла, она встала с кровати и подошла ближе к окну. На улице все было покрыто белым снегом, который блестел на солнце подобно покрывалу, расшитому бриллиантами.

Зара понятия не имела, сколько было времени, но она подозревала, что провела в постели не менее двенадцати часов. Вчера они с Андресом покинули бальный зал. Сначала занимались сексом в коридоре, потом в ванной, затем перебрались в спальню. Она не знала, сколько продлился этот марафон страсти. Она лишь была уверена в том, что в какой-то момент согласилась стать женой Андреса.

Посмотрев на кольцо на левой руке, она застонала и плюхнулась на кровать. В этот момент дверь спальни распахнулась, и Зара быстро натянула на себя одеяло, чтобы прикрыть наготу.

– Вижу, ты проснулась, – сказал Андрес. – Это хорошо.

– Я еще не до конца проснулась, – пробормотала она.

– Нам нужно кое-куда съездить.

– Что? – Она приняла сидячее положение. – Почему ты ничего не сказал мне раньше?

– Потому что я узнал совсем недавно. И потому что ты спала. Наверное, мне следовало сразу тебе сказать, что обычно я не живу во дворце.

– Неужели? – удивилась Зара. Она думала, что Андрес по большей части живет здесь.

– У меня есть пентхаусы в нескольких крупных городах. Я стараюсь как можно меньше времени проводить под одной крышей со своим братом.

– Значит, мы не будем здесь жить?

– Нет. Если, конечно, для тебя это не принципиально.

Зара покачала головой:

– Нет. Какие города ты имеешь в виду?

– Париж, Нью-Йорк и Лондон.

– Здорово.

– Думаю, все три города тебе понравятся.

Зара была с ним согласна. Впервые мысль о предстоящем браке с Андресом доставила ей удовольствие.

– Вижу, ты довольна.

Его улыбка сказала Заре, что он этому рад. Она тоже обрадовалась тому, что ее мнение важно для него. Наверное, после секса люди пребывают в состоянии эйфории. Она впервые за всю свою жизнь испытывала нечто подобное.

– Я никогда нигде не была, – сказала она. – Мой приезд в Петрас – это мое первое путешествие за пределы Тиримии. Да и Петрас я толком не видела, потому что все это время находилась во дворце.

– Сегодня ты наконец из него выйдешь.

– Вижу, ты все распланировал. Я была бы тебе признательна, если бы впредь ты делился своими планами со мной. Куда мы идем?

– На рождественский спектакль.

Зара меньше всего ожидала услышать подобный ответ.

– Я этого не ожидала, – призналась она.

– Ученики местных школ устраивают представление. У Кайроса и Табисы есть более важные дела, так что идти на него придется нам с тобой. Кто-то из королевской семьи должен присутствовать на мероприятии.

– Значит, мы с тобой идем на рождественский спектакль, – произнесла Зара.

Она будущий член королевской семьи Петраса. При этой мысли ее сердце учащенно забилось.

– Да. Одежду для тебя уже выбрали и прислали.

– Если ты не будешь осмотрителен, я могу привыкнуть к тому, что ты все делаешь за меня. – Она глубоко вдохнула: – Так здорово, когда не нужно беспокоиться о мелочах.

– Я не беспокоюсь о твоих мелочах, равно как и о своих. Во дворце полно обслуживающего персонала.

– Это роскошь.

– Меня удивляет, что ты больше не шипишь и не пытаешься меня укусить. Мне следовало сразу тебя успокоить с помощью секса.

Зара почувствовала, как ее щеки вспыхнули. Причина этого была не в гневе, а в напоминании о том, что было между ними. Она перестала на него злиться. Неужели он действительно ее укротил?

– Я сопротивлялась тебе не без причины. Я бы не стала бороться лишь ради борьбы.

– Я знаю. Ты пыталась отстоять свою свободу.

На душе у Зары стало тепло и светло. Как же приятно быть… понятой! Она не помнила, когда в последний раз испытывала это чувство. Наверное, оно было для нее совсем новым.

Стук в дверь спальни прервал ее размышления.

– Кажется, принесли твою одежду. Я оставляю тебя наедине со стилистом.

– Но на мне нет ничего, кроме одеяла!

– Стилист пришел, чтобы тебя переодеть. Наверное, даже к лучшему, что на тебе ничего нет. Это сэкономит время. Я буду ждать тебя внизу.

– Хорошо.

Не сказав больше ни слова, Андрес открыл дверь и впустил в комнату женщину, в руках у которой был чехол с одеждой, а сам удалился.

Через час Зара при полном параде сидела в лимузине вместе с Андресом. Дороги были расчищены, но по обеим сторонам от них все было укутано снежным покрывалом. Сквозь него лишь кое-где проглядывали зеленые ветки сосен.

Ландшафт здесь был почти такой же, как в Тиримии. Что касается архитектуры, Заре не удалось ее рассмотреть в ту ночь, когда похитители везли ее во дворец, зато сейчас ей представилась отличная возможность. Средневековые церкви здесь контрастировали с современными высотками, здания георгианской эпохи – с яркими бутиками и кафе. На дорогах было полно автомобилей, по тротуарам взад-вперед сновали пешеходы, – в общем, жизнь била ключом.

Осознав, что Андрес молчит и наблюдает за ней, Зара смутилась.

– Что ты делаешь?

– Наблюдаю за тобой.

– Но я ничего не делаю.

– Это неправда. Ты смотришь на город. Должен сказать, у тебя это получается красиво.

Его комплимент доставил ей удовольствие.

– Раньше мне никогда не говорили, что я что-то делаю красиво.

– Ты красивая, потому все, что ты делаешь, получается красиво.

– Даже когда кусаюсь и пытаюсь глодать кости?

– Ты не глодала кости.

– Я бы делала это, если бы ты не выбросил мой обед в горшок с растением.

К ее удивлению, Андрес рассмеялся:

– Здорово я придумал, правда?

– Ты мне должен кусок цыпленка.

– Я буду иметь это в виду, – очаровательно улыбнулся он, и Зара увидела ямочку рядом с уголком его рта.

Ее удивило то, что она видела его обнаженным, а этой ямочки до сих пор не замечала. Интересно, сколько еще его секретов ей предстоит раскрыть за время их брака? Для этого ей придется научиться быть женой и принцессой.

В следующую секунду лимузин остановился рядом с большим зданием, украшенным резными орнаментами.

– Это самая старая церковь в Петрасе, – сказал Андрес, предвосхитив ее вопрос.

– Она очень красивая, – ответила Зара, когда шофер открыл ей дверцу.

Выбравшись из машины, Андрес помог выйти ей, взял ее под руку, и они пошли вверх по ступенькам к массивной двери, обрамленной каменными барельефами святых и ангелов.

Внутри здание оказалось еще более величественным. Через огромное витражное окно в помещение проникал свет, рисуя на полу разноцветные узоры. Перед сценой стояли ряды стульев. Алтарь обрамляли елки, украшенные белыми фонариками и красными гирляндами.

Сразу, как только они прибыли, толпа расступилась, пропустив их на почетные места в центре первого ряда. Зара чувствовала на себе любопытные взгляды. Ей было немного не по себе, но она смогла отвлечься, когда на сцену вышли дети разных возрастов со свечами в руках и начали петь. Их голоса заполнили не только пространство храма, но и пустоту в душе Зары.

В какой-то момент на ее глаза навернулись слезы, и она крепко вцепилась в руку Андреса.

В последний раз она плакала, когда потеряла родителей и брата. После этого в ее жизни тоже бывали тяжелые моменты, но она считала их недостойными слез. Сейчас она была готова расплакаться от красоты, которая была такой удивительной, словно пришла из другого мира.

Когда представление закончилось, Зара спросила Андреса:

– Мы можем подойти к детям и поблагодарить их за чудесное выступление?

– Если хочешь.

– Очень хочу.

Зара всегда любила детей. В общине они были единственными, кто не держался от нее на почтительном расстоянии из-за ее происхождения. Она часто гуляла с детьми по лесу и читала им сказки. Это та часть ее кочевой жизни, по которой она будет скучать больше всего.

Когда они подошли к детям, те оробели, что было неудивительно. Они не каждый день видят принца.

– Это было отличное выступление, – обратился к ним Андрес.

Дети опустили глаза и смущенно заулыбались.

– Спасибо, – ответили они нестройным хором.

Зара опустилась перед ними на корточки:

– Я получила большое удовольствие. Вы так красиво пели, что я чуть не заплакала.

– Разве так бывает? – спросил маленький мальчик с дыркой вместо двух передних зубов. – Плачут, когда больно или когда тебя кто-то обидел.

– Иногда люди плачут, когда испытывают такую большую радость, что ее трудно сдержать и она вытекает из глаз.

Мальчик рассмеялся:

– Ты смешная.

– Я знаю.

После этого Зара несколько минут болтала с детьми. Для нее это было просто. Дети не судят тебя так, как взрослые. С ними не нужно соблюдать светский этикет. Если ты добра к ним, они отвечают тебе симпатией.

Андрес положил руку ей на плечо, и она выпрямилась.

– Нам пора, – сказал он.

– Хорошо.

Когда они попрощались с детьми и повернулись, чтобы уйти, к ним подбежала одна из учительниц.

– Принц Андрес, я просто хотела поблагодарить вас за то, что вы пришли. – Она посмотрела на Зару. – А это, должно быть, принцесса Зара?

– Да, – ответил Андрес, обняв Зару за талию. – Это моя невеста.

– Вы хорошо ладите с детьми, принцесса, – сказала женщина.

– Я люблю детей, – ответила Зара.

– Если у вас возникнет желание, вы можете прийти к нам в школу в качестве волонтера. Мы будем рады любой помощи.

– С удовольствием, – улыбнулась ей Зара.

Когда в последний раз в ней кто-то нуждался? Когда кто-то считал, что она на что-то годна и может применить свои навыки с пользой для других?

До сих пор ее воспринимали только как принцессу. Сейчас к ней обратились как к человеку. Это было непривычно и очень приятно.

– Секретарь Зары свяжется с вами, – сказал Андрес.

– Меня зовут Джулия Шулер, – представилась женщина.

– Очень приятно, Джулия. Мне бы очень хотелось в чем-нибудь поучаствовать.

– Нам пора, дорогая.

Зара посмотрела на Андреса:

– Куда мы пойдем?

– В ресторан. Я хочу вернуть тебе долг.


Из окон ресторана, расположенного на вершине холма, весь город был как на ладони. Зара никогда раньше не бывала в ресторане. Во дворце она каждый день ела вкусные блюда, но в том, чтобы лакомиться деликатесами в компании Андреса у всех на виду, была особая прелесть. Возможно, потому, что ей было приятно осознавать, что люди видят ее рядом с Андресом. Возможно, потому, что она стала выглядеть как женщина, достойная быть его невестой. Но, скорее всего, так было потому, что это было ее первое свидание.

Ей было странно думать о том, что еще вчера она пыталась устроить скандал во время торжественного обеда во дворце. Ей казалось, что та бунтарка осталась в далеком прошлом. Сейчас она чувствовала себя совсем другой. Должно быть, ее изменила близость с Андресом.

Зара поднесла к губам бокал с вином и сделала глоток. Ее жизнь налаживается. Она сидит за столиком в ресторане с самым красивым мужчиной, которого когда-либо видела. С принцем, женой которого скоро станет. В новой одежде она выглядит так, как подобает выглядеть принцессе. У нее появилась возможность применить свои навыки с пользой для других.

– Ты не должна оказывать волонтерскую поддержку школам, если ты этого не хочешь, – сказал ей Андрес, потягивая вино.

– Но я хочу, – ответила Зара. – Хочу узнать, к чему у меня есть склонности и чем я могла бы заниматься. Я была младшим ребенком в семье. Если бы с моей семьей ничего не случилось и я бы осталась в Тиримии, я бы выбрала себе занятие по душе и работала. Вполне возможно, что я бы занималась благотворительностью, помогала нуждающимся. – Она улыбнулась: – Когда я жила в общине, мне нравилось общаться с детьми. Они искренние и непосредственные. Им наплевать на титулы. Я очень люблю детей.

– Это хорошо.

Зара наклонила голову набок:

– Почему ты так говоришь?

– Потому что у нас с тобой будут дети. Возможно, ты уже ждешь ребенка.

Ее сердце подпрыгнуло.

– О.

Андрес прав. Они не предохранялись, и она вполне могла забеременеть. До сих пор ей это даже в голову не приходило. Она ждала, когда ее охватит гнев или отчаяние, но этого не произошло. При мысли о ребенке Андреса у нее, напротив, потеплело на душе.

Они станут семьей. Она больше не будет одинокой.

У нее закружилась голова от радости.

– Надеюсь, ты не расстроилась, – сказал Андрес, вернув ее к реальности.

– Почему я должна расстроиться? Я… счастлива.

Ее ответ, похоже, шокировал его.

– Прости меня за мое удивление, принцесса, но еще вчера ты делала все для того, чтобы тебя вышвырнули из дворца.

Она пожала плечом:

– Обстоятельства меняются.

Лицо Андреса помрачнело, и он сделал еще глоток вина.

– Я согласен с тем, что обстоятельства могут меняться. Но люди редко меняются.

– Почему это так зловеще звучит?

– Это не должно казаться зловещим, потому что это реальность. То, что обстоятельства изменились, вовсе не значит, что я изменюсь. Я хочу, чтобы ты это поняла и не строила напрасных иллюзий.

– Потому что ты ужасный?

Она не назвала бы Андреса образцом добродетели, но он ей нравился. Что бы о нем ни говорили, у него были и стыд, и совесть. Поговорив с ним, Зара поняла, что под маской дерзкого легкомысленного плейбоя прячется несчастный мальчик, в которого никто не верил. Что его душу много лет терзает боль. Как же сильно человек должен себя ненавидеть, раз он пытается сделать так, чтобы все остальные его тоже возненавидели? Зара чувствовала, что таким образом он наказывает себя за уход матери.

– На свете довольно много людей, которые сказали бы тебе, что я такой.

– К счастью для тебя, я не вхожу в число этих людей. Думаю, ты вряд ли захотел бы иметь жену, которая тебя ненавидит.

Андрес цинично рассмеялся:

– Думаю, она в конце концов тоже меня возненавидит. Я не могу это утверждать, поскольку никогда прежде не был женат.

– Это неизбежно только в том случае, если ты заставишь ее тебя возненавидеть. Так что все будет зависеть только от тебя.

– И от тебя тоже, принцесса. – Его слова прозвучали неискренне.

– В таком случае я поставлю перед собой цель полюбить тебя.

– Это очень мило с твоей стороны.

В следующий момент официант принес заказ, который Андрес сделал заранее. На тарелках была курица, и это заставило Зару улыбнуться.

– Ты мне уже нравишься, – сказала она.

– Тебя очень легко купить.

– Помнится, ты получил меня в качестве подарка. – Отрезав кусочек курицы, Зара отправила его в рот и с задумчивым видом прожевала. – Так что я досталась тебе бесплатно.

– Да, моя маленькая корзина с фруктами.

– Если измерять меня по шкале корзин с фруктами, я большая.

– Да. Особенно если измерять тебя по шкале диких женщин.

– Я не доверяю критериям принцев-плейбоев, какими бы огромными они ни были.

Почувствовав, как ее щеки вспыхнули, Зара снова переключилась на еду.

– Ты попыталась сделать мне комплимент в завуалированном виде?

Его глаза озорно блестели, и она дала себе слово, что сделает все для того, чтобы почаще видеть его таким.

– Не знаю. Возможно. У меня нет опыта в таких делах.

– Позволь узнать, в каких делах у тебя есть опыт.

– Тебе уже известно, что я часто бродила по лесу одна. Сегодня ты увидел, что я хорошо лажу с детьми. Я знаю, что такое пережить тяжелую утрату. И со вчерашнего дня у меня есть опыт в плане секса.

Его глаза стали почти черными.

– Если измерять по моей шкале, это очень маленький опыт. Но я более чем готов его расширить.

– Я согласна.

Один уголок его рта поднялся в улыбке.

– Отныне я буду жить лишь ради твоего согласия.

– Признаюсь, Андрес, ты имеешь надо мной власть, но я не настолько наивна, чтобы думать, что я имею какую-то власть над тобой.

– Ты не любишь десерт?

– Я люблю сладкое. Почему ты решил, что нет?

– Потому что ты снова делаешь все для того, чтобы до десерта у нас дело не дошло.

– Правда?

К их столику подошел официант, и Андрес поднялся.

– Пришлите счет во дворец. Торт мы возьмем с собой.

– Мы уходим?

– Да. – Взяв ее за руку, он помог ей встать.

– Почему ты так торопишься?

– Потому что ты меня искушаешь, – ответил он, наклонившись к ней. – Я должен как можно скорее тобой овладеть.

По спине Зары пробежала дрожь.

– Должен мной овладеть?

– Ты нужна мне.

Сколько времени прошло с тех пор, когда в ней кто-то по-настоящему нуждался? В пустоте, которая много лет зияла в ее сердце, загорелся огонек. Она почувствовала острое желание прикоснуться к этому мужчине, стать с ним единым целым. Сделать все для того, чтобы он нуждался не только в ее теле, но и в ее любви.

Глава 9

Когда они сели в лимузин, они поехали не назад во дворец, а глубже в центр города.

– Куда мы едем? – спросила Зара.

– Неподалеку отсюда у меня есть пентхаус.

– Ты не упоминал о нем, когда говорил о других своих квартирах в крупных городах.

– Мне хотелось сохранить некоторую загадочность.

– Правда?

– Нет, я пошутил. Во мне нет ничего загадочного. Если ты попытаешься найти информацию обо мне в Интернете, ты узнаешь все, что хотела узнать.

Зара решила, что не станет этого делать. Ей не нужно знать мнение всего мира об Андресе. Главное для нее то, что она сама о нем думает. В любом случае она не умеет пользоваться компьютером.

Вскоре лимузин остановился у обочины перед красивым зданием, и Андрес помог Заре выбраться из салона.

– Пойдем, принцесса.

По какой-то причине сейчас это обращение прозвучало ласковее обычного.

Он положил руку ей на талию, и они вошли в роскошное фойе с величественными колоннами и мраморным полом.

– Здесь красиво, – сказала она, оглядываясь по сторонам.

Андрес схватил ее за руку и потащил в другой конец помещения, где находились лифты.

– Позже я тебе все здесь покажу. Прямо сейчас я хочу отвести тебя в свою спальню.

Он вызвал лифт и, когда двери открылись, затащил ее в кабину. Прислонившись к стенке, она положила ладонь на грудь, пытаясь восстановить дыхание и до конца осознать все, что произошло за последние сутки.

Андрес посмотрел на нее, слегка нахмурившись.

– Что?

Она пожала плечом:

– Я просто… Я не представляла себе, что могу этого захотеть.

Но она хотела, чтобы близость с ним была неотъемлемой частью ее жизни.

Хотела, чтобы он был частью ее жизни.

– Полагаю, все получилось иначе, чем мы оба себе это представляли.

– Для тебя тоже?

– Я никогда даже представить себе не мог, что жену мне выберет брат. Тем более я не думал, что это будет пленница, которую ему привезли в качестве подарка.

– Да, это действительно стало сюрпризом для нас обоих.

Когда Зара прокрутила в голове их короткий разговор, внутри у нее все упало. Она только что призналась Андресу, что хочет быть с ним. Он не сказал ей того же. Она чувствовала, что нужна ему в постели, но в остальном не была так уверена.

А остальное было не менее важно, чем интимная близость.

За время своего пребывания в Петрасе она узнала об отношениях с противоположным полом больше, чем за всю свою предыдущую жизнь. Она поняла, что быть одной проще, но быть с мужчиной намного приятнее. Что она хочет любить Андреса такого, какой он есть, но вместе с тем хочет, чтобы он выполнил тысячу маленьких условий, которые она не могла перечислить сразу, потому что они возникали лишь в ходе развития их отношений.

Лифт остановился на верхнем этаже, и Зара вышла из него вслед за Андресом и с учащенно бьющимся сердцем стала ждать, когда он отопрет дверь. Сделав это, он пропустил Зару вперед, и она оказалась в просторном помещении с открытой планировкой.

До этого момента она даже не подозревала, как плохо обстановка его спальни во дворце отражает его сущность. Должно быть, он ничего там не переделывал на свой вкус, потому что ночевал во дворце лишь по мере необходимости.

Дальняя стена пентхауса целиком состояла из стеклянных панелей, что давало отличную возможность любоваться панорамой города. Немногочисленные предметы мебели были черными с отделкой из матовой стали. Пол был выложен черной плиткой, которая так блестела, что Зара видела в ней свое отражение. Если Андрес захочет, он посмотрит на пол и увидит отражение того, что находится у нее под юбкой. Наверное, он выбрал такой пол именно по этой причине.

Что-то подсказывало Заре, что в этой холостяцкой берлоге успело побывать множество женщин.

– Что-то я не вижу восхищения на твоем лице, – сказал Андрес, пройдя глубже в комнату.

– Просто здесь все по-другому, нежели во дворце.

– Я вижу, как ты кривишь губы. Ты не одобряешь стиль моего жилища.

– Я просто думаю о напольной плитке.

– А что с ней не так? – спросил он, поставив коробку с тортом на столик у дивана.

– Ты выбрал такое блестящее покрытие специально для того, чтобы видеть, что находится у женщин под юбкой?

К ее большому удивлению, он рассмеялся:

– Нет, не поэтому, но мне нравится извращенный ход твоих мыслей.

– Я руководствуюсь лишь логикой. Ты более чем ясно дал мне понять, какая у тебя репутация.

– Какой интересный способ сказать, что я был с тобой честен.

По ее телу пробежала дрожь, и она обхватила себя руками.

– Ну раз ты так говоришь.

– Я бы не стал тебя обманывать. – Подойдя к ней, он погладил ее большим пальцем по щеке. – Ты слишком наивна, потому что те, кто тебя растил, ограждали тебя от опасностей внешнего мира.

– Ты все время это повторяешь. Да, я много лет прожила в изоляции от внешнего мира, но это не стерло из моей памяти произошедшую трагедию, не исцелило глубокие раны в моей душе. После утраты близких человек не может стать прежним. Да, в том, что касается человеческих отношений, я неопытна, но я видела, на какое зло способны люди. Я не наивна и нуждаюсь в твоей защите. Впрочем, то, что ты не хочешь меня обманывать, – это проявление благородства с твоей стороны.

– Думаю, ты первый человек, который когда-либо назвал меня благородным.

– Я рада, что хоть в чем-то стала для тебя первой, – ответила Зара и поцеловала его в губы.

– Ты, похоже, ревнивая.

Она нахмурилась:

– Возможно. Но с моей стороны вполне разумно с неодобрением относиться к тому, что у тебя были другие женщины.

– Конечно, разумно. Но что заставило тебя об этом думать?

– Нахождение в этом пентхаусе. Интерьер словно специально подобран для того, чтобы приводить сюда женщин и соблазнять их.

– Так и есть. Я не стану тебе лгать. – Почему-то Зару расстроил этот ответ. – Однако пентхаус новый, и у меня еще не было возможности кого-то здесь соблазнить.

– О.

– Мое признание тебя обрадовало?

Схватившись за его галстук, она потянула за него.

– Да.

– Ты меня удивляешь.

– Я сама себя удивляю. Но я ничего в своей жизни не хотела так сильно, чтобы заявлять о своих претензиях на это. Ты исключение.

– Мне обычно не нравится, когда женщина считает меня своей собственностью, но ты, наверное, тоже стала для меня исключением.

– Мне эти слова по душе.

– А мне, знаешь, что было бы по душе? Если бы ты сейчас сняла с себя платье.

– Я думала, что это ты у нас мастер соблазна. Почему я должна тебя соблазнять?

Андрес ловко развязал узел галстука, бросил его на пол и расстегнул две верхние пуговицы на рубашке.

– Помнится, я уже соблазнил тебя, Зара.

Улыбнувшись, она завела руку себе за спину и потянула вниз замочек молнии.

– Ты намекаешь на то, что я тебя еще не соблазнила? Вообще-то это ты захотел меня так сильно, что поспешил приехать сюда. Ведь от ресторана досюда гораздо ближе, чем до дворца. – Она бросила взгляд на внушительный бугорок под молнией его брюк. – О да. Совершенно очевидно, что я тебя уже соблазнила. Ты сам говорил, что соблазнил много женщин. Я хочу, чтобы ты сделал со мной то же, что и с ними.

– Я помыл тебе голову. Разве этого недостаточно?

– Оказалось, что я ненасытная. Я требую большего.

Зара подвигала плечами, и ее шелковое платье упало на пол. На ней остался только бюстгальтер, крошечные шелковые трусики и ярко-красные туфли на высоком каблуке, но она не испытывала смущения. Напротив, она чувствовала свою власть над Андресом, поскольку видела, как потемнели его глаза. Она знала, что он ее хочет, и на данный момент ей было этого достаточно.

Сняв пиджак, Андрес бросил его на стул, затем расстегнул манжеты рубашки.

– Я вижу. И что мне понадобится сделать для того, чтобы тебя соблазнить?

– Снимай рубашку. Медленно.

Ничего не сказав, он подчинился, обнажая дюйм за дюймом свой загорелый мускулистый торс. Заре пришлось закусить губу, чтобы сдержать восторженный стон. Правда состояла в том, что он уже давно ее соблазнил, и ему не было необходимости делать это снова. Она просто хотела, чтобы он это сделал. Просто хотела получить удовольствие.

Когда его рубашка присоединилась к пиджаку, у Зары пересохло во рту.

– Теперь брюки, – скомандовала она.

Подняв темную бровь, Андрес взялся за пряжку ремня и начал его расстегивать. Она наблюдала за ним словно завороженная. В этом мужчине все было сексуально. Она не могла дождаться, когда увидит его полностью обнаженным.

– Тебе не терпится?

– С чего ты взял?

– Ты уверена, что я уже тебя не соблазнил?

– Продолжай пытаться.

Снова улыбнувшись, Андрес расстегнул брюки и стянул их вместе с трусами. Затем он выпрямился, и она увидела, как сильно он возбужден.

– Сядь, – сказала она.

Он вопросительно посмотрел на нее.

– Не спорь со мной, – произнесла она тоном не терпящим возражений.

Андрес сделал несколько шагов назад и, опустившись на диван, принял непринужденную позу. Он был похож на римского императора, ждущего подношений.

Зара медленно направилась к нему, покачивая бедрами. Андрес прожигал ее взглядом.

Остановившись перед ним, она позволила себе несколько секунд постоять и полюбоваться его мужественной красотой. Затем она медленно опустилась на колени, положила руки ему на бедра и склонилась над его восставшей плотью. Андрес уже дарил ей самую интимную из всех ласк. Почему она не может сделать то же самое для него?

Ее сердце учащенно билось. Ее затвердевшие соски жаждали его прикосновений, но ей придется подождать. Придется быть терпеливой. Андрес сделал то, о чем она просила, и теперь ей нужно его за это отблагодарить.

Зара не знала с чего начать, поэтому просто подчинилась своему внутреннему чутью. Наклонив голову, она провела кончиком языка вдоль символа его мужского естества. Неожиданно Андрес схватил ее за волосы, и ей пришлось остановиться.

– Зара, – хрипло произнес он.

– Я что-то сделала не так?

Его хватка была достаточно сильной, и она не могла отстраниться и посмотреть на его лицо. Наверное, так даже лучше. Возможно, он смеется над ее неопытностью.

– Вовсе нет. Но ты не должна…

– Я хочу.

Застонав, Андрес ослабил хватку. Тогда она снова опустила голову и повторила ласку. Его приглушенный стон придал ей смелости. Обхватив пальцами его плоть, Зара накрыла ее ртом и начала посасывать. Дыхание Андреса стало учащенным и поверхностным, его бедра задрожали. Она чувствовала, что все его тело напряжено. Что его плоть пульсирует у нее во рту.

Его напряжение быстро передалось и ей. В глубине ее женского естества все затрепетало, словно ее тело требовало награды за эту ласку.

Понимая, что сопротивляться зову плоти бесполезно, Зара отстранилась, выпрямилась и быстро избавилась от остатков одежды. Туфли она не стала снимать, решив, что это придаст близости новизну.

Затем она снова склонилась над Андресом, схватилась руками за спинку дивана и поочередно поставила колени на диван, так что его бедра оказались между ее ногами.

Издав низкий гортанный звук, Андрес обхватил одной рукой ее за талию, другую запустил ей в волосы, притянул ее голову к себе и жадно впился губами в ее губы. Его рука заскользила вниз по ее спине, быстро оказалась между ее бедер и нашла заветное местечко. По телу Зары прокатилась волна желания, и она почувствовала слабость в ногах.

Когда Андрес, погрузив палец глубже, легонько прикусил ее сосок, она оказалась на вершине наслаждения, и окружающий мир взорвался фейерверком искр.

Ей было интересно, где он научился всему этому, но она боялась, что ей не понравится его ответ. В любом случае она в данную минуту не могла произнести ни слова.

– Сейчас, принцесса. – Убрав палец, он опустил ее бедра и направил свою огромную плоть в ее влажную пустоту.

Закрыв глаза, Зара начала медленно опускаться, принимая его. В какой-то момент она остановилась и, открыв глаза, встретилась взглядом с Андресом и почувствовала связь с ним.

В последний раз она чувствовала себя дома много лет назад во дворце в Тиримии, но после того, что произошло с ее родными, не могла думать об этом месте без печали и страха. Лагерь в лесу никогда не был ее домом. Раз и его люди обеспечивали ее всем необходимым, защищали ее, но они не были ее семьей.

Сейчас она вдруг почувствовала себя дома. Дело было не в Петрасе, не в королевском дворце и определенно не в этом пентхаусе. Дело было в Андресе.

Дом – это то место, куда тебе всегда хочется возвращаться. Она хочет провести остаток жизни с Андресом, и это значит, что ее дом там, где он. Где бы ни жил Андрес, во дворце или шалаше, это место будет ее домом.

– Я… О, Андрес…

Переполненная эмоциями, она не смогла найти подходящие слова, чтобы их выразить.

– Да, принцесса, – прошептал Андрес и задвигался под ней.

Мгновение спустя она закачалась, затем замедлилась и приподнялась, дразня его. Промедление было для нее пыткой, но в то же время ей не хотелось, чтобы эта близость заканчивалась.

Она продолжила покачиваться, и Андрес, громко застонав, крепко вцепился в ее бедра. Возможно, на ее коже останутся отметины, но ей было все равно. Также ей было безразлично, что его щетина царапала кожу на ее лице. Ей нравилось, что Андрес так сильно ее хотел, и он нуждался в ней не меньше, чем она в нем.

У него было много женщин, но она почему-то была уверена, что ни с одной из них ему не было так хорошо, как с ней.

По ее жилам растекались потоки расплавленного огня, ее внутренние мышцы были так напряжены, что она едва могла дышать. Доведенная до исступления, она запрокинула голову и закрыла глаза. В следующую секунду Андрес сделал последний рывок, и внутри у нее словно лопнула пружина. Ее тело затряслось, затем ей стало легко, словно она совершила свободное падение. Потеряв над собой контроль, она закричала, но не от горя и одиночества, как в те дни, когда бродила одна по лесу. Это был крик радости. Она почувствовала себя свободной от страхов, боли и одиночества. Когда Андрес задрожал в экстазе и извергся в нее, ее радость только усилилась.

После долгих лет скитаний принцесса Зара наконец обрела свой дом.

Глава 10

– Андрес, где ты был последние несколько дней? Ты исчез во время моей речи. Не думай, что я этого не заметил.

Услышав у себя за спиной голос старшего брата, Андрес остановился посреди коридора, закрыл глаза и стиснул зубы.

– Я был в Вегасе. Проигрывал королевские регалии. Я расплатился обручальным кольцом нашей матери за услуги проститутки. Не беспокойся, она была очень умелой.

– Ты не мог этого сделать, потому что кольцо нашей матери носит моя жена. Если бы не это, я бы тебе поверил. Все эти вещи вполне в твоем духе.

– Я был в своей городской квартире с Зарой. Думаешь, она все это время сидела в уголке и вышивала крестиком?

– Я почти не видел ее с тех пор, как отдал ее тебе на попечение.

– Как удобно для тебя. Ты сбагрил мне женщину и потребовал, чтобы я ее укротил.

– И как все прошло?

Андрес подумал о нескольких днях, которые провел с Зарой в своем пентхаусе. Они съели торт, который принесли из ресторана. Ему доставило удовольствие слизывать шоколадный крем с обнаженной груди Зары. Большую часть времени они были обнажены. Так было гораздо удобнее. Андрес одевался лишь для того, чтобы встретить курьера, который привозил заказанную ими по телефону еду.

Они с Зарой занимались любовью на кровати, на кухонной стойке, в душе…

Андрес никогда так сильно не желал ни одну женщину. Было очевидно, что Заре тоже с ним хорошо. Часть его хотела уцепиться за эти отношения и заполнить ими пустоту, которая много лет была в его душе.

Но Зара не знала, что он за человек. Не знала, что его мать бросила семью из-за него, и что отец поставил на нем крест. Не знала, что он менял женщин как перчатки, потому что панически боялся одиночества.

– Все прошло хорошо, – сказал он, повернувшись лицом к Кайросу. – Как видишь, я все еще жив.

– Она твоя будущая жена. Ты можешь о ней говорить не как о диком животном?

– Могу, но так гораздо веселее.

– Сегодня уже сочельник. Ты можешь быть абсолютно уверен в том, что вы с Зарой будете прилично себя вести во время сегодняшнего бала, на котором мы объявим о вашей помолвке?

– Уверяю тебя, что мы с Зарой научились ладить друг с другом, – ответил Андрес с улыбкой.

Брови Кайроса взметнулись.

– Правда?

– Да.

Чем сильнее он привязывался к Заре, тем сильнее становилось чувство тревоги. Это было странно. Ему следовало радоваться, что он больше не одинок, но у него было такое ощущение, будто его удерживают под водой. Будто он тянет Зару вместе с собой на дно. С каждым днем ему все больше хотелось отпустить ее и сбежать, чтобы снова наказывать себя одиночеством. Это было лучше, чем все время нуждаться в ней и бояться ее подвести.

– Только не говори мне, пожалуйста, что ты у нее на глазах развлекался с другими женщинами.

– Нет, я не настолько жесток. Все это время я был только с Зарой. Спал только с ней. Я знаю, это звучит шокирующе. Наверное, я должен радоваться тому, что ты женат и верен Табисе. Иначе у тебя была бы отличная возможность мне отомстить.

Андрес вдруг понял, что убил бы своего брата, если бы тот попытался соблазнить Зару. Не только своего брата – любого мужчину. Что с ним творится? Он разрывается на две части. Одна часть хочет быть с Зарой, другая – отпустить ее. И, что самое ужасное, он не может решиться ни на то ни на другое.

– Да, но я не стал бы этого делать. Что бы ты там ни думал, я уже на тебя не злюсь.

– Правда? – спросил Андрес, не поверив ему.

– Ну разве что совсем немного. Конечно, я не могу спокойно думать о том, что произошло пять лет назад. Разве это возможно? Впрочем, будь я безумно счастлив в браке, я бы, наверное, выбросил ту историю из головы.

– Все елки в бальном зале уже наряжены, – произнесла вышедшая из-за угла Табиса. По ее спокойному тону было невозможно понять, слышала она последние слова Кайроса или нет, но блеск ее голубых глаз выдавал ее волнение.

Андрес не понимал, чем Кайроса не устраивает такая жена, как Табиса. Она спокойна и послушна, в отличие от Зары, которая может быть упрямой, несговорчивой и даже надменной. Но буйный нрав – это то, что привлекло его в Заре. Возможно, Кайросу не интересны спокойные, выдержанные женщины. Возможно, ему нужна страстная, импульсивная женщина вроде Франчески. Если так, то Табисе не позавидуешь. Она словно изящная фарфоровая статуэтка, которая стоит на верхней полке и до которой страшно дотронуться. Внешне она выглядит невозмутимой, но определенно переживает из-за своего неудачного брака с Кайросом.

– Спасибо, – напряженно ответил Кайрос. – Через несколько минут я приду и посмотрю. Нам с Андресом нужно договорить.

– В таком случае не буду вам мешать, – произнесла Табиса с натянутой улыбкой и пошла назад в зал.

– Что ты хотел мне сказать? – спросил Андрес.

– Только то, что я ничего против тебя не замышляю и не собираюсь. Если ты приложишь усилия, у вас с Зарой все получится. Особенно если вас влечет друг к другу физически. Сделай это. И постарайся ничего не испортить.

– Я не ребенок, Кайрос.

– Ты не был ребенком и когда переспал с моей невестой.

– Это правда.

– Хоть раз в жизни послушай кого-нибудь.

Он прежде слушал, но толку от этого было мало.

– Она хорошая женщина, – продолжил Кайрос. – Сильная. Из нее получится замечательная принцесса. И замечательная жена.

Андрес не собирался с этим спорить. Более того, он хотел быть с Зарой. Несколько дней, проведенных с ней в пентхаусе, были самыми счастливыми в его жизни. Он никогда не чувствовал такой близости ни с кем. Ему понравилось заботиться о Заре. Делать ей приятное. Это было для него в новинку. Ему впервые захотелось не только брать все, что можно, но и давать.

Это желание было таким сильным, что оно полностью завладело всем его существом. Оно напомнило ему обо всех случаях, когда он чего-то хотел, но, вместо того чтобы добиться своей цели, все портил.

И с Зарой у него тоже ничего не получится.

Андрес прогнал эту мысль. У него нет другого выбора, кроме как преуспеть. Но это вовсе не значит, что он должен подчиниться чувству, которое его переполняет.

Они смогут построить прочные отношения. Они смогут стать партнерами. Крепкие чувства не обязательны.

Сегодня после бала он скажет ей, какими могут быть их отношения. Объяснит ей, что крепкий брак можно построить и без глубоких чувств.

Он вполне способен принимать решения, брать на себя ответственность, но вот в плане чувств он ненадежен. Ведь чувства – это нечто сильное, но нестабильное.

Глубоко вдохнув, он посмотрел на Кайроса:

– Мне нужно идти. Моя невеста ждет меня.

– Если вы исчезнете во время моей сегодняшней речи, я буду тобой недоволен.

– В таком случае сделай свою речь интересной.


Сегодня на ней было пышное розовое платье. То самое, которое она недавно примеряла. Ее гладкие темные волосы были уложены в узел. Голову украшала тиара.

Все это было для нее новым и в то же время знакомым. Ее родители когда-то устраивали балы во дворце в Тиримии, на которых было много дам в роскошных платьях. После государственного переворота ее жизнь была далека от королевской.

На балу она будет не просто гостьей. Сегодня король Кайрос объявит о том, что она станет женой принца Андреса сразу после завтрашней праздничной службы в старой церкви.

Ее великолепный свадебный наряд был уже готов. Зара не могла поверить в то, что такую красоту можно создать всего за несколько дней. Платье из кружева ручной работы было расшито мелкими бусинками, которые блестели подобно кристаллам снега, который лежал в Петрасе повсюду.

Зара надеялась, что оба платья понравятся Андресу. Она хотела быть красивой для него. За несколько дней, проведенных наедине с ним в пентхаусе, она поняла, что любит его и хочет прожить с ним остаток жизни. Что эти отношения – то, что ей нужно. Андрес ее первая любовь. Ее первая настоящая привязанность за долгое время.

– Ты готова?

Повернувшись, она увидела Андреса, стоящего у нее за спиной. В черном смокинге и белой рубашке с бабочкой он выглядел на все сто. Он был чисто выбрит и аккуратно причесан, но от этого не стал менее сексуальным.

Этот неотразимый мужчина станет ее мужем. От этой мысли у нее закружилась голова. Она никогда не чувствовала себя такой счастливой.

– Да.

– На балу будет много народу. На завтрашней службе еще больше. Надеюсь, ты чувствуешь себя готовой к обоим мероприятиям.

– Я не знаю, можно ли быть готовой к таким масштабным мероприятиям. Но я обещаю, что не буду вести себя как испуганное животное.

– Звучит обнадеживающе. – Наклонившись, он поцеловал ее в губы. – Нам придется танцевать.

– Я готова, если ты готов.

– Я всегда готов, – улыбнулся он.

Опустив руку, она схватилась за его мужское достоинство:

– Я знаю.

Андрес издал низкий, гортанный звук.

– Прошу, не сейчас. Мы должны идти. Кайрос заметит, если мы опоздаем.

– Короля расстраивать не следует. Особенно если это твой будущий деверь.

– Это здравая мысль. – Поцеловав ее в щеку, он взял ее под руку и повел к двери. – Но я предпочел бы остаться здесь.

– Бедный Андрес. Его заставили хорошо себя вести.

– Посмотрим, сколько это продлится.

В его тоне не было привычного веселья. Она услышала в нем что-то другое, чему не смогла подобрать название.

– Не беспокойся, я не стану обгладывать куриные кости.

Он улыбнулся, и она подумала, что его странный тон был лишь плодом ее воображения.

– Если ты начнешь это делать, я выброшу твой ужин под елку.

Зара рассмеялась, и они вместе пошли в бальный зал. Обстановка дворца полностью изменилась. Двери и перила были украшены ветками падуба. Горящие повсюду белые лампочки придавали всему волшебное сияние.

В общине не было принято праздновать Рождество, так что в последний раз Зара отмечала его в далеком детстве. Ее воспоминания о чудесном празднике были смутными, но сейчас при виде всей этой красоты они вдруг стали отчетливыми.

– Это просто сказка, – произнесла она и, посмотрев на Андреса, обнаружила, что он сдерживает смех.

– Я рад, что тебе нравится.

– Это мой первый рождественский бал. Мои родители устраивали балы в сочельник, но я на них не присутствовала, потому что была маленькой.

– Но сейчас ты уже взрослая. Пойдем в зал.

Когда они туда вошли, Зара не смогла сдержать восторженный возглас. Зал был очень красив. Круглый танцпол обрамляли наряженные елки, между которыми стояли столики. Гирлянд из белых лампочек было так много, что у нее возникло такое чувство, будто зал окутала волшебная светящаяся паутина.

– Здесь очень красиво, – улыбнулась она Андресу. – Я знаю, это звучит слишком банально, но не могу подобрать подходящих слов, чтобы выразить свое восхищение всем этим.

– Я тебя понимаю. С такой же проблемой сталкиваюсь я, когда пытаюсь сделать тебе комплимент.

Его взгляд был искренним и серьезным, и ее пульс участился.

Возможно, он тоже ее любит, раз говорит такое.

Пробираясь сквозь толпу, Андрес обменивался приветствиями с многочисленными гостями. Те поздравляли их с предстоящей свадьбой. Хотя они еще официально не объявляли о помолвке, о ней, похоже, было уже всем известно. Разумеется, люди не знали об обстоятельствах, которые вынудили их стать женихом и невестой. Теперь, когда их с Андресом отношения были настоящими, это уже не имело значения.

– Пойдем сядем? – спросил Андрес.

Она кивнула, и он подвел ее к столику в дальнем конце зала, откуда можно было наблюдать за всем, что происходило в зале. За столиком уже сидели Кайрос с Табисой и еще несколько человек.

– Дипломаты. Политики, – тихо сказал Андрес Заре. – Тоска зеленая.

– Думаю, мы справимся.

– Отныне мероприятия с участием подобных людей станут частью твоей жизни.

– Поскольку на этих мероприятиях рядом со мной будешь ты, остальное не будет иметь для меня значения.

Отстранившись, он нахмурился:

– На твоем месте я бы не стал считать меня одной из привилегий, которые ты получишь вместе с новой жизнью, принцесса.

– Я провела с тобой довольно много времени и могу утверждать, что у тебя много достоинств.

– Ты, наверное, имеешь в виду, что я хорош в постели. Уверяю тебя, мои человеческие качества оставляют желать лучшего.

Зара тоже нахмурилась:

– Я пока не замечала ничего подобного.

Ничего не сказав на это, он пошел к столу. Раздраженная, она последовала за ним. Она давно не видела его в таком настроении.

Зара заняла место между Андресом и Табисой. Королева сидела молча и не смотрела на мужа. Зара подумала, что ее саму, возможно, ждет такая же судьба. Отношения между Кайросом и Табисой были натянутыми. Зара в этом убедилась во время прошлого приема. Проведя несколько чудесных дней с Андресом в пентхаусе, она решила, что у них все будет по-другому, но сейчас была уже не так в этом уверена.

Как и все остальное на этом балу, еда была великолепная. Наслаждаясь деликатесами, Зара главным образом слушала разговоры людей на темы, в которых совсем не разбиралась. В какой-то момент ей стало скучно, и она обратилась к Табисе:

– Вы получаете удовольствие от ужина?

Наверное, с ее стороны было глупо задать этот вопрос королеве, которая сама составляла меню. Но в общине у нее не было настоящих подруг, так что опыта общения с женщинами у нее было мало. Зара поняла, что хочет подружиться с Табисой. Благодаря ее браку с Андресом это станет возможно.

– Да, – невозмутимо ответила Табиса.

– Все просто замечательно. – Зара знала, что продолжает говорить очевидные вещи, но она не знала, как еще можно завести разговор с незнакомой женщиной, тем более с королевой. – Я давно не праздновала Рождество и не видела украшений. Такой красоты, как здесь, я вообще никогда не видела. Я люблю Рождество.

Табиса наклонила голову набок:

– Правда?

– Да. Разве не все его любят?

– Признаюсь, перед Рождеством и во время самого праздника я испытываю некоторое напряжение. – Табиса украдкой взглянула на Кайроса: – Нужно много планировать. Много улыбаться.

– Я могу себе это представить, хотя обычно люди не обращают на меня особого внимания.

– Вас это не обескураживает?

– Когда он со мной, нет, – ответила Зара и почувствовала, как ее щеки вспыхнули от смущения.

Табиса подняла брови:

– Андрес?

– Да. Он в любой ситуации чувствует себя непринужденно. Мне легко рядом с ним.

– Значит, у вас все складывается хорошо?

В голосе королевы было напряжение, или ей это послышалось?

Зара неловко поерзала на стуле:

– Андрес очень добр ко мне. Он обо мне заботится.

– Ясно, – отрезала Табиса.

В этот момент Андрес придвинулся к Заре и прошептал ей на ухо:

– Принцесса, кажется, танцпол начинает заполняться. Не желаешь со мной потанцевать?

– С удовольствием, – ответила Зара, испытывая облегчение оттого, что ей представилась возможность уйти. Она что-то не то сказала Табисе. Впрочем, ей не следует удивляться. Она никогда прежде не принимала участия в светской беседе. Ей казалось, что у нее все получится, потому что она наслаждалась тем, что происходило вокруг нее. Потому что она была счастлива. Разумеется, у Табисы есть друзья. То, что Зара хочет с ней подружиться, вовсе не означает, что это желание взаимно.

Андрес взял ее за руку, и они пошли на танцпол. Когда они оказались в центре площадки, Андрес обнял ее одной рукой за талию, а она положила голову ему на грудь, и они плавно закачались под музыку.

– Что случилось?

Она подняла голову и посмотрела на него:

– Думаю, я сказала что-то не то Табисе.

– С ней довольно трудно установить контакт. Она замкнутая.

– Возможно, но на этот раз ее замкнутость была ни при чем. Думаю, она расстроена тем, что наши с тобой отношения так хорошо складываются.

Андрес нахмурился, и внутри у нее все сжалось. Похоже, она снова сказала глупость. Что, если Андрес не считает, что их отношения складываются хорошо?

Раньше она никогда не испытывала неуверенности ни в своих словах, ни в поступках. В общине она чувствовала себя одинокой, но точно знала, что все к ней хорошо относятся. Что с ней никто не сближался из-за ее королевского происхождения, а не из-за ее человеческих качеств. Люди в общине говорили то, что думали. Она не помнила такого, чтобы кто-то говорил одно, а его глаза выражали другое. Если кто-то испытывал какие-то чувства, то не сдерживал их.

– Думаю, что у них с Кайросом сейчас не все гладко, и она переживает из-за этого.

Услышав это, Зара почувствовала огромное облегчение. До этого момента она даже не подозревала, что в глубине души переживала из-за того, что между Андресом и Табисой что-то могло быть.

Здесь, в этом новом для нее мире, все скрывали свои чувства. Она не понимала этого. Не понимала, как близкие люди могут так холодно друг к другу относиться. Она любит Андреса, и ради него ей придется привыкнуть к этому жизненному укладу. Она обладает необходимой силой. Боль утраты и суровые условия, в которых она жила много лет, закалили ее.

Она прибегнет к этой силе, когда это понадобится. Сейчас, когда рядом с ней Андрес, не нужно быть сильной. В его объятиях она чувствует себя защищенной. Для нее это совершенно новое чувство. До сих пор она полагалась только на себя. Вдвоем они будут намного сильнее. Вместе они выдержат любые испытания. Ведь они единое целое. Одна семья.

Эта мысль так ее взволновала, что она больше не смогла сдерживать свои эмоции.

– Андрес… Мне нужно кое-что тебе сказать.

– Ты хочешь признаться, что тебе не понравилась какая-то еда и ты выбросила ее под елку?

– Нет, – ответила Зара, прижавшись лбом к его плечу. – Мне просто очень нужно сказать тебе, что я не могу дождаться, когда мы с тобой поженимся.

Она почувствовала, как Андрес напрягся.

– Это хорошо, – сказал он, – но в то же время это не имеет значения. Ты в любом случае стала бы завтра моей женой.

– Да, но я подумала, что тебе следует узнать, что я хочу стать твоей женой. Я счастлива здесь с тобой и хочу быть частью твоей семьи. Хочу быть матерью твоих детей. Хочу быть с тобой.

Он еще больше напрягся и слегка отодвинул ее от себя:

– Что послужило причиной всего этого?

Его тон был сухим, взгляд – настороженным.

– За те несколько дней, что мы провели вместе в твоем пентхаусе, многое изменилось. Уверена, что ты тоже это понял.

– Да, у нас был неплохой секс. Мы подходим друг другу в этом плане.

– Нас связывает нечто большее.

– Правда? Возможно, ты видишь в этом нечто большее, я – нет. У меня было множество любовниц, и я бы оценил нашу физическую близость как нечто среднее.

С его тоном было что-то не так. Он вообще сейчас был сам на себя не похож. Его слова показались ей глупой шуткой. Она знала Андреса, видела, как блестели его глаза, когда он получал удовольствие от чего-то. Знала, когда он улыбается искренне, а когда притворно. Сейчас он притворялся – Зара была уверена в этом. Он пытался ее расстроить, и она не могла понять почему.

– Нас с тобой связывает не только секс, – продолжила настаивать на своем она. – Я это знаю.

Его губы изогнулись в усмешке.

– Как девственница может разбираться в таких вещах?

– Я уже не девственница. Ты сам мне это сказал.

Он цинично рассмеялся, и от этого неприятного звука у нее сдавило грудь.

– Да, я это действительно сказал, но в том, что касается чувств, ты намного ближе к девственнице, чем к опытной женщине.

– Почему ты так жесток ко мне?

– Потому что я такой на самом деле. Я был с тобой честен с самого начала. Ты знаешь, на что я способен. Знаешь, что я переспал с невестой своего брата. Что я должен жениться на женщине, которую едва знаю и которую сам ни за что бы не выбрал, чтобы загладить свою вину перед ним.

– Впечатляет.

– Ты видишь, какие натянутые отношения у Кайроса и Табисы? Это тоже моя вина. Им вообще не следовало жениться. Они совсем друг другу не подходят. Но я разрушил отношения Кайроса и Франчески, и ты сейчас здесь со мной из-за этого.

– Но мне здесь хорошо. Я счастлива с тобой. Я люблю тебя, Андрес.

Принимая во внимание то, что он ей наговорил, она не знала, что заставило ее сделать это признание, но не могла больше сдерживать свои чувства.

Верит ли Андрес в то, что кто-то может его любить? Она в этом сомневалась. Вдруг до нее дошло, что Андрес ненавидит самого себя. Что именно поэтому он постоянно пытается убедить ее в том, что он плохой.

Он не может любить себя, поэтому она будет его любить за них двоих. Ведь этот мужчина – ее судьба.

– Я люблю тебя, – повторила она, не дождавшись его реакции.

– Нет.

– Что?

– Ты опять сомневаешься во всем, что я говорю. По-моему, я вполне ясно выразился. Ты не можешь меня любить.

– Могу. Я действительно люблю тебя. Ты не можешь решать за меня.

– Это невозможно. Наверное, у тебя что-то вроде стокгольмского синдрома. Или, может, синдрома корзины с фруктами? Ты не можешь меня любить. Ты вынуждена быть здесь со мной. Тебя заставляют выйти за меня замуж.

– Ты определенно не заставлял меня ложиться с тобой в постель.

– Я еще раз повторяю, принцесса. Это секс. Он не имеет никого отношения к любви.

– Для меня имеет.

– Почему? – произнес он с нескрываемым раздражением. – Почему ты меня любишь?

Зара глубоко вдохнула. Она чувствовала, что это важно. Что от ее ответа многое зависит.

– Я рассказывала тебе о своем детстве. О том, как я, будучи маленькой девочкой, потеряла родителей и брата. Я боялась, что умру от горя и одиночества. Вокруг меня было много людей, но ко мне никто не прикасался. Никто меня не любил. За эти пятнадцать лет я истосковалась по любви. И вот наконец в моей жизни появился ты. Мне хорошо с тобой в постели, но физическое влечение – это далеко не все, что я к тебе испытываю. Мы с тобой похожи. Мы словно две половинки одного целого. Мое сердце узнало тебя, Андрес. Ты моя судьба.

Он презрительно фыркнул:

– Мы совсем не похожи. Ты наивная девочка, которая прожила много лет в изоляции от внешнего мира. Я самый опасный мужчина, с которым ты когда-либо могла столкнуться на своем жизненном пути. Я коварный соблазнитель, которым матери пугают своих дочерей и которого проклинают обманутые мужья. Я безжалостен и циничен. Я само воплощение порока. Чем мы, по-твоему, с тобой похожи?

– Мы оба одиноки.

Андрес перестал двигаться. Музыка продолжала играть, а они застыли как вкопанные посреди танцпола.

– Я никогда в жизни не был одинок. Я родился во дворце, полном людей. У меня было много нянь. В школе меня всегда окружала толпа друзей. Став взрослым, я спал один, только если сам этого хотел. У меня никогда не было недостатка в женщинах. За год я посещал больше вечеринок, чем многие люди посещают за всю свою жизнь. Даже когда родители уходили на разные мероприятия и брали Кайроса с собой, а меня оставляли дома, в моем распоряжении был весь дворцовый персонал.

– Это выживание, Андрес, а не любовь. Быть окруженным людьми вовсе не значит иметь привязанности. Одиночество можно испытывать и в толпе.

– Ошибаешься, принцесса. Я, в отличие от тебя, никогда не был одиноким.

– Почему ты наказываешь себя одиночеством? Почему ты убежал от меня после того, как мы занимались любовью в нише за лестницей? Потому что ты знаешь, что одиночество – самая страшная вещь на свете. – Ее голос был приглушенным, но полным решимости. Она была абсолютно уверена в том, что говорила. – Ты одинок, но вместо того, чтобы кричать в лесу, как я, ты предаешься порокам. Пытаешься убедить себя в том, что ты не одинок, потому что тебя окружают люди. Я предпочла свыкнуться своим одиночеством, научилась его понимать. Ты пытаешься себе лгать, но от этого твоя боль никуда не исчезла. Никто не знает тебя по-настоящему.

– Многочисленные женщины познали меня. Это для меня самое главное.

– Перестань притворяться циником, делать вид, будто тебя ничто не способно задеть за живое. Будто ничто для тебя не имеет значения. Но это ложь. Я не читала в желтой прессе о твоем прошлом и не собираюсь. Я знаю о тебе лишь то, что ты сам мне рассказал. Свое мнение о тебе я составила на основе этих рассказов и своих собственных наблюдений. Я не верю в то, что ты ужасный человек, каким сам себя считаешь. Ты любишь своего брата и свою страну. Если бы ты их не любил, ты бы сейчас не пытался искупить свою вину. Ты преданный и упрямый. Ты бываешь резким, но только когда пытаешься себя защитить. Ты был добр ко мне. Ты обо мне заботился. Ты хороший человек, Андрес. Люди пишут о тебе гадости, но кто они для тебя? Разве все они имеют значение? Пусть тебе будет достаточно моего мнения. Верь мне, и все будет хорошо.

– Ты знаешь меня всего несколько недель, дорогая. К сожалению, твое мнение обо мне сформировалось в тот период, когда я вел себя как никогда хорошо. Этому мнению вряд ли можно доверять.

– Значит, это было твое лучшее поведение, а не обычное?

– Да.

– Отлично. Тогда сделай его своим обычным поведением. Если у тебя сейчас получается быть хорошим, то это будет получаться и дальше.

– Однажды это закончится. Это всегда заканчивается.

– Возможно, этого не произойдет. Завтра мы с тобой поженимся. Завтра будет первый день нашей совместной жизни. Новой жизни для нас обоих. Начни все с чистого листа вместе со мной.

– Мне нужно выпить. – Он разомкнул объятия и ушел с танцпола, оставив ее одну.

Она опять все испортила, но не понимала, каким образом. С чего она взяла, что ее чувства взаимны?

Наверное, ей все же лучше быть одной. Будь она по-прежнему одна, ей не пришлось бы испытывать эту боль.

Увидев, что подали десерт, Зара решила вернуться на свое место. Она подождет, пока Андрес успокоится, а потом пойдет к нему.


Андрес едва мог дышать и с трудом соображал.

Зара не может его любить. Это исключено.

На один головокружительный миг ему захотелось поверить в то, что это правда. Поверить, что у него может быть любящая жена, которая считает его хорошим и верит в него.

Это было бы замечательно, но в конце концов он все испортил бы. Так было всегда. Он делает больно людям, прогоняет их. Он вынудил свою мать уйти из дома. Он разочаровал отца. Он так сильно обидел Кайроса, что тот чуть было от него не отвернулся. Начиная с завтрашнего дня он будет ждать, когда дамоклов меч упадет и все то, что построили они с Зарой, будет разрушено.

Возможно, это произойдет лишь после того, как у них с Зарой родятся дети. Они будут его любить, брать с него пример, зависеть от него, а он их подведет. Он будет знать, что это произойдет, но не будет знать, когда именно. Ожидание провала просто невыносимо.

Он не заслуживает ни детей, ни любящей жены.

Он слаб и ничтожен. Он настолько испорчен, что никогда не сможет стать таким мужем, какого заслуживает Зара.

Его невозможно любить. Даже его собственные родители его не любили. Он все портит своим ужасным поведением. Он не способен себя контролировать.

То, что происходило в его жизни в последнее время, было увлекательной игрой. Он ею так увлекся, что начал принимать ее за реальность. Нужно положить этому конец, пока еще не поздно.

Он должен переубедить Зару прямо сейчас. Лучше разрушить все до того, как они поженятся, чем через несколько лет. Зара должна понять, что ничего хорошего от него ждать нельзя.

Им придется пожениться. С этим он ничего не может поделать. Но он может избавить ее от лишних страданий.

Остановившись в конце зала, Андрес окинул взглядом толпу и увидел сексуальную блондинку в обтягивающем красном платье с декольте. Казалось, что ее высокая полная грудь вот-вот вывалится из него. Многолетний опыт сказал ему, что она принадлежит к тому типу женщин, с которыми он привык иметь дело. Такие женщины не прочь променять ставший скучным бал на несколько часов наслаждений.

Впервые за много лет Андрес позволил себе предаться воспоминаниям о своем последнем праздновании Рождества вместе с матерью. Она дала ему шанс, позволив выйти из своей комнаты и присоединиться к остальным. Он пообещал ей хорошо себя вести.

Когда члены королевской семьи и их гости сели за стол, Андрес потерял над собой контроль. Он разозлился на своих родителей за то, что они несколько лет в дни праздников и важных приемов запирали его в комнате. Разозлился на себя за то, что у него не получается хорошо себя вести, как бы он ни старался. Разозлился на весь свет за то, что оказался в замкнутом круге из попыток и провалов. Что родители, которые старались произвести на всех впечатление добрых и любящих, не могли любить его такого, каким он был.

Он решил испортить им праздник. Отомстить за долгие часы одиночества. Он бросил на пол тарелку, и она разбилась вдребезги. Слезы матери в тот день принесли ему удовлетворение. Было гораздо приятнее осуществить запланированную шалость, чем в очередной раз приложить усилия и потерпеть неудачу.

Когда после этого инцидента его мать ушла, он испытал чувство облегчения. После этого ему больше не пришлось пытаться быть хорошим.

Посмотрев в другую сторону, он увидел Зару, которая медленно ела свой десерт, делая вид, что наслаждается им и с интересом слушает разговор за столом. Она не вписывается в это окружение. Она не обладает изящными манерами, присущими тем, кто с рождения жил среди знати, но это не делает ее менее уникальной. Таких, как она, больше нет.

Андрес окинул взглядом свою невесту. В пышном розовом платье и с тиарой в волосах она походила на сказочную принцессу.

Он принц, но не заслуживает сказки со счастливым концом.

Отвернувшись, он сделал шаг, затем еще один в сторону пышногрудой блондинки. Он не будет ждать, когда ад настигнет его. Он сам добровольно шагнет в мрачную бездну.

Прямо сейчас.

Глава 11

Зара не видела Андреса уже минут пятнадцать. Должно быть, он выскользнул из зала в тот момент, когда она отвлеклась. В зале было полно народу, но она знала, что его здесь нет.

Она чувствовала его присутствие, когда они находились в одном помещении. Должно быть, так бывает, когда между людьми устанавливается незримая связь.

Когда напряжение стало невыносимым, она глубоко вдохнула, поднялась из-за стола и пошла искать Андреса. Она была уверена, что он ей солгал. Его чувства к ней определенно глубже, чем он утверждает.

Пересекая зал, она, к своему удивлению, обнаружила, что толпа расступается перед ней. Она действительно стала частью этого места. Частью королевской семьи. Но она не может радоваться этому открытию, пока не убедит Андреса в том, что он лучше, чем о себе думает.

Выйдя из зала через заднюю дверь, она, сама не зная почему, направилась в то место, где они с Андресом впервые занимались любовью. Похоже, внутреннее чутье ее не подвело. Завернув за угол, она услышала шорохи и приглушенные голоса.

Остановившись, она прислушалась, и у нее возникла страшная догадка. Ее грудь словно сдавил железный обруч, но она не стала поворачивать назад, а продолжила идти.

Сделав несколько шагов, она еще раз повернула и застыла на месте как вкопанная. В нише за лестницей был Андрес. Он крепко сжимал в объятиях блондинку в ярко-красном платье. Они целовались.

Вскрикнув, Зара накрыла рот ладонью. Блондинка дернулась как ошпаренная. Андрес неохотно разомкнул объятия и поднял голову.

– Зара. – В его голосе не было ни удивления, ни сожаления. – Я тебя не ждал.

– Это очевидно, – произнесла она, кипя от гнева.

– Мне стало скучно на празднике.

– Ты всегда это делаешь, когда тебе становится скучно на вечеринке? Приводишь сюда женщину и овладеваешь ею?

– Не надо излишне драматизировать. Я ею не овладел. Пока.

Блондинка кашлянула.

– Я не соглашалась на участие в драме, – произнесла она с нескрываемым раздражением. – Только на маленькое приключение с принцем.

– Простите, – цинично ответила Зара. – Но в комплект с этим принцем входит драма в виде меня.

– В таком случае я пошла.

Когда блондинка проходила мимо Зары, та заметила, что у нее по щеке размазалась помада. Должно быть, их с Андресом поцелуй был глубоким и страстным.

Зара думала, что после того, что сказал ей Андрес на танцполе, больнее ей уже не будет, но она ошиблась. Сцена, свидетелем которой она стала, разбила ей сердце.

Подождав, когда женщина в красном платье исчезнет за углом, Зара произнесла дрожащим голосом:

– Ты мне солгал.

– Я всегда лгу. Я же предупреждал тебя о том, что я эгоистичный плейбой, который думает лишь о собственном удовольствии. Мне жаль, но, когда я вижу такую шикарную женщину, я не могу себя контролировать. Я сделал это не для того, чтобы причинить тебе боль.

– Это неправда! – бросила Зара, которой гнев неожиданно придал сил. – Ты преследовал именно эту цель.

– Никакой цели у меня не было. Мне просто стало скучно, и я решил немного развлечься. Все, как обычно, произошло само собой.

– Нет! Ты сделал это специально!

– Какая разница?

Зара подошла ближе к нему. Она готова к финальной схватке. Ей нечего терять.

– Большая! Ты не находишься во власти обстоятельств. Ты сам их создаешь, поэтому можешь винить только себя.

– Я не могу винить мать, которая бросила меня, и отца, который поставил на мне крест? – произнес он ровным, спокойным тоном.

Ей захотелось сделать ему как можно больнее.

– Нет. Это не они сделали тебя таким. Ты сам сделал себя таким. Ты придумал себе историю и прикрываешься ею, когда тебе это выгодно. На самом деле ты не роковой мужчина, а несчастный мальчик, который хочет, чтобы мамочка вернулась и обняла его. Мне тебя нисколько не жаль. Твоя мать ушла много лет назад. Да, это причинило тебе боль, но с тех пор ты только и делаешь, что сам наносишь себе раны. Ты больше не можешь ее винить.

– Еще как могу, черт побери!

– Ты сам превращаешь свою жизнь в ад. Ты не веришь в то, что кто-то может полюбить тебя и остаться с тобой навсегда, поэтому ты прогоняешь всех, кому ты дорог, причиняя им боль. Почему? Потому что одна-единственная женщина не любила тебя?

– Единственная женщина, которая должна была меня любить просто потому, что произвела меня на свет, – уточнил он. – Это большая разница. И мой отец тоже меня не любил.

– И ты, основываясь на этом, решил, что не достоин любви? Решил доказать это всем тем, кто тебя любит, совершая поступки, которые причиняют боль как им, так и тебе самому?

– Я хорошо себя знаю. Не нужно пытаться убедить меня, что я являюсь тем, кем я на самом деле не являюсь.

– Проведя с тобой эти несколько недель, я поняла, что ты намного лучше, чем хочешь казаться. Что ты достоин моей любви и подходишь мне. По крайней мере, я так думала до тех пор, пока не увидела тебя с другой женщиной. – К горлу подкатился комок, и она тяжело сглотнула. – Ты сказал, что я буду единственной. Что ты не будешь спать с другими женщинами.

– Да, я сказал тебе это. В тот момент я хотел, чтобы это действительно было так. Но желания со временем меняются. По крайней мере, мои. Я не держу свое слово.

– Ты лжешь.

– Нет! – бросил он. – Я никогда его не держал. Даже не пытался. Накануне Рождества я пообещал матери, что буду хорошо себя вести. Заверил ее в том, что она может выпустить меня из комнаты, где меня запирали, когда во дворце проходили балы и приемы. Когда-то я тоже на них присутствовал. Я не мог спокойно сидеть. Я ерзал на стуле и ронял столовые приборы. Я игнорировал замечания, которые делала мне мать. В общем, я был плохим мальчиком. Головной болью для родителей. Паршивой овцой. Моя мать считала, что я позорю всю семью. Однажды она сказала мне, что жалеет о том, что произвела меня на свет. Что им с отцом следовало ограничиться Кайросом. В последний раз я даже не пытался хорошо себя вести. Я разбил тарелку, чтобы расстроить мать, чтобы наказать ее за все те часы, что я провел взаперти. Я был так зол на нее. Когда она ушла, я был рад, потому что мне больше не нужно было пытаться ей угодить. Мне нравится быть неисправимым.

– Андрес…

– Не нужно смотреть на меня с жалостью, Зара. Что ты можешь об этом знать? Я долго пытался заслужить ее одобрение, но всякий раз оказывался недостаточно хорошим для нее. Тогда я перестал пытаться. Более того, я начал вести себя как можно хуже. Я был рад уходу матери, потому что меня некому стало контролировать и я мог делать все, что хотел. Если хочешь, стань завтра моей женой, Зара. Но знай, что я никогда тебя не полюблю. Ты никогда не сможешь рассчитывать на мою верность. Я не намерен противостоять своим желаниям. Я не пошел на это ради матери, не пойду и ради тебя.

– Ты мерзавец. Я оказалась в ловушке. Оказалась связанной с тобой. Ты заставил меня полюбить тебя. Ты убедил меня в том, что у меня нет другого выбора, кроме как стать твоей женой, а теперь, когда я к тебе привязалась, говоришь мне, что не можешь быть моим.

– Неправда. Я такого не говорил. Я сказал, что не буду принадлежать тебе одной.

– В таком случае ты мне совсем не нужен.

– Я могу предоставить тебе определенную свободу, Зара. Я позабочусь о том, чтобы у тебя было все необходимое и…

– Нет.

– Все уже решено. Ты в любом случае станешь моей женой. Но тебе не обязательно жить со мной. Любить меня.

– Нет. Я не могу стать твоей женой.

Андрес стиснул зубы:

– Я обещал Кайросу, что женюсь на тебе.

– Ты сам только что сказал, что никогда не держишь слово. Что тебе доставляет удовольствие быть неисправимым. Тебе следовало знать с самого начала, что, если ты меня обидишь, это не останется безнаказанным. Я тебе не позволю делать из меня идиотку.

– Ты не ушла от меня, когда мне тебя подарили, словно вещь, но готова уйти, когда я задел твою гордость?

– Да, – произнесла она уверенным тоном. – Потому что я уже не такая, какой была в начале нашего знакомства. Тогда я боялась. Боялась, что, если откажусь стать твоей женой и покину дворец, я замерзну где-нибудь в сугробе. Боялась сближаться с кем-то, думая, что утрата может меня убить. Но сейчас я знаю, что этого не произойдет. Что у меня достаточно сил, чтобы выдержать этот удар. Я сейчас уйду и сама построю свою жизнь. Потому что я могу. Могу учиться и меняться. Я себе это доказала. Я не останусь, чтобы терпеть обиды и унижения.

– Завтра мы поженимся, – как ни в чем не бывало сказал Андрес. – Сегодня мой брат объявит о нашей помолвке.

– Тебе следовало подумать об этом до того, как ты меня предал. Я не прощу тебе этого, Андрес. Последствия свадьбы, которая не состоится, – это твоя проблема.

С этими словами Зара повернулась и гордо удалилась, постукивая каблуками по мраморному полу. Завернув за угол, она увидела двустворчатую дверь и распахнула ее, впустив внутрь ледяной ветер. На улице валил снег. Вокруг все было белым-бело. Выйдя наружу, она подняла подол платья и побежала, не обращая внимания ни на холод, ни на катящиеся по щекам слезы.

Ее ноги тонули в снегу. В какой-то момент она оступилась и упала вперед, но не стала подниматься. Все ее тело тут же сковал холод, и она задрожала. Но физический дискомфорт не мог сравниться по силе с болью, которая переполняла ее сердце.

Она знала, что ей нужно вставать и бежать дальше. Что она не может умереть от холода, хотя в данный момент эта мысль казалась ей заманчивой.

Отругав себя за минутную слабость, Зара поднялась. Нет, она не собирается умирать. Не собирается прятаться от боли. Она пережила утрату родных, переживет и эту. Что касается одиночества, она давно научилась с ним справляться.

Полная решимости, она пошла в гараж, зная, что найдет там шофера, который до этого возил их с Андресом в город.

Она не ошиблась. Он стоял рядом с машиной, словно ждал кого-то.

Увидев ее, он выпрямился:

– Принцесса?

– Отвезите меня, пожалуйста, в город. Мне нужно встретиться с Джулией Шулер. Вы мне поможете ее найти?


Напиться перед собственной свадьбой не лучшая идея, но отчаяние оказалось сильнее здравого смысла. Не найдя Зару после вчерашней ссоры, Андрес пошел в кабинет Кайроса, где тот хранил скотч. Алкоголь позволил ему забыться на какое-то время.

Проснувшись на следующий день, он вместо головной боли испытал чувство стыда и отвращения к самому себе. Ему не следовало использовать ту женщину, чтобы причинить боль Заре. Он просто флиртовал с блондинкой и заключил ее в объятия, только когда услышал шаги в коридоре. Целуя ее, он не почувствовал ничего, хотя она была очень сексуальна.

Как он и рассчитывал, Зара их увидела. Такого сильного сожаления он не испытывал, даже когда переспал с невестой брата, но что-то исправлять было уже поздно. Он хотел избавить Зару от заблуждений на его счет и перестарался. Он не ожидал увидеть боль в ее глазах. Должно быть, она теперь ненавидит его всей душой. Неудивительно, что она передумала выходить за него замуж.

После его выходки на рождественском приеме его мать тихо покинула дворец. К отцовскому гневу он привык и не обращал на него особого внимания. После инцидента с Франческой Кайрос разозлился на него, но дал ему понять, что не отречется от него, потому что они братья.

Зара обрушилась на него с гневом, и причина этого было не только в обиде, которую он ей причинил. Она досадовала на него, потому что считала его лучше, чем он есть на самом деле. Потому что верила в него, а он ее разочаровал.

Он вдруг осознал, что родители никогда не ждали от него лучшего. Что он нарочно их расстраивал, потому что это соответствовало их ожиданиям. Зара была единственным человеком, которая искренне верила в то, что он может быть лучше.

«Она хочет от тебя того, что ты не можешь ей дать. Тебе будет лучше без нее», – посоветовал ему здравый смысл.

«Не лги себе», – сказало ему сердце, которое разрывалось от боли.

Когда он один подъехал к церкви, оттуда вышел Кайрос в элегантном смокинге.

– Где твоя невеста? Служба скоро закончится. После нее начнется свадебная церемония.

– Она придет.

– Что ты сделал?

– Ничего оригинального.

– Значит, что-то ужасное, – сказал Кайрос.

Андрес издал циничный смешок.

– Не имеет значения. Она будет здесь. Ей больше некуда идти. У нее нет выбора.

– Ты полный кретин, братец. Я много лет наблюдал за тем, как ты прожигаешь жизнь, надеясь, что однажды ты образумишься. Тебе представилась отличная возможность для этого, но ты ее упустил.

– Какая возможность? Вынужденный брак?

– Она тебя любит, – произнес Кайрос, не скрывая своего раздражения. – Это ясно как божий день. Неужели ты не видишь?

– Вижу, – ответил Андрес, чувствуя новый приступ сожаления.

– И все равно ее предал. – В голосе Кайроса слышался укор.

– Оставь меня в покое. Займись лучше своим браком, в котором нет любви.

Кайрос схватил его за лацканы смокинга и прижал к стене:

– Не смей говорить о моем браке. Ты ничего не знаешь.

– Но ты считаешь себя вправе критиковать меня.

– Да. Будь у меня жена, которая смотрела бы на меня так, как твоя смотрит на тебя…

– Что? Ты сделал бы все для того, чтобы она перестала так смотреть?

– Мы с Табисой не любим друг друга и никогда не любили.

– А мне почему-то кажется, что ты ее любишь.

– Сейчас речь идет не обо мне. Это не я должен жениться через десять минут в церкви, полной гостей. Это не моя невеста не приехала на собственную свадьбу.

– Она будет здесь.

– В противном случае тебе не поздоровится. – Повернувшись, Кайрос вошел внутрь церкви и закрыл двери, оставив Андреса одного на улице.

Андрес сделал глубокий вдох, и морозный воздух обжег его легкие. Он продолжил ждать Зару, хотя знал, что она не придет.

Разве ты не этого хотел?

Он думал, что испытает чувство облегчения, когда освободится от ее ожиданий, но вместо этого чувствовал опустошение.

«Ты сам превращаешь свою жизнь в ад», – сказала ему Зара.

Она права. Он действительно нацелен на саморазрушение. Он страдает, но продолжает наносить себе раны.

Но он устал. Устал хотеть чего-то, но не получать. Проще было вообще не желать этого. Не пытаться это получить. Но Зара заставила его хотеть. Заставила его думать, что у него может быть нормальная жизнь, любовь, семья.

Боль в груди была такой сильной, что он с трудом дышал. До сих пор он подавлял ее с помощью секса и алкоголя. Он окружал себя большим количеством людей, чтобы доказать себе, что он не одинок. Что он отличается от мальчика, запертого в комнате.

Впервые в жизни он признался себе в том, что очень одинок. Впервые в жизни он понял, что держал взаперти часть себя, чтобы не страдать и не быть отвергнутым.

Ослабив галстук и расстегнув воротник рубашки, Андрес отошел от церкви и направился в лес. Ему хотелось уйти подальше от людей и впервые побыть честным с самим собой.

Лес становился все гуще, но Андрес продолжал идти.

Не имеет значения, сколько женщин побывало в его постели и сколько вечеринок он посетил. Его считали беззаботным плейбоем, тогда как на самом деле он был несчастным маленьким мальчиком, запертым в комнате.

Так было до встречи с Зарой. Она предложила ему возможность стать счастливым, но он ее предал. После ее ухода чувство одиночества усилилось. Ему казалось, что оно вот-вот его поглотит и он не сможет ничего с этим поделать.

Можно просто пойти в лес и покричать, пока не станет легче.

Вспомнив совет Зары, он поразился ее мудрости. Несмотря на свою юность и годы, проведенные в изоляции от внешнего мира, она многому его научила.

Ему нечего терять. Его бросила единственная женщина, которая когда-либо его любила. Когда новость о его несостоявшейся свадьбе появится в газетах, над ним будет смеяться вся страна. Это только его вина. Его страх разрушил все.

Андрес игнорировал этот страх, а он со временем становился только сильнее. Он говорил себе, что обрадовался, когда ушла его мать. На самом деле он просто испугался. Признаться в своей слабости для него было труднее всего.

Пока он верил в собственное бесстрашие и способность дистанцироваться от сильных чувств, он был неуязвим. На самом деле все это было иллюзией. Он любил свою мать. Именно поэтому ее постоянное недовольство им причиняло ему боль. Если бы он ее не любил, ему не было бы так тяжело.

То же самое он мог сказать о Заре.

Ему вдруг захотелось закричать, как делала она, когда ей было одиноко. Выпустить наружу несчастного мальчика, которого он спрятал глубоко внутри себя.

Он слишком долго ничего не чувствовал, и когда ему предложили стать счастливым, его парализовал страх.

Набрав воздуха в легкие, Андрес громко крикнул в пустоту. Он хотел освободиться от страха. От всего, что мешало ему жить.

Он кричал до тех пор, пока ему не стало легче дышать. Когда его эхо стихло вдалеке, он понял, что хочет провести остаток жизни с Зарой, чтобы они оба больше никогда не были одиноки. Возможно, она не захочет быть с ним, но он будет умолять ее, пока она не согласится. Ему больше нечего терять. Он предложит ей свое истерзанное сердце, и возможно, она сжалится над ним и исцелит его раны.


Зара лежала под одеялом в комнате для гостей в доме Джулии. Каждая клеточка ее тела звенела от боли. Как жаль, что она не может остаться навсегда в своем уютном укрытии. Джулия уехала на целый день к своим родителям, любезно позволив ей пользоваться всем, что есть в доме. Зара предпочла остаться в постели.

Сегодня Рождество, день ее свадьбы с Андресом, но она на нее не пойдет. Она любит его и понимает, что он предал ее из страха, но не собирается позволять ему продолжать ее мучить. Раз он не готов признать, что она его любит, и ответить на ее чувства, их отношения не могут продолжаться.

Она устала от одиночества. Ей хотелось измениться. Ей хотелось, чтобы ее любили и ценили. Во всей этой истории было два положительных момента. Похоже, она наконец обрела подругу, и у нее есть возможность устроиться на работу. Джулия сказала ей, что системе образования требуются люди, которые помогали бы детям учиться читать. Что для этого не нужно никаких дипломов. Что она сможет обрести необходимые педагогические навыки в процессе работы. Это ее очень обрадовало, поскольку она всегда любила общаться с детьми. Она начнет с работы в школе, а когда освоится и привыкнет к новой жизни, будет помогать детям, оставшимся без родителей и без крыши над головой.

При мысли о детях внутри у нее все сжалось. Что, если она беременна? Когда она вчера уходила от Андреса, ей это даже в голову не пришло. Он человек могущественный. Что, если он захочет отобрать у нее ребенка.

Ее охватил страх, но она тут же его подавила. Нужно решать проблемы по мере их поступления. Только через неделю будет ясно, беременна она или нет.

Во входную дверь постучали, и Зара инстинктивно прижала колени к груди и схватилась за края одеяла. Стук повторился, но она не собиралась принимать чужих гостей.

Затем к стуку добавился громкий мужской голос. Она его не узнала и слов не расслышала, но что-то заставило ее выбраться из постели, выйти из спальни и направиться к входной двери. Прежде чем она ее открыла, она уже знала, кто за ней стоит. Наверное, ее связь с Андресом никуда не исчезла. Она никогда его не забудет, но никогда не сможет его простить.

– Что ты здесь делаешь? – спросила она.

Вместо ответа, Андрес схватил ее за талию, притянул к себе и накрыл ее губы своими. Он вложил в этот поцелуй все свои эмоции, и у нее не осталось никаких сомнений в том, что вчерашняя сцена в коридоре была подстроена им специально.

– Ты трус, – прошипела она, отстранившись. – Как ты мог это сделать со мной? С нами?

Убрав с ее лица прядь волос, он приложил ладонь к ее щеке.

– Я не только трус, но и последний идиот. Прости меня за то, что я сделал. Я искренне сожалею об этом.

– Твои сожаления ничего не изменят. Ты целовался с той женщиной. Ты сделал мне больно.

– Я знаю. Я был так нацелен на саморазрушение, что не подумал о том, что причиню боль и тебе. Я не поверил, что ты меня любишь, Зара. Нет, я вовсе не считал тебя лгуньей. Мне просто казалось, что меня невозможно любить. Что я не заслуживаю любви. Уход матери заставил меня сомневаться в людях, испытывать их. Мой брат чертовски упрям. Он выдержал испытания. С тобой я перегнул палку. Ты не могла остаться со мной после того, что я сделал.

Она часто заморгала:

– Андрес, я знаю, что такое терять близких людей и бояться новых потерь. Это одна из причин, по которой я чувствовала себя одинокой, когда жила в общине. До встречи с тобой я боялась сближаться с людьми. Ты заставил меня полюбить. Когда вчера я увидела тебя с другой женщиной, я словно заново пережила кошмар многолетней давности. Но я поняла, что каждый человек, которого я потеряла, что-то мне дал. Что утрата этих людей забрала у меня не больше, чем дало мне общение с ними. Моя любовь к тебе сделала меня сильнее. Что бы ни случалось дальше, я не буду жалеть о том, что между нами было.

– Даже если тебе придется провести со мной остаток жизни?

Ее сердце подпрыгнуло и тут же замерло.

– Это невозможно.

– Почему?

– Для того чтобы стать твоей женой, мне недостаточно одного твоего влечения ко мне. Мне нужна…

– Я люблю тебя, – неожиданно сказал он. – Я много лет никому не говорил этих слов. Я ни разу не признавался самому себе в том, что отчаянно хотел, чтобы меня кто-то любил, после того как моя мать… – Он тяжело сглотнул. – Я хотел, чтобы она меня любила, но никак не мог этого добиться. Тогда я сказал себе, что будет лучше, если она уйдет. Я ненавидел себя, но это было легче, чем признать, что я хочу любить и быть любимым. Для меня оказалось легче прекратить попытки исправиться и потерпеть провал. Но я признаю это сейчас. Потому что для меня намного страшнее потерять тебя, чем сделать себя уязвимым.

– Ты меня любишь, – прошептала она.

Он снова привлек ее к себе.

– Да. Я люблю тебя с самого первого дня, но не был готов это признать, пока не потерял тебя. Думаешь, я постоянно мою женщинам голову?

– Полагаю, нет.

– Раньше я никогда этого не делал. – Он легонько коснулся губами ее губ. – Ты не похожа ни на одну из женщин, которых я знал до этого. В отличие от них, ты хотела узнать меня настоящего. Ты не позволила мне притворяться. Ты сломала защитные барьеры вокруг моего сердца, поэтому представляла для меня опасность. Именно поэтому я тебя оттолкнул. Но когда я сегодня оказался у церкви и понял, что ты не придешь, я почувствовал себя очень одиноко и захотел все исправить. С потерей матери я смирился, но потерять тебя было бы для меня смерти подобно.

– Андрес… – Не зная, что сказать, Зара прижалась губами к его губам, выразив этим поцелуем все свои чувства.

– Выходи за меня замуж, – произнес он. – Я предлагаю тебе это не потому, что вынужден, а потому, что хочу провести с тобой остаток жизни.

– Да, – просто ответила она.

– Ты лучший рождественский подарок, который я когда-либо получал, – улыбнулся он. – Думаю, если мы поторопимся, то успеем пожениться сегодня.

Эпилог

Когда принцесса Зара пересекала церковный двор, было уже темно. Ее кружевное платье поблескивало, темные волосы развевались на ветру. Над ее бровями и под глазами были точки, нарисованные золотой краской. На церемонии должны были присутствовать только Кайрос с Табисой и близкие друзья Андреса, но для Зары сейчас в целом мире не существовало никого, кроме ее жениха.

Встретившись взглядом с Андресом, ждущим ее у алтаря, она убедилась, что это взаимно. Казалось, он не замечал никого, кроме нее.

– Согласна ли ты, Зара Стоика, связать свою жизнь с этим мужчиной? – спросил священник.

Она повернулась лицом к Андресу и положила ладонь ему на щеку:

– Да. Я отдаю себя ему по доброй воле и клянусь любить его до конца своих дней.

– А ты, Андрес Деметрио, готов связать свою жизнь с этой женщиной?

– Да, – произнес Андрес хрипловатым голосом. – Я отдаю себя ей не из чувства долга перед страной, а потому, что люблю ее. Зара, я клянусь, что буду любить тебя всегда.

– В таком случае я объявляю вас мужем и женой.

Не дожидаясь разрешения священника, Андрес поцеловал Зару в губы. Подобная дерзость была вполне в его духе.

Когда он закончил ее целовать, она улыбнулась ему:

– В детстве я потеряла дом и семью. Сегодня ты дал мне и то и другое.

Закрыв глаза, он прижался лбом к ее лбу:

– А ты мне, моя любимая принцесса.


home | my bookshelf | | Клятва соблазнителя |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу