Book: Жизнь и необычайные приключения преподавателя физики доктора Милентины К. в двухкомнатной берлоге



Жизнь и необычайные приключения преподавателя физики доктора Милентины К. в двухкомнатной берлоге

Елена Медведева

Жизнь необычайные приключения преподавателя физики доктора Милентины К. в двухкомнатной берлоге

“Самое прекрасное и глубокое переживание, выпадающее на долю человека – это ощущение таинственности… Тот, кто не испытал этого ощущения, кажется мне если не мертвецом, то, во всяком случае, слепым ”

Альберт Эйнштейн

Часть 1

Чудо за $500

История 1

Американцам не рекомендуется

Лето было таким же переменчивым, как и вся наша жизнь. Случались дни унылые, когда немощный дождичек, не достигнув луж, орошает лицо и волосы, пропитывает влагой одежду, а потом вдруг поднатужится и ударит по асфальту крупным и звонким градом. В такую погоду только и хочется свернуться клубочком под мягким одеялом и заснуть по-лермонтовски: не холодным сном могилы, а так, чтобы и грудь слегка вздымалась, и соловьи пели, и милые лица виделись во сне.

Но не таким выдался день 12 июня в столичном регионе – тропическая жара, а ветерок всё-таки прохладный, освежающий. Обласканная бодрящим летом душа поёт, хочется на волю, на простор, хочется жить, наслаждаться умытой дождём зеленью и просто дышать. В такие дни, особенно если они выпадали на праздник или выходной, снимавшая дачу в Юрово Милентина выводила своих собак парами на длительную прогулку в Химкинский парк. Сегодня борьбу за первенство выиграли кипельно белая самоедская лайка Дебора и мраморный щенок шелти Коко Шанель, которого всё чаще называли просто Кокошкой или Шинелькой.

Сделав приличный круг, Милентина подошла к скамейке напротив детской площадки, где обычно отдыхала после спортивной ходьбы. На скамейке сидела худенькая молодая женщина с коляской. Защищённый от комаров кисейным покрывалом, ребёнок, по-видимому, спал.

– Какой он у вас спокойный!

– Ой, не сглазьте! Если бы он ещё и не орал…

– Можно я присяду?

– Да, конечно.

Собачки у Милентины ласковые, дружелюбные, и у 99 % прохожих вызывают добрую улыбку и восхищённые реплики. Вот и сейчас соседка тут же пустилась в подробнейшие расспросы о её питомцах.

– Мой малыш хочет Йорка, а вы что бы посоветовали?

– Шелти очень любят детей и детские игры. Очень чистоплотные собаки, даже в щенячьем возрасте не преподносят сюрпризов в виде лужицы на покрывале или кучки на ковре. А сколько вашему ребёнку?_

– Три месяца.

– И он уже говорит?

– Да нет, но… – женщина замялась.

– A-а, понимаю, у вас с ним телепатическая связь. Можно мне взглянуть на него?

– Нет-нет! – женщина взволнованно отвела руку Милентины, не давая ей откинуть кисею.

Разговор прервала телефонная трель. В трубке зазвучал до крайности возбуждённый голос подруги Милентины Кристины, с которой они планировали слетать на недельку в Черногорию.

– Мила, мы едем не в Черногорию, мы едем в Абхазию! Я сейчас в интернете! Какая красотища! И вдвое дешевле.

– А я только вчера слышала по “Эхо Москвы”, что американцам настоятельно не рекомендуют поездки в эту республику, где никто не может гарантировать туристам их безопасность. Они считают, что в Абхазии и Южной Осетии можно подвергнуться нападению.

– В том-то всё и дело! – завопила Кристина. – Немного адреналина, и ты напишешь новый детективный роман. Ничего с нами не случится! Насчёт Южной Осетии, может, ты и права, а в Абхазии тишь да гладь, да божья благодать.

– Вы писательница? – соседка удивлённо взметнула брови.

– Да, и мне действительно нужна какая-то зацепка. Вот, к примеру, съездила я на Сицилию, и тут же родился триллер про мафию.

– Мила, с кем ты разговариваешь? Мне Багрипш понравился. А Мюссера! Эти дикие заповедные места прямо созданы для твоего вдохновения. К тому же забыла тебе сказать, что у меня просрочен загранпаспорт, так что в Европу я не смогу тебя сопровождать.

– Хорошо, я подумаю.

– О чём тут думать! В понедельник дуй в турагенство. Деньги и копию паспорта я завтра подвезу.

Из коляски раздался громкий плач ребёнка. Мать инстинктивно взяла малыша на руки, но вдруг с опаской взглянула на Милентину и быстро положила его назад.

– Это девочка? – поинтересовалась Милентина.

– Нет.

– Значит, сын. Почему вы не хотите его успокоить? – несмотря на протест женщины, Милентина наклонилась над коляской и обомлела – прикрывавший лобик чепчик ребёнка сдвинулся и обнажил густую растительность, спускающуюся с темени до самых век.

– Вы напрасно переживаете по этому поводу, – она попыталась, как могла, успокоить разволновавшуюся мать. – По-видимому, ваш ребёнок родился недоношенным с растительностью на личике, ушках, спинке. Это так?

– Да, – вздохнула женщина, – волосатый, как обезьянка.

– Неужели вам не сказали, что такое случается не так уж редко?

Лануго, пушковый волос, сходит, самое позднее, в трёхмесячном возрасте.

– Моему уже пошёл пятыйНо я не отдам его! Никому не отдам! – женщина вдруг всхлипнула.

– Никто не имеет права отобрать ребёнка у матери, если только… если только её не лишат родительских прав, – увидев стоявшую на скамейке банку пива, – Милентина умолкла.

– Нет-нет, вы не так поняли! Я не пью. Да и не на что мне пить. Но вы не знаете этого человека!

– Что он хочет от вас? – взволнованно спросила Милентина

– Он хочет его, – женщина кивнула в сторону коляски. – Простите, вы не могли бы одолжить мне немного денег? – женщина посмотрела в её глаза, и теперь Милентина ясно увидела тёмные круги под глазами, от чего они казались огромными, ввалившиеся щёки, прозрачную желтоватую кожу.

Милентина подумала, что, возможно, молодая мать наркоманка, и от этого ребёнок родился таким уродцем, но не дать денег всё-таки не смогла – может быть, женщина действительно находится в безвыходной ситуации и даже голодает – по статистике самые большие материальные затруднения в России испытывают не пенсионеры, а матери-одиночки.

* * *

Этой летней истории предшествовали события, произошедшие почти сто лет тому назад.

20-ые годы прошлого столетия. Французская Гвинея, колония в омываемой водами Атлантического океана экваториальной зоне Западной Африки. Место, которое многие европейцы называли “могилой белого человека” – от 5-й до 10-и месяцев продолжается сезон ливневых дождей, а средняя температура самого жаркого месяца (марта) порядка 30 градусов по Цельсию. Но зато вся экзотика тропиков присутствует в полном объёме: влажные экваториальные леса, обезьяны, слоны, гиппопотамы, антилопы, леопарды, крокодилы и т. п. Население в те времена было почти полностью неграмотное, большинство исповедовало ислам, но встречались и приверженцы религии Вуду.

Много страшилок имеется в литературе о колдунах Вуду, умеющих воскрешать мёртвых и превращать их в зомби; о колдунах, способных на расстоянии покалечить или даже убить человека. А жестокий обычай жертвоприношений, когда подвешенному вниз головой человеку вспарывают живот. Но именно приверженцы этой религии наиболее свободно общаются с духами, так как считают человеческое тело не более как грешной оболочкой. И с ними легче договориться учёному относительно манипуляций, способных изменить её облик.

Можно ли из обезьяны сделать существо человекоподобное и даже превосходящее гомосапиенса по многим показателям? Фанатиком, посвятившим свою жизнь получению полного ответа на этот вопрос, стал русский биолог профессор Илья Иванович Иванов. Был ли ответ положительным и проводились ли подобные эксперименты где-нибудь ещё, широкой общественности до сих пор не известно. Однако когда Милентина наблюдала за собирающимися в определённых местах её прогулочного маршрута бомжами и алкашами, ответ напрашивался сам собой – у многих были характерные для приматов скошенные лбы, выдающиеся челюсти, вдавленные носы. В основном эти признаки наблюдались у самцов, но встречались и женщины безлобые, короткошеие, длиннорукие, не дать не взять – настоящие дамы из семейства гориллы. Сидят себе на скамейках напротив подъездов, лакают всё подряд, что содержит алкоголь, и бананом закусывают.

Особенно выделялись в этой компании двое: он низкорослый, сутулый; слегка согнутые в локтях передние конечности такой длины, что при желании он мог бы без труда передвигаться на четвереньках. Она высоченная и плоская с фигурой гермафродита. Лба практически нет, зато надбровные дуги выдаются так, как будто кто-то специально слепил из пластилина этот уродливый череп. Носы у обоих сильно вдавлены, что, с точки зрения физиономистов, свидетельствует о низком интеллекте. Женщина чаще всего появлялась в окружении стаи бездомных собак, следовавших за ней как за вожаком.

Нечто похожее имело место быть и на пляжах. Правда, девушки русские отличались в большинстве своём стройными фигурами и приятной внешностью, однако, в спутниках их нередко просматривались признаки не то вырождения, не то последствий крупномасштабного эксперимента профессора Иванова. Но в отличие от наших предков по теории Дарвина, эти по деревьям не лазали и вообще большую часть жизни проводили в сидячем положении за рулём, от чего нарастили гигантскую жировую прослойку в нижней части тела.

Как-то в жаркий августовский день расположились Милентина со своим мужем Васей для отдыха под берёзой на берегу речки Сходня. Место было традиционное – кругом разнотравье высотой в человеческий рост, под деревом тень не густая, а полупрозрачная, так-то и загореть можно. После воскресенья берег был загаженный, и Вася, как обычно, занялся уборкой. Только сбросить мусор в ямку за деревом не удалось – возле неё собралась компания богатырей, но не русских, а, судя по языку и внешнему виду, узбеков. Вася ещё не успел отойти от нервного срыва, вызванного размолвкой на почве нарушения домашними кошарами правил санитарии и повышал голос в ответ на любую реплику жены. Наконец, уборка была закончена, и он надолго погрузился в воду, дав Милентине передохнуть от гнетущей атмосферы раздражения. Увидев, что она осталась одна, один из богатырей встал и покосился на неё, наблюдая за реакцией. Милентина улыбнулась. В самом деле, разве можно было остаться равнодушной при виде этих гигантских красных трусов, с трудом удерживающихся на полутораметровой талии. А он, словно гордясь своим жиром, прохаживался взад-вперёд по тропинке, сотрясая огромным животом.

– Что это дед так на вас ополчился? – наконец, он осмелился заговорить.

– Кошка его поцарапала. Вообще-то я её понимаю, но всё равно жалко – муж всё-таки. А вы откуда приехали?

– Из Узбекистана.

– Приходилось там бывать. В молодости. Тогда я была блондинкой, и, помню, как некий замминистра Хайрулла Абдуллаевич скакал за мной по хлопковому полю. А его приятель Эгам Эгамович – за моей рыжеволосой подругой.

– Вы знакомы с самим Эгамом Эгамовичем?

– А в чём дело?

– Знакомы с Эгамом, который держит торговый комплекс на Бектемирской?

– О, это было так давно, ещё при Советах. И тот Эгам Эгамович был боссом в тяжёлой промышленности, а я пыталась с его помощью внедрить в производство своё изобретение.

– И вам это удалось?

– Может быть, всё бы и получилось, не перекрасься я тогда в блондинку – это очень повредило делу.

– Поэтому теперь вы стали брюнеткой?

– Не только поэтому. Жизнь чёрная. Даже собаки, случается, кусают своих хозяев. Кстати, у меня есть знакомые из Узбекистана, которые мечтают купить у меня щенка редкой породы.

– Неужели у нас есть люди, которые занимаются собачками? Промышленность наша накрылась. Как и хлопковые поля. Вот и приходится торговать арбузами и персиками – тут уж не до собачьих выставок. Разрешите вас угостить – здесь в Москве, кроме как у нас, такого арбуза вы не попробуете, – толстяк с ловкостью жонглёра протянул Милентине огромный сладкий и сочный ломоть. А Васе презентовали целых пол-арбуза и на закуску – тающие во рту персики.

– Спасибо, такие фрукты – ягоды я ела только в Узбекистане, – поблагодарила щедрого торговца Милентина, – скажите, а ослов у вас держат по-прежнему?

– Да-а, – ослов у нас хватает, – усмехнулся толстяк.

– Я бы посоветовала вам заняться ослиным молоком. Говорят, необычайно полезный напиток – по составу прекрасно подходит для вскармливания грудничков, у женщин – сжигает калории и вообще – аналог эликсира жизни. Недаром, Клеопатра принимала ванны из ослиного молока.

– А это что за животные? – толстяк указал на раскрытый журнал с фотографией шествующих гуськом крыс.

– О, это не обычные крысы – это результат скрещиванья с ними мышей.

– Не понимаю, кому могло придти в голову заниматься такими глупыми вещами – ведь на каждого жителя планеты итак приходится по 10 крыс. Если в Москве проживает 25 миллионов, это, значит, что крыс здесь 250 миллионов. И такое соотношение сохраняется в веках, как бы ни истребляли этих грызунов.

– Скрещиванье крыс и мышей было одним из первых экспериментов очень талантливого и загадочного биолога профессора Ильи Ивановича Иванова. Родился он 20 июля 1870 года. По окончании в 1886 году харьковского университета работал в Институте экспериментальной медицины, где проводил научные исследования процесса оплодотворения млекопитающих. До Октябрьского переворота заведовал опытной станцией в заповеднике Аскания Нова. И там можно было уже в те времена наблюдать удивительные вещи: на одной поляне щипали травку оленебыки и сернобыки, телеги с грузом везли зеброиды и тому подобное. И все эти животные появились на свет в результате искусственного оплодотворения. Работы Иванова произвели тогда сенсацию – к нему приезжали за консультацией учёные Европы, Японии и Америки. Если не удавалось получить семенную жидкость от живого самца, его подстреливали, затем кастрировали и сохраняли семя при нулевой температуре в течение нескольких дней. Это позволяло вызывать зачатие от уже не существующего в природе самца.

Но главным делом всей жизни профессора Иванова стал эксперимент по скрещиванью человека с обезьяной. В середине 20-х годов Илья Иванович отправился во Французскую Гвинею. Там он подкупил врача-француза, который под видом медосмотра искусственно осеменил туземок обезьяньей спермой. Однако зачатия не произошло.

Первая неудача не остановила упорного исследователя – эксперимент был продолжен в другом направлении – профессор предпринял попытку оплодотворить самок гориллы и шимпанзе семенем человека. Но сначала этих самок надо было поймать.

В Африке Иванов наслышался немало историй о похищении женщин человекообразными обезьянами и о рождении гибридов. Но конкретных фактов у профессора не было, зато случаи изнасилованья женщин обезьянами были общеизвестны. Правда, жертвы насилия, обычно погибали в могучих объятиях примата – при вскрытии у них обнаруживали раздавленную грудную клетку. Те немногие, кому удавалось выжить, считались осквернёнными и покидали своё племя.

Охота на обезьян в Африке осуществлялась варварским способом – вооружённая толпа загоняла семью приматов на дерево, вокруг которого разводили костёр. Задыхающиеся в дыму обезьяны прыгали вниз и доставались охотникам. Правда не все – родителей подстреливали или давали им уйти – разъярённые человекообразные подобно Кинг-Конгу могли сокрушить всех и вся.

Профессор Иванов выписал из Парижа специальные сети и обещал 1000 франков за поимку обезьян гуманным способом. Но в ходе операции жертвами становились люди, так что пришлось смириться с отказом туземцев от гуманизма по отношению к своим предками по теории Дарвина.

Одной из причин, почему Советское правительство в те трудные годы финансировало этот долгосрочный эксперимент, была уверенность специалистов в том, что гибридный человек во многом станет существом более совершенным, чем его родитель – гомосапиенс – к четырём годам наберёт невероятную силу, будет гораздо менее чувствителен к боли, неприхотлив в потреблении пищи. И возможности использования гибридов как солдат или работников будут безграничны. По данным разведки подобные опыты в обстановке строжайшей секретности проводились и в других странах, так что и в этой сфере Советской республике надо было стремиться быть впереди планеты всей.

И вот две самки шимпанзе были пойманы. Их назвали Бабетт и Сарветт и под видом лечения произвели оплодотворение спермой сына профессора, который путешествовал вместе с отцом. Обезьян усыпили хлороформом, после чего сообщили туземцам об их кончине, а также о том, что всесильный колдун Иванов сможет вернуть их к жизни. Нижнюю часть тела шимпанзе вытащили из клетки, ввели сперму через катетер, а затем с помощью искусственного дыхания привели в сознание к великому восторгу собравшихся туземцев.

Вместе с десятком других особей эти самки отправились в морское путешествие курсом на Марсель. Но конечным пунктом была столица Абхазии город Сухуми. В те времена по пути из Африки в Европу половина обезьян, как правило, погибала – они хуже людей переносили качку. Вызванный ею стресс ускорял развитие инфекционных болезней – туберкулёза, дизентерии, пневмонии. Бывало, что погибала и вся партия приматов. Так что в специально созданный в Сухуми обезьяний питомник прибыло лишь несколько особей. Бабетт и Сарветт, к счастью, не пострадали в дороге, но обследование показало, что обе самки остались холостыми. Вскрытие погибших также привело к разочарованию: зачатия изначально не было.



Но и на этот раз отрицательный результат не остановил учёного. По его мнению, надо было только увеличить число экспериментов, и тогда придёт удача. В газете “Советская Абхазия” от 8 мая 1930 г. напечатали объявление: “Приглашаются женщины-добровольцы, готовые участвовать в опытах по скрещиванию с обезьяной, заинтересованные идейно, а не материально”. И призыв был услышан.

Тем временем во французской прессе появились фельетоны, высмеивающие советскую науку вообще и опыты профессора Иванова по производству рабов в лице человеко-обезьяны в частности.

О дальнейшей жизни талантливого учёного известно немного. По официальной версии он был арестован и выслан в Казахстан. Была ли у него возможность продолжить опыты? И если была, то добился ли он результатов? Эта информация была строго засекречена.

Большинство биологов считает, что гибрид человека и обезьяны создать невозможно. Хотя гены их более чем на 90 % идентичны, даже малого различия в количестве и структуре хромосом достаточно, чтобы оплодотворения не произошло. Однако это мнение разделяют не все учёные и, в частности, те, кто занимался изучением обезьян в Сухумском питомнике. Они полагают, что проблема иммунологического отторжения тканей может быть при определённых условиях решена.

Нельзя исключить, что использование некоторых медикаментозных средств позволило Иванову добиться совместимости тканей. Поэтому теоретически такое скрещивание возможно. Во всяком случае, точно известно, что в архиве сохранились не все материалы об опытах профессора Иванова – об этом указывают промежутки на срезе переплёта. Неофициальная версия об эксперименте изложена в книге бельгийского учёного Бернара Эйвельманса “Замороженный, или Неандерталец ещё жив”. Автор ссылается на разговор в начале 50-х с беженцем из советского гулага, врачом по профессии, который был арестован за отказ осеменить женщину спермой гориллы. Однако, что не сделал он, сделали другие. По словам врача, Илья Иванов не умер от кровоизлияния в мозг, как об этом сообщила пресса, а продолжал успешно работать в одной из гулаговских шарашек, где получил гибрид обезьяны и человека. Этих рослых волосатых существ будто бы использовали на работах в шахтах.


После того, как благодаря своему узбекскому знакомому, Милентина вспомнила историю сенсационных экспериментов, проводимых в обезьяньем питомнике в Сухуми, для неё окончательно отпала проблема выбора курорта для летнего отдыха. Оставить своих крылатых и четверолапых питомцев на Васю она могла лишь на неделю, и эти семь дней должны были дать ей всё: море, солнце, общение с природой и крутой пиар для творчества автора детективов. Ну, съезди она, допустим, на неделю в Париж или Рим. Конечно, впечатлений будет масса, но о чём таком необычном она сможет написать? Эйфелева башня, Коллизей и прочие достопримечательности давно обыграны настоящими акулами пера и кинематографии. И ничего нового она к этому не добавит. Но вот Абхазия…

Американским туристам не рекомендуют посещать Южную Осетию и Абхазию, так как в этих отделившихся от Грузии и не признанных на Западе республиках можно подвергнуться нападению. Значит, именно она, Милентина сможет попытаться увидеть там то, что неизвестно другим – взгляд у неё как у орла – никакая интересная деталь не скроется от её внимания, а потом эти детали сложатся в единое целое. И если к нему добавить немного фантазии, то и получится ну если не роман, то хотя бы повесть или рассказ с интригующим сюжетом. Не писать Милентина уже не могла – это превратилось в такую же потребность, как время от времени позволить себе выпить баночку пива или вкусный ужин с шампанским при свечах.

– “О, море в Гаграх, о, пальмы в Гаграх, кто побывал, тот не забудет никогда”, – Милентина пропела куплет из своего детства, когда об отдыхе на самом знаменитом курорте Абхазии мечтали многие, и погрузилась в интернет. Нет, пожалуй, она выберет более глухое местечко, к примеру, бывший санаторий КГБ СССР, а теперь пансионат для всех “Мюссера”. Расположен он в тех местах, которые облюбовал для отдыха Сталин, а позже и Горбачёв. Что ни говори, природа там девственная – пансионат окружён заповедными лесами, до ближайшего посёлка – десять километров. И уникальное сочетание морского и горного воздуха.

В турагентстве, где Милентина была постоянным клиентом, ей сообщили, что не занимаются организацией поездок в регионы, где есть вероятность, что с туристами случится какое-нибудь ЧП, т. е. в страны Латинской Америки, Абхазию и др.

– И всё-таки вы должны пойти мне навстречу. Я писательница и мне нужен материал, так что, пожалуйста, посмотрите информацию по пансионату “Мюссера”. В связи с тем, что это бывший санаторий КГБ, расположенный в лесу вдали от населённых пунктов, я уже придумала сюжет – за отдыхающим там офицером спецслужб охотится с целью вербовки агент ЦРУ. Или ещё круче – боевики осуществляют нападение с целью захвата какого-нибудь занимающегося секретными разработками военного или… героиня романа случайно подслушивает разговор, из которого узнаёт, что готовится покушение на известного политика. Осталось только собрать подходящую компанию и заказать путёвки.

– В разгар сезона с этим проблема, все номера по доступным ценам были забронированы ещё весной, – оператор взглянул на монитор. – Свободен только номер-люкс с тремя спальнями.

– Беру, – не раздумывая, выпалила Милентина.

– Но цена…

– С оплатой разберёмся.

Милентина приняла немедленное решение – она займёт одну комнату со своей коллегой по работе и соратницей по перу Любой Раевской, молодящейся дамой пенсионного возраста, вторую комнату предложит Любиной дочери красавице Кристине с мужем Олегом, а в третьей поселится дочь Кристины юная Оксана со своим бой-френдом Димой. Олег – отличный водитель, и в его семиместном джипе всем хватит места – так что можно будет сэкономить на авиабилетах.

* * *

Кристина приехала утром тринадцатого со своей новой собакой гигантским бордосским догом Верным, и женщины решили обсудить предстоящий отпуск во время совместной прогулки с питомцами. Спущенная с поводка самоедская лайка Милентины Дебора, захлёбываясь от радостного лая, пыталась вовлечь грузного приятеля в соревнования в беге и игру в мяч, так что хозяйки собак решили отложить разговор до традиционного отдыха на скамейке. На ней сидела та же женщина, с которой Милентина познакомилась вчера, только коляски почему-то не было. Женщина сидела неподвижно, как-то неестественно опрокинув на бок голову.

– Сюда нельзя! – остановила Милентину незнакомая дама с военной выправкой. – Здесь убийство!

– Убийство?! – вздрогнув, Милентина отпрянула назад. Только теперь она увидела на шее женщины следы глубоких порезов. Раны были явно не совместимы с жизнью.

– Когда это случилось? – поинтересовалась она.

– Отойдите в сторону! Вы мешаете следствию.

– Но я могу дать свидетельские показания.

– Ах, вот как?! Я вас внимательно слушаю.

– Вчера вечером эта женщина сидела на этой же самой скамейке, и с ней был ребёнок в коляске. Мы разговорились о собаках, и она дала мне свою визитку с тем, чтобы я позвонила ей, когда будут щенки.

– Вот это удача! Визитка у вас с собой?

– Да, я положила её вот в эту сумочку.

Милентина долго рылась, перебирая множество нужных и ненужных бумажек, разобраться с которыми всё не хватало времени. Визитки не было.

– Я точно положила её сюда. Это какой-то полтергейст. Со мной случаются такие вещи – предметы вдруг исчезают, но иногда потом совершенно неожиданно появляются на самом видном месте.

– Запишите мой телефон, и если визитка найдётся или вы вспомните что-нибудь более существенное, чем разговор о собачках, обязательно позвоните.

В этот момент к ним приблизился оперативник с крупной длинношерстной овчаркой. Кобель, казалось бы, сразу взял след и, натянув для предела поводок, помчался через заросли парка. Добежав до пересечения аллей, он вдруг растерянно заметался, а потом стыдливо поджал хвост – извините, мол, не справился с заданием.

– Молодой ещё, неопытный, – послышался женский голос, – к скамейке подошла вдрызг пьяненькая женщина лет двадцати пяти с чёрной дворнягой на поводке. Милентина не раз встречала её во время прогулок. Она была то с собакой, то с ребёнком, а иногда и с на удивление красивым и представительным мужем, и они оба всегда были под градусом, о чём свидетельствовали неестественно красные лица. От собачников Милентина узнала, что женщина эта работает в милиции – полиции кинологом, а её сука является непревзойдённым специалистом в розыскном деле. Сама же хозяйка уникальной собаки как-то по пьяни похвасталась, что ей за взятку оформили родословную, согласно которой теперь её дворняга – чистокровный лабрадор, а также выдали диплом с оценкой “Отлично, 1-е место”. Так что теперь щенки её расходятся по цене породистых собак. Правда, на продажу их забирают сослуживцы, и поэтому ответственность на себя она не берёт, так как в действительности у её дворянки 25 % крови шакала.

Глядя на невзрачную собаку, Милентина не поверила, что та способна превзойти своего оскандалившегося коллегу, но, получив порцию запаха и команду “Ищи”, чёрная дворняга вдруг ринулась в заросли кустарника и вскоре появилась с какой-то бумажкой в зубах. При ближайшем рассмотрении она оказалась фотографией грудного ребёнка. Всё это произошло так быстро, что Милентина ещё не успела нарваться на повторный приказ покинуть место проведения следствия и даже взглянула на снимок, на котором был изображён покрытый пуховым волосом малыш. _

– Извините, я могу помочь следствию – это фотография пятимесячного сына убитой женщины. Она очень боялась, что кто-то заберёт ребёнка. Речь шла о мужчине.

– Спасибо, если ваши показания понадобятся, мы свяжемся с вами, – бросила следователь и ещё более настойчиво, чем прежде, потребовала, чтобы Милентина убралась по добру по здорову.

Она направилась на полянку, где под наблюдением Кристины продолжали весело играть их две ничего не подозревающие собаки.

Следующее утро выдалось прохладным и туманным, и в парке почти не было гуляющих с колясками мам и собачников. Хотя последнее обстоятельство показалось Милентине странным – казалось бы, умеренно тёплая погода больше подходит для выгула собак, чем удушающая тропическая жара. Она почувствовала разочарование – уже привыкла при встрече поделиться с кем-нибудь новостями, и прежде всего, из практики общения с ветеринарами. Как же мечтала она в детстве овладеть этой профессией! Но отец не дал ей права на свободу выбора, и вот результат – после защиты диссертации доцент строительного университета Милентина Колбасюк на свою первую большую зарплату покупает щенка сенбернара, в то время одну из самых модных и дорогих пород. Заводчица предоставила ей право выбора из 12-и малышей, но она, в то время не имевшая никакого опыта по части выставочной карьеры собакевичей, взяла щенка – арлекина с большой белой галкой на спинке. Щенку не было ещё и месяца, но он был очень забавным – с утра до вечера крутил педаль стоявшего в прихожей велосипеда. О правильном кормлении Милентина тогда не имела никакого понятия, да и соответствующая литература о выращивании декоративных собак ещё не издавалась, и Макси, так назвали щенка, кормилась с общего стола. Особенно нравились ей котлетки из телятины с добавлением свинины и картофельное пюре с маслом. В результате однажды плохо переваренный ужин оказался в Васиной тапочке, куда он спросонья, не глядя, сунул ногу. Судьба бедной Макси была решена – Вася отвёз её заводчице и даже не потребовал вернуть стоимость щенка.

После первого неудачного опыта Милентина записалась на курсы кинологов, и в доме появилась немецкая овчарка. Затем она завела французского бульдога, кокер-спаниеля, подобрала бездомную кошку и пошло-поехало – с каждым годом её квартира всё больше напоминала зоопарк. Зато все собачники теперь прислушиваются к её советам – подчас она обладает большими познаниями и опытом, чем профессионалы. И с появлением в доме каждого нового питомца у неё возникает острый позыв к творчеству – в солидном издательстве выпущены в свет ее пять детективных романов, в которых много информации и из мира животных.


Наконец, выйдя на центральную аллею парка, Милентина увидела на скамейке у фонтана человека – свою коллегу по работе, мать Кристины Любу Раевскую. У ног этой молодящейся дамы без возраста с унылым видом лежала рыжая такса.

– Привет, Люба. И как тебе удаётся так выглядеть?

– Как сказал один умный человек, я имею в виду классика кинематографа Вуди Аллена, “если хочешь дожить до ста лет, не делай ничего того, ради чего хочется жить сто лет”. Позволяю себе разве что двадцать пять граммов коньяку, полсигареты, пол-ложечки сахара и гуляю, гуляю, гуляю. Даже теперь, когда все боятся и нос сюда казать.

– Из-за убитой женщины?

– Так ты ничего не знаешь? Мы с Максиком вышла прогуляться. Сделав круг, я присела на эту скамейку и разговорилась со своей знакомой. Она рассказала мне анекдот про таксу: “Одна молодая пара выехала за город на шашлыки. И вместо того, чтобы дать своей таксе порезвиться на природе, оставили собаку в машине для охраны. А когда супруги вернулись, обнаружили, что в то время, пока они пировали, вор снял колёса. Муж хотел было сорвать злобу на бедной собачке, но тут жена обнаружила приклеенную к лобовому стеклу записку: “Не ругайте собаку – такса правда лаяла”. Я засмеялась, а мой Макс вдруг натянул поводок и поволок меня в кусты. Я отчаянно сопротивлялась – полагала, что он учуял дохлую крысу – другие представители фауны здесь не водятся. Но в кустах лежала бомжиха, та самая, похожая на гориллу, – Люба перешла на шепот, – с перерезанным горлом. Здесь орудует маньяк!

– Но почему ты сидишь на этой скамейке?

– Труп уже увезли. Я ответила на вопросы следователя и внезапно почувствовала себя плохо. Но от госпитализации, конечно, отказалась – жалко Макса, как он без меня?! И, слава богу, – отпустило. Всё это нервы. Да, вчера встретила в университете директора “Экстра-полиграфии”. Он просил тебя заглянуть.

– Зачем? Я с ним давно не контактирую.

– Не знаю, – загадочно улыбнулась Люба.


На следующий день, забыв на какое-то время о трагедии в парке, Милентина помчалась в издательство. Ею обуревали радужные надежды – а вдруг директор сделает ей какое-нибудь неожиданное заманчивое предложение – к примеру, предложит перевести ее детективы на немецкий (он много лет жил и работал в Берлине), напишет по ним сценарий и протолкнёт его по своим каналам на немецкое телевидение.

– Да ладно, размечталась, – вслух оборвала свои мысли Милентина – В наше время А желает встретиться с Б только по одной причине, и причина эта выражается одним ёмким словцом “Бабло”.

И хотя в глубине души Милентине очень хотелось надеяться, что она ошибается, но последняя версия оказалась верной на сто процентов. Директор “Экстра-полиграфии” выпустил необычную книгу гаданий типа китайской книги перемен, составленную на основе многолетних наблюдений. На каждой странице размещались рисунки художника, созданные им в состоянии или глубокого стресса или, напротив, душевного подъёма. Чтобы предсказать своё будущее, надо было настроиться на волну своей мечты, задать вопрос судьбе, открыть книгу и посмотреть, какая “карта” выпала тебе. Милентина открыла книгу на странице, где под абстрактным рисунком были написаны слова “А ДАЛЬШЕ РАЗВЕРНУТСЯ СОБЫТИЯ”.

– Ну, сколько экземпляров книги вы хотели бы купить? – вкрадчивым голосом начал директор. – Издание прекрасное, книга может стать отличным подарком. Да и самому бывает полезно получить от неё совет.

Содержимого кошелька хватило на три книги. Две из них Милентина подарит Любе и Кристине… нет, им хватит одной на двоих, а у неё ещё есть подруга в Нижнем Новгороде, которая оценит такой подарок. Это Лариса. Они дружили с первого класса, но потом их пути разошлись – Лариса переехала на постоянное место жительства в Нижний, где стала успешной предпринимательницей. Однако в начале её карьеры лежали обстоятельства не совсем обычные.


Однажды поздним вечером, когда до феерического взлёта было ещё далеко, Лариса в глубоком раздумье на тему “Как свести концы с концами” пила на кухне чай с сухариками. В полночь вернулся с дежурства на объекте муж – в то время главный специалист в области патентоведения работал простым охранником у нового русского. Артём молча протянул адресованное жене письмо. Рядом с ее фамилией на конверте стояла приписка “Конфиденциально”. Увидев это, обычный ревнивый супруг без промедления заподозрил бы свою половину в неверности, но Артём был человеком интеллигентным и потому передал письмо без лишних комментариев. У Ларисы секретов от самого близкого человека никогда не было – она тут же распечатала конверт и начала читать вслух:




“Уважаемая Лариса Витальевна!

Сразу прошу прощения за то, что не представляюсь. Причину инкогнито автора письма вы поймете, когда узнаете о моём предложении. Также прошу не знакомить с его содержанием никого, даже ближайших родственников”.

– Наверняка предложат что-нибудь купить, – прервал чтение Артём. – Надеюсь, у тебя хватит здравого смысла не реагировать на эту авантюру. Мне никто и никогда не может сделать подобных предложений, потому что знают, что я умный. А ты… Прошу тебя – выброси письмо, так мне будет спокойней.

– Хорошо, не волнуйся.

Лариса скомкала конверт, кинула его в помойное ведро, накинула плащ и, выйдя с ведром во двор, направилась к мусорным бакам – мусоропровода в их пятиэтажке не было. Зайдя за ограждение, она достала письмо, расправила смявшиеся листы и сунула их в глубокий карман. Когда вернулась, муж уже погрузился в крепкий сон, и теперь никто не мог помешать ей ознакомиться с предложением анонимного автора.

За предупреждением о неразглашении текста послания следовала цитата из выступления доктора Лурье, Председателя Всемирного комитета оккультных исследований:

“Существует секретный способ получать доступ к определённым волнам, излучаемым человеческим мозгом, чтобы настроиться на подсознательный уровень какого-либо человека и оказывать таким образом влияние на его поведение. Это революционное программирующее устройство – самое беспрецедентное и удивительное открытие тайных обществ, а ещё одно из самых засекреченных… и самых спорных”.

Далее автор сообщил, что этот невероятный инструмент, получивший название индуктор “Гипнодрайвер” может направлять испускаемые мозгом мысли и передавать невидимые указания другому человеку точно так же, как невидимые волны могут создавать образы на экране телевизора. “Простой в использовании, как телефонная трубка, “Гипнодрайвер” заставит начальника повысить вам зарплату, служащего банка – принять положительное решение о выдаче кредита, партнёра по бизнесу – сделать выгодное предложение, любимого человека – почувствовать к вам непреодолимое влечение и т. п. Так случилось, что прежде доступный лишь ограниченному кругу высокопоставленных лиц индуктор в наше смутное время оказался в моих руках”…


Вот с этого-то письма и начались необыкновенные приключения двух подруг, которые они описали в совместном детективе “НЛП для бизнесвумен”. Вскоре после того, как Лариса попала в поле зрения доктора Лурье, в её жизни произошёл целый ряд перемен. Она встретила свою первую школьную любовь Семёна Генкина, и он сделал находившейся на грани финансового краха однокласснице весьма заманчивое предложение.


Прибрежный ресторан “Фортуна” примостился на небольшом плато, над которым возвышался крутой правый берег Волги, густо поросший вековыми деревьями. Лариса заняла столик на открытой веранде, откуда открывался чудесный вид на речные просторы. Низко над водой парили чайки, из кустарника доносился весёлый пересвист весенних синиц.

Семён опаздывал. Лариса уже собиралась уйти, когда возле кафе резко затормозил джип. Сёма выскочил из машины и почти бегом направился к веранде. При виде одноклассницы расплылся счастливой улыбкой, от которой поползли к вискам многочисленные веснушки. У Сёмы был вид человека, заряженного кучей идей, готовых выплеснуться наружу яркими брызгами. Извинившись за опоздание, и наскоро сделав заказ, он сразу приступил к делу.

– Лара, ты хотела бы стать владелицей модного магазина?

– Мечтать не вредно.

– Я говорю серьёзно. Собираюсь открыть несколько солидных торговых точек, в том числе магазин женского белья. Формально владелицей будешь ты, ну, а прибыль… 40 % тебя устроит?

– Неужели это “Гипнодрайвер”? – у Ларисы от изумления округлились глаза…


Но вот наступил день, про который можно было сказать: “Все тревоги позади”. В витрине магазина разместили плакат “МЫ ОТКРЫЛИСЬ!” Для Ларисы это знаменовало надежду на то, что впереди финансовое благополучие, и в России станет на одного удачливого человека больше.

Торжественную речь произнёс Сёма. Лариса наблюдала за ним, красивым и переполненным бьющейся через край энергией, и ей становилось хорошо и одновременно страшно. Нет, она не боялась, что их предприятие не встанет на колёса фортуны – Сёма и его адвокат

Вадим оградили её от всех неприятных моментов бизнеса. В её функции входило только выбирать товар по своему вкусу. В этом деле она ас – у неё есть чутье. Она шестым чувством угадывает, какая вещь мгновенно привлечёт внимание покупателя.


А потом, когда уже пышно зазеленели первые ростки процветания, Сёму застрелили в подъезде Ларисиного дома.

После поминок Лариса с Артёмом уехали на свою любимую дачу. Как не любить эти сказочные места! Просторы полей, высокий правый берег Волги, над которым возвышалась протяжённая гора, вековые деревья, заболоченные заводи, где водятся жирные щуки. Здесь можно встретить лисицу, разжившуюся курочкой на деревенском подворье, гигантских чёрных птиц, медленно парящих в небесах в поисках добычи, услышать в полнолуние тоскливую песню волка. И ещё эта ива! Прожившее не одно столетие дерево раскинуло над участком свои могучие ветви. Глядя в её чёрное дупло, нетрудно поверить, что там, как рассказывают легенды, поселилась нечистая сила.

Артём отправился в соседнее село договариваться со строителями о реконструкции дома, а Лариса собирала упавшие с яблонь плоды. Деревья старые, но почти каждый год дают обильный урожай, которым она щедро одаривает всех знакомых. Время от времени Лариса поглядывала на дочь, с упоением игравшую на газоне со спаниелями. Деревенскую тишину внезапно нарушил шум мотора.

– Мама! Дядя Вадим приехал!

Лариса встревожилась. Последнее время между ними установились чисто деловые отношения, и вдруг этот неожиданный визит. Что могло заставить его приехать? Угадав её мысли, Вадим сухо бросил:

– Успокойся, ничего личного. Я приехал к тебе как адвокат Сёмы исполнить его поручение, – Вадим огляделся по сторонам. – Пусть девочка продолжает играть, а нам лучше пройти в дом.

Зайдя в комнату, Вадим достал из сумки старинный ларец с замочком. Потянул Ларисе маленький ключик.

– Что это?

– Увидишь.

Ларчик легко открылся. В нём лежали старинные подвески, кольца, браслеты, диадема и брошь, покрытая бриллиантами…

– Целое состояние! Откуда у тебя эти драгоценности?..

После того, как на голову Ларисы свалилось богатство, в её жизнь извивающейся змеёй вползла мистика. Она написала подруге странное письмо:


“Дорогая Мила!

Недавно ты приснилась мне во сне, и я была вдвойне рада получить бандероль с твоей книгой. Спасибо! Восхищена твоим упорством и тем, что Муза тебя не покидает. Должна признаться, что меня постигло такое же несчастье (или счастье). Вот уже несколько месяцев, как я забросила свою фирму – неожиданно для себя возникло страстное и непреодолимое желание писать рассказы и сказки для детей. По трое суток не ложилась спать, складывалось такое впечатление, что сказки мне кто-то диктует, я их едва успевала записывать. Старое дерево, каждый привлекший внимание зверёк или птица превращались в сказочных героев. Это какое-то наваждение. Иногда мне хочется стряхнуть его, освободиться, вернуться к работе, но ничего не могу с собой поделать. Те месяцы, которые я посвятила книге, были самыми счастливыми в моей жизни. Жаль тех людей, которые не испытали радости творчества. Книгу послала на конкурс “Заветная мечта”, а потом вдруг Муза отвернулась от меня, видимо, как от недостойной её внимания. Но через какое-то время на даче произошли загадочные события, которые вновь вернули меня в то волшебное состояние счастья. Но о них расскажу, когда ты приедешь. Артём относится к моим странностям довольно скептически. Только ты меня поймёшь”.


И лишь несколько месяцев спустя Милентина, проведя собственное расследование, назвала имя убийцы Сёмы и того, кто манипулировал сознанием и действиями Ларисы.


Милентина отослала Ларисе купленную у издателя книгу по почте с просьбой задать вопрос судьбе в день Святых апостолов Петра и Павла. С такой же просьбой она обратилась и к Кристине. 12 июля обе подруги позвонили ей и, к её большому удивлению, зачитали одни и те же непонятные слова: “ВСЁ НАЧНЁТСЯ НА ОСТРОВЕ ЖИЗНИ”.

При слове “остров” у Милентины сразу же возникла ассоциация с окружённым столичными землями городом-островом Химки. Здесь быстрее, чем где-либо ещё в Подмосковье, зрел нарыв недовольства. Взять хотя бы защитников Химкинского леса, через который прокладывалась новая трасса Москва-Петербург. Как радовались они в былые времена тому обстоятельству, что живут совсем близко от центра столицы, но при этом имеют возможность наслаждаться райскими красотами природы. Или Химкинских пенсионеров, к которым принадлежала её коллега Люба – минимальная пенсия в городе в два с половиной раза меньше, чем у тех, кто проживает в соседних домах с московской пропиской. Или учителей, зарплата которых в полтора раза ниже, чем в соседних московских школах? Но что “начнётся?” Бунт пенсионеров и бюджетников? Возможно, так оно и случится, но ведь обе её подруги задавали вопрос книге будущего, имея в виду собственную судьбу. И революционная ситуация в городе Химки интересует их в последнюю очередь – до пенсии им далеко, и денег на жизнь хватает. Значит, дело в другом. Может быть, им надоела эта вечная суета, погоня за выгодными сделками и прибылью. Может быть, им, как и самой Милентине, захотелось осознать своё Я в этом мире, находясь в уединении на острове посреди бескрайного океана.

– Камертон моей души – остров в океане, – произнесла Милентина не совсем понятную даже ей самой фразу, но с этого момента, о чём бы она не думала, чем бы она не занималась, перед ней как наяву маячил высоко выступающий над вспененной океанской водой остров правильной овальной формы и похожий на яркую клумбу. Возможно, что и пансионат Мюссера привлек её тем, что отель, как и тот остров, одиноко возвышался над полосой прибоя, а за ним была только зелень горного леса, и не было ни людей, ни машин.

Именно об этом думала Милентина, когда утром тринадцатого июля вышла на прогулку с самоедской лайкой Деборой и кавалер-кинг-чарльз-спаниелем Мулей. На это раз до Химкинского парка они не дошли – в заборе огромного стадиона средней школы добрые люди сделали пролом, и в это ранний час, когда на стадионе нет спортсменов, а сторож видит сладкие утренние сны, можно было погонять собак по ровному травяному полю. Конечно, это было нарушением закона, но что делать, если за пределами забора только узкая, метра полтора шириной асфальтированная дорожка, а за ней ещё один школьный забор.

– При таких условиях, а вернее их полном отсутствии для воплощения в жизнь своей любви к братьям меньшим, не мудрено, что наши дети все больше отрываются от земли, живого общения с природой и считают компьютер своим единственным другом. Так из нашей жизни исчезают простые человеческие ценности, которые уже никто не назовёт вечными, – обращаясь к собакам, как к людям, произнесла Милентина и, легко протиснувшись в щель, позвала за собой Дебору и Мулю.

Собаки весело наматывали круг за кругом, состязаясь в скорости и выносливости, когда за спиной Милентины вдруг раздался рык, перешедший в человеческую речь.

– Если не уберешь свою псарню, перережу горло.

Вздрогнув, Милентина обернулась. Перед ней на полусогнутых конечностях стоял знакомый ей гориллообразный мужчина. В его руке блеснуло лезвие ножа. Почуяв неладное, обе собаки подбежали к хозяйке, но любящая весь мир Дебора только взволнованно лаяла, не понимая, что происходит.

– Берта! Взять его! – послышался женский голос и, сделав несколько гигантских прыжков, к собакам присоединилась знакомая чёрная дворняжка кинолога УВД. В следующую секунду она взвилась в воздух и вцепилась в руку с оружием. Но “примат” не растерялся – теперь он со страшной силой вращал псину над головой. Наконец, та не выдержала и, разжав челюсть, отлетела на несколько метров в сторону. К счастью, кинолог успела дозвониться своим сослуживцам, и живший в соседнем доме капитан уже бежал к месту назревавшей драмы. Увидев вооружённого полицейского, примат бросился к ряду близко растущих деревьев и исчез. И только окружившие раскидистую липу собаки обнаружили, что он притаился в густой листве верхнего яруса.

– Слазь, если не хочешь, чтобы я прострелил твою задницу, полицейский направил на него дуло револьвера. Примат мощно оттолкнулся от гибкий ветки и, приземлившись с другой стороны забора, помчался по асфальтированной дорожке. Раздался выстрел. Обезьяномэн упал, дёрнулся и замер. Полицейский бросился к нему, а женщина-кинолог подошла к Милентине. На это раз она была вполне адекватной, и поэтому прозвучавшая в её голосе угроза подействовала на Милентину должным образом.

– Если не хотите нарваться на крупные неприятности, не суйте больше свой нос в чужие дела. Вы не видели ни его, ни нас, мы не видели вас. Запомните это! И лучше бы вам уехать на какое-то время.

– Вы даже не представляете, как бы я хотела уехать на необитаемый остров, где никто не будет мной командовать, не будет поучать и унижать, где можно, не опасаясь насмешек и порицания, делать всё, что захочешь.

– И даже ходить на четвереньках? – усмехнулась кинолог.

– И даже быть сама собой, – кивнула Милентина, – но пока я уезжаю не так далеко – всего лишь в Абхазию.

– Не очень удачный выбор для такой мадам, как вы – так и норовите оказаться в ненужном месте в ненужное время. Между прочим, кремлёвский эксперт кот Дорофей обратил внимание на то, что сказал Владимир Путин относительно перспективы развития туризма на Кавказе: “Если местный персонал будет туристок за мягкие места щипать, это понравится далеко не всем. Так что к вам просто не поедут”.

– А как вы считаете, если даму моего возраста ущипнут, следует возмущаться или радоваться? – улыбнулась Милентина.

– Ладно, идите, мне не до ваших шуток – у меня труп.

– И не совсем обычный труп, – многозначительно протянула Милентина.

– Вы опять за старое?! Ищите неприятности?

– Ухожу, ухожу… Но, если вы вдруг захотите мне что-нибудь рассказать, звоните. Вот моя визитка. За информацию с меня бутылка “Царицы Тамары”.

– Я грузинские вина не пью.

– “Царица Тамара” – армянский коньяк восьмилетней выдержки. Так что звоните!


После событий на школьном стадионе Милентина решила, что в её аптечке обязательно должен быть транквилизатор на случай форс-мажорных обстоятельств. Но для этого надо получить рецепт и, соответственно потратить полдня на проезд в Центр Москвы и обратно – она была прикреплена к поликлинике 1-го Московского медицинского университета.

Перед ней было всего двое посетителей, но как много времени забрали они у доктора! – пожилой мужчина раза три выбегал из кабинета, мчался куда-то и снова возвращался с какими-то анализами. Нет, это не для Милентины – она не может оторвать от жизни весомый кусок времени и провести его в больничных стенах. Поэтому когда, наконец, подошла её очередь, она сообщила доктору о том, что никаких жалоб на своё здоровье не имеет и попросила только об одном одолжении – выписать фенозепам. Этим визит к терапевту, увы, не ограничился. Доктор измерила Милентине давление, оказавшееся в норме как у космонавта, и подробно расспросила её о том, почему вдруг так улучшилось её самочувствие по сравнению с последним посещением лечащего врача.

– У меня на данный момент 20 домашних питомцев – так что много физических нагрузок и продолжительных прогулок с собаками.

– Интересный случай. Вы абсолютно не похожи на человека с отклонениями в психике.

– А почему, по вашему мнению, я должна быть сумасшедшей?

– У вас столько животных… но вы спокойны, уравновешены.

– Я поправляю своё здоровье с помощью пет-терапии – мои питомцы дают мне столько любви и положительных эмоций, что болезни отступают. А благодаря прогулкам с ними, я похудела с 52-го до 46-го размера. И потом они все очень красивы – взглянешь на любого, и сердце замирает от восхищения и умиления.

На обратном пути Милентина обратила внимание на стоявшего на перекрёстке старика в узбекском халате и тюбетейке. Он стоял здесь с протянутой рукой и год назад, и два года назад, и по этой причине Милентина не бросила, как прежде, десятку в его кошёлку.

– Вы зарабатываете больше меня, поэтому больше денег я вам не дам, – буркнула она и уже хотела пройти мимо, когда кто-то схватил её за рукав. Это был притаившийся за спиной штатного нищего сутенёр.

– У вас нет денег? Ну, тогда придите в объятия моей любви, и у вас всё будет.

– Боюсь, что вы уже опоздали со свои предложением – у меня 20 детей, не считая взрослой дочери, и уж чего-чего, а недостатка любви в моей жизни нет.

– Но не такой, какую могу дать вам я.

Только теперь Милентина внимательно рассмотрела сборщика налогов. Боже! Опять эти длинные почти до колен руки, сильно скошенный лоб, выдающаяся челюсть и покрытые обильным волосом руки.

– Пустите меня! – Милентина с силой оттолкнула примата и почти бегом направилась к станции метро. Ей показалось, что она действительно начинает сходить с ума – почему прежде она не придавала значения внешнему виду случайных прохожих? А теперь чуть ли не в каждом втором её мерещится гибрид профессора Иванова. Усилием воли она заставила себя успокоиться и больше не думать об этом.


Сборы Милентины в Абхазию происходили так же или почти также, как сборы на любой курорт Средиземноморья – приобретались пляжные комплекты, модные сумки и купальники, солнцезащитные очки. Под словом “почти” подразумевались сомнения относительно покупки тененесущего зонта, каким пользуются в жаркую солнечную погоды продавцы открытых рынков. Всё-таки Мюссера – это даже не Турция, и об уровне сервиса можно строить любые предположения. Конечно, такую громадину, как пляжный зонт или тент, везти с собой не хочется. Но всё-таки лучше подстраховаться и подобрать в магазине “Ашан” более или менее приемлемый вариант. Тогда не придётся волноваться относительно наличия или отсутствия тени на пляже пансионата “Мюссера”.

Раскидистые зонты в магазине широчайшего ассортимента товаров в продаже имелись. За исключением одного “но” – прикреплять их надо было непременно к горизонтальной рейке. А что делать, если таковых на пляже не найдётся? Недолго думая, Милентина заглянула в отдел сувениров и приобрела там длинный и острый кинжал, в несколько раз превосходящий по стоимости предмет, к которому она планировала его прикрепить с целью обеспечить устойчивость зонта в песчано-галечном грунте. Зато выглядела эта инновация весьма впечатляюще – рукоятка и ножны украшены “драгоценными” камнями, но при погружении лезвия в почву до упора никто не догадается, с помощью какого ценного предмета зонт держится в вертикальном положении.

При покупке Милентине выдали свидетельство, согласно которому, данный кинжал являлся не холодным оружием, а декоративным подарочным изделием. Это было странно – лезвие кинжала по остроте превосходило любой разделочный нож, так что при желании его легко можно было всадить в плоть врага. Вообще-то самое место ему было на персидском ковре. Так Милентина и поступила – теперь над её кроватью почётное место заняли красивые ножны, а сам колющий предмет остался привязанным к ножке зонта, и для него Милентина сшила невзрачный, но плотный чехол. Теперь пусть кто-нибудь только попробует приблизиться к ним с дурными намерениями – небольшое усилие, один взмах руки, и самодельное копьё будет приставлено к сердцу злоумышленника.

Ещё надо было сделать запас сухого корма – надежды на то, что Вася будет варить собакевичам мясную кашу оставались только надеждами. Милентина спустилась в находившийся в подвальном помещении зоомагазин, где уже несколько лет проблемой рациона домашних питомцев занималась вполне ответственная интеллигентная дама по имени Валентина. У прилавка был только один покупатель, кажется, мужчина – поначалу Милентина не обратила на него никакого внимания. Но когда она приняла из рук продавца огромный целлофановый пакет, две мужские руки ухватились за ручки её вместительной хозяйственной сумки.

– Это моя сумка! – завопила Милентина.

– Я не собирался её украсть, просто хотел помочь вам вложить в неё пакет.

– Извините, сработал инстинкт. Так редко наблюдаешь в наше время, чтобы мужчина проявил себя как джентльмен по отношению к даме. Психология наша изменилась – если кто-то прикоснулся к твоей вещи, думаешь, что с единственной целью – украсть и кричишь: “Держи вора!”

– На эту тему анекдот есть, – вставила Валентина. – Почему, если ты выбежишь на лоджию и закричишь: “Пожар!”, люди вызовут пожарных. Если закричишь “Убивают!”, вызовут полицию, а если крикнешь: “Наша планета в опасности!”, вызовут санитаров из психушки?

– Да, действительно, трудно найти рай на Земле, – согласился мужчина. – Разве что в Австралии. Говорят, там каждый третий миллионер. Богато живут.

– Живут-то они неплохо, – продолжила дискуссию Валентина, – только в центре континента климат неподходящий – всё сконцентрировано на побережье Тихого океана. И некоторые учёные полагают, что в случае природных катаклизмов Австралия уйдёт под воду как Антлантида. И Япония уйдёт…

– А меня почему-то больше манят острова Новой Зеландии, – мечтательно произнесла Милентина. – Там их около семисот. Какие-нибудь да останутся на поверхности.

– Вы, вообще, по моему мнению, неверно устроили свою судьбу, – прервала её Валентина, – Вам надо было стать ветеринаром и уехать в Штаты – нигде в мире нет столько домашних животных, как там, и многие ветеринары стали в Америке миллионерами.

– Но пока мне приходится довольствоваться мизерной зарплатой профессора, несколькими четверолапыми и отдыхом на Черноморском побережье Кавказа.

– Едете в Сочи? – спросил мужчина.

– Немного дальше.

– В Пицунду? Приходилось там отдыхать. Красивейшие места…

– Извините, я тороплюсь… – Милентина мысленно похвалила себя за то, что не упомянула Мюссеру – Вася со свойственным ему занудством постоянно напоминал ей о том, что в наше время никому не следует сообщать о себе какую-либо информацию, а уж тем более незнакомым людям.


Через три дня на сиденьях джипа удобно расположились шестеро, не считая бордосского дога Верна, спокойного пса цвета спелой пшеницы и при этом самого крупноголового представителя догов. Вообще о возможности проживания в отеле животных в правилах ничего не было сказано, но если всё-таки начнут напрягать, придётся заплатить.

Молодая пара предпочла заднее сиденье и, соответственно, общество дога. Оксана и Дима мило болтали о чём-то на своём мало понятном взрослым компьютерном жаргоне.

– Лэптопы принадлежат к игровой серии – громко тараторила Оксана, – поэтому они оснащены качественными динамиками, клавиатурой с подсветкой и т. д. В общем, не парься – мы правильно сделали, что взяли ноутбук G60J.

Дима перевёл разговор в другую плоскость.

– Оксана, а ты знаешь кто такой бигфут?

– Человек с размером ноги больше 46-го.

– Ламер! (невежда). Так в Америке называют снежного человека. Он похож на гориллу. На сегодняшний день зарегистрировано несколько сотен случев, когда люди видели бигфута. Учёные считают, что эти обезьяноподобные люди произошли от вымершего гигантского примата – гигантопитека. Тётя Мила, а вы надеетесь встретить бигфута в Абхазии?

– Собственно говоря, ради этого мы и едем в Мюссеру, а оттуда в Сухумский обезьяний питомник. Однако речь идёт не о потомке гингантопитека, а о гибриде человека и обезьяны. Ты только представь себе, что опыты профессора Иванова увенчались успехом, а во время перестройки гибриды растворились среди людей. Насколько мне известно, у щенков собаки могут просматриваться качества предков до 12-го колена, и что если…

– Вы хотите сказать, что число потомков гориллы может вырасти в геометрической прогрессии?

– Да, и в случае апокалипсиса у них будет больше шансов на выживание.

В то время как происходила эта милая беседа, Кристина с Олегом собачились, не считаясь с присутствием матери и тёщи. Причину их раздражения объяснила Милентине Люба.

– Олег покупает в Японии автомобили с целью их перепродажи, на это они и живут. Анализ состояния рынка на Кристине, как и решающее слово в выборе модели. Пока она останавливалась на дешёвых тачках, машины расходились в улёт. Но сейчас они купили новый дорогой джип и продать его хотят с выгодой для себя. И тишина… Я хотя и не бизнесмен, но и то имею представление о том, что люди не станут покупать за 500 тысяч праворулевую машину.

– Что ты в этом понимаешь, мама?! – вспылила Кристина, – только советы горазда давать. Как говорит наш премьер: “Кто не рискует, тот не пьёт шампанское”.

– Не хочешь слушать моих советов, прислушайся хотя бы к словам американского психотерапевта В. Франкла “Счастье подобно бабочке. Чем больше ловишь его, тем больше оно ускользает. Но если вы перенесёте своё внимание на другие вещи, оно придёт и тихонько сядет вам на плечо”.

Они проехали по кольцевой километров двадцать, когда из сумки Милентины раздался звонок.

– Наверное, Вася, – она взглянула на номер, – нет, кто-то незнакомый.

– Не отвечай, – посоветовала Люба, – пусть все тревоги останутся в городе.

– Я так не могу. Алло,, это вы?! Если честно, не ожидала. Видите ли, мы сейчас в двадцати пяти километрах от вас, так что ждите нас минут через тридцать, если не будет особого напряга на дороге.

– Ты хочешь вернуться?! – в один голос воскликнули крайне недовольные данным обстоятельством Кристина и Олег.

– Мне позвонила кинолог. У неё есть для меня какая-то очень важная информация. Извините, но я не могу упустить шанс.

– Тебе бы в отделе криминальных новостей работать, а не физику преподавать, – съязвила Люба.

– Беру пример с тебя. Все помнят, как ради того, чтобы написать пьесу в соавторстве с австралийской писательницей и получить приличный гонорар, ты проникла в группировку чеченских бандитов.

– А ты кого возьмёшь в соавторы?

– Возможно, Ларису. А вот и она звонит, легка на помине.

– Алло, привет Мила. Ну, как, сбылось пророчество из книги?

– Пока не вижу связи.

– А я видела сон. Помнишь, как однажды мы забрели в горы… На лицо упали первые крупные капли дождя. С каждой минутой надвигалась гроза. Надо было спешить – тропинка крутая, если станет скользкой, спуститься будет нелегко. В свете молнии как маяк блеснула крыша моей дачи. Казалось, что она совсем близко, но дорога вела в обход, та самая глинистая дорога, в которой можно было завязнуть по уши. Я предложила идти вброд через маленькую речку, впадавшую в Волгу в непосредственной близи к моему саду.

Пытаясь согреться быстрой ходьбой, мы начали движение вдоль вздыбленной потоками ливня речки. Крутой обрыв возле брода с одной стороны порос травой, так что было за что ухватиться для поддержания равновесия. Вода в самом глубоком месте была по грудь, но вылезти на скользкий противоположный берег удалось лишь с большим трудом. Ещё труднее дался подъем – тёмная глина засасывала как зыбучий песок. Ты уже давно потеряла в этом вареве босоножки и передвигалась вперед на четвереньках, то и дело соскальзывая вниз. Наконец нога ступила на твёрдую почву, и тут же раздался истерический хохот – мы обе были вымазаны глиной с головы до ног, так что выглядели не лучше обезьян А потом я глянула вниз и испугалось – там бурлила не маленькая речка, там бушевал океан. И он окружал весь участок нашей дачи, превратившийся в хотя и в обитаемый, но полностью оторванный от внешнего мира островок.

– Извини Лариса, всё это очень интересно, но сейчас я спешу на свидание с кинологом УВД, который, вернее, которая имеет что-то важное мне передать.

– Завидую я тебе – складывается впечатление, что материал для очередного детектива какой-то невидимка преподносит тебе на блюдечке с голубой каёмочкой. А у нас…

– Нет новостей? Ну, и радуйся. Как говорится, самая лучшая новость – отсутствие новостей.

– Да, забыла тебе сказать главное. Помнишь, как в нашем детективе мы “назначили” убийцей женщину, заместителя владелицы магазина. Она составила план, как устранить свою начальницу и прибрать к рукам её бизнес. Так ты угадала – мне пришлось уволить моего главбуха по той же самой причине. Ну, пока. Не пропадай, звони.


Олег остановил машину у развилки Новокуркинского шоссе и Молодёжной улицы. В ста метрах от него женщина выгуливала на газоне чёрную дворняжку.

– Это она, – шепотом произнесла Милентина. – Я иду к ней.

Только сейчас она сообразила, что не знает ни имени кинолога,

ни кличку её собаки и поэтому просто приветственно помахала рукой. Женщина оглянулась по сторонам и бегом направилась к ней. Достав из пакета журнал “Друг кошек”, она вложила в него файл с большим количеством каких-то документов и протянула всё это Милентине. Бросив через плечо: “Передайте это в Мюссере Иродиону Куценбе, он сам вас найдёт”, – подошла к своему “Рено”, села за руль, окликнула собаку. И в тот момент, когда задержавшаяся на травке чернышка бросилась к хозяйке, прогремел оглушительный взрыв. В небо взметнулся огненный столб. Кто-то схватил ничего не соображающую Милентину под руку, втолкнул в джип, и Олег со скрежетом рванул в сторону кольцевой

– Как ты думаешь – она погибла? – заплетающимся языком произнесла Милентина.

– Женщина или собака? – язвительно спросила Кристина, намекая на то, что для её подруги важнее судьба животного.

– Не время для издёвок!

– Никто и не думает над тобой издеваться. Но я поймала себя на мысли, что почти без содрогания смотрела на эту жуткую картину – каждый день видим по телевизору нечто подобное.

Кристина посмотрела сквозь заднее стекло. На некотором расстоянии от пылающего костра в панике металась чёрная собака.

– Мила, я видела, что эта женщина что-то передала тебе, – вмешалась Люба.

– Да, какие-то бумаги. Я положила их в пакет.

– Дай-ка я взгляну – Люба достала из футляра очки, протёрла стекла фланелью и приступила к рассмотрению документов.

– Кажется, они написаны на абхазском. Кстати, не только европейцы, но и народы, населяющие Кавказ, считают абхазский язык самым трудным для восприятия. Он вообще мало похож на человеческий и скорее напоминает жужжание насекомых – сегодня установлен факт отдалённого родства между абхазским и китайским, тибетским и восточно-гималайским языками. Так что мы будем делать с этими документами?

– Женщина просила меня передать их некому Иродиону Куценбе, который сам найдёт меня в Мюссере. Но вдруг покушение на неё было связано именно с этим поручением?

– Да, по-моему, в этих бумагах представлены какие-то списки. Тогда нам угрожает опасность. Кристина, у тебя острый глаз. Проверь, нет ли за нами хвоста.

– В этой пробке за каждой машиной тянется длинный хвост.

– У меня есть предложение, – оживился Дима, – чтобы не портить себе нервы напрасными подозрениями, давайте остановимся где-нибудь в районе железнодорожной станции. Я возьму этот пакет и сделаю вид, что возвращаюсь домой на электричке. Если за нами следят, они решат, что я собираюсь передать документы в милицию и попытаются отобрать пакет.

– Но они могут напасть на тебя, – испугалась Оксана.

– Если они потребуют отдать им пакет, я не буду сопротивляться. Зачем нарываться? Нам надо поскорей избавиться от этого компромата.

Олег вырулил в правый ряд и свернул на шоссе, ведущее к платформе.

– Знаю тебя, Димон, – ты не удержишься, чтобы не ввязаться в драку, – Оксана схватила пакет и первая выскочила из машины. Дима последовал за невестой.

– Смотрите! Вон они! – испуганно прошептала Милентина.

В десяти метрах от джипа притормозил золотисто-коричневый “Бьюик”. Водитель, необычайно высокий чернокожий мужчина средних лет, быстрым шагом направился к молодой паре. Оксана решительным жестом пресекла попытку Димы вести себя по-мужски и, протянув незнакомцу пакет, схватила бой-френда за руку и потащила к машине. Они проехали метров двести, как вдруг стёкла автомобиля задрожали от дикого вопля Милентины.

– Оксана! Ты взяла не тот пакет! У меня было два одинаковых, и ты передала тот, в котором я везла два непрочитанных номера журнала “Друг кошек ” и свои записки. Документы в другом пакете, и он остался у нас!

Олег внимательно оглядел машинные ряда, “Бьюика” на шоссе не было.

– Это значит, что этот тип ещё не ознакомился внимательно с содержанием вложенных в журнал бумаг.

– Представляю, как удивится он, когда вместо секретной информации увидит сборник ляпсусов студентов на экзамене типа: “Профессор: – Я не понимаю, почему вы не в состоянии запомнить, что свойство тел сопротивляться внешнему воздействию и сохранять своё состояние называется инертностью, а величина, характеризующая инертность при вращательном движении – моментом инерции? Формулы очень простые, но из года в год повторяется одно и тоже: они улетучиваются из головы, словно на них наложено проклятье. Сейчас я напишу несколько формул на доске, а вы вспомните начальную школу, когда вас учили читать простейшие предложения типа: “Мама мыла раму”. Придумайте какую-нибудь рифму на формулы момента инерции. Может быть, тогда они подольше задержатся в памяти.

– Я уже придумал, – поднял руку студент. – “Момент инерции шара – две третьих эм эр квадрат, – сказала Клара”.

– Жаль, что ты не сказал две пятых, тогда бы я смог поставить тебе число знаменателя, но, увы, отгадал ты только числитель”, -Милентина рассмеялась, но никто не слушал её.

– Кстати, у машины дипломатический номер, – заметил Олег. – Если не ошибаюсь, к документам проявили интерес америкосы.

– А ДАЛЬШЕ РАЗВЕРНУТСЯ СОБЫТИЯ, – кажется, так предсказала тебе, Мила, картина художника, – улыбнулась Люба. – Господа, мы, как две писательницы, не можем позволить себе собственными руками поломать канву детектива.

– Ты права. Этот странный волосатый ребёнок в парке… его, вероятно, похитили…

– У меня есть идея, – взахлёб начала излагать свои фантазии Оксана. – Тот афроамериканец на самом деле бигфут, а ребёнок – его сын, и он его похитил.

– А зачем ему написанные на абхазском языке документы? – спросил Дима.

– Ну, на этот вопрос мы ответим после того, как найдём переводчика.

– Вы слишком увлеклись, – Милентина решительно прервала жаркую дискуссию. – Как только бигфут обнаружит подмену, он продолжит поиск. Олег, у тебя есть мысли, как мы в кратчайшие сроки сможем избавиться от этого джипа и поехать в Мюссеру на другой машине?

– Я планировал продать его подороже зимой, но есть покупатель, который возьмёт джип хоть сегодня за 450. А с оформлением проблем теперь нет.

– У папика в гараже стоит тачка, которую он хотел в торжественной обстановке подарить мне на двадцатилетие после того, как я сдам на права, – сообщил Дима. – Но права я уже купил, а дарственная давно оформлена. Так что с транспортом всё хоккей. Да, по номеру джипа, этот чел выяснит, где живёт Олег, так что лучше всем нам пока перекантоваться у тёти Любы.

– Если за нами следили, все адреса нашего возможного местонахождения агенты ЦРУ легко вычислят, – вздохнула Милентина.

– Значит, по твоему, этот бигфут работает на ЦРУ? – оживилась любительница шпионских историй Люба.

– Всё может быть. Так что надо проявить осторожность. Думаю, мы сможем пожить день-другой на даче у моей подруги Ларисы в Нижнем, а затем двинуться в Абхазию через Казань.

– Но они могут выяснить, где мы собираемся отдыхать.

– К счастью, я ни с кем не поделилась своими планами. Но на всякий случай надо предупредить турагентство и всех родственников, чтобы они никому не давали о нас информацию.

– Мы можем направить их по ложному следу, – Дима окончательно вошёл в роль героя триллера, – у нас в Башкирии есть дом, пусть все думают, что мы едем туда на кумыс.

В течение получаса все пассажиры обзванивали родных и знакомых с единственным сообщением, что собираются провести пару недель в Башкирии, где у Диминых родственников имеется целое поместье на берегу знаменитого Павловского водохранилища. Женщины со свойственным им артистизмом излагали веские доводы для отдыха на Южном Урале. Особенно отличилась Оксана, уже проявившая себя на работе как менеджер по обработке клиентов.

– Отдыхом за рубежом никого не удивишь. Вы даже не представляете, какие красоты в Башкирии. Чистая вода, пронзительно ясный воздух, обалденные ароматы лугов и лесов, купание, рыбалка, охота. Рай для любителей природы! Мы вообще-то собирались в Абхазию, но там сервис, говорят, не на высоте. Так что лучше воспользуемся гостеприимством Диминой бабушки.

Примерно ту же самую версию изложили и другие женщины. Для того чтобы бигфут или кто-то там ещё убедился в серьёзности их намерений, было решено купить билеты на поезд до Уфы, а затем попросить Васю сдать их за два часа до отхода поезда. Конечно, в деньгах они потеряют – один билет стоит две с половиной тысячи, а при сдаче им вернут только процентов семьдесят от этой суммы. Но если речь идёт о настоящем приключении, Милентина никогда не станет скупиться.

На стоянке машин возле Казанского вокзала Олег приметил знакомый “Бьюик”. В этой связи было принято решение разъехаться по домам и затаиться. Ночью, когда вероятность наблюдения за домом Милентины будет крайне мала, Олег отвезёт всех на дачу Диминых родителей. А утром займётся переоформлением машины.

Следующей мерой по введении в заблуждение агента ЦРУ биг-фута – так они окрестили афроамериканца ради того, чтобы загримировать явно угрожающую им опасность маской юмора – стал отъезд в Нижний за два дня до отправления поездом на Уфу согласно купленным билетам. Не совсем логично было подозревать, что кто-то будет сопровождать их в дальнюю поездку, когда можно было просто каким-то образом припугнуть Милентину и потребовать отдать документы. Но для этого надо сначала выяснить её местонахождение. Автор детективов Милентина Колбасюк предусмотрела и такой поворот событий.

Вообще, если бы не реальные трупы в парке и не сожжённый автомобиль кинолога, Милентина в глубине души полагала бы, что всё происходящее фарс, кем-то разыгранный спектакль или пиар с целью заставить её поверить в успешный итог опытов Ильи Иванова. В её шкатулке информации из жизни начинающих писателей был один факт – на лестничную клетку дома, в котором жил молодой автор криминальных романов пиарщики, по-видимому, с согласия местных органов, приволокли труп скончавшейся в подворотне бомжихи. Но к творчеству Милентины интерес проявляли только знакомые, особенно те, кто узнавал в её книгах эпизоды из собственной биографии. Правда, она не раз подмечала, что притягивает к себе события таким образом, что они непроизвольно складывались в сюжет для небольшого рассказа или целого романа. Но это многим известные, хотя до конца и не разгаданные законы творчества.

Так что в продолжение событий перед лицом куривших на лестничной клетке соседей Милентиной и Васей была разыграна ссора между супругами якобы на почве ревности.

– Скажи честно, на какие деньги ты купила норковую шубу?

– Я купила её на распродаже всего за 35 тысяч.

– Не ври! Не может такое шикарное манто стоить так мало! Кто ОН?

– Ты кого имеешь в виду?

– Того, кто сделал тебе подарок, какой делают только любовницам.

– Если ты мне не веришь, нам не о чем разговаривать! – Милентина схватила чемодан и выскочила из квартиры.

Утром следующего дня, когда Вася выходил из подъезда со спаниелькой Мулей, к дому подкатил шикарный “Бьюик”. Из него вышел очень высокий афроамериканец и, сверкая белозубой улыбкой, обратился к хозяину кавалер-кинг-чарльз-спаниеля.

– Какая красивая собачка! Обычно таких заводят женщины.

– Да, это любимица моей жены.

– А как её имя?

– Муля.

– Муля? Странное имя у вашей жены.

– Мою жену зовут Милентина Ивановна.

– Профессор Милентина Ивановна Колбасюк?

– Вы знакомы? Уж не вы ли подарили моей жене норковую шубу? – сжав кулаки, Вася с грозным видом окинул взглядом чернокожего гиганта.

– Я не дарил шубу вашей жене – она может подтвердить.

– Не может!

– Почему?

– Ушла из дома.

– И не стыдно тебе, Василий, – вмешалась проходившая мимо соседка, – такой скандал вечером устроили, что я всю ночь глаз не сомкнула.

– И где сейчас профессор Колбасюк? – продолжал гнуть свою линию американец.

– Вам лучше знать. Я сразу понял, когда увидел вас, кто этот любовник… Но учтите, что в случае развода вам придётся забрать всех её кошек, собачек, грызунов, попугаев… аквариум, так уж и быть я оставлю себе…

Поняв, что с информацией о месте нахождения Милентины дело обстоит глухо, американец сел в свой “Бьюик” и, пообещав, что ещё вернётся, скрылся за поворотом. Объявился он ровно в тот час и в ту минуту, когда Вася вышел на вечернюю прогулку, словно ему был известен распорядок дня мужа Милентины Ивановны.

– Извините меня за настойчивость, – вкрадчивым тоном начал американец, – дело в том, что я хотел поговорить с профессором Колбасюк по поводу перевода её книги.

– Так вы издатель?

– Нет, я переводчик, но к моему мнению прислушиваются.

– Что же вы сразу не сказали. Простите меня за то, что я принял вас…

– За любовника? – громко расхохотался американец. – Скажите, Милентина Ивановна вернулась?

– Увы, нет – слишком обиделась. Позвонила и сказала, что даёт мне две недели на размышление о моём поступке…

– Так, где же она? – с трудом скрывая раздражение, перебил его американец.

– Точно не знаю. Обмолвилась, что собирается с друзьями на Южный Урал.

– Если она даст о себе знать, позвоните мне, пожалуйста, – американец протянул Васе визитку.

– Да-да, конечно. Мила будет очень рада.

На глухой аллее парка Вася достал мобильный и позвонил жене.

– Мила, тобой интересовался какой-то американец. Сказал, что хочет взять в перевод твой роман. Оставил визитку и просил связаться с ним, как только ты появишься.

– Как он выглядел?

– Высокий афроамериканец лет пятидесяти.

– Что написано в визитке?

– Сейчас посмотрю. Джеймс Кларк, перевод с русского на английский.

– Уверена, что это не настоящее имя. Его интересует нечто другое. Ни в коем случае не давай обо мне никакой информации. Скажи, что не ждёшь моего возвращения раньше чем через месяц – слишком серьёзной была размолвка.

Дорога к волжской даче Ларисы пролегала по местности, поражавшей своей первозданной красотой. Казалось, что за каждым поворотом тебя ждёт встреча с историческим прошлым. Река здесь полноводна и поделена на два русла множеством островов, и всюду, куда не бросишь взгляд – небольшие озёра: Монастырское. Лебединое, Щучье…

– Да, – встрепенулась Милентина, когда до ворот дачи оставалось не больше ста метров, – не будем посвящать подругу в наши дела – у неё и своих проблем хватает.

Первая и, вероятно, главная проблема Ларисы обозначилась как только на порог дома вышел Артём. Милентина едва сдержалась, чтобы не ахнуть – вместо круглолицего мужчины крепкого телосложения с солидным пузцом перед ней стоял сухонький мужичок с впалыми щеками. Его любимый спортивный костюм болтался на нём как на вешалке.

– Привет, Артём! И как же тебе удалось так постройнеть?.. – начала было Милентина и умолкла, заметив предупредительный знак подруги.

– Да что уж там теперь скрывать! Рак у меня. Как положено – рак предстательной железы. Была операция. Вроде бы обошлось, но превысили дозу облучения – на коже ожог. Зато теперь в нашем доме целая коллекция красного сухого – говорят, оно выводит радионуклиды. И действительно, чувствую себя неплохо. Но больше об этом, прошу, ни слова. У вас-то как дела?

– Ну, всё по-прежнему. Зарабатываем с Васей на прокорм собак, и ещё на летний отдых остаётся.

– А романы когда пишешь? В промежутке между кормёжками? – усмехнулась Лариса. – Ты бы уж определилась – либо собаки, либо совершенствование писательского мастерства.

– А какого ляда мне его совершенствовать? Я не могу, как ты, похвастаться успехами в бизнесе. Гонораров не получаю, дорогих щенков не произвожу. Оказывается, это такой сложный и тонкий процесс. Чтобы определить, готова ли сука к вязке, надо сделать анализ в лаборатории Био Люкс. Заплатишь тысячу-полторы, и тебе скажут: “Ваша сука готова к спариванью на двадцать процентов”. За следующую тысячу процент повысят до тридцать, ну, и так далее. Так что щенки золотыми станут, учитывая, что тысяч двадцать приходится заплатить кобелю и еще три – инструктору. Если щенки родятся, чтобы окупить затраты, цену придётся держать, а у меня собственного дома нет, так что пока продашь, мебель в щепки разнесут.

– Не пойму, зачем тогда иметь столько собак и кошар? – пожал плечами Артём.

– Я считаю, что в каждом из нас затаился зверь. Сколько гомо сапиенсов живут исключительно ради удовлетворения своих примитивных потребностей. Поступают со своими детьми и родителями так, как ни одно животное не поступает. Дело в том, что наш мозг состоит из двух частей – древний мозг практически не отличается от мозга животных – он отвечает за основные жизненные инстинкты: пищевой, половой и тому подобное. Другой – новый мозг у млекопитающих только намечен, а у человека он составляет основную часть и формирует его высшую нервную деятельность. Но в случае травмы, алкоголизма или другого заболевания новый мозг страдает гораздо сильнее, чем древний, и человек может превратиться в животное. Недаром древний мозг называют рептильным. Зато среди братьев меньших встречаются существа настолько умные, хитрые и интересные, что условными рефлексами их поступки никак не объяснишь. Вот поэтому я их и держу – они дают мне постоянную пищу для размышлений и творчества. И смысл их существования в любви.

– Ну, что это мы заболтались у порога? – пойдёмте, я провожу вас в ваши комнаты, – пригласила гостей Лариса. – Обед уже готов, так что быстренько принимайте душ и к столу. Душевые кабины вон там, за яблоневым садом.

К обеду был подан бульон с купленными в соседней деревне необычайно вкусными пирогами с мясом и утка с черносливом на второе. Артём выставил несколько бутылок красного сухого, произведенного в Италии, Франции, Испании и Молдавии. Милентина остановила свой выбор на французском, но про себя отметила, что с учётом разницы в цене дома можно будет довольствоваться и молдавским. Разговор пытались вести на отвлечённые темы, не касающиеся как проблем со здоровьем, так и истинной причины, по которой Милентина навестила подругу.

– Слыхали? Англичане удумали ввести в школе порку для того, чтобы подросшие детки не устраивали массовые погромы, – Милентина отпила из бокала немного вина. – А я считаю, что пороть детишек надо только за воровство. Взял без спроса что-нибудь чужое – и по попке. По своему опыту знаю, что таким образом папа вытравил из меня все задатки будущего коррупционера. Но он перегнул палку и бил меня за любое непослушание, за плохие отметки. В результате я, рождённая быть лидером – это проявилось с раннего детства, когда я верховодила хулиганистыми мальчишками, превратилась в замкнутую закомплексованную девочку-зубрилку. Но присвоить чужое – этого я ни разу не смогла. На днях по рассеянности оставила в зоомагазине пакет с куриными шейками для собак. Его сохранили, чтобы отдать мне – за пакетом, естественно, никто не пришёл. Но что касается его содержимого, перепутали и сказали, что в нём – говядина. “Это не мой пакет, я мясо не покупала”. “Тогда придётся его выбросить”. “Зачем выбрасывать? Отдайте бездомным собакам”, -посоветовала я и принялась пересчитывать мелочь в кошельке на предмет покупки хотя бы одной упаковки шеек, приговаривая про себя: “Вот дура! Надо было хватать это мясо и раздать его своим голодным собакевичам”.

– Мила, – а почему твоя дочь не поехала с вами? – поинтересовалась Лариса.

– С удовольствием бы поехала, но кто бы тогда ухаживал за нашими животными?

– А я то, было, подумал, что неугомонная Елена занялся какими-нибудь инновациями в сфере искусства или образования, – вставил Артём.

– Ты шутишь! Какие инновации? В прежние времена мы, преподаватели, ломали голову, как лучше донести до студентов материал, как привить им любовь к творчеству. А сейчас все мысли заняты лишь тем, как выжить самим и где подзаработать хоть немного деньжат. Иногда идёшь на работу, и слёзы наворачиваются из-за жалости к себе. Но все равно идёшь, а потом в середине месяца получаешь свои жалкие копейки. Так всё надоело! Артём, я всерьёз начинаю подумывать о том, чтобы произвести выгодную операцию со своей недвижимостью и пожить какой-то другой жизнью, в которой будет много радости, исходящей от самого существования, свободы, любви.

– Если найдёшь такое райское место, позови нас с собой.

– Мой папа всю жизнь мечтал о том, что когда-нибудь поселится на острове Чатем в Тихом океане и создаст там коммуну – что-то вроде утопического города Солнца, – вздохнула Люба. – И как он был прав – в Америке кризис, в Японии атомная катастрофа, Евросоюз того гляди распадётся. И только коммунистический Китай шагает впереди. Все знакомые, которым довелось преподавать в европейских и американских колледжах и университетах поражаются тому, как настойчиво и целеустремлённо рвутся китайские студенты к знаниям. Но я не хотела бы там жить – слишком много китайцев, и поэтому в одной семье разрешено держать только одну собаку.

– Этот остров Чатем принадлежит Новой Зеландии? – поинтересовался Артём.

– Да, и на его 900-ах квадратных километрах проживает всего 600 человек. А вокруг пенится океан…

– Мила, ты куришь? – поинтересовалась Лариса – тема островов Океании бизнесвумен не зацепила, так как её вполне устраивала дача на Волге.

– Нет, разве что для видимости – за компанию.

– Тогда пойдём, покурим.

Они вышли на крыльцо. Лариса достала из пачки две сигареты, чиркнула зажигалкой.

– А теперь, подруга, колись! Куда и зачем вы направляетесь, и почему у тебя вдруг возникло желание срочно навестить нас в этой глуши. И это, несмотря на то, что под всякими предлогами прежде ты игнорировала все мои приглашения провести каникулы на даче.

– В проницательности тебе не откажешь. Но я думаю, что вам лучше не знать…

– Тебе угрожает опасность?

– Не знаю, может быть.

– Тогда обязательно поделись. Ты же знаешь, что есть у нас человечек, который может решить любую проблему.

– Кого ты имеешь в виду?

– Неужели не догадываешься? Нашего соседа.

– Геннадий Петрович здесь?

– Да, Гена проводит отпуск на даче.

– Боюсь, что моя история имеет отношение скорее к биологии, чем к детективному агентству.

– По-моему, они занимаются всем, так что я выслушаю твой рассказ в саду у Гены. Один ум хорошо, а три лучше.

– Лариса, ты можешь зайти в дом и незаметно взять мой пакет – в нём один странный документ, о котором и пойдёт речь.

– Я мигом…


– О, какие люди! – Геннадий Петрович с неподдельным радушием приветствовал Милентину. Но что-то ваш вид мне не нравится. Что вас тревожит?

– Шерлок Холмс таких вопросов не задавал.

– Один ноль в вашу пользу. Однако вы, вероятно, давно не перечитывали Конан-Дойля. Шерлок Холмс сообщал лишь информацию о своём клиенте, а вот причину визита узнавал из его рассказа. Я же могу узнать о вас всё от Ларисы, не прибегая к методу дедукции. Но по выражению вашего лица прихожу к выводу, что вы стали свидетелем какого-нибудь странного преступления и опасаетесь, что это может представлять угрозу для вашей жизни.

– Хорошо, я расскажу всё. Я действительно стала свидетелем убийства одной женщины, с которой познакомилась в парке за день до преступления. У молодой матери в коляске лежал трехмесячный ребёнок, лицо которого было скрыто от посторонних глаз лёгким покрывалом. Но мне случайно удалось рассмотреть его – это было что-то ужасное. Густая растительность покрывала лобик ребёнка, и одна половина его лица не походила на человеческую вообще – если повернуть головку малыша в профиль этой стороной, то перед вами был бы натуральный шимпанзёнок. А вторая половина лица была нормальная, человеческая. Мать очень распереживалась по поводу того, что я увидела её уродца и несколько раз пробормотала, что она его не отдаст. Кому не отдаст – этого она не уточнила. На следующий день, гуляя с собаками, я подошла к той скамейке и обнаружила там труп той самой женщины – убийца перерезал несчастной горло. Коляска с ребёнком исчезла, но розыскная собака нашла фотографию маленького монстрика. Я вызвалась дать показания, но, к моему удивлению, единственное, о чём меня попросили, это покинуть место преступления и поменьше болтать. Вскоре в парке произошло ещё одно убийство. На этот раз жертвой стала бомжиха, и тоже не совсем обычная. Женщина отличалась на редкость странной наружностью: скошенный лоб, оттопыренные уши, вдавленный нос, узкие губы.

– То есть была похожа на самку шимпанзе, – усмехнулся Гена.

– Поползли слухи о маньяке, и через какое-то время был убит бой-френд той бомжихи. Этот тип имел лицо, всё же ближе к лицу человеческому, хотя и донельзя уродливое. При этом был он сутул, перемещался на полусогнутых задних конечностях, а передние болтались ниже колен, как у обезьяны. И вот однажды со мной захотела встретиться женщина-кинолог, собака которой нашла фотографию ребёнка-монстра. Мы были давно знакомы – вместе выгуливали своих питомцев, так что я не отказала ей. Она передала мне какие-то документы, вложенные в журнал “Друг кошек” и попросила передать их некому Иродиону Куценбе, который сам найдёт нас в Мюссере.

– Так, значит, вы едете в Мюссеру?

– Да, но об этом никто не должен знать. Сначала я не скрывала свои планы, но после того, что произошло…

– С кинологом?

– Да, её машина взорвалась на наших глазах. А нам сел на хвост “Бьюик” с дипломатическим номером. За рулём сидел чернокожий мужчина. Как выяснилось позже, афроамериканец. Дима предложил заставить преследователя раскрыть свои намерения и, не оказывая сопротивления, отдать ему эти чёртовы документы. Так что Олег притормозил возле железнодорожной станции, Дима взял пакет и направился к кассе. Афроамериканец последовал за ним. После коротких переговоров Дима передал ему пакет. Тот вежливо поблагодарил и сел в свою машину.

– Значит, документы у американца?! – у Геннадия Петровича задёргались желваки.

– Нет! В том-то всё и дело. Документы были вложены в старый номер журнала, который я когда-то дала почитать той женщине. А в другом точно таком же пакете у меня лежал свежий номер, и в него были вложены мои записки юмористических сцен во время экзаменов – я собиралась вставить их в свой новый роман. После того, как обнаружилось, что произошла подмена, мы с Любой пришли к выводу, что не резон так просто отказаться от материала, который сам плывёт в руки автора детектива. Поняв, что за нами следят, мы решили на время сменить место жительства и оповестить всех знакомых, что передумали ехать в Абхазию. По изобретённой Димой версии его дедушка предложил нам отдохнуть на его даче в не менее прекрасном месте – на берегу Павловского моря. Это Южный Урал. А в действительности втайне от всех мы отправились к вам, чтобы далее следовать в Абхазию другой дорогой. И эта предосторожность не была напрасной – Васю расспрашивал обо мне какой-то афроамериканец, по описанию внешне очень похожий на того, кто сидел за рулём “Бьюика”.

– Я хотел бы взглянуть на эти документы.

– Пожалуйста, но ты ничего не поймёшь – они написаны, по-видимому, на абхазском.

– Разберёмся.

Получив пакет, Геннадий Петрович, извинившись, оставил женщин на полчаса одних в беседке. А когда по возвращении они взглянули на его лицо, сразу поняли, что, неожиданно для себя, он сорвал джек пот.

– Гена, ты должен ввести Милу в курс дела, – потребовала Лариса.

– Это вступает в противоречие с полученными мной инструкциями. Поэтому я просто расскажу вам сюжет написанного мной когда-то в студенческие годы фантастического рассказа. Один советский биолог посвятил свою жизнь проблеме скрещивания человека и обезьяны. Результаты его деятельности со временем были засекречены, а самого учёного ликвидировали, так как он начал слишком много болтать. Среди гибридов встречались особи совершенно разные. Одни действительно совмещали в себе физическую силу гориллы и интеллект человека и при этом походили на обезьяну не более чем известный Терминатор. Среди их потомков были замечены выдающиеся спортсмены. Другие имели внешнее сходство с приматами и отличались повышенной агрессивностью, поэтому их от общества изолировали. Но некоторым удалось бежать из концлагеря, и тогда в глухих местах Сибири охотники и местные жители время от времени натыкались на след снежного человека.

В семидесятые годы крупный биолог, курировавший проект, вместе с двумя наиболее выдающимися человекообезьянами бежал через Турцию в Европу, а оттуда – в Штаты. И примерно в то же самое время к великому неудовольствию парижан, привыкших покупать экологически чистые овощи и фрукты на рынках, один из них внезапно был закрыт. Обычно такое случалось в связи с работами по реконструкции города, но на этот раз покупатели не дождались никаких вразумительных объяснений относительно прекращения торговли. Кто-то распустил слух, что прилавок с фруктами был ограблен огромной обезьяной, которая после того, как насытилась плодами, бесследно исчезла. Некоторые шутники из числа учёных выдвинули версию, что полакомиться фруктами захотел инопланетянин в обличии снежного человека перед тем, как покинуть Землю и материализоваться на своей планете… А в опубликованной в одной из Берлинских газет рубрике брачных объявлениях появились предложения от одинокого снежного человека составить ему команию в необычном дальнем путешествии. На фото, правда, было типичное лицо арийца, но при более детальном рассмотрении можно было заметить густую растительность, пробивавшуюся через полурасстёгнутую рубашку.

У бежавшего из России биолога были списки всех гибридов и их потомков. Но при переходе границы с Турцией он подвергся нападению и был ограблены. Документы исчезли. Так что американцам учёный мог предоставить только живой материал. Кстати, не случайно, что тема бигфута большинством учёных была признана псевдонаучной, и только в Штатах по-прежнему продолжается финансирование исследований.

– Ты хочешь сказать, что нас просили передать Иродиону Куценбе именно эти списки гибридов?

– Я этого не говорил. Но я могу гарантировать, что эта история для вас благополучно закончилась – об этом позаботимся мы. Вы можете больше не скрываться. Спокойно отдыхайте в обществе нормальных людей, но сказку, которую я вам рассказал, забудьте. Так будет лучше для всех. Меньше знаешь, лучше спишь.

– Но я хотела написать рассказ об опытах профессора Иванова.

– Пишите, но с обязательной пометкой: “Все события являются вымышленными, сходство с реальными фактами – случайным”.

* * *

Переезд через границу с Абхазией на реке Псоу стал мероприятием весьма утомительным – в летнее время здесь всегда большая очередь, но пассажирам автотранспорта не найти прохладного и комфортабельного местечка для отдыха в тени и утоления жажды. А выйти из салона с кондиционером всё равно придётся – за исключением водителя, проход через зону таможенного и пограничного контроля, как на российской, так и на абхазской стороне туристы осуществляют на своих двоих. И хотя протяжённость этой зоны невелика, она представляет собой узкий лабиринт, в котором люди долгое время пребывают в стиснутом состоянии под палящими лучами июльского солнца. За эти часы проклянёшь тот момент, когда в голову пришла идея так провести свой отпуск.

Кристина и остальные быстро прошли таможенный досмотр, а у Милентины возникли неожиданные проблемы. Без всяких объяснений пограничник потребовал её подождать у пропускного пункта. Легко сказать – подождать. Присесть негде, над головой палящее солнце, со всех сторон теснят толпы усталых людей. От разбавленного дешёвыми духами запаха человеческого пота Милентину начало мутить. В голову лезли тревожные мысли – а вдруг Геннадий Петрович ошибся, и этот Джеймс Кларк или кто-то там ещё полагает, что секретные документы находятся у неё. К счастью, Кристина пустила в ход всё своё обаяние, и истинная причина задержки была доведена до сведения измученной ожиданием женщины. Незадолго до отъезда Милентина, поддавшись на рекламу, приобрела за 8 тысяч новейшее средство лечения шейного остеохондроза – надувной воротник. И относительно истинного назначения этого прибора у таможенников возникли сомнения.

Но вот пограничные мучения позади, и впереди – неповторимые красоты Абхазии. До главного курорта Гагра, приветствующего приезжающих на отдых призывом “Дайте Кавказу мир и не ищите земного рая на Евфрате” всего 20 километров. Город протянулся вдоль узкой полоски, отделяющей горы от морского побережья. Пышная субтропическая пальмовая растительность, сухой климат, развитость инфраструктуры для разнообразного отдыха, а, главное, близость к российской границе сделали его отели и частный сектор наиболее востребованными среди российских туристов. Благодаря им в Гаграх удалось довольно быстро ликвидировать разрушительные последствия грузино-абхазской войны, и только отдельные руины были оставлены нетронутыми как памятник жертвам трагедии 1992–1993. У въезда в город между автотрассой и морем – одно из самых древних оборонительных сооружений – построенная во втором веке нашей эры крепость “Аббата”. А тот город Гагра, который на протяжении почти всего двадцатого столетия был любимым местом отдыха россиян, был основан в 1903 году принцем Ольденбургским.

На выезде из города настроение заметно улучшилось – вот он земной рай: покрытые свежей зеленью горы, самое синее море, безоблачное небо. Но что это? Посреди горной лощины – огромная свалка, оккупированная не крысами, а коровами и лошадьми, уставшими от поглощения сочной травы и жаждущими нарыть здесь что-нибудь более существенное для своего желудка. Для Милентининых нервов видеть голодных животных – сущее испытание. А тут ещё Олег сообщил, что придётся подзаправиться на ближайшей АЗС.

– Другого места, кроме как с видом на помойку ты не мог найти! – вспылила Кристина.

Олег на полной скорости гнал машину по горному шоссе. Милентиной вдруг овладело чувство нереальности происходящего – никто не ехал впереди, никто не следовал за ними. А вокруг горы, упирающиеся вершинами в синее безоблачное небо. Уставшие глаза отдыхают при взгляде на бескрайний зелёный ковер долин, серебряные струйки горных рек. На повороте Олег сбросил обороты – по центру трассы довольно медленно двигался раритетный автомобиль – первый советский лимузин ЗИС-101. Внезапно из кустарника на каменный валун выскочил человек в маске, одетый в красный спортивный костюм “СССР”. Секунду-другую мужчина постоял на камне на полусогнутых конечностях. С повисшей безжизненной плетью непропорционально длинной левой руки стекала кровь. Вдруг он принял решение и, спрыгнув на дорогу в нескольких метрах от лимузина, начал отчаянно жестикулировать. Но водитель и не думал тормозить. Напротив, ЗИС рывком стартовал вперёд, раздался сильный удар и, перелетев через кузов, человек в маске рухнул на асфальт. Лимузин остановился, из него вышли двое в чёрных кожаных плащах, таких, какие носили сотрудники НКВД в тридцатые годы. Подойдя к неподвижно лежащему мужчине, один из них сдёрнул маску, скрывавшую обросшее волосяным покровом лицо странного сущест^^^

Джип Олега (ПРОДАЛИ ЕЩЕ В МОСКВЕ!!!) в этот момент стоял на обочине в трёх метрах от места происшествия. И водитель, и пассажиры видели всё. Милентиной овладело чувство опасности.

– Олег! Гони! – крикнула она

– Почему?

– Не знаю, не спрашивай. Делай, как я говорю.

Олег нажал на педаль и, набирая скорость, объехал лимузин. Человек в чёрном плаще сделал знак “остановиться”, но джип на всех парах мчался вперёд.

– Профессор Илья Иванов умер в тридцать первом от кровоизлияния в мозг, – задумчиво произнесла Милентина. – Или не умер?


А в это время в километре от места происшествия по превращённой в съёмочную площадку поляне нервно курсировал режиссёр. Время от времени он предпринимал попытки связаться с кем-то по мобильному и, чертыхаясь, снова и снова помещал трубку на отдых в передний карман штанов, игнорируя опасность для детородного органа. Съёмочная группа во главе с оператором толпилась на обочине шоссе.

Не придавший значения данной панораме Олег промчался мимо, хотя кто-то из участников съёмок и попытался жестом остановить машину.

– Почему ты не притормозил? – удивилась Кристина.

– Хватит с нас приключений на свою задницу.

– Хорошо, что теперь мы знаем, что тот лимузин 30-х годов и кинг-конг не настоящие, – заметила Люба. – А то, признаюсь, я уже начала волноваться на счёт того, не вляпались ли мы в какой-нибудь криминал.

– А я, как вы, вероятно, догадываетесь, почти поверила, что передо мной гибрид человека и обезьяны, – улыбнулась Милентина.

– Но я не видела, чтобы кто-нибудь снимал этот эпизод, – вставила Оксана.

– Мы просто не обратили внимание, забудем, – решительно произнёс Олег. – Ещё немного терпения, и мы на месте.


Пансионат «Мюссера» произвёл на всех странное впечатление. Расположен он был крайне удачно – высокое белое здание выдавалось из зелёной горы как гигантский парус готового пуститься в плавание большого корабля. Но на площадке пляжного лифта располагалось невообразимое для курорта заведение – ресторан национальной кухни. Невообразимое не в смысле назначения, а в смысле дизайна. Ресторан защищала от морских ветров огромная ширма из ткани, из которой в прежние времена шили мешки для картошки. С этим Милентина смирилась бы, но вот лифт! Оказалось, что в данной местности периодически отключается электричество. Так что на десятый этаж решили на всякий случай подниматься по лестнице. Зато номер люкс выглядел на все сто. А вид из окна! В одно мгновенье все отрицательные впечатления растаяли как дым. И через полчаса счастливые отдыхающие уже наслаждались на пляже запахом моря и ласковыми лучами вечернего солнца.

– Кстати, – не напрасно я купила пляжный зонт, – Милентина указала на свалку поломанных зонтов, служивших отдыхающим ещё советской эпохи.

Их уединение было нарушено появлением двух дам. Одна из них, ярко и броско одетая блондинка с сочными малиновыми губами и густо накрашенными ресницами меньше всего походила на активистку религиозной секты. Тем не менее, её слова свидетельствовали о том, что она разносит по миру божью правду от имени Свидетелей Иеговы.

Блондинка щедро одарила вновь прибывших брошюрой “Жизнь в новом мире”, на обложке которой были изображены картины того рая, о котором так мечтала Милентина. Белые купола горных вершин, голубые озёра, счастливые здоровые люди, занятые уборкой урожая, дети, отдыхающие в обнимку с царём зверей. В этом мире, вероятно, даже хищники стали вегетарианцами – иначе как объяснить, что любовь объединяет всех – человека и льва, волка и антилопу.

– Ваше сердце жаждет мира, счастья и благополучия. Но многие считают это мечтой, фантазией. Однако новый чудесный, радостный мир действительно будет. Так хотел Бог. Вы верите в то, что земля будет преображена в подобный саду чудесный рай?

– Рада бы, но, увы, обладаю дурной привычкой ежедневно слушать радиостанцию “Экономист”, а она с утра до вечера вещает о том, что мировая экономика всё глубже погружается в пучину кризиса. И главная причина в том, что основные законы рынка, законы экономики как будто перестают работать. В общем полный абуз.

– Арбуз?

– Абуз – дисбаланс. А в матерном лексиконе есть ещё более точное определение, и райской жизни, кроме вас, никто нам не обещает. Разве что уехать на необитаемый остров и создать там рай самим.

– Неплохая мысль. А вы знаете, что сейчас много необитаемых островов выставлено на продажу?

– Пока всерьёз не думала об этом.

– А вы посмотрите в интернете. Может быть, вам удастся изменить своюжизны_

Наступило время ужина. Молодая пара поспешила в ресторан, чтобы занять место на веранде с видом на море. А старшее поколение предпочло сделать ещё один заплыв, а потом зайти в номер и, как полагается, привести себя в порядок и переодеться.

Кабина лифта вмещала одновременно человек десять. Многие обсуждали какую-то криминальную новость. Милентина прислушалась.

– Ты в курсе, что на трассе в 10-и километрах от Гагры произошло убийство? – поинтересовалась у своего спутника молодая женщина.

– Да, но говорят, что это несчастный случай – погибли артисты, игравшие офицеров НКВД.

– Если бы это был несчастный случай, в наш пансионат не приехал бы следователь.

– А что он здесь забыл?

– Ищет свидетелей. Наверное, хочет выяснить, не был ли кто-нибудь из отдыхающих в то время на трассе.

Едва лифт остановился на одном из этажей, Олег буквально вытолкал женщин из кабины.

– До вас дошло, что скоро доберутся и до нас? – нетрудно выяснить, что мы прибыли в пансионат всего несколько часов тому назад. Так вот, я вам советую… Мила, особенно это относится к тебе, не пускаться во всевозможные фантазии и ничего не рассказывать. Да, мы обогнали какой-то раритетный лимузин, но ничего странного не заметили.

В сумочке Милентины запел мобильный.

– Алло! Вася?! Всё хорошо, море чудесное. Идём на ужин… Что-о?! Как это случилось? Но, может быть, это ты просто забыл запереть дверь! Нет, я знаю, что ты не человек рассеянный. Что-нибудь пропало? Ничего?! Ну, слава богу! Ах, ножны от кинжала? Их, наверное, сбросила кошка. Поищи под кроватью и будь повнимательней. Целую…

– Что там ещё стряслось? – недовольно буркнул Олег.

– Во-первых, этот Джеймс Кларк снова интересовался моим местонахождением, а, во-вторых, кто-то произвёл обыск в моей квартире. Этот кто-то постарался все вещи вернуть на место, но моего Васю не проведёшь – он примечает каждую мелочь. Попробуй, возьми у него диск – обязательно узнает – положила обратно как-то не так. И, как ни странно, злоумышленник не взял ничего, кроме ножен от кинжала. Если, конечно, они просто не завалились куда-нибудь под кровать. Но самое главное, что этот человек не запер дверь – иногда у нас заедает замок. Мы – то с Васей приспособились, но тот, кто проник в квартиру, по-видимому, очень спешил.

– Единственное, что радует, так это то, что раз нас ищут в Москве, значит, никто не догадывается о том, что мы уже в Абхазии, – заметила Люба. – И они не подозревают, что интересующие их документы уже переданы, куда следует. В общем, по моему мнению, бояться нам нечего. Даже если нас выследят, мы можем рассказать всё, как есть.

– И подставить Геннадия Петровича?

– Мы не будем называть его имя, – вмешался Дима.

– А если нас будут пытать? – испуганно пискнула Оксана.

– Ладно, притормози, – оборвала её Люба. – Про пытки Мила может насочинять в своём детективе, а сейчас прошу не портить мне перед обедом аппетит.

Шведский стол оказался довольно разнообразным. Особенно удались повару супы и выпечка. Даже Милентина не удержалась от искушения и продегустировала почти все пирожки и булочки. После сытного обеда всех разморило, но идти в номер не хотелось – ещё не прошёл первый порыв восторга от встречи с морем. Так что единогласно решили отдыхать на пляже.


Милентина с Любой уютно расположилась в тени зонта, в то время как Олег с Кристиной добровольно “поджаривались” на солнцепёке.

Старшие дамы говорили о работе.

– Ты знаешь, Мила, что в России не две, а четыре беды: дураки, дороги, пьяницы и взяточники. Но как происходит борьба с последними?

– По известному принципу “Хотели как лучше, а получилось, как всегда”.

– И то верно. Преподаватели вузов объявлены взяточниками, но даже статистика показывает, что у большинства руки чистые. Так вот эти честные и невиновные вынуждены жить на зарплату в 200–300 долларов. Но разве сможет нищий относиться к своей работе творчески и с самоотдачей? Нет, он думает только о том, как выкроить время, чтобы заработать где-нибудь в другом месте. И результат всех реформ в сфере образования сведётся к нулю, так как какие бы схемы борьбы с коррупцией не придумывали, качество преподавания будет только ухудшаться.

– Возможно, это и была их цель – капиталистам нужны не образованные интеллигентики, а дармовая рабочая сила.

Сидевший прямо на песке Дима читал вслух предназначенные для Оксаны анекдоты из сборника.

– Ты знаешь, что такое флирт?

– Смутно.

– Это когда девушка не знает, что она хочет от парня, но упорно этого добивается.

– Ты имеешь в виду того мужчину, который уставился на меня в ресторане. По-моему, он из дальнего зарубежья. Грек или итальянец…

– Подумаешь, иностранец! – У них сейчас кризис и безработица похлеще нашего.

– Ты ревнуешь?

– Если бы ты не дала ему повод, он бы не… он бы… Дима осёкся, заметив, что Оксана не слушает его, а смотрит куда-то мимо. Он повернул голову, следуя её взгляду. На покрывале рядом с Милиной ладонью примостилась очень крупная мышь. Она не занималась поиском крошек, она просто дремала в тени.

– Тётя Мила! Возле вашей руки заснула мышь! – шепотом сообщила Оксана.

– Мышь?! – дико заорала Милентина.

Испуганный зверёк какими-то странными прыжками пересёк прибрежную полосу и скрылся в расщелине.

– Ну, зачем ты прогнала её? – возмутился Олег. – Она явно прониклась к тебе симпатией.

– Да, похоже на то, что тебя любят не только твои собаки и кошары, – поддержала мужа Кристина. – Но вообще-то поведение мыши довольно странное, как и она сама – на крысу не похожа, но размер…

– Возможно, что это потомок мышекрыса профессора Иванова, – улыбнулась Милентина.

– Ладно, вы развлекайтесь, а я пойду в номер, – заявил Дима.

– Оксана, вы поссорились? Этого ещё нам не хватает! – возмутилась Кристина.

– Да нет, не поссорились. Просто Дима очень ревнивый. И каждый день повторяет: “Как хорошо, что ты у меня есть!” Уже достал!

– Ты зубы не заговаривай, не успела приехать на курорт и уже даёшь будущему мужу повод для ревности.

– Во-первых, замуж за него я не собираюсь, а во-вторых, этот красавчик пялился не на меня, а на тебя, мама.

– Да-да, я тоже обратила на это внимание, – улыбнулась Люба, – так что волноваться надо не Диме, а Олегу.

– Все вы, бабы, одинаковые: стоит мужику на вас только взглянуть, и вы думаете, что он запал на вас как Ромео на Джульетту. А он, может быть, просто подумал о том, что не плохо было бы затащить эту тёлку в койку.

– Фу, Олег! Как ты можешь так цинично говорить обо мне, – возмутилась Кристина.

– Если тебе не нравится такой вариант, могу предложить другой – этот незнакомец интересуется не тобой, а документами и прикидывает, кого из нас легче будет уломать.

– Да ну тебя, – Кристина замолчала, так как заметила, что к ним приближается тот самый мужчина, о котором только что шла речь.

– Здравствуйте, разрешите представиться… – он не успел закончить фразу.

– Так вы не иностранец? – вырвалось у Кристины.

– Я местный. Меня зовут Иродион Куценба.

Услышав это имя, Милентина побледнела.

– Простите, но у нас нет… у нас нет…

– Не понимаю, о чём вы?

– Всё вы прекрасно понимаете! – у Милентины от страха задёргалось веко.

– Видите ли, Милентина Ивановна – писательница, – выручила подругу Кристина. – К сожалению, она уже раздала все экземпляры своих книг с автографами.

– Жаль, очень жаль. И о чём вы пишите?

– Обо всём, и, в частности, о животных.

– Милентина Ивановна буквально помешана на обезьянах, – Кристина кокетливо поправила волосы. – Это её очередное увлечение.

– В таком случае разрешите представиться. Местный детектив по розыску пропавших животных. Это моё хобби, а в рабочее время я старший уполномоченный УГРО капитан Иродион Куценба. Вы можете ответить на несколько вопросов?

– А что случилось?

– Вопросы здесь задаю я. Насколько мне известно, вы прибыли в Мюссеру на своём транспорте сегодня утром. Скажите, не заметил ли кто-нибудь из вас что-нибудь необычное по дороге?

– Заметили! – сразу же откликнулась Кристина. – Съёмочную площадку, режиссёра, артистов.

– А вам, Олег, ничего не показалось странным как водителю ещё до встречи со съёмочной группой.

– Показалось. На шоссе не было машин, кроме большого раритетного лимузина. Затрудняюсь сказать, что за модель.

– Ну, и…

– Я обогнал его, увеличил скорость. У съёмочной площадки не притормозил, так как мы очень устали в дороге и спешили в отель. Больше никакой информации сообщить не могу.

– Если вспомните что-нибудь ещё, позвоните, – Куценба протянул Олегу визитку и быстрым шагом направился к отелю.

– Кажется, отдых закончился, не начавшись, – вздохнула Милентина. – И эту кашу заварила я.

– Тогда поезжай на экскурсию, например, в Новый Афон, – предложила Люба. – Запись на экскурсии будет в холле перед ужином.

– Я, естественно, выберу прежде всего поездку в обезьяний питомник. А вы?

– Возьмёшь Кристину, а мы с Олегом понаблюдаем за тем, что происходит в отеле. Что касается молодых, пусть развлекаются, как им нравится.


Оксана вошла в комнату и, встав за спиной уткнувшегося в монитор ноутбука Димы, поцеловала его в мочку уха. Парень продолжал поиск, не реагируя на её ласку.

– Дима, ты что?

– Скажи, ты изменяла?

– С чего ты взял? ЭТО ОЧЕНЬ СТАРЫЙ АНЕКДОТ!!!

– Не отнекивайся? Изменяла?

– Ну, это было давно и всего лишь один раз.

– Достаточно и одного. Ты честно скажи.

– С Витькой из одиннадцатого Б.

– Я не об этом! Код доступа изменяла?

– Да, забыла тебе сказать… Ну, а насчёт Витьки ты не сердишься? Это случайно получилось…

– Если ещё раз случится такая случайность, я его убью!


В холле отеля туроператор производил запись на экскурсии. Большинство отдыхающих выражало желание посетить легенду Кавказа живописное высокогорное озеро Рица. Впервые Милентина увидела это окружённое горами чистейшее озеро в десятилетнем возрасте и, хотя про красивейшие оазисы природы, как и великие памятники архитектуры нельзя сказать: “Я это уже видел, и мне не интересно”, она всё же отдала предпочтение обезьяньему питомнику в Сухуми.

– Видите ли, если вам приходилось там бывать в лучшие времена, вы будете крайне разочарован, – с грустью сообщил туроператор, – до войны с Грузией в питомнике было 10 тысяч обезьян, а сейчас всего 300.

– А куда же они исчезли?

– Нечем было кормить, обезьян выпустили на волю и… их использовали в качестве мишеней пьяные солдаты.

– Какой ужас!

– Вам лучше посетить Новый Афон. Доводилось спускаться в пещеру?

– К сожалению, нет.

– Тогда вы просто обязаны побывать там.

– Обязьяна? Почему? – спросила не терпящая никакого насилия Милентина.

– Вы будете потрясены красотами Галереи Каменных Цветов, озера Анатолия, послушаете музыку в самой высокой пещере “Москва”. И к тому же внесёте свой вклад в бюджет нашей маленькой республики – доход от экскурсий в Новоафонскую пещеру составляет его половину.

Милентина купила четыре путёвки на ближайшую среду для себя, Кристины и молодой пары. Неоднократно посещавшая прежде Новый Афон Люба предпочла отдых на пляже в обществе бордосского дога Верна, а Олег взял на себя роль “смотрящего” за тем, что происходит в отеле. Следователь Куценба больше их не беспокоил, и вообще он, кажется, уехал куда-то по своим делам. Новых подозрительных личностей ни Олег, ни Люба также не приметили.

В среду, проводив четвёрку путешественников, Люба отправилась на импровизированный рынок прикупить очень вкусные орешки местного урожая. Что касается других фруктов, то большинство из них по внешнему виду и цене не отличались от импортированного ассортимента столицы. Правда, арбузы и дыни были очень хороши и похоже, без нитратов. К удивлению Любы в том месте, где обычно в это время собирались торговцы фруктами, не было ни души. На все расспросы отдыхающих относительно исчезновения фруктов местные предпочитали не отвечать, от чего любопытство писательницы переросло в навязчивую идею докопаться до истины. Но единственное, что удалось ей понять после многочисленных попыток найти контакт со служащими отеля, были обрывки информации об ограблении садов не то какой-то бандой подростков, не то какими-то голодными животными. Вспомнив о роющихся на помойках лошадях и коровах, последнему обстоятельству Милентина нисколько не удивилась. Удивило её другое – в тот самый момент, когда об этом ей рассказывала продавщица киоска пляжных товаров, в него ворвался мужчина, по-видимому, муж и так грубо наорал на женщину, что о дальнейших расспросах не могло быть и речи. Милентина хотела сделать вид, что хочет купить что-нибудь, например, полотенце, но мужчина буквально вытолкнул её из киоска. Женщина что-то говорила на абхазском, и по тону можно было понять, что она оправдывается перед мужем. Но в чём её вина? Если в том, что она рассказала Милентине о нападении на сады, то гнев мужа по этому поводу совершенно не адекватен.


До ближайшего поселения было несколько километров. Но это обстоятельство не остановило охваченную азартом поиска Любу. На четыре часа пути сил ей хватит, а ленивцу Верну давно пора сбросить лишние килограммы.

Стоявший на окраине посёлка дом выделялся своими габаритами, солидным забором и новым гаражом. И, что самое главное, за забором раздавалось немного странное повизгивание собак. Это не был лай сторожевых псов, скорей всего резвились щенки охотничьей породы. “Ну, раз в этом доме проживает родственная душа”, начнём с него, Люба нажала кнопку звонка.

– Подождите, пожалуйста, немного, – произнёс мужской голос, – я загоню в вольер волчат.

Минуты через три Любу пригласили войти. Хозяин, невысокий мужчина лет сорока-пятидесяти встретил её радушной улыбкой.

– Всегда рад гостям, можете называть меня просто Нодар.

– Люба, отдыхаю с Верном и друзьями в Мюссере.

Нодар галантно поцеловал протянутую руку. Со знанием дела полюбовался мощным догом, но обычно лояльный ко всем собачникам пёс ответил грозным рыком на попытку погладить его по спине.

– Чует, что волком от меня пахнет, – улыбнулся Нодар. – Хотите посмотреть на них?

– Конечно, никогда не видела волков в домашних условиях.

В вольере продолжали играть два среднего размера подростка с равномерно распределённым по шкуре тёмным остевым волосом.

– Это кавказские волки, – пояснил хозяин. – Уважаю этих зверей и не могу понять, почему в сказках волк является олицетворением зла. По моему мнению, волк – это высший символ свободы – вы когда-нибудь видели танцующего на арене цирка дрессированного волка? Вряд ли. Зато танцующего медведя и прыгающего в огненное кольцо царя зверей видели наверняка. Попробуй не прыгни – тут же получишь удар хлыста. А вот волк – это символ бесстрашия – в схватке с более серьёзным противником он предпочитает умереть, но не сдаться. Волк – это символ верности – он никогда не изменяет своей жене и помогает воспитывать детей. Волк – аристократ. Даже голодный зверь не унизится до поедания падали. А вот нападение волков на людей – это миф. Если, конечно, это не бешеный зверь и не защищающая детёнышей волчица. А уж если такое случилось, бежать от волка бесполезно. Прежде всего, надо прикрыть спину – например, прислониться к дереву и зажечь факел. В крайнем случае, если нет огня, размахивать дубинкой и громко орать. Тогда стая может уйти. А одинокий волк на человека не нападёт никогда. Многие, глядя в глаза волка, видят в них зло, а я вижу только презрение к тем, кто собственными деяниями рушит созданный Богом мир.

– А обезьянами вы не интересуетесь?

– Обезьянами? – Нодар вдруг помрачнел. – Разные слухи ходят. Говорят, что какая-то обезьяна крадёт урожай фруктов. Но в мой сад никто не посмеет залезть, так что могу поделиться, чем богаты.

Согласившись принять в дар немного груш, орехов и бутылку домашнего вина, Люба наотрез отказалась от предложения Нодара подвести её в Мюссеру – провожая её, хозяин недвусмысленно подмигнул ей. Да, для пенсионерки она выглядит даже очень неплохо, но это не повод для того, чтобы соглашаться на сомнительные связи. Однако через час ходьбы она пожалела о своей целомудренности – ноги отекли от жары, заболела спина. И ещё мучила жажда. И как это она забыла о том, что всю воду выпили ещё на полпути в посёлок? Люба откупорила бутылку с красным вином, сделала несколько глотков и огляделась в поисках хотя бы какой-нибудь лужицы для Верна. По дну оврага бежал небольшой ручеёк.

– Верн! – окликнула она собаку. – Верн!

Дога нигде не было. Люба спустилась к ручью в надежде, что найдёт его там и вдруг увидела на влажной земле отпечаток гигантской ступни.

Где-то вдали послышался громкий лай, который вдруг оборвался, и наступила тишина. Люба продиралась сквозь заросли туда, где лаяла собака. Ноги не слушались, казалось, она вот-вот упадёт и не сможет подняться. Проклиная себя за то, что не согласилась на предложение Нодара, Люба с трудом перешагнула через поваленное дерево и нос к носу столкнулась с уставившейся на неё обезьяньей мордой. Огромное чудище выросло словно из-под земли. Отбросив в сторону окровавленного пса, оно потянулось мохнатой рукой к Любе. В тот же миг женщина лишилась сознания…


В Новоафонской пещере Милентиной овладело волнительное чувство – вот он параллельный мир, где-то совсем рядом, стоит только сделать один шаг в сторону, и тебе откроется что-то, доступное видению не каждого. Но гид требовал, чтобы туристы следовали за ним гуськом, не отставая ни на шаг. К разочарованию Милентины, посещение Геликтовой пещеры, где она хотела сфотографировать каменный водопад, не планировалось в связи с проводимыми там научными работами.

– А я мог бы провести вас к этому водопаду, вдруг услышала она за спиной мужской голос. Он принадлежал коротенькому невзрачному мужичку с открытым, внушающим доверие взглядом.

– И я хочу посмотреть, – оживилась Кристина.

– К сожалению, мои возможности позволяют пригласить только одного спутника. Вы можете не волноваться – я доставлю вашу подругу к выходу вовремя.

Милентина и коротенький мужчина незаметно отстали от группы и свернули в боковой коридор. Внезапно женщина ощутила, как сзади её обхватили чьи-то сильные руки, кто-то зажал нос пропитанным хлороформом платком…

Очнулась она не в тёмной пещере, а во вполне приличной и даже красивой комнате частного особняка. Из окна открывался вид на зелёные пальмы, за которыми синело сливающееся с небом море. После короткого предупредительного стука в комнату вошла молодая абхазка с кофейным подносом. Из чашки струился неповторимый аромат турецкого кофе. Милентина жадно сделала несколько глотков.

– Где я? Что им от меня надо?

Абхазка прожурчала что-то невразумительное на своём языке и удалилась. Оставшись одна, Милентина выпила одну за другой две чашки кофе и с аппетитом съела слоёный пирожок.

– Ну как, подсластились? – раздался в дверях знакомый голос. – Вы можете не волноваться. Если не откажетесь выполнить мою просьбу, то ни вам лично, ни вашим спутникам ничего не грозит. Вам знаком этот предмет? – мужчина поднёс к её глазам ножны от сувенирного кинжала.

– Не могу ответить на ваш вопрос с полной уверенностью, но, кажется, я купила это в лавке сувениров.

– Но где кинжал?

– Он… – Милентина чуть было сразу не раскрыла все карты, но вовремя одумалась – если ради какого-то дешёвого сувенира эти люди пошли на похищение, значит, не всё так просто. И если она отдаст им кинжал, её могут убить – если эта вещь действительно представляет большую ценность, то свидетели им не нужны. Все эти мысли в доли секунды промелькнули в её мозгу.

– Кинжал находится в надёжном месте. И если со мной что-нибудь случится, вы никогда не получите его.

– Значит, вам всё известно?

– Что вы имеете в виду?

– Кинжал.

– Да, я догадываюсь, что продавщица сувениров случайно продала мне раритетную вещь, стоимость которой во много раз превышает ту, которую я за него заплатила.

– Вы даже не представляете, во сколько раз превышает! Этот кинжал не просто антикварный сувенир, это легендарный чудо-кинжал царя Абхазии Леона Второго – царя, отказавшегося в конце VIII века от протектората Византии. Леон был с детства наделён сверхъестественными способностями, чудодейственной духовной и физической силой. Став царём, он не грабил завоёванные земли, а обустраивал города и храмы, строил крепости, монастыри… Тот, кто станет обладателем чудо-кинжала, многое сможет совершить в этой жизни.

– Значит, на него есть покупатель?

– И не один. Вы получите свою долю.

– На ваше несчастье я просмотрела великое множество детективов, и во всех фильмах от дольщиков стремились избавиться – два выстрела в голову, и делиться ни с кем не нужно.

– Посмотрите мне в глаза? Разве я произвожу впечатление человека, который не отвечает за свои слова?

– У вас действительно очень милое располагающее к себе лицо, но, говорят, что и маньяки-убийцы с виду вполне приличные люди.

Низенький мужчина, кажется, начал терять терпение.

– Я вижу, с вами трудно договориться. Ну, что же, не хотите по хорошему, будет по плохому. – Мужчина грубо подтолкнул женщину в спину и повёл по длинному коридору к люку, ведущему в подвальное помещение. Снизу раздался странный звук, похожий на горестный вздох великана. Мужчина открыл люк и заставил Милентину спуститься на несколько ступенек вниз. Перед ней была огромная клетка из чугунного литья. На деревянном полу сидело огромное мохнатое существо и смотрело на Милентину печальным и одновременно жутким взглядом почти человеческих глаз.

– Нашему гибриду давно не приводили самку. Но, кажется, сегодня, ему повезло…

Низенький мужчина не успел продолжить – снаружи из динамика как гром среди ясного неба прозвучал приказ “Всем выходить по одному! Дом окружён. Сопротивление бесполезно”. Послышался звон разбитого оконного стекла – в дом проникли спецназовцы в закрытых масками лицах. Низенький мужчина выстрелом в сердце уложил мохнатого, ловко связал женщине руки, приставил к её виску револьвер и с криком “Не стреляйте!” потащил Милентину к выходу.

Всё дальнейшее смешалось как в страшном сне. Очнулась она в сильных мужских объятиях – на неё смотрело ставшее за одно мгновение родным лицо Геннадия Петровича.

– Значит, вы всё-таки следили за нами? – прошептала Милентина.

– Да, держал вас под контролем с того самого дня, как вы рассказали мне свою историю и, как оказалось, не напрасно…

– Спасибо…

– Только не говорите “Вы спасли мне жизнь” – звучит как в плохом детективе, – улыбнулся Геннадий.

Послесловие

Пятница. Несколько солнечных дневных часов с отголосками бабьего лета сменил тёмный и прохладный сентябрьский вечер. Только что вернувшаяся с работы Милентина позволяет себе обильный ужин, состоящий, в основном, из овощей, небольшого кусочка запечённой в специях говядины и чая со сладким печеньем. Вместо обычного в её рационе красного сухого – несколько глотков натурального фермерского молока с ложечкой мёда для лучшего сна. Она сидит за столом лицом к двери, выходящей в коридор, в дальнем конце которого на коврике дремлют получившие вечернюю порцию мяса собаки.

В квартире и на лестничной клетке тишина – Вася затаился в своей комнате – слушает новости прошедшего дня или просматривает какой-нибудь эротический фильм Милентина не улавливает голоса из приёмника и телевизора, но, зная Васю столько лет, нисколько не сомневается в роде его занятий. Соседи, по-видимому, ужинают – если бы в коридоре хлопали двери, её собаки обязательно известили бы об этом свою хозяйку.

Но что это? Каждой клеткой своего тела Милентина ощущает чьё-то незримое присутствие. Ей становится страшно. Дрожащей рукой она ставит на стол чашку и всматривается в полумрак коридора. В направлении комнаты по нему передвигается нечто, весьма похожее на большую обезьяну. Короткая шея, типичные очертания головы в профиль, сутулая, почти горбатая спина и длиннющие передние конечности. Нижняя часть тела словно растворилась в темноте, а верхняя, зелёно-голубая, состоит как будто из плазмы. “Последнее время я слишком много думала об опытах профессора Иванова, вот мне и померещилось”, – подумала Милентина и на секунду закрыла глаза. Раздавшийся хор собак заставил её снова взглянуть туда, где только что было видение. Голубая обезьяна приблизилась к гостиной, а сзади её остервенело облаивали псы. Через несколько секунд и обезьяна, и преследовавшая её стая скрылись за полуоткрытой дверью комнаты. Милентина поспешила за ними, сгорая от любопытства, смешанного со страхом. В гостиной не было никого, кроме собак. Значит, померещилось. Она вернулась на кухню и обомлела – кошки словно сошли с ума – одна за другой подбегали к двери в комнату, и в следующий момент кто с шипением, кто с жалким мяуканьем отскакивали назад, будто за дверью притаилась нечистая сила. Милентина вошла в гостиную и обомлела во второй раз – возбуждённые до крайности собаки метались по разгромленной комнате, усеянной обрывками картона, бумаги, словом, всем, что осталось от библиотеки открытого доступа. На секунду ей показалось, что она видит наблюдающую за ними из угла комнаты голубую обезьяну. Сколько раз читала она в произведениях фантастов о том, что концентрированные мысли могут облачиться в реальную мыслеформу. Она не верила, и вот теперь сама стала свидетелем непознанного, которое, хотим мы того или нет, существует и редко, очень редко сообщает о себе тем, кто верит в то, что мы не одни в этом мире.

История 2

Укротитель змей

До Нового года – года Кота-Кролика оставалось тридцать три дня. Милентине казалось, что единственной причиной всех невероятных событий, которые случились с ней поздней осенью, было её острое желание написать необычную книгу о животных. Так было всегда – стоило её начать подмечать какие-нибудь странные и необъяснимые явления, как они яркими вспышками начинали проникать в её повседневный быт, всё сильнее укрепляя веру в непознанное. А потом, когда стечение обстоятельств приводило повествование к концу, она возвращалась из этой сказки к нормальной жизни, в которой её домашние питомцы вели себя, как полагается обычным кошарам. По ночам трёхцветка Шэрон укладывалась Милентине на грудь и нежно мурлыкала. Единственным её отличием от других домашних животных была непреодолимая любовь к сериалам. Стоило Милентине включить телевизор, кошка бросалась к экрану и предпринимала азартные попытки подцепить когтями кого-нибудь из героев. А когда убеждалась в тщетности своих действий, принимала глубокомысленный вид, почёсывала за ушком и приступала к изучению обратной стороны телевизора.

Этот размеренный ход событий изменился в тот день, когда Милентину попросили написать что-нибудь смешное для новогодней стенной газеты. В перерыве между лекциями она быстро набросала текст: “Смех, как известно, бывает разный: здоровый и задорный, язвительный и саркастический, ну, и смех без причины, то есть истерический. Преподаватели кафедры физики от природы люди смешливые, но вот то, что служит для них поводом для веселья, многим нормальным гомосапиенсам понять трудно. Во-первых, смешная зарплата – 10 тысяч рублей. Опуститься ниже она не может – закон не позволяет, и это плюс. Во-вторых, к декабрю месяцу кафедралы с гордостью констатировали, что всероссийская компания борьбы с коррупцией в сфере преподавания их любимой науки в вузе привела к реальным результатам – никаких левых заработков, включая подготовку абитуриентов. В-третьих, приближающаяся к рекордным отметкам зимняя стужа. Отправишься морозным утром в универ, проедешь, во избежание пробок, час, другой в плохо отапливаемой электричке и с радостью вспомнишь любимый с детства рассказ Джека Лондона “Любовь к жизни”– его герои в районе вечной мерзлоты передвигались на собачьих упряжках, и ничего, некоторые выжили. А тут придешь в тёплое здание, съешь в столовой вкусный горячий обед и можно с новыми силами идти читать лекцию, на которой кто-нибудь обязательно да рассмешит. Вот, к примеру, Иванов. На семинаре по физике ещё ни разу не решил уравнение с одним неизвестным, а похвастался, что сложную контрольную по высшей математике написал чуть ли не на пять. А в конце лекции у всех, включая лектора, вдруг запиликали мобильные. Пришло сообщение: “Новость дня! Абонент с вашим номером является кандидатом на выигрыш миллиона рублей. Отправь “Победа!” на 2011. Стань счастливчиком”.

– Мне такие сообщения с предложением участвовать в розыгрыше и получить, как минимум, миллион, приходят каждый день и по почте, – задумчиво произнесла лектор – я уже начала верить в то, что когда-нибудь это действительно произойдёт, – продолжила она под дружный смех аудитории.

И в этот момент радостно запел её мобильный.

– Алло, произнёс голос коллеги. Немедленно бросай всё и срочно оформляй заявление на получение зарплаты за три месяца работы на подготовительных курсах. Это уже не очень смешные деньги. Так что Новый год встретим, как полагается. Да, кстати, я сегодня выяснила, почему лично моя зарплата меньше 10 тысяч.

– И почему же?

– Потому что 10 тысяч – это минимальная зарплата в Москве, а мы выше рангом – находимся в федеральном подчинении. По России минимальная зарплата 4300 ре.


Теперь можно было подумать и о новогодних подарках. На всех, конечно, денег не хватит, но на кафедре было принято сделать пусть маленький, но всё же сюрпризный презент лаборанту Надежде. Надя очень любила животных, но не могла позволить себе купить даже кролика. Так что для Милентины открылась возможность провести приятный вечер в интернете: найти предлагаемого за символическую плату зверька, и, выбрав для него одну из хранившихся на лоджии клеток, подарить Надежде символ 2011 года. А заодно и обновить имевшуюся информацию о стоимости породистых щенков и котят.

К Новому году домашние животные заметно подорожали, и почему-то это особенно касалось померанских шпицов. Если цена не указывалась, это означало только одно: “Дорого”. В более конкретных объявлениях стоимость щенка колебалась от 30-ти до 70-ти тысяч. Поэтому Милентина и не сочла возможным проигнорировать объявление, в котором щенок “поморского” шпица, “девушка” предлагался за 7000 рублей. Поняв, что автор иностранка, она тем не менее послала по указанному электронному адресу своё согласие на приобретение собачки. Ответ пришёл часа через два:

“Привет, друг. Спасибо за электронный почта о моей прекрасной Поморского щенка от чемпиона. Она называется немного Cassie. Ладит с детьми и другими животными. Я нахожусь в западном регионе Камеруна. Люблю Cassie настолько, что она как мой собственный ребёнок. Так что если вы относиться к ней как своё родное дитя, я от всего сердца отдать её вам, никаких сомнений. Она была на моей единственной дочери, но она умерла всего несколько недель тому назад в автомобильной катастрофе вместе с мужем, когда они возвращались из школы. И я не хотел бы видеть Cassie вокруг меня сейчас, потому что она заставляет меня думать о моей дочери и мужа dead. Всё что вам надо платить деньги для её полёта и доставки, которая будет стоить вам всего 7000 рублей. Но обещайте мне, что вы не будете продавать Cassie.

Liza Brown”

Прочитав это письмо, Милентина решила навести справки о Камеруне. Оказалось, что эта расположенная в Центральной Африке страна является родиной пигмеев, по-прежнему ведущих образ жизни диких племён. А в покрывающих большую часть территории тропических лесах на каждом шагу можно встретить крупнейший подвид горилл, королевского питона и множество других млекопитающих, птиц и рептилий. Становилось понятно, что при таком богатстве фауны и одновременно бедности местных жителей вряд ли кто-нибудь проявят интерес к какому-то карликовому шпицу.

Между продавцом и покупателем завязалась оживлённая переписка. Лиза прислала несколько фотографий щенка, по которым можно было убедиться, что собачка действительно хороша – светлопалевая, очень пушистая и, что главное, с удивительно милой мордашкой. В последнем письме Лиза сообщила, что получила в министерстве животноводства все необходимые документы для Cassie и сейчас плачет, упаковывая её игрушки. Она намеревалась отправить щенка ближайшим рейсом, как только получит от Милентины переводом по Western Union 7000 рублей в долларовом эквиваленте. И тут покупательницу охватили сомнения. Она написала Лизе, что готова заплатить за щенка только при его получении. Хозяйка Саманты нисколько не обиделась. Напротив, заверила Милентину, что ей известно о мошенниках в интернете, и поэтому она заплатит за щенка при прямом контакте. Лиза написала Милентине, что считает её прекрасным человеком, что она уверена, что только в её доме Cassie будет счастлива, а в конце добавила, что приготовила для новой хозяйки её любимого щенка особый подарок. Но червь сомнения продолжал подтачивать уверенность Милентины в благоприятном для неё завершении сделки.

“Уважаемая Лиза, мне очень хочется верить вам, но жизненный опыт заставляет проявлять осторожность, тем более что я автор детективов. Дело в том, что сама я дарила дорогих породистых животных хорошим людям, но других, подобных мне, заводчиков, пока не встречала. Возможно, вы прекрасный и добрый человек, но я с вами не знакома. И поэтому могу предположить, что бесплатный сыр может быть только в мышеловке – это русская пословица. Вдруг после доставки щенка с меня потребуют не 7000 рублей, а 7000 долларов? Это обычный трюк местных мошенников. Или щенок окажется старой собачкой – вы сами гарантировали только год здоровья. Возможны и другие варианты, достойные стать сюжетом для детектива. Понимаю и ваши сомнения относительно меня. Однако на кафедре физики Московского строительного университета, где я работаю, вам любой расскажет, как любит животных Колбасюк Милентина Ивановна. И всё же я начинаю склоняться к мысли, что более целесообразно купить щенка в Москве” (раз уж Милентина загорелась желанием приобрести шпица, никакие препятствия остановить её не могли). “Однако если вы развеете мои сомнения, я с удовольствием возьму вашу Касси, если она действительно девочка – у меня суки, и с кобелём будут проблемы. Думаю, что лучше будет доставить её в мой университет в те часы, когда я нахожусь там. О щенке позаботятся лаборанты, пока я читаю лекции, а потом я отвезу его домой. Адрес и время сообщу после ответного письма”.

Оно пришло почти сразу и было очень кратким: “Cassie уже в аэропорту, и о дальнейших действиях Милентину будет информировать Камерунский аэрофлот”. Через полчаса на мониторе появился летящий над зелёным морем джунглей самолёт с сопроводительной информацией о том, что щенок Поморский шпиц Cassie 12-ти недель от роду к полёту готов. Прикинув, что перелёт из экваториальной Африки займёт не менее 5 часов, Милентина занялась своими делами. Но через час всё же не утерпела и снова зашла на свою электронную почту. От камерунского аэрофлота пришло новое сообщение о том, что Cassie по-прежнему находится в аэропорту, так как за её доставку необходимо заплатить 7000 рублей. В связи с тем, что сумма маленькая, её рекомендуется не переводить на счёт аэрофлота, а послать по Western Union на имя некого Джеймса Скотта.

Теперь предположение о том, что она чуть было не стала жертвой мошенников, на 90 % превратилось в уверенность, и Милентина написала Лизе, что отказывается от щенка. В ответ несостоявшейся покупательнице пришло письмо, полное упрёков с использованием нецензурной лексики, и на этом переписка завершилась.

Если бы муж Милентины был в курсе реальных событий, он ни за что бы не согласился на появление в их доме ещё одного питомца, но Вася так верил людям и так проникся горем “несчастной” Лизы, что на щенка из Камеруна согласие дал. Теперь оставалось только воспользоваться этим обстоятельством, снять со сберкнижки последние 30 тысяч рублей и срочно найти похожего на Cassie палевого щенка в Москве за сумму в районе 20 тысяч – остальные деньги надо было оставить на пропитание. Отправив примерно 10–15 заявок, Милентина к вечеру получила только один положительный ответ из подмосковного города Электроугли – заводчица соглашалась продать двухмесячного щенка малого шпица за 23 тысячи.

До возвращения Васи оставалось не больше получаса. Оставив мужу записку о том, что она уехала в аэропорт Домодедово, Милентина села в свой минивэн и через пару часов, простояв из них минут тридцать в пробке, подкатила к воротам солидного особняка. За забором послышался многотональный собачий лай – хозяин вышел встретить гостью. Это был крепкий мужчина неопределённого возраста со здоровым цветом лица, в меру приветливый. Представившись Алексеем Кобриным, мужем заводчицы, он проводил Милентину в просторную, светлую, сверкающую чистотой гостиную, в которой нельзя было заметить ни малейших следов того, что в этом доме находится питомник. Откуда-то сверху раздался звонкий, типичный для шпица лай. По лестнице спускалась заводчица Татьяна с очень пушистой рыжей “лисичкой” на руках.

– Её папа чемпион Европы от американского кобеля, а Лили очень на него похожа. Мы уступили её вам дешево, во-первых, потому, что она самая бойкая в помёте – отбирала корм у других щенков, а, во-вторых, у неё щенячья карточка международной кинологической организации, которая в нашей стране представлена очень небольшим количеством собак. Так что, если вы захотите иметь щенков, советую получить описание Лили на выставке РКФ и заказать нулевую родословную.

– Что значит, нулевую?

– В ней не будут указаны её предки. Но я дам вам копию родословных её родителей. Вы увидите, что там чемпионы Америки и других стран.

– Я могу взглянуть на её мать? Знаю, что птицеобразные собаки после родов лысеют до такой степени, что просвечивает розовая кожа. По этой причине мы не стали больше вязать нашу самоедскую лайку.

– Покажи Алису, Татьяна, – не совсем уверенным голосом произнёс Алексей.

Заводчица снова поднялась наверх и вернулась с премиленькой собачкой с довольно облезлым хвостом, но сохранившей роскошный воротник.

– Это она совсем лысая, ну, совсем! – воскликнул Алексей.

Милентина слегка улыбнулась – она-то знала, что рожавшие суки начинают обильно терять шерсть, когда щенкам исполнится месяца три, а потом долго восстанавливают свою красивую шубку.

После получения документов Милентина положила на стол оговоренную сумму и свою книгу с автографом.

– Так вы писательница?

– Да, и не сомневайтесь, что ваша Лили станет одной из героинь, как и все другие мои животные. Могу я поинтересоваться, что послужило толчком к тому, что вы зарегистрировали питомник? Думаю, что ваш коттедж построен не на деньги, полученные от продажи щенков.

– Я сам построил этот дом. Вообще вместе со своей бригадой я строю коттеджи по всему Подмосковью – это мой основной доход. Но я целиком разделяю страсть своей жены к разведению собак. И не только собак… У нас есть два сервала, выписанных из Кении, есть рептилии… Кстати, вы никогда не задумывались над тем, почему осёл упрямый, лисица хитрая, заяц трусливый, орёл гордый, а змей мудрый?

– Да, действительно. Про первых четырёх всё понятно, но почему змей мудрый? Лично у меня есть две версии. Первая взята из библии: Змей убедил Еву вкусить запретный плод, благодаря чему человеческий род получил познание добра и зла.

– А вторая?

– Во-вторых, во-вторых… ну, потому что у змеи есть очки.

– Вы имеете в виду очковую змею – индийскую кобру?

– Да. Её яд действует мгновенно. Человеком вдруг одолевает сон, мутнеет сознание, а потом наступает паралич. Однако в Индии змей считают священными тварями, и кобры каким-то особым чутьём отличают хозяев и никогда их не кусают. Деревенские дети, вместо куклы или плюшевого мишки, берут в постель живых змей. Мне довелось побывать в Индии во время праздника змей. Центральную площадь небольшого города под грохот барабанов и пронзительное звучание труб заполняли люди. Затем вся толпа двинулась к храму. После ритуального омовения пойманных накануне змей выпустили на улицы и во дворы. Люди приветствовали их, осыпали лепестками цветов, угощали молоком, топлёным маслом, поджаренным рисом, яйцами, кусочками мяса, жёлтым имбирём и благодарили за спасение урожая от грызунов. Праздник продолжался до глубокой ночи. Многие брали змей в руки и даже набрасывали себе на шею. И, как ни странно, в этот день змеи никого не кусают.

– Признаюсь вам, что всё, о чём вы рассказываете, мне хорошо знакомо. Всё началось ещё в Афганскую войну. До того времени я считал змей безмозглыми, вредными и противными тварями. Однажды мы попали под массированный обстрел душманов. “Если успеть добежать до груды больших камней, то будет шанс пережить атаку” – вслед за этой мыслью я сделал бросок и в несколько прыжков оказался за валуном по соседству со скопищем небольших змей. Судя по всему, это был молодняк, но матери поблизости я не увидел. В вещевом мешке у меня был кусок хлеба. Я разбросал крошки подальше от камней, чтобы выманить змей, а затем спрятался за укрытием. Потом несколько раз навещал их – хотел посмотерть на мать, но, по-видимому, она погибла. Это обрекало выводок на голодную смерть, и я стал подкармливать змеёнышей. Но вот наступило время демобилизации. В часть за нами должна была прийти машина и доставить нас на аэродром. Я решил, что успею до отъезда навестить змеиное логово – понял, что успел привыкнуть к ним, что в этой каменной пустыне они стали для меня частью живой природы. Накормив подросших друзей, я уже собирался уходить, когда из-за камня выползла огромная змея. Я остановился и замер как вкопанный, не в силах даже пошевелить рукой. А змея тем временем обвилась вокруг ног, затем вокруг тела и, наконец, змеиная голова оказалась на уровне моих глаз. Так продолжалось два часа. Потом змея отпустила меня и снова скрылась за камнем. Я вернулся в часть и, к своему ужасу, обнаружил, что за время моего отсутствия всех вырезали душманы. В живых остался я один.

И тому, что у меня есть хорошая семья – любимые и любящие жена и сын, я также обязан змее. На этот раз не реальной, а приснившейся во сне. Случилось это в лихие девяностые. Тогда каждый выживал, как мог – на каждом углу маги, предсказатели, гадалки. Люди вступали в партии и секты, толком не понимая, кто и куда их направляет. И вот в такое смутное время мы с Татьяной всё же решили закрепить наши отношения официальным браком. Свадьбу сыграли скромную, но душевную. Зная о моём интересе к змеям, друг подарил нам живого питона, но мы решили забрать его позже – в качестве свадебного путешествия собирались съездить к брату в Евпаторию. И вдруг Татьяна заболела. У неё начался жар, тело покрылось сыпью. Пришлось вызывать скорую. Жену отвезли в хорошую больницу – я отдал половину суммы, отложенной на поездку в Крым. Вскоре Татьяне стало лучше, анализы не показали никаких серьёзных отклонений от нормы, но её почему-то не выписывали. И вот однажды она рассказала мне, что всем в её палате одновременно приснился один и тот же сон – больные увидели могильный крест, тела женщины и мужчины и лежавшую рядом с ними змею. И тогда я вспомнил о случае, что произошёл со мной в Афганистане и подумал, что сон вещий, и змея предупреждает о чём-то дурном. Я решил, что потребую, чтобы Татьяну немедленно выписали. В тот момент, когда я уже был готов ворваться в кабинет главврача, оттуда донеслись голоса. Я задержался у двери. Слух у меня хороший, и, хотя говорили почти шёпотом, смысл сказанного я смог разобрать, и от услышанного у меня волосы встали дыбом. Врач убеждал, по-видимому, медсестру в том, что обратной дороги у неё нет, и ей придётся исполнить своё предназначение – сделать то, что хотят от неё высшие силы. Я понял, что женщина и сам доктор являются членами какой-то секты и напряг слух. Медсестра плакала и говорила, что не понимает, почему здоровых людей надо убивать, а совсем больных оставлять жить. Но доктор возражал, что жизненная сила практически здоровых, но никчёмных и не приносящих пользу людей, перейдёт с помощью всё тех же высших сил к людям, чья смерть стала бы большой потерей для общества. Дальше я слушать не стал, вернулся в палату, схватил жену в охапку и отвёз домой. На другой день мне позвонили и попросили дать расписку в том, что я забрал жену под свою ответственность. Пришлось заехать в больницу. Так я узнал, что ночью от сердечного приступа умерла ещё совсем молодая женщина, соседка Татьяны по палате. Как мне потом сказала жена, на сердце она никогда не жаловалась. Я заподозрил, что речь идёт о торговле органами, но в то время трудно было решить, кому можно сообщить о своём подозрении – не известно, какие люди крышевали эту преступную деятельность.

Время тогда было тяжёлое. Я только что собрал бригаду строителей, и мы начали свой нелегальный бизнес с того, что сделали пристройку к дому родителей жены, в котором временно проживали и сами. Вскоре, однако, посыпались заказы – не на строительство элитных коттеджей, а на приведение в божеский вид деревенских домов. Один выходец из Узбекистана скупил их вместе с участками по бросовым ценам, понимая, что в дальнейшем они принесут неплохой доход. И действительно, сдавал их, в основном, чеченцам, и на жизнь не жаловался.

– А что стало с питоном?

– Не торопитесь, придёт время – расскажу. Это был тигровый питон – альбинос. Красавец! Рисунок ярко-ярко жёлтый. Эти удавчики длиной более трёх метров выведены в неволе и не приспособлены к жизни в дикой природе – нет у них “маскировочного халата”. Зато отличаются спокойным, добродушным характером. Наш Федя любил, когда его брали на руки, ложился на плечи, как воротник, но никогда не пытался придушить или покусать хозяев, хотя зубки у него были длиной чуть меньше полутора сантиметров. Кормили его раз в две недели, в основном, крысами, иногда курами или голубями. Много места он не занимал. Я сам построил для него террариум размером 2,4x1 ?2, закрепил там довольно толстые ветки, термостат для поддержания температуры в районе 27-ми градусов, поставил большую поилку. Так что уход сводился, в основном, к обрызгиванию террариума и самого Феди тёплой водой для увлажнения. Но как ни пытался я обнаружить в маленьком мозгу питона хотя бы крупицы интеллекта, ничего интересного подметить так и не удалось.

А тем временем мы с Татьяной продолжали обсуждать подслушанный мной разговор в больнице. После смерти той женщины, которая оказалась одинокой беженкой из Таджикистана, там скончались ещё двое молодых бомжей. Странным было то, что такие люди попали в больницу, за пребывание Татьяны в которой я заплатил немалые деньги. Посоветоваться я мог только со своим другом детства Колей. В то время работал старшим оперуполномоченным в Управлении внутренних дел города Воскресенска. Так что в один из выходных я поехал навестить своих родителей, а заодно и поговорить с Николаем. К великому удивлению, он отнёсся к моему подозрению крайне скептически. Разговаривал со мной чуть ли не официальным тоном. Сообщил, что в России принят федеральный закон о трансплантации органов и тканей человека, запрещавший любые формы торговли органами, и чёрный рынок этого бизнеса в нашей стране отсутствует – нет ни одного доказанного преступления по незаконной пересадке органов.

Я остался неудовлетворённым нашей беседой – в прессе проскальзывали сообщения, о том, что к трансплантации органов проявляет интерес криминал, что на Украине ежегодный оборот занимающейся торговлей почками мафии составляет более десяти миллиардов долларов. И действительно, в Западной Европе были пациенты, готовые заплатить за одну почку до 200 тысяч долларов. Но Николай настойчиво советовал мне не обращаться со своими подозрениями в правоохранительные органы, и я решил последовать его совету, тем более что и у меня рыльце было в пушку – фирму в то время я ещё не зарегистрировал, так что налоги не платил. Оставалось только обратиться к журналистам оппозиционной прессы. Меня внимательно выслушали, пообещали не сообщать в газете моё имя и вообще написать статью таким образом, чтобы никто не смог заподозрить, что источниками информации являемся мы с Татьяной.

Статья вышла через неделю. Я выкупил с десяток номеров газеты с тем, чтобы переслать их главному подозреваемому, начальнику УВД, мэру и ещё ряду лиц, которых подобная публикация не должна была оставить равнодушными. Я по-прежнему так переживал случившееся, что если бы в этой больнице что-нибудь сотворили с моей Татьяной, я бы камня на камне там не оставил. Бросало в дрожь при одной мысли о том, что могло бы произойти, не подслушай я тот разговор. Но теперь мне казалось, что я сделал всё, что было в моих силах, чтобы пресечь преступную деятельность, и я успокоился.

И вот однажды, когда поздним вечером я включил единственный в наших апартаментах телевизор, чтобы послушать новости – Татьяна весь день смотрела какую-то мыльную оперу и не подпускала меня к источнику информации, в конце сообщили о том, что в подъезде своего дома застрелен главный редактор той самой газеты, которая дала ход моим материалам.

– Неужели всё это продолжается и теперь? – взволнованно произнесла Татьяна.

– Ты имеешь в виду торговлю органами? Не думаю. Могут быть десятки других причин заказного убийства, учитывая его профессиональную деятельность.

Больше к тому разговору мы не возвращались – я был очень загружен по работе, а Татьяна с утра до вечера занималась нашими питомцами. Федя теперь иногда выползал из террариума и пропадал дней на десять, а потом вдруг неожиданно появлялся – падал откуда-нибудь сверху прямо на плечо. Я относил питона в его логово и предлагал еду, но Федя не проявлял к ней особого интереса. Сначала мы думали, что он заболел, а потом решили, что он “мышкует” – в доме водились мыши. Я по-прежнему считал его пустоголовой тварью, но однажды так случилось, что Федя спас мне жизнь.

У меня был срочный заказ, и каждый день в семь утра я отправлялся на строящийся объект. Но однажды ко мне приехали родственники из Евпатории, и я решил предупредить своего зама Серёгу, чтобы в тот день он взял на себя всё руководство строительством. Трубку взяла его жена. Из её сбивчивого рассказа я понял, что ночью у Сергея случился сердечный приступ, и его на “скорой” отвезли в больницу, ту самую… Жена сообщила, что Серёга сейчас в реанимации, но написал ей записку, в которой уверял, что всё будет нормально. А медсестра, в подтверждение его слов, попросила принести для больного йогурт и фрукты.

Пришлось мне извиниться перед родственниками и уехать на весь день на объект. Вернулся я поздно, и по Татьяниному лицу сразу понял, что что-то случилось.

– Сергей умер. Инфаркт.

– Какой инфаркт?! Его отвезли в больницу, поместили в реанимацию и, вместо того, чтобы принять меры, довели до инфаркта?! Да ты понимаешь, что тут дело не чисто?! Серёга здоровый мужик. Ну, перетрудился малость…

– Ты думаешь, что дело опять в органах?

– Уверен! Я сейчас поеду к этому людоеду и…

– Что ты сможешь с ним сделать?

– Я его убью!

– А сам сядешь лет на десять. Остынь. Лучше расскажи о своих подозрениях…

– Кому рассказать?! Опять какому-нибудь честному журналисту? Ты забыла, что стало с тем, кто решил разворошить этот гадюшник?

Татьяна не смогла остановить меня. Я знал адрес главврача и, хотя время было позднее, сел в машину и отправился к нему. Во мне всё кипело, и я действительно готов был на физическую расправу. Но доктор обращался со мной так вежливо, так убедительно доказал, что инфаркт произошёл вследствие закупорки одной из коронарных артерий, что врачи сделали всё, что было в их силах, что я почти поверил ему. Чтобы рассеять сомнения, я подкупил врача “скорой”, на которой Сергея отвезли в больницу, и попросил его сделать для меня копию его электрокардиограммы. Сумму предложил не маленькую, и он с радостью согласился помочь мне. Но уже на следующий день врач сообщил, что на месте электрокардиограммы не оказалось. Не удалось ему выяснить и причину её исчезновения.

В ту ночь заснуть я не смог. Бродил по дому, выкурил две пачки сигарет, но никакого плана действий в моей голове не рождалось. В конце концов, я не придумал ничего лучшего как напиться. А потом позвонил главврачу. Разговаривал с ним так круто, что чувствовал, как у него поджилки трясутся. Довольный тем, что удалось хотя бы запугать эту мразь, я, не раздеваясь, завалился спать в гостиной на диване.

Проснулся я от сдавленного крика. Когда я протёр глаза, мне показалось, что я вижу сон – в двух метрах от дивана стоял мужик с маской на лице. А мой Федя кольцами обвивался вокруг него. Задушить взрослого человека он, конечно, не мог, но напугал здорово. К счастью, я вовремя заметил в его руке револьвер. Помедли я хотя бы секунду, он бы изловчился и выстрелил в питона. Но перевес сил был явно на нашей с Федей стороне. Я оглушил киллера ударом по голове, испуганный змей быстренько сполз на пол и спрятался в каком-то укрытии. А потом я позвонил в ФСБ, и, как видно, не напрасно. По-видимому, дело взяли под контроль – через неделю главврач и его подельники были арестованы. Ну, не буду вас задерживать – забирайте щенка и не забывайте нас.

– Скажите, где можно быстро поймать такси? Дело в том, что мой муж считает, что этот шпиц прибыл в Москву из Камеруна, и я уехала за ним в Домодедово. По времени я должна быть дома не позднее, чем через час.

– Нет проблемы – я сам отвезу вас.

– Спасибо.

Милентина прижала к груди маленький рыжий комочек, который разглядывал её с удивительно осмысленным выражением миленькой мордашки. И ей даже показалось, что, когда они садились в машину. Лили – Касси хитро подмигнула своей новой хозяйке.

История 3

Шпиц редкого окраса

Необычная история этой собачки – представителя, казалось бы, одной из самых симпатичных и жизнерадостных пород стала отголоском другой, кровавой и страшной. События пришлись на тот период в Российской истории, который многие свидетели помнят как время пробуждения из долгой спячки, время хаоса тотальных свобод и одновременно радужных надежд, то есть период с 1985-й по 1991-й.

Милентина не раз ловила себя на мысли, что тогда ей было интересно наблюдать, как простые и не очень простые люди проявляют виртуозную изобретательность – кто ради выживания, а кто ради обогащения. Переходишь, к примеру, железнодорожный мост и в процессе движения можешь приобрести за копейки вполне приличное пальто, модные очки с диоптриями, персидского котёнка, парное козье молочко, дары приусадебного участка или морскую свинку. Интересно, как в кино. А теперь и на мостах, и на улицах порядок – ни бабушек, ни торговых палаток, но при этом перед бедняками опустили занавес, не позволяющий им проявить инициативу в меру своих сил и здоровья, чтобы просто выжить. Милентина хорошо помнила, как однажды, оставшись без копейки, она выбрала в своей библиотеке с десяток интересных книг и, прихватив с собой раскладной столик, расположилась в двух шагах от своего дома. Через час, другой она уже смогла посетить продовольственный магазин, где прикупила и бутылочку красного сухого. А теперь, если срочно понадобятся деньги, не всегда сможешь снять их с карточки – банкоматы то и дело не работают по техническим причинам. А если на карточке зеро, то затягивай туже пояс.

В году 19… впрочем, дата не имеет значения, она, проведя неделю в потрясающем воображение городе исторических памятников Самарканде, ехала на поезде в столицу Узбекистана. Это был период наплыва туристов и, соответственно, проблем с билетами. Но ей повезло – сердобольная проводница пустила её в вагон и посоветовала уговорить одну русскую бабусю, которая заняла с двумя внучками и королевским пуделем всё четырёхместное купе, уступить ей хотя бы верхнюю полку. На бабушек Милентина всегда умела произвести самое благоприятное впечатление, но эта оккупантка оказалась крепким орешком. И всё же под натиском красноречивой молодой женщины ей пришлось уступить – подкупило бабушку то, с какой искренностью Милентина отпускала комплименты её девчушкам и собаке. Правда, на счёт последней она несколько покривила душой – чёрный пудель был очень красив, но породе соответствовали разве что шерсть и висячие уши. А глаза… глаза были волчьи и взгляд такой., что мурашки по коже пробегали. И морда длинная и зубастая как у русской борзой.

Старушка оказалась неразговорчивой, и в купе царило тягостное для Милентины молчание. Только однажды обратилась к ней попутчица с просьбой, и просьба эта заключалась в присмотре за детьми, пока бабушка покупает для них фрукты на промежуточной станции. Немного странным показалось Милентине то, что пожилая женщина, оставляя уже вполне самостоятельных близняшек всего на десять-пятнадцать минут, настойчиво попросила её не покидать купе ни на секунду, пока она не вернётся. А если вдруг приспичит, запереть дверь на ключ.

И надо же было такому случиться, что именно в этот короткий период времени начался у Милентины приступ мигрени, и она была вынуждена обратиться к проводнице за таблеткой анальгина и стаканом воды. Отсутствовала Милентина всего минут пять, и в тот момент, когда она выходила из купе проводницы, вагон сотрясся от дикого крика. Кричал мужчина, произнося какие-то, по-видимому, ругательные слова на непонятном Милентине языке. Ему вторили детские голоса. Возле её купе толпились пассажиры. Чуя недоброе, она, расталкивая толпу, открыла ключом дверь и обомлела – на полу лежал истекающий кровью парень в узбекском халате, а чёрный пудель со свирепостью дикого зверя грыз и ломал его ногу.

– Палку! – заорала Милентина, – найдите палку.

– Вот, возьмите, – пробормотала проводница, протягивая ей швабру.

Милентина попыталась просунуть её в пасть, и это ей удалось. Собака выплюнула ногу, как надоевшую кость и, схватив палку, повернула к Милентине обагрённую алой кровью морду и уставилась на неё своим жутким взглядом. Но через секунду-другую пёс уже нисколько не походил на страшного хищника. Выпустив из зубов палку, он лизнул ладонь женщины и слабо вильнул хвостом. Но едва Милентина попыталась помочь раненому, он тут же пресёк её действия грозным рыком. Вынести пострадавшего удалось только после появления бабуси.

Состав был, конечно, остановлен, к месту происшествия прибыли наряд милиции и “скорая”. К удивлению пассажиров, бабушку не задержали и, более того, после предъявления паспорта и ещё какого-то документа, её с почтением препроводили в другое купе. Милентине же пришлось довольно долго дожидаться в коридоре, пока будут удалены следы крови.

– Вы знаете, этот мужчина – известный вор, так что старая женщина не виновата, – поделилась с ней проводница. – И кто бы мог подумать, что с виду мирная собака раздолбит ему кость так, как будто нога его попала в тиски.

– Действительно, поразительно – на такое неспособны и сторожевые псы, – кивнула Милентина.

– Я тут подслушала разговор бабушки с милиционером, – загадочным шепотом известила её проводница, – собака эта на самом деле не пудель, она из секретного спецпитомника КГБ. Они там выводят гибридов, способных справиться с любым противником.

Наши дни

Милентина пребывала в состоянии, близком к нервному срыву. И не из-за того, что произошло в мире её маленького зоо – всё необычное, не поддающееся рациональному объяснению, напротив, всегда тонизировало её. В унылое настроение Милентину привела ситуация с преподаванием физики как в школе, так и в университете. Прежде её коллега Люба любила повторять, как она благодарна отцу, доктору физико-математических наук, за то, что она выбрала такую хлебную профессию, как преподавание физики и математики – всегда находились желающие брать частные уроки. Но вот теперь, когда физику начали вытеснять как из школы, так и из технического вуза, Милентина, как и многие другие преподаватели, перестала получать удовлетворение от своей профессии. И занялась теми, о ком мечтала с раннего детства – домашними животными.

Однако теперь, когда дом Милентины превратился в райскую конуру для совместного проживания людей и зверей, она даже в минуты стресса не заходила на сайт о продаже животных, который прежде отвлекал её от мрачных дум – опасалась, что не устоит и купит кого-нибудь ещё. Каждый вечер Вася заглядывал в её комнату и, расплывшись широкой улыбкой, произносил: “Райская идиллия” – Милентина возлегала посреди широкой кровати, а обложившие её со всех сторон питомцы смотрели на хозяйку взглядом, полным обожания. “Но это рай для тебя, а для меня скорее ад”, – продолжал Вася и в конце монолога добавлял традиционную фразу: “Радуйся, что нашла такого мужа – кроме меня, никто не смог бы прожить с тобой и года”.

В тот субботний вечер погода была мерзкая – на город обрушился ледяной дождь, под тяжестью ледяных корок ломались крупные ветви дервьев, падающие с крыш глыбы с грохотом крушили застеклённые лоджии, с трудом скользили по превратившемуся в каток шоссе обвешанные сосульками автомобили, обрывались провода электропередач, в аэропортах, в связи с нелётной погодой, томились тысячи пассажиров, людям не рекомендовали выходить из дома. В такой ситуации Милентина всё же зашла на сайт avito ш. В верхней части, где размещались VIP объявления о продаже шпицов, составленные по все правилам профессиональной рекламы, красовался большой белый с черными ушами кролик, из-за которого выглядывал не менее ушастый черноухий совсем не пушистый щенок, больше похожий на китайскую собачку, чем на шпица.

– Ну что за люди! – возмутилась Милентина. – Такую собачку надо предлагать в дар, а они просят за ней 30 тысяч! То ли дело моя Лиля! Роскошная красавица, а заплатила за неё 23.

Под фотографией было размещено довольно длинное объявление:

Бывает Чудо разное

И жёлтое, и синее

Бывает Чудо красное

Красивое-красивое

Бывает Чудо в крапинку

В полосочку, в линеечку

А это Чудо – лапонька!

А это Чудо – девочка

Кто хочет в жизни радости,

Любви и понимания

На Грушеньку-игрушеньку

Пусть обратит внимание

Жизнь заиграет красками

И искрами расцветится

Счастливым самым станет тот

Кто с эти чудом встретится

Далее следовало сообщение, что в настоящее время щенок находится в линьке, и поэтому возможен торг.

Стихи Милентине понравились, но, по её мнению, никто, находящийся в здравом уме, не станет платить и половину указанной суммы за лысого шпица, пусть и редкого окраса пати-колор (чёрно-белого). И всё-таки она не удержалась и позвонила заводчице. Женщина назвала своё имя – Марья Михайловна Нестерова – и высокомерно добавила: “Если вы разбираетесь в шпицах, вы, наверняка слышали обо мне”. Что касается щенка, Марья Михайловна заявила, что его братьев и сестёр она продала в среднем по 80 тысяч, так как у них уникальный отец, и от такого производителя не могут получиться плохие щенки. В тот же день заводчица прислала Милентине его фотографию. Пёсик был просто невероятно красив – меховое белое чудо с маленькими чёрными ушками. Если бы была надежда, что щенок в линьке когда-нибудь станет хотя бы наполовину так красив, как его отец, Милентина, не раздумывая, купила бы его.

В воскресенье погода немного улучшилась – вместо ледяного дождя моросил мелкий снежок, установилась комфортная температура: 5–7 градусов по Цельсию. Однако все стоявшие во дворе автомобили, включая минивэн Милентины, покрылись толстой коркой льда и, вопреки ожидаемым предновогодним пробкам, шоссе можно было легко перейти даже на красный свет.

Несмотря на все уговоры, осторожный муж Млентины наотрез отказался выходить из дома до самого понедельника, когда, хочешь– не хочешь, придётся ехать на работу. Встав, как обычно, в пять утра, Милентина накормила, выгуляла своих питомцев и, пообщавшись с ними по душам, приступила к чтению книги с интригующим названием “Золотоискатель”, автор которой Леклезио получил в 2008-ом Нобелевскую премию в области литературы. Вот уже 50-ая страница, 100-ая, но герои так и не приступили к обещанным в аннотации поискам клада знаменитого пирата. Зато какое описание природы! “Здесь (на острове Маврикий) шум моря прекрасен, как музыка. Ветер гонит волны далеко-далеко, и там вдали они разбиваются о коралловый постамент, я слышу каждое биение в скалах, каждый порыв в воздухе. Горизонт словно стена, которую силится пробить море. Временами взметается ввысь сноп брызг и снова падает на рифы”.

Да, неплохо было бы искупаться в тёплых морских водах в январские каникулы! Но так как желания Милентины не соответствовали её возможностям, ничего не оставалось, как выпустить пар на Птичьем рынке. “Только не покупайте там никого! Ни в коем случае!” – предупредила знакомая владелица четырёхмесячного ирландского сеттера. – “Дочка приобрела на Птичке лабрадора, очень красивого и внешне как будто здорового, а через три дня щенок умер – реального ветеринарного контроля на рынке нет”.

За то время, что Милентина не наведывалась в этот огромный зоомагазин, многое изменилось. Павильон со всех сторон окружали торговые ряды гигантского оптового рынка, и никто не мог объяснить, как же прорваться сквозь заваленные зимней одеждой и новогодними сувенирами лавки к тому месту, где можно увидеть зверушек. Проплутав с полчаса, Милентина, наконец, оказалась у входа в отсек “Собаки”. Дежурившая возле него перекупщица вела переговоры с дамой, решившей сдать ей щенков шпица из разных помётов. Увидев первого малыша, Милентина вздрогнула – крохотный комочек померанца не больше, чем месяц с небольшим отроду, умещался на ладошке. По всему было видно, что оторванный от матери щенок ещё совсем не приспособлен к самостоятельной жизни. У него был необычный окрас, обещавший в будущем стать насыщенно красным.

– Я куплю его! – воскликнула Милентина, понимая, что тем самым спасёт кроху от гибели.

– Ну, вы хозяйка, вам и решать, – вмешалась перекупщица, обращаясь к даме, – но одного белого, пусть он и пати-колор, я у вас не возьму. – Красного можно подрастить и выгодно продать, а кому нужен ваш лысый?

Только сейчас Милентина заметила, что из-под воротника шубы на неё смотрит тот самый щенок из рекламы – Грушенька-игрушенька.

– Куплю двоих, – удивляясь себе, – пролепетала Милентина.

– А у вас денег хватит? За померанца прошу двадцать тысяч, за чёрно-белого – девятнадцать. Вы не смотрите на то, что он лысый, – это линька. А отец его чемпион, – дама достала фотографию, на которой вытянулся в стойке роскошный белый кобель с чёрными ушами.

– У меня в кошельке 35 тысяч и сто рублей, – пробормотала Милентина. Это была вся её зарплата вместе с новогодней премией за рейтинг.

Немного подумав, дама кивнула в знак согласия.

– Я бы хотела оставить сто рублей на обратную дорогу – из-за гололёда приехала общественным транспортом, – робко попросила Милентина. В глубине души она понимала, что совершает глупость, что эти щенки ей совершенно не нужны, но Груша смотрела на неё таким тоскливым взглядом, словно хотела сказать: “Долго придётся мне мыкаться по чужим людям, а, если не оправдаю ожидания и не обрасту, как положено шпицу, так и вовсе выкинут на улицу”.

– Нет, я не могу их взять, – опомнилась Милентина – у меня дома целый зверинец.

– А я вижу, что вам хочется, чтобы они вошли в ваш дом, – улыбнулась – дама. – Я несколько раз была в Штатах и консультировалась там у известного психоаналитика. Он рассказал мне одну поучительную историю. Жил-был в штате Коннектикут очень больной миллионер. С каждым днём он терял вкус к жизни, впадая во всё более глубокую депрессию. Наконец, он решил продать свой бизнес, так как ничего, даже деньги больше не интересовали его. И вот что посоветовал ему психоаналитик. Он попросил своего клиента вспомнить, были ли когда-нибудь, может быть, в детстве, у него желания и стремления, которые он так и не реализовал. Оказалось, что были – мальчик мечтал стать флейтистом. Но родители отговорили его от карьеры музыканта – бизнесом занимались они, их отцы и их деды. Так что дело должно было перейти в руки сына. И тогда психоаналитик посоветовал ему вернуться к своей детской мечте. Миллионер открыл благотворительную музыкальную школу и начал принимать активное участие в жизни её учеников. Постепенно он забыл о своих болезнях и почувствовал себя счастливым – его дело приносило ему средства, которые он мог использовать в той сфере, которая действительно привлекала его.

Милентина достала кошелёк. Вот эту маленькую можно взять, но ту подрощенную и лысую… нет, она проявит твёрдость и купит только одного щенка. И вдруг она снова поймала взгляд Груши, взгляд, от которого заныли нервные окончания. Подобное чувство Милентина испытывала только тогда, когда смотрела в глаза волку. Тогда ей казалось, что этот взгляд прокладывает невидимую дорожку в какое-то иное измерение. И взгляд Груши не был взглядом просто маленькой собачки. Это был взгляд создания, сердце которого разрывалось от переполнявших его эмоций, опасений, страхов. Это была не собака, это было существо, обуреваемое так понятными Милентине человеческими чувствами. Открыв кошелёк, Милентина протянула заводчице 35 тысячных купюр. Та суетливо пересчитала их и быстренько ретировалась, словно догадываясь, что покупательница вот-вот выйдет из состояния гипноза и откажется от щенков.

Милентина очнулась уже в метро, когда кто-то из пассажиров, глядя на Грушу, заметил: “Какая хорошенькая дворяночка!”

– Это не дворянка, а немецкий шпиц пати-колор, – обиженно отреагировала Милентина.

– Шпиц?! Никогда не видел лысого шпица.

– Она ещё обрастёт – её отец чемпион.

Милентина встала и направилась к выходу. Только сейчас она осознала, какую глупость совершила – в кошельке 100 рублей, на банковской карточке не больше 5 тысяч, которые придётся потратить на животных, а впереди Новый год. Она отчётливо представила, как придёт домой, и Вася, выкатив глаза, зашипит: “На меня не рассчитывай, в новогоднюю ночь закусывать будешь шпицами”.

В прихожей Груша забилась в угол и замерла, втянув в плечи черноухую головку. В дверях своего кабинета показался Вася. Милентина сжалась в ожидании упрёков, криков, брани.

– Прости меня, я признаюсь, что сошла с ума.

– Если осознаёшь свою ошибку, значит, не сошла – сумасшедшие никогда не признаются. Но не понимаю, зачем ты это сделала?

– Ну, купилась на дешевизну – пушистые щенки пати-колор стоят 60 тысяч. И жалко её.

– Да, действительно, жалко. Она уже привыкла к тому дому, и не понимала, зачем её везут на рынок, отдают чужой тёте. Бедная собачонка! Но, скажу тебе, – девять собак в доме это уже перебор. Нам вполне хватило бы семи.

Милентина с трудом сдержала улыбку – ещё совсем недавно Вася грозился выставить её за дверь, если она принесёт в дом любую зверушку.


Но вот наступило время выводить Грушу в свет – она была единственным шпицом Милентины, который мог похвастаться громкими титулами всех предков. Не то, что красная малышка Лиза. Собачка выросла с напёрсток и могла бы произвести фурор, но родословной у неё не было вообще. По правде говоря, для Груши Милентина рассчитывала только на оценку “Очень хорошо” – она пошла в мать, белого немецкого шпица, заметно отличающегося от квадратненьких с короткой мордочкой и набивной шерстью померанцев – белые шпицы больше походили на маленьких самоедских лаек. И это в лучшем случае. Вообще Милентине казалось, что, несмотря на VIP-родословную и клеймо, здесь замешан папильон – окрас у Груши был такой, какого не встретишь больше нигде: два симметричных, разделённых белой проточиной черных пятна на мордочке, белый хвост, а шерсть на туловище типа как у кошек окраса шиншилла: у основания волос чёрный, а конец белый, от чего пятна выглядели как чёрные прожилки мрамора. И уши какие-то не такие – большие и широко расставленные. В интернете Милентина прочитала, что утверждённого стандарта пятен у двухцветных шпицов нет, а в Штатах, где и вывели такую разновидность окраса, вообще приветствуется любой новый вариант.

Но именно из-за него заметно растерявшаяся судья и забраковала Грушу, во избежание подозрения в недостаточной квалификации. Или же не хотела подводить клуб, выдавший документ на щенка сомнительного происхождения. Так что из плана вязок собачка выпала.

Расстроенная Милентина в сердцах помянула недобрым словом заводчицу Груши, которая обвела её вокруг пальца как последнего лоха, исходя из принципа “не обманешь – не продашь”. Однако она была скорее оптимистом. А, как известно, оптимисты отличаются от пессимистов тем, что последние считают, что все люди врут и надувают друг друга, а оптимисты считают, что не все. К тому же Груша была всё-таки собачкой необычной и, по отзывам прохожих, очень симпатичной. Так что Милентина немедленно приняла решение купить для своей питомицы производителя – белого шпица. Так в доме появился ещё один щенок – трёхмесячный кобелёк по кличке Юлиан или просто Юлик.

Первые два дня щенок провёл в клетке и, когда Милентина уже потеряла надежду на то, что муж заметит его присутствие, пришлось сознаться во всём. Но щенок был настолько мил, что устоять перед этим снежным клубочком с чёрными глазками-пуговками не было никакой возможности, и Вася, как ни старался, не смог скрыть своего восхищения. И даже поверил в то, что с помощью будущей супружеской пары Юлика и Груши Милентина поправит своё материальное положение – пусть у щенков не будет родословной, зато продавать их будет легче – за 10 тысяч беленького малыша купят и без документов.

Поняв, что её не только не отдадут, несмотря на брак по экстерьеру, но даже будут использовать в качестве производителя, Груша сначала осмелела, а затем начала проявлять свою истинную сущность. А заключалась эта сущность во всепоглощающей ненависти к двуногим мужчинам. Причина, вероятно, крылась в её детстве, и Милентина сначала думала, что с помощью дрессировки быстро отучит собаку бросаться на каждого встречного мужика с яростью разъярённой тигрицы. Но все старания опытной дрессировщицы были напрасны. Ненависть к мужскому полу захлёстывала все прочие эмоции Грушеньки-игрушеньки. Когда она сидела на тумбочке и видела лишь верхнюю часть туловища Васи, то с трудом, но всё-таки мирилась с присутствием его в доме её любимой хозяйки. Но стоило Груше спрыгнуть на пол и заметить две шаркающие по полу мужские ноги, она сатанела в одно мгновение и впивалась в ненавистные ходячие столбы своими, к счастью, не слишком длинными зубками.

Несколько покусов Вася перенёс без постановки вопроса о дальнейшей судьбе Груши. Он лишь раз пытался разжалобить Милентину и, плача, причитал:

– Неделю обрабатываю раны, а они всё не заживают. Она (Груша) словно нарочно нападает на мои набухшие вены.

А однажды вечером из туалета раздался дикий вопль. Охваченная внезапным приступом ярости Груша действительно прокусила до крови его больную ногу. Над чёрно-белым шпицом завис домоклов меч мести со стороны жертвы. Взбешённый супруг потребовал, чтобы Милентина отдала Грушеньку-игрушеньку в хорошие руки за любую цены, хотя бы даже за 1 рубль. Правда, при условии, что новым хозяином будет не перекупщик, а кто-нибудь из знакомых, в чьём ответственном отношении к домашним животным Милентина не сомневается.

Надо сказать, что к тому времени купленный по дешёвке за 17 тысяч шпиц редкого окраса очень похорошел. Цена была снижена по причине линьки, но теперь у Груши обозначился довольно пышный воротник, а на крапчатой спине лежал роскошный белый крендель – хвост. Милентина не сомневалась, что если она предложит шпица за бесплатно кому-нибудь из своей компании собачников, желающий обязательно найдётся.

Утром в пятницу Милентина увидела в парке владелицу двух чёрных пуделей, с которой до этого встречалась всего раза два, но при этом успела составить о ней самое благоприятное впечатление. Давно даже на выставках не видела Милентина таких ухоженных и красиво подстриженных пуделей. Как ни странно, обычно сторонившаяся посторонних собак Груша, подбежала к угольно-чёрным кобелькам и сама пригласила их к игре.

– Какая прелесть! – женщина подняла Грушку на руки, и собачонка лизнула её в нос.

– Жаль, что у вас мальчики, а то бы я предложила вам в подарок этого шпица.

– Вы не шутите? Мой сын давно просил меня купить ему такую собачку. Мои мальчики кастраты, так что проблемы не существует. Если вы не возражаете, мы придём к вам в воскресенье.

– Сколько лет вашему сыну?

– Да, уж под тридцать. Он необычный человек.

– А в чём его необычность?

– По образованию физик-ядерщик, а по призванию уфолог. Одержим идеей дать объяснение непознанному. Ещё со школы мечтал о путешествии в Бермудский треугольник. Но, увы, а, вернее, к счастью для матери, денег на покупку яхты пока не заработал.

– Я буду вас ждать.

Дав обещание, Милентина распереживалась – Вася покричит, покричит и отойдёт, а сама она к Грушке уже привыкла. Правда, характер у неё, действительно, говнистый, и хозяйку она не раз щипала за икры, если что не по ней. Но Груша ещё исправится. Однако с этим молодым человеком познакомиться небезынтересно – учёный-уфолог будет не лишним в её компании.

Но буквально через несколько часов кисло-сладкий вкус ожидания приятной встречи обернулся горечью реальности. Япония содрогнулась от девятибалльного землетрясения, прибрежные районы острова Хонсю, на котором расположена столица, накрыло цунами, на атомной станции Фокусима произошёл взрыв… Угроза цунами нависла над всеми островами Тихого океана. Страх перед техническим прогрессом и прежде всего перед использованием ядерной энергией овладел умами. В Германии на сорок пять километров протянулась цепочка противников строительства и эксплуатации атомных станций, на Дальнем Востоке скупали дорогие дозиметры и средства, способствующие выведению из организма радионуклидов: йодомарин, красное вино и т. д. В местах скопления людей усилили агитацию глашатаи грядущего “конца света”, прежде всего члены секты “Свидетели Иеговы”, верующие в то, что всё происходящее сейчас в мире дело рук Сатаны и что век его царствия заканчивается. Обучающиеся в университете мусульмане впервые на виду у всех “неверных” совершали намаз. За отсутствием мечетей они выбрали для молитвы площадку напротив женского туалета на четвёртом этаже, из-за чего Милентине и другим дамам приходилось подниматься по крутой лестнице на шестой.

Казалось бы, в такой ситуации мало кому придёт в голову обзавестись ещё одним домашним питомцем. Однако дама с пуделями всё-таки позвонила по поводу Груши и сообщила, что за щенком приедет её сын Костя. Время ожидания гостей для Милентины самое напряжённое – надо осмотреть все углы, ликвидировать следы проказ “детского сада”, протереть полы сначала дезинфицирующими растворами, а затем ароматизаторами, насыпать в клетку с грызунами и птицами “ликвидатор запаха”, удалить клочки шерсти с собственной одежды и обильно оросить её если не французскими духами, то хотя бы туалетной водой. А минут за пятнадцать до прихода посетителей, поместить ещё не овладевшую правилами общежития часть стаи в клетку и провести дрессировку по теме “Нельзя лаять” – хоровой визгливый лай способен отпугнуть любого клиента.

Потянулись долгие минуты ожидания. Состояние Милентины было, мягко выражаясь, не слишком комфортным. Щенки то и дело жалобно скулили, не понимая, за что их так жестоко наказали. Кошки требовали, чтобы их выпустили освежиться на балкон, но через несколько секунд громким мяуканьем сигнализировали о своём желании вернуться в тепло. Груша, не получившая корм по причине предстоящей дороги, опрокинула помойное ведро и растащила по кухне его содержимое. Милентина взглянула на часы – наверное, этот Костя не появится, иначе бы позвонил. Что за люди! Знают, что их ждут, но даже не удосужились соблюсти элементарные правила приличия. Значит, не судьба, и, как бы ни ворчал Василий, Грушка останется в стае.

Милентина с удовольствием стянула с себя приличную одежду, нарядный парик, накинула на плечи рваненький халат, за полу которого так любили хвататься шпицы, и выпустила стаю из клетки. Щенки ураганом пронеслись на кухню, тут же нашли кучу незамеченных при уборке бумажек, очисток и т. п. и, сражаясь друг с другом за найденные трофеи, устроили настоящую потасовку. Сквозь визги и тявканье неожиданно прорвался тихий звонок. Милентина открыла дверь и снова ахнула от неожиданности – перед ней стоял бывший сотрудник кафедры Костя Феоктистов.


В прошлом году 23 февраля они с Милентиной дежурили в студенческом общежитии, и Костя много говорил с ней о конце света.

– Вы, конечно, знаете, что сейчас мы переживаем период смены полюсов, известный как Апокалипсис. Нам предстоит пройти через три дня, когда полностью исчезнет электромагнитное поле планеты, которое поддерживает нашу память. И она, и программы компьютерного обеспечения буду стёрты, все наши знания потеряны. Под действием радиации у всего живого уже происходит мутация, которая сопровождается непонятными недомоганиями, синдромом хронической усталости, новым болезнями. Начнётся эпидемия амнезии, память многих – и бизнесменов, и профессоров превратится в “чистый лист бумаги”. Всемирного потопа, планетарной катастрофы не произойдёт, но потеря памяти, фобии, страхи становятся признаками конца нашей пятой расы.

– Ты опять о “конце Света”. Ну, ладно, рассказывай свою версию.

– Собственно говоря, она не моя. Общая идея принадлежит доктору физико-математических наук Е.Н. Вселенскому. Каждые 13000 лет происходит смена полюсов на нашей планете, и сейчас мы приближаемся к этому периоду, сопровождающемуся планетарной катастрофой. При изменении полярности магнитных полюсов произойдёт резкое изменение климата – тропическая жара и засуха обрушатся на среднюю полосу Восточной Европы, будут гореть леса, города окутает мгла. Где-то в других краях разгуляется водная стихия, в третьих задрожит и разверзнется земля. И сразу обнаружится, что никто не готов к встрече с апокалипсисом.

– За исключением некоторых избранных, которые уже облюбовали лучшие места на планете, построили там сейсмостойкие сооружения и, возможно, бункеры для защиты от ядерной катастрофы.

– Но и им не спастись от потери Сознания при исчезновении магнитного поля Земли при смене полюсов. Наш мозг нуждается в нём для обработки данных и их хранения. Подобно тому, как стирается оперативная память компьютера при внезапном отключении питания, так сотрётся и память человеческая.

– Так что же делать? Неужели нет выхода из этого тупика?

– Выход всегда есть. На смену человечеству 5-ой расы придут 6-ая и Высшие расы, представители которых явятся носителями новых энергоинформационных матриц.

– Каких матриц? Я не понимаю.

– Матриц Осознания, Духовности и Любви. Но это произойдёт ещё не скоро – лет через 50.


– Костя?! Как ты нашёл меня? Почему не предупредил?

– Я приехал за щенком – мама договорилась с вами.

– Если честно, я даже предположить не могла, что ты, рождённый быть учёным, философом, предсказателем, вдруг сузишь сферу своих интересов до приобретения обыкновенного щенка.

Спрятавшаяся за дверью и до той поры притихшая Груша вдруг разразилась истошным лаем и с яростью злобной сторожевой собаки вцепилась в Костину ногу. Милентина ухватила её за хвост и попыталась оттащить, но собачонка вырывалась, и глаза её горели непримиримым волчьим огнём ненависти. Пришлось запереть Грушу в клетке.

– Она, наверное, поняла, что вы хотите её отдать.

– Да. По правде говоря, я предполагала, что Груша будет сопротивляться. Она почему-то вообще не любит мужчин. Наверное, муж заводчицы ворчал по поводу того, что она, последний щенок в помёте, долго засиделась при матери. Но ты не ответил на мой вопрос.

– Вы знаете, мне всё надоело! Защита диссертации откладывается – у моего научника какой-то конфликт в Совете. На кафедре, где я сейчас подрабатываю, платят гроши. Недавно продал машину… так, представляете, в тот самый день в аудиторию, где я проводил занятие, ворвались полицейские и попросили меня пройти с ними в комнату охраны. Я не понимал, в чём дело и от растерянности даже не осведомился, есть ли у них право на обыск. Они нашли у меня 150 тысяч. Не знаю, какой гад пронюхал о том, что именно за такую сумму я отдал свой “Рено”. В этой группе много задолжников из числа тех, кто получил на Кавказе высокий балл по ЕГЭ. Они пытались купить у меня отметку о зачёте, но я категорически отказывался. И вот, подставили. Вы будьте, пожалуйста, осторожны – возможны провокации. Одного преподавателя уличили во взятке в размере 2000 рублей и он, наивный человек, дал признательные показания. Так что если во время экзамена кто-нибудь положит вам на стол конверт, советую: не прикасайтесь к нему, вызывайте охранников и пишите объяснительную на имя заведующей кафедры.

– Мои студенты кладут на стол не конверты, а туалеты для кошек, ликвидаторы запаха от птиц и грызунов и т. п. Если я вызову по этому случаю ОМОН, боюсь, что меня упекут в дурку.

– Действительно, зачем отказываться от таких ценных подарков?

Костя с удовольствием откушал предложенный Милентной тортик, но от разговора о судьбе Груши явно уклонялся. А после чаепития вдруг заторопился.

Вася вернулся с работы минут через десять после того, как Костя откланялся. Вошёл в прихожую, сияя улыбкой – наконец-то, можно спокойно снять ботинки и засунуть уставшие за день ноги в мягкие тапочки, не опасаясь нападения зверя. И как это Милентина не углядела! Выставила Грушку на балкон, а дверь не заперла. И собака незаметно протиснулась в щель и залегла за тумбочкой, готовясь к атаке.

– Ва-ася! Берегись! – заорала Милентина, но было уже поздно – гибкое тело спружинилось и целевой прыжок закончился очередной травмой несчастных ног.

– Чтобы через десять минут этого монстра в моей квартире не было, – тихим голосом произнёс Вася.

– Хорошо, я сейчас же позвоню заводчице… нет, не буду звонить – у меня есть её адрес. Я отвезу Грушу без предупреждения. В крайнем случае, если никого не будет дома, привяжу её к двери. Будет даже лучше, если мы не встретимся – у меня руки так и чешутся набить ей морду. Мало того, что продала мне метиса, то есть дворнягу, за 17 тысяч, так ещё и не предупредила о том, что это не щенок, а опасный зверь. Может быть, у него в крови не только папийон, а ещё кто-нибудь типа койота.


В переноске Грушка сидела тихо и имела до боли жалкий и несчастный вид. Милентине хотелось взять её на руки, приласкать и попытаться убедить в том, что она сама виновница своих несчастий. Но придётся сделать так, как решила – Вася, который не мог равнодушно пройти мимо ни одного бездомного животного, к этой собаке не питал никаких иных чувств, кроме страха и ненависти.

Через час Милентина набрала код квартиры заводчицы. Ждать пришлось долго. На её звонок никто не откликнулся, а в это обеденный час из подъезда никто не выходил. Потеряв терпение, Милентина позвонила в соседнюю квартиру.

– Извините за беспокойство, я к Марье Михайловне по поводу шпица.

– Марьи Михайловны больше нет.

– Она переехала?

– Можно сказать и так.

– А её муж?

– Вот что, раз у вас столько вопросов, зайдите ко мне.

Увидев в руках Милентины переноску, соседка понимающе покачала головой и пригласила её войти. В прихожую выбежал пушистый бело-чёрный кобелёк, который прежде был представлен Милентине заводчицей как супер-элитный отец Грушки-игрушки.

– Простите, а разве этот пёсик ваш? – Милентина вдруг замолчала и с удивлением уставилась на соседку. В полумраке прихожей она плохо разглядела её, а теперь в ярко освещённой комнате она сразу узнала женщину, которая продала ей Грушу и Лизу на Птичьем рынке.

– Ничего не понимаю, – растерянно пробормотала Милентина. – В родословной указаны имя и фамилия заводчицы – Мария Михайловна Нестерова, с ней я разговаривала по телефону, она прислала мне по интернету фотографию родителей Груши. Но щенка продавали вы…

– Сейчас всё поймёте. Да вы присаживайтесь, и собачку выпустите – пусть пообщается с отцом. И мать её тоже у меня.

– Груша может быть очень опасной – ненавидит мужчин и кусает всех подряд за ноги.

– В моём доме мужчин нет, так что на этот счёт не беспокойтесь. А поведение собаки можно объяснить… Дело в том, что кобель, как вы сами видите, просто шикарный. Его Марья Михайловна привезла из Штатов. Американцы буквально помешаны на выведении новых пород. И хотя у Чарли экстерьер выше всяких похвал, неизвестно, кто принимал участие в создании этого шпица-патиколор. При покупке дали только копию родословной отца. Благодаря своим связям, Марья Михайловна оформила здесь родословную и намеревалась продать щенков от Чарли по самой высокой цене – 60-100 тысяч. На них была запись и всех, кроме Груши, забрали в полуторамесячном возрасте, когда малыши почти одинаково хороши. Только у Груши наметился нестандартный окрас в виде крапа, и опытная заводчица решила снизить цену. Вы купили щенка, когда ему было уже около пяти месяцев, и всё, что маленькая собака пережила до этого, так или иначе должно было отразиться на её психике.

– И что же она пережила?

– Груша стала свидетелем убийства своей хозяйки. Говорила я Маше, чтобы не гналась она за деньгами, а она не слушала – дала рекламу на своих шпицов на все сайты и уверяла каждого покупателя, что собачка его озолотит. Большинство приобретает породистых животных всё-таки для души и любит своего питомца, какой бы у него не сложился экстерьер, но не повезло Маше – нарвалась на одного идиота. Заплатил он ей семьдесят тысяч за мальчика с таким же окрасом как у Чарли. А потом к четырём месяцам из шпица пати-колор выросла дворняга – почти гладкошерстная, хвост крючком, одно ухо висит. И вот явился этот мужик к Маше с требованием вернуть ему эту сумму в десятикратном размере в качестве компенсации за моральный ущерб. У неё тогда денег вообще не было – вся выручка с помёта ушла на ремонт дачи, но мужик настаивала на своём. И был он сильно пьян. Когда понял, что ничего ему не светит, так рассвирепел, что начал бить женщину. Повали на пол и наносил удары ботинками в область печени, почек… Когда Маша уже агонизировала, вернулся с работы её муж Алексей… В общем, произошла настоящая трагедия: Алексей зарезал того бандюка кухонным ножом, а потом сам позвонил в милицию… Приговорили его к семи годам. Собак Машиных и Грушу я забрала себе, вот так и получилось, что мы встретились на Птичьем рынке, а Груша на всю жизнь запомнила, что нога мужчины может стать орудием убийства любимого ею существа.


P.S. Грушу всё же удалось пристроить вместе с Юликом в хорошую семью, состоявшую исключительно из феминисток.

История 4

Бабушка и шакал

В вагон электрички, на которой Милентина предпочитала ездить в часы пик, вошла молодая парочка музыкантов с громоздкой аппаратурой и маленькой собачкой породы мопс. Милентина в это время с грустью смотрела в окно на последний осенний листопад и, не оборачивая головы, слушала вступительные аккорды. Но вот зазвучал женский голос. Слова песни показались Милентине странными и непонятными. Что-то вроде:

Там где-то в небесах

Есть миллиарды светлых душ.

И эти души тех,

Кто жертвовал для нас,

Дадут нам силу повернуть назад.

Но ты не подпевай этот минорный лад

Однако по вагону пронёсся гул одобрения. Милентина обернулась и увидела, как толстенькая мопсятка обходит пассажиров и собирает в шапку деньги. Остановившись возле Милентины, собачка, вдруг забыв о своей миссии, радостно залаяла, встала на задние лапки, лизнула ладонь. Из шапки во все стороны со звоном разлетелись 5-10-рублёвые монеты.

– Яна? Ты? Не может быть! – Милентина посадила мопсятку на колени и, наконец, удостоила взглядом певцов. От неожиданности она опустила руки, и собачка соскользнула вниз.

– Оксана?! Как ты дошла до жизни такой?

– Здравствуйте, тётя Мила. Познакомьтесь, это Женя, он музыкант, и теперь мы живём вместе.

Парень внешне был очень похож на Диму, только волосы длинные как у девушки и вьются не то от природы, не то под воздействием щипцов. И глаза голубые, но какие-то болезненно мутные

– Мне кажется, что мы уже где-то встречались, – сухо произнесла Милентина. – А как же Дима?

– Димон достал Оксану своей ревностью, никуда не отпускал – ответил за неё музыкант. – А вообще-то мы все были из одной компании, так что знаем друг друга давно. Может быть, и с вами где-нибудь случайно встретились. Вы не подумайте, что мы нищие, просто нарабатываем навык выступления перед публикой.

Мопсятка Яна Гавриловна когда-то принадлежала Милентине. Она купила её в питомнике, где собачек этой породы в большом количестве приобрела известная писательница и, возможно, что их смешные мордашки на обложке её книг способствовали популярности самих произведений. И не только… Много лет тому назад перенесшая рак и облысевшая от облучения писательница с годами выглядела всё лучше, всё пышнее становились вернувшиеся к жизни волосы.

Мопсятка, мопсюшка, котлетка – почему-то к мопсу, как ни к какой другой породе, прилипают подобные ласковые прозвища. Конечно, это собака не для тех, кто любит, к примеру, изысканный аристократизм и грациозность русских псовых борзых. Но эта порода не менее уникальна. Во-первых, толстячки, если их не раскормить до безобразия, очень веселы и обожают резвиться. Свои эмоции выражают не лаем, а какими-то странными и смешными звуками, типа “мня, мня, мня”. Вообще мопсы забавны как обезьянки и те, кто приобрёл щенка, быстро поймут, что теперь в их жизни будет немало поводов для улыбок и весёлого смеха. В то же время каждая собака породы мопс – индивидуальность и будет удивлять вас своими выходками.


Дома Милентина удобно расположилась в кресле и положила мопсятку на колени. Внезапно кто-то звонко ударил щенка чем-то по круглой макушке. Милентина огляделась – никого. Она снова начала ласкать нового питомца – пусть поймёт, что попал в дом, где каждый получит сладкую порцию любви. И снова щелчок, от которого Яна даже взвизгнула. За телевизором послышался шорох. Протянув руку, Милентина извлекла оттуда кошку Шэрон, постучала пальцами по её маленькой головке, приговаривая: “Тебе не нравится? Другим тоже”. А потом прижала тоненькое тельце котёнка к маленькому, но крепко сбитому мопсу и, расправив ладонь, одновременно погладила их по спине. После этой не сложной дрессировки Шэрон и Яна стали друзьями.

Но самые тёплые чувства к мопсятке проявил рыжий кот Фунтик. К этому времени он ещё больше подрос, гибкое и длинное тело с изящной головкой превратило его в уменьшенную копию тигра. Милентина так и говорила знакомым, что её Фунтик плод генетического эксперимента. Светло-бежевая Яна с коричневой мордочкой и ушками очень напоминала ему мать – персидскую кошку колор-пойнт, и он позволял ей делать с ним всё, что могло взбрести на ум весёлому щенку. Мопсятка таскала его за уши и за хвост, садилась верхом на его блестящую спину, катала по полу, а он мужественно терпел такое неуважительное обращение, которое не позволил бы никому из других членов стаи.

В присутствии Яны Фунтик становился подчёркнуто игривым и непослушным – запрыгивал на стол, совал в тарелку нос и, изловчившись, выуживал какой-нибудь кусочек, который непременно пробовал на вкус – будь то ломтик лимона, капустный лист или какая-нибудь другая нетрадиционная для кошек еда. А однажды, когда Милентина не на шутку рассердилась на него за то, что он разбрасывал по столу приготовленный для крольчихи салат из свёклы, морковки и яблок, он вдруг исчез, а минут через пятнадцать появился, держа в зубах белый лист бумаги, на котором был напечатан какой-то текст. Испугавшись, что это что-то нужное ей по работе, Милентина вырвала листок, поднесла к глазам и обомлела. Это было довольно длинное стихотворение про кошек:

Смотрят кошки строго и сурово,

Или могут ласково урчать,

То, как хвостик за хозяйкой бродят,

Могут – и совсем не замечать.

Знают кошки, видно, заговоры,

Коль, шутя, легко снимают боль.

До сих пор, пожалуй, непонятна

До конца земная кошек роль.

Может, кошки – это, в самом деле,

Неземные были божества.

Может, они с Веги прилетели

Сколько неги в них, а также колдовства.

И обратно позабыв дорогу,

На Земле остались вечно жить.

Научились прыгать и мяукать,

Крыс, мышей и даже мух ловить

Мы без кошек жизнь теперь не мыслим,

И проделки все прощаем им.

Любишь их? За что? Не знаешь?

Любишь потому, что ты любим.

Милентина с трудом вспомнила, что ровно двенадцать лет тому назад, когда они всей кафедрой встречали Новый год кота, это стихотворение ей подарила её коллега Люба. Но она понятия не имела, где мог храниться этот лист – с бумагами Милентина была крайне неаккуратна.

Яна заимела привычку запрыгивать на кресло, где спали кошки и, крепко обняв обеими лапками похожую на неё по окрасу сиамку, погружалась в сладкий сон. Время от времени она вздрагивала и издавала странные звуки, больше похожие на “мяу” или “мур”, чем на “гав”. Некоторые любители больших собак снисходительно сравнивают маленьких с кошками, и к Яне это относилось более чем к кому-либо. Мопсятка и сама чувствовала себя кошкой, вела себя как кошка, и внешне была больше похожа на грациозную сиамку, чем на складчатого увальня.

Вскоре Милентина начала замечать, что, подобно Шэрон, Яна оказывает на неё целительское воздействие. Погода стояла переменчивая, как это часто случается в декабре, и уберечься от ОРЗ удавалось немногим. Милентина усердно принимала профилактические меры – у неё была аллергия на простуду, которая выражалась во внезапных и ужасных приступах горлового кашля. Он мог напасть на неё во время лекции, в общественном транспорте, вообще в самом неподходящем месте. Вечером, уже ложась спать, она почувствовала, что в горле скребутся кошки. Неужели начнётся опять?! Если не купировать первый приступ, аллергия может испортить ей жизнь надолго. Милентина закрыла глаза и вдруг почувствовала, что вокруг шеи обернулось что-то мягкое и очень-очень тёплое. Это была Яна. Несколько часов мопсятка дрыхла, не меняя своего положения, а хозяйка ощущала, как смягчается гортань, приходят в норму голосовые связки. Утром она проснулась здоровой и бодрой, а, главное, голосистой, какой и должно быть преподавателю.

Морозы в декабре были слабыми, и большинство проживавших в микрорайоне мопсов регулярно выходили на продолжительные прогулки. Яне были сделаны все положенные по возрасту прививки, так что можно было начать выводить её в свет. Для этой цели Милентина приобрела для мопсятки очень симпатичный комбинезон и ботиночки. Но едва она просунула передние лапки в рукава, со щенком случилось нечто странное – Яна оцепенела, окаменела и, казалось, полностью лишилась чувств. Однако стоило освободить мопсятку от так не понравившейся ей зимней экипировки, она тут же приходила в себя и начинала прыгать, ласкаться, лизаться. Пришлось рискнуть и вынести её на улицу, в чём мать родила. Город привёл Яну в шоковое, почти коматозное состояние – высунув язык, она таращила свои и без того на выкате глаза, а тело при этом лишалось всякой динамики. Щенок походил на игрушку – марионетку: поставишь его на снег – будет стоять, положишь – будет лежать, отведёшь лапку в сторону – она так и застынет в этой неестественной позе.

Однако на следующий день Яна покорно позволила нацепить на себя пальто и носилась по двору с видом бывалой дворовой собаки.


Вася всю неделю готовился к приёму гостей. Формальным поводом послужили именины, а в действительности, он собирался отпраздновать получение новой должности в тот период, когда весь коллектив трясся от страха в ожидании сокращения. Приглашены были Люба Раевская, Кристина с Олегом, Оксана с Димой, за которыми увязалась младшая сестра Лиза, двоюродный брат Владимир и племянник Максим с женой Ольгой. Мила любила русское застолье, но не у себя дома – засидятся гости, а бедные животные в это время вынуждены томиться в тесноте на лоджии, дожидаясь, когда же, наконец, и им достанется лакомый кусочек с барского стола.

Несмотря на то, что по совету знаменитого дрессировщика кошек Куклачёва, Милентина промыла пол, стены и ковры русской водкой для ликвидации запаха, к которому сами они уже давно привыкли, Владимир откровенно высказал хозяевам своё “фэ”. Но главный конфуз был еще впереди. Мила заканчивала произносить длинный тост, согласно которому её супругу несказанно повезло в жизни – ведь он живёт в окружении одиннадцати бескорыстно любящих его существ, не считая жены. И пусть у них есть хвосты или крылья, пусть их тела покрыты шерстью или перьями, но души, нашедшие пристанище в этих оболочках, учат нас любви и верности.

– Да, хотя формально ты и христианка, но взгляды у тебя ещё те… – начал Володя, как вдруг распахнулась дверь на лоджию, и в комнату ворвалась вся стая во главе с Яной. Собаки запрыгнули на диван и начали в экстазе любви лизать гостей в уши и губы.

– Фу! – заорала Ольга, – убирайтесь, – она брезгливо попыталась согнать Яну и других на пол, но собаки не могли успокоиться до тех пор, пока не выплеснули наружу накопившиеся эмоции.

Тогда Ольга решила действовать иначе. Нахмурив брови, она грозно зарычала и гавкнула. На мгновение собаки оцепенели, но, осознав, что их любовь осталась без ответа, решили продемонстрировать гостье, что в случае чего ей мало не покажется – окружив молодую женщину, они ощетинились и разразились громким лаем.

Улучив подходящий момент, пока шла разборка, Яна стащила с тарелки злой тёти кусочек сёмги.

– На, возьми и мой бутерброд, – девочка Лиза протянула мопсятке бутерброд с икрой. – Я бы очень хотела иметь такую собачку, – задумчиво произнесла она после некоторой паузы и, обращаясь к брату, добавила:

– Ты подаришь на мой день рождения щенка?

– Зачем щенка? – вмешалась Оксана. – Его надо выращивать, убирать за ним какашки. Я попрошу у тёти Милы, и она отдаст нам Яну.

– Нет, Яну я не отдам, – резко оборвала её Милентина. – Она моя самая любимая собака, к тому же у неё выставочный экстерьер, и я собираюсь сделать из неё чемпионку.

– Тётя Мила, у тебя столько собак! Неужели ты не можешь подарить одну ребёнку?! У нас ей будет хорошо – квартира большая, Лиза будет с ней много гулять, вовремя кормить.

– Вот-вот, кормить… будет совать ей печенье, шоколадные конфеты, и мой стройный мопс превратится в страдающего сердечной недостаточностью бегемота.

– Отдай нам Яну…, пожалуйста… мы будем кормить её по всем правилам, – продолжала настаивать Оксана. – Ты же сама жаловалась, что она подъедает всё, что осталось в мисках других собак, что за ней невозможно уследить. Так что это у тебя мопсятка разжиреет до безобразия, и у неё начнутся проблемы с сердцем.

– Нет! Я сказала “Нет”!

– Иди ты в ж…! – выкрикнула Оксана и, схватив за руку рыдающую Лизу, выскочила из-за стола. Дима последовал за ней.

– Ну, и молодёжь! – схватившись за сердце, Люба опустилась на диван. – Вася! Налей мне корвалольчику…

Нервно затрезвонил мобильный.

– Тётя Мила, извини меня… сорвалось… что делать?! Ребёнок рыдает. Мы уже зашли в зоомагазин и купили Яне поводок и корм премиум класса. Когда получу зарплату, подарю тебе любого щенка… Тётя Мила, ты не волнуйся, мы Яну на такси повезём…

– Идите вы, знаете, куда… Ну, ладно, поднимайся…

– Спасибо, тётя Мила. Ты у меня самая добрая. Не переживай за Яну – у нас очень хорошая семья.

И вот теперь, по-видимому, Оксана ушла из хорошего дома вместе с Яной Гавриловной к новому бой-френду и использует мопсятку в качестве попрошайки. А этот парень… У Милентины было неважное зрение и очень плохая память на лица. Каждый год перед её глазами мелькали сотни молодых лиц, а когда несколько лет спустя кто-то из них здоровался с ней на улице, она автоматически отвечала на приветствие, подозревая, что это кто-нибудь из бывших студентов. Да, менялись они внешне разительно – девушки превращались в женщин, юноши-подростки – в рослых плечистых мужчин. Милентина ещё раз взглянула на гитариста и вдруг вспомнила. Это случилось года три тому назад.


10 часов вечера. Редкие пассажиры на опустевшей пригородной платформе. Только что пронесся шквал, рассекаемый яркими вспышками грозовых разрядов. Они пронзали пелену дождя как лучи мощного прожектора и тут же гасли. Но раскаты грома были довольно слабыми – эпицентр грозы еще не приблизился к платформе и можно надеяться, что электричка подоспеет вовремя. Ругая себя за то, что не осталась на даче, Милентина с трудом защищала от атаки стихии свой модный зонтик. Порывы ветра то и дело выворачивали его наизнанку.

– Можно с вами поговорить? – раздался за спиной странный, но все-таки мужской голос.

Милентина резко обернулась. Перед ней стоял промокший до нитки парень лет восемнадцати. Первое, на что она обратила внимание, была необычайно густая и крепкая растительность на его голове. Потемневшие от дождя волосы не слиплись, а, напротив, завились колечками на лбу и шее. Милентина крепче сжала ручку зонта, готовясь отразить нападение. Однако молодой человек мало походил на грабителя. У него было очень странное бледное лицо. Взгляд устремлен не на нее, а куда-то мимо. Иногда он задирал голову и с улыбкой пристально глазел на что-то, пригрезившееся только ему. Неужели сумасшедший? Психов Милентина опасалась еще больше чем грабителей – бандиту можно предложить свой кошелек, а что потребует от тебя умалишенный и представить трудно.

– Скажите, вы увлекаетесь роком? – спросил незнакомец.

– Нет, – резко оборвала его Милентина, – отойдите от меня!

– Как? Вам не нравится рок? – в голосе парня прозвучала одновременно угроза и страдание

Милентина Колбасюк мгновенно вспомнила о том, что с психами надо обращаться нежно и ласково, если не хочешь разбудить в них агрессивность. Поэтому она решила сменить тактику. Однако было уже поздно. Парень взглянул на нее с видом затравленного зверя и, пробормотав что-то вроде: “А я так надеялся, что вы меня поймете”, спрыгнул на полотно и быстро побежал навстречу приближающейся электричке. Милентиной овладел панический ужас. Не оборачиваясь, она рванула к шоссе, где почти сразу удалось остановить “Волгу”. И все-таки, не удержавшись, оглянулась. С высоты моста было видно, что поезд не доехал до платформы метров сто. Возле головного вагона толпился народ. Кто-то склонился над окровавленным телом.

– Что вы там высматриваете? – пожилой водитель с подозрительным видом взглянул на попутчицу.

– Там парень… бросился под поезд.

– Сам бросился? – водитель насторожился, – а почему вы бежали со станции как оглашенная?

Старичок вдруг свернул на обочину и остановился возле поста ГАИ. Милентина оцепенела в дурном предчувствии. Однако, вернувшись, водитель повёл себя адекватно – больше не задавал ей щекочущих нервы вопросов. Только сообщил, что под поезд попал бомж, находившийся в состоянии белой горячки. Так в молчании доехали до дома.

Милентина опасалась, что после стольких волнений сон не придёт, но усталость подкосила её, едва она приблизилась к своей постели. До самого утра ей снились студенческие годы, когда тысячи таких же юных фанатов рока, какой была она, собирались в Лужниках послушать хиты.

А когда ей было около тридцати, она вдруг решила – почему бы не попробовать самой? Если чуть-чуть напрячься, придут и слова, и мелодия – ничуть не хуже тех, что звучат с эстрады.

Подключив к творческому процессу свою дочь Лену, Милентина бродила по комнате из угла в угол, пытаясь излить наружу как из соковыжималки струйки мелодии. И ударные ритмы вдруг возникли как из ниоткуда вместе с аккордами гитары и словами песни:

Двадцатый век, двадцатый век, двадцатый век

С Земли летит в Галактику сигнал

Двадцатый век, двадцатый век, двадцатый век

Мир стонет от кровавых ран

Двадцатый век, двадцатый век, двадцатый век

Дань платит разрушительной мечте

Двадцатый век, двадцатый век, двадцатый век

Оставит след в твоей судьбе

Маленькая Лена, как могла, подхватывала мелодию. Только слова выговаривала с трудом – “дванцатый, дванцатый, дванцатый”… А Милентина низким контральто воспроизводила припев.

А потом в течение нескольких дней родилось ещё несколько песен, мелодичных с красивыми словами. По наивности Милентина полагала, что в ближайшем будущем сменит свою карьеру физика на славу автора попсы. Аккуратно переписала слова и ноты и послала свои хиты самой примадонне. К счастью, вовремя одумалась увольняться из университета.

* * *

На следующее утро, во избежание простоя в пробках, Милентина доехала на метро до Площади Трех Вокзалов и купила билет на электричку. И вдруг она увидела его, того парня.

– Это ты? Ты жив!

Он, как и тогда, смотрел мимо неё, не видя и не слыша.

– Эй, парень! Очнись! Я к тебе обращаюсь! Зачем ты спрыгнул на полотно? Жизнь надоела?

– Да, мне забить уже на эту сраную жизнь.

– Ты всегда так чувствуешь? Или иногда случаются просветления? И небо кажется синим, и цветы пахнут, и девушки красивые… Такое бывает?

– Бывает иногда. Вы так хорошо со мной говорите, как мать. А у меня её никогда не было. Нет, она, конечно, меня родила, но ушла от нас, когда я был совсем маленьким. – Блик страдания мелькнул на его лице.

– И кто же тебя воспитывал?

– Отец. Но недавно он привёл в дом молодую тёлку, а нас с бабушкой выселил в её однушку. Сказал: “ Тебе уже восемнадцать. Вы оба так меня за… Теперь живите, как хотите”.

– Ну, и что же тебя так расстраивает? Разве плохо жить с бабушкой?

– Она вампир. Высасывает из меня всю энергию и учит, учит, учит… А сама живёт по своим деревенским понятиям. Ей не дано осознать, что такое творческая личность, у неё всё разложено по полочкам её примитивных представлений. Вы торопитесь? Скажите, где вас найти? Так хочется поговорить с вами. Мне кажется, что вы меня поймёте.

– Я бы с удовольствием продолжила беседу, но, знаешь, мне надо на работу. Домой вернусь поздно, а придётся ещё сварить борщ с грибами. Попробуй оставить мужа без горячего – сразу подаст на развод.

– Ну, и почему вы живёте с таким расфигаем?

– Видишь ли, у меня очень много домашних животных, а времени ухаживать за ними катастрофически не хватает. И если бы не мой Вася…

– Тогда зачем создавать такой напряг?

– В детстве отец препятствовал двум моим устремлениям – стать ветеринаром и автором книг о животных. Зато теперь я дорвалась – у меня целая футбольная команда братьев меньших, и книги мои публикуют.

– Значит, вы творческая личность, как и я… Лицо парня впервые озарилось улыбкой.

Послышался шум приближающейся электрички. Улыбка тут же погасла.

– Вы уже уходите? А мне здесь надо встретиться с другом… Я вас больше не увижу?

В голосе звучала такая боль, что Милентина чуть было не дала ему свой номер телефона. Потребовалось даже сделать усилие над собой, чтобы отказаться от этого намеренья. Нет, нельзя быть до смешного доверчивой. Может, он только прикидывается психом, чтобы вызвать к себе сострадание, а окажется обыкновенным грабителем. Попрощавшись с молодым человеком, она вошла в вагон. А парень ещё долго смотрел вслед удалявшемуся поезду.

* * *

Университет. Понедельник. Приём экзамена по физике подходил к концу, когда сквозь щель в неплотно закрытой двери Милентина увидела, что в полутёмном коридоре маячит ещё одна фигура. Вот досада! Придётся дать ему час на подготовку, а потом неизвестно сколько ждать, пока дитё прекратит борьбу и согласится с тем, что ничего не знает. В том, что будет проигран именно такой вариант, Милентина нисколько не сомневалась. И как же не хотелось тратить целых два часа жизни на этот спектакль в миноре. “Передумай, уходи, уходи”, – послала он мысленный приказ страдальцу. Обычно её гипнотический дар срабатывал. Однажды она случайно поставила одному отличнику двойку в ведомость ещё до того, как он начал отвечать. С испорченной ведомостью надо было идти в деканат, признаваться в собственной оплошности. И ещё хуже – при переписывании ведомости могли возникнуть подозрения во взяточничестве. Поэтому, пока студент готовился, Милентина излучала концентрированные импульсы “чтоб ты провалился”. И вдруг отличник встал, подошёл к столу и положил билет. Признался, что ему не здоровится, и он не может сосредоточиться. Правда, со второй попытки Милентина с большой радостью поставила ему заслуженную пятёрку.

Но парень, маячивший в коридоре, на гипноз почему-то не реагировал. Распахнул дверь и, вытянув шею, неровной походкой двинулся к столу.

– Ты-ы? Что ты здесь делаешь? – глаза Милентины округлились – это был Он, и Он также выглядел как человек, столкнувшийся с неожиданностью.

– Я учусь в первой группе. Женя Поплавский. На лекциях не был по уважительной причине, поэтому мы и не узнали друг друга.

– Да, наша первая встреча произошла случайно, – ироническая усмешка коснулась губ Милентины. – Ты так и не сказал мне, зачем спрыгнул на полотно, заставив меня переволноваться.

– Увидел человека на рельсах. Хотел оттащить его на насыпь, но не успел…

– Это хорошо, что ты не прошёл мимо. У нас такое теперь не часто случается. А вот когда я заблудилась в Сан-Франциско, ко мне с предложением помочь обратились пять человек, а один из них – афроамериканец даже проводил… Ну, а к экзамену ты успел подготовиться?

– У меня дома такая обстановка… Отец весь заработок тратит на эту… на мачеху. Бабка постоянно ноет, что не хватает денег. Я иногда подрабатываю на дискотеках ударником в рок-группе…

– Так ты ударник?

– С трёх лет любил и чувствовал ритм рока. Стоило услышать первые звуки, брал ложку и начинал бить по кастрюлям. Бабушка орала на меня, затыкала уши, а я просто не мог не двигаться в такт и не ударять по всему, что звенело и грохотало. Отец считал меня вундеркиндом и отдал в музыкальную школу. Я написал много песен. Это был такой кайф! Казалось, что на голове не волосы, а сотни, тысячи антенн. Они резонировали на разные волны и превращали их в мелодию и ритм. Потом даже не верилось, что это я сам сочинил. Но как выяснилось, ничего гениального, ничего такого, что могло бы надолго стать хитом.

– Ладно, не будем уходить в сторону. Ты пришёл сдавать экзамен по физике, а не по технологии творчества – Милентина открыла журнал. – У тебя, Поплавский, нет допуска, не выполнена ни одна лабораторная.

– Я сделал их, сделал… она просто забыла отметить!

– Кто она?

– Вера Анатольевна.

– Я могу проверить. – Милентина набрала номер телефона коллеги. – К сожалению, Вера не отвечает. Ничего не могу предпринять.

Лицо Жени сделалось белее лежавшей на столе бумаги.

– Пожалуйста, помогите мне. Хотите я встану перед вами на колени?

– Прекрати истерику! – Милентина поднялась и направилась к двери, но он опередил её и, опустившись на колени, обхватил руку, поднёс к губам. Она растерялась – если открыть дверь, все увидят и пойдут сплетни. А он продолжал покрывать её руку истерически страстными поцелуями.

– Встань! Я попробую что-нибудь сделать, – она взглянул на его бледное измученное лицо. – Что это за ранка у тебя на шее?

– Я же говорил вам, что моя бабка вампир. Когда ложусь спать, она склоняется надо мной и зудит, зудит… А как засну, кровь мою пьёт.

У Милентины от этого бреда закружилась голова.

– Ладно, Вера Анатольевна будет через час. Покажись ей и, если она вспомнит, что ты выполнял эти лабы, пусть сделает отметку в журнале.

– А можно мне с вами позаниматься?

– Хорошо. Приезжай в субботу.

– Во вторник в актовом зале наш концерт. Приходите.

* * *

Раз в месяц в актовом зале университета регулярно проводились бесплатные музыкальные вечера. На концертах звучал не шансон, а классика и близкие к ней по музыкальному строю русские романсы. В качестве исполнителей приглашались как профессионалы высокого уровня, так и талантливая молодёжь. Это было важным начинанием – хотя бы раз в месяц у студентов появлялась возможность послушать “базовую” музыку, опирающуюся на вековые традиции народа. Тот факт, что вся Европа приняла нашу классику, устроители концерта считали ответом на вечный вопрос: “Кто мы? Азиаты или европейцы?”

Но в этот вторник во вторую часть концертной программы по просьбе студентов включили выступление университетской рок-группы “Паскаль”. Переговоры проходили не без трения, но окончательным доводом в пользу рок-музыкантов стало успешное выступление группы на Ямайке во время каникул. Соло на гитаре исполнял коренной житель этой страны студент пятого курса Шон Купер. Неизменным ударником был Женя, ведущей вокалисткой – девушка Шона Таня. Русская по паспорту, но очень смуглая, белозубая, с широким носом, наливными губами, тёмными миндалевидными глазами и великим множеством косичек она очень походила на мулатку.

На Ямайке группа пользовалась успехом. Хотя оттуда рукой подать до Майами, это не Штаты. Жизнь там протекает размеренно и лениво в расслабляющих жарких лучах южного солнца среди цветущих манговых деревьев под круглогодичный аккомпанемент райских птиц. Жители Ямайки не так стремятся к славе и богатству, как американцы. Любят просто созерцать мир, вкусно поесть, хорошо отдохнуть и даже с тоской вспоминают те старые добрые времена, когда ими правила английская королева. Люди там радуются жизни, все поют. Удивить этот музыкальный народ нелегко, однако группу “Паскаль” приняли тепло. Правда, контракта с ними так никто и не заключил, но зато в московском университете о них уже слагали легенды. Не хватало только одного – того самого хита, который, как трансформатор Тесла, молнией пронзит сердца слушателей, околдует, на долгое время сохраниться в памяти.


Музыка Чайковского, прекрасные голоса подействовали на Милентину умиротворяюще. Разгладились пучности вздыбленных нервов, в сознание проникло ощущение бесконечности бытия. Перед выступлением рок-группы объявили перерыв, во время которого в фойе организовали скромный фуршет. Подкрепив остаточные эмоции шампанским и лёгкой закуской, маститые профессора разошлись по домам, а в зал устремилась молодежь.

Соло на ударных инструментах исполнял Женя. По-видимому, вполне профессионально и даже с блеском, но от грохота барабана зазвенело в ушах. А вот песня, с которой вышла Таня, Милентине почти понравилась. Мелодия так же хороша, как и сама девушка. Правда, в душу не проникает и быстро улетучивается из памяти как сотни других, похожих. Да, при современной технике сочинять песенки не сложно – зайдёшь на сайт “Guitar pro”, введёшь название композиции, и появятся ноты, которые можно изменять по своему усмотрению. Но молодые встречали и провожали певицу с бурными восторженными эмоциями.


Таня была поздним незаконнорожденным ребёнком немолодой уже женщины. Анфиса Михайловна работала доцентом на кафедре физики и относилась к Милентине с большой симпатией. Мать девушки не раз показывала коллегам фотографию её отца, голубоглазого шатена. Все недоумевали, как у таких родителей могла получиться похожая на африканку дочь. Однако ни Анфиса Михайловна, ни отец ребёнка не располагали информацией о происхождении своих предков.

В отличие от многих других преподавателей, Анфиса Михайловна не стала протаскивать дочь в технический университет. Таня заканчивала медицинское училище. Училась на отлично – это входило в составленную матерью программу её жизни. Следующим шагом должен был стать законный брак с Шоном Купером и отъезд на Ямайку, где придётся ещё доучиваться и набираться опыта. Шон уже давно сделал Тане официальное предложение и стал для Анфисы Михайловны родным. Она была очень волевым человеком, и у Тани и мысли не возникало перечить матери. Что из того, что ей нравится другой парень, и вовсе не хочется уезжать из России – всё равно мать настоит на своём.

Иногда Таня заходила на кафедру, но в среду у Анфисы Михайловны был выходной, и поэтому внезапное появление девушки удивило Милентину.

– Я к вам, – Таня выглядела взволнованной.

– С удовольствием прослушала твоё выступление, ты отличная певица, могла бы стать звездой.

– Звёзды загораются и гаснут, и никто не знает, с кем и где это произойдёт.

– Да, ты права. В славе главную роль играет человеческий фактор и стечение обстоятельств. Знаешь, как моя дочь стала известной художницей? Елена работала дизайнером книг, её часто обкрадывали, и тогда я посоветовала ей заняться живописью. Когда пейзажи и натюрморты заполнили всю нашу маленькую квартиру, я решила, что с этим надо что-то делать. Картины не покупали, и возник вопрос “Стоит ли вообще продолжать?” Я связалась с искусствоведом из Центрального Дома Художника, и она дала согласие взглянуть на работы Елены. Всё изменилось в один день. Эта женщина стала поклонницей творчества моей дочери. Ты только не завидуй. Она сочла Елену великой художницей и сразу купила несколько полотен, которые, по её мнению, в будущем будут стоить миллионы. А потом была первая выставка в ЦДХ, Риме, Париже, Брюсселе… Если бы я не встретилась с этой женщиной, Елену ждала бы участь большинства талантливых художников – безвестность, депрессия, алкоголизм…

– Я хотела бы посоветоваться с вами по поводу одного письма. Маме рассказать не могу – она контролирует каждый мой шаг. Я нашла его на даче. Оно было в пакете, привязанном к ветке в верхней части ствола липы на нашем дачном участке.

«Здравствуй, любимая!

Я не сомневался, что ты найдёшь моё письмо – ты любишь смотреть в небо, а не под ноги. Знаю, что ты собираешься замуж, а я живу в другом времени и пространстве. Мне нельзя рассказать о том, при каких обстоятельствах я увидел тебя в тот день, когда тебе исполнилось шестнадцать, и полюбил. Но скоро моя душа воплотится в телесную оболочку возле твоей липы. Это произойдёт в воскресенье в ночь полнолуния, в 12. Мы сможем поговорить».

– Как вы думаете, это писал сумасшедший?

– Скорее человек с богатым воображением. И ему очень хочется, чтобы ты пришла на свидание. Я даже подозреваю, кто он…

– Вы подумали о Жене?

– Да.

– Я тоже. Он очень странный.

На следующий день Милентина совершила по отношению к девушке предательство – отправилась в аудиторию, где в это время Анфиса Михайловна проводила контрольную, и шёпотом – так чтобы не подслушали студенты – рассказала ей о свидании. Она не могла поступить иначе – Анфиса Михайловна безумно любила дочь, Таня была, пожалуй, единственным смыслом её жизни. Анфиса Михайловна нисколько не сомневалась, что последует за ней на Ямайку и вообще всюду, куда позовёт её судьба. Конечно, переселение на тропический остров сулило много неожиданностей, но Анфиса Михайловна была готова к любым поворотам и уже второй год добросовестно занималась английским под руководством волонтёра из Штатов. Что касается Жени, то союз с музыкантом с его расшатанной нервной системой, по мнению Анфисы Михайловны, не мог сулить никаких положительных перспектив для её дочери.

Женя прислонился к стволу липы, когда в свете фонаря мелькнула гигантская тень. В следующую секунду он оказался лицом к лицу с Шоном. Неужели Таня рассказала ему о письме?! Нет, она не могла так с ним поступить! От этих мыслей на глазах Жени навернулись слёзы. Он не слышал гневные слова, которые на ломаном русском произносил Шон. Он думал только о ней, девушке своей мечты… Сильный удар в подбородок повалил его на землю. Шон, казалось, уже не контролировал себя. Размахнувшись ногой, сильно пнул Женю в бок. Избиение, возможно, продолжилось бы, но, к счастью, вовремя вмешалась Анфиса Михайловна. С трудом утихомирив темпераментного афроамериканца, она вызвала такси и успокоилась только тогда, когда водитель твёрдо пообещал ей проводить Женю до самой квартиры, разумеется, за дополнительную плату. Таня в это время видела сладкие предсвадебные сны в своей пахнущей альпийской свежестью постели. Она была послушная дочь и верила в то, что правильным может быть только то решение, которое одобрила её любимая мама.


Свадьба состоялась через месяц. Молодых пригласили в посольство, мужской контингент которого пришёл в восторг от выбора своего соотечественника – молодая женщина была ослепительно хороша и многие считали её чуть ли не двойником американской звезды Уитни Хьюстон. Посол даже посоветовал Тане подумать в будущем об участии в конкурсе красоты на звание “Миссис Ямайка”.

Женя страдал так, как может страдать только творческая личность. Перестал ходить в университет, не появлялся и на репетициях. Милентина увидела его только однажды в тот самый день и час, когда Анфиса Михайловна с дочерью и зятем усаживалась в такси для отъезда в аэропорт. Он был пьян и едва держался на ногах. В следующем году его фамилия пополнила список исключённых из университета за неуспеваемость. Что касается Тани, она завоевала титул “Миссис ноги” и, покорив сердце ещё одного чернокожего гражданина Ямайки – уже не простого инженера, а крупного бизнесмена, даже не вспоминала о бедном музыканте.


Несмотря на то, что Милентине было искренне жаль Женю, она решила сообщить Кристине всё, что ей было известно о судьбе этого парня. Подруга, конечно, расстроилась и со свойственной ей несдержанностью яростно обрушилась на дочь с ультиматумом: либо я, либо он. Хитрая Оксана, конечно же, догадалась о том, кто явился источником информации и, позвонив Милентине, в ярких красках попыталась убедить её в том, что Женя совсем не такой, каким она обрисовала его её матери. Оксана говорила и говорила, и из её слов формировался образ ищущего свой путь музыканта, который отказался от удобоваримых песенок и пытается найти альтернативные ключи. Но окончательно она растрогала Милентину сообщением о том, что Женя подобрал сбитую машиной небольшую рыжую собачку, оплатил операцию, выходил, и теперь Найда стала членом их семьи.

– А вы давали объявление в интернет о собаке? Может быть, её разыскивает хозяин.

– Да нет, никто её не ищет – Найда так изголодалась, что на любой корм набрасывается с жадностью. Яну к своей миске ни за что не подпустит. Если на улице спустишь её с поводка, пулей несётся к помойке и роется в отбросах. Никак не можем отучить.

– А как она выглядит?

– Сантиметров сорок в холке, хвост пушистый, мордочка лисья, уши стоят. Симпатичная дворняжечка.

Вечером Милентина зашла в интернет и среди старых объявлений о пропавших животных нашла фотографию пёсы, похожей на Найду. В объявлении говорилось, что эта служебная собака, состоящая на службе компании “Аэрофлот” – шакало-псовый гибрид, известный как собака Сулимова. Обладает уникальным нюхом и является непревзойдённым помощником при поиске взрывчатки и наркотиков. Нашедшему предлагалось вознаграждение. Если бы Милентина незамедлительно сообщила Оксане эту информацию, возможно, это спасло бы человеческую жизнь, но, как говорится, от судьбы не уйдёшь.

В тот вечер Оксана была в университете, и Женя ужинал дома один. Он сидел за столом в своей комнате, машинально жевал котлету, время от времени запивая её пивом, и слушал концерт Уитни Хьюстон. Да, Оксана, кажется, всерьёз запала на него и не догадывается о том, что он никогда не забудет свою “Уитни”. Интересно, что она делает сейчас там, на Ямайке? Говорят, что променяла Шона на какого-то миллионера. Она никогда не любила его, да и этот новый бой-френд скорей всего привлёк её своими деньгами. А думает она о нём, неизвестном пока музыканте. Он это знает, он чувствует. Ну, ничего, она даже не подозревает, что и ему улыбнулась удача, скоро он будет богат, как Крез, и любая Уитни почтёт за честь…

– Что же ты наделал, внучок?! – раздался из кухни голос бабушки. – Ну, и сволота! Я бы тебя пришибла, да бить дурака – жаль кулака.

– Ты чего разоралась, ба? – Женя нехотя поднялся и, шаркая тапочками, направился на кухню. На пороге он замер в оцепенении – бабушка, поставив перед собой мусорное ведро, сыпала в него белый порошок.

– Стой! – Женя грубо схватил её за руку и попытался вырвать пакет, но бабушка вцепилась в него мёртвой хваткой.

– Я тебя сама в полицию сдам, если не скажешь, откуда у тебя наркотик?

– Почему ты решила, что это наркотик?

– Да потому, что его собака твоя нашла. И голос подала – видно, учёная.

Бабушка отправила в ведро очередную порцию. Не помня себя, Женя схватил кухонный нож и вонзил его в это ненавистное старушечье тело. Из вен и артерий фонтаном била кровь, а он наносил удар за ударом, пока и сам не покрылся с ног до головы кровавыми брызгами.

– Женя?! – На него смотрели ставшие безумными от ужаса глаза Оксаны. – Он бросился с ножом на девушку, но споткнулся о вертевшуюся под ногами и истерически визжавшую Яну. Секундное замешательство, и пришедший вместе с Оксаной их общий друг Илья больно вывернул его руку и выбил нож. Вдвоём они повалили наркомана на пол, туго стянули ремнём кисти…

Так трагически закончилась история несостоявшейся звезды. Найду по звонку Милентины забрала хозяйка. Что касается мопсятки Яны Гавриловны, то уже в тот же день она переехала на постоянное место жительство к Илье, а вскоре к ней присоединилась и Оксана.

История 5

Поющая волчица

Тот сентябрьский субботний день подарил всем выехавшим на природу ощущение томящей тоски по уходящему лету. Всё вокруг было как в самый незабываемый летний день: комфортное для тела и души тепло, лёгкий прозрачный воздух, пышная листва, насыщенная зелень разнотравья. Приехавшие в гости к Любе Раевской Милентина и Вася любовались этой роскошью с высоты смотровой площадки в Куркино, под которой простиралась живописная долина реки Сходня. На соседней лавке расположился рослый и плечистый мужчина в камуфляжном костюме и горных ботинках. Девочка лет десяти, по-видимому, его дочь, играла с немецкой легавой в мяч. Судя по поведению курцхара, это была натасканная охотничья собака. Девочка кидала мяч с горы в густые заросли травы, собака принимала позу готовности к действию, но её осаждал окрик хозяина: “Down!”, и она, дрожа от нетерпения, садилась, ожидая разрешения броситься на поиск. После того, как легавая в пятый раз принесла заброшенный в дебри мяч, Милентина не выдержала:

– Скажите, пожалуйста, вы профессионал? Я имею в виду охоту.

– Можно сказать и так. Я главный редактор журнала “Новая русская охота” Сергей Оленин.

– А на волков вам приходилось охотиться?

– Да, конечно. Гонялись за серым на скоростном японском снегоходе. У него скорость в три раза больше волчьей. Казалось бы, нет волчаре спасенья, и пробил его последний час. Но волк не был бы волком, если бы не научился уходить и от этой машины. Был бы только овраг или какое-нибудь иное укрытие. Но когда вокруг только заснеженное поле, то, скорей всего волку придёт конец, если он сам не подставит охотников под аварию…

– Я очень хотела бы завести волчонка… – мечтательно произнесла Милентина.

– Значит, и вы туда же.

– В каком смысле?

– Многих завораживает этот хищник. Даже тех, кто его ненавидит. Красивейший и умнейший зверь! До сих пор не утихают споры о его роли в природе. Защитники волка утверждают, что его уничтожение приводит только к отрицательным последствиям. В моём журнале мы открыли рубрику, посвящённую этому хищнику. Надеюсь, что, если вы ознакомитесь с опубликованными статьями, это повлияет на ваше решение.

– Я хочу сама изучить этого зверя или хотя бы гибрида волка и собаки и написать о своём опыте.

– С гибридом надо быть очень осторожным – ведь те, кто их разводит, ставили перед собой цель получит экстерьер, нюх и чутьё от волка, а преданность и любовь к хозяину от собаки, а часто случалось наоборот…

* * *

Осень выдалась необычно тёплой, и в доме Милентины жизнь протекала так же необычно. Сначала она даже не понимала, что именно удивляет её, но потом осознала, что дело в Лили. С каждым днём шпиц хорошел, всё пышнее становился светло-рыжий воротник, всё милее – мордочка. Дети, увидевшие её во время прогулки, впадали чуть ли не в истерику от желания, чтобы мама или бабушка немедленно подарила ребёнку точно такую красоту. Но не это главное. Милентина не раз замечала, что разговаривает со своими животными как с разумными существами. Иногда они слушались её, иногда нет, но Лили выполняла все приказания независимо от того, озвучивались ли они повторно или произносились впервые. Если Милентина бурчала себе под нос: “Лили я покормлю в ванной, чтобы другие не отобрали у малышки еду”, – шпиц терпеливо дожидалась завтрака именно в ванной.

А когда на улице шёл обильный снегопад и Милентина мысленно произносила, что, пожалуй, Лили не стоит брать на прогулку вместе с не боящимся ни холода, ни дождя самоедом, собачка не крутилась под ногами возле двери, а отходила в сторону и обиженно скулила. С другими питомцами Лили общалась тоже как-то по-особому – она не лаяла на них, но издавала звуки, похожие на журчание ручья, птичьи трели и другие звуки природы.

Крошка Лиза тоже, казалось, читала её мысли. Милентина чаще обращалась к ней не по имени, а “маленькая”, но однажды решила, что “мелкая” звучит более современно. Впервые она произнесла вслух это слово, когда все собаки нежились в послеобеденном сне, а сама она трудилась на кухне. Лиза прибежала через секунду-другую и с тех пор охотно откликалась на новое прозвище.

Загадочность поведения некоторых животных всё больше интриговала Милентину. Конечно, почти каждый хозяин считает, что его собака или кот “ну, только не говорит”, но обладательница целой стаи млекопитающих и пернатых отчётливо видела, что большинство из её питомцев абсолютно нормальные собаки, кошки, грызуны, птицы, в то время, как рыжий кот Фунтик, трёхцветка Шэрон и вот теперь померанский шпиц Лили совсем другие. Так что не было ничего удивительного в том, что Милентина занялась поиском в сети различных точек зрения на роль животных в нашей жизни.

Некоторые вполне серьёзные люди разделяли мнение, что на нашей планете присутствует много духов из других цивилизаций, которые, в частности, нашли пристанище в физическом теле животных. Они дают понять нам, что существуют иные миры, что их представители поддержат нас в тех событиях, которые должны наступить или, по крайней мере, предупредят о них. Общение между ними происходит по телепатическим каналам связи. При этом в мирах, где живут разумные неземные существа, 60 % приходится на долю рептилий. Поэтому в память об их служении людям змея и стала символом мудрости и преданности человечеству.

У Милентины возникло странное чувство, что если случайное стечение обстоятельств приведёт в её дом ещё одного питомца, она не должна отказывать ему в приюте, так как его появление, в действительности, не будет случайным, и она вновь станет свидетелем того, что теория духов не есть обыкновенная сказка. “Случайное” стечение обстоятельств началось с обыкновенного занятия в универе.


– Фотоэффект – это явления вырывания светом электронов с поверхности металла, – бойко произнёс студент – будущий бакалавр.

– Молодец! – похвалила его профессор Милентина Ивановна Колбасюк. – Определение ты выучил. А скажи-ка мне, Петюкин, что такое красная граница фотоэффекта.

– Граница… граница… граница – это конец…

– В логическом мышлении тебе не откажешь. Только поясни, пожалуйста, граница чего?

– Граница световых волн.

– То есть конец света?

– Нет, в конец света я не верю.

– Если не будет световых волн, весь мир погрузится в темноту, это и есть конец. Ну, ладно. Хорошо, что ты помнишь хотя бы то, что свет – это электромагнитные волны. Вот объясни мне, пожалуйста, как ты решил задачи про явление наложение световых волн. Как оно называется?

– Интерференция.

– Молодец! Показался свет в конце туннеля. Если расскажешь мне про кольца Ньютона, поставлю зачёт. Где у тебя формула для радиуса светлого кольца?

– Да вот же она!

– А почему под ней написано “Радиус свело копыта”?

– Это у меня почерк такой.

– И всё-таки, хотя ты и не веришь в конец света, он непременно наступит, если такие студенты как ты, будут работать на атомных станциях, в системе городского хозяйства, в строительстве. К сожалению, придётся тебе пересдавать зачёт 31-го декабря – у меня рабочий день в соответствии с расписанием. И Рустаму передай – он за весь семестр появлялся на моих лекциях два раза и, демонстративно выражая восторг, читал на них мои романы.

– Он уехал к себе в Дагестан, но к Новому году обещал вернуться. Интересовался, что можно вам подарить. Может быть, какую-нибудь кошечку или собачку?

– Передай ему, что взяток борзыми я не беру, но у них в Дагестане многие держат волков. Говорят, что, убивший волчицу охотник, раздает волчат родственникам и знакомым. Те выращивают их до года, скрещивают со своими псами для получения потомства волкособов, а потом своего волка пристреливают. Так что если я спасу волчонка, взяткой это не назовёшь, – пошутила Милентина.

– Зачем вам большой серый волк? – заревновал Питюкин. – У меня тётя живёт в Австралии. Там, на острове Тасмания, водится маленький волк – сумчатый хищник тасманский дьявол. Я могу вам привезти после каникул.

– Ты подаришь мне его для того, чтобы он меня съел?

– Да нет, что вы! По-моему, он симпатичный зверь. И чёрненький. Вы же любите чёрных кошек.

– Люблю. Но что касается тасманского дьявола, он одним укусом способен перебить добыче позвоночник. Сила его укуса самая высокая среди млекопитающих – по ней тасманский дьявол превосходит даже льва.

Вечером, возвращаясь домой в автолайне, Милентина опустила тяжёлые уставшие веки, и ей вдруг почудилось, что из темноты на неё уставились сотни пар холодных и злых волчьих глаз. Но почему же некоторые люди с завидным упорством пытаются приручить диких волков, хотя в мире столько ласковых и добрых потомков зверя в лице домашних собак? Милентина открыла глаза. Автолайн прорывался сквозь извилистый поток огней городского транспорта.

Утром, выпив чашечку крепкого кофе, она запросила у интернета информацию о волке. Оказалось, что, по мнению некоторых учёных, первым одомашненным животным стал индийский волк. Отношение этого зверя к людям было особым: казалось, что это не люди приручали хищника, а он “одомашнивал” их детей. К своему удивлению, Милентина встретила ряд объявлений о продаже к Новому году помёта так называемых волэндов – выведенных энтузиастами в Самарском зоопарке гибридов волка и западно-сибирской лайки, отличающихся превосходными рабочими качествами. За такого щенка просили тридцать тысяч. А на доске объявлений в американском интернете – десятки сообщений о продаже не только гибридов, но и чистокровных волков – белых полярных, светлых тундровых, чёрных, серых с осветлёнными как у хаски подпалинообразными отметинами и т. д. по цене от тысячи до полутора тысяч долларов. Одно объяление особенно заинтересовало Милентину: “К сожалению, в нашем списке на сегодняшний день нет ни одного помёта новогвинейского поющего волка”.

Милентина с сожалением выключила компьютер – обещала своей коллеге Любе навестить её в Химках. В элитном микрорайоне этого подмосковного города имелась отличная ветаптека, в которой можно было проконсультироваться с опытным ветеринаром и приобрести любые полезные для зверушек добавки. Люба обещала познакомить Милентину с тем самым ветеринаром, так что сразу по прибытии обе женщины поспешили в аптеку.

Аптека располагалась в солидной кирпичной башне, возвышающейся на берегу “лебединого озера”, уже скованного толстой ледяной коркой.

Вытянувшееся вдоль шоссе здание с часами отделяло этот небольшой оазис от загруженного транспортом проспекта. Люба и Мила шли по ведущей к озеру дорожке, когда мимо них вихрем пронеслась собака среднего размера. Внезапно пёс остановился и, обернувшись, внимательно посмотрел на женщин. Милентина почувствовала, как по спине пробежал холодок. Она не могла бы сразу определить, что особенное было в той собаке и почему её взгляд так подействовал на неё. Вроде бы дворняга как дворняга овчароидного типа, только окрас не совсем обычный: красновато-коричневый оттенённый светло-кремовыми брюхом, внутренней стороной ног и хвоста. Бока шеи и полоска позади лопатки светло рыжеватые. Тёмно-коричневые остевые волосы разбросаны по всему телу с наибольшей концентрацией на спине, наружной стороне ушей и верхней стороне хвоста, исключая кончик. Морда тёмная, почти чёрная, уши вогнутые как лепесток тюльпана и слегка наклонены вперёд, косой как у волка разрез тёмно янтарных глаз.

Помедлив немного, собака помчалась к озеру. И тут Милентина увидела, что на его поверхности происходит нечто необычное. С двух сторон к центральной части замёрзшего водоёма бежали стаи бродячих собак. Псы выстроились напротив друг друга в два параллельных ряда и замерли. Коричневая собака сидела в стороне. Внезапно она задрала морду и завыла. Но это не был вой собаки или волка, это было что-то типа космической симфонии, птичьего хора. Иногда она издавала звуки, напоминавшие клич китов. Милентина и Люба долго стояли, загипнотизированные необычным пением, а когда они очнулись, на поверхности озера уже никого не было, за исключением нескольких галок и ворон.

Вернувшись домой, женщины сразу же зашли в интернет, набрав в качестве запроса в поисковой системе “поющая собака”.

Под фотографией очень похожей на небольшого волка собаки размещалась научная классификация: “Род: Волки; вид: Волк; Подвид: Собака новогвинейская поющая”.

Второй по величине остров в мире Новая Гвинея является родиной многих странных существ, хорошо приспособленных к разным климатическим условиям – от тропической жары равнин до минусовой температуры на горных возвышенностях. В начале 19-го века многие аборигены приручали поющих собак и использовали их для охоты. Поющие собаки с их сильной охотничьей страстью и исключительно острым слухом были очень полезны для нахождения дичи в густом лесу. Но после 1900 года жители нагорья начали разводить кур, и тут выяснилось, что никакая дрессировка не позволяет запретить певцам лакомиться домашней птицей. Постепенно их вытеснили привезённые с континента собаки, и в 1956 году сэру Эдварду Халлстрому, работавшему в зоопарке Сиднея с трудом удалось найти на острове пару чистокровных певцов. До конца 1980-х годов все поющие собаки жили в зоопарках, но потом многих из них передали любителям экзотических животных. В 1996-ом было создано общество для сохранения новогвинейской поющей собаки, и в 2004-ом в США было зарегистрировано уже 100 певцов, проживавших в домашних условиях. Ещё большее количество певцов не имело документов и вступало в браки по произвольному выбору своих владельцев. Испытывающие подчас непреодолимый интерес к волкам американцы считают поющую собаку единственным волком, который может хорошо адаптироваться к окружающей среде и не пытается сбежать в лес от тех, кто дал ему кров, пищу и любовь. В то же время начинающему любителю поющая собака доставит слишком много хлопот – её совместное проживание с людьми и другими домашними животными требует строгого воспитания и контроля с раннего детства. Одновременно сообщалось, что высокопородный щенок поющей собаки стоит 5000$, так что число доводов против попыток купить маленького певца существенно превысило их число “за”.

Перед отъездом Милентины подруги решили прогуляться в парке. Среди тёмных стволов старых дубов то здесь, то там мелькали наслаждающиеся зимними играми домашние собаки и их хозяева. Внезапно внимание женщин приковал к себе пёс, неподвижно лежавший в стороне от центральной аллеи. Собака зарылась в снег так глубоко, что туловища не было видно, и только раскосые глаза смотрели на прохожих с щемящей сердце тоской. Люба приблизилась к псу и осторожно погладила по голове. Собака встала, стряхнула с себя снежные комья и посмотрела на женщин так проникновенно, что у обеих по телу пробежала дрожь. Это был тот самый поющий волк. Будто подчиняясь его мысленному приказу, Люба вытянула из джинсов ремень и, сделав петлю, надела ошейник на шею собаки.

– Пойдём, я накормлю тебя.

Кобель лизнул её руку и послушно пошёл рядом. Милентина купила ему на рынке целый килограмм индюшатины, а потом они отвезли волка в муниципальный приют.

Поющая собака оказалась далеко не единственным волком в приюте. Лет пятнадцать тому назад живший в одном квартале с Любой артист цирка поражал соседей тем, что время от времени выходил на прогулку с огромным чёрным вороном на плече и матёрым серым волком на цепи. Милентина тоже как-то раз встретила артиста с его питомцами. Протянула руку, чтобы погладить добродушного с виду ворона, однако, он тут же долбанул её руку своим длинным клювом. Несильно – просто слегка ущипнул, как бы предупреждая о недопустимости подобной вольности. После прогулки хозяин волка отводил его в гараж, ставший его постоянным местом проживания. Серый быстро освоился в собачьей стае и даже взял на себя роль вожака. Бродячих собак тогда в Подмосковье отстреливали, но волк всегда будто заранее чуял приближающуюся опасность и исчезал до того времени пока не заканчивался отлов. Тем временем в округе росло число таких же ловких как он гибридов волка и собаки, и люди, подобравшие на каком-нибудь пустыре щенка и не подозревали, что в его жилах течёт волчья кровь. Остальные однопомётники, вырастая, погибали от свинцовой пули в сердце или оказывались в голодном заточении.

Что касается поющей собаки, то она жила на особых условиях – Люба с Милентиной взяли над ней кураторство и дважды в неделю привозили в приют мясные обрезки, сахарные косточки и куриные шеи. А потом долго гуляли с волком на поводке, и он шёл рядом и выполнял любые команды как обученная общему курсу дрессировки овчарка. И не просто овчарка. Милентине порой казалось, что Волк читает её мысли и предугадывает желания, и тогда по её телу пробегала дрожь от встречи с непознанным.

Однако все попытки пристроить Волка заканчивались неудачей – несмотря на лояльное отношение и даже привязанность к своим кормилицам, в нём чувствовалась какая-то затаённая обида на весь род людской. Волк не покусал никого, но даже работники приюта кончиками нервных окончаний воспринимали исходившую от него опасность. Милентина с удовольствием взяла бы его себе, но Волк был очень ревнив и никогда не подпускал к ней других собак. А если кто-нибудь всё же осмеливался подойти, он, сделав предупредительный рык, больно прикусывал наглеца. Иногда без каких-либо видимых причин Волк начинал свою красивую заунывную песню, и в ней всё чаще слышались угрожающие нотки.

А потом он сбежал. Кроме Милентины и Любы его никто и не искал, так как в глубине души все побаивались Волка. И странное дело, из Чечни вдруг начали поступать сообщения о кровавых вылазках свирепой стаи бандитов, руководимой бывшим певцом по прозвищу Поющий волк…


С тех пор желание иметь контакт с волком, изучить его природу не покидало Милентину. И это несмотря на то, что в России опыты частных лиц по скрещиванию волка и собаки не получили развития в силу трагических последствий подобных экспериментов. Так, к примеру, большой любитель волков питербурженка Юлия Ивашова приобрела в зоопарке занесённого в Красную книгу крупнейшего представителя семейства волчьих чёрного канадского волка. Правда, именно этот экземпляр не соответствовал характеристике вида – был он доходягой и весил всего 12 килограммов, так как жизненное пространство его ограничивалось тесной клеткой 70 см в ширину и метр в длину. Юлия выходила волчонка, сделала его полноправным членом своей семьи, включающей помимо гомо сапиенсов собак породы аляскинский маламут и кошек. Она взяла его лаской – разрешала понежиться рядом с собой на диване, почёсывала за ушком, кормила с ложечки такой вкуснятиной, о существовании которой он и не подозревал. И в сердце волка зародилась любовь. Он боготворил свою хозяйку, позволял ей всё и даже ходил в одной упряжке с другими собаками. И как же это было здорово, когда зимними вечерами после бодрящей прогулки на санях все собирались у камина, и ставший всеобщим любимцем волк пел свою терзающую душу песню, а Юля мастерски аккомпанировала ему на дудочке.

А потом волка скрестили с красавицей маламуткой, и у пары родились детки. Большинство щенков выглядели как истинные волчата, и только один имел сходство с маламутом в виде характерных белых отметин на морде. Юля ликовала. Сбылась её мечта – она вывела новую разновидность вольфхунда, которая станет незаменимым помощником человека. Щенков быстро раскупили по цене в шестьдесят тысяч за каждого, и на эти деньги Юля приобрела так необходимый в её увлечении микроавтобус.

К большой радости заводчицы не все вольфхунды уехали в другие города – сразу двоих купила увлёкшаяся гонками на собачьих упряжка соседка по зимней даче Вера. Среди них был и щенок с белой маской. У Юли с её поющим канадским волком никогда не возникало проблем – он не убегал в лес, детей её не просто любил, но готов был защитить от любой опасности, дружил с кошками и собаками, мирно вёл себя и в общественных местах. Но у Веры, по-видимому, не возникло такой всепоглощающей любви к вольфхундам. Она относилась к ним как к обычным дворовым собакам, держала в открытом вольере и не придавала значения тому факту, что волкособаки способны легко вырваться на свободу. А свобода для них была за пределами её участка.

И вот однажды произошла трагедия – Вера, уезжая в город, забыла оставить волкособакам корм, и сыновья маламута и канадского волка загрызли насмерть четырёхлетнего ребёнка. Одного из них пристрелили, а второй, тот что с маской, увернулся от пули и сбежал в лес. Местные жители не раз встречали его в окрестностях деревни. А по ночам вольфхунд приходил к Юле, зная, что во дворе для него оставлена пища. К своей бывшей хозяйке он не заглядывал – Веру осудили и отправили отбывать наказание в места не столь отдалённые. Юля больше своими экспериментами не занималась. По требованию общественности женщина поселила канадского волка в крытом вольере и вывозила его на прогулку исключительно в машине.

На протяжении четырёх лет Милентина отслеживала нюансы этой истории и на всю жизнь запомнила размещённую в интернете фотографию оставшегося в живых вольфхунда. На него была объявлена настоящая охота, но информации о поимке так и не поступило.

Милентине почему-то казалось, что она, как и Юля, сумеет обуздать независимую волчью природу, заставит волка приспособиться к жизни в обыкновенной московской квартире и осознать, что не всегда свобода лучше несвободы. Она уже начала писать рассказ о поющем волке, так как нутром чуяла, что он преподнесёт ей как писательнице не один сюрприз. Но закончить его она не успела по причине исчезновения героя.

Однажды Милентина ехала на машине из Старых Химок, где на ярмарке-распродаже меховых изделий приобрела отличный норковый полушубок. На зелёном бугорке у поворота к станции гуляла древняя старушка. Таких в столице теперь встретишь нечасто – выгоревшее пальто, бывшее когда-то синим, серый натянутый до самых бровей платок, чёрные галоши производства советской фабрики “Красный богатырь”. Но самым удивительным было то, что бабушка прогуливала на брезентовом поводке довольно крупного волка. Обыкновенного серого, но всё же удивительно похожего на волка пса.

Милентина притормозила и, выскочив из машины, поднялась на зелёную горку.

– Извините, это волк?

– Все так говорят. Но у него только отец волк, а мать овчарка.

– И он живёт в квартире?

– Да, вдвоём живём в однокомнатной – дед уже давно помер.

– Неслыханно! И как же вы с ним справляетесь?

– Пока маленький был, жили мы с дедом в деревне в Новгородской области – муж тогда лесничим работал. Охотники и подарили ему зверя. Растили мы волчонка в любви и ласке, и он платил нам тем же. И только когда сажали на цепь, становился агрессивным. Но стоило выпустить на свободу, менялся на глазах – тогда это была обыкновенный весёлый и добрый пёс. Очень любил он играть на улице с ребятишками. Однако, находясь на участке, в дом не пускал никого – моя это территория и точка. Лаял, правда, редко, да и лай был какой-то странный. А иногда так завывал, что даже у меня мурашки по коже пробегали. И сильный был – однажды корову с одного прыжка завалил. И походка у него была особая, волчья – задние лапы всегда ступали в более крупные следы передних…

– Корову загрыз насмерть?

– Нет, что вы. То наша была корова. Однажды не вернулась она с пастбища, и пришлось нам с дедом идти в лес её искать. А волк, видимо, понял, что мы на Бурёнку сердиты, вот и завалил корову, когда мы ввели её во двор. Но кусать не стал – своё добро.

– А как он в городе себя ведёт?

– Слушается меня, понапрасну не беспокоит – понимает, что мне уже тяжело за ним ухаживать.

– Вам действительно уже нелегко содержать большую собаку. Я бы с удовольствием купила его у вас.

– Да ему уже скоро шестнадцать. Мне люди говорят, что же ты бабка с таким зверем по городу гуляешь – загрызёт кого-нибудь. А я отвечаю: “Охотника всегда придавит тот медведь, которого он не увидит”.

Милентина посмотрела в раскосые глаза волка и снова ощутила знакомую дрожь в коленях, означавшую, что навязчивую идею приручить волка она когда-нибудь осуществит. Конечно, условий для содержания чистокровного зверя у неё нет, так что придётся довольствоваться волкособом, например, собакой породы чешский волчак, имеющей внешне стопроцентное сходство с серым. Однако визит в интернет дал ей информацию о том, что щенки чешской волчьей собаки стоят порядка ста тысяч. Такова же была цена и на предлагаемых охотниками Сибири гибридов лайки и волка, которых в объявлении о продаже называли не волэндами, а волкособами. К тому же её собственный опыт содержания в квартире самоедской лайки свидетельствовал о том, что для этой породы, как и, вероятно, для всех лаек, нужна хотя бы отдельная комната с мебелью на выброс. Такого помещения у Милентины не было и поэтому в процессе выращиванья самоеда и пришлось выбросить пару кресел и водрузить на занимаемое ими место просторную клетку, в которой время от времени изолировали собаку. Но потом ущерб, нанесённый собаке временным заточением, компенсировался продолжительной прогулкой. Так что, может быть, лучше найти похожую на волка несчастную бездомную псину.

На всякий случай Милентина всё же зашла на сайты приютов для бесхозных собак. Бомжей было великое множество. Они томились в тесном пространстве клетки в ожидании того единственного, кто даст собаке познать значение невыразимо прекрасного слова “хозяин”. Всех было безумно жалко, но взять себе она могла только одну собаку. И она должна была быть очень похожа на волка. Пусть это будет дворняга – это даже лучше, так как не сулит никаких неприятных неожиданностей.

И такую собаку Милентина нашла. Звали её Соня, происхождение неизвестно, но сходство с волчицей поразительное. При этом волонтёры приюта дали Соне блестящую характеристику как компаньону, способному доставить массу удовольствия своему хозяину. Милентина немедленно позвонила по указанному номеру и срывающимся от волнения голосом выпалила:

– Я готова взять Соню прямо сейчас.

– Но её уже забрали, – ответила куратор, – она живёт у богатых людей в частном доме.

– Как же так?! Объявление датировано сегодняшним числом.

– Вероятно, оно осталось в интернете с прошлого года – по ошибке его не удалили. Скажите, а почему вас заинтересовала именно Соня?

– Я хочу взять метиса, внешне похожего на волка. Дело в том, что я писательница, уже начала рассказ о приручённом волке, но его герой сбежал из приюта.

– У нас есть такая собака. Я подозреваю, что волчьей крови в этом кобеле больше, чем собачьей. И зовут его Вольф. Необыкновенного ума зверь, но вы должны тысячу раз подумать. Вольф прошёл со мной полный курс дрессировки, он никогда не нападёт на человека, не загрызёт и собаку, но ревнив – охраняет меня от всех, никого не подпускает. А если кто-то покусится на его еду, так хватанёт за ногу, что мало не покажется.

– Это мне знакомо. Но я всё-таки не отказываюсь от вашего питомца. Знаю, что будет трудно, но зато очень интересно. Можно приехать за ним завтра?

– Если не передумаете, приезжайте. Вольфа, как и всех собак в нашем приюте, кастрировали, так что на течных сук он не реагирует. Но всё же мы предпочли бы отдать его в дом, где нет других животных.


Утром следующего дня, гуляя в парке с самоедом, Милентина делилась с друзьями своими планами. Только эти люди могли понять её, в то время как другие просто покрутили бы пальцем у виска. И всё же собачники в один голос не советовали ей брать взрослого волка. Волкособ, как правило, однолюб и привыкает к тому, кто выкармливал его с детства. Неизвестно, как он поведёт себя в доме нового хозяина. В ответ на эти советы Милентина рекомендовала перечитать рассказ Джека Лондона “Белый клык”. Её поддержал присоединившийся к компании молодой орнитолог, выгуливавший чёрного ворона.

– Ворон может привыкнуть к человеку только в том случае, если он с раннего детства выкармливает птенца. Однако мой Арнольд исключение из правил. Мне отдали его в годовалом возрасте, но он смог привязаться ко мне и даже полюбить.

Как бы в подтверждение слов хозяина ворон наклонил голову к его щеке и потёрся о неё как ласковая кошка.

– В специальной литературе есть немало примеров тому, что среди животных и птиц встречаются особи, совершенно не соответствующие стандартным представлениям о виде, – продолжил орнитолог.

– Это всего лишь литература, – вмешался в разговор владелец Бурана, рыжей западносибирской лайки, заядлый охотник Иван, а в реальной жизни лайки и волкособы очень свободолюбивые существа, нуждающиеся в своей территории. Чтобы волкособ смог проживать в квартире, надо чтобы его выкармливала молоком собака, а не волчица.

Милентина взглянула на лайку Ивана. Только теперь после долгих часов просиживания в интернете она отчётливо увидела различие между Бураном и обычной лайкой. Кобель был слишком высоким, волчьего телосложения, с волчьей мордой и раскосыми глазами. И только закрученный хвост говорил о том, что в его производстве на свет участвовала и лайка. Точно так выглядели волэнды – породная группа, созданная в Самарском зоопарке путём скрещиванья волка и западно-сибирской лайки.

– Ваш Буран – волэнд? – спросила Милентина.

– Да, но лучше не распростроняйтесь об этом – узнают люди, что я держу волкособа и не дадут мне с ним в парке гулять. А он для людей такой же безобидный как маламут. – Да и собак не трогает.

– Наверняка никто не может знать, что у волэнда на уме, – вмешалась владелица хаски Маша, – вдруг переклинит… особенно, если волк не в пятом каком-нибудь колене, а посвежее. Кстати, в ночь с пятницы на субботу мы с мамой едем на Птичий рынок. Никто не желает составить нам компанию?

– Я с удовольствием присоединюсь, – откликнулась Милентина. – Но почему ночью?

– В этом вся соль. Часа в два после полуночи на рынок приезжают оптовики, торгующие дикими животными и птицами. А к девяти утра появляется ветеринарный контроль, и кроме кошечек, собачек, кроликов и шиншилл вы уже мало кого там увидите. Среди моих клиентов – я учусь на вечернем в ветеринарной академии и подрабатываю в ветклинике – есть желающие купить енотовидную собаку. В общем маленький бизнес – куплю на рынке за четыре с половиной, а продам за шестнадцать, а то и за восемнадцать.

– Я обязательно поеду, – загорелась Милентина.


Маша обещала заехать за ней в час ночи. Если бы не щемящее предчувствие приключения, жаворонок Милентина не выдержала бы бодрствования в течение двух часов после 23-х. Ей куда легче встать в четыре утра, чем ехать куда-то ночью – гарантирована бессонница.

Однако желание увидеть собственными глазами что-то ей пока неизвестное из мира животных пересилило. И за свою решительность она была вознаграждена – на рынок привезли помёт вынутых из логова убитой матери волчат. Всего их было шесть. Четверо – невзрачные тёмно-серые, остромордые – в свои два месяца с остервенением грызли говяжью кость. От волчат исходил специфический и не слишком приятный запах дикого зверя. Двое мирно спали, тесно прижавшись друг к другу. У одного из них был необычный и очень красивый светло-рыжий окрас, а когда он повернулся на бок, Милентина увидела на его мордочке типичные для хаски осветлённые подпалообразные отметины с серыми очками-кольцами вокруг жёлто-карих волчьих глаз.

– А это тоже волк? – обратилась она к охотнику.

– Это мои собственные щенки. Мать волкособ, а отец хаски. Только две девочки в него пошли.

– Сколько вы хотите за рыжую очкастую?

– Прошу 10, отдам за 8, – произнёс мужчина типичную для рыночных торговцев фразу. – А волчата по семь.

– Вообще-то я хотела купить метиса с волчьим окрасом и с голубыми глазами, но запала на вашу рыжую. Мне нужна именно она.

– Если берёте для квартирного содержания, то кроме неё никого бы не отдал. Её с недельного возраста выкармливала живущая в доме спаниелька, и она по поведению ничем не отличалась от щенков, а остальных волчат растила лайка-волкособ.

– Я её беру, но не могли бы вы прислать мне фотографии родителей?

– Да-да, завтра же увидите их. Уверен, что они вам понравятся.

Волчонка, которого Милентина тут же назвала Чикой, поместили в Машину переноску – енота она так и не купила – на них оптовики вдруг резко подняли цену. Всю дорогу Чика вела себя вполне прилично, но на съезде с кольцевой в Машин “Форд” врезался крутой джип. От резкого толчка Чика взвизгнула, и вдруг разразилась протяжным истинно волчьим воем. Маша вызвала милицию, а Милентина тщетно пыталась поймать такси или частника – исходивший из пластмассовой коробки леденящий душу звук отпугивал водителей. Наконец Чика успокоилась, и через сорок минут волчицу доставили к месту её будущего проживания.

Чика сориентировалась в новом жилище куда быстрее, чем все другие четвероногие, которые попадали в дом Милентины. Она с первой же минуты повела себя так, как будто жила здесь с самого рождения. Примерно полчаса ушло на обнюхиванье углов и знакомство с кошками и собаками. Васю Чика приветствовала радостно, так что он с первого взгляда не устоял перед обаянием юной волкособаки. Когда Милентина расставила миски с мясной кашей, Чика смело сунула свой нос в каждую из них по очереди, и почему-то никто не осмелился урезонить её за наглость. В общем первый день пребывания в новом доме прошёл на редкость спокойно. И даже Вася соизволил сделать Чике комплимент:

– Ну, и пусть у неё мать волкособ, зато она выглядит как самый красивый хаски.

– Да, и ласкова Чика как хаски. Ты знаешь, что это самая ласковая из всех пород?

Вечером Вася вывел жену на традиционную прогулку, длившуюся всего-то два часа. Но за это время в их квартире был произведён настоящий погром. Из кухонных шкафов вытащили почему-то соль и рассыпали её по всему полу. Не осталось без внимания и любимое печенье Милентины “Снежка”. А кровать в спальне! За два прошедших часа половина поролонового матраца была превращена в груду аккуратно нарезанных острыми зубками мелких кусочков. Но при всём при том Чика принимала такое активное участие в радостном приветствии хозяев, что Милентина смирилась с нанесённым ущербом.

Правда, на следующий день, отправляясь на работу, она заперла Чику в просторной клетке вместе со шпицом Лилей, снабдив их достаточным количеством размоченного сухого корма, водой и игрушками. Но возвращение домой и на этот раз привело её в шок. Чика встречала хозяйку в прихожей, и мордочка у неё была такая миленькая, что Милентина не удержалась от солидной порции ласки, не сразу сообразив, что Чики в прихожей не должно было быть. Худшие опасения оправдались – на полу спальни была сооружена пирамида из остатков матраца, но Лиля при этом сидела в запертой клетке. Милентине показалось, что она сходит с ума – она точно помнила, как оказавшись за решёткой, Чика издала протяжный вой, а после третьей попытки смирилась. После генеральной уборки Милентина опять поместила волчонка в клетку, чтобы пронаблюдать за реакцией. И Чика мгновенно продемонстрировала, как ей удалось вырваться на свободу – она оказалась настоящей силачкой и сумела отогнуть нижнюю часть двери и выбраться наружу через очень узкую щель. Однако это удалось ей при первой попытке, но за день щенок успел подрасти, и теперь голова его намертво застряла между прутьев. Пришлось срочно вызывать слесаря, который заодно установил в нижней части двери вторую задвижку.

– Я слышал, что вы завели волчонка, так знайте – волка нельзя держать взаперти – он станет агрессивным, – заметил он при прощании.

– Не знаю, кто распространяет обо мне такие сплетни – этот щенок обыкновенная хаски, – соврала Милентина, – а уж с собакой я как-нибудь справлюсь.

Вечером на электронную почту прислали фотографии родителей Чики. Мать – типичный волкособ, и если бы не загнутый в баранку хвост и не зонарно-рыжий окрас ничем бы не отличалась от серого лесного зверя. А отец! Неужели это тот самый гибрид канадского волка и маламута?! Сходство поразительное. Милентина порылась в своём альбоме и достала распечатанную фотографию. Она рассеяла последние сомнения. Теперь было ясно, что оба родителя Чики наполовину волки. А такая смесь, насколько Милентина знала из литературы, может преподнести немало сюрпризов.

При следующей попытке Чики сделать нарезку из всего, что могут разгрызть её детские волчьи зубки, Милентина поступила с ней также по-волчьи – взяла за шкирку и сильно потрясла, сопровождая свои действия соответствующей командой “Нельзя”. Команду эту, вопреки всем правилам дрессировки, она подкрепила подробным разъяснением на тему “Почему нельзя этого делать”. Какое из её действий возымело своё действие на Чику оставалось только гадать, но на другой день, вернувшись с работы после двенадцатичасового отсутствия, она не обнаружила в своей квартире никаких следов погрома. Чика была с ней ласкова как никогда. Ночью запрыгивала на кровать, прижималась к ней своим мягким пахнущим детством тельцем и лизала щёку.

Единственное, что расстраивало Милентину, это то, что с каждым днём становясь по поведению всё больше похожей на волчицу, Чика имела окрас нестандартный не только для волка, но и для хаски. И вдруг по прошествии недели она начала замечать, что цвет шерсти щенка начал меняться – с каждым днём серел рыжий фон и появлялось всё больше тёмных волосков. Вскоре окрас Чики стал именно такой, о котором мечтала Милентина – светлый волчий. Это было весьма странно. У некоторых пород, например шпицов и чау-чау, всё случалось с точностью до наоборот – серые щенки к семи месяцам становились ярко-рыжими, но чтобы рыжий окрас малыша за считанные дни “перецвёл” в серый, такого Милентина не наблюдала никогда. И ещё более удивительная вещь произошла с цветом глаз. С каждым днём их волчья желтизна становилась всё более тусклой, и в один прекрасный день Чика взглянула на хозяйку не менее прекрасными голубыми с поволокой глазами. Теперь перед Милентиной лежал предмет её мечты – светло-серая голубоглазая волчица, умная, хитрая, свободолюбивая, шкодливая, но при этом ласковая и любящая. Объяснение этому было только одно: материализация желания. Как считают некоторые исследователи, исполняется то желание, которое вышло на первый план, отодвинув другие. “Какая я дура!” – подумала Милентина – “Если бы я мечтала о деньгах также страстно, как о сером волчонке, они бы у меня наверняка были”.


После первой прививки прошло две недели. Надо было переждать ещё одну и, сделав второй укол, продлить пребывание в “КПЗ”, как минимум, дней на четырнадцать. И уж потом смело выводить Чику на прогулку. Только по срокам этот счастливый день выпадал на середину октября, когда серая осень затопит землю частыми дождями, загрязнится травка на газонах, а на подступах к собачьей площадке возникнут непреодолимые лужи. А в сентябре погода стояла прохладная, но, по большей части, сухая, да и солнце время от времени напоминало о жарком лете. Так что Милентина рискнула вывести Чику в парк. Со второго показа при участии шелти волчонок зашагал, как положено, рядом, но время от времени вдруг садился и с глубокомысленным видом созерцал окружающий мир. Иногда при этом Чика задирала головку и издавала нечто, похожее на вой юного волка, который наверняка был кому-то адресован и передавал какую-то информацию. Но какую? На этот вопрос у Милентины пока не было ответа. В окружающем мире Чику почему-то больше всего заинтересовали уличные рекламщики с микрофонами.

Едва раздавались слова типа: “Мясницкий ряд! Самые вкусные и свежие колбасы вы можете купить во вновь открывшемся магазине…”, как Чика задирала голову и внимательно слушала весь текст до конца, а потом с недоуменным видом заглядывала в глаза хозяйки, словно вопрошая: “Чего же ты медлишь? Неужели не хочешь попробовать?”

С помощью кусочков колбаски Милентине очень быстро – за один показ удалось заставить Чику реагировать на команду “Ко мне!”. Она было подумали, что её обманули, и под видом волкособа подсунули чистопородную, но обыкновенную хаски, но хасятники убедили её в обратном – самое трудное в дрессировке этой породы – заставить собаку быть всё время рядом с хозяином. Однако волк ещё более свободолюбив, так в кого же пошла Чика в смысле готовности к подчинению? Однажды Чика нашла в траве вполне достойный внимания кусок мяса на кости. Естественно, он тут же оказался зажатым между её острыми зубками.

– Фу! – крикнула Милентина и попыталась отобрать кость. Но не тут то было. Чика долго ходила кругами вокруг да около, не реагируя ни на окрики, ни на удар прутиком. Потом вдруг остановилась, посмотрела на хозяйку долгим и внимательным взглядом и, подойдя к ней, положила добычу к её ногам.

Чика охотно знакомилась с собаками, отдавая явное предпочтение крупным овчаркам, хаски и лайкам. Она смело заигрывала с понравившимся ей псом, а если её фамильярность начинала раздражать собаку и над наглым щенком назревала расправа, забиралась в центр густого кустарника и наблюдала из своей засады за ситуацией в собачьей тусе.

Вскоре Милентина получила возможность ещё раз убедиться в том, что волчья кровь в Чике всё-таки присутствует. Вася возвращался по вечерам с работы раздражённый и усталый и требовал, чтобы на кухне никакой живности во время ужина не было. Но Чику не останавливали никакие преграды – она открывала любую дверь. И тогда Милентина вновь поместила волчонка в клетку, заперев дверцу на две задвижки, и вернулась на кухню. Не успела она разогреть для Васи котлеты, как на пороге показался улыбающийся щенок. Радостно виляя хвостиком, Чика лизнула Васину ногу, но это не растопило его голодное и от этого злое сердце.

– Мила!!! Почему не убрала собаку?! – заорал он, брызгаясь слюной. – Я же просил! Как ты ко мне, так и я буду к тебе.

– Я заперла её в клетке на два засова, – пролепетала Милентина и отправилась в комнату, заранее пугаясь того, что она там увидит.

А увидела она запертую клетку, и объяснений произошедшему могло быть только два: либо она окончательно сошла с ума, либо Чика не волк, и не собака, а какое-то существо из другого измерения. Однако при внимательном рассмотрении нашлось третье объяснение: Чика умудрилась просунуть сквозь прутья лапу и, отодвинув нижнюю задвижку, отжала дверцу до образования щели, благо опыт к такому способу бегства из заточения у неё уже имелся.

Вскоре Чика дала понять, что не желает она находиться и за закрытыми дверями. Если Милентина изолировала её вместе с другими собаками на время совместного ужина с супругом, в комнате её ждали сюрпризы в виде разорванных книг, изжеванных колготок и т. п. Чика умудрялась найти где-то на лоджии старые веники и покрыть пол и диваны настилом из соломы. Теперь, вместо того, чтобы идти на прогулку, приходилось тратить более часа на уборку, и всё равно под ногами хрустели какие-то осколки, огрызки, палочки. А потом Чика вдруг научилась лаять, и, придя от этого в радостный восторг, непрерывно тявкала на все лады в течение часа, подражая то самоеду, то шпицу, то спаниелю.

– Продай волчонка, пока он не съел всю нашу квартиру, – каждый день зудел Вася. Иногда он доводил жену до слёз своими признаниями, что сделал ошибку в своей жизни, женившись на ненормальной собачнице, превратившей в клоаку их некогда сверкающую чистотой квартиру. А она говорила о том, что в этом мире они никому не нужны, кроме своих питомцев, и только они по-настоящему любят их. Упрекала Васю за то, что он не проявил никакой активности в том, чтобы заработать на более подходящее для её увлечения жильё, то есть хотя бы на маленький коттедж.

После очередного учинённого Чикой погрома Милентина сдалась. Сдалась, несмотря на то, что ласковая Чика с её милой, при всём сходстве с волчьей, мордочкой была именно той собакой, на которую она не могла смотреть равнодушно – так и хотелось схватить щенка в охапку и потискать. Но, если в два с половиной месяца она чинит такой беспредел, то, что же будет дальше. Промучившись бессонной ночью, Милентина дала объявление о том, что отдаст в хорошие руки щенка хаски всего за семь тысяч. При средней стоимости выставленных к продаже щенков в 25–30 тысяч можно было надеяться, что кто-нибудь да откликнется.

Первый звонок прозвенел через тридцать секунд после выхода объявления, а через пять минут Милентина поняла, что щенка возьмут даже если она честно расскажет о его происхождении и о творимых им безобразиях. А ещё через тридцать минут она в срочном порядке удалила из интернета своё объявление, остановив свой выбор на семье из трёх человек: двенадцатилетнем мальчике, его маме и бабушке.

Они приехали за Чикой в тот же день. Мальчик, толстенький очкарик, растрогал Милентину своим рассказом о том, как мечтал он о хаски, пусть даже метисе, как два месяца искал в интернете доброго заводчика, который продаст щенка за подаренные ему бабушкой на день рождения семь тысяч.

– А в результате чуть было не нарвались на жуликов, – продолжила его рассказ бабушка, – дельцы из Камеруна вывешивают в интернете фотографии щенков необычайной красоты, рассказывают трогательную историю, почему они вынуждены отдать хаски и просят перевести только семь тысяч за его доставку.

– Я с этим столкнулась, когда покупала шпица. Но, к счастью, на последнем этапе они что-то перепутали и переслали мне фотографию огромной собаки, которая томится в аэропорту столицы Камеруна, ожидая от своей будущей хозяйки семь тысяч на билет… Пожалуйста, позвоните мне, как только приедете домой, – попросила Милентина.

После того, как Чику увезли, Милентина почувствовала внезапное недомогание. Начался жар. Пришлось срочно закупить целый пакет лекарств, лимон и свежий мёд. Напившись чаю с янтарным донниковым мёдом, Милентина надела шерстяные носки, закуталась в тёплый халат и прилегла на диван. Обрадованные тем, что могут понежиться с хозяйкой, спаниелька, шпиц, пуделёк и кошары тут же притулились под бочком. Самоед Дебора посапывала где-то возле балкона, но кто-то, улучив момент, явно занялся грызнёй. Этим кто-то оказалась Лиля, уничтожавшая обложку очередной книги. Но малышке всё прощалось – Вася явно отдавал предпочтение мелким.

Через час Милентине полегчало, температура спала. Надо вывести на прогулку хотя бы самоеда, да заодно в память о Чике побаловать на вырученные деньги своих животных и Васю отборной парной говядиной. До магазина, где работает знакомый мясник около километра. Так что если взять с собой Дебору и пройтись пешком, можно будет совместить приятное с полезным.

Через час уставшая, но довольная тем, что устроит праздник желудка для своих питомцев и мужа, Милентина подошла к своему дому. Внезапно Дебора натянула поводок и радостно взвизгнула. Милентина обернулась и не поверила своим глазам. На газоне напротив подъезда сидела с обиженным видом Чика.

– Чика! Чика! – от радости Милентина даже не стала размышлять на тему: при каких обстоятельствах щенок удрал от очкарика и как такой маленький зверь нашёл дорогу к дому.

Волчонок подбежал к ней и, встав на задние лапки, потянулся, чтобы лизнуть в щёку предавшую его хозяйку. А Милентина вдруг ощутила, что болезнь окончательно отступила, и она чувствует себя бодрой и свежей.

– Я верну деньги, и больше никому тебя не отдам, – она подхватила на руки уже довольно тяжёлого щенка и, поднявшись на лифте в свою квартиру, первым делом отправилась на кухню потушить мясо. Времени на это ушло немного, и через 30–40 минут на огромном блюде красовался сочный кусок говядины. Милентины вырезала центральную часть, прикинув, что такого количества мяса хватит на пропитание Василия в течение не менее чем 3-х дней, и собрала на кухне всех питомцев. С каким же аппетитом уплетали они свежее мясо! Любуясь этим зрелищем, Милентина на какое-то время забыла о том, что, кроме полученных за собаку семи тысяч, денег у неё не было и что после покупки лекарств и мяса не стало половины этой суммы. Васю просить бесполезно – мало того, что волчонок снова в их доме, так ещё и заплатить надо за это сомнительное удовольствие. Машинально она отрезала и совала в открытые пасти кусочек за кусочком и вдруг, к своему ужасу, обнаружила, что тарелка пуста. Куда же она дела Васину вырезку? Милентина открыла холодильник, заглянула в кухонный шкаф – мяса нигде не было. Удовлетворённое зверьё растянулось на ковриках в сытой неге, по-видимому, не подозревая, какую цену хозяйка заплатила за их пир. Собаки даже не заметили, как на кухню вошёл вернувшийся с работы Вася.

– Ужин готов?

– Вася, ты прости меня. Я потушила мясо и начала скармливать обрезки собакевичам…

– Можешь не продолжать развивать тему преждевременного склероза – ты не заметила, как отдала им мою порцию. Ну, не расстраивайся – я не сержусь. Рад за наших собак. Надеюсь, что и про кошек ты не забыла… А это кто? – Вася с вытаращенными глазами указал на притулившуюся к ноге Милентины Чику.

– По-видимому, что-то случилось, и она сбежала от новых хозяев – я обнаружила её возле нашего дома.

– Ну, так позвони им.

– Сейчас. Я поищу телефон. Милентина достала мобильный и заглянула в телефонную книгу.

– Вася, мне звонили человек сто, и я затрудняюсь найти номер очкарика. Но я просила бабушку позвонить сразу, как они приедут домой… Она не позвонила, а я, между прочим, истратила их деньги. И ещё… я хочу оставить Чику…

– Не будь дурой, – прорычал супруг, – в твоём мобильном десятки телефонов желающих купить Чику. Найди среди них того, кто живёт за городом в своём доме, кто будет серьёзно заниматься с волкособакой. Получишь деньги и вернёшь бабушке очкарика, если она объявится. – Вася грозно нахмурил брови, всем свои видом показывая, что возражения бесполезны, и судьба Чики предрешена.

С понурым видом Милентина начала обзванивать покупателей, втайне надеясь, что никто из них не сможет создать Чике условия содержания, какие заслуживает участница многих соревнований хаски. Но, увы, уже при третьем звонке стало ясно, что такие люди найдутся. На этот раз на Чику претендовал проживающий в деревне Сашкино Калужской области охотник. Всё у него было – и просторный дом, и большой участок, и бескрайние заснеженные в зимнее время поля, и охотничьи угодья, и ещё три западносибирские лайки, натасканные на кабана. Он пригласил Милентину побывать в его поместье, чтобы самой убедиться в том, что условия жизни для Чики будут идеальные, но Вася не захотел отпускать жену с ночёвкой.

Получив деньги, Милентина порылась в телефонной книге и набрала номер телефона сначала бабушки, затем внука, но связи не было. Она не на шутку разволновалась – может быть, они попали в дорожно-транспортное происшествие недалеко от её дома, поэтому Чика и потерялась. Но никакой информации об авариях, в которых пострадали похожие по описанию люди, не поступило. Или она всё-таки перепутала номер телефона? Три дня Милентина не расставалась с мобильным, но бабушка так и не позвонила. Вася выдвинул вполне правдоподобную версию: Чика выскочила из машины и сбежала, а её новые хозяева не захотели признаться в своей оплошности.

К вечеру погода испортилась – порывистый ветер гнул деревья, моросил дождь. Как говорится, “в такую погоду хороший хозяин и собаку из дому не выгонит”, но самоед не боится никаких осадков, и ему нужно в любую погоду размять косточки. Так что пришлось Милентине накинуть плащ с капюшоном и выйти во двор.

Уже было темно, на улице ни души. Внезапно со стороны детской площадки раздался странный звук, печальный и мелодичный – так прежде выла Чика, когда Милентина уходила на прогулку с другими собаками. Из-за разогнанных ветром облаков выглянула луна, и в лунном свете Милентина увидела в песочнице маленькую волчицу. Чика сидела, задрав кверху мордочку, и пела свою заунывную песню о любви и предательстве.

Увидев Милентину и самоеда, Чика бросилась к ним, выражая восторг от встречи так, как не выражает ни одна собака. И это ещё раз подтвердило её волчью природу – возвращающиеся в стаю волки так безумно счастливы, что их душевное состояние нельзя описать даже термином “собачьи радости”. Чика в неистовом восторге подбегала то к Милентине, то к Деборе, лизала самоеда в нос, целовала в щёку, а потом скакала на задних лапках вокруг хозяйки.

– Чика! Прости меня! Ты выбрала меня, и я никогда не расстанусь с тобой, – смахнув слезу, Милентина подхватила промокшую волкособаку, прижала её к своей груди и внезапно осознала, что она всю жизнь ждала встречи именно с этим зверем, загадочным и непредсказуемым.

А вечером радость встречи омрачил охотник. В отличие от бабушки с внуком, он решил проинформировать Милентину о том, что произошло. Он вёз Чику на свою городскую квартиру, когда в двух кварталах от дома Милентины у него внезапно забарахлил мотор, и пока он ликвидировал поломку, волчонок сбежал.

– Я уже дал объявление в интернет, и если вы что-нибудь узнаете о Чике, пожалуйста, сообщите. Гарантирую дополнительное вознаграждение.

– Хорошо, я обязательно позвоню, – Милентина не рискнула сразу сообщить, что щенок вернулся к ней, и она не собирается его отдавать.

Два дня она обдумывала, как сказать охотнику о том, что Чика останется у неё – мужик он с виду крутой, мало ли как отреагирует. Однако на третий день обстоятельства сложились так, что позвонить пришлось.

На работе, в связи с реформой образования, жизнь настала тяжёлая. Исчезло главное преимущество профессии преподавателя вуза: не слишком большая занятость непосредственно в аудиториях, что позволяло мириться с мизерной зарплатой – кто-то работал по совместительству, кто-то занимался детьми, внуками или своим хобби. Теперь же Милентина возвращалась с работы в девять, а иногда и в десять вечера и, валясь с ног от усталости, выводила собак на прогулку. Протесты начальством не принимались, так как следующим шагом реформы должно было стать сокращение штатов, а тем, кто останется, обещали и нагрузку не большую и, возможно, достойную зарплату.

Засидевшиеся в ожидании хозяйки собаки, всегда так или иначе выражали свой протест, но то, что сотворила Чика, не укладывалось ни в какие ворота. В тот вечер Милентину ждал не просто погром без нанесения существенного ущерба. На этот раз Чика умудрилась растащить по комнате подушки и постельное белье, превратив их в рваные лоскутья. Разложенная на полу тёплая простыня неоднократно использовалась ею в качестве пелёнки. И опять пострадали книги. Те самые, которые Милентина убрала с полок открытого доступа после первой атаки волчицы. Часть книг, в основном, художественную литературу, она раздала соседям, но те, которые могли её пригодиться, сложила в пакет и спрятала… в постельном белье. Это были толстые тома из серии “Сто великих разведчиков”, “Сто великих тайн” и другие подобные книги, а также несколько журналов и распечаток из интернета.

Возле изувеченного дивана на полу валялся тот самый пакет, вернее то, что от него осталось, а сверху лежали слегка покусанный “Альманах непознанного” и журнал “All dogs’ world” («Все собаки мира»). Что касается других книг, то, как ни искала их Милентина, не удалось обнаружить никаких следов. Она решила, что над ней подшутил Вася – спрятал тома, чтобы она подумала, что опять столкнулась с мистикой. Но вместо того, чтобы признаться, Вася устроил очередной скандал с требованием немедленно вернуть Чику охотнику. А книг, как позднее убедилась Милентина, он всё-таки не брал – увидев, что творится в комнате, Вася оставил всё, как есть, чтобы доводы за выдворение Чики прозвучали более убедительно.

Но надо сказать, что Чика приступала к своим противоправным действиям не без причины. Если Милентина приходила с работы раньше мужа, она сразу же выпускала собак, кормила их вкусной кашей, и никаких особых погромов никто не устраивал, разве что разгрызут газетный лист или утащат носок. Но Вася, придя домой, оставлял животных взаперти, не оказывая им никакого внимания. Для него главным делом было накормить себя, и только после этого он добрел, приветливо встречал супругу и даже признавался её в любви, приговаривая, что лучшим доказательством истинности его чувств служит то, что он терпит её хобби. Но к волкособакам такой любви Вася не питал, и пока он ужинал, проголодавшиеся животные испытывали острое чувство обиды, за которым следовала месть.

Охотник пообещал приехать за Чикой на следующий день часов в пять, а в четыре, благо день выдался сухой и тёплый, Милентина вывела её на прогулку в парк в паре с Лили. Бедный щенок радовался солнечному свету, гонялся за уносимыми ветром кленовыми листьями, кушал всё ещё зелёную и сочную травку и даже охотился на голубей и ворон. Это надо было видеть! Наклонив по-волчьи голову, Чика бесшумной походкой крадучись приближалась к птице. Она и не подозревала, что такое удовольствие хозяйка решила ей предоставить перед очередным расставанием. Или подозревала?

Домой Милентина вернулась ровно в пять, а в половине шестого раздался звонок. Милентина открыла дверь и сухо поздоровалась с охотником. Широкая улыбка сошла с его лица.

– Вы мне не рады?

– Я вот что подумала – надо было нам договориться встретиться утром – я бы съездила с вами в ваше охотничье хозяйство. Хочется посмотреть, в каких условиях будет жить Чика.

– Я могу отвезти вас и сегодня. Переночуете в доме – там 8 комнат, так что проведёте ночь в комфорте. А утром мне надо будет опять ехать в Москву, и я доставлю вас до ближайшего метро.

– Вы работаете в Москве? И каждый день отмеряете 140 километров в один конец?

– Да нет, в Москву из нашей Калужской области ездят на работу за зарплатой не меньше чем в 50 тысяч. Мне просто надо в банк.

– А-а, – облегчённо вздохнула Милентина, – а я было подумала, как же вы будете выращивать щенка, если на одну дорогу в столицу и обратно тратите не меньше семи часов?

– В высоком качестве содержания можете не сомневаться – питаться Чика будет натуралкой, и недостатка в мясе не будет. Я имею в виду оленину, лосятину и тому подобные лакомства.

– Ну, хорошо. Я сейчас переоденусь, оставлю мужу записку, и поедем. А вам пока могу предложить чай с вкусными конфетами.

– Спасибо, не откажусь.

Через десять минут облачённая в новый спортивный костюм Милентина вернулась в комнату.

– Я готова.

– Вижу, но где Чика?

– На кухне или в прихожей. Чика! Ко мне! – позвала волчонка Милентина. – Чика?!

В комнату на зов хозяйки вбежали самоед и мелкие собачки, но Чики среди них не было.

– Одну минуту. Сейчас я её принесу, – Милентина осмотрела кухню, прихожую, проверила Васину комнату, заглянула в шкафы. Чика исчезла. Милентина достала из холодильника её любимые креветки – волчонок не отреагировал. Она вернулась в комнату.

– Чика должна быть здесь.

Вдвоём они изучили каждый квадратный сантиметр помещения, но не нашли ничего кроме пропавшего тома “Сто великих тайн” – Чика каким-то образом умудрилась запихнуть его далеко под диван, несмотря на то, что в пространство между ним и полом едва пролезала лишь палка от швабры. Других книг, а их было без малого десять, как и самой Чики не обнаружили. Охотник с каждой минутой становился всё более несдержанным, если не сказать агрессивным.

– Я подозреваю, что вы специально спрятали Чику.

– Нет, что вы! Я верну вам деньги!

– Мне нужна именно эта волкособака. Я готов заплатить вам вдвое, втрое больше, чем вы просили.

– Но я, правда, не знаю, где она.

– Уж не хотите ли вы сказать, что Чика превратилась в невидимку?

– Не говорите ерунды и возьмите деньги! Это моё право решать, кому отдать собаку. Всё, до свидания.

Едва Милентина захлопнула дверь, в коридоре, словно из ниоткуда, появился волчонок. Чика ласкалась к хозяйке, как никогда прежде, и Милентина поняла, что смирится со всеми трудностями выращивания волкособаки. Тем более что каждый день общения открывал всё новые особенности этого гибрида.

Как-то приехала к Милентине в гости Кристина. Целью визита было не просто приятное времяпровождения в болтовне о всяких бабских делах – Кристина привезла с собой бордосского дога Верна. Рыжему псу было уже два года. Несмотря на то что он достался новой хозяйке уже далеко не в щенячьем возрасте, Верн вёл себя в коллективе людей и зверей вполне адекватно. Так что Чику вывели на прогулку вместе с ним без всяких опасений. Маленькая волчица смело лапала гигантского пса, обнюхивая все детали его могучего тела. И Верн не возражал против такого бесцеремонного обращения со стороны малявки. Терпел он долго, но, в конце концов, приставания игривого щенка ему надоели, и он начал отпугивать Чику грозным рыком. С каждой минутой издаваемый им звук становился всё более устрашающим. Казалось, что вот-вот Верн разорвёт назойливого волчонка. Оценив ситуацию, Чика решила не уступать, а просто поменять тактику. Не сделав ни шагу назад, она принялась нежно облизывать нос этой страшной свирепой морды, и Верн растаял.

Вечером Милентине неожиданно позвонил её старый знакомый профессор Орлов и пригласил на экскурсию в один НИИ, заверив в том, что она не пожалеет о потраченном времени. В молодые годы Орлов был ассистентом самого Вольфа Мессинга и всю свою долгую жизнь занимался тем, что принято называть одним словом “непознанное”. А в НИИ, куда позвали Милентину, по имеющейся у неё информации, проводились опыты над животными – морскими свинками, крысами, кроликами и более крупными млекопитающими, включая хищников. Так что на следующее утро Милентина помчалась на свидание в предвкушении новой информации, от которой она оттолкнётся как от трамплина в своём творчестве.

Орлов, седовласый, но сохранивший юношеский блеск в глазах, старик познакомил её с сотрудницей токсилогической лаборатории Валентиной и оставил женщин одних, окончательно заинтриговав Милентину.

– Мне сказали, что вы пишите книги о животных.

– Не просто о животных. Меня интересуют проявления непознанного при контакте человека с братьями меньшими.

– А что вы думаете о крысах?

– Умные животные, но, если честно, никак не могу преодолеть отвращения к их хвостам. Меня больше интересуют волки.

– Крысы не просто умны, у них необыкновенная интуиция, как, впрочем, и у волков. Скоро вы сами в этом убедитесь. В республике Коми учёные исследуют одну аномальную зону, в которой наблюдались НЛО и имела место гибель людей, попавших под испускаемые ими лучи. Так вот, в этой местности нет ни одной крысы, и все попытки поселить там этих животных заканчивались либо их бегством, либо смертью. Волки там живут, уничтожают скот, заводят семьи, рожают детей, но ни одному охотнику не удалось пристрелить наносящего ущерб хозяйству хищника. Что касается нашей лаборатории, то некоторые из подопытных крыс предчувствуют приближение смерти и становятся невидимыми.

– Как невидимыми?

– Я имею в виду, что подопытная крыса знает, когда её должны вынуть из клетки в последний раз для того, чтобы умертвить. И она превращается в невидимку. Пойдёмте, увидите сами. Вообще, некоторые всерьёз полагают, что есть животные, которые способны отомстить человеку и после своей смерти…

– Недавно я посмотрела сериал, в котором адвокат, практикующий в приёмнике-распределителе душ усопших, задаёт клиенту вопрос: “Вы воду при жизни кипятили? Кипятили! И в процессе кипячения способствовали гибели десятков тысяч амёб – живых существ, которые питаются, размножаются… Так, о каком же рае для вас может идти речь?”

Валентина подошла к одной из клеток. Сидевшая в ней обыкновенная серая крыса испуганно отпрянула к задней стенке. Женщина надела толстые перчатки и открыла дверцу. К удивлению Милентины, рука её двигалась вслепую и чаще в направлении, противоположном тому, где прятался зверёк.

– Вы, действительно, её не видите? – удивилась Милентина.

– Нет, не вижу. Может быть, попробуете вы?

– У меня есть опыт извлечения из клетки дегу – чилийской крысы, так что, думаю, справлюсь.

Милентина надела перчатки, открыла дверцу, и вдруг всем её существом завладело какое-то тревожное чувство, чуть ли не паника.

– Я её не вижу! Не вижу!

Она захлопнула и заперла дверцу. Зверёк сидел в углу и бусинки его глаз светились как два маленьких прожектора. Милентина почувствовала лёгкое головокружение, и в этот момент где-то за стенкой раздался так знакомый ей волчий вой. Это была тоскливая песня самца, почувствовавшего приближающийся конец. Так показалось Милентине, и она не ошиблась – женщина-токсиколог объяснила, что это был тот самый волк, который совершал нападения на домашний скот. Его удалось выследить и поймать только тогда, когда он покинул пределы зоны. Волк был смертельно ранен, и в планы учёных входило прекратить его мучения. После смерти предполагалось произвести вскрытие, трепанировать череп и исследовать все органы необычного зверя.

– Мне хотелось бы, чтобы в волка выстрелили вы, – Валентина внимательно посмотрела в глаза гостьи.

– Но зачем?

– Для вас это будет сильным стрессом, и вы расскажете обо всём необычном, что произойдёт с вами потом.

– Я и сейчас могу рассказать. Вернувшись домой, выпью рюмку виски… а может быть, и не одну, запью её солёным томатным соком и постараюсь заснуть. Кошмаров не боюсь – если виски не поможет, приму снотворное и отключусь до утра.

– И всё-таки, давайте попробуем, – женщина протянула ей заряженный снотворным пистолет.

При виде волка Милентина обомлела – его морда, и даже не морда, а лицо было настолько миловидным, что, казалось, что это животное создано для того, чтобы любовно потискать его, приласкать, а оно при этом непременно лизнёт тебя в нос. Но это был, по словам Валентины, опасный раненый зверь. Теряя последние силы, волк скрёбся когтями о металлические прутья и жалобно скулил.

– Стреляйте! – скамандовала Валентина.

– Я… я не могу убить животное.

– Если этого не сделаете вы, сделаю я…

Волк дёрнулся, из его груди вырвался какой-то странный, почти космический звук. В следующую секунду он рухнул на пол и после непродолжительной агонии застыл в вечном сне.

Милентина вернулась домой в невменяемом состоянии, в душе проклиная себя за то, что согласилась на этот эксперимент. Но к возвращению Васи надо успеть сварить борщ, дабы избежать упрёков в бесхозяйственности. Вегетарианский суп из цветной капусты уже бурлил на плите, доходя до кондиции, когда Милентина открыла кухонный шкаф, чтобы достать пакетик с приправой. Кто-то, скорей всего, кошка Шэрон, успел за это время изрядно нахулиганить – все полки были обильно усыпаны гречневой крупой. При открывании дверцы крупа как бисер разлетелась во все стороны, часть её усеяла пол, другая застряла в волосах и складках одежды. Но основная порция каким-то непостижимым образом переместилась в кастрюлю с супом. Минут десять Милентина тщетно пыталась выудить её из борща, но потом отказалась от этого занятия и решила привести в порядок полки.

При очередном открывании дверцы шкафа, он “выстрелил” в воздух залпом крахмала. Теперь покрытая белой пудрой и походившая на снеговика Милентина предпринимала тщетные попытки очистить от налёта и крупы пол. Ей казалось, что чем больше она затрачивает усилий, тем сильнее хруст под ногами. Но, наконец, после влажной уборки пол приобрёл свежий блеск. Осталось привести в надлежащий вид полки. К удивлению Милентины, она не обнаружила на них ни разорванного пакета с гречкой, ни мешочка с крахмалом. Да она никогда и не помещала их в этот шкаф. Не понятно, откуда взялся этот крахмально-гречневый дождь! Тем не менее, она решила аккуратно собрать гречку в фарфоровую миску – крупа дорогая, она добавляет её к рису при варке каши для собак. На это занятие ушла уйма времени.

Но вот все последствия недавнего разгрома ликвидированы. Осталось только убрать миску в подходящее место. Милентина протянула к ней руку, и в этот момент сверху шкафа на неё свалилось что-то тяжёлое. Фарфор разлетелся на сотни мелких осколков, а россыпи гречки вновь усеяли пол. Милентина взвыла по-волчьи, чем привела в небывалое смятение Чику, которая тут же присоединилась к хозяйке.

Но с минуту на минуту придёт Вася. Надо скорее закончить уборку и встретить мужа как ни в чём не бывало. Он позвонил в дверь в тот момент, когда Милентина сбросила в мусорное ведро последнюю порцию гречки.

– Как вкусно пахнет! – Вася нежно поцеловал жену в щёчку.

– Сегодня я добавила в борщ цветную капусту. По-моему получилось неплохо.

Вася вымыл руки и сел за стол. Милентина поставила перед ним доверху наполненную горячим супом тарелку. Он выдавил в неё немного майонеза, покрошил дольку чеснока и отправил в “приёмник” первую ложку. В следующую секунду, зажав рот рукой, Вася бросился к туалету. Милентина слышала, как он долго пытался сплюнуть, по-видимому, крупинки гречки. Но дело обстояло ещё хуже – в кастрюлю попали и осколки стекла. Пришлось под градом упрёков выливать весь суп – на голодный желудок Василий был всегда очень раздражён.

– Я не виновата, – оправдывалась Милентина.

– А кто же тогда виноват?

– Полтергейст. Честное слово, я не вру. Ты знаешь, я сегодня была в одном НИИ, где проводят опыты над животными. И там мне рассказывали, что когда после экспериментов их уничтожают, с некоторыми участвующими в смертоубийстве подопытных существ сотрудниками происходят странные вещи – например, их и членов их семьи одновременно терроризируют страшные галлюцинации. А я сегодня усыпила волка…

– Как ты могла?! Не рассказывай мне об этом. Не могу слушать о мучениях животных.

Весь вечер шёл проливной дождь, и только к десяти часам рассеялись грозовые тучи, и выглянула луна. Чика дежурила у двери и нервно подвывала в ожидании прогулки. Милентина надела ошейник, пристегнула поводок и взбодрённая зрелищем бурной радости маленькой волчицы вывела её во двор. На небольшом газоне “пасся” знакомый хаски красавец Эфир, больше похожий на волка, чем сам зверь.

– Вы только вышли или уже? – спросила Милентина его хозяйку художницу Ольгу.

– Промокли до нитки, так что идём домой. Кстати, я вчера весь вечер провела в сети – интересовалась волкособами. Но для вашей Чики больше подойдёт другое название – волкобака.

– А что, мне нравится. Так что теперь ты, Чика, не собака, не волчица, не волэнд и не волкособ, ты просто волкобака.

Порезвиться вволю можно было только на школьном стадионе – в это время суток в ненастную погоду там не собиралось никаких тусовок. Милентина подвела Чику к щели в заборе, через которую они обе без труда проникли на довольно просторный оазис, окружённый каменными джунглями большого города. Чика носилась кругами, а Милентина периодически подзывала её командой “Ко мне!”, поощряя лакомством – кусочками сыра. Вдруг её показалось, что они на стадионе не одни. На освещённой лунным светом стене школьного здания чётко обозначилась тень гигантского волка. Она крадучись перемещалась вдоль стены, пугая устрашающим оскалом. Однако Милентина не была настроена на мистику, и потому решила, что тень эта принадлежит хаски.

– Эфир! Эфир! – окликнула она собаку, но на стадионе никого не было. Не в силах более наблюдать за тенью, Милентина подхватила Чику и бросилась к лазейке.

– Вы не меня ли так испугались? – послышался насмешливый голос.

Она подняла голову. Перед ними стоял странный коротконогий мужчина с длинными передними конечностями, заканчивающимися огромными рукавицами.

Рукавицы? В тёплую погоду? Милентиной овладел страх – в вечерних новостях сообщили информацию о новых преступлениях, совершённых в их районе маньяком-насильником. Но она словно оцепенела и не могла сделать ни шага. Внезапно к мужчине подбежала небольшая и очень смешная собака – такого длинного стоячего уха Милентина не видела даже у французских бульдогов. Но о наличии у собачки предков именно этой породы свидетельствовала ещё и округлая задняя часть туловища. А во всём остальном это был типичный Джек Рассел терьер. Милентина вздохнула с облегчением – странный мужчина просто выгуливает собачку.

– Да, в таком прикиде вы, действительно, похожи на маньяка, – ответила она на его вопрос. А как зовут ваше чудо?

– Это не моя собака.

Взгляд мужчины остановился на Чике. Преодолевая страх, маленькая волкобака устремилась к незнакомцу, а затем, осмелев, набросилась на пакет, который он держал в руке. Сквозь прозрачный целлофан можно было узреть, что он наполнен свежими мясными костями. Мужчина оторвал кусок мяса, бросил его волкобаке и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, пошёл по дорожке. Чика последовала за ним, продолжая атаковать вкусный пакет. Пройдя метров пятьдесят, она вдруг остановилась, окинула долгим взглядом молчаливо наблюдавшую за ней хозяйку и, приняв решение, стремительным броском помчалась назад. Её милую мордочку освещала луна, а Милентине в тот миг была счастлива – теперь она знала, что даже волк может предпочесть мясу любовь.


P.S. Поздним вечером Милентина на одном дыхании ввела в компьютер историю волкобаки. Выключила компьютер, сменила постельное бельё и на минуту отправилась на кухню выпить горячего молока с мёдом. Она сделала всего несколько шагов, когда в кухне раздался страшный грохот. Внутренне содрогаясь, Милентина включила свет. Неужели полтергейст?! Но как ещё можно объяснить, что из холодильника вырвалась на свободу верхняя полка со всем её содержимым. Посреди кухни рухнула вверх дном кастрюля с жидкой кашой, поверх растекшегося по полу клейкого варева примостились россыпи клюквы, приправленные квашеной капустой, под столом валялись осколки тарелочек вперемешку с варёной курицей, сырами и колбасами…

На уборку ушло не менее получаса. Всем телом ощущая груз прожитого дня, Милентина дотащилась до кровати, намереваясь, не мешкая, залезть под одеяло и… остановилась как вкопанная. На подушке лежала огромная мужская варежка, та самая, что принадлежала странному мужчине или очень похожая на неё. Рядом с подушкой, свернувшись в клубочек, лежала Чика. Волкобака положила голову на варежку и в свете ночника её голубые как небо глаза светились таинственным блеском. К её мягкому и тёплому животику притулилась Шэрон. Кошка наблюдала за хозяйкой своими огромными жёлтыми глазами-блюдцами, и её многозначительный взгляд как будто передавал Милентине информацию о том, что эта история пришла к ней из параллельного мира – мира, в котором живут Чика и Шэрон.

История 6

Пет-терапия для Елены

После того как адвокат Милентины выиграл дело о возвращении подмосковной усадьбы законной наследнице, то есть её дочери, прошёл месяц, и Милентина со дня на день ожидала возвращения Елены на родину. Последние несколько месяцев она жила в Париже, где в распоряжение известной художницы предоставили студию. Но телефонные переговоры с дочерью, увы, по-прежнему свидетельствовали о том, что творческий потенциал Елены продолжает оставаться на минусовой отметке – ведь она потеряла не только любимую бабушку и дом, но и домашних животных, с которыми жила на равных и о которых так самоотверженно заботилась.

Елена вернулась на родину впервые в состоянии разочарования от Европы.

– Во Франции живут плохо, чувствуется кризис. Исчезло ощущение присущей французам легкомысленной весёлости, люди озабоченные, угрюмые. Но здания! Париж останется Парижем на все времена. Красивейшие дома выстроились в ряд на несколько километров. Правда, парижане стали менее любезными. Идёшь по узкой улочке, которую перегородили двое беседующих толстяков. Так они и не подумают освободить проход, пока не потребуешь. А наши эмигранты! Варятся никому не нужные в собственном соку, многие обнищали и, хотя они имеют французское гражданство, только французы говорят о себе пока ещё с гордостью “Я француз!”. Однако зарплата у преподавателей в сорок раз выше твоей, мама. И пенсии порядка двух тысяч евро.

– Ну, значит, не так уж плохо они живут.

– Всё познаётся в сравнении. И твоих любимых собачек я в Париже почти не встречала…

– Да, европейские столицы не для меня, – вздохнула Милентина. – Вот американцы и природу ценят, и животных обожают, и с самого детства детей приучают к тому, что жить надо так, чтобы окружающим было приятно от того, что ты есть на этой земле. Но, может быть, и там из-за кризиса всё меняется…

Не зная, как вернуть дочь в то состояние оптимистического горения, жадного интереса к жизни, которое ей было свойственно от природы, Милентина пыталась изобрести один сценарий за другим. Теперь она окончательно осознала, как эгоистично было с её стороны делать вид, что она озабочена тем, что дочь так и не нашла для себя достойную пару, а в глубине души радоваться тому, что Елена целиком принадлежит искусству и ей, своей матери.

Но ни о каких женихах дочь не желала даже слушать, и тогда Милентина пообещала подарить ей щенка. И ради этого повязать самоедскую лайку Дебору и хаски Эфира, с хозяйкой которого художницей Ольгой Знаменской Милентина часто общалась во время прогулок. Конечно, можно было бы произвести на свет и чистопородных самоедов, но Эфир был известен всей округе своей неотразимой волчьей красотой. Саму Ольгу Милентина принимала за молодую женщину и частенько любовалась её стройной фигурой и гладким без единой морщинки лицом. Особенно эффектно Ольга смотрелась в белом спортивном костюме, когда с трудом сдерживая поводья, мчалась на санях с запряжённым в них Эфиром. После более близкого знакомства Милентина, к своему удивлению, узнала, что Ольге 57, что у неё трое взрослых детей и внук школьного возраста. Милентина как-то раз высказала предположение, что так молодо могут выглядеть только колдуньи, но Ольга возразила: молодость она сохранила не потому, что колдунья, а благодаря пет-терапии – терапии с участием животных.

Сам термин “пет-терапия” вошёл в медицинскую практику ещё в 1969 году с подачи детского психиатра из США Бориса Левинсона. Однажды он взял с собой в клинику собаку и тут же обнаружил, что его маленькие пациенты реагировали на неё исключительно активно и положительно. Лечение с помощью собак получило название канистерапия, и оно вошло в практику наряду с кошко– и конно-терапией. В США и некоторых странах Европы были проведены многочисленные исследования, показавшие, что шанс пережить последствия сердечного приступа у владельцев животных в 10 раз меньше, чем у тех, кто не имеет в своём окружении братьев меньших. Было также выявлено благоприятное воздействие на опорнодвигательную и сосудистую систему, на болезни желудка, сон и даже на некоторые разновидности аллергии.

О хаски Елена мечтала давно, но её останавливала сложность содержания этой породы – победительница многих соревнований не была создана для того, чтобы томиться в вольере и довольствоваться, как большинство собак, не слишком продолжительными прогулками. Но самоед уже давно перешёл в разряд домашней собаки-компаньона, так что перспектива получить интересного щенка-метиса благоприятно отразилась на дочери Милентины.

Однако когда дошло до дела, и у Деборы началась течка, Милентина запаниковала – собаке скоро 4 года, некоторые знакомые владельцы сук этого возраста столкнулись с проблемой мертворождения. К тому же после родов Деборе предстояло, как минимум, на полгода лишиться своей богатой шубки и выглядеть не роскошной красавицей, а облезлой шавкой. И ещё был один веский довод против вязки – Дебора с детства панически боялась взрывов петард и других непривычных звуков. И, как считали некоторые опытные ветеринары, у таких собак часто бывают гормональные нарушения, приводящие к заболеваниям репродуктивных органов и, следовательно, к осложнению родов.

После долгих размышлений Милентина решила отдать дочери Дебору – в конце концов, не у чужих людей собака будет жить, да и на природе порезвится. К тому же, Дебора создавала в городских условиях много проблем своим лаем – стоило начать кормить кролика или попугаев, лайка заливалась визгливым истерическим тявканьем, к которому с восторгом присоединялись все представители стаи. Почему её так раздражало внимание, которое хозяйка оказывала птицам и грызунам, объяснить было трудно – не помогали ни ласка, ни угрозы, ни окрики.

Елена приехала без предупреждения – хотела сделать матери приятный сюрприз, но то, что она увидела в квартире родителей, привело молодую женщину в шок, несмотря на всю её любовь к братьям меньшим. Заполонившие маленькую прихожие собаки с неистовым восторгом выражали свою радость, но при этом шагу нельзя было ступить, не опасаясь раздавить какую-нибудь козявочку.

– Да, Дебору надо спасать, – решительно произнесла Елена после того, как ей, наконец, удалось дотянуться до круглой щёчки Милентины. Я отвезу её на свою фазенду прямо сегодня. И ты извини меня, мама, но пить чай я здесь не буду, – Елена втянула в себя воздух и брезгливо поморщилась. – Как было хорошо, когда у тебя жили всего две свиньи и три собаки.

– Ты ещё не всё знаешь, – вздохнул отец, – наша Чика – волкособака и ещё у нас жила Галака – галка необыкновенная.

– По-моему, самое экзотическое животное здесь, это ты, папа, – улыбнулась Елена. – И как ты всё это терпишь? Половину животных вы должны отдать, я поговорю со знакомыми. У одних старичков умер пудель, они с удовольствием возьмут вашего Митьку.

– Митяньку не отдам! – Вася вдруг громко всхлипнул от одной мысли, что ему придётся расстаться со своим любимцем. – Он мне как сын. Но если мать вздумает завести ещё одну собаку, я за себя не ручаюсь – оберну собаку вокруг её шеи и задушу.

– Кого задушишь? Собаку? – усмехнулась Милентина.

– Тебя-а!

– Я бы, конечно, всех взяла в дом вместе с вами, – вздохнула Елена, – но сейчас мне придётся всё начинать заново, и с меня хватит одной собаки.

– Лена, я думала, что ты как творческий человек поймёшь свою мать. Я живу со своими питомцами на ограниченном пространстве, и это гораздо интересней, чем, если бы люди были в одном месте, а собаки в другом. Сейчас пишу книгу от имени вожака стаи. Надеюсь, это будет интересная книга. И ты ещё не всё знаешь. Летние погодные катаклизмы сказались на моём здоровье. Я шла по улице, и вдруг в глазах становилось темно, мир переворачивался на 180 градусов, я почти теряла сознание. Волей неволей пришлось ехать в поликлинику Медицинского университета. Ну, и, как это обычно бывает, нашли кучу болезней, включая диабет. В течение года я должна была сдать ещё и другие анализы, но, вместо этого, я вдруг, повинуясь внутреннему голосу, начала заводить животных и ради них бороться со своими недугами. Сидела на диете, более или менее регулярно делала зарядку. Сама поставила себе диагноз: все болезни имеют источник в позвоночнике. Теперь по утрам вишу на перекладине, отжимаюсь и т. п. А главное, подпитываюсь энергией своих питомцев и много гуляю в парке. Пусть это крошечный оазис посреди городского чада, но, когда идешь по запорошенной только что выпавшим снегом дорожке и видишь перед собой покрытые инеем деревья, то чувствуешь, как организм наполняется живительной силой.

– Так вот почему ты так посвежела! А я думала, что ты пользуешься какими-то особыми кремами.

– Признаюсь, что кремами не пользуюсь вообще. Вечером очищу лицо подсолнечным маслом, а потом его долго слизывают щенки, массируя кожу.


Дебора охотно позволила Елене надеть на себя ошейник и поводок, запрыгнула в её машину и улеглась на заднем сиденье. Милентина помахала им вслед рукой, и вдруг всё её существо заполнила щемящая пустота. Да, она любила всех своих животных, включая и маленькую крыску – дегу, но тех эмоций, которые она испытывала, глядя как порхает по сугробам её похожая одновременно на белого волка и песца самоедская лайка, больше не будет. От этой мысли заныла поясница, ногу пронзила острая боль. С трудом доковыляв до спальни, Милентина рухнула в постель, подложила под спину подушку, но боль в пояснице всё усиливалась, и теперь она вообще не ощущала своих ног. Она попыталась встать с постели, но онемевшие конечности не подчинились её желанию. Что делать? Звать на помощь Васю? Вызывать скорую? И тут она вспомнила о пет-терапии. С технологией сеанса она, к счастью, как-то ознакомилась в интернете. Но она подразумевала безоговорочную веру в то, что между животным и человеком существует телепатический контакт, и что среди наших братьев меньших, как и среди людей, встречаются особи, наделённые особым целительским даром. На такого индивидуума и нужно было направить информационный поток о своём недуге и умолять его о помощи. Большинство её питомцев ещё слишком молоды, и тогда она подумала, что этим спасателем всё-таки должна быть кошка, та самая, которую пять лет тому назад она подобрала котёнком на дороге с растерзанной очевидно собакой задней конечностью. Черепахового окраса зверёк явно носил в себе примесь сиамской крови. Милентина вылечила кошку, стерилизовала, и к пяти годам та превратилась в лоснящуюся, мягкую и тёплую красавицу, всегда готовую быть рядом со своей хозяйкой.

Мысленно послав кошке образ своего больного позвоночника, Милентина легла на живот, и кошка незамедлительно оказалась на её спине. Она растянулась вдоль позвоночника, посылая в него живительные импульсы. Вскоре к ней присоединилась и котёнок. Его лёгкое, но зато горячее тельце обернулось вокруг шеи, а вслед за ним ещё кто-то притулился к больной ноге. На ощупь Милентина определила, что это были рыжий кот Фунтик и волкособака Чика. Они долго лежали в обнимку, согревая конечность, а когда Милентина дотягивалась рукой до лапки кота и сжимала её в ладони, боль отпускала и наступало заметное облегчение.

На какое-то время она погрузилась в сон. Однако при этом, как на яву, не покидало ощущение, что она находится под прицелом чьего-то взгляда. На секунду открыла глаза, рыжий кот Фунтик теперь сидел на стуле напротив её кровати, и из его устремлённых на неё глаз струился мягкий жёлтый свет. Окончательно Милентина очнулась, когда было ещё темно, но чувствовала себя при этом на редкость бодрой. Сделав в постели зарядку, включила свет. Часы показывали три часа ночи, а с висевшего рядом с ними портрета на неё смотрела Дебора. Снова кольнуло в сердце. Нет, он не может расстаться со своей любимицей. Купит в подарок дочери щенка, а лайка вернётся к ней.

Единственным препятствием могла послужить финансовая сторона вопроса. В кошельке Милентины было всего семь тысяч, не считая денег, отложенных на питание и мелкие расходы. Самоеда за такую сумму не купишь ни при каких обстоятельствах, но существует не менее роскошная собака – чау, и есть шанс, что после Нового года у заводчиков этой никогда не претендовавшей на элитарность в смысле моды породы трудности с продажей, так что кто-нибудь и согласится продать щенка в рассрочку. По имевшемуся у Милентины опыту, искать надо было среди объявлений газеты “Из рук в руки”. Она купила последний выпуск в киоске напротив здания университета и тут же позвонила по единственному объявлению о помёте щенков чау-чау разных окрасов. К её удивлению, на предложение о рассрочке заводчица по имени Юля отреагировала положительно и даже вызвалась встретить и подвести Милентину на своей машине – питомник находился в Одинцовском районе.

Выйдя из первого вагона на платформе Перхушково, Милентина сразу увидела ожидавшую её высокую и стройную девушку в голубом, которой на вид было лет девятнадцать. Предложив покупательнице сесть на переднее сиденье солидного джипа, Юля сразу приступила к рассказу о том, как стала заводчицей чау.

– Всё началось с моей мамы. Лично меня эти упрямые и флегматичные собаки совсем не привлекали, но мама считала их загадочными представителями древней цивилизации и, несмотря на то что жили мы втроём в маленькой двухкомнатной квартирке, на свой день рождения она подарила себе щенка. Мне тогда было всего девять.

– Простите за нескромный вопрос: а сколько вам сейчас?

– С тех пор прошло двадцать лет. Вскоре в нашей хрущобе появился второй чау, затем третий. Папа был в шоке, но маму он любил и разводиться с ней не собирался. Решил, что единственный шанс исправить ситуацию – заняться бизнесом и построить просторный коттедж. Дом был почти готов, когда грянул кризис. К тому времени у нас было уже четыре чау, и я заявила, что перееду с ними в наш недостроенный дворец. Так до сих пор в нём и продолжается нескончаемый ремонт. Родители пожили какое-то время без дочери и животных и не выдержали – теперь мы трое опять вместе, не считая тринадцати взрослых чау и щенков. Не так давно зарегистрировали питомник.

Джип подкатил к воротам, над которыми возвышался четырёхэтажный особняк.

– Хотите взглянуть на наших собак?

– Разумеется.

Юля вместе с Милентиной обогнули дом, и взору покупательницы предстало незабываемое зрелище. В очень просторных и красиво оформленных вольерах, опираясь на ограду, стояли на задних лапах больше похожие на гривастых львов, чем на собак, длинношерстные рыжие и чёрные чау. Они молча смотрели на Милентину тяжёлым настороженным взглядом, не издавая при этом ни звука. Несмотря на ухоженный вид животных, Милентине вдруг стало нестерпимо жалко этих изолированных от постоянного общения с хозяевами и сородичами собак. Она как будто читали их мысли: “у нас есть просторная будка, место, где можно размять косточки, сухой корм премиум-класса, но мы одиноки, мы не можем постоянно видеть перед собой тех, кого любим, не можем ждать их у двери в прихожей”.

– В доме живёт только один кобель – дедушка вашего щенка. Он почти никогда не лает, но, если в коттедж проникнет кто-нибудь посторонний, молча разорвёт.

– Если бы у меня был свой дом, я бы отвела одну половину для совместного проживания с животными, а вторую – для приёма гостей. Мне кажется, что нет большего счастья для моих собак, чем дождаться того момента, когда я ложусь отдыхать и вместе наслаждаться этими часами. Мягкая и ласковая волкобака Чика, кавалер-кинг-чарльз спаниель Муля, карликовые пудель и пинчер, а иногда и две кошки располагаются рядом, самый маленький шпиц Лиза – на моей тапочке возле кровати, напротив на полу распластается шелти, а самая воображалистая Лили внимательно наблюдает за всеми со своей мягкой лежанки. Периодически кто-то лижет мою щеку, глаза, руки, ногу под одеялом, и я просто купаюсь в этой любви.

Обойдя дом, они подошли к входной двери одновременно со стройной молодой женщиной, нагруженной пакетами из супермаркета.

– Познакомьтесь, Милентина, это моя мама.

– Очень, приятно, Лора. Вот купила кое-что к чаю. Так всё дорого, и каждый день цены поднимаются.

– Вы удивительно молодо выглядите! – искренне восхитилась Милентина, с трудом подавив улыбку – на фоне роскошного коттеджа сетование хозяйки на дороговизну продуктов питания казалось несколько комичным.

– Хотите верьте, хотите нет, но с каждым новым чау мама становилась всё моложе, – улыбнулась Юля.

Войдя в дом, женщина с облегчением опустила на тумбочку пакеты. Навстречу ленивой походкой вышел трёхлетний чау-дедушка и, поприветствовав хозяев небрежным взмахом хвоста, окинул Милентину оценивающим взглядом. Она провела рукой по его лоснящейся чёрной как уголь спине, но такая фамильярность псу не очень понравилась – он слегка отстранился и посмотрел на Милентину многозначительным взглядом, предупреждающем о недопустимости подобных действий.

– Ну, пойдёмте смотреть щенков. Их осталось четыре из шести.


Площадь “детской” составляла не меньше сорока квадратных метров, но похожие на медвежат два чёрных, рыжий и кремовый щенки сбились в кучу у невысокой ограды.

– Её зовут Урсула. – Юля достала чёрную девочку и передала её на руки Милентине. Трёхмесячный щенок показался ей очень тяжёлым, и она чуть было не выронила его.

– До шести месяцев Урсуле нельзя спускаться с лестницы. Подниматься – сколько хотите, но при выходе на прогулку пользуйтесь лифтом.

– Да, если бы я жила в доме без лифта, пришлось бы отказаться от чау – вынести щенка на улицу на руках мне не под силу.

После того, как попили чаю с дешёвыми пряниками в просторной кухне-столовой и составили договор, Юля решила показать Милентине своего собственного и самого любимого питомца – карликового шпица. Искать маленькую собачку в огромном доме оказалось делом проблематичным, но, наконец, Юля появилась с роскошно одетым светло-рыжим кобельком на руках.

– Если надумаете вязать своих девочек, обращайтесь – к тому времени мы, надеюсь, побьём все рекорды. Что касается Урсулы, звание чемпиона мира не гарантирую, но стать чемпионом России сможет запросто.

Через час Юля доставила Милентину с чёрным медвежонком Урсулой на Рогожский вал и, пожелав удачи, напомнила, что буквально на следующий день необходимо посетить ветеринара и сделать щенку третью прививку.

– Да, пить щенку давайте только с подставки – нехорошо, когда грудь мокрая.

Подставки у Милентины не было – отдала её Елене, но, когда она с трудом дотащила Урсулу до квартиры, щенок первым делом бросился искать миску с водой. Как только Урсула утолила жажду, Милентина столкнулась с явлением, которое владельцы чау называют “мокнущая грудь”: шерсть на подбородке, шее, предплечьях была насквозь пропитана водой. Ощупывание обнаружило слипшиеся в клейкие жгуты пряди. Побывав в интернете на форуме владельцев чау, Милентина узнала, что не все собаки имеют дурную привычку набирать полный рот воды и опрыскивать себя как слон из хобота и что единственный способ борьбы с ней – состричь шерсть вдоль шейных складок. Урсула покорно согласилась на эту процедуру, несмотря на то что при этом по какой-то причине испытывала боль. Вскоре обнаружилась причина скуления собаки – кожа под подбородком и на шее была покрыта толстыми корочками экземы. Так что визит к ветеринару был неизбежен.

Как и следовало ожидать, ветеринар отложил дату прививки, как минимум, на неделю и посоветовал опрыскивать поражённые участки бактерицидным раствором – мокрое можно лечить только мокрым. Параллельно были прописаны укрепляющие иммунитет уколы и, в случае необходимости, диазолин как противоаллергическое средство. Для доведения платы за визит до полутора тысяч, на всякий случай Урсулу укололи и спазмолитическим лекарством – ветеринару показалось, что животик у щенка туговат.

Милентина решила, что до полного выздоровления щенок останется у неё. С каждым уколом юная чаушка всё сильнее привязывалась к своей хозяйке – спала возле её кровати, а по утрам обхватывала её, как медведь, своими невероятно толстыми лапами и неуклюже лизала шею и щёки.

В стаю щенок, как ни странно, вписался сразу, не претендуя на лидерство. Напротив, Урсула, попавшая в окружение сверхвесёлых и сверхласковых собак, во всём старалась подражать им. Милентина предпочитала кормить их из рук. Окружив её, они по очереди слизывали с ладони круглые шарики и аппетитно щёлкали. Иногда начинали бузить в борьбе за право первым получить доступ к руке дающего. Урсуле такое неприличное поведение пришлось явно не по душе. Она вдруг презрительно повернулась ко всем спиной и довольно долго сидела так, уткнувшись носом в угол. Но за спиной продолжал раздаваться дразнящий хруст, и, наконец, не выдержав, она присоединялась к стае. Если кто-нибудь из малышей претендовал на её любимую куриную шейку, она, хотя и неохотно, выплёвывала её. А после завтрака карликовый шпиц Лиза заимела привычку бегать вокруг распластавшегося на полу чау, то перепрыгивая через неё, то зарываясь в густую чёрную шубку. А то и подолгу сидела верхом на широкой шее медвежонка.

Урсула, как и другие представители её породы, отличалась двумя ценными качествами: отсутствием тяги грызть что-нибудь типа мебели или обуви и врождённой чистоплотностью. Что касается представителей карликовых пород, то едва им удавалось обнаружить на полу какую-нибудь коробку, например из-под корма для кроликов, или газету, найденный предмет немедленно оказывался разгрызенным на множество мелких кусочков. Правда, более ценные вещи шпицы почему-то не трогали, за исключением одного случая. И случай этот был не совсем обычный с точки зрения мнения о способности наших братьев меньших к телепатическим контактам. У Милентины была любимая шляпа – чёрный колпак с окантовкой цвета бордо и двумя прилепленными сбоку также бордовыми цветами типа розочек. Украшение было явно лишним, и Милентина много раз думала о том, что надо взять маленькие ножницы и аккуратно отпороть цветы. Но почему-то этот несложный процесс напрягал её – она вообще не любила шить, чинить одежду и т. п. И вот однажды, выйдя ночью в туалет, она обнаружила в коридоре на полу что-то чёрное. Неужели это её любимая шляпка?! Милентина наклонилась и подняла предмет. Да, это был тот самый чёрный с бордовой окантовкой колпак, целый и невредимый. И только аккуратно отгрызенные вместе с нитками останки розочек были разбросаны по полу. Несколько лепестков она потом обнаружила возле своей подушки – наверное, собачки хотели сделать ей сюрприз: хозяйка проснётся утром и обнаружит, что её шляпка подверглась модернизации в нужном направлении.

Той же ночью были уничтожены и очки с диоптриями, которые она носила для защиты глаз от ледяных колючек, но это совсем другая история. Накануне Милентина вынесла шпицов для социализации в парк, где возле фонтана собирались молодые мамы с детьми, школьники, отправленные на внеплановые каникулы в связи с эпидемией гриппа, пенсионеры. Лили привела зрителей в восторг своим общительным экстравертным характером. Особенно восхищалась щенками невысокая дама в добротной шубе с девочкой лет пяти, по-видимому, внучкой. Лицо её показалось Милентине знакомым. Она внимательно посмотрела на женщину и узнала в ней бывшую коллегу Лидию, известную своими претензиями на способности к оккультным наукам. Многие всерьёз считали Лидию кто колдуньей, кто “злобным шизиком”, но все сходились в одном: она является источником отрицательной энергии.

– Лидия?! Ты прекрасно выглядишь! Я даже не сразу узнала тебя.

Женщина внимательно посмотрела ей в лицо и, произнеся только одну фразу: “У тебя очень красивые очки”, – испарилась. Вернувшись домой, Милентина сняла очки и убрала их подальше от кошачьих глаз: за стопку книг на полке. Выудить их оттуда могла только кошка Шэрон с её тонкими и цепкими лапками – ни одна книга не была сдвинута со своего места. Значит, как объяснил бы это любой верующий в сверхъестественные силы, почувствовав, что очки стали объектом внимания злой колдуньи, Шэрон сбросила на пол предмет, впитавшей в себя отрицательную энергию. Остальное было делом “рук” Лили и других. Как после этого не поверить в то, что некоторые кошки чуют “нечистую силу”?

Что касается чистоплотности, то большинство приученных к пелёнкам малявок, в отличие от Урсулы, считало, что улица существует только для социализации и игр. Если по какой-либо причине чаушку не вывели в то время, когда ей приспичило, она ломилась в закрытую входную дверь, а если при этом с работы возвращался Вася, удержать её от проникновения в коридор не было никакой возможности. Урсула пулей неслась к лестнице, спускалась на второй этаж, носом открывала дверь со сломанным замком и, подбежав к вполне определённой квартире, делала лужу на половике. Такое странное поведение повторилось несколько раз, и Милентина решила выяснить, кто же живёт в квартире, которую её чау так жаждет замочить. Однако за последние годы состав жильцов второго этажа почти полностью поменялся, соседи друг с другом не общались, а единственная знакомая женщина большую часть года жила за городом в семье сына.

Однажды Милентина, тщательно вымыв половик, всё же рискнула позвонить в квартиру – решила, что честно расскажет, что её щенок по неизвестной причине имеет пристрастие справлять здесь нужду и что она просит извинения и обещает, что больше это безобразие не повторится. За дверью послышались мужские голоса, кто-то, буркнув: “Это женщина с чау”, отодвинул задвижку, но его вдруг остановил резкий окрик. И всё стихло. Милентина снова позвонила, затем постучалась, но жильцы явно не хотели входить с ней в контакт.

Однако после очередной попытки Урсулы “замочить” злополучный коврик, Милентина не выдержала и, прихватив коробку конфет, отправилась в домоуправление для выяснения, кто же живёт в этой загадочной квартире. Ничего выдумывать о причине своего любопытства она не стала и честно рассказала о непонятном поведении своей собаки.

– Так у вас чау? – улыбнулась паспортистка, – тогда всё ясно: собственником квартиры является мужчина с фамилией Тен. Это вам о чём-нибудь говорит?

– Ну, разве что, о том, что этот мужчина кореец.

– А о том, что корейцы любят собачье мясо, Вам известно? Кстати, ваша молоденькая чау, наверное, очень вкусная. Когда я жила в деревне в Татарстане, мы покупали собачатину у корейцев, чтобы вылечить вернувшегося из заключения брата от туберкулёза. И вы знаете, он поправился. Но ваша собака, по-видимому, хочет предупредить хозяина той квартиры, что, если он покусится на её жизнь, она замочит его в сортире.


На прогулках Урсула быстро привыкла к послушанию, и иногда Милентина спускала её с поводка вместе с шелти. Обе собаки наперегонки мчались в сугробы и с наслаждением ныряли в белую прохладу. Теперь Милентина могла со спокойной совестью передать щенка Елене и вернуть свою Дебору. Дочь ещё ничего не знала об её приобретении, но сегодня она сделает ей сюрприз. Увидев этого неотразимого медвежонка, Елена не сможет устоять. Милентина достала мобильный. Дочь долго не брала трубку, а когда, наконец, ответила на звонок, отреагировала на заявление матери о чау по меньшей мере странно: казалось, она даже не поняла о чём идёт речь.

– Мама, – всхлипнула Елена. – Деборе только что сделали операцию. Ещё день-два, и её бы не было в живых.

– Какую операцию?! Собака была абсолютно здорова.

– Да, у неё сохранялись аппетит, весёлость, но при этом она была смертельно больна. Я заметила у Деборы небольшие выделения и, вспомнив, что по времени у неё не может быть течки, повезла её к ветеринару. Осмотрев собаку, врач сказал, что это пиометра – гнойное воспаление матки, и жить ей осталось дня три. Я не поверила – собака не выглядела больной, но на всякий случай связалась со специалистом по самоедам. Мне предложили немедленно сделать собаке анализ крови, и оказалось, что Дебору могла спасти только срочная стерилизация.

– Почему ты не позвонила мне?

– Всё это случилось за такое короткое время, что не было возможности терять драгоценные минуты на звонки. Но ты не волнуйся – она уже пришла в себя, и врач сказала, что теперь Дебора будет жить долго.

– Но в чём причина болезни? Может быть, не стоило выпускать её в мороз на балкон?

– Хирург сказала, что дело не в холоде. Причина пиометры – наследственные гормональные нарушения плюс микробы, проникающие из мочевыводящей системы. Чаще это случается с нерожавшими самками. Однократные роды могут только спровоцировать болезнь. Так что, если собака не используется регулярно как производитель, её лучше стерилизовать.

– А сколько стоила операция?

– В общей сложности я израсходовала 18 тысяч.

– Значит, это знак судьбы, что я отдала тебе Дебору – ты спасла её. Я со своим зрением не заметила бы никаких выделений, да и последние деньги потратила на покупку для тебя щенка чау.

Только теперь до Елены дошло, о чём пыталась сказать ей мать. Но она не собиралась возвращать ей Дебору, в спасение которой вложила столько сил. Милентина не настаивала – она уже успела полюбить Урсулу. Что касается Васи, то, во всяком случае, чаушка никогда не попадала ему под горячую руку, как другие щенки – то лужу сделают прямо под тапки, то своруют носки. Только имя собаки ему не пришлось по душе, и однажды Вася бросил вскользь:

– Жаль, что у неё уже было имя, а я бы назвал щенка Манюней.

– Совершенно не подходящее кличка для чау! – возразила Милентина. – Больше соответствует образу симпатичной маленькой дворняжки. Имя Урсула происходит от латинского URSUS – медведь и буквально означает “медведица”. И, кроме того, наиболее авторитетного автора фантастических романов зовут Урсула Крёбер Ле Гуаи. Однако действительно жаль, что у нас нет собачонки Манюни.

Вася уже начал раскаиваться в том, что начал этот разговор.

– Никаких Манюнь! Ты знаешь, что я с тобой сделаю, если ты…

– Можешь не продолжать – я сама не могу понять, что нашло на меня накануне Нового года. Мне кажется, что это было какое-то наваждение. Но пока я горела желанием видеть перед собой всё новых животных, проникать в их мир, изучать их особенности, я была счастлива. И обрати внимание – после того, как я окружила себя этой стаей, меня стороной обошли грипп и простуда, а прежде не было ни одной зимы, чтобы, перенеся болезнь на ногах, я месяцами не мучилась от воспаления голосовых связок и кашля. Значит, пет-терапия, действительно, имеет место быть.

Вечером, как обычно, Милентина вывела на улицу чаушку в сцепке с шелти. Уже стемнело, и идти в парк она не рискнула – набросится какая-нибудь псина и испортит Урсуле характер на всю жизнь. Знакомые собачники, когда-то державшие чау, в один голос утверждали, что собаки этой породы злобные и что агрессивность начинает проявляться, начиная примерно с 2-3-х лет. Правда, у Милентины на этот счёт было своё мнение. Она была категорически несогласна с утверждением: “Каков хозяин, такова и собака”, но вот общение в процессе роста с другими домашними животными на характере определённо сказывалось. У неё был, к примеру, чёрный терьер, рождённый матерью, которая отличалась безудержной агрессивностью. Но вскоре после родов собака умерла, и щенок – сука была выращена на искусственном питании. Росла она бок о бок с добрейшим американским кокер-спаниелем, и из неё получилось чувствительное создание, готовое сочувствовать любому, даже незнакомому человеку. Чернышка просто не могла спокойно смотреть на того, кто сидел, понурившись, на скамейке, обхватив руками голову – а таких в девяностые было немало. Собака, виляя хвостом, подбегала к горемыке, лизала руки, заглядывала в глаза и не уходила, пока на лице отчаявшегося человека не появлялась улыбка. А вот у её подруги Любы далматин, порода, считающаяся не опасной для людей и животных, отличался готовностью напасть на любого подозрительного с его точки зрения субъекта. И всё из-за того, что собака росла вместе со злобным доберманом, обладавшим ярко выраженными качествами защитника и охранника.


Спущенная с поводка шелти полетела по дорожке, проложенной вдоль школьного забора. Урсула, немного отстав, следовала за ней своей неотразимой медвежьей походкой. У щели в заборе собаки на секунду остановилась, а затем, не сговариваясь, проникли в школьный двор и скрылись за кустарником. Внезапно послышался басистый лай и визг. Чуя неладное, Милентина попыталась протиснуться в щель, но она была слишком узкой даже для женщины 46-го размера. Сквозь полумрак она видела, как металась по сугробам шелти, и как бежал к центральным воротам мужчина в спортивном костюме, державший подмышкой Урсулу. Его путь был вдвое короче, и когда мчавшаяся на всех парах Милентина достигла цели, она увидела отъезжавший автомобиль, про который могла сказать только, что это какая-то видавшая виды старенькая иномарка. В порыве отчаяния она бросилась вдогонку, но разглядеть номер не смогла. Внезапно в свете фонаря увидела пакет, лежавший на снегу возле того места, от которого стартовал похититель. Она подняла его и вынула сложенную в файл распечатку. Несколько листов, заполненных рецептами мясных блюд, возможно, свидетельствовали о профессии вора – он мог работать в каком-нибудь ресторане. Хорошо бы найти какие-нибудь конкретные указания. Милентина просмотрела несколько страниц и вдруг внизу одной увидела рекламу: “Корейский ресторан Тен-2011”, к которой прилагалось примерное меню. За ним следовал рецепт десятка мясных блюд, уже первый из которых привёл Милентину в состояние панического ужаса. В рецептах расшифровывались приведённые в меню экзотические названия, и из этой расшифровки следовало, что основным ингредиентом предлагаемых блюд было мясо из собак. Здесь были собачатина, жареная в масле с кокосовым молоком, супы с наваром, мясо в горшочках, и, наконец, мясо чау мин. Милентина пробежала глазами последний рецепт: филе стейка чау 280 г, сухой яичной лапши – 225 г, рисовое вино -2 столовые ложки… Она не смогла дочитать – к горлу подступил комок, её стошнило.

Но надо было взять себя в руки и продумать план дальнейших действий. Сначала следует дать объявление в интернете о краже собаки. Чёрных чау в городе мало, и, если щенка украли просто с целью заполучить даром красивого медвежонка, свидетели найдутся. Но если цель была другой…

Зайдя в интернет, Милентина узнала, что, несмотря на все запреты и протесты защитников животных, традиция потребления мяса собак в пищу по-прежнему сохраняется не только в Корее, но и в Южном Китае, Гонконге, кое-где в Японии, на значительной территории Юго-Восточной Азии и кое-где в латинской Америке. Несколько тысяч корейских ресторанов предлагают клиентам блюда из собачатины, невзирая на риск потерять лицензию, и ежегодно для корейской пищевой индустрии уничтожается до двух миллионов собак.

Медлить было нельзя. Хорошо бы нанять частного сыщика. Но где взять деньги? Вася все дивиденды потратил на зубы. Через несколько минут Милентина вновь стала свидетелем того, что когда в информационное пространство как орудийный залп влетает ядро из сплава эмоций и желаний, последние материализуются. Позвонила Люба и сообщила ей две приятные новости: университет получил разрешение на проведение строительной олимпиады – это, во-первых, а во-вторых, проживающая в районе Таганки, то есть по соседству с Милентиной, дальняя родственница Любы, просит найти репетитора для подготовки её близнецов.

Однако следовало ознакомиться с прейскурантом цен за оказываемые услуги частного сыщика – возможно, приработка может и не хватить. Та-ак, сбор информации от 15 тыс. рублей, установление адреса прописки, фактического проживания, телефонов от 7 тыс., скрытое наружное наблюдение от 2 тыс. в час… А это что?! Разбойное нападение от 5 до 40 тыс. уже не рублей, а долларов, убийство от 10 тыс., похищение человека от 20 тыс. долларов. И лишь о стоимости похищения породистой собаки никакой информации! Тем не менее, можно было придти к выводу, что частного сыщика она не потянет. Оставался единственный выход – позвонить знакомому детективу Никите Герасимову и пригласить его в корейский ресторан – за вкусным ужином он наверняка даст какой-нибудь дельный совет.

За то время, что они не встречались, Никита, по-видимому, сменил мобильный и сим-карту, так что пришлось наводить справки по интернету. Название агентства многообещающее “Бэтман”, да и реклама соответствует: “Наш частный детектив, став вашим личным советником, приоткроет завесу мучающих вас тайн и проблем и поможет найти единственно верный выход из любой опасной или просто затруднительной ситуации”. На её звонок ответила секретарша.

– Алло, частное агентство “Бэтман” к вашим услугам. Пожалуйста, сообщите ваше имя и изложите кратко суть проблемы. После чего я свяжу вас с самым лучшим специалистом по интересующему вас вопросу.

– Меня зовут Милентина Ивановна Колбасюк. Я бы хотела поговорить с детективом Герасимовым.

– Подождите, пожалуйста, несколько минут, вам перезвонят.

Ждать пришлось минут десять, которые показались Милентине вечностью.

– Давненько вы не баловали меня своим вниманием, – послышался в трубке хрипловатый бас Никиты. – Соскучились или дело есть?

– И то, и другое. По этому случаю приглашаю вас сегодня в “Корейский ресторан Тен-2011”.

– Благодаря счастливому стечению обстоятельств, сегодня вечером я свободен, так что с удовольствием принимаю Ваше приглашение. Тем более что самое главное в блюдах корейской кухни это то, что, вкусив любое из них, принесёшь организму только пользу.

Милентина взглянула на часы.

– Мне надо срочно переговорить с вами, так что я беру такси и еду в ваш офис, а оттуда мы вместе – в ресторан.

– Не привык пользоваться благами жизни за счёт женщин. К тому же, если дело срочное, давайте лучше встретимся в метро – вы забыли о пробках.


К месту встречи детектив прибыл первым. Милентина ещё издали приметила его слегка сутулую фигуру и втянутую в плечи крупную голову, живописно украшенную пёстрой растительностью. По тому, как брови Никиты при виде Милентины удивлённо поползли вверх, она поняла, что её теперь стройная фигура и помолодевшее лицо произвели на него достаточное впечатление. Однако едва детектив открыл рот, она нетерпеливо оборвала поток велеречивых комплиментов.

– Никита, всё это потом. Дело, по которому я обратилась к тебе за помощью, не терпит отлагательства.

Подробно описав обстоятельства, при которых была похищена Урсула, Милентина рассказала и о хулиганских действиях своей питомицы, направленных против некого Тена.

– Ну, выяснить, кто он и чем занимается для меня не проблема, – заверил её Никита и после кратких переговоров с компетентным помощником пообещал, что получит информацию ещё до прибытия в ресторан.


Небольшой корейский ресторан располагался в тихом и уютном районе на юго-западе столицы. Интерьер ярко освещённого и просторного зала был выполнен в стиле, который предполагает много свободного пространства за счёт почти полного отсутствия мебели. А для укрытия от посторонних глаз – всевозможные ширмы, за которыми можно разместиться на заменяющих диваны больших жёстких подушках. Едва, сняв обувь, они вошли в помещение, пришло сообщение о Тене. Прочитав SMS-ку, Никита удовлетворённо потёр ладони.

– Счастливое совпадение, – шепнул он на ушко своей спутнице, – ресторан принадлежит тому самому Тену. – Я быстро заставлю его расколоться, можешь не сомневаться.

После того, как детектив со своей дамой уединились за ширмой, Никита сообщил Милентине, что блюда он выберет сам, так как их цель не дегустация, а получение вещественных доказательств. Подозвав официанта он что-то долго нашёптывал ему на ухо, после чего тот расплылся понимающей улыбкой и, отвесив низкий поклон, удалился.

– Придётся подождать, – заметил Никита, – но зато, если всё сложится так, как я предполагаю, шанс остаться в живых для Урсулы прямо на твоих глаза возрастёт до 99,9 %. Кстати, знаешь ли ты, какое блюдо считалось самым деликатесным в Древнем Китае? Обжаренная на углях до хрустящей корочки волчья грудинка с собачьей печенью. Мясо собак считалось лучшим лекарством от многих болезней, в частности, мясо чёрного чау употреблялось для лечения хронической бессонницы. А в 19-ом веке во Франции была издана поваренная книга, в которой предлагалось более десятка рецептов из мяса собак.

– Ты рассказываешь мне всё это, чтобы у меня появился аппетит?

– Но я заказал всего лишь свиные ребрышки и говядину “Хе”.

– Всё равно я к ним не притронусь, хотя и голодна.

– Я это предвидел – для тебя принесут рыбу и салат из баклажанов с чесноком. А ты знаешь, что Урсула намеренно пыталась замочить этого Тена? В моей практике был случай, когда собаки отомстили за то, что их используют как домашний скот. Один мой дальний родственник, живший на Алтае, зарабатывал на жизнь тем, что периодически уходил в тайгу с бригадой левых старателей, в основном, мужиков из его деревни. Найденные золотые самородки у них скупал чёрный дилер, и жили бы они безбедно, если бы относились к собакам по-человечески. С собой они брали много собак – лаек для охоты и метисов для употребления в пищу. Собак забивали подальше от места стоянки – так, чтобы стая ничего не заподозрила. Но однажды мой родственник расслабился и перерезал на глазах вожака горло его любимой суке. Вскоре он исчез. Исчезла и стая. После того, как о без вести пропавшем сообщили по рации в УВД, организовали поиски. Собак так и не нашли, а вот обглоданные косточки собакоеда обнаружили. Отдали их на экспертизу, которая установила, что съели живодёра не волки, а собаки.

Наконец, принесли заказ – по просьбе Никиты сразу все блюда. Обглодав свиное рёбрышко, он начал заметно нервничать.

– Что-нибудь не так? – удивлённо спросила Милентина, утоляя голод сочной и мягкой рыбой.

– Прежде чем я отвечу на твой вопрос, съешь всё до конца. Кстати, напрасно ты отказалась от свинины. Рёбрышки очень пикантные.

– Так это обыкновенная свинина?! А я думала…

– Ты ешь, ешь, а у меня ещё осталась для дегустации говядина.

Никита отрезал ломтик, положил на язык, и через минуту на лице его появилось самодовольное выражение.

– Я, как всегда, оказался, прав – угостили действительно собача-тиной. По вкусу напоминает жирную говядину. Но есть этот изысканный деликатес мы не будем, пусть им занимаются эксперты.

Никита достал целлофановый пакет и поместил в неё корейское блюдо.

– А теперь мне стоит поговорить с самим господином Теном, – Никита направился к входу в служебное помещение, но его остановил охранник.

– Передай своему хозяину, что его хочет видеть детектив Герасимов, – с этими словами Никита предъявил своё удостоверение.

Господин Тен принял Никиту с соблюдением всех ритуалов вежливости, но Никита предпочёл сразу приступить к делу. Достав пакет с говядиной “Хе”, он поднёс её к носу корейца.

– Вы прекрасно готовите собачатину, господин Тен, и не пытайтесь меня уверить в том, что это мясо обыкновенной бурёнки. Надеюсь, вы понимаете, что не в ваших интересах проведение экспертизы. Этого можно избежать, если вы откровенно ответите на мои вопросы. Может ли случиться так, что в вашем заведении к столу будет подано мясо украденного чау-чау. Лично меня интересует конкретная собака – чёрный щенок, сука, возраст около 4-х месяцев. Кличка Урсула. На животе клеймо. Последнее я могу уточнить, если ответ на мой первый вопрос окажется положительным. Если вы будете откровенны со мной, даю слово офицера, что закрою глаза на то, что или вернее кто является материалом для ваших фирменных блюд – пусть этим занимаются защитники животных. Признаюсь, что я сам любитель полакомиться собачатиной, но, если что-нибудь случится с собакой моего клиента, о которой я вас только что проинформировал, гарантирую, что вы не только останетесь без лицензии, но и получите срок за убийство собак. Так что в ваших интересах сказать мне правду. Могла ли попасть на стол ваших гостей украденная чау?

– Нет! Это совершенно не возможно! Я борюсь за высокую репутацию моего заведения. Для того чтобы блюдо соответствовало высоким требованиям моих гостей, собаки должны долгое время питаться определённым образом.

– Понял. А может так оказаться, что на эту вашу ферму по откорму скота попадёт украденный щенок?

По тому, как замялся кореец, Никита понял, что попал в точку.

– Вы можете подождать? Буквально две минуты.

Никита кивнул головой. Кореец довольно долго разговаривал на своём языке по мобильному. Внимательно наблюдавшему за выражением его лица Никите показалось, что тревожные складки на лбу разгладились. Тен издал вздох облегчения.

– Нет, за последний месяц ни чёрных, ни рыжих чау…

– Понял, можете не продолжать.

Никита вернулся к Милентине в самом мрачном настроении. Казалось, что всё складывается на редкость удачно, но кореец, скорей всего, сказал правду и искать Урсулу надо в другом месте. Единственное, что утешило Милентину, это то, что её математический склад ума позволил ей придти к заключению, что вероятность того, что Урсулу похитили для приготовления жаркого в каком-нибудь другом ресторане была крайне мала. Скорей всего её украли для продажи в качестве сторожевой или просто красивой собаки.

Не в правилах Никиты Герасимова было проигрывать, но среди многочисленных дел, которые ему удалось раскрыть, не было ни одного, связанного с розыском пропавших или украденных животных. Такой специалист был один на всю Россию – бывший оперуполномоченный УТРО Вячеслав Морозов, которого многие всерьёз называли Российским Эйсом Вентурой – героем голливудского фильма “Розыск пропавших животных” в исполнении неподражаемого Джима Кэрри. Единственное, что Никита мог сделать для своей старой знакомой, это связаться с бывшим капитаном и попросить его об оказании помощи Милентине как о личном одолжении. Несмотря на позднее время Вячеслав дал согласие на встречу с новым клиентом.


Капитан Морозов жил с женой Татьяной в пятиэтажной хрущёвке. Кроме них, двоих, на площади в 40 квадратных метров мирно сосуществовали двадцать роскошных кошек и одна такса.

– В детстве мне запрещали держать в доме животных, а мне так хотелось…, – немного смущаясь и, словно оправдываясь перед новыми людьми, пояснил Вячеслав.

– У меня точно такая же история, – улыбнулась Милентина, – девять собак плюс шесть кошек, не считая кролика, грызунов, птиц и рыб. Я наблюдаю за их поведением, их симпатиями или, напротив, антипатиями и всё больше убеждаюсь в том, что многое из того, что имеет место быть в сообществе животных, было бы полезно для понимания взаимоотношений между гомосапиенсами. И более того, теперь я почти уверена, что некоторые животные обладают сверхъестественными с нашей точки зрения способностями, в частности, могут читать мысли. А теперь я бы хотела рассказать о своей проблеме.

Внимательно выслушав сбивчивый рассказ Милентины, капитан Морозов счёл нужным ознакомить её со своими методами.

– Для каждого животного приходится применять разные методики розыска. Если собака просто убежала – испугалась, к примеру, петард, опрашиваю окрестный народ, развешиваю объявления, прочёсываю местность, обращаюсь в СМИ, обзваниваю питомники, ставлю приманки. Под объявлением о пропаже собаки оставляю мазок с запахом хозяина. И если собака бродит где-то поблизости, она отреагирует на этот запах. Но у вас другая ситуация и сразу скажу, что моя помощь обойдётся вам не меньше, чем в 5 тыс. рублей. Был у меня случай, когда собаку похитили у богатого человека с целью потребовать выкуп в размере 10 000 долларов. Пришлось организовывать захват вместе с милицией. Я вот что думаю. Надо срочно дать объявления с предложением очень большого вознаграждения тому, кто вернёт собаку или сообщит о месте её нахождения. Дать их в интернет, расклеить по всему вашему микрорайону.

– Но у меня нет больших денег, – едва удерживаясь от слёз, пролепетала Милентина. – 5 тыс. я вам заплачу, но… я даже не знаю, у кого занять. Есть в Нижнем богатая подруга, но она сейчас отдыхает на Кубе.

– Всё равно повесим объявления, кто-нибудь обязательно клюнет, а остальное дело техники. В интернет зайду прямо сейчас, а вашим микрорайоном займусь завтра в шесть утра.

– Я очень надеюсь на вас.


С целью экономии Милентина отправилась домой на общественном транспорте. По дороге лихорадочно обдумывала, где достать деньги – в кошельке последняя тысяча, нет даже на оплату услуг детектива. Вася ещё не спал – ждал супругу в том тревожном состоянии, когда вдруг осознаёшь, что значит потерять единственного близкого человека. Но, несмотря на прилив любви, лишь только речь зашла о деньгах, всё, как всегда, закончилось упрёками. Высказав жене всё, что он думал о её безумном поступке – мало ей было целой стаи мини-животных, так она ещё на последние деньги купила в рассрочку чау, Вася удалился в свою комнату. Через минуту вышел и, молча протянув Милентине три тысячные купюры, напомнил, что у кошек заканчивается корм и что лично ему надо купить четвертинку адыгейского сыра и для расслабления чекушку “Путинки”.

На выполнение просьбы ушло десять минут – в доме работал магазинчик “24 часа”. Раздевшись, Милентина прошла на кухню и залпом осушила стаканчик ёмкость 75 грамм. По телу разлилось приятное тепло, немного спало нервное напряжение. И вдруг как-то раздражённо загудел мобильный. Ещё не поднеся трубку к слуховому органу, она уже почувствовала, что разговор предстоит не слишком приятный. Извинившись за поздний звонок, к ней обратилась заводчица Урсулы Юля. Девушка была явно не в себе и, единственное, что Милентина поняла из того, что она пыталась ей сообщить, была просьба расплатиться за щенка.

– Хорошо, я постараюсь, – пробормотала Милентина и без сил опустилась на стул. Новая попытка вызвать сочувствие Васи, получила очередной отпор.

– Продай своих собак!

Милентина мысленно перебрала всех своих животных. Некоторых Вася любит, а других едва терпит. Кошка Шэрон последнее время много хулиганит, чем безумно раздражает Васю, к тому же за ней гоняется стая. Может быть, и даже наверняка, ему будет лучше в доме, где нет такого количества животных. Но деньги можно выручить только за шпица.

Узнав о намерении Милентины отдать Лилю за небольшую плату, Вася вдруг возмутился. Уже не говоря о том, как трудно было довести маленькую собачку до того состояния, когда все процессы жизнедеятельности полностью отлажены, дарить своих питомцев, по его мнению, не следовало даже знакомым – если у человека нет денег на покупку, значит и содержание животного будет не на должном уровне..

– Но мне срочно нужны деньги!

– Вот этого хватит? – Вася протянул жене две пятитысячные купюры.

Прошло два дня. Милентина продолжала развешивать на всех столбах объявления о пропавшей собаке без обещания щедрого вознаграждения за любую информацию. По вечерам звонили знакомые собачники. Сочувствовали, давали советы… “Эйс Вентура” на расспросы клиента отвечал крайне уклончиво. Милентина уже была близка к тому, чтобы смириться с пропажей щенка, если бы у неё не было доказательства о градиенте некоторых фирменных блюд в корейском ресторане – при одной мысли о том, что её милого медвежонка могут подать к столу в качестве жаркого, она хваталась за сердце.

И вот однажды, когда она уже почти потеряла надежду, позвонил капитан Вячеслав Морозов.

– Милентина, я сегодня намерен посмотреть зверей в минизоопарке, – начал капитан без излишних предисловий. – Вы можете составить мне компанию?

И не дожидаясь ответа, добавил:

– Я у вашего подъезда. Надо успеть до семи часов вечера.


В половине седьмого Вячеслав оставил машину на стоянке у входа в небольшой загородный парк. За зимним кружевом покрытых инеем ветвей раздавались утробные звуки, больше соответствующие акустическому фону тропических джунглей. Да, за деревьями действительно располагался принадлежавший частному лицу зверинец. Миновав комплекс детских аттракционов, Милентина и Вячеслав подошли к кассе. Посетителей в этот морозный день было немного, так что можно было долго постоять возле клеток и понаблюдать за поведением хищных зверей и птиц. По словам служителей, все они – львы, тигры, леопарды, пантеры, гигантские бурые медведи, канадские волки, лисы, обезьяны и другие родились на территории России, и зимняя стужа была для них привычной. Из закрытого относительно утеплённого помещения раздавались стоны рожающей львицы.

– Четвёртого принесла! – оповестили собравшихся. – Это большая редкость.

– Неужели выживут на таком морозе?

– Выживут. Ещё крепче будут.

– А ветеринар присутствует? – поинтересовалась Милентина.

– Нет, мать всё сделает сама.

Милентина продолжила осмотр. Все звери выглядели на редкость ухоженными, сытыми. Шерсть у них лоснилась, глаза блестели здоровым блеском. На посетителей внимания они не обращали никакого – видимо, в лакомых кусочках не нуждались. И только один зверёк с очевидным любопытством разглядывал собравшихся и, казалось, с удовольствием пообщался бы с ними в иной обстановке. Это был шакал – маленький волк размером с лису и чем-то на неё похожий.

В семь часов рабочие приступили к процедуре кормления. С помощью специальных ухваток из ведра извлекались гигантские мясные кости и отправлялись в кормушки хищников. Внезапно Милентина вздрогнула – огромный серый волчара схватил бедровую кость, которая по форме и размерам могла быть когда-то частью скелета небольшого пса. Капитан Морозов также не оставил без внимания этот поданный на ужин волку лакомый кусок. Расколоть испуганного гастарбайтера для него не составило труда. И уже через несколько минут его машина на полной скорости летела в обход забитой транспортом магистрали в сторону области.

Остановились они у крайнего двора в небольшой деревне. Из-за высокого деревянного забора доносись лай, поскуливанье щенков, тоскливый, словно предчувствующий приближающуюся смерть, вой. Морозов расстегнул кобуру и, достав револьвер, нажал кнопку звонка.

– Откройте! Милиция!

К воротам подкатил милицейский уазик – по вызову капитана прибыла поддержка. Хозяин дома был пьян или притворялся таковым, но ни на один вопрос вразумительного ответа дать не смог.

– Ключ от сарая! – потребовал Морозов.

Ржавый замок долго не поддавался, а когда, наконец, со скрипом отворилась дверь, из сарая в рассыпную бросились щени и взрослые псы дворянского происхождения. И только один щенок, чёрный, лохматый, похожий на медвежонка медлил, как бы обдумывая свои последующие действия.

– Урсула! – Милентина схватила в охапку мягкий комок и покрыла поцелуями выпуклый опушённый лоб. Благодарный медвежонок лизнул её в щёку своим бесподобным фиолетовым языком…

История 7

Дульсинея и маньяк

В солнечный воскресный день настроение у Милентины и её коллеги Любы было превосходное – обе женщины собирались со своими питомцами на региональную выставку собак. Милентина хотела узнать вердикт судей относительно своей шелти (мини-колли), носительницы громкого имени Имидж Коко Шанель, а в быту просто Кокошки. Люба готовилась впервые выставить цверг-пинчера Дульсинею, для близких и родных просто Дуню. Это мероприятие для судьбы шелти было решающим – несмотря на броскую красоту и голубые глаза, Коко Шанель по росту превышала верхний предел для сук и по этой причине могла быть выведена из плана разведения. Что касается Дульсинеи, то она была складненькая как статуэтка, укладывалась во все оптимальные параметры и могла претендовать на чемпионский титул.

Милентина взглянула на время и окликнула супруга.

– Вася! Я опаздываю. Не успела покормить грызунов. Дай им морковку.

Молчание. Вася сидел в кресле и измерял давление.

– Что? Опять подскочило?

– Не хотел тебя расстраивать – с утра зашкаливало. Даже не понимаю, что со мной. Чувствовал себя так отвратительно, что хоть в гроб ложись, и вдруг отпустило как по взмаху руки волшебника – бодрость во всём теле, давление как у космонавта.

Вася достал из холодильника морковку, нарезал её на ломтики и направился к каскаду клеток, в верхней из которых жил вдвоём с крольчихой Петелиной крохотный “ бегемотик” болдуин Алик.

Что-то было не так. Не было слышно радостного свиста, которым он всегда встречал приближение к его жилищу хозяев. Еще полчаса тому назад с жадностью уплетавший зелёную травку болдуин неподвижно лежал на боку.

– Милентина! Пойди сюда! Что-то случилось с Аликом.

Милентина дотронулась до прежде горячего тельца бегемотика.

Оно уже начало холодеть – вне всяких сомнений Алик был мёртв. “Неужели действительно иногда животные умирают вместо нас?!” – подумала она и смахнула набежавшую слезу.

– Ты, Мила, всё же езжай на выставку – отвлечёшься, – настаивал Вася. – Не хочу видеть твои слёзы, я сам похороню Алика.

Пройдя ветконтроль и получив номерной знак, Милентина подошла к рингу. Люба с Дульсинеей были уже среди наблюдателей.

– Ты что такая кислая? Хотя понятно – как ни уговаривай себя, что главное участие, а не результат, всё равно, если не дадут “Отлично”, лёгкого стресса не избежать.

А когда настала её очередь выходить на ринг, Милентина и вовсе распсиховалась – перед ней с блеском подали бельгийскую овчарку. Хэндлер, высокая и стройная молодая женщина, носилась по кругу как балерина по сцене, и невзрачная, с точки зрения Милентины, собака, получила самую высокую оценку. Получила, возможно, потому, что судья из Сербии не мог остаться равнодушным к яркой красоте проводницы.

– А я так не сумею, – пробормотала Милентина, и со стороны хэндлера тут же последовала ответная реакция.

– Здравствуйте, меня зовут Татьяна. Я и вашу Шанель сделаю чемпионкой. Вот увидите!

– А сколько это будет стоить?

– Всего тысячу.

– Да, действительно минимальная плата за чемпионский титул.

Подбежав к судье, Татьяна договорилась о том, что Шанель выйдет на ринг под её управлением несколько позже после тренировки. Заменив ошейник с поводком на удавку, хэндлер скрылась за зданием. Прошло минут тридцать. Милентина почувствовала, как на неё нахлынула тревога – на этом ринге показ подходит к концу, а хэндлера всё нет. И как она могла довериться человеку, о котором ей почти ничего не известно?! Милентина обогнула здание и к своему ужасу увидела, как между рингами металась растерянная Татьяна с удавкой в руке.

– Вы не видели мраморную шелти? – взволнованно опрашивала она каждого встречного.

Внезапно Милентина почувствовала, что кто-то лизнул её в руку. Шанель сидела рядом, а она даже не заметила, как собака приблизилась к ней. Пристегнув к ошейнику обычный поводок, Милентина помчалась к рингу. Она была одета в ярко голубой костюм и выглядела, по мнению сопровождавшей её Любы Раевской, лет на десять моложе своего возраста. Да, и похудела она весьма кстати. Конечно, до класса профессионального хэндлера ей было далеко, но всё же судья отметил хороший показ собаки. Он долго смотрел на Шанель, и на его лице отражалась вся гамма чувств – собака безусловно красивая, но рост… Наконец, он принял решение, и переводчица сообщила счастливой в тот момент хозяйке, что ей дали оценку “Отлично”, правда, без титулов. Но на большее и рассчитывать было нельзя.

Татьяна оправдывалась перед клиенткой, используя весь свой запас красноречия, и в завершение предложила бесплатно показать Дуню. После недолгого колебания Люба согласилась – всё же она женщина немолодая и походка у неё тяжёлая. Риск оказался оправданным – Дульсинея получила все титулы, включая “Best in show”, и призы.

Событие с большим аппетитом отметили в шашлычной в компании с хэндл ером Татьяной. При более близком знакомстве обеим женщинам она показалась, как говорится, “своим парнем” – также помешана на любви к братьям меньшим, дома держит двух больших собак венгерской породы выжла и… кобеля цверг-пинчера, разумеется, обладателя громких титулов.

– Да, кстати, у вашей Дуни началась течка, – заметила Татьяна.

– Правда? А я не обратила внимания, – призналась Люба.

– Вязать будете?

– Подумаю. Щенки дело хлопотное. К тому же для такого пожилого и сентиментального человека, как я, они будут как дети, а расставаться придётся…


По соседству с Любой жила бабушка с двумя очаровательными тоями – Люба никогда не видела таких даже на выставках – кобельки походили на высеченных из камня статуэток добермана. С Дульсинеей оба братца дружили, и бабушка очень надеялась на то, что соседка согласится свести свою собачку с одним из них – ласковым и неагрессивным. До встречи с Татьяной Люба уже почти склонилась к производству красивых метисов, но теперь, когда появилась возможность произвести на свет потомство от титулованных родителей, она решила договориться с хозяйкой чемпиона – всё-таки будет легче пристроить щенков.

Татьяна дала согласие на вязку за алиментного щенка, что Любу вполне устраивало, и утром в пятницу она привезла к инструктору Дульсинею. Татьяна откровенно призналась, что хотя она и является хэндлером международного класса, ещё пока не овладела искусством быстро организовывать случку, и по этой причине предпочла бы, чтобы Люба при акте вязки не присутствовала – если собаки не сойдутся с первой попытки, придётся разводить их надолго по разным комнатам, и процедура может затянуться до вечера. К тому же для гарантии нужна контрольная вязка, так что забрать Дуню Люба сможет в субботу вечером. Татьяна заверила её, что вдвоём с мужем они со всем справятся, что собачку будут хорошо кормить и выводить на прогулки и позвонят, как только состоится вязка. А если что не так, то вечером к ним приедет владелица питомника пинчеров Марина, под руководством которой ещё ни одна сука не осталась неоплодотворённой.

Доверчивая Люба заплатила Татьяне за вязку полторы тысячи – сумму обговорили заранее, и со спокойным сердцем вернулась домой. Да, ей тогда и в голову не могло придти, что человек, сделавший любовь к животным своей профессией, может сотворить зло. Весь остаток дня она выгуливала своих питомцев, не преминув при этом похвастаться знакомым собачникам, что её Дульсинею будет вязать чемпион породы при посредничестве опытного инструктора.

Если бы хотя бы на мгновение Любой овладели сомнения даже не в порядочности, а в доброте по отношению к братьям меньшим человека, которому она доверилась, она немедленно забрала бы свою собаку. В одиннадцать вечера в сумочке заголосил мобильный. Ничего не подозревая, она расплылась в улыбке и поднесла трубку к уху – звонят поздно, но, вероятно, всё свершилось и хотят поделиться радостной новостью.

– Люба, у нас ничего не получилось, – дрожащим голосом произнесла Татьяна – собака кусалась, а потом… потом она умерла. Мы можем отвезти тело в больницу на вскрытие, затем они организуют похороны – вы сможете заплатить? Да, эти полторы тысячи, надеюсь, вы не потребуете – ведь мы потратили так много времени – собака искусала нас обоих.

Люба онемела и, не произнеся ни слова в ответ, в полуобморочном состоянии опустилась на диван. Потом она отчётливо, как наяву, представила, как случилось собачья трагедия.

Дуне жених не понравился с первого взгляда, может быть, тем, что был он немного толстоват и подпал не слишком яркий или, скорее, тем, что от него исходил запах неприятных ей духов. Но, так или иначе, она встретила его приставания в штыки, а, когда Татьяна попыталась крепко обхватить руками её тоненькое тельце, она вонзила в эти ненавистные ей конечности свои острые клыки. На крик жены прибежал муж. Увидев кровь, в неистовстве заорал:

– Или ты немедленно отдашь её хозяйке, или я убью её.

– Я не могу этого сделать – ты же знаешь, что это принесёт ущерб моей репутации первоклассного инструктора. Отнеси Дуню в клетку, а я позвоню Марине – она поможет.

– И тогда ты отдашь деньги ей? Нет, будем работать сами – пусть посидит в клетке, а я пока подберу намордник, – с этими словами он подхватил обмякшее рыжее тельце.

Но едва мужчина сделал шаг по направлению к клетке, силы вернулись к Дульсинее, и она впилась в эту руку садиста, который почему-то разлучил её с горячо любимой хозяйкой, а теперь пытается запихнуть за решётку. Она вонзала зубы всё глубже и глубже, а он, рассвирепев, швырнул собаку на пол и, схватив гантель, с размаху нанёс смертельный удар. Когда приехала Марина, сердце собаки ещё билось, но это был последний пульс угасающей жизни.


– Завтра утром я заберу собаку, с трудом произнесла Люба.

– Ну, зачем вам беспокоиться? Мы сами привезём тело. Муж завернул его и положил в пакетик.

– Как вы могли ради каких-то полутора тысяч измываться над животным?! Почему сразу не позвонили мне?! Но нет, вы предпочли замучить собаку, только бы не признаться в отсутствии должной квалификации.

– Клянусь, что это первый и последний случай в моей практике.

– Мне от этого не легче. Я приеду за Дуней завтра утром.

Приняв две таблетки транквилизатора, Люба не то что бы успокоилась – просто из сердца ушли все эмоции, и не осталось ничего, кроме желания забыться. Но в час ночи её снова разбудил звонок.

– Знаете, я не могу оставить тело в квартире – у меня двое детей, им не нужен такой стресс. Муж заводит машину – мы едем к вам.

– Нет, вы виноваты и сделаете так, как говорю я. Мой муж только что вернулся из больницы, я на грани обморока. Не звоните мне больше.

Однако через час Татьяна позвонила снова.

– Вы уж извините нас, но мы сами похоронили собаку.

– Где вы её закопали?

– В лесу.

– Место сможете показать?

– Вы собираетесь раскапывать могилу? – испуганно пробормотала Татьяна. – Но я не смогу её найти – было темно, кругом лес… К тому же в пять утра мы уезжаем на дачу.

Многие на месте Любы разразились бы потоком брани и обвинений в адрес так называемого инструктора, но у неё не осталось ни сил на жёсткую разборку. До полудня она промучилась с головной болью, перед глазами мелькали мушки, но к обеду немного полегчало, и она отправилась в парк со своими собаками в надежде встретить добрых знакомых и поделиться своим горем. К её удивлению и даже радости, ни один из собачников не поверил в смерть молодой собаки. Версий и советов было высказано немало. Большинство склонялось к тому, что Дуню просто украли – по-видимому, передали в руки заводчика цвергпинчеров. Люба, действительно, вспомнила, что Татьяна мимоходом выдала информацию о том, что мать жениха недавно родила семерых, что заводчица известна в странах СНГ и Европы и меньше, чем за тридцатник продавать щенков не будет. Так что, возможно, вязка состоялась и похитители заработают на ней тысяч сто двадцать. Подтверждением этой версии послужило то, что, как припомнила Люба, Татьяна была очень огорчена тем, что она не привезла копию родословной. Зачем ей понадобился этот документ? Ведь если бы вязка состоялась, не Татьяне, а Любе надо было бы сдать в клуб копии родословных обеих собак. Но таким людям ничего не стоит сделать поддельные документы, в которых Дульсинея будет представлена как отпрыск чемпиона мира или т. п.

Некоторые полагали, что Дуня могла убежать во время прогулки, но, если это было так, Татьяна, будь она порядочной женщиной, должна была бы немедленно сообщить хозяйке, помочь дать объявление о пропаже. Но она этого не сделала.

Несмотря на то, что у Любы осталось восемь собак, и она, и даже её муж Антон очень переживали – цвергпинчер отличался от других членов стаи необычайной хитростью. Когда приходили гости, всех собак закрывали в другой комнате или на балконе, а Дуня умудрялась спрятаться так, что найти её до самого появления визитёров было практически невозможно. Но едва гости или ученики садились за стол, она выползала из своего схоромного места и с хитрой улыбкой как-то бочком приближалась к компании, виновато прижимая ушки.

В понедельник надо было ехать в университет принимать у студентов коллоквиум. В дороге Люба внезапно ощутила, как в душе нарастает гнев в адрес этой Татьяны. Как ловко она обвела её вокруг пальца! Нет, она непременно должна как-то наказать её. В конце концов, потребовать возместить стоимость собаки, то есть в купе с оплатой за услуги 25 тысяч рублей. Но если она начнёт звонить ей и выдвигать свои претензии, на неё уже не отреагируют – поняли, с каким доверчивым лохом имеют дело. А что если попросить своего студента из Дагестана поговорить с женщиной так, как это умеют делать только кавказцы?

Так что Люба рассчитывала на то, что её студент из Дагестана Рустам хотя бы позвонит Татьяне – пусть женщина знает, что у неё найдутся заступники, которых не обведёшь вокруг пальца. Одно дело, когда она сама пропищит в трубку своим осипшим голоском, но совсем другое, если Татьяна услышит угрожающие интонации мужского голоса, да ещё с кавказским акцентом.

Однако Рустам явно не захотел встревать в это дело – он сделал Любе совсем другое предложение.

– Я знаю, что вы увлекались волками. В наших аулах некоторые держали волков. Но сколько волка не корми, он всё равно рано или поздно уйдёт в лес. Зато наши волкодавы – у вас их называют кавказцами, справятся с любым зверем. В Дагестане овчарки очень мощные, всегда выходят победителями в боях. У моего родственника недавно две суки родили шестнадцать щенков, и среди них один белый как снег. Пока их выкармливают суки, но потом… Такое количество щенков дяде не вырастить. Я бы мог привезти вам щенка. Они хороших кровей – тех же, что и собаки Президента Чечни. А волкодавы Кадырова побеждают всегда. И их не надо учить охране и защите – у них это в крови. При этом зря волкодавы никогда не нападают, умеют отличить реальную опасность от мнимой.

– Я против собачьих боёв. В наше время так много жестокости, что хочется, чтобы хотя бы с братьями меньшими нас связывала только любовь.

– Тогда возьмите суку.

Аборигенная сука волкодава… Такого опыта у Любы ещё не было. И хотя сначала она ответила отказом, в глубине души сознавала, что передумает. А Рустам ещё больше подлил масла в огонь.

– Кобелей дядя отдаст, но как быть с суками? Особенно жалко ту, белую.

– Они могут погибнуть?

Рустам промолчал.

– Хорошо, вези! Её возьмёт моя дочь – она живёт в частном доме загородом, но охранника пока не завела.

В тот же день Люба подготовила лоджию для приёма нового питомца, а разборку с Татьяной отложила до возвращения Кристины и Олега из Анапы, где они проводили отпуск – пока кроме них рассчитывать было не на кого. Знакомый детектив по розыску пропавших животных Вячеслав Морозов отдыхал в Турции. Дома Любе не сиделось – угнетала депрессия. Дульсинея стояла перед её глазами – маленькая, тоненькая, с длинной шеей и влюблённым взглядом тёмно-карих глаз. Конечно, появление в доме гигантского кавказона полностью заблокирует все прочие грустные мысли, но как поведёт себя муж? Временами он признавался ей в любви на протяжении всех долгих лет совместной жизни, но если чувствовал себя дурно, тревогу срывал тоже на ней, обзывая её придурком, сделавшим невыносимой его жизнь.

Все эти мысли рождали бессонные ночи, не давали ей покоя. В дни, свободные от занятий, она с 9 утра начинала попарно выгуливать своих собак, и где-то к третьему заходу ей становилось легче – столько знакомых в парке, что всегда можно выговориться, отвести душу. В один из таких дней она встретила первого бой-френда Оксаны. Дима выглядел как всегда хиппово – короткие штаны, замысловатая растительность на лице, серьга в ухе. Он был с соседом по квартире, который вёл на поводке щенка бернского зенненхунда. Этого молодого человека, работавшего помощником известного депутата Госдумы, Люба встречала не раз, и он неоднократно удостаивал её и супруга продолжительной беседой о политической ситуации в стране. Вот и теперь говорливый парень за несколько минут общения успел проинформировать собеседницу о том, что он работает чиновником в Госкомимуществе и что страна наша катится в пропасть – всё распродаётся и разворовывается, так что если есть возможность уехать жить за границу, воспользоваться ею надо непременно.

– Есть, конечно, люди, такие же идиоты, как я, которые корнями вросли в эту страну. Не могут расстаться с ней, как не может сын бросить мать-алкоголичку или посадить в тюрьму отца-вора.

– У меня украли собаку, – перебила оратора Люба. – Скажи, пожалуйста, что мне делать?

– Подавайте в суд…

Люба окинула его понимающим взглядом – такой ответ мог дать только человек, не испытывающий желания реально помочь.

– Я так и сделаю, – она презрительно усмехнулась и, не прощаясь. продолжила свой путь.

В мыслях о Дульсинее градус накала жажды возмездия постепенно сменялся оттенком лёгкой грусти. Тем более что Кристина с Олегом пока не собирались возвращаться в Москву. Вдвоём, если не считать самоеда Бонифация, они объезжали побережье Чёрного моря в надежде найти пансионат эконом-класса. Но, увы, отдых в регионе будущих Олимпийских игр давно перестал быть по карману среднему россиянину. Ругая себя за то, что не поехали в ставшую уже родной Турцию, они, наконец, нашли более или менее подходящее по цене место в районе Темрюка на Азовском море. Там строительство отелей для клиентов с увесистым кошельком находилось пока в начальной стадии. И можно было снять домик всего за 500 рублей в сутки.

Несмотря на отсутствие у Любы помощников в деле розыска пропавших животных, история с цверг-пинчером неожиданно обрела новый оборот. Как-то утром в парке она стала свидетелем небычной картины. По тропинке медленным шагом прогуливалась высокая рыжеволосая зеленоглазая женщина в окружении роя разноцветных гриффонов и Йорков, самый маленький из которых не превосходил по размеру месячного котёнка.

– Какой миленький щеночек! – восхитилась Люба.

– Ему уже год. Во всём мире есть только один такой маленький йорк, и он вошёл в Книгу рекордов Гиннеса.

Они разговорились. Маша, так звали женщину, оказавшуюся ветеринаром престижной клиники, с большим вниманием выслушала историю Дульсинеи и с уверенностью предположила, что вероятность внезапной смерти молодой собачки очень мала. По её мнению, Дуню украли для получения и последующей продажи потомства.

– Очень хотелось бы узнать, что произошло в действительности, но как это сделать?

– Я могу помочь. У меня масса знакомых, в том числе и в органах, и мы сможем установить местонахождение собаки, если она жива.

– Я готова заплатить.

– Но это обойдётся вам недёшево – в розыске будет задействован не один профи.

– Сколько?

– 500 долларов.

– К сожалению, такую сумму в данный момент заплатить не могу. Я преподаватель университета, и нас опустили ниже плинтуса. И на вязку решилась не ради наживы, а ради того, чтобы заработать на прокорм своих питомцев.

Тем не менее, общение с Машей вдохновило Любу на то, чтобы не быть мямлей и снова наехать на Татьяну так, как это делается в современном мире. По-видимому, долгое молчание хозяйки несчастной жертвы усыпило бдительность воровки, и на этот раз она сразу взяла трубку.

– Алло, я хочу поговорить с вами относительно Дуни. Я довела эту историю до ряда компетентных лиц, и все, включая ветеринара, в один голос утверждают, что собака была просто украдена. Я требую, чтобы вы вернули её.

– Неужели вы думаете, что кому-то нужна эта худышка с неуравновешенной психикой? Она умерла. Внезапно обмякла и умерла. А вы! Я удивляюсь, что вы не захотели, чтобы мы привезли труп. Я за свой счёт сдала его в государственную клинику.

– Постойте. Прежде вы говорили, что похоронили её. Вы обманываете меня! Вы взяли собаку под свою полную ответственность, Вы не дали мне присутствовать, заверив, что ваш профессионализм исключает какие-либо проблемы. Прошу вас компенсировать стоимость собаки и моральные издержки. Либо верните собаку.

– Мы передумали хоронить Дуню и решили, что надо сделать вскрытие и кремировать труп. Я могу предъявить справку.

– Думаю, что такую справку легко купить за небольшую сумму. В дальнейшем, если вы не сделаете то, о чём я прошу, вам придётся разговаривать не со мной, а с гораздо более крутыми людьми. Им я заплачу столько, сколько потребуется для того, чтобы наступило возмездие за жестокое обращение с животным в вашем лице и обман клиента в моём лице.

Произнеся это, Люба отключила мобильный и без сил опустилась на диван. Вечером, к счастью, объявились вечные странники Кристина и Олег. Узнав о похищении Дуни, Олег тут же предложил план действий: он позвонит Татьяне, представится следователем и предложит решить дело миром, то есть либо вернуть собаку, либо отдать за неё деньги. Однако номер не прошёл. Татьяна разговаривала с ним в высшей степени вразумительно и интеллигентно. Сообщила, что готова встретиться со следователем в любое время и дать показания. По её словам, у неё есть свидетель и справка о том, что Дуня умерла от сердечного приступа, так что вопрос о компенсации может быть решён только в судебном порядке.

Любой овладела жгучая ярость. Подобные приступы с ней случались крайне редко, но уж если такое происходило, гнев её захлёстывал все доводы разума. Как Олег мог ей поверить?! Поверить этой подлой воровке! Она чувствовала, как к горлу подступает комок тошноты и понимала, что именно сейчас выкинет что-нибудь такое, чтобы добиться возмездия. Позвонив Татьяне, Люба, не стесняясь в выражениях, высказала всё, что думала о ней.

– Если собака действительно умерла, то именно ты, садистка и хитрожопая сука, довела её до сердечного приступа. Представь, что мать отдала на время своего ребёнка, и ему было в том доме так плохо, что он всё время плакал, капризничал и просился к маме. Но няня сообщила о его состоянии только через двенадцать часов измывательства над малышом, в результате которого ребёнок умер. Да такой няне мать перерезала бы глотку! Даже не надейся, тварь, что тебе это сойдёт с рук.

В ответ её послали на три буквы и ещё дальше, после чего Татьяна отключила мобильный.

Чтобы немного успокоиться, Люба решила выйти на улицу и сделать какие-нибудь покупки. Возвращаясь, увидела на доске объявлений возле подъезда страстный призыв оказать помощь восьми сотням собак из расформированного приюта. Будь у Любы такая возможность, она пригрела бы всех. Но что горевать по поводу того, что для неё не реально. Однако непонятно, почему богатые люди, тратящие миллионы долларов на развлечения, не могут подарить право на жизнь бездомных собакам. Какой-то добрый и чуткий поэт прикрепил рядом с объявлением опекунов приюта раздирающие душу стихи о собаке:

“Лапа моя, лапа,

Носа моя, носа

Я научусь плакать

Тихо, безголосо.

Я научусь думать

Тихо, без истерик

Гордость запру в трюмы

И научусь ВЕРИТЬ!

Чуда моя, чуда,

Рада моя, рада

Хочешь, с тобой буду

Весь выходной рядом?

Хочешь, прижмись с лаской

Мокрым своим носом.

Хочешь, уйдём в сказку?

Только ЖИВИ, ПЁСА!”

Люба вытерла платочком покрасневшие от слёз глаза и зашла в кабину лифта. Услышав, как хлопнула дверь в конце коридора, решила подождать. Каково же было ей удивление, когда перед ней возникла знакомая фигура человека, в чьёй помощи сейчас она нуждалась больше всего. Это был единственный на всю Россию следователь по розыску пропавших животных бывший оперуполномоченный УГРО Вячеслав Морозов, тот самый, который помог Милентине найти Урсулу. Люба даже не поинтересовалась, какими судьбами

Вячеслав оказался на её пути. Задыхаясь и сбиваясь от волнения, рассказала ему о том, что произошло с Дульсинеей.

Следователь попросил её ещё раз позвонить Татьяне по городскому телефону и поговорить с ней без истерики, как можно вежливей и постараться донести до неё свою печаль, разжалобить. Сделать это пришлось спустя некоторое время после того, как Вячеслав подготовился к тому, чтобы сделать качественную запись разговора. Следуя полученной инструкции, Люба умоляющим тоном попросила женщину не бросать трубку, сказала, что смирилась с потерей, никаких действий против инструктора по вязке предпринимать не будет – просто хочет узнать во всех подробностях, как это случилось.

Татьяна, кажется, поверила в смирение своей несостоявшейся клиентки, и её словно прорвало. Долго она рассказывала о том, как Дуня кусала её, кусала кобелька и вообще вела себя как собака с совершенно неустойчивой психикой. Люба хотела было возразить, но Вячеслав сделал ей знак “молчать”. Сдержаться, однако, было крайне трудно – Татьяна попыталась “утешить” её предположением о том, что такая худышка, как Дуня, смогла бы выносить не больше двух – трёх щенков, так что потеря невелика.

– Сука, змея – прошипела про себя Люба, – так вот как ты в действительности любишь собак! Они для тебя всего лишь станок для получения прибыли!

Но вслух она не произнесла ни слова, а Татьяна неожиданно выпалила:

– Эта бесноватая собачонка так сопротивлялась, когда мы запихивали ее в печку!

– Что-о?! Повторите, что вы сказали!

Однако, опомнившись, Татьяна бросила трубку и больше не поднимала её.

– Не плачьте, – успокаивал Вячеслав Любу, – ваша собака жива.

– Почему вы так думаете? Эта женщина сама призналась, что они заживо сожгли Дуню.

– Она просто притворилась сумасшедшей, чтобы вы поняли, что иметь с ней дело бесполезно.

– Татьяна зарабатывает как хэндл ер на рингах, в том числе, международных. Если она нормальная, то почему её не волнует, что я могу предать огласке её заявление?

– Она же не знает, что разговор записывали – вы прекрасно сыграли свою роль. Остальное поручите мне. Думаю, что не позже, чем через неделю, я узнаю, в чьих руках находится Дуня.

На следующий день на кафедре в универе должны были состояться сразу шесть праздничных мероприятий. Дабы уложиться в имеющиеся в наличии средства, заведующей Наиной Перовной было принято мудрое решение: в один и тот же час начать отмечать, во-первых, девяностолетие университета, во-вторых, восьмидесятилетие и семидесятилетие соответственно трёх и одного ветерана и, в третьих, день рождения Любы Раевской, которая уже давно приняла все меры к тому, чтобы сотрудники помнили дату, но не год её рождения.

По дороге в университет Милентина вспомнила, что её просили написать поздравление хотя бы своей подруге Любе. Она искренне любит её, но за двадцать лет совместных празднований столько слов было сказано, что, учитывая их давнее соперничество как писательниц, надо было подготовиться заранее. Да, будет трудно не ударить лицом в грязь – ведь поздравление должно быть оригинальным или хотя бы стихотворным. И тут Милентина подумала, что на назначенный перед банкетом зачёт придут лишь задолжники – отличники уже давно получили допуск к экзаменам. А среди двоешников иногда встречаются те, кто, имея в наличии явно выраженные гуманитарные способности, поступил в технический вуз или по настоянию родителей, чтобы соблюсти традицию, или чтобы удачно выйти замуж.

Так оно и оказалось. Когда на обращённый к симпатичной студентке вопрос о законах Ньютона, девушка, покраснев, призналась, что затрудняется ответить, а на вопрос о моменте инерции, несколько раз произнесла нараспев: “момент инерции, инерции момент…”, Милентина рискнула поинтересоваться, не пишет ли она стихи. Оказалось, что не только пишет, но может мгновенно сочинить поэму на любую заданную тему. Так что к началу поздравления юбиляров и именинницы у Милентины имелись в загашнике вполне приличные стихи, представленные ею как посвящение студентов любимому преподавателю:

Лес сочный с утра шелестит за окном

А мы собрались за дружным столом

Хотим нашей Любе вручить поздравленье

И сделать хорошим её настроенье

Пусть жизненный путь за спиной непростой,

Характер, как прежде, у Вас золотой

Где Вы, там удобно, комфортно, спокойно

Вы счастья, любви, уваженья достойны

Желаем Вам радости полную чашу

Чтоб Вы с каждым днём становились лишь краше

Чтоб внучке Оксане расти – не болеть

Чтоб муж продолжал и любить, и жалеть

Чтоб ладилось всё и всегда получалось

И солнышко с неба Вам вслед улыбалось

Вот тост уже сказан и выпить пора

Поднимем бокалы за Любу – Ура!

Вечером Люба решила на всякий случай ещё раз просмотреть объявления о пропавших собаках. А вдруг всё гораздо проще, и эта Татьяна просто потеряла Дуню во время прогулки. За такую нерадивость ей действительно пришлось бы выплатить компенсацию, вот она и придумывает всякие кошмары. К удивлению Любы, в интернете были три объявления о пропаже сук довольно редкой в Москве породы цвергпинчер, и на фотографиях все они как две капли походили на Дульсинею. Люба позвонила хозяевам пропавших собак, чтобы выяснить, при каких обстоятельствах это произошло, смутно надеясь, что между ними и Дуней обнаружится какая-то связь. Однако первый разговор принёс лишь разочарование – хозяйка цверг-пинчера отдала молодую собаку на время дочери, и во время прогулки щенок просто удрал. Зато в двух других случаях собаки пропали во время выставок и что особенно подозрительно, у одной из них хэндл ером была женщина по имени Татьяна. Её наняли за час перед выходом на ринг, когда неопытная владелица суки поняла, что ни она сама, ни её питомица к показу не подготовлены. К сожалению, хозяйка собаки не имела о Татьяне никакой информации, кроме той, что при сложившихся форс-мажорных обстоятельствах кто-то порекомендовал обратиться к этой женщине.

Ночью Любе приснился сон. Утопающий в зелени городок где-то вблизи целебных источников на Северном Кавказе мог бы стать райским местом для отдыхающих, если бы не бродячие собаки – одичавшие кавказские овчарки. Многие пострадали от их укусов, но лишь когда озверевшая псина сняла скальп семилетнему ребёнку, власти приступили к принятию срочных мер. Собак, скорее всего, просто бы отстреляли, но вмешалось общество защитников кавказских овчарок. При его содействии были найдены средства для строительства питомника и возвращению кавказцев к мирной жизни. Питомник был отстроен в считанные недели, но когда группа отлова отправилась к месту скопления собак, оказалось, что там остались только старые и больные животные. Куда же исчезли молодые собаки? Подозрение, что они погибли от чумки или лептоспироза не подтвердилось – в окрестности не было найдено ни одного трупа животного. Тем не менее, в мэрии были довольны – проблема исчезла сама по себе как по мановению волшебной палочки. В просторном питомнике поселились доживать свой век только несколько пенсионеров. А в городок устремились многочисленные туристы, в том числе и Люба в сопровождении Вячеслава Морозова. Следователя наняло общество защиты кавказских овчарок для выяснения обстоятельств исчезновения собак.

Поселились они в доме участкового, с которым Вячеслав был знаком ещё по училищу. Несмотря на должность хозяина, всё окружение, включая дворик с беседкой и раскидистым ореховым деревом, подействовали на Любу расслабляющее. Домашнее вино было исключительно вкусным, а какие пирожки пекла жена участкового! Пышные, с сочной начинкой. Так что отсутствие скорых результатов в проведении следствия вполне компенсировалось приятным отдыхом.

Но на третий день произошли два неожиданных события. Во-первых, ночью пропала любимая сука хозяина, которую, в отличие от кобеля, он часто спускал с цепи. Участковый ушёл в горы, и вернулся к обеду, таща на верёвки весьма странное существо: голова, лапы, хвост как у крупного кавказца, а туловище покрыто прочным как у черепахи панцирем. При виде кобеля Черепака, так назвал монстра участковый, издал хриплый рык и, одним рывком, сбив с ног нового хозяина, ринулся в бой. Не будь пёс привязан, он, возможно, смог бы оказать достойное сопротивление, но, увы, участь его была решена в считанные секунды. Черепаку пристрелили, а тело решили отвести в ближайший научно-исследовательский центр. Однако таковых в округе не оказалось, поэтому ограничились тем, что, дав возможность местному ветеринару составить описание невиданного существа, похоронили монстра на окраине посёлка.

Тем временем участковый при содействии Вячеслава с новым рвением занялся расследованием, а по городку поползли слухи, что дежурные ДПС не раз останавливали фуры с кавказскими овчарками и что везли их, кажется, в саму столицу для проведения каких-то опытов.

Вячеслав с участковым решили устроить на дороге засаду. Любу взяли с собой с неохотой, но она так настаивала, что отказать было невозможно. И вот однажды из приближающегося небольшого крытого грузовика послышался собачий лай. Взмахом жезла помогавший друзьям сотрудник ДПС заставил водителя остановиться. Следуя позади одетых в форму мужчин, Люба приблизилась к кабине и сразу узнала водителя. Это был муж Татьяны, а она сама сидела рядом и держала на коленях трупик Дульсинеи.

– Вот ты и попалась, убийца собак! – крикнула Люба и проснулась.


А между тем не персонаж из сна, а реальный следователь по розыску пропавших животных Вячеслав Морозов не терял времени даром. То, что удалось узнать Любе о кражах собак на выставках, ему, разумеется, также было известно. И Вячеслав незамедлительно приступил к установлению идентичности хэндлера, назвавшейся Татьяной, и похитительницы Дуни. Лично к Татьяне хозяйка пропавшего цвергпинчера никаких претензий иметь не могла – хэндлер с грацией балерины ходила по кругу, мастерски направляя гарцующую как лошадка собаку, и, благодаря её стараниям, цвергпинчер был признан лучшим представителем породы. Исчез он в процессе долгого ожидания конкурса на лучшую собаку “Best in show”.

Наблюдение за домом похитительницы Дуни не дало ничего интересного. Женщина регулярно выводила на прогулку своих собак венгерской породы “выжла”, делала покупки в близлежащих торговых центрах и больше ничего, кроме нескольких удачных снимков, которые можно будет показать для опознания хозяйке пропавшего цвергпинчера. Шанс на удачу был невелик, но всё же попытаться имело смысл. Предъявление фотографии дало первый результат – да, это была та самая Татьяна. За первой удачей неожиданно последовала и вторая. В процессе наблюдения за прогулками Татьяны с её выжлами Вячеслав установил место жительства трёх собачников, с которыми общалась женщина. Разговор с первыми двумя не дал никакой интересной информации, но с третьим – больше, чем Вячеслав мог даже предположить. Хозяин огромного, похожего на белого медведя, кобеля породы “Большая пиренейская горная собака” оказался стоматологом, с которым Татьяна и её муж поддерживали самые тесные отношения. Всё дальнейшее было делом техники, и через три дня следователь позвонил с Любе.

– Не мучайте меня! Скажите, Дуня жива? – кричала в трубку женщина.

– Всё оказалось не так, как мы предполагали, – уклончиво ответил Вячеслав, и по его тону Люба поняла, что её собаки больше нет.

Хорошо, что она узнала об этом не в его кабинете, и жертвами её разочарования и бессильной ярости стали пара тарелок из её собственного сервиза. Однако при встрече со следователем Люба уже держала себя в руках и с видимым спокойствием выслушала до конца всю историю.

В детстве муж Татьяны Сергей часто болел. Постоянное недомогание, причину которого врачи не смогли до конца установить, не позволяло мальчику принимать участие в активных играх сверстников, не говоря уже о спортивных состязаниях. У Сергея постепенно формировался комплекс неполноценности. Однажды, когда он надолго слёг в постель, мать решила отбросить все сомнения и обратиться к целительнице. Конечно, не к одной из тех, которые сами отыскивают доверчивых клиентов и умело опустошают их кошелёк. Нет, она обратилась к бабушке, которая никогда не просила денег – люди сами благодарили её по мере своих возможностей. Некоторым она сразу отказывала, некоторым не гарантировала успех в лечении, но люди шли к ней и шли, и она реально помогала многим из них. Не отказала в помощи и Сергею. После того, что произошло, не верящая до того ни в Бога, ни в магию мать впервые осознала, что непознанное, выходящее за рамки наших обычных представлений, существует. Магия, которой занималась бабушка, была чёрная, но именно с помощью её сын, наконец, выздоровел. Когда она слушал непонятные, глупые, и страшные с её точки зрения слова целительницы типа “Из-под камня чёрного вызываю силу тёмную… Тоску, сердца ломоту, смерть и хворобу с раба Сергея снимите, на собаку пошлите… Чёрт-сатана, слуге своей помоги, вместо Сергея собаку сгуби…” А потом, когда умер их пинчер, а мальчик выздоровел, они оба поверили в то, что известное с древних времён умение чёрных колдунов свести болезнь человека на собаку, чёрную курицу и т. п., не просто сказка-страшилка. Возможно, это была случайность, и причиной ухода болезни стало просто воздействие гипноза, но этот детский опыт привёл к тому, что уже в зрелом возрасте Сергей решил стать целителем. Свои биоэнергетические опыты он начал на собаках породы цвергпинчер, и по мере положительных результатов им всё сильней овладевала мании величия, частый спутник шизофрении. Муж хозяйки украденной на выставке собаки был человек крутой и со связями, так что Сергею пришлось выбирать между отбыванием срока за кражу имущества и психбольницей. Он выбрал второе…

История 8

Операция “Red Wolf”

– «Уважаю этих зверей и не могу понять, почему в сказках волк является олицетворением зла. По моему мнению, волк – это высший символ свободы. Вы когда-нибудь видели танцующего на арене цирка дрессированного волка? Вряд ли. Зато танцующего медведя и прыгающего в огненное кольцо царя зверей видели наверняка. Попробуй не прыгни – тут же получишь удар хлыста. А вот волк – это символ бесстрашия. В схватке с более серьёзным противником он предпочитает умереть, но не сдаться. Волк – это символ верности. Он никогда не изменяет своей жене и помогает воспитывать детей. Волк – аристократ. Даже голодный зверь не унизится до поедания падали. А вот нападение волков на людей – это миф. Если, конечно, это не бешеный зверь и не защищающая детёнышей волчица. А уж если такое случилось, бежать от волка бесполезно. Прежде всего, надо прикрыть спину – например, прислониться к дереву и зажечь факел. В крайнем случае, если нет огня, размахивать дубинкой и громко орать. Тогда стая может уйти. А одинокий волк на человека не нападёт никогда. Многие, глядя в глаза волка, видят в них зло, а я вижу только презрение к тем, кто собственными деяниями рушит созданный Богом мир», – Милентина повторяла и повторяла этот монолог хозяина двух кавказских волков каждый раз, когда знакомые уговаривали её отказаться от намерения взять в дом (и даже не в дом, а в обычную и к тому же заселённую кошарами и собакевичами квартиру) волчицу.

Иногда ей самой казалось, что это желание приобретает очертания навязчивой, маниакальной идеи. И в то же время… сколько материала даст ей как писательнице такой эксперимент! Поддержку она нашла только у казавшегося ей уже безнадёжно устаревшим Александра Сергеевича Пушкина: “Гоните мрачную печаль, пленяйте ум… обманом”.

Милентина расшифровывала строки Пушкина по-своему: если у тебя нет особого желания бросить все силы только на заработок, если тебе по фигу гламурная жизнь, обмани свой мозг каким-нибудь желанием и пусть он творит свою собственную и неповторимую сказку жизни.

Итак, она на долгие часы зависала в сети в поисках новой информации. Первое, на что она обратила внимание, было почти полное исчезновение объявлений о продаже волчат в Соединённых Штатах, где людей, одержимых страстью к этому зверю, гораздо больше, чем в Европе. Большинство заводчиков перешло на разведение волкособак, несмотря на то, что, по мнению специалистов, волкособаки – существа намного более опасные, чем волки – они не испытывают врождённого страха перед человеком. Поэтому, если у тебя нет уверенности в том, что ты покупаешь чистокровного волка, твой питомец с примесью собачьей крови может преподнести тебе немало неприятных сюрпризов. Так, в Сибири один волчонок или волкособачонок убил двух западно-сибирских лаек, с которыми до этой неожиданной расправы находился во вполне дружеских отношениях.

Вспомнив свой английский, Милентина, наконец-то, сформулировала свой вопрос так, чтобы получить по вопросу содержания волка исчерпывающую информацию с указанием всех подводных камней этого интересного мероприятия. Вопрос звучал так: “What сап you tell about keeping wolves as pets?” (Что вы можете рассказать о содержании волка в качестве домашнего животного?)

Специалисты по этому вопросу, как и следовало ожидать, не советовали держать дома ни волков, ни медведей, ни лисиц, ни обезьян, Правда, особых обвинений в адрес серого хищника Милентина не обнаружила, за исключением того, что волки часто испытывают нездоровый интерес к соседским курам. Никто из её соседей не держал ни кур, ни петухов, так что с этим проблем не будет. Другое дело вой. Волк может завыть и ночью, да так громко, что его будет слышно за 10 миль. А отпустить в лес надоевшего зверя нельзя – выросший в домашних условиях серый наверняка погибнет. Сильно расстроенная этой информацией, Милентина написала письмо, в котором задала ряд вопросов. Помимо воя, волновала и проблема питания. Её дрессированные собаки давно прекратили устраивать свару во время обеда – им можно было выставить одну кастрюлю каши на всех, и они по очереди опорожняли её, доводя до блеска с помощью своих шершавых язычков. Но как поведёт себя щенок с волчьим аппетитом? И не прикусит ли он своими длинными саблеобразными зубищами какую-нибудь малявку?

Милентина вдруг осознала, что решилась на предприятие рискованное, и от волчонка лучше отказаться. Тем более что специалисты, дающие советы по этому поводу в интернете, хотя и не исключали возможности успеха, заявляли, что подчинившийся человеку волк будет не волком, а всего лишь тенью зверя. Да, нельзя следовать своим чувствам, вопреки здравому смыслу, – решила Милентина. Но едва она произнесла про себя эти слова, у неё возникло ощущение, что за одну минуту она постарела на десять лет. Заныла спина, в душе поселились скука и апатия. Не хотелось ничего делать по дому. Оставив на полу грязные миски и немытую посуду в раковине, Милентина отправилась с Чикой в парк. Надо сказать, что в Чике, внешне очень похожей на хаски, никаких отрицательных проявлений волчьей крови, за исключением стремления грызть, грызть и грызть, Милентина не замечала. Даже выть её отучила.

У перехода стоял мужчина с большой чёрной собакой. Как только зажёгся зелёный свет, пёс без поводка перешёл дорогу, не отходя от ноги хозяина. Милентина последовала за ними. Внезапно Чика рванула к чёрной собаке и присев на задние лапы, обняла её за шею.

– Чует родную кровь, – улыбнулся мужчина.

– Так это волк?

– Да, чёрный канадский волк.

– Вчера я до поздней ночи знакомилась в сети с мнением специалистов о содержании волков в качестве домашних питомцев и приняла решение отказаться от этой авантюры.

– Да не слушайте вы никого! Слушайте меня! Волчица, которую вы будете выращивать с такого юного возраста, станет вашим верным другом. А с мелочами разберётесь по ходу дела. Будьте только с ней потвёрже с самого начала. Кстати, существует поверье: если завыла домашняя волчица, это не к покойнику. Напротив, она недуги из вас изгоняет.

– Я назову её Айка, – мечтательно произнесла Милентина и в ту же минуту почувствовала, как к ней возвращаются силы.

– Мы с женой приехали из Иркутска. Там посреди тайги построили просторный дом, вольеры и начали разводить среднеазиатских волкодавов. А потом я принёс из леса двух слепых ещё волчат. Выкармливали их из соски молоком с ячным желтком, добавляли молотый геркулес. Волчицы жили на общей территории с волкодавами, и никаких конфликтов между ними не возникало. К людям, то есть к нам, они привязались очень сильно. Если волчонка взять в дом в возрасте 10–14 дней, из него вполне можно слепить управляемое, социально адаптированное животное. Правда, как и собаки, волки бывают разные. Одна из двух сестёр очень агрессивно охраняла свою миску с кашей, а вторая аккуратно брала корм с руки, позволяла себя гладить во время еды. Но хочу вас предупредить, что выть волчица обязательно будет. Ближе к пяти месяцам начнёт подтявкивать, подвывать, просто голосить, а уж к возрасту переярков будет выть основательно и часто. Будет выть, когда лают собаки, как бы подстраиваясь под них. Особенно, когда вы пойдёте гулять с кем-нибудь из ваших питомцев.

Все, однако, в один голос советовали Милентине хорошенько подумать, прежде чем решиться на такой шаг.

– Вас могут снова обмануть, и подсунут в лучшем случае метиса чёрной овчарки, – с видом человека, который хорошо знает, о чём говорит, заявил знакомый охотник.

– Почему вы считаете, что все кругом жулики?

– А вы встречали хотя бы раз в жизни абсолютно честного человека, который никого не обманывал.

– Имею дело с таким маргиналом каждый день. Это я сама.

– Вот и попались! Сколько раз вы обманывали Васю, когда пополняли свой домашний зоопарк очередным питомцем! Я понимаю, если бы вы жили в собственном доме, но ваш мужик в своей двушке каждое утро спотыкается то о кота, то о собаку. Если принесёте в квартиру волка, его терпение наконец-то лопнет, и он вас выгонит.

– Вы правы, – вздохнула Милентина, – просто так взять и заявиться с волчонком я не могу. Но я что-нибудь обязательно придумаю.

– А зачем?

– Вы спрашиваете меня как психолог?

– Пусть будет так.

– Человек не может жить в состоянии постоянного стресса, а на работе нам ещё с прошлого года грозят увольнением. Сменили руководство, чтобы старое не бросалось на защиту заслуженных кадров. Все превратились в комок нервов, думая о выживании на пенсию. Да и ту могут не дать. А мне хочется провести вторую половину жизни так, чтобы интересно было каждый день. Воспитывать волчонка в городских условиях, выгуливать его, лавируя между потоками транспорта, приучить его лояльно относиться к людям, кошкам, птицам и собакам, добиться его полной социализации и сделать так, чтобы он опроверг поговорку: “Сколько волка не корми, а он всё в лес смотрит”. Это, согласитесь, интересный эксперимент.

– Извините, а волчонку это надо? Эксперимент интересный для вас, а не для него.

– Ошибаетесь. На воле 80 % волков не доживают до годовалого возраста, остальные могут протянуть до пяти. А в клетке волки живут лет пятнадцать. Мой волк будет особенным – он будет жить в моей маленькой квартире на равных с хозяевами, будет любить моих кошек, собак, кролика и птиц… И, конечно, больше всех меня.

Я опишу этот эксперимент и пошлю материал для включения его в книгу рекордов Гиннеса.

– Ну, что же, дерзайте. Но придётся подождать – настоящие волки приносят потомство только весной, чтобы к осени волчата окрепли и сами начали добывать себе пищу.

В этом приключении осталось одно “но”: где достать двухнедельного волчонка? На российских сайтах такую информацию обнаружить крайне сложно. Но, как по волшебству, Милентина с помощью интернета за несколько секунд нашла телефон владелицы серой волчицы и чёрного канадского волка и сразу же дозвонилась. Заводчица волков по имени Анна прислала ей несколько фотографий на фоне усадьбы. Она держала на руках очень симпатичного двухмесячного чёрного волчонка, и лицо её светилось неземной радостью. Это была картинка рая, где отсутствуют жестокие законы волчьей стаи, где миром правит любовь. Анна написала, что, если всё пройдёт нормально, волчата появятся на свет в конце марта, и стоимость их будет 10 тысяч как в десятидневном, так и в четырнадцатидневном возрасте.

Однако вскоре Милентине пришлось от своих намерений отказаться. Наступил последний месяц старого года, но настроение у Милентины и других сотрудников кафедры почему-то далеко не предпраздничное. Может быть, отчасти, из-за погоды – на улице то в лужу провалишься, то балансируешь как фигурист на внезапно образовавшемся катке. Но главное не это – главной причиной уныния стало известие о том, что в их Центральном научно-исследовательском университете наполовину сокращают Институт фундаментального образования и, соответственно, кафедре предстоит опустеть наполовину. В лучшем случае предложат четверть или полставки с символической зарплатой приплюсованной к надежде на то, что такой нокдаун по образованию дело временное. И его надо просто пережить.

А вот молодёжь в универе живёт в предвкушениии новогоднего чуда. Дашь студентке задание по физике и обнаружишь на одной стороне листа неправильно решённую задачку, зато на другой! На другой – жизнь в радужном свете:

За окном кружит метель

В вальсе радужных снежинок

Под весёлую свирель

И под звук хрустящих льдинок

Запах чуда и желаний

Чует каждый в этот день

В ночь несбыточных мечтаний

Прочь тоску, печаль и лень!

– Да, – вздохнула Милентина, во время скромного чаепития в преподавательской, – когда-то и у людей зрелого возраста жизнь была беззаботной – жила бы страна родная, и нету других проблем. А теперь они на каждом шагу. Как, например, после шести часов стояния у доски выйти из зала лёгкой походкой, чтобы начальство не заподозрило тебя в том, что ты превращаешься в старую клячу, и не отправило на пенсию. Но студенты думают о любви…

Белоснежно и игриво

Мчится, мчится праздник к нам

С новогодней яркой силой

Дарит шанс любви, мечтам…

– Это они нам-то желают любви? – улыбнулась Люба.

– Любовь – понятие, не имеющее границ, – возразила Милентина. – Вот я, к примеру, целый месяц жила ощущением любви к большому канадскому волку, этому сильному и гордому зверю. Признаюсь, что даже продумала целую операцию, как купить волчицу так, чтобы Вася не устроил скандал. Хотела провести биологический эксперимент – всё-таки все мы хотя бы в душе остались исследователями. Но после известий о предстоящих сокращениях, рисковать не могу – от голодного волка можно всего ожидать. Мне даже сон приснился. Есть у меня крохотный шпиц Лизонька. Удивительное создание – порхает как бабочка, воркует как голубица и никого не боится – аппетит у неё отменный, так что обязательно из чужой миски полакомится. А волк такого не допустит. Злонамеренно он её не загрызёт, но прихватит слегка своими зубищами так, что от неё одна шкурка останется. Как увидела я этот сон, так и поняла, что Лизонькой рисковать не могу. Но, признаюсь, овладела мной такая хандра, что всякий интерес к жизни начал пропадать.

– Сейчас я подниму твой тонус, – улыбнулась Люба. – Вот возьми, почитай на досуге… – она протянула подруге свежий номер газеты “Метро”.

Сияющая ослепительной улыбкой молодая женщина держала на руках среднего размера рыжую собачку, а под фотографией разместили интригующий заголовок “Гибриды шакала и собаки стоят на страже безопасности” и небольшую заметку “В департаменте управления авиационной безопасности Аэрофлота на протяжении 10 лет существует кинологическая служба, в которой работают животные с особым обонянием – шакалособаки. Они способны быстро находить следы при очень низкой температуре, а также хорошо переносят сильную жару. Эффективность их работы близка к 100 %”.

Весь вечер Милентина провела в интернете, изучая историю этих удивительных гибридов шакала и оленегонной лайки. Своим появлением на свет божий они обязаны учёному-биологу Климу Сулимову. 30 лет своей жизни он отдал созданию уникального улавливателя запаха взрывчатки и наркотиков в виде носа шакалайки или просто шабаки. Был отправлен на пенсию, познал бедность, так что собак своих пришлось пристраивать по знакомым, а потом вдруг пришла заслуженная слава, и гибридов назвали в честь учёного “собакой Сулимова”. И не только слава – по информации в интернете обученная шабака стоит столько, сколько новый “Мерседес”.

Если бы не это обстоятельство, Милентина немедленно бы подала заявку на покупку уже не волчонка, а шабачонка. Правда, были ещё два “но”: во-первых, учёного интересовали только служебные качества гибридов, и поэтому по экстерьерной линии работа не велась, и многое выдающиеся особи внешне походили на обычных дворняжек. Во-вторых, некоторые кинологи утверждали, что, несмотря на уникальный нюх, шакалайки проявляют рабочие качества только в тех помещениях, на территории которых проводилась дрессировка, или аналогичных по размеру и назначению, например, в зале ожидания аэропорта. Возможно, по этой причине собаке Сулимова не присвоили статус новой породы.

Тем не менее, окрылённая экспериментом доктора Сулимова, Милентина решила, что вместо канадской волчицы заведёт шакалицу. Правда, красавцем этого хищника не назовёшь, но на волка очень похож, и мордочка вполне симпатичная, к человеку, говорят, приручается, а главное, размер меньше средней собаки – вес всего-то 7-10 кг, и количество потребляемой пищи соответствующее – в случае кризиса можно будет отвести зверя в поле и наестся он там до сыта мышками. К тому же даже в дикой природе шакал часто довольствуется растительной пищей. Правда, предпочтение отдаёт сладкому – винограду, дыням и арбузам. Надкусит ягоду, и если она ещё не дошла до кондиции, выплюнет и продегустирует ещё немало плодов, пока выберет самый спелый, сочный и сладкий. Так что в сезон бахчевых культур проблем с кормёжкой не будет вообще.

Все эти аргументы в пользу шакала Милентина выпалила на очередной тусе собачников, оставив ещё парочку на закуску.

– Шакал, в отличие от волка, может питаться падалью, значит желудок у него лужёный. И ещё… волков держат многие, их изучали и в неволе, и в условиях дикой природы, а шакалами, кроме Сулимова, похоже, никто до сих пор не интересовался. Так что моё художественное произведение об этом звере будет первым. Я выведу новую породу шакало-собаки. Это будет маленький, но очень красивый и пушистый волчишка, который подойдёт и для службы в полиции, и для охотника, и как домашний любимец, его нюх поможет кладоискателям находить зарытые в землю сокровища, – с этими словами Милентина гордо задрала свой и без того вздёрнутый носик и удалилась с высоко поднятой головой.

Однако уже в течение ближайшей недели она пришла к выводу, что купить шакала гораздо проблематичней по сравнению с волками, обезьянами, львами, тиграми, пантерами, гиенами, крокодилами и даже слонами. Она подала заявки во все крупные зоопарки России, но нигде шакалов для реализации частным лицам не разводили. Отправила почтой письма председателям обществ Охотников и Рыболовов Дагестана и Краснодара – в этих краях охота на шакалов была разрешена в любое время года, и знакомые рассказывали, что по ночам шакалы часто не давали заснуть своим похожим на детский плач воем.

В эксперименте по созданию новой породы неожиданно согласились принять Кристина и Олег. Осенью того года в их жизни произошли существенные изменения. Продав свою подмосковную недвижимость, они купили добротный трёхэтажный дом с прилегающим участком в 30 соток в Калужской области и однокомнатную квартирку в Подмосковном микрорайоне эконом-класса с громким названием “Сокраменто”. С работы, естественно, оба уволились – от их виллы до Москвы 140 километров, но в течение двух месяцев упивались счастьем ощущения свободы, близости девственной природы и удовольствием создания уюта в большом доме. Однако к декабрю пришлось спуститься с небес на землю и подумать о заработке. Так что в то самое время, когда Милентина занималась шакалами, её подруга отправилась с мужем в очередное турне по просторам России с целью выгодного приобретения автомобилей для последующей продажи в Москве. Мобильный Милентины откликался на её позывные то из Питера, то из Тамбова, и каждый раз Кристина спрашивала:

– От шакала есть какие-нибудь новости?

Как-то вечером Милентине вдруг позвонил сам Сулимов, и из часового разговора с учёным она поняла, что на его поддержку рассчитывать может, но вот, что касается шакала, то приобрести его легальным путём было сложно и во времена Советов. Зато, если самой поехать в Абхазию и установить личный контакт с егерем, то легко получить щенка так сказать из-рук в руки. Размером шакалёнок крохотный – четыре штуки без труда умещаются в коробке из-под обуви.

Сулимову легко делать такие предложения – он прежде работал в системе МВД, а с помощью милиции можно установить связь с любым нужным человечком. А для неё всё бросить, одной полететь в Абхазию неизвестно к кому, а потом пересекать границу, на которой её один раз уже задержали без всяких объяснений… нет, она ещё не окончательно сошла с ума, чтобы вновь подвергать себя такому риску – если она пропадёт без вести в горах, её животных ждёт печальная участь.

В тот день в группе будущих архитекторов Милентина делала перекличку медленно, прикидывая, на какие фамилии студентов стоит обратить внимание.

– Кодзоев здесь?

– Присутствует, – высокий плечистый парень привстал с места.

– Скажи, пожалуйста, откуда ты приехал в Москву?

– Из Северной Осетии.

– Какая удача! Мне очень нужен кавказский шакал.

Кодзоев вдруг смертельно побледнел.

– Почему вы решили, что у меня имеется с ним связь?

– A-а, ты, вероятно, подумал, что я имею в виду террориста с таким прозвищем? – догадалась Милентина. – Но мне нужен зверь… не человек-зверь, а шакал в прямом смысле этого слова. Я готова заплатить 10 тысяч за двух щенков…

– Я помогу вам бесплатно, – гордо отпарировал кавказец.

– Если операция по доставке шакалиц пройдет успешно, я, со своей стороны, обещаю безвозмездную дополнительную помощь по физике.

– Так уже поздно будет, – заметил кто-то, – шакалы рождаются весной, а экзамен у нас в январе.

– А зачёт, без которого вас не допустят к весенней сессии, в мае! Кроме того, я, конечно, издам книгу о том, как был выведен ред-вольф, и на титульном листе выражу благодарность тому, с чьей помощью начнётся этот процесс.

После этого замечания поднялся лес рук – не только кавказцы, но и русские, у которых были проблемы с физикой, но имелись знакомые в районах обитания шакала, выражали готовность принять участие.

В дискуссии не принимал участие только один студент с ярко выраженной внешностью горца.

– А ты откуда приехал? – поинтересовалась Милентина.

– Из Пятигорска.

– Так у вас там шакалов пруд пруди, а ты не хочешь помочь, хотя по физике у тебя полный завал – упрекнула его соседка.

– Десять тысяч за двух шакалов мало.

– Мало?! Возмутилась Милентина. – Да ты попробуй продать шакала в Москве за один рубль – и то не получится. А тут есть покупатель, который платит в десять тысяч раз больше. Кстати, двухнедельный канадский волчонок стоит всего 300 долларов, а простого серого на Птичьем рынке можно купить за двести. А тут какой-то драный, никому не нужный шакал. Никому, кроме меня. И надо спешить, пока идея о красном волке не пришла в голову американским заводчикам. Ведь помимо привлекательной внешности, ред-вольф сможет лучше любого прибора находить наркотики, взрывчатку и даже клады. Да-да, я не оговорилась. Мои ред-вольфы станут лучшими помощниками кладоискателей.


Конец первой части

Часть 2

Четверолапые кладоискатели

Предисловие

В 2012-ом для преподавателей младших курсов университета наступил “Конец света” местного значения. В связи с уменьшением числа часов, отведённых на физику, математику и другие фундаментальные науки, предстояло сокращение штатов. Несмотря на то что зарплата школьного учителя превышала университетскую в разы, многие предпочитали вуз – обстановка более демократичная, среди коллег преобладают люди приятные, культурные, образованные. В общем, жили по принципу “С милым рай и в шалаше”. И вот теперь, когда для ветеранов труда возникла угроза лишиться даже этого куска хлеба – пусть без масла и икры, но зато мягкого и тёплого – все засуетились. Кто-то срочно писал методические пособия, другие пытались опубликовать статьи – по спущенной сверху разнарядке их число должно быть не меньше двадцати пяти, третьи ставили новые лабораторные – в общем, каждый стремился, как мог, заявить о своём праве попасть в число избранных – тех, кто останется.

Одна Милентина Ивановна Колбасюк, сорокасемилетний профессор, автор детективных романов и просто обаятельная женщина не предпринимала ничего. Ничего, несмотря на то, что коллеги, прежде казавшиеся воплощением доброжелательства и порядочности, вдруг начали подставлять друг друга. Костя Феоктистов, руководивший проведением олимпиад для студентов, подсунул ей для проверки задачу с ошибкой в условии. А потом публично обвинил её в недостатке квалификации – она, мол, не выявила гения, который придумал оригинальный подход к решению этой проблемы. А всего три месяца тому назад этот молодой человек уверял Милентину, что её талант писателя он ставит выше таланта физика и даже пытался за ней ухаживать.

– Костя, а как тогда понимать, что за месяц до начала сессии ты проставил всем допуск к экзамену и не ходишь на занятия по расписанию? Означает ли это, что все твои студенты гениальны?

– С точностью до наоборот, и мне на них совершенно наплевать. Для меня главное не зарубить на корню самых способных. Мои подопечные уже подготовили несколько статей…

– Да, как говорится, без бумажки ты букашка, – перебила Костю Люба Раевская. – Я не понимаю, почему начальство берёт под козырёк в ответ на эту бредовую разнарядку о количестве публикаций. Всем известно, что у нас есть первоклассные специалисты и талантливые педагоги, которые последнее время не занимались наукой в силу совершенно не зависящих от них обстоятельств. Зачем им вымучивать из себя какую-то статью? Тем более что есть пробивные учёные в кавычках, которые умудряются публиковать до двадцати статей в год. Я читала эти работы – в них обсасывается со всех сторон одна и та же формула, не представляющая, по моему разумению, никакого интереса. Статью надо писать только тогда, когда ты выносил новую, оригинальную идею, а на это может уйти и год.

– Люба, ты обязательно должна довести эту точку зрения до руководства, – поддержала подругу Милентина.

– Мою статью на эту тему не приняли даже в университетской газете!

– Пошли в Думу, в Комитет по науке.

– Это всё равно, что ознакомить с ней таджикских дворников. Ну, а ты-то сама, что делаешь для того, чтобы сохранить свою профессорскую должность?

– Пишу ещё одну диссертацию, – коротко ответила Милентина.

– Какую диссертацию?! – искренне удивилась заведующая. – Почему я, ваш непосредственный начальник, ничего не знаю? Какая тема? Кто руководитель?

– Диссертация называется “Опыт использования нюха шакала для обнаружения кладов на территории бывших дворянских усадеб Калужской губернии”.

– Ничего не поняла! Какого нюха? Каких усадеб?

– Если кратко – разработала вполне научное пособие для кладоискателей. Найти клад поможет необычайно острое чутьё приручённого шакала или его гибрида. Что касается места поисков, имеются в виду поместья Тарусского уезда, принадлежавшие Екатерине Дашковой, князьям Долгоруковым, Нарышкиным и другим. Если в Подмосковье с каждым годом дворцов становится больше чем деревьев, то Калужская область славится руинами усадеб, которыми владели когда-то многие богатейшие и знаменитые семьи России – благодатный регион для кладоискателей.

– Так, какова же конечная цель вашего исследования?

– Как минимум – написать детектив, основанный на реальных фактах. А как максимум – самой найти клад. Согласитесь, что в нашей плачевной ситуации нужна хоть какая-нибудь, даже призрачная надежда.

– Простите, но такая работа не приравнивается к научной публикации.

– После того, как я найду клад, мои статьи примут в любом издательстве.

История 1

Волжский “Титаник”

Последние годы Милентиной овладело стремление к совершенству в её хобби – написании настоящих триллеров. Денег это благородное чувство ей пока не приносило, но любое движение вперёд всегда повышает жизненный тонус, и, во-вторых, увеличивает шанс на удачу. Отдавая себе отчёт в том, что до настоящего мастерства ей ещё идти и идти, Милентина периодически покупала на распродаже “Всё по 20” как произведения классиков, так и современных авторов. “Проглатывала” книгу за одну поездку в метро. Развив в себе способность к быстрочтению, Милентина интересовалась не столько содержанием, сколько удачными сравнениями, волнительными описаниями порывов души, картинами природы. Рассказы Льва Николаевича Толстого – те самые, которые она проходила ещё в школе, разочаровали своей несовременной тяжеловестностью. Но неожиданно для себя самой она пришла в восторг от поэтических текстов в книге Елены Степановой “Магия природных сил”: “Дитя Солнца он (огонь) порождает жизнь, но тут же, опустившись в недра Земли, превращается в ненасытного демона Смерти и безжалостно эту жизнь разрушает… Я стою одна среди высушенной Солнцем равнины, уходящей в бесконечность за далёкий край горизонта. В этом мире есть только я и Солнце… И я смотрю, как остывающий диск светила медленно, но неуклонно приближается к роковой черте. Щемящая тоска сжимает сердце – расставание неизбежно… Ночь встаёт у меня за спиной холодным мраком. Одинокая долгая ночь, отделяющая меня от желанного солнечного луча на рассвете”.

Однако сейчас, когда Милентина смотрела сквозь забрызганное стекло иллюминатора своей каюты на двухметровые серые волны взбудораженного сильным ветром Жигулёвского моря, ей вспоминались другие тексты, посвящённые стихии воды: “Я сливаюсь с озером тихо и незаметно, подобно ручейку, впадающему в него… Вода растворяет тело, освобождая меня и соединяя с собой… Я проникаю везде. Разливаюсь по поверхности Земли морями и океанами, теку реками, рождаюсь росами и поднимаюсь туманами. Я плыву над Землёй облаками, чтобы пролиться дождём…”

В каюте становилось душно. Милентина решила выйти на палубу и наполнить лёгкие стихией ветра, повелителя рождающих дождь туч. Поднимаясь по лестнице, в какое-то мгновение испытала неприятное ощущение потери равновесия. Надо не забыть принять на ночь таблетку от морской болезни. Подойдя к перилам, Милентина взглянула туда, где должен был быть берег. До него всего три с половиной километра, но волны и туман заслонили горизонт. Лишь на миг они расступились, и она увидела зелёные холмы Приволжской возвышенности. Неожиданно ноги начали терять опору… Она не знала, что при движении задним ходом теплоход упёрся в подводное препятствие и что это вызвало пробоины в районе топливного танка. Сквозь отверстия вода начала поступать в топливную цистерну, а затем в машинное отделение. Теперь судно шло с креном и увеличением осадки. Достаточно было резкого маневра влево и шквалистого ветра, чтобы оно стремительно легло на правый борт. Капитан понял, что произошло лишь в последнюю минуту перед трагедией и повёл судно на мель – это был единственный шанс спастись… Огромная волна, накатившаяся на палубу, смыла всех, кто вышел подышать свежим воздухом…

Инстинкт заставил её задержать дыхание. Она была на дне впадины, и глаза её упирались в холодный серый вал, который в любую минуту мог накрыть её с головой, проникнуть в лёгкие, оборвать тонкую ниточку под названием жизнь. Но вода не хотела её смерти и вынесла её на гребень волны, откуда сквозь туман она увидела камыши. Она не могла хладнокровно оценить расстояние, но ей показалась, что это остров и что находится он гораздо ближе, нежели берег. Она никогда не плавала на расстояния более двухсот метров, и даже страх смерти вряд ли помог бы ей преодолеть в условиях штормовой погоды три с половиной километра. Но остров казался совсем близко, и она плыла, стараясь не расходовать понапрасну силы. И когда оказывалась на гребне, снова видела камыши, намокший от дождя, но всё равно жёлтый песок. Видела на чуть меньшем расстоянии, и это вселяло надежду. Казалось, ещё немного, ещё чуть-чуть, и её нога ступит на берег.

Внезапно где-то совсем рядом раздался приближающийся гул мотора – прямо на неё, подскакивая на волнах, летел катер. Невероятным усилием воли, она сделала рывок вперёд и погрузилась в пучину. Воздух в лёгкие набрать не успела, а над головой только серая тяжесть мутной воды. Отталкиваясь ногами, устремилась вверх, недоумевая, как же могла уйти так глубоко. А потом она перестала ощущать время, перестала думать о жизни и смерти, но все равно плыла и плыла, пока не наступило забытьё. Неожиданно острая боль пронзила щёку. Она ощутила на губах вкус крови. Отчаянно барахтаясь, сделала несколько взмахов и упёрлась грудью в песок. Проползти последние несколько метров на пути к спасению оказалось труднее всего. Она перевернулась на спину, чтобы не задохнуться, и увидела между расступившимися тучами синюю небесную реку, а потом и краешек светила. И тогда она начала погружаться в сон, который должен был восстановить её силы и помочь найти выход. Но какой выход? Она вдруг с ужасом осознала, что не помнит ничего, что было с ней до того, как она оказалась в бушующей водной стихии.

Первое, что увидела она, когда открыла глаза, была темнота. Сверху что-то белело в слабом свете луны. Это не было небо. Она провела рукой по лицу и обнаружила, что на правый глаз наложена повязка. Привыкнув к темноте, левый глаз проинформировал её, что она находится в маленькой комнате с белым потолком, светлыми обоями и двумя окнами. Дверь была плотно прикрыта. Она подошла к окну и увидела ночное звёздное небо. Диск полной луны висел между верхушками старых лип и освещал большое травяное поле. Сон улетучился, и осталось одно желание – дождаться утра, когда она увидит своих спасителей. Но что она скажет им? Откуда она? Как её имя? При каких обстоятельствах она оказалась в этом бушующее море? Она открыла окно и, забравшись на подоконник, прыгнула на мягкую траву. Неожиданно пахнуло дымом сигареты. Она обернулась. На крыльце белого одноэтажного дома курил высокий мужчина. На нём была серая куртка из плащевой ткани и вправленные в сапоги такие же брюки.

– Куда вы?! – окликнул он Милентину. – Я провожу вас в комнату. Вам нужен покой.

– Так это вам я обязана жизнью?

– Громко сказано. Мы с женой нашли вас.

– На острове?

– Нет, здесь на берегу. Вы были в бреду, ничего не могли вспомнить.

– А что с моим глазом?

– Не волнуйтесь. Ничего серьёзного – напоролись на корягу. Я обработал рану.

– Вы врач?

– Ветеринар. Зовут меня Кирилл Геннадьевич Баринов. Можно просто Кирилл. А вас?

– К сожалению, ничего не могу вспомнить. Ничего, кроме волн. Ещё мне казалось, что я вижу остров. Он был совсем близко.

– Вы проплыли более трёх километров с места затопления волжского “Титаника”. Кто-то остался в каютах, других засосала воронка. Но вам повезло – можете считать, что заново родились. Дня через три сниму повязку, сделаю фотографию, и вашу личность быстро установят.

– Сколько времени я была в отключке?

– Вы спали почти двое суток. За это время я раздобыл список без вести пропавших. Вы не против, если я зачитаю его? Возможно, услышав своё имя, вы вспомните.

“Милентина Ивановна Колбасюк” значилась в списке под номером 30. Но, услышав своё имя, она не почувствовала ничего, ни один мускул не дрогнул на её лице, и Кирилл продолжил озвучивать другие фамилии и имена.

– Пойдёмте на кухню. Я напою вас молоком с мёдом, вы хорошенько выспитесь, и… утро вечера мудренее. Что-нибудь придумаем.

Окна её комнаты выходили на восток, и она проснулась с первыми лучами солнца. Но разбудил её не солнечный свет. За окном раздался весёлый лай, и эти звуки показались ей удивительно знакомыми. По зелёному полю разбрелись удивительно красивые и элегантные, поражающие благородством своего экстерьера русские псовые борзые. Не желая будить хозяев, Милентина опять воспользовалась окном и вплотную подошла к своре. В этот момент что-то привлекло внимание борзых, и они, воплощая немыслимую скорость бега, начали стремительную скачку, перелетая, как птицы, через бугры и ямы. Но лаяли не борзые. За ними с вершины небольшого холма наблюдала огромная белая собака, по-видимому, сторожевая.

– Да, захватывающее зрелище. Сколько ни смотрю, всё не налюбуюсь, – к Милентине подошёл Кирилл, держа под руку невысокую полную женщину.

– Познакомьтесь, это моя супруга Ольга. Тоже борзятница. Ну-ка, Оля, давай нашу коронную.

Пространство земное полётом пронзая,

Стрелой ли, стремительной птицей

То русское чудо – собака борзая

По полю бескрайнему мчится, – эти стихи знает каждый, кто любит эту породу, а я люблю её безумно. Эта собака венец всея Руси, с ней выезжали на охоту царственные особы, начиная со времён Ивана Грозного, её изображали на своих полотнах известные живописцы, о ней писали А.С. Пушкин и Л.Н. Толстой. Когда воздух наполнится ароматом осени, нас с Кириллом неудержимо тянет в поле вместе с нашими собаками. Они преследуют зайца, а наши сердца стучат в унисон…

– Да, в городе такую собаку держать проблематично.

– Это заблуждение. Во-первых, борзая по весу относится скорее к средним собакам, ест намного меньше овчарки, в квартире ведёт себя очень деликатно и ненавязчиво. Да и места занимает, как ни странно, не так много – сложится в гармошку и наблюдает. Возбуждается только при виде зверя. В людном месте с поводка спускать её не рекомендуется. Но если дать ей возможность хотя бы раз в день побегать в парке или на стадионе, этого вполне хватает. Но, увы, многие не знают всех достоинств русской псовой и не рискуют заводить.

– А вон та белая собака на холме…

– Это наш охранник Марсель.

– Что за порода?

– Тоже большая редкость в России – мареммо-абруццкая овчарка.

– Маремма… – лицо Милентины стало белым как полотно.

– Что с вами?

– Я вспомнила! Всё вспомнила!


Всё началось после того, как её подруга Кристина продала свою квартиру и приобрела добротный трёхэтажный коттедж вместе с тридцатью сотками земли в 140 километрах к югу от Москвы. Места глухие, рай для охотников – немногочисленные жители деревни Сашкино обеспечивали свои семьи на всю зиму олениной, мясом дикого кабана и зайчатиной.

Правда, при этом мужу Кристины Олегу пришлось отказаться от работы в Москве и целиком положиться на доход со своего бизнеса – торговли пригнанными из Приморского края праворулевыми японскими автомобилями. Некоторые профи полагали, что предназначенные для внутреннего рынка модели более надёжны, а цена на порядок ниже, так что на небольшой доход от продаж супруги могли рассчитывать, несмотря на большую конкуренцию. Однако вскоре оказалось, что из-за пробок мотаться в столицу для встречи с каждым покупателем весьма проблематично. Нужно было собрать деньги для приобретения в столице хотя бы небольшой квартиры.

В этой ситуации помог живший в коттедже напротив сосед Виктор Степанович. Это был 77-летний перенесший два инфаркта живчик, работавший, по его словам, когда-то большим начальником в Мосэнерго. Оба коттеджа были построены под его руководством и походили друг на друга как две капли воды. Несмотря на возраст, старик был заядлым охотником – в утеплённой псарне жили несколько гончих и борзых. Для последних было распахано и засеяно специальное поле, куплена беговая дорожка и механический заяц. Иногда, стоя у окна, Кристина с замиранием духа наблюдала за состязанием быстроногих псов. А на будущее ей была обещана охота на волков…

Виктор Степанович одолжил Кристине на неограниченный срок пару лимонов, и на эти деньги ей удалось купить однокомнатную квартирку в построенном, но пока ещё не сданном доме в одном из Балашихинских микрорайонов эконом-класса с громким названием “Sokramento”. Для Милентины Олег зарезервировал участок в Сашкино, и она мечтала о том, что к лету закончит там строительство дачи и проведёт отпуск не хуже, чем за границей – в двадцати пяти километрах от Сашкино у места впадения в Оку реки Тарусы располагался знаменитый городок русских писателей. И была там Долина грёз, названная так великой поэтессой Мариной Цветаевой. В долине той к ней чудесным образом приходило вдохновение, и Марина считала, что место это необычное, и исходившая от него энергетика связана с чем-то непознанным. Так считали и современные уфологии, проявившие к Долине грёз повышенный интерес. Так что летние приключения Милентине были обеспечены.

Но неожиданно эти мечты омрачило неприятное известие. Сквозь рыдания Кристины Милентина с трудом поняла, что её роскошную самоедскую собаку Бонифация атаковали иксотовые клещи, и результатом стало смертельно опасное заболевание пироплазмоз. Боню, к счастью, спас местный ветеринар, взявший за свои услуги всего 800 рублей. Это был добрый, созданный для любви ко всему миру пёс. Но для живущей в большом доме женщины была необходима и сторожевая собака. Кристина обратилась к Милентине с просьбой выбрать щенка, зная, что для подруги данное занятие относится к числу самых приятных.

Собаки редких пород стоили дорого, но уверенности в их соответствии высоким стандартам у Милентины не было. Как-то она провела опрос владельцев питомников – интересовалась, нельзя ли купить родословную для собаки. Никакой конкретной собаки она не имела ввиду, просто хотела посмотреть на реакцию. Половина заводчиков мялись, разрываясь между желанием заработать деньги и возможным ущербом для репутации своего питомника, другие соглашались после показа собаки, третьи говорили “Да”, не интересуясь качеством её питомца.

После долгого анализа выбор её пал на мареммо-абруццкую овчарку собаку или проще – маремму. В старой английской книге Мидентина вычитала, что, к удивлению владельцев этой породы, огромные белоснежные псы могут жить и в будке, и в квартире и, в отличие от большинства других пород, довольствуются умеренными прогулками. К тому же прекрасно уживаются с другими домашними животными, не являются однолюбами и не проявляют неожиданной и ненужной агрессивности. В то же время, по результатам проведённого рейтинга собак сторожевых пород, мареммо-абруц-цкие овчарки признаны лучшими в мире охранниками.

Раз загоревшись, Милентина погрузилась в объявления в интернете. Увы, порода популярна главным образом в Соединённых Штатах и Японии, а в России на данный момент продаётся один щенок, да и то не в Москве, а в историческом городе на Волге Угличе. Ну, что же, в Угличе она была только один раз в далёком детстве. Так что в одной поездке можно будет получить сразу два удовольствия. Правда, об экскурсии на теплоходе речь не шла – Вася требовал, чтобы во время любой продолжительной отлучки жены к собакам был бы приставлен специальный человек, но такого Милентина пока не нашла, а вести с собой всю свору было нереально. Однако в отсутствии пробок до Углича можно доехать на машине часов за пять, так что на следующий день, как только Вася уехал на работу, Милентина села за руль своего нового джипа и на всех парах помчалась в город, известный не только своей архитектурой, но и историческими загадками.

И вот перед ней открылся вид на старинный кремль, расположенный на высоком правом берегу Волги. До начала 17-го века город окружали кольца монастырей, служивших одновременно и крепостями для обороны участков посада. Но к 1611-му году при набегах поляков и литовцев деревянный город был разрушен и сожжён дотла. И только благодаря вмешательству Екатерины Великой, был разработан план строительства каменных соборов, монастырей, торговых рядов и домов. Так возник сохранивший свой облик и в наши дни архитектурный ансамбль города на Волге – города, в котором был убит младший сын Ивана Грозного Дмитрий. Об обстоятельствах его смерти до сих пор нет единственной версии. Убит? Погиб? Подменён? Но факт тот, что в результате смерти этого страдающего припадками эпилепсии мальчика, на арену военно-политической борьбы вышел ставленник Польши Лжедмитрий, объявивший себя чудесно спасшимся царевичем.

Хозяин мареммы жил в покосившейся от времени избе, окруженной ухоженными садовыми деревьями, грядками и теплицами. Посаженая на цепь белоснежная собака лежала возле будки и зорким взглядам отслеживала каждое движение чужой. Она была очень красива, но выглядела не совсем так, как хотелось бы Милентине – была несколько худощава. А Милентине больше нравились “американцы”, мощные и широкогрудые как ньюфы и похожие на медведя.

Увидев промелькнувшее на её лице разочарование, хозяин, представившийся Сергеем, тут же предъявил фотографии отца щенков – огромного ширококостного пса с пышным хвостом, угольно чёрным носом и ясным взглядом тёмных глаз. Он стоял на задних лапах, положив передние на плечи хрупкой женщины и уткнувшись носом в её лоб.

Но вот и загончик, в котором проживает щенок. Бедная малышка сидела на короткой цепи, привязанной к самодельному ошейнику. Милентина легко подняла на руки щенка и невольно залюбовалась ослепительной белизной его шёрстки и милой мордашкой.

Это не был метис. Однако недостатки экстерьера сразу бросались в глаза: отвечающего за цвет мочки носа и окантовки глаз меланина на данного малыша явно не хватило: казалось, что обводя глаза щенка, Природа вдруг обнаружила, что чёрная краска закончилась, и половина века осталась розовой. Но главным недостатком была лёгкость щенка, вес которого во взрослом состоянии не должен быть меньше 36 килограммов. Причина выяснилась сразу после того, как “заботливый” заводчик вручил Милентине написанные от руки “Правила выращивания щенка данной породы”. Согласно этой “инструкции”, кормить трёхмесячного щенка надо аж целых два раза сваренной на воде кашей с добавлением овощей. Ни о мясе, ни о подкормках и витаминах для суставов не упоминалось. Конечно, брать так плохо выращенного щенка было рискованно, но Милентина уж подержала его на руках, прониклась жалостью. Ничего, она откормит собачку и та наверстает упущенное.

Щенка назвали Раисой – так захотел Олег. У любого нормального человека крупная, похожая на белого кавказца овчарка поселилась бы в вольере. Но в таком случае между хозяином и его питомцем не возникает такой неразрывной связи, когда ради своей любви собака готова пожертвовать жизнью, когда между ними постоянно происходит биоэнергетический взаимно целительный обмен. Палас, правда, пришлось убрать после того, как пару раз Раиса не смогла удержаться от производства довольно большой лужи. Щенок есть щенок… Когда маремма видела или чувствовала, что хозяйка вот-вот проснётся, она клала свою объёмную, но по детски наивную мордочку на край постели и смотрела на Милентину влюблёнными глазами. А мордочка у неё была такая миленькая, что хотелось расцеловать.

С мелкими питомцами Раиса быстро подружилась. Стоит только ей распластаться на полу, крохотный шпиц Лиза тут же садится верхом на загривок и потом ещё долго занимает эту позицию всадницы.

Молодые шпицы постоянно раскидывали по комнате тапочки хозяйки, и каждое утро начиналось с громкого крика: “Где мои тапки?” В течение первой недели Раиса внимательно следила за происходящим – за тем, как, встав на четвереньки, Милентина заглядывает под кресло и диван, обшаривает клетку, обзывая при этом своих питомцев нехорошими словами. А на восьмой день трёхмесячная маремма решила добровольно взять на себя обязанность самой производить розыск и приносить тапки к кровати. Тогда Милентина и не подозревала, что кратковременные визиты Раисы к постели хозяйки с просьбой получить свою порцию ласки приведут к трагедии.

Поглощённая заботой о щенке, Милентина невольно ослабила внимание к чаушке Урсуле – и мяса давала ей поменьше, чем Раисе, и на прогулки выходила реже, всё чаще выпуская собаку просто побегать во дворе. Как-то выпало из памяти, что с большой собакой до полутора лет предпочтительней гулять на поводке, и не надо давать ей бурно резвиться в обществе других собак – от неудачных прыжков могут возникнуть проблемы с ногами. А Урсула носилась как угорелая. В итоге растянула связки и начала хромать на правую ногу. Милентина незамедлительно приступила к лечению и предложила ей хондропротектор, лекарство невкусное, но собака с благодарностью глотала и его, и другие таблетки. А также охотно подставляла ногу для обработки гелем для лошадей.

В интернете Милентина также нашла информацию об опытах, проводимых в Штатах женщиной-ветеринаром с целью улучшения опорно-двигательного аппарата. Прежде считалось, что собаки не нуждаются в дополнительном введении в организм витамина С, но оказалось, что большие дозы аскорбинки творят чудеса: у щенков крупных пород, получавших до 2 граммов витамина с 4-месячного возраста, не возникало никаких проблем со связками, а во время стрессовых ситуаций, связанных с изменением места жительства, витаминизированные собаки вели себя более адекватно и лучше адаптировались к новым условиям. Если бы Милентина узнала об этом ещё до появления в доме Раисы, возможно, и не произошла бы трагическая и отчасти мистическая история из серии загадочной связи между людьми и зверьми.

Один знакомый старенький ветеринар из тех, кто пошёл в эту профессию ради истинной любви к животным, как-то рассказал ей о том, что за свою долгую практику накопил материал на толстую книгу о том, как болезни людей передаются их домашним животным и как они умирают вместо своих хозяев. Семья его близкого родственника взяла на полное иждивение одинокую семидесятипятилетнюю тётю, страдающую болезнью Паркинсона и различными фобиями – старая женщина боялась громких звуков, телевизора, лифта и окружающего мира вообще, почти ничего не ела. Когда в дом приходили посторонние, бабушка запиралась в ванной. В семье жила очень жизнерадостная шестилетняя немецкая овчарка, отдрессировная и по общему курсу, и по защитно-караульной службе. Но через какое-то время после появления в доме психически больной женщины от игривости и смелости собаки не осталось и следа. Овчарка упорно отказывалась выходить на улицу, впадала в панику от телефонных звонков и громких голосов из телевизора, испуганно поджимала хвост и просилась на лоджию, когда кто-нибудь приходил в гости. Со временем эти симптомы всё усиливались. Собака отказывалась от еды, долго и протяжно выла, когда хозяева уходили на работу, а потом у овчарки появились явные признаки болезни Паркинсона: она противно трясла нижней челюстью и головой. Вскоре у собаки отнялись лапы, и её пришлось усыпить. А самочувствие старушки заметно улучшилось: появился аппетит, она больше не запиралась в ванной и даже начала смотреть телевизор.


Ночью у Милентины разболелась нога – опухшее колено рассылало болевые импульсы по всему телу. С трудом встав с постели, она захромала на кухню и, достав из аптечки пакет с лекарствами, вывалила его содержимое на стол. Долго при свете ночника перебирала упаковки, прежде чем убедилась в своём упущении – в аптечке не осталось никаких обезболивающих средств. А утром произошла трагическая случайность с Раисой. Милентина с Васей пили кофе, когда из спальни донёсся громкий вопль собаки и истерический хоровой лай. Вбежав в комнату, Милентина, к своему ужасу, обнаружила, что вся свора сгрудилась вокруг лежащей на полу возле её кровати щенка и истерически облаивает поверженного конкурента. Задняя лапа Раисы была неестественной вывернута, и при малейшем прикосновении собака завывала от страшной боли. Милентина бросилась к телефону и набрала первый из найденных в интернете номеров скорой ветеринарной службы. Потом обзвонила все клиники, но врачи говорили, чтобы она дождалась заключения ветеринара из “скорой”, а потом уже обращалась к ним, если её не устроит квалификация консультанта.

“Скорая” приехала через четыре часа, когда собака уже впала в кому от болевого шока. Страдания её можно было облегчить только усыплением, но спасать, по мнению ветеринара, было бесполезно – из-за плохого содержания в доме заводчика у щенка были слишком слабые связки, порвавшиеся при неудачном приземлении с кровати на скользкий пол. Правда, если бы он приехал раньше, можно было бы попытаться сделать операцию, вставить штифт. Но у многих собак этот метод приводит к сильной аллергии, к тому же за удаление штифта придётся заплатить, как и за операцию, 30–60 тысяч рублей, а без штифта вывих почти наверняка произойдёт снова. Так что, несмотря на информацию в интернете о том, что маремма прекрасно себя чувствует, получая и подножий корм, опорно-двигательный аппарат растущего щенка требовал мяса и витаминов для суставов. Трёх недель откармливания оказалось недостаточно. И как она могла поверить этому коновалу, запросившему 8 тысяч за усыпление?! Если бы её саму в тот момент не мучила такая сильная боль, что легче было бы умереть, она сразу распознала бы в этом ветеринаре проходимца – разве можно так сразу выносить приговор?! Просто оплата за уколы и наложение шины составляла в три раза меньше, чем он попросил за усыпление. Но тогда он очень убедительно заверил её, что реанимация невозможна.


Как ни странно, после того, как не стало Раисы, боль вдруг прошла, но Милентина осознала, что потеря велика – что не говори, но тот, кто держал собак разных пород, знает, что красивый щенок крупной собаки воспринимается как нечто большее, чем отпрыск братьев меньших. И запоминается он на всю жизнь. Теперь она часами просиживала за компьютером, читая в интернете информацию о маремме. Периодически появлялись объявления о продаже щенков, но, когда она звонила заводчику, почему-то оказывалось, что все малыши, кроме одного, зарезервированы, и, значит, ей опять достанется плохонький замухрышка. Милентина провела маркетинг породистых щенков мареммо-абруццкой овчарки от Бреста до Урала, от Архангельска до Сочи и от Урала до Приморского края. Если где-то и попадался щенок супер-шоу класса и белый как снег, то и цена зашкаливала.

Милентина собралась было выходить из интернета, как вдруг на каком-то сайте, к своему большому удивлению, обнаружила сразу три объявления о дарении, а точнее продаже за символическую сумму мареммо-абруццкой овчарки. Первая из предлагаемых собак была роскошная медвежьего типа абсолютно белая сука, проживавшая в Санкт-Петербурге. Отдавали её по причине полного банкротства владельцев, вынужденных размышлять на тему собственного существования. Но хозяйка оказалась дотошной и когда выяснила, что в доме Милентины нет детей младшего школьного возраста, опекать которых привыкла собака, отказалась от дальнейших переговоров.

Вторая сука – найдёныш. Собаке повезло – изголодавшуюся грязную в колтунах великаншу приютили хозяева коттеджа стоимостью в 30 миллионов рублей, построенного посреди дубравы и берёзовой рощи в посёлке Боровиково де люкс. Собаку привели в порядок, стерилизовали по причине особого интереса со стороны проживавших в доме чёрных терьеров и решили оставить себе в качестве ещё одного охранника. Но исстрадавшаяся псина не желала облаивать людей и хотела от них только одного – любви и ласки. На её беду, хозяева особняка оказались людьми прагматичными и, несмотря на своё богатство, считали неразумным кормить не желающего работать пса.

Собаку было, конечно, жалко, и Милентина без промедления отправилась в посёлок де люкс. Но, увы, пёса так мало походила и на маремму вообще, и на Раису, в частности, и к тому же прониклась такой благодарностью и любовью к подобравшей её женщине, что Милентина уговорила хозяйку не травмировать собаку передачей новым хозяевам.

Осталось не изученным последнее, третье объявление. При более подробном ознакомлении Милентина поняла, что да, это её собака. Ослепительной белизны огромный и пушистый полуторагодовалый кобель был очень хорош. “Отдавала” его за 20 тысяч рублей владелица питомника больших пиренейских собак и мареммо-абруц-цких овчарок в городе Волжском Волгоградской области Отдавала по причине, что кобель не стал чемпионом из-за сырой морды, слишком крупной головы и прочих несущественных для любителя недостатков. Предложение было вдвойне заманчивым по той причине, что заводчица через три недели собиралась на машине в Москву, так что можно было не гнать в жару 800 км по загруженному шоссе, а сесть на теплоход и прокатиться на теплоходе по Великой русской реке, а обратно – на машине вместе с заводчицей и мареммой….


Год спустя.

Самой крупной собакой в домашнем зверинце Милентины стала подаренная её спасителем русская псовая борзая Риорита. Белорыжая с тёмной маской на длинной морде, элегантная и аристократичная, воплощение скорости. Нет среди любителей этой породы человека, которого это чудо не вдохновило бы на поэтическое творчество.

“Ату! Ату! Угонка, разворот, бросок!

Ломая хрупкий лёд пространства,

Осколки времени швырнув за поворот,

Крылатой тенью настигает и берёт”.

(Полина Деул)

Инстинкт преследовать всё, что движется, догнать и поймать у борзых врождённый, скорость изумительного по красоте бега достигает 60 километров в час. Но, несмотря на это, Милентина вырастила Риориту без особого труда – помог совет американских ветеринаров о скармливании больших доз витамина “С”. Непоправимых бед при смене молочных зубов Рита не сотворила, за исключением одного случая, когда кошка Шэрон поймала залетевшего на лоджию воробья. Можно себе представить, во что превратилась квартира, когда рослая, сантиметров 80 в высоту и около двух метров в длину псина пыталась вырвать птицу из пасти маленькой и лёгкой как пёрышко кошки. Первой рухнула вешалка, распластались по полу шубы, рассыпались коробки с летними шляпами, с плиты одна за другой слетали кастрюли… Утихомирить присоединившуюся к ней стаю Милентина могла только одним способом, произнеся магическое слово “палка”. Эта длинная-длинная палка всегда лежала на диване в состоянии боевой готовности. Конечно, Милентина не била своих питомцев. Однако они знали, что палка – грозное оружие в руках разгневанной хозяйки, и мгновенно усмиряли свои страсти. Но в это утро палки на месте не было. Не закатилась она ни под диван, ни под стол, а больше и спрятать её было негде. Значит, предварительно её животинки каким-то образом избавились от оружия мести, и это позволило им продолжить игру в охоту за мёртвой птицей аж до одиннадцати утра.

В городе, конечно, условия для русской борзой не подходящие. Если до девятимесячного возраста щенок благополучно резвился на ограниченном пространстве газонов, даже не помышляя выскочить на проезжую часть, то по мере роста жажда охоты всё сильнее давала о себе знать. При виде любого движущегося объекта размером с зайца, лису или даже волка Рита совершенно “борзела” и, если вовремя не схватить её за ошейник, сломя голову, неслась к намеченной цели. А однажды с разгона врезалась в щенка кане-корсо. Удар был такой силы, что обе собаки покатились кубарем, при этом не обошлось без травмирования мишени. Знакомые собачники в один голос советовали не выбивать из прирождённого охотника инстинкт настигать добычу и отдать Риту в руки профессионалу – любящая людей, ласковая ко всем, знакомым и незнакомым, борзая, как уверяли Милентину, легко перенесёт смену хозяина, тем более, если ей предоставят достойные такой породы условия.

Милентина знала, что даже подрощенную собаку можно отдать другому хозяину, если он придётся ей по душе. Однако, как выяснилось, Рита предпочитала жить в тесноте городской квартиры, но не расставаться с Милентиной и полюбившейся ей стаей четверолапых друзей. Радостно приветствуя гостей, благодаря их за похвалу её красоте, она мгновенно меняла к ним своё отношение, едва звучали слова: “Ну, пойдёшь к нам жить?” Не нужны были ей от других ни лакомые кусочки, ни обильные ласки. От страха, что её могут разлучить со ставшим ей родным домом, Рита дрожала, вставала на задние лапы, обхватывая передними Милентину за шею и вопросительно заглядывала в глаза. А если встреча происходила на улице и её пытались взять за поводок, она вырывалась как пойманный в сети дикий зверь.

Ничего не оставалось делать, как отучать Риту от непреодолимого желания выискивать в самых неподходящих местах движущийся объект и начинать погоню. Выдрессировать непослушную и легко впадающую в азарт собаку дело не легкое. Руководить и управлять стаей может только человек, обладающий большой внутренней энергией и способный к настоящему гневу. А Милентина, хотя и имела опыт в дрессировке, была человеком, не умеющим испытывать сильную злобу. Звери понимают, что хозяин мягкотелый и если и подчиняются, то только из любви к нему. А ежели захочется пошалить, то позволят себе распоясаться по полной программе. Чтобы заставить их выполнять команды, Милентине иногда приходилось искусственно приводить себя в состояние разъярённого начальника. Она размахивала палкой, бранилась как последняя пьянь, и это помогало.

Что касается прогулок, Милентина приспособилась выпускать Риту на покрытую гравием окружённую высоким забором овальную площадку, на которой в зимнее время заливали каток. Бегать по такому покрытию очень полезно для суставов, однако желания развить полную скорость у собак не возникает – всё-таки соприкосновение с мелкими осколками асфальта или острыми камнями может быть болезненным. Полюбоваться в полной мере полётом русской борзой, когда кажется, что собака почти не касается земли, удавалось только в поместье Кристины. Однажды сосед Виктор Степанович созвал гостей посмотреть на бега его борзых за механическим зайцем и даже организовал небольшой тотализатор.

– Охота с борзыми – занятие редкое и очень дорогое, а вот бега в Англии, Штатах и других странах пользуются большой популярностью. По субботам только на одном из лондонских стадионов сборы составляют порядка 14 тысяч фунтов стерлингов.

После такой речи градус азарта игроков поднялся по шкале вверх, и, сделав ставки, все с нескрываемым интересом направились в поле. Оно начиналось прямо за домом Кристины и простиралось до лесного массива на линии горизонта. Борзых, и среди них Риориту, придержали в шестидесяти метрах от места запуска зайца. Ату! И по команде четыре собаки полетели стрелой за движущейся мишенью. Рита с её выдающимися врождёнными способностями с лёгкостью опередила бы соперников, но внезапно что-то отвлекло её внимание и, сойдя с дорожки, она стремглав понеслась в сторону леса.

– Настоящего русака кто-то вспугнул, – предположил Виктор Степанович. – Притаился, наверное, в куртинках кустарника.

Но как ни всматривалась Милентина в горизонт, никакого ушастого так и не приметила. Правда, из леса вышел мужчина с собакой среднего размера, похожей на оленегонную лайку. В городе при встрече с любым сородичем Рита сходила с ума – начинала вырываться и скакать как необъезженный конь, выражая тем самым желание познакомиться и посостязаться в беге. Но агрессии не проявляла. Поэтому Милентина была крайне удивлена, когда увидела, с какой яростью вцепилась борзая в небольшое по сравнению с ней животное. Что касается, хозяина лайки, то он бросился на её защиту с храбростью героя, готового прикрыть своим телом амбразуру. Но, поняв, что борзая ему не по зубам, достал охотничье ружьё и прицелился…

– Стой! – как безумная завопила Милентина.

В сопровождении мужчин она со скоростью гончей бежала к месту схватки. Подскочив к Рите, схватила борзую за хвост и попыталась оттащить от её жертвы, но это не помогло. Хозяин лайки дал предупредительный выстрел. На секунду Рита разжала окровавленную челюсть, и подоспевшие мужчины оттащили в сторону раненного пса. Его грудь вздымалась редко, и каждый вздох сопровождался бульканьем крови.

– Кто-нибудь, помогите, – не в силах сдержать рыдание, хозяин пса обхватил его голову.

– Не жилец, – посетовал Олег, – но если сможете донести его на руках до моей машины, отвезу к ветеринару.

– Я понимаю ваше горе, – вздохнула Милентина, – и готова оплатить лечение, а в случае летального исхода – стоимость собаки.

– Вы миллионерша?

– Скорее, наоборот.

– Тогда, чтобы компенсировать моральный ущерб, нанесённый мне гибелью этой собаки, вам квартиру придётся продать.

– Что за чушь ты несёшь?! Цена твоей собаке максимум пять тысяч ре, – вступился за Милентину Олег. – И не хорони своего зверя раньше времени – ветеринар здесь опытный, а на операцию скинемся.

Ветеринарная станция размещалась в одноэтажной деревянной избе без удобств, но врач, к счастью, оказался на месте и, несмотря на субботу, был трезв.

– Олег, не оставляй меня наедине с ним, – шепнула Милентина, кивнув в сторону хозяина лайки, – не известно, какой будет исход.

– Собаку вашу я спасу, – пообещал ветеринар. – Но это обойдётся вам в ящик водки – у жены завтра юбилей.

Вздох облегчения вырвался из груди Милентины.

– Видите, какие здесь люди отзывчивые, а вы говорите “квартиру продать”… Не понимаю, что вы имели в виду.

– А то, что эта собака бесценна.

– Для любого хорошего хозяина его собака как ребёнок.

– Я не это имею в виду. Мой Джек – гибрид шакала и оленегонной лайки, обладающий уникальным нюхом – взрывчатку чует за версту, любой заданный предмет, даже скрытый двухметровым слоем земли, обнаружит без напряга. Вывел эту породу биолог Клим Сулимов. Брака в эксперименте было много – некоторые псы проявляли со временем трусость шакала, другие вообще не подчинялись дрессировке. Среди всех испытуемых только единицы обладали выдающимися способности и адекватной реакцией. Среди них Джек…

История 2

Кто найдёт логово шакала?

Накануне президентских выборов страсти в столице разгорелись пуще прежнего. Милентина в политике разбиралась неплохо, разумеется, была двумя руками за честные выборы и с интересом слушала дискуссии, дебаты и т. п. Однако вскоре поняла, что любой период нестабильности чреват непредсказуемыми явлениями в стае её домашних животных. Они зачастую вели себя так, словно чувствовали, как в окружающем пространстве беснуются невидимые человеку сущности типа нечистой силы.

Сначала проявила себя трёхцветная кошка Шэрон. Ей, как хрупкому созданию, рекомендовалось ежегодно делать прививки. И вот в назначенный день Милентина посадила Шэрон в машину, завела мотор… Проехали метров двести, и вдруг кошка, обычно хорошо переносившая автотранспорт, впала в жуткое состояние: начала дрожать как осиновый лист, запрокидывать голову и орать дурным голосом. Пришлось везти её обратно домой. Вернее не везти, а нести на руках с риском быть расцарапанной в кровь взбесившимся зверьком – мотор внезапно заглох.

Дома Шэрон продолжала вести себя странно – казалось, она не узнаёт квартиру, в которой прожила уже более года, не узнаёт радостно встретивших её четвероногих друзей. Шэрон таращила на окружающие предметы мебели свои огромные глазища, и в них было одно выражение – выражение панического ужаса. Чего же она так испугалась? Милентина заглянула на кухню и обомлела: от включённой электроплиты помещение наполнилось жаром, но приготовленного ею обеда там не было. Тяжёлые кастрюля и сковородка стояли на полу, и при этом не было ни капли пролитого красного борща, никаких следов атаки на сковородку. Все котлеты были на месте.

С тех пор, как в её доме поселилась целая стая братьев меньших, Милентина не раз убеждалась в существовании по соседству с нами мира невидимых сущностей, и это, во что не сталкивавшиеся с подобными явлениями люди абсолютно не верят, завораживало её, как завораживает ребёнка недосказанная сказка. Поэтому, несмотря на то что в предвыборный период с утра до вечера пронзительно свистел попугай корелла, и собаки во главе с хаски Чикой совершали хулиганские поступки в виде погромов – каждый раз после работы приходилось выносить мешок разгрызенных книг, старых лыжных ботинок, коробок вместе с их содержимым типа фена, каких-то прибамбасов для компьютера и т. п., Милентина так и не отказалась от своей задумки вывести на базе шакала новую породу собак, внешне похожих на красного волка, но при этом небольших и вполне пригодных для содержания в городской квартире. И к тому же отличающихся таким же необычайно тонким чутьём как используемые службой безопасности “Аэрофолота” шакало-псовые гибриды, известные как собаки Сулимова.

Надо сказать, что по натуре профессор строительного университета Милентина Ивановна Колбасюк была романтиком, искательницей необычных приключений. Их конечной целью было, разумеется, приобретение богатства в том или ином виде, но сам процесс волновал её не меньше, а даже больше, чем результат. И как ни странно, именно шакал, по её мнению, мог принести ей не малый доход. Выведенные известным биологом Климом Сулимовым шакалайки – метисы шакала и оленегоной лайки – превосходили любую технику в деле поиска наркотиков и взрывчатки и стоили больших денег. Но не меньшую ценность с точки зрения рядового обывателя, мечтающего о том, чтобы деньги свалились на него с неба, представлял эксперимент доктора биологических наук Г.А. Васильева.

Если в двадцать первом веке само понятие “романтик” безнадёжно устарело, в семидесятые годы прошлого столетия, то есть во времена политического застоя и стабильности, оно культивировалось как нечто вполне достойное поощрения. И вот талантливый учёный из академического института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии проникся идеей обучить собак искать клады. И не только закопанные в землю сундучки с драгоценностями, но и месторождения ценных минералов. В помощь доктору Васильеву были брошены наиболее известные геологи и кинологи, и результат превзошёл все ожидания. Презентация состоялась в зале музея, где под стеклянными витринами были разложены драгоценные камни и не имеющие большой ценности минералы. Собака Джильда по команде “Ищи!” обошла зал и, подойдя к контейнеру с изумрудом, навалилась на него грудью, издав громкий и радостный лай.

Но почему Джильда выбрала именно изумруд? Всё дело в том, что собачий нюх, как оказалось, реагировал на содержавшийся в нём четвёртый элемент таблицы Менделеева бериллий. В авиационной и космической технике, в атомной промышленности металлический бериллий применяется достаточно широко. При введении “витамина” бериллия, автомобильные рессоры выдерживают до 14 миллионов толчков, не обнаруживая усталости. Изготовляют из бериллия и окна для рентгеновских трубок. Эксперименты доктора Васильева принесли наилучший результат, когда собак приучали нюхать именно металлический бериллий. После соответствующей дрессировки обученные псы обнаруживали залежи минералов бериллия. Изумруд– только один из многих. Голубовато-зелёный цвета морской воды аквамарин, вишнёво-розовый воробьевит, желтовато-зелёный берилл, нежно-синий эвклаз, знаменитый александрит и многие другие драгоценные камни являются минералами бериллия.

Однако у доктора Васильева возможностей было куда больше, чему у Милентины. Ну, где, к примеру, она достанет металл бериллий? Разве что проникнет в рентгеновский кабинет и выкрадет окошко рентгеновской трубки или после нескольких лет экономии купит рентгеновскую установку? К тому же в интернете она обнаружила информацию о том, что металлический бериллий в чистом виде может вызвать сильную аллергию и даже онкологическое заболевание. Очевидно по этой причине информация о продолжении опытов Васильева отсутствовала. Но обоняние шакала в несколько десятков раз превосходит оное у овчарок, фокстерьеров и метисов, которые использовались в геологической разведке. Обучить его командам и послушанию практически невозможно, но выработать условный рефлекс “Найдёшь изумруд – получишь вкусный кусочек” – вполне реально. С помощью интернета Милентина нашла в столице, по меньшей мере, три магазина, в которых можно было купить искусственные изумруды по вполне приемлемой цене. Оставалось только встретиться с кем-либо из ныне живущих помощников доктора Васильева и получить от них технологию дрессировки. Если её шакал найдёт клад, то и щенка от такого зверя, то есть шабаку, можно будет продать за миллион. Не плохое хобби – не просто гулять с собачкой в окрестностях дачи, но и точно знать, что острый нюх обязательно обнаружит драгоценности даже в том случае, если над ними двухметровый слой земли.

До конца марта, когда на свет появляются первые помёты шакала, было ещё далеко, и Милентина продолжала “вербовать агентов”, имевших родственников в регионах, где обитает злейший враг крестьянских хозяйств – чекалка или шакал обыкновенный. Внешне зверь довольно невзрачный – летом рыжий, зимой грязно-серый, похож на нечто среднее между волком, лисой и небольшой собакой. Но зато хвост всегда держит низко как волк. Из собак такой хвост только у овчарки, а у всех других напоминающих волка пород загнут крючком, что делает вид сзади намного менее привлекательным, чем спереди.

Итак, к Новому году задача найти охотника на шакала была поставлена Милентиной перед знакомой продавщицей из Молдавии, студентами из Казахстана, Узбекистана, Грузии. Армении и республик Северного Кавказа. Из последних, по мере приближения сессии, всё более весомые обещания давал парень из Гудермеса, так что Милентина как-то в шутку выразила пожелание, чтобы группа, в которой учился Аслан, осталась на её попечении и в следующем семестре – не обмануть человека, от которого зависишь, для кавказца дело чести. Правда, как только эта зависимость сходит на нет, шансы также устремляются к нулю. Помощь студентов в приобретении шакала кто-то мог расценить как использование служебного положения в личных целях, но Милентина была уверена, что её случай особый – она спасёт зверька от неминуемой гибели – в некоторых южных регионах за отстрел волков и шакалов платили премию. А в логове оставались без матери беспомощные щенки.

Надо сказать, что события развивались таким образом, что затея дрессировки шакала и выведения путём скрещивания его с шелти породы “ред-вольф” становилась для Милентины всё более многообещающей. Она не любила играть в лотерею, где от тебя ровным счётом ничего не зависит. Но вот занятие кладоискательством казалось ей вполне достойным внимания творческой личности. Во-первых, надо изучить историю, чтобы правильно выбрать место поиска. А, во-вторых, необычайно острое чутьё шакало-псового гибрида позволяет выдрессировать его на поиск даже золота – где драгоценные камни, там и драгоценный металл. Правда, основываясь на опыте известного учёного-кинолога Клима Сулимова, можно было предположить, что для этого надо получить собаку, в которой будет только 25 % крови дикого зверя. Но Милентина почему-то верила, что ей достанется шакал необыкновенный, который будет так её любить, что сам согласится искать золото для своей хозяйки.

Размышления на эту тему по дороге в универ возникли в её голове не случайно. Накануне вечером к ней заехали на часок Кристина с Олегом и поставили перед окном пригнанный из Саратова и предназначенный для продажи джип “Мицубиси Паджеро”. В обязанности Милентины входило очищать его от снега так, чтобы всегда была на виду табличка “Продаю” и показывать машину покупателям – для этой цели Олег оставил ей ключ.

Выпив за ужином фужер шампанского, Кристина вдруг захмелела, и, несмотря на присутствие мужа, обрушила на подругу поток жалоб на свою свекровь. Да, жизнь в большом доме в деревне была бы раем, если бы не она, Жаба Евдокимовна, как прозвала её дочь

Кристины Оксана. Свекрови слишком много – ни на секунду не даёт покоя. От неё нигде не спрячешься, везде найдёт, достанет своими пустыми разговорами. И она всё время хочет есть – это, по-видимому, её единственное развлечение.

– Я не могу расслабиться, – жаловалась Кристина, – не могу запросто выпить кофе – у нас теперь ритуал: завтрак, обед и ужин с полной сервировкой. И Евдокимовна, не стесняясь, тащит в свою тарелку все лучшие куски и чавкает, чавкает… А потом ещё раз пять за день спрашивает: “А мы чай будем пить?”

– Ты должна её понять – в старости так не хватает общения, – заступилась за свекровь Милентина. – Я вот по шесть-восемь часов говорю со студентами, потом общаюсь с собачниками во время прогулки, но, если вечером Вася закрывается в своей комнате, и “его тащу на ковёр” с расспросами на тему: “Что новенького в политической жизни?” – это его конёк.

– Но с ней не о чем разговаривать. Она целый день что-то бубнит себе под нос, как бы поёт, а в действительности воет, шаркает по дому своими валенками и в сотый раз делится воспоминаниями о своём бывшем муже. И ничего не делает! Я клею на третьем этаже обои, а она, вернувшись с прогулки с Бонифацием, кричит на весь дом: “Муся! Мы пришли! Спускайся мыть собаку”.

– Не суди и не судим будешь, – вмешался в разговор доселе молчавший муж Милентины Вася. – Выделите ей участок, постройте домик, и проблема будет решена.

– Да, действительно, оставим этот разговор, – поддержала мужа Милентина. – Помнится, ты звонила мне из Саратова и обещала какой-то сюрприз.

– Да, хозяин джипа оказался охотником-профи, и я, вспомнив о твоих поисках шакала, сообщила ему о том, что есть покупатель на щенка. Он обещал подумать, но позже “обрадовал” – до Астрахани, где охота на волков и шакалов поощряется премией в довольно большом размере, тысяча километров, и у него на весну другие планы.

– Какой же это сюрприз?!

– Я ещё не закончила. Как-то часов в шесть утра, когда ещё не начал подтаивать белый настил, вышла я с Бони на прогулку, чтобы хоть немного почувствовать зиму. Спустились мы к речке и подошли к плотине бобров. Бони хотел было прорваться на другой берег, но я не позволила ему заходить в ледяную воду – у него и без того артрит. Но он настаивал на своём, так что пришлось взять собаку на поводок. Я взглянула туда, куда рвался мой пёс, и увидела небольшой автобус. Из него вышли трое мужчин с какими-то похожими на детскую игрушку инструментами, топорами и лопатами и направились по тропинке к лесу. И мне показалось, что один из них был очень похож на того охотника из Саратова. Я рассказала об этом Олегу, описала инструмент. Он зашёл в интернет, нашёл рекламу металлоискателей, и я опознала в инструменте одну из самых современных моделей. Теперь стало понятно, почему продавец джипа был с нами так любезен: предоставил отдельную квартиру, снизил цену на автомобиль – его что-то интересует в нашем районе.

– Ты думаешь, что это были кладоискатели?

– Не знаю. За оврагом поле, за полем лес, который тянется до самого Нарофоминска…

Вот этот разговор и родил в мозгу Милентины мысль о том, как можно использовать уникальные способности шакала. Она размечталась так, что как наяву увидела картину: рыжий зверёк старательно копает яму, Олег продолжает начатую работу, и вот, наконец, лопата стучит по твёрдой крышке старинного сундучка. А в нём, естественно, драгоценности, монеты из золота и платины.

И как всегда, когда заворожено мечтаешь о больших деньгах и представляешь себе картину их получения, мысли незамедлительно материализуются, правда, далеко не в том масштабе.

Она уже подходила к университету, когда за её спиной раздался мужской голос:

– Милентина Ивановна? А я вас не сразу узнал, будете богаты, – голос принадлежал начальнику подготовительных курсов. – Я наконец-то набрал для вас группу, начинаете с четверга, а зарплату оформим в январе.

А в холле она встретила своего бывшего ученика, которого готовила к сдаче ЕГЭ, и он попросил её позаниматься с его девушкой – уроки Милентины позволили ему успешно сдать экзамен и поступить на престижную специальность.

Окрылённая тем, что её мечта о поисках клада с помощью зверя необыкновенного улучшит её материальное положение, а в дальнейшем подарит несколько насыщенных волнующими приключениями отпусков в деревне Сашкино, Милентина решила удвоить усилия в направлении приобретения щенка шакала. Как бы ни хотели студенты поспособствовать ей в этом, реальную помощь мог оказать только опытный охотник.

Ещё в ноябре она отправила письма по всем найденным в интернете электронным адресам обществ охотников и рыболовов, написала и в администрацию крупных зоопарков. Но, увы, не получила ни одного обнадёживающего ответа, да и многие адреса оказались “инвалидами”. Однако недаром в студенческие и аспирантские годы Милентина поднаторела в теории вероятности – в любой игре в лотерею есть “критическая масса”, когда реализуется счастливая случайность. Если отправить сообщение нескольким десяткам охотников, обязательно откликнется хотя бы один, кого заинтересует её предложение. Но как выйти на связь с этими потенциальными помощниками?

Вечером Милентину вдруг осенило. Надо зайти на сайт avito.ru в Астрахани и Краснодарском крае и поискать объявления о продаже щенков от рабочих охотничьих собак. В Астрахани, где охота на шакалов даже премировалась, выставленных к продаже щенков ни охотничьих, ни других пород практически не было, но зато была туристическая фирма, организующая VIP-охоту для российских и иностранных туристов. А вот в Краснодарском крае собаководство служебное, охотничье и любительское было развито в такой степени, что пришлось пройтись по нескольким десяткам страниц объявлений. Сначала Милентина отправляла администратору турфирмы и заводчикам охотничьих собак подробные письма с обоснованием своего желания, а потом, изрядно устав, перешла на краткое сообщение: “Куплю шакала, куплю шакала…”

К полуночи, когда эти два ключевых слова пополнили почту заводчиков охотничьих собак Сочи, Армавира, Геленджика, Краснодара, Новороссийска, Анапы и т. д., Милентина выключила компьютер и, будучи не в силах дотащиться даже до ванной, рухнула на постель. И в тот момент, когда подсознание было уже готово перенести её в мир снов, в дверь позвонили. Это была Кристина. От неё пахло не, как обычно, французским парфюмом, а крепким пивом, и была она небрежно одета и не совсем трезва. Следом за ней в квартиру ввалился её роскошный самоед Бонифаций и незамедлительно направился в сучье царство. Чика набросилась на него со страстными поцелуями, но борзую, по-видимому, больше заинтересовала причина позднего визита – Рита запрыгнула на комод и высунула в прихожую свою длинную шею. Одно ухо у неё завалилось, вывернувшись на изнанку, и любопытствующая морда выглядела так комично, что Кристина расхохоталась.

– Что случилось? – Милентина почувствовала, как тревожно забилось сердце. – Так поздно и без предупреждения?

– Машину продаём. Покупатель реальный – джип нужен ему срочно. Поднял нас с постели, вот мы и помчались в Москву. Олег сейчас с ним разбирается. Наверное, придётся у тебя заночевать – оформить продажу сможем только завтра. Выпить найдётся?

– Выпить не дам – ты и так пьяна.

– Сопьёшься тут… Эта Жаба Евдокимовна доводит меня до сумасшествия. Стоишь в ванной голая, натягиваешь трусы, а она вваливается без стука. Утром просыпается гораздо раньше, чем мы, но в туалет идёт именно в то время, когда нужно нам. И сидит там по часу. Всё делает так, чтобы насолить мне. Будто нарочно. Притащится в нашу спальню и проквакает: “Да, говённые обои ты купила, но на стене смотрятся вроде бы ничего”. Ходит за мной по пятам, сопровождает нас, куда бы мы ни ехали. При этом кряхтит, что ноги в машине затекли или бубнит что-нибудь про пенсионный фонд, а потом как заорёт: “Да пошли они все на…” И в зубах за столом ковыряется… Я больше не могу этого терпеть! Нашему соседу семьдесят семь, но он человек образованный, всегда расскажет что-нибудь интересное, а эта… в голове и двух извилин нет.

Кристина с каждым сказанным словом всё больше распалялась. К счастью, её страстный антисвекровский монолог прервало возвращение Олега.

– Обломилось, – грустно признался он. – Покупатель оказался настоящим профи – нашёл какие-то мелочи, которые его не устраивают. Предложил за машину 300 тысяч, но я не уступил.

– Ах, не уступил?! – взорвалась Кристина. – Мы деньги проедаем, проедаем, особенно твоя жаба старается, а заработка всё нет. На что ты будешь строить для неё дом?! А я больше не выдержу с ней под одной крышей. Жаба разведёт нас! Она считает, что мы обязаны кормить её сёмгой и осетриной, а пенсию в общий котёл не отдаёт. И ты молчишь! Почему?! Вот видел! – Кристина показала фигу. – Хотела оформить на тебя с ней второй участок, а теперь не буду – всё Оксане завещаю. Ладно, Мила, не будем тебя напрягать. Поехали…

Борзая спрыгнула с комода и уткнулась мордой в живот Олега.

– А Риорита стала лучше… -

– Кого лучше? – резко оборвала его Кристина. – Бонифция?! Как у тебя язык повернулся? Бонифаций самый красивый в мире пёс.

– Вот видишь, Олег, Кристина очень не любит, когда ей говорят нелицеприятные вещи. Скажи своей маме, чтобы она никогда больше не критиковала её покупки, не делала ей замечаний.

Утром Милентина проснулась с тяжёлой головой, но первым делом позвонила матери Кристины.

– Люба, привет, – вчера у меня были твои. Ты в курсе, какие проблемы у Кристины со свекровью?

– Представляю. Олег мечтал, что всех соберёт под крышей большого дома в этом райском уголке, а я ему говорила: “Мечта всегда прекрасней её воплощения. Особенно это касается съезда со свекровью”.

– Люба, тебе надо обязательно съездить в Сашкино и самой поговорить с Евдокимовной. И кстати, у меня будет к тебе просьба: зайди в школьную библиотеку и спроси, нет ли у них каких-либо материалов по истории края.

Люба позвонила через неделю.

– Я выполнила твою просьбу, но материалов так много, что можно написать целую диссертацию. “Я живу в одном маленьком городе на Оке. Он так мал, что все улицы выходят или к реке с её плавными и торжественными поворотами, или в поле, где ветер качает хлеба, или в леса, где по весне буйно цветёт между берёз и сосен черёмуха”. Так писал о городе Тарусе Константин Паустовский. От деревни Сашкино до Тарусы километров двадцать. Ты, конечно, знаешь, что необычайно красивый ландшафт привлёк в Тарусу десятки известных и даже великих писателей, поэтов, художников, музыкантов, режиссеров… жили здесь Антон Павлович Чехов, Марина Цветаева, Иосиф Бродский, Святослав Рихтер, Андрей Тарковский… Однако не думаю, что кто-нибудь из них в свободное от творческих поисков время занимался тем, что закапывал в тайник фамильные драгоценности. Правда, старики говорят, что в каменистых известковых берегах Оки прорыты подземные туннели, но это только легенда – пока их никто не нашёл.

– Понятно, – разочарованно протянула Милентина, – к сожалению, литературовед из меня вряд ли получится.

– Тогда зачем тебе была нужна эта информация?

– Хочу заняться кладоискательством.

– Да, Кристина что-то говорила об этом, но я не поверила. Мила! Сколько тебе лет?! Пятнадцать? Что-то преждевременно ты начала впадать в детство. Я помню, как в подростковом возрасте собрала команду для поиска в пойме реки Которосль – притока Волги потерявшегося щенка или котёнка. Мы уходили на весь день. Скрывались от ветра и дождей в шалаше. И однажды нашли породистого пойнтера. Это было удивительно – в то время собак держали очень немногие… Но женщина, всерьёз загоревшаяся на пятом десятке поиском кладов! Это бред какой-то.

– Напрасно иронизируешь. Для меня совмещать отдых на даче с приключением на природе – великолепный микс. Если будет у меня дрессированный шакал, вероятность того, что он найдёт скрытые в земле сокровища, я оцениваю достаточно высоко.

– Ну, тогда тебе действительно стоит провести отпуск в поместье Кристины. С Евдокимовной я, кстати, их помирила. В семи километрах к югу от Тарусы находится село Троицкое. Засекины, Долгоруковы, Мусины-Пушкины, Суворовы и Минхвицы – согласись, громкие и известные в России фамилии. В разное время они были владельцами усадьбы в Троицком. Сейчас от неё остался лишь старый парк из посаженных квадратами лип, несколько прудов, заброшенный фруктовый сад и Церковь рождества Христова, построенная в начале прошлого века, а точнее в 1909-ом. До своего ареста в 1930-ом в ней служил отец Александр. В 38-ом его расстреляли. Стал жертвой сталинских репрессий и староста храма Никита Бреев – его отправили в ссылку в Казахстан. Ходят слухи, что не так давно в этих краях объявился молодой человек, назвавший себя внуком Никиты Терентьевича.

– Может быть, он приехал, чтобы найти тайник?

– Милентина! Ты встреваешь в опасное дело. Неужели не насмотрелась за свою жизнь фильмов о трагической судьбе кладоискателей? Если ты даже найдёшь клад, у тебя его отберут. Тем более что усадьба и лес в Троицком взяты в долгосрочную аренду компанией “Инвестнедвижимость”. Кстати, парня, утверждающего, что он внук старосты храма, задержали возле церкви арендаторы – его поведение показалось им подозрительным

– Это ещё раз подтверждает мою версию о цели его приезда. Если шакал укажет на место, где зарыты сокровища, мы пометим его, а копать будем ночью.

– Мне кажется, что тебе надо сначала посоветоваться с психиатром. Лично я не собираюсь ни в чём таком участвовать, тем более что недавно произошёл странный случай. Меня разбудил громкий и радостный лай Бонифация – так обычно он приветствует гостей. Я набросила шаль и вышла на крыльцо. Мне показалось, что по второй необработанной половине участка шныряют какие-то подозрительные личности. Позвала на помощь всех, кто был в доме. Одного из “гостей” Олегу удалось задержать. Это был тот самый охотник, у которого он купил джип. При нём – новенький металлоискатель. Мужик лепетал что-то невразумительное – якобы, в этом регионе мальчишки подорвались на мине. Его, бывшего сапёра, наняли для обезвреживания мин, оставшихся в земле со времён Великой

Отечественной, и обещали хорошо заплатить за проделанную работу. Мы поинтересовались, почему же он занимается поиском мин ночью, да ещё на чужом участке. Ответ на этот вопрос у него был, по-видимому, заготовлен. Сказал, что в случае обнаружения и обезвреживанья мины оплата их работы возросла бы в разы. Но, увы, срок контракта истекал на следующий день, и накануне отъезда они решили пошуровать и в самой деревне. Да, немцы оккупировали Калугу вплоть до штурма 30 декабря 1941-го, но никто из сельчан не слышал о несчастном случае. В деревне Сашкино немцы тоже были. Взорвали церковь и только совсем недавно на этом месте обнаружили под слоем земли серебряный крест… Куда исчезла остальная церковная утварь не известно. Олег отпустил охотника. Но перед тем как уйти, тот задал странный вопрос. Интересовала его Преображенская церковь в усадьбе дворян Чириковых. Усадьба эта была обустроена в середине 18 века примерно в трёх километрах от того места, где сейчас дом Кристины. Сохранились от неё только руины двухэтажного дома, регулярный липовый парк. А построенная в восемнадцатом веке Преображенская церковь была разобрана в 1930-ом. Эту информацию охотнику сообщила я. А когда добавила, что перед революцией 17-го года усадьбой владели дворяне Атрыганьевы, охотник повёл себя ещё более странно – даже при лунном свете было видно, как побагровело его лицо, как нервно он закурил сигарету… Потом, что-то промямлив, он исчез в темноте.

– Тем более это служит доказательством того, что этот регион попал под прицел кладоискателей. Во всяком случае, можно предположить, что внук церковного старосты и, возможно, потомок рода Атрыганьевых знают о том, что церковные руины эти мест хранят какую-то тайну.

История 3

Есть ли запах у золота?

– А ведь золото запаха не имеет, – этими словами знакомая продавщица зоомагазина прервала восторженный рассказ Милентины о её намереньях использовать шакала в деле кладоискательства. – Может, вам мини-пига завести – во Франции свиньи славятся тем, что находят под землёй трюфели. Случалось, что пиги откапывали и бочонки с серебряными монетами… Или ещё лучше – никого не заводить, а просто купить металлоискатель.

– Я собиралась для начала обследовать Долину реки Сходня. Представляете, как будут на меня смотреть люди, если я буду прочёсывать с инструментом это популярное место отдыха москвичей! А вот на маленькую рыжую собачку, то бишь шакала, мало кто обратит внимание.

– Но она не сможет найти золото по запаху – оно не окисляется.

– Я знаю, – вздохнула Милентина, – всё-таки как-никак физик по образованию и в курсе, что молекулы металла не могут непосредственно быть источником ощущения запаха, так как они не улетучиваются с металлических предметов. Деньги действительно не пахнут.

– Французские парфюмеры так не думают, – вмешалась в беседу молоденькая модница. – Компания Comme des Garcons, что переводится “Как мальчики”, создала уникальный аромат, воспринимаемый как запах золота.

– Ну, здесь речь идёт о психологическом факторе. Деньги не пахнут, – повторила Милентина известный афоризм. – И всё-таки найти клад с помощью шакала вполне реально. Дело в том, что ещё во времена Союза были среди кинологов энтузиасты, которые дрессировали собак для использования их в геологоразведочных работах. Так вот, оказывается, по запаху металлического бериллия обученная собака способна найти содержащие этот элемент драгоценные камни – изумруд, аквамарин и другие. А чутьё шакала превосходит собачье в 50 раз – к примеру, лучший шакало-псовый гибрид Сулимова чуял взрывчатку за версту. К тому же я не только клад собираюсь искать, но и займусь выведением новой породы. В новом году моя шелти Шанель станет мамой, и рыжего мальчика я отдам только тому, кто согласится участвовать в производстве гибрида.

– Ну, в таком случае, желаю удачи. Но мне кажется, что для создания новой породы надо иметь хотя бы несколько шакалов.

– Пока я имею одни обещания, но если вдруг окажется, что поиском логова по моей заявке займутся разные охотники, и если результат превзойдёт мои ожидания, я буду предлагать шакалёнка и вам, и другим знакомым.

В том, что шакал у неё непременно будет, Милентина не сомневалась. Вот, к примеру, её студенты из Дагестана на зимние каникулы едут не к себе домой, а в Астрахань для установления контакта с проживающими там дальними родственниками из числа охотников – за отстрел шакала в Астраханской области они ещё и деньги получат. Правда, в их намерение входило привести зверя прямо к началу экзаменационной сессии и обменять его на положительную оценку… На это Милентина, конечно, не пойдёт, тем более, что в Астраханской области шакалята родятся не раньше апреля.


На площадях городов и в эфире разгорались страсти уже начавшейся компании выборов президента. Поднявших головы и расправивших плечи революционеров со всех сторон окружал полный спектр обвинений: национализм, фашизм, направляющая рука Кремля, ФСБ, ЦРУ, Госдепа США и т. д. и т. п.

В субботу, возвращаясь с работы, Милентина прогулялась пешком до Площади трёх вокзалов. Только что закончился проходивший на проспекте Сахарова стотысячный митинг “За честные выборы”, и по площади длинной вереницей двигались тяжёлые грузовики с солдатами. Милентина разволновалась – неужели окончательно рухнет вера в то, что страна встанет на путь, когда сердца будут наполнены оптимистическими надеждами на свет в конце туннеля? И опять простые люди станут заложниками борьбы за власть тех, кто сумел прорваться наверх или только намеревается это сделать? У станции метро собралась кучка людей с плакатами. По их весёлым лицам и жарким обсуждениям, в каком ресторане лучше отметить появление в России гражданского общества, Милентина поняла, что митинг прошёл без эксцессов. Значит, в электричке можно будет не думать о судьбах мира, а погрузиться в свои собственные так далёкие от политики мечты.

Такие мечты, как и выдающиеся произведения, чаще рождаются в период застоя. Милентина открыла ноутбук и через минуту перенеслась во времена царицы Клеопатры. Именно тогда в Нубийской пустыне были обнаружены чудесные кристаллы изумруда… Нагруженные драгоценными камнями караваны верблюдов прокладывали путь к Красному морю, а потом после завершения морского путешествия зелёные кристаллы пополняли сокровищницы властителей стран Европы, византийских императоров, персидских шахов… Через три с половиной тысячи лет испанские завоеватели обнаружили огромное количество крупных тёмно-зелёных изумрудов в могилах и храмах Мексики, Перу, Колумбии… В девятнадцатом столетии изумрудные копи Урала открыли миру драгоценный камень весом более 2-х килограммов. Да, многие скрытые в земле и тайниках старинных зданий клады хранят украшения с изумрудами и другими минералами бериллия. Среди них и удивительный камень александрит – густо зелёный днём и малиновый при вечернем освещении “зелёное утро и кровавый вечер”.


Накануне Нового года подмосковный город Химки превратился в нечто, похожее на Лас-Вегас в смысле многоцветья красочной иллюминации и новогодних гирлянд. Милентина не без удовольствия прогулялась с Любой по заснеженному парку, где за каждым деревом взлетали вверх брызги фейерверков, где на лицах неторопливых прохожих запечатлелось ожидание праздника. В восемь часов вечера женщины проводили Старый год, и Милентина поехала домой на такси – Вася прислал сообщение о том, что у одной из её сук – шелти Шанель начались предродовые схватки.

Шанель шумно дышала, казалось, теряя последние силы. Хотя Милентина и знала, что этот волнительный период может затянуться на 36 и более часов, всё же решила ещё раз почитать в интернете советы ветеринара. Срок обновления антивирусной программы у неё истёк, но кому в период предвыборной президентской компании придёт в голову запустить вирус на сайт о том, как проходят роды у сук? Однако она ошибалась – интригующие сообщения на политические темы наводнили интернет. Не удержавшись от искушения, она решила выяснить, какую же страшную тайну скрывает главный кандидат в президенты. Непростительное любопытство! Компьютер словно сошёл с ума – одна за другой сами открывались непонятные программы, на мониторе периодически возникало нечто похожее на квадрат Малевича. Только не чёрный, а белый. Стало ясно, что до третьего января, когда откроются компьютерные центры технической помощи, она не сможет войти в сеть. Хорошо, что весь касающийся родов материал Милентина изучила заранее – у неё имелся изданный ещё в восьмидесятые толстый справочник обо всех возможных патологиях и, соответственно, экстренных мерах оказания помощи. Теперь такие книги не выпускают – они отнимают хлеб у частных ветеринаров.

Ровно в полночь с последним боем Кремлёвских курантов, когда Милентина едва пригубила шампанское, на свет появился первый щенок. И, как ни странно, этот мальчик был именно таким, какой был нужен Милентине для производства шакало-гибридов, похожих на красного волка, то есть, как и волчата, он имел коричневый окрас, в дальнейшем перевоплощающийся в насыщенно красный цвет. Через сорок минут после вливания роженице нескольких ложек натурального кофе с двадцатипроцентными сливками и мёдом родился ещё один коричневый мальчик. Состав данного элексира Милентина вычитала в справочнике. Главное, что кофе должен быть непременно свежемолотый, а не растворимый – последний не даст никакого эффекта, хоть литр собаке влей. Ещё несколько глотков и, как пробка от шампанского из материнского чрева вылетел третий щенок – мраморная девочка и плюхнулся к ногам борзой. За ней – такая же четвёртая. И только последний пятый щенок – чёрный мальчик родился с задержкой после того, как Милентина сделала шелти укол окситоцина.

Животные реагировали на пополнение зоопарка по-разному. Кошка Шэрон принимала самое активное участие как во встрече Нового года, так и в приёме родов – то подбегала к экрану и пыталась пощупать Николая Баскова, то заглядывала под хвост роженице в надежде увидеть первой, как покажется околоплодный пузырь. Старожил пудель Митя, напротив, сразу высказал недвусмысленное отношение к происходящему – задрал лапу и оросил вольер, за которым пищали новорожденные. Недовольство появлением лишних ртов проявила и совершенно оборзевшая борзая Риорита – умудрилась незаметно от Милентины выдвинуть ящик, в котором лежал ветеринарный справочник и зверски расправиться с этим источником информации – мол, больше он тебе, надеюсь, не потребуется. Весёлая и ласковая волкобака Чика проявляла бурный восторг, подмешанный на любопытстве, а кинг-чарльз-спаниель Муля, которой так и не удалось стать мамой, упорно прорывалась за заграждение с целью присвоить себе чужое потомство. Что касается шпицов, то они к мелочи вообще относились с полным равнодушием – предпочитали ездить верхом на широкой и мягкой спине чау-чау.

Через три дня щенки окрепли – лихо подползали к молочным соскам и, насытившись, засыпали часа на два, а то и дольше. Теперь можно было заняться компьютером. Милентина купила лицензионную антивирусную программу Касперского, и этого, к счастью, оказалось достаточным – угроза компьютеру была ликвидирована. В почтовом ящике её ждало несколько писем от собачников и охотников. “Шакалами и прочими мерзкими тварями не занимаемся” – первая информация сразу же испортила настроение. Другие предлагали ей гибридов волка и восточно-европейской овчарки, а также чистокровных волчат или признавались, что, к сожалению, помочь не могут.

Тем временем воображение Милентины переносило её на крыльях сновидений через пространство и время к завершающей стадии поисков клада, то есть к тому моменту, когда сундучок с сокровищами занял почётное место на одной из полок, где хранилась коллекция дисков с фильмами о пиратах Карибского моря и других ловцах удачи и богатства. И, как это часто случается с победителем, победа стала для неё источником тягостных мыслей, источником осознания того, что извечный вопрос на тему, что лучше “иметь или не иметь” способен подлить большу-ую ложку дёгтя в бочку с мёдом. В самом деле, как она могла проявить такое легкомыслие и не ознакомиться во всех подробностях с законодательством относительно найденного клада? А вопросы на этой почве возникали один за другим как пробивающиеся сквозь питательную среду ростки пшеницы.

Вопрос первый – если сообщить о находке в полицию, то можно ли быть уверенной в том, что товарищи в погонах не придумают способ, как изъять сокровище из рук такого лоха в денежных делах, каким не без основания считала себя Милентина. С экспертами им легко договориться, и ей предъявят свидетельство о том, что в сундучке хранили не антикварные украшения с ценными камнями, а бижутерию со стекляшками. Значит, прежде всего, надо обратиться к независимым экспертам. Такие люди в её окружении есть. Это сестра Любы Галина, известный в Нижнем Новгороде ломбардист, содержащий целый штат оценщиков драгоценных камней, и брат Любы Глеб, владелец городского ломбарда в городе Волгограде. Самое простое было бы предложить одному из них утрясти все формальности и сдать клад государству. Конечно, придётся поделиться, но она не жадная. Она бы и половину отдала тому, кто гарантирует ей, что всё будет по закону, по справедливости. Но для этого придётся вести клад в другую область. А это, скорей всего, уже попадает под какую-нибудь статью. Можно, конечно, попытаться вызвать Галю или Глеба в Москву, но они вряд ли бросят свои дела и помчатся в столицу – подумают, что история с кладом очередная выдумка неугомонной писаки.

Как будет обидно остаться ни с чем! Если бы она просто случайно нашла драгоценности, то их изъятие не ранило бы так больно чувство справедливости. Но ради этого клада она проделала гигантскую работу – сколько сил уже ушло на приобретение щенка шакала, и сколько ещё уйдёт на его выращиванье, социальную адаптацию! А чего стоит дрессировка, вернее выработка условного рефлекса! Придётся выкраивать время и ездить на консультации к Климу Сулимову – всё дело в том, что щенок шакала, вероятно, быстро научится отличать по запаху изумруды от других предметов, но хватит ли у неё сил поддержать этот рефлекс, не дать ему угаснуть?

Милентина обдумывала все эти нюансы, представляя и ощущая их так явственно, как будто её план уже полностью удался. Она осознавала, какой утомительной и нудной покажется ей через какое-то время дрессировка, как будет прав Вася со своими нравоучениями относительно того, что самое главное в жизни это чистая совесть и спокойствие души. Однако наркотик кладоискательства уже обильно пропитал её подсознание, и она знала, что не сможет убедить себя отказаться от этой авантюры.


После проживания в одной комнате с борзой и гибридом хаски и волка Милентине казалось, что, по сравнению с ними, шакал будет ей казаться не мерзкой тварью, а ангелочком. В высоту взрослая девочка всего сантиметров сорок, и полметра в длину, не считая хвоста. А вот дылда Риорита вступила в самый сложный для владельца период, то есть начала борзеть. Это выражалось в том, что неожиданно посреди шоссе она вдруг отказывалась идти по переходу и тыкала своим длинным носом в карман с лакомством. На языке жестов это означало: “Хочу, чтобы ты дрессировала меня на хождение рядом прямо сейчас и непременно с поощрением из твоего кармана”. Борзая упиралась, артачилась, и Милентина с трудом перетаскивала её на другую сторону улицы.

Что касается Чики, то она сотворила вообще нечто непоправимое. Обычно, отправляясь гулять с шелти Шанель, Милентина переносила её щенков в высокую коробку. Но на этот раз они так уютно расположились в свитом из тёплой подстилки гнёздышке, что она оставила их в вольере. Металлические секции, казалось, были прочно скреплены карабинами, и малышам ничто не угрожало. Но это только казалось…

Вернувшись через час, Милентина, к своему ужасу, обнаружила, что дверь на балкон распахнута, вольер пуст, а подстилка без щенков валяется скомканной посреди комнаты. Кто-то, а вернее не кто-то, а Чика расшатала стенки так, что смогла просунуть в образовавшуюся щель лапу и подтянуть одеяло с щенками к отверстию. Но где же они?! Съесть детёнышей своей стаи она не могла. Обойдя комнату, Млентина обнаружила продрогших четырёхдневных малышей на холодном полу возле огромной кости здоровенного быка, которую уже неделю грызли острые зубы борзой и хаски. Значит, они решили просто познакомить щенков с этой забавой – пусть знают, что в мире есть гораздо более интересные вещи, чем мамкины соски. Милентина положила щенков на грелку, но спасти одного из них – родившегося вторым красного мальчика так и не удалось.

Это стало последней каплей в решении судьбы пятимесячной хаски. На это раз Чике припомнили всё: уничтоженные пылесос, торшер, фен, настольные лампы, пульты, клавиатуру, вентиляторы, диван, от которого осталась одна доска, халаты, бюстгальтеры, носки, колготки, спортивные костюмы, дорогую библиотеку, ободранные обои, съеденного попугая. Да, Милентина терпела долго, хотя спать ей теперь приходилось не на её шикарном диване, а на оставшемся от него деревянном топчане, новый день начинать с покупки очков – если она после прочтения какого-нибудь журнала или проверки тетрадей сразу не убирала очки в недосягаемое место, от них оставались лишь дужки. Конечно, жалко лишать себя удовольствия ежедневно любоваться неотразимым обаянием хаски, однако, содержать их и ездовых собак вообще в небольшой квартире более чем проблематично – они созданы не для того, чтобы ютиться в четырёх стенах или сидеть на заднем дворе – хаски созданы для спорта. Чего не скажешь о других питомцах Милентины – и русская борзая Рита, и чау-чау Урсула, и шелти Шанель вели себя дома вполне адекватно. Рита вообще оправдывала название породы “русская борзая” с ударением на первом слове. Она с большим удовольствием нежилась возле батареи или на диване, на улицу просилась только по нужде. Но если оказывалась в парке, начинала борзеть, то есть входить в раж – постепенно бег её по кругу ускорялся, как быстрокрылая птица она перелетала через любые препятствия, а потом залегала в сугробе с целью увидеть добычу и поиграть в гончую. Догнав какую-нибудь псину, Рита со злобным рычанием впивалась в загривок. Прижимала к земле или, перевернув на спину, хватала за горло. Но всё это была только игра – ни одной царапины не оставляла она на теле “добычи”. А когда однажды в студёную пору, сильно промёрзнув сначала на работе, а затем в ожидании транспорта Милентина слегла с температурой и дикой болью в пояснице Рита отнеслась к её состоянию с полным пониманием.

– Риточка, я не могу вывести тебя – мне плохо, – с трудом шевеля губами, прошептала Милентина, – сделай свои дела на газетку.

Собака ответила ей понимающим взглядом и весь день, как умела, проявляла сочувствие. Милентина взяла в постель щенков шелти – пусть привыкают к запаху человеческого тела, к ласкающим их рукам. Из таких щенков, как правило, вырастают собаки добрые, нежные, не пугливые. Малыши были толстенькие, мягкие, и от них приятно пахло детством. Потискав их минут тридцать, Милентина вдруг ощутила, как в ней прибавляются силы, затухает лихорадка, уходит боль. Ещё через пятнадцать минут она смогла встать с постели, одеться и выйти в ближайший магазин за продуктами. И в течение того короткого времени, что она отсутствовала, Чика успела отомстить за то, что её не вывели на прогулку – во-первых, ободрала остатки обоев. Во-вторых, забралась на комод и разобралась с портретом любимой кошки Милентины, оставив от него лишь обгрызки. А в качестве кульминации справила нужду на неубранном постельном белье. А в приготовленную для шакала большую клетку её не посадишь – слишком большая травма для психики ездовой собаки.

В сердцах Милентина дала на сайт “avito.ru” сразу два объявления, отличавшихся только первым словом: “Отдаю (продаю) по семейным обстоятельствам подрощенного щенка хаски”. В обоих объявлениях была указана одинаковая цена 500 рублей.

Получив уведомление о том, что информация появится в итернете через 20 минут, она зашла в сеть с запросом о шакалах. Опять вирус! На основном сайте какие-то иероглифы! Однако получить кое-какие новые сведения удалось. В Ахангаранском районе Ташкентской области стаи шакалов продолжали терроризировать крестьян. Устрашающе воя или плача, как дети, они рыскали по дворам, и временами от них приходилось отбиваться как от серьёзных хищников – зимой шакалы звереют от голода. Зато спариваются они уже в декабре-январе, а не в марте как их кавказские сородичи – весна в Узбекистане наступает раньше.

Найдя на сайте почтовый адрес Ахангаранской администрации – хокимията, Милентина написала письмо её главе, в котором выразила сочувствие по поводу нашествия шакальской орды и попросила помочь ей в приобретении месячного шакалёнка для проведения научных исследований. Передав копию письма знакомой продавщице из Самарканда, она внезапно ощутила, что события развиваются по ещё более интересному сценарию, чем она предполагала. Узбеки скорей всего ей помогут – если до сих пор никто из российских охотников не написал ей, что хотя бы один раз видел нору шакала, то, по информации в сети, их можно найти повсюду в зарослях кустарника, протянувшихся по берегам реки Ахангаран.

Кстати, именно с этой рекой связана древняя легенда о кладе. Давным-давно высоко в горах стояла башня. И жил в этой башне злой волшебник – хозяин гор. Всё у него было: драгоценные камни, серебро, золото… и любимая дочь Адель – самая красивая девушка долины. Увидел однажды девушку молодой чабан Ангрен, и полюбил он Адель с первого взгляда. Вечерами Ангрен играл на дутаре и пел грустные песни о своей любви. И вот однажды открыла ему Адель тайну волшебного клада, и для того чтобы юноша быстрее его нашел, дочь волшебника превратила его в быструю реку – реку Ахангаран…

И ещё Милентина подумала о Самарканде. Вот куда стоит поехать с обученным искателем кладов! Через этот “эдем востока”, “жемчужину исламского мира” когда-то проходил Великий шёлковый путь, и на юге Узбекистана при археологических раскопках находили клады весом более 30 килограммов.

Но вопрос требовал более тщательного изучения, и оно, увы, разочаровало будущего кладоискателя. В Узбекистане самым популярным драгоценным камнем была бирюза, которой в старину украшали рукоятки и ножны кинжалов. Далее следовали жемчуг, рубин, сердолик… но минералы бериллия упоминались крайне редко. Так что, даже с помощью обученного шакала кладов на этой территории не найти. Может быть, Египет? Известно, что царица Клеопатра обожала изумруды и, в знак особой милости, дарила своим приближённым крупные камни, на которых было выгравировано её изображение. Но в этой стране к власти пришла исламская группировка, и вряд ли туристке будет дозволено вести с собой шакала – в Африке и своих хватает, и тем более рыть ямы в исторических местах. Самые крупные и насыщенные по цвету изумруды сейчас находят в Колумбии – стоимость одного камня десятки тысяч долларов, но там дело поставлено на промышленную основу и, попробуй, сунься на копи со своим шакалом – окажешься в очень некомфортабельной латиноамериканской тюрьме вместе с наркодельцами.

Поиск был прерван шквалом звонков от любителей сибирской хаски. Одновременно посыпались и письма по электронной почте. Несмотря на одинаковый смысл двух объявлений и указанную в тексте одинаковую символическую стоимость щенка, откликов на то из них, которое начиналось со слова “Отдам” было в десятки раз больше, чем на объявление “Продам”. Людей буквально завораживала возможность получить на халяву дорогого щенка. Ей звонили ранним утром и поздним вечером, когда голова освобождалась от всех проблем, и мозг требовал отдыха. Звонки раздавались в транспорте и в то время, когда она читала лекцию. Звонили во время её прогулок с собаками и приёма экзаменов у студентов. Если бы у неё было столько щенков, сколько желающих их приобрести, то, даже продавая их по 500 рублей, она получила бы 300 тысяч.

Она остановила свой выбор на сёстрах-близнецах, имевших коттедж в Малаховке и не работающую маму, которая будет держать хаски под постоянным наблюдением. Девушки так загорелись, что выразили готовность купить хаски не за 500 рублей, а за целую тысячу и попросили разрешения выехать за щенком без промедления. Через час Милентина вывела Чику на прогулку. Моросил мелкий и колючий дождь и, пробежав с собакой по обледенелому газону, она вернулась под навес и стала ждать. Минут через десять к подъезду подкатил новенький, как будто только что сошедший с конвейера автомобиль – марку в темноте Милентина не определила. Из него выскочили две премиленькие девушки и с восторженным видом бросились обнимать Чику. Хаски приветствовала их с таким энтузиазмом, как будто всю жизнь ждала эту встречу. Судьба Чики была определена. Перед тем, как уехать, девушки вдруг обратились к Милентине с просьбой уступить щенка за 300 рублей – им может не хватить на бензин.

– В таком случае я не могу отдать вам Чикувы её голодом будете морить.

– Нет, что вы! У нас автомобиль за полтора лимона и коттедж за 33. И вообще хорошая обеспеченная семья. Ладно, возьмите тысячу, как договаривались, только… не могли бы вы дать нам хотя бы рублей двести…

Увидев, как у Милентины брови поползли на лоб, близнецы подхватили щенка, и через несколько секунд машина скрылась за углом.


Вечером Милентина ответила на несколько десятков писем, а перед выходом из сети сделала последнюю попытку найти подходящий регион или страну, в недрах которых хранятся минералы бериллия. Она поставила перед поисковиком задачу указать самые модные драгоценные камни в царской России. И пришла удача! В XIX веке каждая светская дама в России и Европе почитала своим долгом носить украшения с александритом, наиболее дорогим из минералов бериллия. Месторождения этого самоцвета были невелики, так что цены на даже небольшие камни астрономические. И как красив этот камень, названный в честь императора Александра

Второго! Если рассматривать александрит под разными углами зрения, его грани переливаются всеми цветами радуги.

Эта информация означала, что ехать в поисках клада никуда не придётся – достаточно покопаться в архивных материалах и выяснить, где находились поместья российских светских дам в период, начиная с 1834-ого года, когда на Урале впервые был найден александрит, и до революции 1917-го, когда белая гвардия устремилась в Европу.

Правда, что касается приобретения искусственного александрита для дрессировки шакала-кладоискателя, то с этим возникла проблема – большинство синтетических камней имели другой химический состав. Эффект смены цвета от синеватого, фиолетового, зеленоватого, коричневатого при солнечном освещении до розовомалинового в электрическом свете достигался благодаря небольшим добавкам ванадия. Зато список дворянских усадеб Тарусского уезда, на котором Милентина остановила свой выбор из-за близости к дому Кристины, превзошёл все ожидания: помимо Трубецкого, владение Екатерины Романовны Дашковой – Троицкое, имение князей Нарышкиных Лопатино, усадьба князей Барятинских Горчаково… всего более двадцати поместий, в большинстве своём, с руинированными домами. Но церковные здания почти во всех усадьбах сохранились…

Так что поле деятельности для шакала Алисы – Милентина уже окрестила будущего питомца – оказалось немереным. И теперь действительно не было ответа только на один вопрос: кто найдёт логово шакала и возьмёт на себя труд отправить в Москву щенка. Оставалось ждать весны…

Но как часто это случается, событие, которое планируешь и ждёшь, происходит совсем по другому сценарию, и помощь приходит со стороны тех, на кого ты не рассчитывал. Всё началось с того, что Милентина осталась без электричества – закоротило лампочку, и на кухне вышли из строя розетки. К счастью, у неё был выходной, так что она сразу позвонила в диспетчерскую и вызвала электрика.

В два час дня раздался звонок. В прихожую вошли двое – один коротенький, почти карлик, а второй – обвешенный цепями двухметровый верзила в чёрном с массивным перстнем на мизинце. У этого парня было злое лицо, холодный взгляд прозрачных и почти бесцветных глаз. Судя по всему, ему очень не хотелось возиться с электропроводкой.

– Розетки купили?

– Да, конечно. Вот они.

– Не подходят.

– Я купила их у Армена в нашем доме. Сходите к нему и поменяйте. Скажите, что вы от Милентины, то есть дамы с собачками, и он вам не откажет. За эту услугу я заплачу дополнительно.

– Алебастра есть?

– Нет, но у меня есть хороший немецкий цемент.

– Не пойдёт. Будет алебастра, тогда и вызывайте. У нас ещё несколько заявок – люди вообще без света сидят.

– Смесь быстро затвердевающая. Мне её рекомендовали, как самую лучшую. Так что приступайте. Заплачу, сколько скажете, – произнося эту фразу, Милентина представила, какую “пулемётную очередь” не слишком приятных сравнений выпустил бы по ней Вася. Вероятно, “дура и лохушка” были бы наиболее мягкими из них.

Обычно Милентина не любила присутствовать при ремонтных работах, но на этот раз решила проследить за тем, что происходит в системе энергоснабжения. Под её бдительным оком починка затянулась на целых два часа. Причём работал только низенький мужчина. Парень в чёрном расположился за кухонным столом и, попивая кофе, болтал по мобильному. Неожиданно взгляд его потеплел и задержался на рыжем коте-экзоте.

– Ну, и мордаська! Как будто кирпичом её приплюснули. И вон та серая кошка тоже классная. Люблю я кошек, да и собак тоже… Только завести пока не могу.

– Жилья нет?

– Пока не заработал.

– Как вас зовут?

– Тимур. Я приехал из Узбекистана. Городок Ангрен под Ташкентом. У нас только в столице жить ещё можно, а отъедешь сотню километров и увидишь ужасающую картину нищеты. Зарплата в переводе на рубли не больше тысячи, но и такую работу не найдёшь. Люди за водой ходят к дальнему колодцу.

– Ангрен расположен на реке Ахангаран. Эта местность кишит шакалами. За сколько можно купить щенка?

– Не слышал, чтобы кто-нибудь ими торговал – отстрел шакалов в Узбекистане требует специального разрешения. Однако думаю, что за две тысячи рублей можно договориться. Но ещё надо заплатить ветеринару за справку. Так что, если приедете сами, готовьте три тысячи.

– А сколько стоит авиабилет?

– Не меньше двенадцати.

– Значит, всего 27 тысяч. Я бы, возможно, согласилась заплатить половину этой суммы тому, кто привезёт щенка в Москву.

– У вас мода на шакалов?

– Пока нет, но в недалёком будущем за шакало-псового гибрида или попросту шабаку будут платить миллионы, – загадочно улыбаясь, медленно, с чувством, толком и с расстановкой произнесла Милентина. – Их совершенный нюх будут успешно использовать кладоискатели.

Тимур задумался.

– Мне кажется, я смогу вам помочь. На следующей неделе еду в Узбекистан продавать дачу – 18 соток, дом-коробка, но место неплохое. Рядом родниковая речка и Ахангаран в двух шагах. Думаю, тысяч пять долларов мне за неё дадут. Всё детство там прошло. Помню, как по ночам соседний кишлак окружали шакалы и будили нас своими рыданиями. Тогда крестьяне не боялись их отстреливать – мехозаготовители принимали более 3-х тысяч шкурок в год. Но сейчас мех этот спросом не пользуется, и не понятно, почему шакала по-прежнему относят к пушным зверям. В детстве ранней весной мы часто находили норы с погибшими от голода слепыми и беспомощными щенками. Изредка в особо тёплую зиму шакалята рождались и в феврале. Кстати, мой покупатель перебирается поближе к столице из посёлка, который расположен в районе тугайных лесов в долине Амударьи. Тугайными лесами у нас называют узбекские джунгли. И вот там всегда водились шакалы. Средняя максимальная температура в декабре была плюс восемь – почти как в марте, так что есть шанс, что уже в первых числах февраля какая-нибудь парочка произведёт на свет потомство. Так сколько вы заплатите, если удастся вывести детёныша?

– Максимум, 10 тысяч.

– А другие могут заинтересоваться этим зверем? – угрюмое лицо Тимура в одно мгновение преобразила добродушно-снисходительная улыбка.

– Возможно. Это будет зависеть от того, как вам удастся его разрекламировать.

Тимур записал номер мобильного, по которому он свяжется с Милентиной в случае удачи.


Покупателя дачи Тимура на реке Ахангаран звали Бобожан, что в переводе с узбекского означает “дедушка”. Давая ребёнку это имя, родители, вероятно, подсознательно рассчитывали увеличить шансы младенца дожить до глубокой старости. И в свои 80 лет на здоровье

Бобожан не жаловался. К бедности он привык, обходился малым, о том, что где-то существует иная жизнь с благами цивилизации, знал только понаслышке. Но весной 2008-ого привычный ход событий нарушило появление в их кишлаке охотника из Ташкента по имени Тимур. Отец Тимура русский, а его мать приходилась Бобо-жану дальней родственницей. Так что парня он встретил как дорогого гостя, угостил всем, что бог послал. Предоставил лучшую комнату. Но что касается охоты на птиц – а в тех краях заметно преобладали фазаны, тут дед помогать родственнику отказался – весной охота на фазана повсеместно запрещена. Однако, к его удивлению, Тимура интересовала совсем другая живность – шакалы. И не просто шакалы, а не достигшие месячного возраста щенки. Бобожан знал в узкой прибрежной полосе тугайных лесов каждое дерево, каждый куст. В тугаях, этом биологическом оазисе, свой особый растительный и животный мир – тополя высотой 6–8 метров, ивы, кустарники, опутанные колючими лозами ежевики, камышовые заросли резко контрастировали со скудной растительностью соседней пустыни. Ежевикой питались фазаны, а фазанами – хищники. Их здесь немало – лисицы, волки, шакалы, гиены. Бобожан знал, где находятся их норы, но на отстрел животного согласия не дал – штраф придётся платить.

– Я заплачу тебе в три раза больше, ты только покажи мне нору, – настаивал Тимур.

– А зачем тебе эти щенки? – удивлялся Бобожан. – Ни меха, ни мяса, никакой пользы от них нет.

– Есть в России чудаки, готовые платить за них большие деньги. Достанешь из нор три-четыре помёта и сможешь дом отремонтировать, а то и новый купить.

В следующем году Тимур уехал в российскую столицу, но каждую весну навещал деда и увозил с собой маленьких слепых шакаль-чиков. А потом предложил Бобожану купить его дачу. До названной им суммы старику не хватало 500 долларов, но Тимур пообещал, что если дед раздобудет для него в феврале хотя бы один помёт, вопрос об оплате будет закрыт.

Шакалы, как и волки, меняют логово только в случае опасности. Но если самку никто не потревожил в период щенения и выращивания потомства, она из года в год будет обустраивать родильный дом на прежнем месте. И чем старше волчица-шакалица, тем более многочисленное потомство она принесёт. В течении 5-7едель она будет кормить детёнышей молоком, а её будет кормить муж, так что логово мать покидает только по нужде, находясь всё время поблизости.

По утренней росе зоркий глаз Бобожана обнаружил прямой размашистый след зверя, ведущий к норе. Увидев человека, опешивший шакал вскочил с лёжки у логова, отрывисто взлаял, предупреждая о беде подругу. Тенью выскочила из норы неприметная шакалица и быстро растворилась в зарослях кустарника. Теперь можно спокойно изъять из логова щенков. Они там точно есть – об этом свидетельствуют экскременты матери вблизи норы. Шакалы не будут пытаться защищать детёнышей – они знают, что Бобожан вооружён. Правда, запомнят на долгие годы разорителя своего гнезда и при случае отомстят. Но он будет к тому времени уже далеко.

Маленьким шакалам было не больше недели, так что деду пришлось приложить немало усилий, чтобы сохранить им жизнь. Бобожан выкармливал их овечьим молоком, массировал животики, “облизывал”, в общем, как мог, заменял им мать. А через неделю обнаружил ещё один помёт, так что к моменту приезда Тимура его ждали 10 уже привыкших к запаху человеческого тела зверьков.

Как и прежде, перед полётом шакалятам помазали язычок валокордином и уложили в коробку, но не на подстилку – со всех сторон их окружали набитые шишками хмеля подушки. Это народное средство от бессонницы широко использовала бабушка Тимура по отцовской линии. На всякий случай Тимур запасся и документами, согласно которым он перевозил в российскую столицу щенков от метисов среднеазиатской овчарки. В Домодедово его встретит невеста. Она и приютит малышей на время адаптации, а потом их можно будет предложить кладоискателям. Всех, конечно, распродать будет нелегко. Но на троих уже есть заказ. За одного, самого крепкого шакалёнка, ему обещан миллион, так что двоих он может, не скупясь, отдать этой писательнице за 10 тысяч. Пока мода на шакалов-искателей изумрудов только набирает обороты, а книга, которую напишет эта Милентина, может быть, сыграет свою положительную роль. Наивная женщина! Думает, что только ей пришла в голову мысль использовать нюх шакалов для поиска сокровищ. Бывший помощник Сулимова занимается этими зверятами уже 30 лет. Интересно, на какие деньги младший научный сотрудник построил себе виллу в элитном посёлке?!


Ночью Бобожана разбудил детский плач. Неужели шакалы? Хотят отомстить? Три года тому назад Бобожану пришлось узнать, что месть волка за похищенный выводок в природе существует. Тогда Бобожан верхом на лошади охранял табун, мирно пощипывавший травку возле зарослей ивняка. Внезапно беспокойно залаял алабай, врассыпную кинулись кони. Прямо на Бобожана бежал неожиданно выскочивший из кустов зверь. Рыжая кобыла встала на дыбы и, сбросив Бобожана на землю, умчалась. Поверженный всадник рядом с собой увидел зубастую пасть волка. Если бы не его алабай, ещё неизвестно, кто из них двоих победил бы в смертельной схватке. Конечно, шакалы звери малые, но когда их много, лучше не связываться.

Утром Бобожан наскоро собрал свои пожитки и верхом на осле двинулся к ближайшей железнодорожной станции.


От Тимура известий не было, но всё равно надо приложить усилия и распродать всех щенков. С пеной у рта Милентина доказывала всем звонившим ей любителям хаски, что в городских условиях шелти гораздо более подходящая порода. Порой ей казалось, что это не люди заводят похожую на волка собаку, а волк гипнотизирует их как удав кролика. Ведь если бы не было у хаски неотразимой волчьей морды с подпалинами, шансов обрести дом у неё было бы не больше, чем у любой дворняги.

У одного из щенков шелти уже было имя – Шериф, и этот непохожий на других щенок, появившийся на свет будто по заказу заводчицы, странным образом волновал Милентину. Он был совсем не так эффектен как девочки с их богатыми белыми воротниками и ярко раскрашенными шубками. Но от него струились какие-то магические волны, вызывающие ощущение того, что родился он не случайно и что есть в его собачьей жизни особое предназначение. Судя по всему, из этого щенка мог получиться не представитель собачьего рода, а существо, которое “ну, только не говорит”. Такие мистические псы время от времени вступали с Милентиной в контакт. Однажды она проходила мимо колбасной палатки, когда к ней вдруг подбежал среднего размера бездомный щенок месяцев семи от роду, уцепился зубами за рукав шубы и потащил к прилавку. Растроганная его смышленостью, она, разумеется, купила ему двести граммов колбаски. Едва пёс расположился в укромном уголке и приступил к трапезе, к нему поспешила бабуся с толстой сарделькой в руке.

– Вы меня опередили, – обратилась она к Милентине, – эта собачка, как увидит меня, хватает за рукав и тащит в магазин к колбасному отделу.

Потом Милентина не раз наблюдала за этим умным псом. Когда ему не перепадало колбасы, он переходил улицу на зелёный свет, устремлялся в сквер и внимательно изучал всех стоящих под деревьями алкашей. Если у пьянчужки помимо спиртного имелся пакет с закуской, щенок начинал ходить перед ним ходуном, всячески высказывая своё расположение, и получал вознаграждение за ласку. У него был приятель – метис овчарки и алабая с купированными ушами. Этот пёс страдал не столько по колбасе, сколько по человеческому вниманию. Он заглядывал Милентине в глаза с немой тоской, как бы вопрошая: “Ну, что тебе стоит меня погладить?”

Она хотела продать особенного щенка Шерифа человеку также особенному – тому, кто не будет против участия в эксперименте по выведению новой породы шакало-псового гибрида. И потенциальный муж пока не существующей в природе шакалки Алисы, самый крупный, самый умный и самый общительный из всех щенков реально попал в хорошие руки – его хозяйкой стала знакомая владелица элитного кобеля породы “Московская сторожевая” Женя, симпатичная девушка лет двадцати. И хотя к идее кладоискательства Евгения относилась как к детской игре, её образ жизни этой игре на редкость соответствовал – Женя периодически вывозила свою собаку на длительные прогулки в исторические места – пойму реки Сходня и необжитые места Подмосковья, земли которых хранили вековые тайны и тайники. Так что к команде кладоискателей в лице её основателя Милентины виртуально присоединились Женя и её бой-френд Миша. Женя даже вызвалась сопровождать Милентину в аэропорт, когда прибудут шакалята – вероятно и сама подумывала о приобретении малыша.

До Москвы 4 часа лёту. Тимур удобно расположился в кресле возле иллюминатора, вытянул, насколько позволяло пространство, свои длинные ноги и попытался задремать. Но ему мешало какое-то неосознанное чувство беспокойства. С каждым часом оно усиливалось как зубная боль. Но ещё каких-нибудь сорок минут, и самолёт начнёт снижаться. Чтобы немного взбодриться, Тимур позвонил Милентине.

– Алло, ваш заказ выполнен. 10 чертенят в чемодане, так что сможете выбрать по своему вкусу. Главному заказчику нужен… – Тимур замолчал, опасаясь прослушки.

– А как мне связаться с вами? Я могу прямо сейчас выехать в аэропорт.

– Хорошая мысль.

– Я боюсь, мы не успеем – вы слишком поздно позвонили.

– Вообще я планировал, что сначала слепышами займётся моя невеста, но у вас большой опыт. Так что садитесь за руль и езжайте. Пока прохожу таможенный досмотр, получаю багаж, вы как раз и подоспеете. В крайнем случае, позвоните.

Над Москвой кружила февральская вьюга. Попав в объятия стихии доживающий свой век старенький “Боинг” пробивался сквозь сплошную пелену. Пассажиры нервничали, ощущая, как сильно вибрировали кресла, как дрожал под ногами пол. Самолёт неожиданно сильно тряхнуло. Тимур попытался пристегнуться ремнями к креслу, но руки словно налились свинцом и не справлялись с замком. При следующем толчке он больно ударился головой и потерял сознание…


Женя ждала Милентину на повороте в Домодедово. Девушка сидела за рулём подержанного форда 2007 года выпуска и слушала новостную информацию. Женя Милентине очень нравилась – совсем не похожа на своих сверстниц с их напряжёнными лицами юных хищниц – охотниц на богатеньких буратино. Встреча с маленьким шакалом, казалось, была для неё событием гораздо более волнительным, чем свидание с парнем. Так интерпретировала выражение её лица Милентина, но оказалось, что причина волнения Жени была в другом.

– Только что услышала экстренное сообщение. Аварийная посадка самолёта… самолёта, на котором летел Тимур. Никто не погиб, но передали, что есть раненые и что в ручном багаже обнаружены 10 слепых щенков шакала. Их взяла под контроль ветеринарная служба компании “Аэрофлот”.

– Это хорошо, что малыши попали под крыло специалистов, имеющих опыт общения с такими редкими у нас животными как шакалы.

– Но как мы теперь получим щенка?

– Не знаю, но думаю, узбекский канал для нас накрылся.

Однако Милентина ошибалась.


Тимур зажмурился от резкого света. Над ним нависло нечто, похожее на человеческое лицо, но контуры его расплывались, перед глазами бегали чёрные мушки.

– Ты можешь говорить?

– Да, только зачем такой яркий свет?

Незнакомый мужчина протянул руку к выключателю.

– Слушай и запоминай. Российский закон “О животном мире” запрещает частным лицам изъятие диких животных из природной среды, а также содержание их в неволе без разрешения природоохранных органов. От меня зависит, будешь ли ты отвечать по статье или выйдешь сухим из воды. Мне нужны имена и адреса покупателей…

Прошло три дня. Милентину продолжали донимать звонки помешанных на хаски любителей собак. Если голос был молодой и женский, она объясняла, в чём сложность содержания этой породы и переходила к рекламированию своих щенков шелти. Но всё чаще звонили мужчины, и по тональности их вопросов Милентина идентифицировала их как перекупщиков. С этими разговор был на современном диалекте. Но однажды она не оборвала настырного халявщика краткой и хлёсткой отповедью – звонивший заговорил с ней вкрадчивым тоном, ни разу не упомянул о хаски и, наконец, по настоянию Милентины, сообщил ей о цели своего звонка. Ей предложили купить десятидневного шакалёнка за “небольшую”, учитывая возраст малыша, сумму – 150 тысяч рублей.

– Вы с ума сошли! Да за него и рубля никто не даст.

– Шакал стоит миллион, но я в курсе того, как долго вы ищете щенка, и поэтому готов ради вас снизить названную цену вдвое.

– Я вас не знаю, не могу быть уверена в том, что вы предлагаете мне именно то животное, о котором говорите…

– А Тимуру вы доверяете?

– Это его щенки?!

– Да, прибыли прямым рейсом из Узбекистана.

– 10 тысяч и ни копейки больше.

– Я их лучше на съедение своим собакам отдам.

– Живодёр! Ублюдок!

Если бы у Милентины были 75 тысяч, она, ни на секунду не колеблясь. отдала бы их этому мерзавцу. Но, увы, обладательницей клада она была пока лишь в своём писательском воображении. И ей по-прежнему надо было искать помощи у охотников на шакалов.

История 4

Запретный плод сладок

После неудачной попытки вырвать у таможенников хотя бы одного шакалёнка, Милентина начала охладевать к своей затее. С работы она возвращалась уставшей, а надо и зверьё накормить, и мужа обслужить.

Как-то Милентина прочитала в газете “МК” информацию о доходах крупного госчиновника. Годовая заработная плата около 23 миллионов, почти вдвое больше сумма, полученная от операций с ценными бумагами, более 6 миллионов – доход от банковских вкладов, 140 миллионов от продажи принадлежавших ему земель. Правда, всё это, включая нажитое имущество, чиновник отдал бывшей жене и, оставшись гол как сокол, ушёл с одним чемоданчиком к любимой женщине. Однако и новая возлюбленная была женщиной далеко не бедной – телеведущая, режиссёр, бизнес-вумен. Так что о судьбе чиновника можно было не волноваться.

Возможно, эта информация и не произвела бы на неё особого впечатления, если бы не удручающий контраст с собственным мужем. С возрастом Вася становился всё более требовательным в мелочах – попробуй, не обеспечь ему ужин согласно привычному меню – разорётся, обрушит на голову жены град упрёков. Одним словом – испортит приятный вечерний настрой. Так что Милентина старалась не упустить из вида все его просьбы. К приходу супруга на плите дымилась хорошо сваренная гречневая каша, в салатнице аппетитно желтела “мимоза”, на сковородке розовели поджаренные ломтики индюшатины.

Вася вернулся с работы в то время, когда она ещё гуляла в парке с собаками. Это и к лучшему – после ужина он всегда добреет. Но на этот раз, едва Милентина вошла в прихожую, её пригвоздил к стене свирепый взгляд супруга.

– Ну, как поужинал? Что нового в политике? – задала Милентина традиционный вопрос.

– Про ужин ничего сказать не могу – под кошачью вонь и индейка покажется дерьмом. Ты скажи мне, у тебя что – преждевременное старческое слабоумие? Как ты могла сотворить такое?

И тут Милентина вспомнила. Она собиралась опорожнить, а затем вымыть кошачий туалет, когда раздались позывные мобильного. Васина комната была ближайшим местом, где можно было поместить ящик на время разговора, не опасаясь, что его содержимым заинтересуются чрезмерно любопытные спаниелька и шпицы. Она поставила на пол туалет и схватила трубку. Выслушав информацию о хаски, абонент не отказался, как многие другие, ознакомиться и с рекламой шелти. Увлёкшись описанием достоинств этой породы – малым количеством потребляемой пищи, отсутствием проблем с красивой шерстью, способностью к прохождению любого курса дрессировки и т. д., Милентина забыла о туалете. В результате за время её прогулки Васина комната пропиталась стойкой кошачьей вонью. Более того, на пороге комнаты он споткнулся об ящик, опрокинул его, обмочил брюки. Терпеть эту вонь было невыносимо, так что полчаса было потрачено им на стирку и уборку, а гнев в адрес супруги почти достиг фазы рукоприкладства. Вася зудел по поводу и без повода, доставал её упрёками за то, что она не выяснила, почему в квитанции об оплате коммунальных услуг за домофон требуют заплатить 60 рублей, а не 30. Она отвечала, что у неё нет времени стоять в длинной очереди плательщиков, не согласных с цифрами в квитанции, а он распалялся ещё больше, выискивал расхождения в сумме, выписанной за водоснабжение, с показаниями счётчика и настаивал на том, чтобы со всем этим разбиралась жена.

Милентина не спала всю ночь – перед ней как приснившаяся ребёнку в страшном сне баба Яга замаячил пугающий облик старости. И не только своей. Большинство из её знакомых и родственников не входили в число довольных жизнью россиян, хотя такие, по данным опроса, составляли три четверти населения. Как ни пыталась Милентина отогнать мрачные мысли, до утра проворочалась в постели без сна. Её преследовали кошмары: она представляла, как, к примеру, отнесённая статистикой к среднему классу домовладелица Кристина в старости торгует зеленью на базаре, а её дочь Елена распродаёт за гроши свои шедевры живописи, как в подъездах, подобно тому, что творилось в лихие девяностые, гадят бомжи и наркоманы, как не получающие зарплату дворники и уборщицы не убирают заваленные осколками бутылок и залитые кровью лестничные клетки, как возле мусоропровода растёт гора гниющих отходов, как посреди бела дня на честных граждан нападают грабители. Надо сказать, что, за исключением будущего Кристины и Елены, всё остальное уже имело место быть.

Как-то в полночь Милентину разбудил истошный лай собак. Игнорируя поднятый четверолапыми шум, в дверь кто-то дубасил тяжёлым предметом, а в перерывах между ударами нажимал на кнопку звонка. Милентина глянула в смотровое отверстие. Стоявший перед дверью широкоплечий усатый мужик показался ей незнакомым.

– Что вам надо?

– Впустите меня, я хочу с вами поговорить.

– Извините, я вас вижу впервые, вы подняли меня с постели и ломитесь в мою квартиру. Я вас просто боюсь, поэтому не впущу.

– Тогда выйдите и поговорите в коридоре. Я вас знаю – вы писательница.

– О чём вы хотите поговорить?

– Я хочу застрелиться.

– Но почему вы решили стреляться у меня дома?

– Я под вами живу. Вы меня достали – всё время скребётесь, царапаетесь, стучите…

– У меня в течение трёх дней был ремонт в ванной. Согласитесь, что для нормального человека это не причина для суицида. Вам надо просто выспаться.

Мужик на её слова никак не отреагировал и продолжал громыхать и трезвонить. Не выдержав, Милентина позвонила в полицию и предупредила громилу, что за ним скоро приедут. Очевидно, он не был настолько пьян, чтобы не оценить реальность угрозы – когда минут через двадцать в дверь позвонил полицейский, его в корридо-ре уже не было. Полицейский задал Милентине несколько вопросов, из которых следовало, что в его обязанности входит подозревать всех. Во-первых, он предположил, что Милентина не замужем, и к ней ломился любовник. Во– вторых… впрочем. Милентина пресекла дальнейшие неприятные вопросы вручением полицейскому своего романа “Если не хочешь умереть” со своей фотографией десятилетней давности, на которой она походила на звезду экрана, и блестящими отзывами от известных людей, включая депутата Госдумы. Поняв, что у женщины есть “крыша”, полицейский стал сама вежливость, поблагодарил за книгу и выразил готовность придти на помощь в случае форс-мажорных обстоятельств.

Это был всего лишь один эпизод из жизни униженных и оскорблённых, но на форуме в Давосе известный российский политик предупредил о большой вероятности скатывания страны в пропасть анархического беспредела. А стоявший у истоков холодной войны между СССР и США крупнейший стратег Зигмунд Бжезинский предсказал, что в будущем даже такую великую страну как Соединённые Штаты ждёт хаос из-за того, что миром правят алчность и стяжательство, и разрыв между богатыми и бедными катастрофически растёт.

Много сил и энергии ушло у Милентины на поиск хозяев для оставшихся двух щенков шелти. Она нервничала – вдруг не удастся пристроить этих чудесных девочек и придется отказаться от операции “шакалоискатель”. Тогда вместе с утратой этой игры в надежду наступит унылая пора ожидания старости. И как не казалась она смешной сама себе, вспомнив, как однажды помог ей колдовской ритуал с заряженной на удачу в торговле водой, она ещё раз повторила его. И снова совпадение – в тот же вечер позвонили несколько покупателей, которых без труда удалось убедить в достоинствах породы шелти вообще и её щенков в частности.

Из двух щенков она отдавала предпочтение самой маленькой крохе, и когда за девочкой пришли покупатели – мать с дочерью, вынесла вторую, более крупную. Однако женщины догадались, что лучшего щенка заводчица прячет и, сделав вид, что предлагаемый малыш их не устраивает, собрались уходить. И, действительно, прежде бойкий и весёлый щенок дрожал всем телом, не вилял хвостиком и вообще не высказывал к гостям никакого расположения. Милентине ничего не оставалось, как предложить им карлицу. Эта девочка проявила большую резвость и общительность и с первого взгляда пришлась им по душе.

Теперь, когда у Милентины остался не пристроенным один щенок, самый рыжий и пушистый, можно было снова вернуться к своему плану. Она не знала иного способа разбогатеть и обеспечить достойную старость своим близким, чем найти клад.

Правда, увы, территория, где может появиться на свет её шака-лица Алиса, сузилась теперь до Ставропольского края и входящего в состав России Северного Кавказа. И тут она вспомнила, что тридцать лет назад по заказу биолога Сулимова в Москву были доставлены четырёхдневные шакалята из… Советского Азербайджана. Они и стали прародителями шакало-псового гибрида, отличающегося уникальным нюхом и используемого для обеспечения безопасности авиаперелётов. Правда, теперь Азербайджан самостоятельное государство, и законы, касающиеся животного мира, в нём иные. Но эта республика граничит с Ираном, а, по информации из Википедии, в Иране этот зверь весьма распространён. Но надо сначала навести справки.

Действительно, на юге Азербайджана вдоль берегов Каспия простирается замечательный кызылагачский заповедник. Славен он, главным образом, благодаря изобилию занесённых в Красную книгу пернатых. Тут и розовый фламинго, и кудрявый пеликан, и чёрный аист с красным клювом и красными лапкам, и белохвостый орлан и много мнго других замечательных птиц. А из млекопитающих больше всего зайцев, лисиц и… шакалов. Они, по-видимому, селятся в прибрежных кустарниках впадающей в кызылагачский залив “ольховой реки”.

Следующим шагом было получение адресов тех, кто по своему статусу мог оказать содействие в приобретении щенка шакала, то есть охотничьих обществ. Таких адресов оказалось несколько: расположенные в Баку военно-охотничье общество, союз азербайджанских обществ охотников, занимающаяся охотой и рыбалкой международная организация Browning hunting и межрайонное охотничье общество во втором по значению после столицы городе Гянджа.

Казалось бы, вот они, новые возможности! Но, увы, если во времена Советов охота на волков и шакалов не только приветствовалась, но даже премировалась, то в настоящее время отстрел хищников в Азербайджане запрещён абсолютно. Волков и шакалов занесли в Европейскую конвенцию о защите домашних животных, согласно которой содержание представителей дикой фауны не должно поощряться. Чтобы убить шакала азербайджанский охотник вынужден каждый раз выпрашивать в Минэкологии лицензию. Правда, стоимость её не велика – если перевести в рубли, то чуть больше сотни при средней зарплате в республике порядка 12 тысяч. Но, вероятно, просто так эту лицензию никто не даст. Скорей всего, охотники ею и не интересуются. Разве что и в Азербайджане смекнули, что выросший в домашних условиях шакал при соответствующем обучении может стать классным кладоискателем. В XX веке именно Азербайджан являлся одним из главных производителей ювелирных изделий, в том числе украшений с изумрудами.

Чем больше трудностей возникало на пути поиска шакала, тем ярче разгорался вызванный ими азарт. Милентина теперь всерьёз поверила, что это маленькое, довольно невзрачное, но такое недосягаемое животное у неё не только появится, но поможет ей найти клад в прямом или переносном смысле. Эта была своего рода овладевшая всеми её помыслами навязчивая идея. Возможно, Милентине не мешало бы посоветоваться с психоаналитиком или даже психиатром. Но она знала, что в её жизни материализовались только такие желания, терпкий вкус которых она ощущала на своём языке и во время утреннего кофе, и перед отходом ко сну.

Однако, с учётом всех обстоятельств, действовать надо было продуманно. В общество охотников она пошлёт письма не от своего имени, а от имени, к примеру, дочери Кристины Оксаны, приложив к ним её фотографию. Получив согласие матери, Милентина сфотографировала девушку с двумя своими щенками – Шерифом и карлицей. На снимке Оксана с её карими миндалевидными глазами вполне соответствовала представлениям о том, как должна выглядеть восточная красавица. Так что Милентина будет вести переписку с азербайджанскими охотниками от её имени, и если они не клюнут на женскую красоту, значит, мир действительно перевернулся:

Уважаемый господин!

Меня зовут Оксана. Я учусь в университете на дизайнера среды. Ещё у меня есть хобби – охота. Только это не охота за дикими животными или птицами, хотя у моих родителей есть коттедж в охотничьем хозяйстве в ста сорока километрах от Москвы. У папы есть лицензия, он держат лайку. Его друзья приезжают к нам поохотиться с борзыми и гончими. Но, что касается моей охоты, речь идёт о кладоискательстве с помощью уникального обоняния такого зверя, как шакал. В аэропорту “Шереметьево” гибридов шакала и лайки используют при поиске взрывчатки и наркотиков. А прародители этих шакалаек много лет тому назад были вывезены из Азербайджана и переданы кинологу Сулимову.

Не так давно мы с подругой прочитали об успешных опытах крупного учёного биолога из Академии наук по использованию нюха собак для обнаружения драгоценных камней. Но в его распоряжении была целая кинологическая служба, так что он мог выбрать наиболее способных животных. Нюх шакала превосходит собачий раз в пятьдесят. Методику обучения мы с подругой нашли. Осталось только купить маленького щеночка шакала. Этот невзрачный и нелюбимый людьми зверь так заинтересовал нас, что теперь мы знаем, как выглядят шакалята, начиная с 14-дневного возраста, как отличить их от лисят или волчат. Мы выяснили, что в заповедниках Азербайджана шакал водится. Особенно часто встречается на юге – в районе реки Кызыл-Агач. Также узнали, что на отстрел шакала требуется лицензия. Однако всё дело в том, что родители щенков не нападают на вооружённого охотника, который извлекает помёт из норы.

Мы предлагаем Вам заключить с нами следующее соглашение. Вы помогаете нам с шакалятами, желательно двумя девочками (мы могли бы купить их тысяч за десять). Я и подруга воспитываем их, проводим работу по выработке условного рефлекса – они реагируют только на определённые минералы. И если опыт окажется успешным, пришлём Вам инструкцию по обучению зверя находить драгоценные камни. Золото, как известно, не пахнет. Но где шакал учует камни, там и зарыт клад.

Щенков можно отправить поездом, оформив как собак-метисов и договорившись с проводницей, что в дороге она будет кормить их детским питанием. Я встречу её вместе с опытным специалистом по волкам и шакалам – писательницей Милентиной Ивановной Колбасюк, которая сейчас готовит к изданию двухтомник об этих животных, и расплачусь с учётом затрат на перевозку. Надеюсь, что с Вашей помощью мы оба разбогатеем. Высылаю свою фотографию.

С пожеланием удачи, Оксана.

Прежде чем отправить письмо, Милентина решила показать фотографии Оксаны своим коллегам мужского пола – пусть они решат, стоит ли она того, чтобы ради знакомства с ней азербайджанские охотники встали на уши и залезли в шакалью нору. Но уже в коридоре встретила целую толпу студентов – выходцев из всех республик Северного Кавказа. Ответив на их приветствие, она ошарашила парней заявлением, что хочет узнать мнение кавказских мужчин о женской красоте.

– Взгляните на фотографию этой девушки. Мы обе обратились с просьбой к охотникам Кавказа добыть щенка шакала. У кого из нас больше шансов?

– Шансов на что? – парни недоумённо переглянулись.

– На шакала, конечно.

– У девушки больше, у неё много шансов – она красивая, и она вас моложе.

– По-моему, вы меня опять не правильно поняли. Речь не о том, кто из нас больше понравится кавказским мужчинам. Обращаясь к охотникам с просьбой добыть шакала, я представилась как профессор университета и писательница, а она просто молоденькая студентка. Учитывая это, на чью просьбу относительно зверя, подчеркиваю – зверя скорее откликнутся азербайджанские охотники?

– На просьбу девушки. А зачем вам шакал?

– Разве я не рассказывала? Я обучу его искать зарытые в земле сокровища.

Глаза парней, большинству из которых грозило отчисление из универа по неуспеваемости, загорелись.

– Вы только про нас не забывайте, когда найдёте клад. Ведь его надо будет превратить в деньги.

– До решения этой проблемы ещё надо дожить.

– По-любому, мы готовы стать вашими телохранителями.

– Благодарю за намеренье.

Иногда Милентина осознавала, что всё это просто придуманная ей увлекательная игра, которая отвлекает мысли от мрачной реальности. А тучи над головами сотрудников универа сгущались. В феврале грянули запоздалые морозы. В плохо утеплённой аудитории холод пробирался под телогрейку и свитер, ударял костлявой рукой по пояснице, выводил из строя главный инструмент препода – голосовые связки. Милентина уже неделю температурила, с трудом ворочала языком, кашляла, но на работу ходила – до объявленного сокращения штатов оставались считанные месяцы.

Под этим предлогом учебную нагрузку увеличили до предела, реальные часы объявили факультативными, то есть как бы не берущимися в расчёт. И попробуй, пикни. Ответ один: не нравится – скатертью дорога.

На кафедре математики преподавателя арестовали по обвинению во взяточничестве. То есть всё складывалось к тому, чтобы внушить сотрудникам мысль – вы вкалываете за гроши, промерзаете до костей, за приработки в виде платных уроков со студентами вам грозит арест. Так зачем же держаться за такую работу?

А тут ещё молодой сотрудник Костя Феоктистов, которого она сделала прототипом романа “Конец света откладывается”, с несвойственной ему напористостью принялся раскалывать её на банкет по случаю принятия книги к публикации.

– Мы совместим его с празднованием моего тридцатилетия, пятидесятипятилетия профессора Доренко, шестидесятипятилетия профессора Борщевского и ещё нескольких дней рождений. Так что с вас всего три тысячи. Деньги лучше дайте мне сейчас.

– С удовольствием дам, тем более что их у меня нет. А когда вы собираетесь праздновать?

– Как? Разве вы не знаете, что на следующей неделе Наина Петровна собирает кафедру? Заведующая напомнит преподавателям о скором сокращении.

– Значит, это будут поминки? Так бы сразу и сказали. А то банкет, дни рождения… На поминки могу сдать две тысячи. Это всё, что у меня есть.

Для Милентины потерять работу означало в буквальном смысле голодную смерть. Она не отдаст оставшихся у неё животных – они любят её так сильно, что готовы наступить на горло собственным инстинктам. Особенно это касалось борзой Риты. Больше недели у Милентины не было сил выводить её на прогулку – после работы она, с трудом сбившая с помощью антибиотиков высокую температуру, буквально в беспамятстве падала на постель. Рита выбегала на балкон, делала свои дела на газетку, а в комнате вела себя как ласковая болонка – понимала, что хозяйке надо сначала выжить, а потом уж заняться своими питомцами. Зато, когда неделю спустя Милентина вывела борзую в парк, та со скоростью ветра описала с десяток спиралей. Казалось, что Рита словно быстрокрылая птица парит в воздухе. Секундное касание заснеженной земли, и она снова летит, вытянувшись струной. После прогулки у борзой проснулся угасший было за время заточения зверский аппетит – она даже позволила себе стащить с кухонного стола батончик докторской колбаски, оставив хозяев без обеда.

Голодная смерть! Даже в страшном сне Милентина не могла представить себе подобный финал своей жизни. Она, напротив, верила, что материализуется то, что было предназначено ей от рождения – предки её были помещиками, и она видела себя в барском доме в окружении любящей прислуги, а отнюдь не нищенкой, пытающейся разделить краюху хлеба между двуногими и четверолапыми членами семьи.

На Васю не было никакой надежды. С возрастом этот прежде добродушный и нежадный человек становился просто невыносимым психом, впадающим в бешенство по любой причине – будь то отсутствие в доме сахара или просьба жены дать ей денег на оплату слесаря. Ему точно нужен был психиатр, но он не желал об этом даже слушать. Купленные продукты он делил пополам в свою пользу и складывал в свой холодильник, и если, не дай бог, Милентина отрезала от его пачки масла небольшой кусочек, он набрасывался на неё с ножом. Словом, ничем не отличался от своего любимого пуделя Мити, который всегда устраивал драку, если кто-нибудь залезал в его миску. Правда, через минуту Митя уже вилял хвостом, да и Вася ничего не помнил о своей выходке. А она иногда ненавидела и презирала его так, что была готова убить. Но, поостыв, смирялась с его присутствием. Она терпела его потому, что под одной крышей прожита большая и лучшая часть жизни, потому, что у неё не осталось близких друзей – на общение просто не хватало времени, потому, что он, несмотря ни на что, согласится и на шакала, и потому, что в минуты просветления он становился прежним, говорил ей о любви и даже делал подарки. Возможно, чувства возвращались лишь по той причине, что все домашние проблемы с сантехникой, электричеством и т. п. решала жена, избавляя его от унижения в признании, “что он не мужик в доме”. К тому же он гордился тем, что она писательница, важничал на презентациях её книг, одаривал ими знакомых с видом, что удостаивает их необычайно ценным подарком. Но если она останется без работы, а он окончательно свихнётся, кормить её стаю, покупать лекарства не станет, и, значит, наступит конец. Нет, шакал это не игра, это надежда на продолжение жизни.

Однако страсть к шакалу чуть было не привела Милентину на нары. Однажды во время семинара в аудиторию заглянул её бывший студент из Дагестана.

– Есть новости! – у него было лицо человека, искренне радующегося возможности сообщить нечто весьма приятное.

Милентина вышла в коридор.

– Я провёл разведку среди своих в Дагестане – шакал на мази. Это у них в Азербайджане щенка можно достать только в мае, а у нас найдём хоть завтра.

– Постой! Я читала в сводке погоды, что в вашей республике установилась сибирская зима.

– Да, минус двадцать, но для настоящего мужчины это не помеха.

– Для мужчины, возможно, но самец шакала при таком холоде любовью заниматься не станет. Так что раньше мая щенка вы не найдёте.

– Как скажете. В мае, так в мае. Да, вы не могли бы помочь одному парню с физикой? – Ему грозит отчисление. А шакала я вам гарантирую.

Последние слова заставили Милентину дать немедленное согласие – она примет задолжника, разберёт с ним домашнее задание, выполнит пропущенные лабы и отметит их в сводном журнале. В тот момент она совершенно забыла о том, что преподавателя математики арестовали именно за аналогичные действия. К счастью, в тот день заведующая собрала кафедралов и предупредила, что среди задолжников есть завербованные полицией агенты по борьбе с коррупцией, и даже случайный заработок за частный урок может обернуться неприятностью – у преподавателей нет лицензии. А уж отметка о зачёте в журнале вообще грозит арестом.

– А я чуть было не попалась, – призналась Милентина, – как только меня попросили помочь со сдачей задолженностей в обмен на шакала, я совершенно потеряла голову. Для человека, который достанет для меня щенка шакала, я, кажется, готова на всё.

История 5

Смерть в каньоне Ахсинта

Милентина понимала, что надо было срочно пристроить последнюю маленькую шелти, пока она не стала членом стаи, с которой ей трудно будет расстаться. Однажды она выпустила щенка из вольера – пусть поизучает обстановку, социализируется. Рыжая весело пробежалась по коридору, освоила кухню, познакомилась с собаками и кошками. Казалось, что все питомцы проявили к ней максимум дружелюбия. Но нет, не все. Кто-то, улучив момент, откусил бедняжке заднюю лапку. Теперь рыжая неподвижно лежала в клетке, дрожа от боли и страха. А Милентина с трудом дождалась открытия ветаптеки, чтобы купить для ней травматин.

Ей было очень жалко щенка, и она уже почти смирилась с тем, что вместо шакалицы Алисы у неё будет рыженькая похожая на лисичку шелти-хромоножка. Время от времени звонили покупатели, и тем, кто хотел купить девочку, она сообщала, что из-за травмы оставит щенка себе. И тут случилось удивительное – люди один за другим выражали готовность вылечить рыжую и при этом не просили отдать её бесплатно.

– Да, как всё-таки хороши сукины дети! – заметил перед расставанием Вася и, сделав прощальный снимок, поинтересовался, на какой срок намечена передышка.

– До весны.

– И кто же будет рожать?

– Там посмотрим, – уклончиво ответила Милентина.

Однако в Васином подсознании уже выпала в осадок мысль о том, что месяца через три в доме снова появятся малыши. Что-то заподозрив, он даже тайком проник в почту жены. Теперь все странности поведения Милентины – выключение компьютера в тот момент, когда он заглядывал в её комнату, пачки конвертов, которые она срочно куда-то перекладывала при его появлении, получили своё объяснение. Но Вася не всегда бы истеричным и ворчливым скрягой. По натуре человек азартный и даже игрок, он понял свою жену. Против продолжения её поиска не сказал ни слова, тем более что Милентина вполне убедила его в том, что её переписка – лишь способ собрать материал для нового романа. И, кажется, всерьёз поверил в то, что шакал – самый дорогой из экзотических зверей и не по карману даже богатому человеку.

Теперь насчёт супруга Милентина была спокойна – если она всё-таки получит маленького Табаки, Вася будет считать, что ей неслыханно повезло. Она подумала, что вне зоны поиска оставалась республика Северная Осетия – Алания.

Национальный парк Алания. Его территория со всех сторон окаймлена цепью высоких хребтов, и попасть туда можно только по единственной горной дороге в долине реки Урух через уникальный горный каньон Ахсинта. Сосново-берёзовые леса до высоты 2000 м, выше субальпийские луга, где цветут астры и горные маки. Но шакал обитает, в основном, в долинах рек, прорывающихся сквозь заросли облепихи. В котловине – также есть подходящие места, где удобно вырыть нору – кустарники можжевельника, шиповника и барбариса.

Однако, увы, адреса директора питомника она не обнаружила. И среди её студентов был только один парень из столицы Северной Осетии Владикавказа, который не имел никаких долгов по физике и, соответственно, не испытывал к персоне преподавателя повышенного интереса.

Милентина никогда не задумывалась над тем, кровь какой нации течёт в жилах её коллег, но, в связи с возникшими обстоятельствами, вдруг вспомнила об интересной истории семьи одной из своих подруг. Лана Муратовна Валаева работала доцентом на той же кафедры и, как многие из знакомых Милентины, ещё в молодые годы стала с её подачи владелицей собачки – той-терьера Тошки. В те времена обеих женщин объединяла страсть к пешим походам по лесам Подмосковья с какой-нибудь вполне конкретной целью. Воображая себя паломницами, они, вооружившись посохами, обходили деревню, за деревней, расспрашивали стариков об истории поселения и о том, не продаст ли кто-нибудь дом дачникам из Москвы. Однажды им повезло, и вскоре Лана стала обладательницей купленной по дешёвке в живописном местечке добротной бревенчатой избы с садом и огородом. Милентина уступила её право на покупку, во-первых, потому, что не в её характере было устраивать грызню с близким человеком из-за недвижимости, а, во-вторых, Лана жила недалеко от Киевского вокзала, откуда до деревни Мачихино было прямое сообщение. Однажды, приехав в гости к Лане, Милентина обратила внимание на портрет интересного мужчины в костюме испанского гранда. Тогда она и узнала, что покойный отец Ланы, актёр и режиссёр по профессии, принадлежал к известному в Осетии роду и что его предки в составе отряда терских казаков охраняли саму императрицу Екатерину Великую.

Именно о терских казаках написал Лев Толстой в повести “Казаки”: “Этот христианский народец, закинутый в уголок земли, окружённый полудикими магометанскими племенами и солдатами, считает себя на высокой степени развития и признаёт человеком только одного казака, на всё же остальное смотрит с презрением”.

Более поздние представители рода Балаевых служили при императоре Александре Втором и были свидетелям его трагической гибели. Старики помнили Валаевых как владельцев обширных земель в районе пограничного с Чечнёй города Моздока, активных участников разработки нефтяных месторождений, известных охотников, а также видных представителей творческой интеллигенции.

По счастливому совпадению, один из одноклассников Ланы Виктор Алентов, страстный любитель гор и защитник дикой природы, выбрал Осетию в качестве постоянного места жительства и в настоящее время работал Председателем общества охотников и рыболовов. Отказать Лане в просьбе помочь её подруге в приобретении щенка шакала Виктор не мог – в школьные годы их связывало нечто большее, чем дружба. Они договорились, что в марте Лана и Милентина приедут к нему в гости, и он организует им увлекательное путешествие в каньон Ахсинта. Там он покажет им нору шакала и не одну. Так что какую-нибудь из них наверняка облюбует будущая мать. А в мае он выберет лучшую девочку из всех помётов и сам привезёт в Москву.

В школьные и студенческие годы Виктора все считали женихом Ланы. У него была внешность крутого независимого парня, а она воплощала в себе образ гордой, но одновременно преданной и нежной терской казачки. После школы оба поступили в университет – она на физфак, он на биологический. И всё, казалось, шло к свадьбе, когда Виктор вдруг сообщил, что решил уехать из столицы, и надеется, что Лана поймёт его. Она была в шоке – как такое могло придти в голову ему, коренному москвичу? Он говорил ей, что городской образ жизни не для него, что он задыхается в этих каменных джунглях, где даже негде выгулять сеттера. В роду Виктора, по его словам, все мужчины был страстным охотниками, а для настоящего охотника главный смысл этого хобби – занятия в межсезонье с охотничьей собакой, которая потом не даст погибнуть мучительной смертью раненой птице или зверю.

В качестве нового места жительства Виктор выбрал Северную Осетию, родину предков своей девушки. Друзья Ланы наивно полагали, что он рассчитывал на то, что она поедет туда с ним в качестве жены. Она никому не призналась, что Виктор не только не умолял её, не стоял перед ней на коленях, как думали все, он даже не звал её с собой. Для Ланы его решение казалось дикостью, следствием временного помутнения рассудка. Она плакала, уговаривала его одуматься. Но Виктор принятого решения не менял никогда. Поселился он в Моздоке, где к настоящему времени стал известным охотником со своим сайтом в интернете. Лана тайком от мужа хранила в своём столе распечатанную с сайта фотографию бывшего жениха, на которой он был заснят в обнимку с матёрой волчицей.

В отличие от Ланы, Виктор семьёй не обзавёлся. Одноклассники сплетничали, что это связано с его нетрадиционной ориентацией, но Лана не верила. Она знала, что вскоре после того, как они с Виктором расстались, он спас раненую волчицу, выходил её, построил в своём дворе утеплённую будку и вольер. Найда признала его своим вожаком и даже полюбила. Ей было всего месяцев шесть, и в то время она не предпринимала попыток уйти в леса из гостеприимного дома, где всегда можно было получить тёплую мясную похлёбку и услышать приветливое слово.

Всё это Лане рассказала мать её одноклассницы. Тася была влюблена в Виктора с первого класса, безумно завидовала Лане, ревновала, придумывала тысячу способов, чтобы рассорить неразлучную пару. А когда узнала, что Виктор уехал на Кавказ, ни секунды не колеблясь, последовала за ним. Свои отношения законным браком они не скрепили – против был он, а она изливала тоску в слезах, когда он на неделю уезжал на охоту, ревновала его к друзьям и даже к волчице.

Найда ушла, когда великий зов продолжения рода заставил её забыть о комфорте, предложенном ей человеком. Однако ушла не навсегда – всё-таки сообразила, что в тёплой конуре на мягкой подстилке волчатам будет удобней, чем в земляной норе, да и с кормом проблем не ожидается. Но не только эти прагматичные доводы заставили волчицу вернуться – она хотела отблагодарить своего спасителя за всё, что он сделал для неё, и подарить ему своего приплод.

Первое время Найда к волчатам не подпускала даже Виктора, но к тому времени, когда у них начали прорезаться глазки, всё чаще выходила размяться, напиться дождевой водой, подышать воздухом и поделиться с вожаком своим материнским счастьем. В тот злополучный день Виктора в доме Найда не обнаружила. Она, конечно, не могла знать, что он уехал по делам на три дня во Владикавказ. Но об этом знала Тася. Она боялась волчицы, и та тоже едва терпела её присутствие. А теперь вот ещё четыре щенка, которых Виктор намерен оставить у себя якобы для научных целей. Нет, она не может делить своего любимого уже не с одним, а с пятью волками.

Тася взяла мешок и сложила в него ещё совсем беспомощных малышей. Весили они не больше шести килограммов, так что донести их до ближайшего карьера не составило труда. Гораздо труднее было заманить Найду в вольер и там запереть. Но она справилась и с этим. Подойдя к краю обрыва, Тася бросила мешок в воду. Постояв с минуту, резко обернулась и остолбенела – прямо на неё мчался серый волк. Он бежал так быстро, словно от скорости бега зависела его жизнь. Тася не успела узнать в звере Найду – с детства страдавшая тахикардией, она не вынесла эмоциональной нагрузки собственного преступления и внезапно нагрянувшей смертельной опасности. Женщина неподвижно лежала на земле, в то время как спрыгнувшая с обрыва волчица самоотверженно спасала своих детёнышей. Вытащить из воды удалось всех, но только один ещё подавал признаки жизни. Она отнесла его в конуру, долго массировала языком, обогревала своим теплом…

Тело Таси родители увезли в Москву, а семья Виктора теперь состояла из двух волчиц – Найды и Евы.


Начало марта на Северном Кавказе – время, благоприятное для горнолыжников. Лёгкий морозец, ещё ослепительный снежный покров, по-весеннему яркое солнце. Всего три выходных дня с 8-го по 10-ое, но Виктор обещал, что даже один день в горах даст пищу Милентине для целого романа. Однако суеверная женщина чуть было не отказалась от поездки – за час до приезда такси в аквариуме вдруг начали умирать рыбы. Это были неприхотливые речные караси, уже достигшие престарелого возраста, но до этого дня сохранявшие резвость и игривость. Милентина срочно сменила воду, добавив в неё дезинфицирующий раствор. Одна из оставшихся в живых рыб заметалась в паническом ужасе, начала “выбрасываться на берег”. Когда позвонил таксист, в аквариуме плавали только два карася. Прежде в одно мгновение поглощавшие гамариуса, рыбы не интересовались кормом и, медленно шевеля плавниками, бесцельно лавировали от одной стенки к другой. А раньше даже в этих движениях был какой-то смысл – они играли в догонялки, просто радовались жизни или, устав от суеты, наблюдали за своим вечным зрителем – рыжим котом Фунтиком.


Виктор встречал женщин в аэропорту Владикавказа. Самолёт уже пошёл на посадку. Коснулись бетонки шасси, плавное торможениє… до долгожданной встречи остался такой короткий по сравнению с прожитой вдали от Виктора жизнью миг… Она увидела его первой. В охотничьих ботинках, расстёгнутой куртке, из-под которой проглядывала футболка с изображением зверя. Он и сам походил на волка – крепкий, собранный, ни одного лишнего движения. Как он не похож на Колю! – Лана невольно сравнила его с супругом, бледнолицым очкариком, сутками просиживавшим перед компьютером. Лицо её то покрывалось смертельной бледностью, то вспыхивало ярким румянцем. И Виктор долго не мог отвести взгляд от бывшей подруги.

Милентина чувствовала себя неловко – не очень-то приятно быть третьей лишней при встрече двоих, явно ностальгирующих по своей первой любви. Но надо было как-то разрядить атмосферу.

– Каковы ваши планы? – прервала она затянувшуюся паузу.

– В девяноста километрах от аэропорта на склоне горы есть очень уютный отель для горнолыжников. Отель маленький – на двенадцать персон, но зато свой. Вам понравится. Из окон чарующий вид на сосновый лес, снежные спуски, ледяные вершины. Про наше Дигорское ущелье говорят: “Здесь ручей самый чистый струится, и поют полным голосом птицы”. Нас ждут двое моих друзей, охотников из Старополья. Пообедаем, отдохнём, и к вечеру можно будет сделать первую вылазку.

А утром вы увидите незабывающееся зрелище: окрашенные лучами восходящего солнца сначала лёгкие, едва уловимые очертания гор медленно превращаются в величественные громады.

– Да вы просто поэт, – польстила Виктору Милентина. – Но меня удивляет, почему у вас отель для горнолыжников, а не охотничий домик?

– В наше время молодёжь охотой не увлекается – больше времени проводят с ноутбуком. А для многих людей среднего возраста это занятие стало не по карману. К примеру, лицензия на кабана стоит 15 тысяч, охотничьи угодья взяты в аренду бизнесменами и будут застроены коттеджами и таунхаусами. А богатые предпочитают охотиться с вышки на согнанных к ней кабанчиков, и после пары выстрелов их интерес сосредотачивается на последующей пьянке. Охота – это прежде всего движение. Как-то взял я с собой приятеля, отмахали мы километров двадцать по снегу, но лайка моя так зверя и не вспугнула. Вернулись с пустом. Я всё равно довольный – нагулялся, надышался горным воздухом, налюбовался нашей природой. Кстати, каньон Ахсинта – настоящее чудо. В масштабе республики Алания это всё равно, что Большой каньон Колорадо для Америки.

А приятель мой бездыханным свалился на диван, даже ужинать не стал. И с тех пор на охоту больше не ходил – люди теперь разучились передвигаться на своих двоих, от того и проблемы с сердцем, сосудами.


Окружённый соснами деревянный отель действительно выглядел на редкость уютно – один из тех домов, где нет никаких претензий на роскошь, но где просто хочется быть. Элементы ландшафта сочетались удивительно живописно. Это пристанище для путешественника в том краю, где жизнь протекает спокойно и размеренно, где воздух чист и свеж, где люди знают друг друга и при встрече здороваются как добрые друзья. Почувствовав запах шашлыка, Милентина с Ланой ощутили, что зверски проголодались. Шашлык жарили на улице двое мужчин в камуфляже, один высокий и тонкий как жердь, а другой плотный и коренастый.

– Познакомьтесь, – это мои друзья Длинный, то есть Паша.

– А я Толстый, то есть Лексей. Кстати, специалист по североосетинскому шашлыку.

– Это что-то особенное?

– Смотря для кого. Для жителя столицы, думаю, да. Готовится он из бараньей печени, лёгкого и сердца. Жарю куски на шампуре минут семь. Затем снимаю и каждый заворачиваю в жировую плёнку внутреннего сала, снова надеваю на шампур, солю и жарю до образования румяной корки.

– Интересно, но я всё-таки предпо