Book: Ночные птицы



Ночные птицы

Турмуд Хауген. Ночные птицы


Ночные птицы
Ночные птицы

1

Ночные птицы

Надо тихонько подняться по лестнице.

Проскользнуть мимо большого коричневого затертого пятна на четвертой ступеньке. Прошептать про себя: «Юкси-дукси — чур меня!» И не дышать до первого пролета, где лестница делает поворот. Тогда пятно потеряет свою силу.

Потом надо наклониться чуть не до пола и пробежать мимо двери с опасным глазком.

Этот большой блестящий глаз пялится на всех и никогда не моргает. Пялится и пялится. Днем и ночью. На всех, кто идет мимо.

Это глаз ведьмы.

Ночные птицы

Но кто знает, не распахнет ли ведьма фру Андерсен однажды свою дверь, когда он будет пробегать мимо. И не крикнет страшным голосом:

— Юкси-дукси, ты мой!

А потом схватит его, втащит в переднюю и запрет в клетку. В тесную клетку, где он будет сидеть до глубокой старости, у него поседеют волосы и борода, он будет опираться на палку и, как дедушка, страдать от ишиаса.

Ночные птицы

Так сказала Сара.

Скорей-скорей, вверх по лестнице и за угол. Тихо, беззвучно. Передохнуть можно на втором этаже, повиснув на перилах и глядя на дверь ведьмы фру Андерсен.

Поднимаясь домой, Юаким непременно смотрел вниз на ее дверь, такая у него была привычка, и он не мог от нее избавиться. Иногда ему хотелось что-нибудь сказать или даже крикнуть. Однажды он крикнул какую-то глупость так громко, что Карлсен со второго этажа выскочил из своей квартиры, чтобы узнать, что происходит.

Юаким совершенно забыл о том, что его могут услышать. Он боялся Карлсена. У него такие мохнатые брови! Мохнатые, как старая, истертая щетка, и еще страшный, раскатистый голос.

Когда-то он даже думал, что Карлсен — это сам Бог.

Потому что так говорила Сара, но мама сказала, что это неправда.

Рядом с Карлсеном жили Загадочные соседи, их он тоже боялся.

К их двери была прибита дощечка. Скугли было написано на этой дощечке, но за дверью никто не жил, по крайней мере, Юаким ни разу не видел, чтобы оттуда кто-нибудь вышел.

Однако он был уверен, что за дверью кто-то стоит и слушает, прижавшись к ней огромным ухом. Кто это или что, Юаким не знал. Но это загадочное нечто было несомненно очень большое, черное, опасное, с большими шевелящимися ушами.

По тишине за дверью было сразу понятно, что там кто-то есть.

Однажды мама зашла к Скугли, Юаким тогда так испугался, что от страха чуть не описался. Он собирался предупредить маму, что ходить к Загадочным, хоть они и называют себя Скугли, очень опасно. Но не мог вымолвить ни слова. У него перехватило горло.

Тем временем мама как ни в чем не бывало вернулась домой и была такая же, как всегда. Она взяла у Загадочных почитать какую-то книгу. Книга оказалась самой обыкновенной, ничего загадочного в ней не было.

Если Юакиму удавалось благополучно миновать коричневое пятно, а это у него всегда получалось, и пробежать мимо двери ведьмы фру Андерсен, это у него тоже всегда получалось, и если его не останавливал Карлсен, он оказывался перед дверью Загадочных.

Ему хотелось пробежать мимо и этой двери, но почему-то он всегда замедлял шаг. И даже если слышал, как от страха бьется его собственное сердце, непонятная сила заставляла его подойти к двери Загадочных и прижаться к ней ухом.

А потом — но прежде чем дверь распахнется и на площадке покажутся уши Загадочных — нужно было успеть подняться на следующий этаж. И наконец оказаться в безопасности, потому что на этой площадке была его дверь.

Му было написано на их дощечке. Тур Эрик, Линда и Юаким Му.

Тур Эрик был его папа, Линда — мама, а Юаким — он сам.

При виде этой дощечки все опасности исчезали. Страхов как не бывало, хотя Сара говорила, что опасности подстерегают человека повсюду, так что о том, чтобы совершенно расслабиться, не могло быть и речи.

Рядом с ними жили Рюды, очень приятные люди. Юаким часто бывал у них, и его всегда угощали чем-нибудь вкусным. У Рюдов был маленький ребенок, ему было месяца два, а может, три, и Юакиму нравилось смотреть, как он кричит. Малыш становился весь красный, и его личико покрывалось морщинами.

Сара была уверена, что по ночам эти приятные Рюды заняты чем-то подозрительным. Например, проделали тайную дверь из своей квартиры в квартиру Юакима и теперь ждут подходящего случая, чтобы до нитки обокрасть соседей.

Юаким осмотрел всю квартиру, но никакой тайной двери не нашел.

— Значит, они ее еще делают, — успокоила его Сара.

Жильцов с четвертого этажа Юаким не знал. Но это было неважно, туда он никогда не поднимался, ему бы это и в голову не пришло. Потому что, как говорили и Сара, и папа, — мало ли что может случиться.

У своей двери он был в безопасности.

Кричать на лестнице запрещалось.

Но теперь, преодолев все опасности, Юаким уже ничего не боялся.

Он открыл свою дверь и закричал во все горло:

— ПАПА!

По лестнице прокатилось эхо. Юаким быстро захлопнул за собой дверь, пока никто не успел выглянуть на лестницу и выбранить его.

2

Ночные птицы

Дверь со вздохом закрылась за его спиной.

— Папа!

Звать папу в квартире было уже глупо, ведь в квартире было безопасно и никто чужой его здесь не слышал.

Ему никто не ответил.

К этому Юаким привык. Папа часто впадал в такую глубокую задумчивость, что не слышал его крика.

Юаким бросил ранец на пол, хотя полагалось сразу же отнести его в свою комнату.

Потом он скинул башмаки и бросил их в прихожей, хотя полагалось аккуратно, башмак к башмаку, поставить их на решетку под полкой для шляп.

И наконец он бросился в гостиную, таща за собой коврик, которому следовало лежать у входной двери. Но он и на это не обратил внимания.

В гостиной никого не было.

— Папа!

В пустой комнате его крик был похож на писк, и он побежал обратно в прихожую.

— Тур Эрик!

Никакого ответа.

Юаким огляделся и наконец понял, что папы нет дома.

Пылесос стоял посреди гостиной. Папа обещал убрать квартиру, потому что к ним вечером собирались прийти в гости Янна и Вилли.

На кухонном столе стояла гора грязной посуды, которая росла с каждым днем, самые нижние тарелки стояли там уже четыре дня.

— Нам больше не на чем есть, — сказала утром мама.

— Ты права. Днем я вымою всю посуду, — пообещал папа.

В спальне занавески были задернуты, стоял кислый ночной запах и кровати не были застелены.

В комнате Юакима тоже было темно.

Папы нигде не было. И за весь день он так ничего и не сделал.

Ночные птицы

Юаким расстроился. Он мечтал, чтобы папа был дома и сделал все, как обещал.

За завтраком папа шутил и смеялся, значит, днем произошло что-то ужасное, если он не убрался в квартире и не вымыл посуду.

Юаким вышел в прихожую.

Папины башмаки стояли на месте. Нарядные ботинки тоже. А вот деревянные сабо исчезли. Значит, папа ушел куда-то недалеко.

Пальто висело на вешалке. Кожаная куртка тоже. Не хватало только штормовки. Ее папа надевал, когда шел куда-нибудь далеко.

Сабо и штормовка.

Близко и далеко.

Как увязать это друг с другом?

Юаким нахмурился. Видно, у папы был трудный день.

Он вздохнул. Им всем бывало трудно, когда у папы случались трудные дни.

Хорошего настроения как не бывало. Юаким был уверен, что застанет папу дома. А сидеть дома одному было и вовсе бессмысленно.

Юаким решил пойти и поискать папу. Вот только знать бы, где его искать!

Сабо и штормовка.

Какая глупость!

Юаким снова надел башмаки и закрыл за собой дверь.

3

Ночные птицы

Выйдя из подъезда, он остановился.

Улица была черная от утреннего дождя. Проглянуло солнце и заблестело, отражаясь в лужах.

Мягко шуршали колеса проезжавших мимо автомобилей. Это было похоже на шепот. Юаким радовался, что воды в лужах было мало, иначе он бы уже промок от автомобильных брызг.

Ему повезло — они жили на тихой улице. На ней почти не было движения. Конечно, время от времени здесь проезжали автомобили, но их было немного, не то что на больших улицах в центре города.

С одной стороны улицы стояли старые дома, в этих домах потолки в квартирах были высокие. Все дома были четырехэтажные. Но, к счастью, они были разного цвета.

Юаким жил в доме № 35. Это было счастливое число.

Булочная, табачная лавка и небольшой продуктовый магазин, а больше в этих домах ничего не было. Продуктовый магазин в скором времени собирались закрыть. Через два квартала от них строили супермаркет и большие жилые корпуса.

С другой стороны улицы был парк.

Далеко не на каждой улице есть свой парк. В этом Юакиму тоже повезло. Детям разрешалось играть во всем парке, хотя там была отдельная детская площадка.

Куда же пойти? Где искать папу?

Юаким посмотрел в одну сторону, потом в другую. Народу почти не было, и ни одного человека, хоть отдаленно похожего на папу.

Из соседнего подъезда вышел Томми. Иногда Томми считал, что они знакомы, и даже разговаривал с Юакимом, но не всегда. Томми учился в третьем классе и был па год старше Юакима.

Его взгляд упал на Юакима. Это означало, что сегодня они знакомы, по крайней мере, пока не появится кто-нибудь из больших мальчиков.

— Ты не видел моего папу? — спросил Юаким.

— Папу? — удивился Томми. — А что это такое? Может быть, это твоя канарейка?

Вот черт! Опять он забыл, что тут не говорят «папа» или «мама».

— Я хотел спросить, не видел ли ты моего отца, — снова сказал Юаким, пытаясь сделать вид, что не слышал того, что ему сказал Томми.

— Твоего отца? Так бы сразу и сказал. У меня дела поважнее, чем следить за твоими канарейками.

— У меня нет канареек, — сказал Юаким.

— А тогда почему ты о ней спрашиваешь?

— Я спросил, не видел ли ты моего отца.

Томми подошел к нему вплотную и плюнул ему под ноги.

— В другой раз я плюну тебе на веснушки. Думаешь, я не слышал, что ты сказал?

Юаким опустил глаза.

Ночные птицы

— Слышал, — прошептал он.

— Ладно, — сказал Томми. — Не видел я ни твоей канарейки, ни твоего отца.

Он повернулся и пошел прочь. Юаким смотрел ему вслед. Томми обернулся и крикнул через плечо:

— Если найдешь свою канарейку, придумай ей имя получше!

И убежал.

Юаким скрестил пальцы и прошептал про себя:

— Кошки-мышки, кочерыжки, пусть тебя побьют мальчишки.

Сара говорила, что скрещивать пальцы необходимо, чтобы заклинание подействовало.

Глупый Томми.

Юаким снова поглядел по сторонам и перебежал через улицу в парк.

4

Ночные птицы

Парк был квадратный и зеленый.

Несколько черных асфальтовых дорожек пересекали полянки и портили красоту парка.

В парке росли деревья и кусты. Летом они были зеленые и густые. Зимой голые и черные.

Когда летом Юаким стоял под густыми зелеными кленами и смотрел на небо, оно тоже казалось ему зеленым, и небесные птицы пели, как поют только на небесах.

Зимой над теми же самыми кленами небо было серое или голубое.

В кустах, пока не опадали листья, вечером было много укромных местечек. В темноте там было страшно и со всех сторон слышались непонятные звуки и шорохи.

Летом в парке было много детских колясок, на травке загорали люди и повсюду стояли красные скамейки.

Парк был полон звуков. Главным образом детских голосов, доносившихся с детской площадки. А в высоких кронах жил ветер. Юаким и видел, и слышал его.

Листья с деревьев еще не облетели, но их стало заметно меньше и они пожелтели.

В парк пришел сентябрь.

Поздний сентябрь.

5

Ночные птицы

Может быть, папа в парке?

А может, и нет.

Кто знает, если он надел штормовку и сабо.

Почему он надел штормовку, ведь осень только-только началась?

Ветер был слабый. Иногда в лицо Юакиму летели капли. Деревья дразнили его.

Тропинки петляли и перекрещивались. Никто не знал, сколько их тут. Слишком много, когда не знаешь, какую из них выбрать.

Папа мог выбрать любую.

Глупый папа.

Неужели он не мог написать записку, чтобы Юаким знал, где его искать.

— Не забудь оставить записку, чтобы я знала, куда ты пошел, когда вернусь с работы, — всегда говорила мама Юакиму.

Он должен оставлять записки, чтобы папа с мамой знали, где он, и не волновались.

А вот папа не должен писать никаких записок. Ведь он взрослый. Но неужели папа не понимает, что Юаким тоже волнуется за него?

Как жалко, что папа стал такой странный.

Он не был таким, пока учился в институте. Однако нынче осенью, когда он начал преподавать в старших классах, он уже на третий день сказал, что у него ничего не получается.

Он сидел за столом в кухне и чуть не плакал, так ему было грустно.

— Между мной и учениками стеклянная стена, — сказал он. — И мне страшно. Ученики это понимают, и тогда мне становится еще страшнее. Так преподавать невозможно, — сказал он.

И папа взял бюллетень. У него разыгрались нервы. Фриц, врач, старый знакомый папы и мамы, сказал, что папе нужно посидеть дома и немного успокоиться. Может быть, до середины октября.

— Хорошо, — сказал папа. — А тогда я вернусь в школу.

Но папины нервы никак не успокаивались. Когда ему становилось совсем плохо, он уходил из дома и пропадал где-то до позднего вечера.

Юаким сжал кулаки и стиснул зубы. Когда он вспоминал про папины нервы, ему всегда хотелось плакать. Из-за них папа стал совсем не такой, каким был раньше.

Неожиданно он увидел идущих ему навстречу Юлию и Тору. Юаким засунул руки в карманы и засвистел. Только свиста его было не слышно, он свистел про себя.



6

Ночные птицы

— Что ты тут делаешь? — спросила Юлия и остановилась.

— Я? — удивился Юаким.

— А разве тут есть кто-нибудь еще?

Тора захихикала.

Юаким промолчал.

— Ты что, оглох? — Юлия подошла к нему и крикнула ему в ухо: — Я спросила, что ты тут делаешь?

Юаким испуганно отскочил от нее.

Тора опять захихикала и прикрыла рот рукой.

— Ничего, — быстро ответил Юаким.

— Не ври! Врать нехорошо, — сказала Юлия. — Я сама видела, что ты стоял, засунув руки в карманы, и пытался свистеть.

— А если знаешь, зачем спрашиваешь? — огрызнулся Юаким. Какая она все-таки глупая, эта Юлия!

Особенно глупой она становилась в присутствии Торы. Они обе учились с Юакимом в одном классе и жили в доме № 39.

— Мне интересно, почему ты стоял, засунув руки в карманы, и пытался свистеть.

— Потому что мне больше нечего делать.

— Убирайся отсюда! Ты загородил нам дорогу. Правда, Тора? — Юлия посмотрела на подругу.

Тора только хихикала.

У нее были дурацкие косички. Они были такие тоненькие и короткие, что за них было даже не ухватиться. Юаким хотел однажды подергать ее за косички, но у него ничего не получилось. Другое дело косы у Маргрете, Дергай — не хочу!

— Подвинься! — сказала Юлия. — Нам надо пройти.

— Идите по траве! — ответил Юаким и встал посреди тропинки.

— По траве? — возмутилась Юлия. — Ты с ума сошел? Там же мокро.

— Подумаешь, мокро! Не растаешь!

— Ах так! Не растаешь! — передразнила его Юлия. Она подошла к нему и наступила ему на ногу. Юаким испугался. Юлия была выше, чем он, просто раньше он этого не замечал.

— Заруби себе на носу, сопляк, я выше и сильнее тебя, — сказала Юлия. — А вместе с Торой нам нужно много места. Правда, Тора?

Тора кивнула, но она больше не смеялась.

— Подвинься. Нас двое, а ты один! Ты против нас козявка. И мне ничего не стоит тебя отлупить! — стояла на своем Юлия.

— Ха! — засмеялся Юаким. — Только попробуй!

Юлия вздохнула.

— Ну, как хочешь, — сказала она и ткнула его кулаком в живот.

Юакиму стало больно. Он даже согнулся пополам. Тора не отставала от подруги. Они принялись вдвоем тузить Юакима. Одна из них прыгнула ему на спину, и он упал. И тут же промок насквозь.

Он закрыл лицо руками и перестал обороняться.

Ночные птицы

— Сдаешься? — спросила Юлия. — Трус, вот ты кто! Спасовал перед девчонками! Мы всем об этом расскажем!

И они ушли. Последнее, что Юаким слышал, — это смех Торы над какими-то словами Юлии.

Но Юлии этого показалось мало. Она обернулась к нему и крикнула:

— Ты трус, а отец у тебя чудик!

Юаким пожалел, что он не Рогер. Тогда бы он крикнул им вслед все ругательства, какие знал.

Но поскольку он был всего лишь Юаким, он не решился произнести вслух такие слова.

Ночные птицы

7

Ночные птицы

— Чего ты здесь валяешься?

Юаким поднял глаза.

Над ним стояла Сара, ее голова темнела на фоне неба.

— Хочу и валяюсь, — сказал Юаким и встал.

Сара спустилась с небес и, как обычно, оказалась выше Юакима.

— Тебя кто-то побил, — сказала она, разглядывая его лицо.

Юаким отрицательно помотал головой. Сара не обратила на это никакого внимания.

— И кто же это был? — спросила она. — Только скажи, и я им всыплю. Никто не смеет так обращаться с тобой без моего ведома.

Она достала носовой платок. Почти чистый. Поплевав па него, Сара принялась тереть им лицо Юакима.

— Смотри, у тебя кровь!

Юаким пытался вырваться из ее рук.

— Стой тихо! — сердито сказала она, и он перестал вырываться.

Сара любила нянчиться с Юакимом. Когда ему было плохо, она была ему кем-то вроде мамы. Но с другой стороны, никто и не колотил его столько, сколько сама Сара.

Ей было десять лет, и с нею было лучше не связываться. Многие дети с их улицы знали это по себе.

Даже Рогер, ее брат, который был всего на год моложе Сары, боялся ее.

Ночные птицы

— Кто это сделал? — повторила Сара.

Юаким не ответил.

Она потянула его за руку.

— Если не скажешь, я снова брошу тебя на землю, и ты сломаешь себе руку!

Он знал, что это не пустая угроза.

— Юлия и Тора, — прошептал Юаким.

— Тора? — недоверчиво переспросила Сара. — Думаю, это работа Юлии. Пойдем, найдем их!

— Я не хочу, — отказался Юаким. — Тогда она изобьет меня в другой раз.

— Я этого не допущу, — пообещала Сара.

— Но у Юлии есть брат, который учится в шестом классе, — сказал Юаким.

— А мы знакомы с Кристианом, он тоже учится в шестом классе.

— Но Кристиан дружит с братом Юлии и с самой Юлией, так что это они нас поколотят, а не мы их, — сказал Юаким.

Сара задумалась. Потом вздохнула:

— Ладно, давай на время забудем об этом, а там я что-нибудь придумаю. Мы должны отомстить за тебя. С такими вещами нельзя мириться.

Она засунула носовой платок обратно в карман.

— Ты должен был дать сдачи, — сказала она.

— Но их было двое, — возразил Юаким.

— Тора не в счет. Она делает только то, что ей велит Юлия.

Юаким пошел по улице.

— Куда ты? — спросила Сара.

— Я ищу па… Я ищу отца, — ответил Юаким.

— Понятно. Опять сбежал?

Опять сбежал!

Юаким в ярости повернулся к Саре. Ее это не касается. И она не смеет так говорить о его папе!

— Не твое дело! — сердито сказал он.

— Конечно, не мое. Я этого и не говорю. Я только спросила…

— Не глухой, слышал, о чем ты спросила! И нечего об этом спрашивать!

Сара с угрозой поглядела на Юакима.

— Полегче, я тебе не Юлия!

Юаким замолчал.

Сара никогда не была такой, как Юлия. Она была гораздо хуже. Сара могла быть только Сарой! И тогда хуже нее не было никого на всей улице, если не считать больших мальчишек, которые всех дразнили.

— Сейчас я найду Рогера, — сказала Сара. — Ты его не видел?

Юаким помотал головой.

— Ладно, — сказала Сара. — от меня ему не уйти. Небось, прячется где-нибудь в парке. Мама сердится, он стащил у нее последнюю пачку сигарет. Если я встречу твоего отца, я передам ему от тебя привет и скажу, что ты его ищешь.

8

Ночные птицы

И тут Юаким увидел Май Брит.

Она неподвижно стояла на тротуаре. Прямая, как свечка. И не шевелилась. Словно ее заколдовали.

Из-под вязаной шапки выбивались светлые волосы. Никто из детей еще не носил зимних шапок. Пальто на ней было теплое. Никто из детей еще не носил теплых пальто.

На ней были сапожки. Желтые с белым кантом. В его классе в таких сапогах ходили только мальчики.

Юаким смотрел па нее.

Он никогда не видел более красивой девочки.

Она училась во 2 «Б», а Юаким — во 2 «А». Их классы были рядом друг с другом.

Они виделись в школе не меньше одного раза в день.

Они никогда не разговаривали друг с другом.

Только переглядывались.

Юакиму было любопытно, почему она так стоит. Она не двигалась и ни во что не играла. Он вообще ни разу не видел, чтобы она во что-нибудь играла. Сара никогда не задевала ее, и это тоже было странно.

Почти всегда Май Брит просто неподвижно стояла на тротуаре. Иногда она медленно прогуливалась по парку. Если она уходила слишком далеко, в доме № 37 открывалось окно, и оттуда высовывалась женская голова.

Ночные птицы

Женщина ничего не говорила, но девочка быстро возвращалась на тротуар. И снова неподвижно замирала на месте.

Май Брит.

Он никогда не слышал такого красивого имени.

9

Ночные птицы

Юаким сидел в гостиной, когда с работы вернулась мама.

— Ау, кто-нибудь есть дома? — крикнула мама из прихожей.

Как бы мама ни устала, она всегда возвращалась с работы веселая.

Юаким вышел в прихожую.

— Здравствуй! — сказала мама. — Как хорошо, что ты дома.

Мама сказала это таким голосом, что он невольно подошел и обнял ее.

Со вздохом мама повесила пальто па вешалку.

— У меня сегодня было очень много работы, — сказала мама.

Она говорила это почти каждый день. Но Юаким научился по ее вздоху понимать, сколько у мамы было работы — просто много или много-премного.

— Люди вечно всем недовольны. Они и сами не знают, чего хотят. Какое платье красивее, синее в белую полоску или желтое с белыми цветами. И уходят, так ничего и не купив, потому что не могут решить, какое из платьев лучше. А я должна вешать обратно все платья, какие они примеряли. Это ужасно, поверь мне.

Они прошли в гостиную.

Когда мама увидела пылесос, стоящий посреди комнаты, она перестала улыбаться.

И, обнаружив, что гора грязной посуды со вчерашнего дня не стала меньше, стиснула на груди руки.

Потом она заглянула в спальню и вздохнула — в спальне было темно и не проветрено.

— Где он? — грустно спросила она.

Юаким пожал плечами. Ему бы хотелось, чтобы мамин голос звучал хоть чуть-чуть веселее. Он был так рад, что она вернулась, но как тут будешь радоваться, когда папы нет дома, а у мамы такой грустный голос.

— Он был дома, когда ты вернулся из школы? — спросила мама.

Юаким отрицательно покачал головой. Голос у него пропал.

— Что он надел?

— Сабо и штормовку, — прошептал Юаким.

— Сабо и штормовку? — удивилась мама. — Сабо и штормовку? — она засмеялась. — И куда же он отправился в таком наряде?

Этого Юаким не знал.

Ночные птицы

— Как думаешь, что это означает? — Мама не спускала с Юакима глаз.

— Он может быть где угодно, — сказал Юаким.

Мама погладила его по голове, но Юакиму показалось, что сама она этого не заметила.

— Где угодно, — пробормотала она.

Потом подошла к окну и повернулась к Юакиму спиной.

— Я ходил его искать, — сказал Юаким, ему хотелось хоть чем-нибудь порадовать маму.

Она закурила сигарету и выпустила дым в окно.

— Мама, — сказал про себя Юаким, но ведь мама не могла слышать того, что он говорит про себя.

Он подошел к окну и остановился у мамы за спиной.

Мама его не заметила.

Он протянул руку. Мамина юбка была мягкая на ощупь.

Она быстро взглянула на него. Улыбнулась, но Юаким видел, что это была не настоящая улыбка.

Сигарета погасла, и мама бросила ее в пепельницу, что стояла на подоконнике.

— Ладно, — сказала она, — значит, у нас с тобой будет больше работы, чем обычно. Надеюсь, ты мне поможешь?

Юаким кивнул.

А ведь папа обещал сам все сделать!

— Наверное, у него был трудный день, — сказал он.

— Да, похоже, на то, — согласилась с ним мама. — Как думаешь, где он может быть?

— Где угодно, — Юаким снова покачал головой.

Ему стало страшно.

Где угодно. Папа может быть где угодно. В парке, в порту, где-нибудь во фьорде, в лесу за Солнечной горкой или где-нибудь так далеко, что и сам не знает, где это.

И что тогда? Может, оттуда, издалека, уже невозможно вернуться домой?

— Подумай… — сказал он, и голос у него опять куда-то пропал.

— О чем подумать? — спросила мама, она уже начала пылесосить.

— Подумай, а вдруг он ушел так далеко, что уже не сможет вернуться домой?

Мама выключила пылесос и встала на колени перед Юакимом. Так она была ниже его. Она была как маленькая девочка, но глаза у нее были серьезные.

Она была очень красива. Гораздо красивее, чем Май Брит. Особенно когда становилась серьезной или грустной.

Мама взяла Юакима за руки. Они спрятались в ее больших руках.

— Юаким, — сказала она. — Мне очень жаль, что у нас так получилось.

Он не совсем понял, что она хочет этим сказать. Мама встала с колен и снова включила пылесос.

— Я уберу постели, — предложил Юаким.

— Чудесно! — мама улыбнулась. На этот раз улыбка была настоящая.

10

Ночные птицы

Теперь им оставалось только ждать.

Сидеть на своих стульях и ждать.

Мама позвонила Янне и Вилли и сказала, что сегодня им приходить не стоит. Может быть, в субботу? И они договорились на субботу.

Мама и Юаким устали. Домашняя работа их утомила. Особенно маму, которая пришла с работы уже усталой.

За окном стемнело. В парке среди веток слабо светились огоньки. Это были окна домов, стоявших за парком. Там жили дети, которых Юаким не знал. Он видел их в парке, и случалось, что они играли на их площадке для игр, хотя у них была своя. Детей с той стороны парка следовало опасаться.

Мама с Юакимом съели на обед яичницу, готовить что-нибудь другое у мамы не было сил.

В комнате стояла мертвая тишина.

Шум машин с улицы слышался громче обычного. Юакиму казалось, что сейчас какой-нибудь автомобиль врежется прямо в их дом.

Кто-то ходил в квартире над ними. Обычно оттуда не доносилось ни звука.

В кухне из крана капала вода. Юаким не обращал на нее внимания.

Ждать тяжело. И страшно.

Иногда, правда, ждать бывает весело и приятно. Например, в Рождество, или в день рождения, или когда ты точно знаешь, что папа и мама непременно придут домой через час и принесут тебе какой-нибудь сюрприз.

Это хорошее ожидание.

Но сидеть и молчать — это ужасно. Сидеть и бояться. И думать, что папа, который ушел из дома в сабо и штормовке, может быть где угодно.

Юаким вспомнил о Саре, которая, наверное, все еще ищет Рогера. Подумать только, Рогер тоже пропал. Он тоже мог оказаться где угодно. Но Сара никогда не боялась.

Время от времени Юаким поднимал глаза на маму. Она смотрела куда-то вдаль. Потом ее веки опускались, и она как будто засыпала. Вздрогнув, мама открывала глаза. Когда она смотрела на Юакима, он отводил глаза в сторону.

В груди у Юакима что-то ныло. Так бывало всегда, когда ему хотелось плакать.

Он поджал под себя ноги. Они у него замерзли, но он знал, что это от страха. Даже пальцам ног и то было страшно.

Когда человек ждет, время идет медленно. Юакиму казалось, что они сидят здесь уже несколько часов. Но часы на книжной полке показывали, что они сидят всего двадцать минут. Странно. Он был уверен, что прошел уже не один час.

Ему нужно было делать уроки, но он не мог за них взяться. Как можно делать уроки, когда его папа может быть где угодно?

Юаким не мог ничего делать, только ждать.

11

Ночные птицы

Неожиданно перед ним появилась мама и потрясла его за плечо.

— Юаким, — тихо сказала она. — Может, ты пойдешь и ляжешь? Ведь ты спишь сидя.

Неужели он спал? Юаким очень устал, теперь он это чувствовал.

— А папа?.. — начал он.

— Ты услышишь, когда он вернется. Если нет, я обещаю разбудить тебя.

— Честное слово?

— Честное слово, — серьезно сказала мама.

Когда Юаким встал со стула, его охватила смертельная усталость. Качаясь, он поплелся к двери.

— Помочь тебе? — спросила мама.

— Нет, я сам, — ответил Юаким.

Ночные птицы

Он умылся, но почистить зубы у него уже не было сил. Обычно мама спрашивала, не забыл ли он почистить перед сном зубы, однако сегодня она, наверное, решила, что это не обязательно, подумал Юаким.

Пижамы он не нашел, поэтому лег спать в трусах и майке.

Правда, перед тем как лечь, он заглянул под кровать. Там никого не было. Там никогда никого не было. Но кто знает, как говорит Сара. Она, например, знает случай, когда человек обнаружил у себя под кроватью целую шайку воров.

Потом он подошел к платяному шкафу. Как бы он ни устал, он проделывал все это каждый вечер.

Юаким приоткрыл дверцы шкафа. Внутри было тихо. Он повернул в замке ключ и вытащил его.

И тут же его слуха коснулся слабый звук. Ночные птицы зашевелились, но, к счастью, он успел запереть их в шкафу.

Ключ он положил на ночной столик, чтобы он всегда был у него под рукой. Потом Юаким лег на пол и еще раз заглянул под кровать, ведь кто-нибудь мог спрятаться там, куда не доставал свет.

Но под кроватью никого не было. Он был почти в этом уверен, но все-таки… Лучше знать наверняка. Иногда ему было так страшно заглянуть под кровать, что это приходилось делать папе или маме.

Наконец он лег в непроветренную постель.

Дверь в прихожую была приоткрыта. Он погасил лампу, что стояла на тумбочке. Сквозь дверную щель к нему из прихожей сочился желтый свет. Все было спокойно.

Юаким ждал маму. Она всегда заходила к нему и желала покойной ночи.

Но сегодня ему пришлось ждать долго. Наконец дверь открылась, и мама вошла в комнату.

— Ты спишь? — спросила она.

— Нет, — шепотом ответил он. — Я думал, что уже ты не придешь.

Мама села к нему на край кровати, прикоснулась к его лбу.

— И напрасно. Я не могла не прийти.

— Мама, — сказал Юаким, — ведь так надолго папа еще никогда не уходил? Правда?

— Правда. Но ты не бойся. Он скоро придет.

— Но ведь он может быть где угодно.

— А разве это опасно?

— Да.

— Я не думаю, что папа пошел туда, где опасно. Ведь он через несколько недель должен вернуться в школу.

— Правда? — неуверенно спросил Юаким.

Мама промолчала.

— Мама, ты веришь, что он вернется в школу?

— Я надеюсь, — тихо ответила мама.

— А что, если его нервы так никогда и не успокоятся?

— Не знаю, Юаким, не знаю, — прошептала мама.

От маминых слов у Юакима по спине побежали мурашки.

— Посмотрим, что будет.

— Почему папа стал такой?.. Такой странный, хотел я сказать. Это плохо, Юлия дразнит меня из-за него, а Карлсен удивляется, почему папа днем не ходит на работу.

Ночные птицы

Мама вздохнула.

— А ты не обращай на них внимания, мало ли что они говорят. Почему у папы сдали нервы? Да по разным причинам. Думаю, ему вообще не стоило быть учителем, во всяком случае, в старших классах. Я пыталась объяснить ему это, когда он еще учился в институте. Но он обиделся и не захотел меня слушать.



— А что будет, если его нервы не поправятся, если он так и будет убегать каждый день? Что мы тогда будем делать?

— Боюсь, я этого не выдержу, Юаким. Это слишком тяжело. Ведь мне тоже хочется найти себе интересную работу, а не торчать всю жизнь в магазине готового платья. Я только ждала, когда папа начнет работать.

— А где бы ты хотела работать?

— Мне бы хотелось преподавать в школе. В младших классах. Ты знаешь, я работала в детском саду, но потом должен был родиться ты, и мне пришлось уйти с работы. Но я все равно сдам экзамен, и никакой папа мне не помешает!

Последние слова она сказала совсем тихо, однако они со свистом пронеслись сквозь голову Юакима. Наконец мама улыбнулась:

— Ладно, не горюй, ничего плохого пока не случилось, и мы с тобой зря трясемся от страха. Папа скоро вернется, вот увидишь. А через несколько недель он снова начнет работать в школе. Все будет хорошо.

Мама погладила Юакима по голове и встала:

— Я тебя разбужу, когда он приедет.

И она ушла, неплотно прикрыв за собой дверь.

Первый раз мама говорила с Юакимом о том, что жить вообще-то трудно.

А потом сама же сказала, что все будет хорошо.

Но верит ли она в это? Юаким понимал, что мама просто хотела его утешить. Он слышал это по ее голосу.

12

Ночные птицы

Юаким был уверен, что ни за что не уснет. Всю ночь он будет лежать и ждать папу. Даже не задремлет ни на минуту. Может, надо перестать дышать? И тогда папа скорее вернется домой?

Юаким свернулся калачиком.

Где угодно.

До чего же холодно звучали эти слова.

Как осенний ветер в сумерках, как дождь, стучащий в окно.

Одиноко и грустно.

И там где-то, где угодно, бродит папа в сабо и штормовке.

13

Ночные птицы

Ночные птицы.

Юаким вспомнил, как они первый раз прилетели к нему.

Впрочем, они были тут всегда, сколько он себя помнил.

Однажды ночью он проснулся. Его что-то разбудило.

В комнате было темно. В прихожей тоже. Кто же погасил там свет? Дверь его комнаты с вечера всегда была приоткрыта, чтобы в щелку к нему проникало немного света.

И тут он услыхал птиц. Шорох их крыльев доносился со всех сторон.

Он увидел черные тени. Чернее, чем сама ночь. Птицы вынырнули к нему из темноты.

Большие птицы махали крыльями, их перья шуршали.

Красные, злобные глаза. В них как будто горел огонь.

А клювы! Открытые, большие, страшные! Птицы хотели заклевать Юакима.

Все ближе и ближе, тысяча за тысячей. Ночь наполнилась птицами. Темнота превратилась в птиц. Его комната уже не могла их вместить.

И все они тянулись к Юакиму.

Он закричал и спрятался под перину. Первые птицы уже царапали когтями спинку кровати и хотели стащить с него перину. Они кричали хрипло и громко. Еще громче, чем он.

Неожиданно в дверях появилась мама. И папа.

— Юаким! — донесся до него мамин голос.

Кто-то откинул с него перину. В комнате вспыхнул свет. И Юаким нырнул в мамины объятия. А птицы исчезли. Во всей комнате от них не осталось ни единого перышка.

Всхлипывая и размазывая по лицу слезы, Юаким рассказал, что случилось.

Мама гладила его по волосам: тише, тише, все хорошо.

Папа обшарил всю комнату, но не нашел ни одной птицы.

— Смотри, — сказал он. — Окно закрыто, значит, они не могли к тебе влететь. Им просто неоткуда было взяться.

Но Юаким знал, откуда они к нему прилетели.

Дверь шкафа была приоткрыта, там внутри висела одежда и было темно.

Старый платяной шкаф, он всегда стоял у них в доме. Большой, тяжелый, его нельзя было сдвинуть с места. В нем висела одежда мамы, папы и самого Юакима, и еще оставалось много свободного места.

— Они… они… вылетели из шкафа, — заикаясь, проговорил Юаким. — Видишь, дверь открыта. Ее отворили птицы.

Ночные птицы

— Просто мы забыли как следует ее закрыть, — успокоила его мама.

— Нет, это птицы. Я знаю, это они. Когда я ложился, она была закрыта. Это точно.

Папа подошел к шкафу и заглянул в него.

— Во всяком случае, сейчас здесь нет ни одной птицы, — заявил он. — И их следов тоже.

— Просто они от тебя спрятались, — сказал Юаким. — При свете они становятся невидимками. Но они вернутся, как только ты погасишь свет. Если в прихожей будет гореть свет, они не вернутся.

— Какой же я глупый, — сказал папа. — Это я погасил свет в прихожей. Прости меня.

Мама ушла на кухню. Юаким слышал, как она там открывает один ящик за другим. Наконец она вернулась с ключом.

— Вот, возьми, — сказала она и протянула Юакиму ключ. — Теперь ты каждый вечер перед сном будешь запирать шкаф, и тогда птицы не смогут оттуда вылететь. Попробуй, запри и увидишь, что я права.

Юаким запер шкаф. В комнате было светло, рядом стояли папа с мамой, и ему уже не было страшно.

Ключ плотно сидел в замочной скважине, и после того как Юаким повернул его, открыть дверь шкафа было уже невозможно.

— У меня есть еще кое-что, — сказала мама и вышла из комнаты.

Вскоре она вернулась с длинным шнуром и маленьким желтым колокольчиком, колокольчик звенел тонко и предостерегающе.

Она привязала шнур к колокольчику.

— Я повешу колокольчик над нашей кроватью, — сказала мама. — А утром мы привинтим колечки на стену в прихожей и в спальне и протянем через них шнур. Если ты ночью проснешься и тебе будет страшно, только дерни за конец шнура, и мы сразу прибежим к тебе. Согласен?

— Да, — Юакиму это понравилось.

Мама повесила колокольчик над их с папой кроватью, но до утра шнур пришлось проложить по полу. Свободный конец шнура мама привязала к ночному столику Юакима.

— Попробуй! — сказала она.

Юаким подергал за шнур, и в спальне у папы с мамой зазвонил колокольчик.

Ночные птицы

— Ну вот, теперь тебе больше не будет страшно, — сказал папа.

Да, теперь ему больше не будет страшно. Но папе с мамой пришлось посидеть с Юакимом, пока он не заснул, и свет в прихожей остался гореть на всю ночь.

После того Юаким видел птиц только один раз, но тогда он сам забыл запереть шкаф.

А вот слышал он их часто. Почти каждый вечер, если прислушаться, было слышно, как они скребутся в шкафу.

Словно птицы надеялись, что Юаким снова забудет запереть дверь. Но он не забывал.

По вечерам птицы вели себя особенно беспокойно.

Еще бы им не беспокоиться, когда папа бродит сейчас где угодно.

Но, к счастью, мама сидела рядом в гостиной, и потому Юакиму было почти не страшно.

К тому же он видел, что ключ лежит на его ночном столике.

Нет, ему было почти не страшно, разве что самую капельку.

Главное, не прислушиваться к тому, что делают птицы.

14

Ночные птицы

Ключ в замочной скважине.

Папа! Вернулся!

Юаким обрадовался. Он сам не заметил, как заснул.

Мама вышла из гостиной в прихожую. Мимо щели мелькнула ее тень.

— Тур Эрик, — прошептала она, и все затихло.

Юаким знал, что сейчас они стоят обнявшись и целуют друг друга.

— Я так за тебя боялась, — чуть громче сказала мама.

Папа молчал.

— Почему ты так долго не приходил? Что случилось?

— Мне очень жаль, Линда, я не хотел, прости… — больше папа ничего не сказал. Голос у него был виноватый.

Он продолжал:

— Просто мне вдруг ужасно захотелось пройтись. И я пошел. Я все шел и шел…

— Тур Эрик, — прошептала мама, но Юаким слышал, что она чуть не плачет. — И это перед тем, как ты снова должен вернуться в школу! Ты хотя бы позвонил мне.

— Да, я мог позвонить, — признался папа. — Мне очень жаль. Действительно жаль.

В прихожей снова стало тихо.

— Юаким? — Мама заглянула в приоткрытую дверь.

Он пошевелился, чтобы они поняли, что он не спит.

— Тур Эрик, зайди, пожалуйста, к Юакиму. Я обещала разбудить его, когда ты вернешься. Бедный мальчик, он ждал тебя и не мог заснуть. Он боялся за тебя и даже ходил искать…

Папа зашел к Юакиму. Он еще не снял штормовку. Сел на край кровати.

— Юаким? — тихо позвал он. Рука у папы была горячая.

— Извини, что я ушел, — сказал папа. — Так было нужно. Мне почему-то показалось, что стены вот-вот меня задушат. Вот мне и пришлось уйти, — повторил он.

— Я сразу понял, что что-то случилось, — сказал Юаким. — Но ведь стены не могут никого задушить!

— Мне так показалось. Это все нервы.

Опять нервы! Юаким разволновался.

— Папа, но ты же снова пойдешь в школу, а там никто не должен видеть твои нервы! — сказал он.

— Ты прав, Юаким, там их никто не должен видеть. Но мне очень трудно сделать их невидимыми. Тут мало просто щелкнуть пальцами и сказать: «Сим-сила-бим, нервы, спрячьтесь!» Этого для них мало.

Да. Этого для них мало.

Но все-таки как хорошо, что папа уже дома! Юаким взял папину руку и прижался к ней щекой.

— Где ты был? — спросил он.

— Бродил по улицам. Хотел зайти к Фрицу, но его не было дома.

— Ты был где угодно? — спросил Юаким.

— Да, наверное, — ответил папа.

— Это далеко?

— Как сказать, сегодня это было не очень далеко.

— Но все-таки так далеко, что ты долго не мог вернуться домой?

— Я же вернулся, — сказал папа, — Хотя иногда это может быть так далеко, что люди оттуда уже не возвращаются.

— Ты когда-нибудь был так далеко? — Со страхом спросил Юаким.

— Нет, конечно. Я всегда стараюсь повернуть назад, пока не зашел так далеко.

— Я ходил тебя искать.

Папа погладил его по щеке.

— Но я не знал, где искать, потому что ты надел сабо и штормовку. Раньше ты так не делал.

— Да, — улыбнулся папа. — Я просто забыл переобуться. Но теперь я уже дома.

— Да, теперь ты уже дома, — повторил Юаким.

— Ты спал? — спросил папа.

— Не знаю, наверное. А который сейчас час?

— Скоро час. Тебе давно пора спать.

Это верно, ведь завтра в девять он уже должен быть в школе.

— Посидеть с тобой, пока ты не заснешь?

— Лучше посиди с мамой в гостиной.

Юаким любил дремать в ожидании сна, прислушиваться к голосам в гостиной и видеть, что в прихожей горит свет.

Папа встал.

— Птицы молчат?

— Теперь да, — ответил Юаким.

— Покойной ночи, Юаким.

— Покойной ночи, папа. — Юаким снова ощутил горячую волну радости.

Но в груди у него саднила маленькая царапина. Она саднила всегда.

15

Ночные птицы

— Юаким! Юаким!

Кто-то тряс его за плечо.

— Проснись скорее! Ты опоздаешь в школу!

Он открыл глаза. Уже? Ведь он только что заснул. У его кровати стояла мама:

— Вставай скорее, Юаким! — Она улыбнулась. — Уже восемь, мне пора на работу. Если поспешишь, ты успеешь до школы позавтракать вместе с папой.

— Угу, — буркнул Юаким.

Мама раздвинула занавески. За окном было синее осеннее небо и светлое сентябрьское солнце.

— Ты только посмотри, какая сегодня погода! Все будет хорошо, Юаким. Береги папу, чтобы он опять не исчез!

При этих словах она улыбнулась, но голос у нее был серьезный.

Она не шутила.

— Береги папу!

Входная дверь захлопнулась. Мама побежала в свой магазин готового платья, где покупательницы никогда не могли решить, какое платье им выбрать.

Юакиму не хотелось вставать. Он устал. Уроков он не сделал.

Папа стоял в дверях. На нем был белый пушистый уютный свитер с высоким воротником и синие бархатные брюки. Любимая папина одежда. Он всегда надевал этот свитер и брюки, когда был в ладу с самим собой. Вокруг глаз у него собрались морщинки, улыбаясь, он смотрел на Юакима.

Папа такой красивый! Не очень длинные светлые волосы блестят в утреннем свете. Короткая бородка плотно облегает лицо, такая же светлая, как волосы. Когда папа обнимал Юакима, его бородка мягко щекотала Юакиму лицо.

Мама говорила, что папа прячется за своей бородкой.

— Возможно, ты права, — соглашался с ней папа.

— Привет! — сказал папа. — Ты думаешь сегодня вставать?

— Я еще не решил, — ответил Юаким.

— Ты болен?

— Может быть.

Папа огорчился.

— Я так за тебя боялся, — сказал Юаким. — Ты даже не знаешь, как мне страшно, когда ты вдруг исчезаешь.

Они смотрели друг на друга, и Юаким понял, что сегодня ему можно прогулять школу.

— По-моему, ты неважно себя чувствуешь, — сказал папа.

Вообще-то Юаким чувствовал себя превосходно, но если бы ему сейчас пришлось пойти в школу, он бы заболел по-настоящему.

— Мне больно, — сказал он.

— Где? — испугался папа.

— Там, где должны быть домашние уроки, — ответил Юаким.

Папа даже не улыбнулся.

— Просто ты устал и не в духе, — сказал он.

Юаким кивнул.

— Тогда тебе лучше остаться дома, — решил папа. — Это я виноват, что ты не сделал уроки и не выспался.

Юаким снова кивнул.

— А теперь подумай, хватит ли у тебя сил встать, позавтракать, а потом пойти вместе со мной куда глаза глядят и, может быть, найти что-нибудь интересное.

На это у Юакима силы, конечно, нашлись. Собственно, только на это он и был сегодня способен.

16

Ночные птицы

Папа пил кофе и смотрел в окно.

Юаким ел бутерброд с сыром и пил молоко.

По радио передавали последние известия.

Уроки в школе уже начались. Все дети сидели в классе. Кроме, конечно, Улафа, который был болен по-настоящему уже несколько дней.

А теперь, наверное, считают, что Юаким тоже заболел.

Вообще-то так оно и было. Папа сразу это понял.

И мама тоже поймет, надеялся Юаким.

Папа молчал.

Юаким вспоминал вчерашний день. У него перед глазами стояли пылесос в гостиной, мойка с горой грязной посуды и неприбранные постели в спальне.

— Папа, — сказал он.

Папа оторвал глаза от чашки с кофе, которую держал обеими руками, и посмотрел на Юакима.

— Почему ты вчера ушел? — спросил Юаким.

Папа молча глядел на него. Над краем кружки были видны только его большие глаза.

— Хотелось уйти от своих неприятностей, — серьезно ответил он.

— А какие у тебя неприятности? — спросил Юаким.

Папа поставил кружку на стол и уперся подбородком в руки.

Ночные птицы

— Я ни на что не гожусь, — сказал он. — У меня ничего не получается, за что бы я ни взялся.

— И преподавать в школе тоже не получается?

Папа неохотно кивнул.

— Да, — сказал он, — по-моему, не получается. Я боюсь своих учеников.

— Мама думает, что тебе нельзя быть учителем, — сказал Юаким.

— Да, она так говорила, когда я только начал учиться. Но я ее не послушал. Даже говорить не хотел об этом. Раз решил, что буду педагогом, значит, так и будет. Я даже преподавал понемногу, заменяя других учителей. Мне это не очень нравилось, однако я был уверен, что все изменится, когда я попаду в настоящую школу. Но мама оказалась права.

— Папа Томми работает на железной дороге, а папа Торы — шофер такси.

Папа снова взял в руки кружку с кофе.

— Я тоже перепробовал много профессий, но они мне не понравились. После гимназии, не зная, чем мне заняться, я работал в книжном магазине. Но это утомительно, и покупатели меня раздражали… Потом я начал работать в конторе. Там оказалось слишком много документов и надо было весь день сидеть на месте. Я и сейчас не знаю, чем бы мне хотелось заняться.

Юаким молча слушал. Папа говорил с ним, как со взрослым, который все понимает.

— Ну а потом я встретил маму. Ей хотелось быть учительницей в младших классах. Мы оба были такие молодые. Ей восемнадцать, мне на год больше. Но едва мама начала учиться, как узнала, что у нее будет ребенок. И у нас родился ты. Она перестала учиться, мы поженились, и я продолжал работать в этой противной конторе.

Папа вздохнул. Юаким молча ждал, что он еще скажет.

— Словом, мы решили, что я поработаю два года, пока мама будет сидеть с тобой дома, а когда ты немного подрастешь, она снова начнет учиться на педагога. Ей так хотелось заниматься с малышами! Я сменил несколько работ, но каждый раз попадал в очередную контору, где было еще больше бумаг и ни минутки покоя. Маме хорошо, она твердо знала, чего хочет, и говорила об этом так увлекательно, что мне тоже захотелось стать учителем. И я поступил в институт. Тебе было уже пять лет, и мама начала работать в магазине на полставки. К сожалению, ей тогда было не до учения. Увидев, что мне нравится заниматься в институте, она решила работать на полной ставке, пока я не закончу институт. А потом, когда я начну преподавать, начнет учиться сама. Она-то понимала, что учитель из меня никакой, но молчала, надеясь, что я пойму это сам.

— А ты так и не понял? — спросил Юаким.

— Понял, — ответил папа. — Все я понял, но не хотел в этом признаться. Я хотел дойти до конца. И вот дошел. Я убедился, что ни на что не гожусь. Мне жаль маму, которая надеялась этой осенью вернуться к своим занятиям, но через три дня я все-таки сбежал из школы. Что мне делать, Юаким? — Папа встал и поставил кофейную чашку в мойку.

Нет, этого Юаким, конечно, не знал. Но понял, что папе сейчас очень плохо.

— Давай выйдем на воздух, — предложил вдруг папа. — Я не хочу сидеть дома и думать о своих нервах. Давай поднимемся на Солнечную горку и посмотрим оттуда на край света.

— А он виден оттуда? — удивился Юаким. — Ведь он очень далеко.

— При желании его все-таки можно увидеть, — ответил папа.

Юаким вдруг всполошился.

— А стирка? — спросил он. — Сегодня наша очередь стирать белье.

Папа с улыбкой наблюдал за ним.

— Нет, сначала мы поднимемся на горку и увидим край света! Потом вернемся домой, выстираем белье и уберем квартиру. Увидеть край света важнее, чем убирать квартиру.

Юаким вспомнил, как огорчилась мама, увидев, какой беспорядок папа оставил вчера в квартире. Она даже рассердилась.

— Самое важное — это стирка, — сказал он. — А потом можно подняться и на горку.

Папа засмеялся:

— Умник ты мой! — сказал он. — Нет, сначала мы поднимемся на горку. Когда солнце достигнет зенита, края земли будет уже не разглядеть. Нужно торопиться. А потом побежим домой, выстираем белье и уберем квартиру так, чтобы она блестела.

Папа был уже в прихожей.

— Идем же, Юаким!

17

Ночные птицы

Странно идти по улице, когда в это время тебе положено сидеть на уроке.

Юаким никогда в жизни не прогуливал школу. Но понимал, что прогуливает ее сейчас. Вчера вечером он был болен, конечно, не настолько, чтобы лежать в постели и не ходить в школу, но все-таки…

Да, странно идти днем по улице. Все на тебя смотрят и не понимают, почему этот мальчик не в школе.

Он крепко держал папу за руку. В конце концов он спросил:

— Папа, ты заметил, что на меня все смотрят?

— А что в тебе такого интересного? — удивился папа. — Зачем им на тебя смотреть?

— Ведь они думают… что я болен… — прошептал Юаким.

Папа в изумлении уставился на него:

— Нет, — сказал он. — По тебе никто не скажет, что ты болен.

Но его слова не убедили Юакима.

На автобусной остановке он прятался за папину спину, потому что впереди них стояла мама Юлии, и он был уверен, что она узнает его, если только увидит. Наконец они вошли в автобус и сели позади нее, но она была так занята разговором со своей соседкой, что их не заметила.

Лишь заняв место у окна, Юаким вздохнул с облегчением.

Солнечная горка была последней остановкой.

Когда автобус остановился, в нем не было никого, кроме папы и Юакима.

Ночные птицы

Вообще-то Солнечная горка называлась совсем иначе. Солнечной горкой ее называли только мама с папой. И Юакиму это нравилось. Ему было приятно думать, что есть такое место, где всегда светит солнце, хотя он понимал, что и Солнечную горку иногда скрывает туман, а иногда и омывает дождем.

Она была даже не настоящей горой, а маленькой горушкой, холмиком, по которому проходит дорога. Но зато с нее открывался неповторимый вид.

С трех сторон глаза тонули в необъятном просторе, а с четвертой был построен ресторан, который загораживал все что мог. Впрочем, кроме ресторана, там возвышалась большая гора, у подножья которой и стояла Солнечная горка.

Вдоль дороги были устроены площадки со скамейками, столиками и урнами для мусора.

А внизу лежал город. До него было очень далеко. Папе с Юакимом были видны только крыши, улицы и маленькие черные автомобильчики, ползущие во все стороны.

Дул ветер, и Юакиму стало холодно. Сейчас бы хорошо обмотать шею шарфом, но никто из детей еще не носил шарфов.

На папе поверх свитера была надета штормовка, и он стоял, засунув руки в карманы.

Они стояли у перил смотровой площадки в том месте, где Солнечная горка обрывалась к зеленеющему внизу лесочку. Это было единственное место на горке, где у смотрящего вниз замирало сердце. Больше таких страшных обрывов на горке не было.

Ветер трепал папины волосы, казалось, они вот-вот сорвутся с головы и улетят прочь. Это было смешно. Но папа не обращал внимания на ветер.

— Смотри, Юаким, — сказал он.

— А что там?

— Наш город.

— Я вижу.

— Мы стоим тут, как великаны, и смотрим на маленький игрушечный городок, — сказал папа. — Ведь интересно увидеть весь город сразу?

Юаким согласился с папой. Дома он видел только свою улицу, ближние дома, парк и несколько домов за парком.

А отсюда им открывался весь город. Они с папой часто приезжали сюда, и одни, и с мамой. Им никогда не надоедало любоваться своим городом.

Но Юаким первый раз слышал, что можно увидеть край света.

— А где же край света, папа? — спросил он.

Папа прищурившись смотрел на фьорд. Он не ответил Юакиму, только смотрел вдаль.

— Видишь там, на небе, маленькие белые облака, они словно лежат на холмах так далеко в море, что их почти не видно отсюда.

Юаким кивнул. Он видел эти облака. Они не двигались, словно уснули.

— А видишь, за ними что-то блестит? Слабо, еле заметно. Как будто там в чем-то отражается солнце?

Юаким смотрел во все глаза. Он залез на перила, у которых они стояли. Папа держал его, чтобы он не свалился вниз. Он даже поднял Юакима повыше, но сколько Юаким ни вглядывался, он так и не увидел за облаками никакого блеска.

Ночные птицы

— Я ничего не вижу, — разочарованно сказал он.

— Неужели? — Папа прижал его к себе.

Юаким отрицательно покачал головой.

— Какая красота, — сказал папа. — Блеск еле виден, но все-таки он там есть.

— Это и есть край света? — спросил Юаким. Папа кивнул.

— Да, — тихо сказал он. — Мне хочется так думать.

— А почему же я его не вижу? — Юаким был в недоумении.

— Может быть, потому что ты не знаешь, что должен увидеть, — сказал папа и опустил его на землю.

— Идем, — вдруг сказал он прежде, чем Юаким успел открыть рот. — Зайдем куда-нибудь, выпьем там соку и съедим по пирожному. Хочешь?

Кто же от такого отказывается!

И, несмотря на то, что было холодно, мысль о соке и пирожном сразу согрела Юакима.

18

Ночные птицы

Они сидели у окна, залитого синим небом.

Белая скатерть была в пятнах.

Юаким выпил столько сока, что для пирожного в нем уже почти не осталось места. Он бы не стал завтракать, если бы знал, что его ждет пирожное!

Они долго сидели в ресторане, и Юаким уже начал беспокоиться. Казалось, папа и не собирается возвращаться домой. Он улыбался. От утренней грусти, когда он говорил о школе, не осталось и следа.

— Тебе здесь нравится? — спросил папа, словно догадался, что Юаким думает о чем-то грустном.

Юаким кивнул:

— Да, но мне хотелось бы, чтобы с нами была мама.

Папа быстро взглянул на часы.

— Стирка! — воскликнул он, потом перевел взгляд на Юакима и улыбнулся. — Хитрец! — сказал он. — Я знаю, о чем ты думаешь. Но ты прав, было бы лучше, если бы с нами была мама.

На следующем автобусе они уехали в город. На конечной остановке никого, кроме них, не было, но постепенно автобус наполнился людьми. Когда они подъехали к центру, автобус был уже битком набит, многие стояли.

Выйдя на своей остановке, они побежали наперегонки. Улица была пуста, но папа вдруг остановился.

— Давай перейдем на ту сторону, — предложил он Юакиму.

Юаким замер в недоумении.

— Зачем? Ведь мы живем на этой!

— Ну и что, давай все-таки перейдем, — сказал папа.

И потащил ничего не понимающего Юакима на ту сторону, где был парк. Дома их ждала стирка! Им оставалось пройти всего один квартал!

И вдруг Юаким понял! На том тротуаре, по которому они шли раньше, стояли их соседи Карлсен и Ли.

Ли был председателем спортивного клуба их улицы и не раз пытался уговорить папу играть в настольный теннис, или в гандбол, или еще в какую-нибудь игру. Но папа всегда отказывался.

Ли не понимал его, потому что все остальные отцы участвовали в работе клуба.

— Он так странно на меня смотрит, когда мы встречаемся, — обычно говорил папа. — Как будто я ненормальный, потому что не хочу играть в настольный теннис.

А Карлсен! Какое его дело, что папа сидит дома, когда его жена работает в магазине? Юаким слышал, как Карлсен однажды спросил об этом у мамы. Наверное, папа тоже слышал. Не зря он старался избегать встреч и с Карлсеном, и с Ли.

— Я их боюсь, — однажды признался он маме. — Они смотрят на меня с таким подозрением.

Юаким слышал этот разговор.

Дома папа снова стал грустным.

— Папа, — испуганно сказал Юаким, — давай скорее выстираем белье и приберем квартиру к маминому приходу.

19

Ночные птицы

— Привет, есть кто дома? — крикнула мама, открыв дверь.

— Да, — хором ответили ей папа и Юаким из кухни.

Мама заглянула к ним.

— Как хорошо пахнет! — Она потянула носом. — Что вы готовите?

— Особые папины котлетки, — сказал Юаким. — Ты видела во дворе на сушилке белье? Надеюсь, ты его узнала?

— Я все видела, — мама засмеялась.

Юаким накрыл на стол. Ему было трудно положить ножи и вилки как требуется рядом с тарелками, поэтому он положил их на тарелки.

Мама была веселая — ведь папа был дома и занимался хозяйством.

Вообще-то он умел делать все, вот только иногда уходил из дома.

Котлетки получились на славу.

Мама сказала, что никогда в жизни не ела таких вкусных.

Потом она спросила Юакима, как у него дела в школе.

Юаким посмотрел на папу. Папа — на маму.

— Юаким не был сегодня в школе, — сказал папа. — Сама понимаешь, после вчерашнего он не выспался и неважно себя чувствовал.

Мама с подозрением посмотрела на них обоих.

— Как же так? — удивилась она. — А я утром ничего такого не заметила. Наверное, потому что спешила.

К счастью, мама не рассердилась.

— Ты был сегодня у Фрица? — спросила она у папы.

— У Фрица? А разве я должен был идти сегодня к врачу? — спросил он.

— Мне показалось, что вчера вечером ты с ним договорился о приеме.

— Да-да, — сказал папа таким тоном, словно это было миллион лет назад.

Мама встала и вернулась со своей сумкой.

— Вот, — сказала она и положила рядом с папиной тарелкой баночку с пилюлями.

Ночные птицы

— Что это? — спросил папа.

— Пилюли от Фрица. Я подумала: раз ты не пошел к нему сегодня, то пойду я. Между прочим, он просит, чтобы ты все-таки пришел, он хочет поговорить с тобой.

Папа посмотрел на пилюли. Потом — на маму. И стал сперва серьезным, а потом грустным. В конце концов он рассердился. Юаким заметил, как он стиснул зубы.

— Пилюли, — процедил папа сквозь зубы. — Думаешь, я их приму — и все сразу станет хорошо?

— Тур Эрик! — мама была сбита с толку. — Ты ведь знаешь, что я так не думаю.

— Тогда зачем ты мне их принесла?

— Потому что они помогут, если у тебя начнется депрессия. Вылечить они не вылечат, но легче тебе станет. Поэтому Фриц и просил, чтобы ты пришел к нему. Он сказал, что ты уже очень давно у него не был.

— Вы сговариваетесь у меня за спиной! — голос у папы дрожал.

Юаким наблюдал за папой. Папе явно был неприятен этот разговор. Он был похож на ребенка, который на улице ссорится со своей мамой.

— Тур Эрик! — мама положила руку ему на плечо.

Неожиданно папа встал и вышел. Он прошел в спальню и закрыл за собой дверь.

Мама и Юаким переглянулись. Юакиму снова стало страшно.

— Вы хорошо провели день? — спросила мама усталым голосом.

Юаким кивнул.

— Ты будешь еще есть?

Юаким отрицательно помотал головой и встал из-за стола.

— Пойду погуляю, — сказал он.

После разговора папы с мамой ему захотелось выйти на свежий воздух.

— Иди-иди, — сказала мама и начала убирать со стола.

Но тут же снова села на стул, глядя куда-то вдаль.

— Пока! — Юаким подошел к ней.

Мама улыбнулась ему.

На улице он наконец вздохнул с облегчением.

20

Ночные птицы

Первой он встретил Юлию и даже не удивился. Но она была без Торы.

— Почему ты сегодня не был в школе? — спросила Юлия.

— Был болен.

— Неужели? — сердито сказала она. — А сейчас ты уже здоров?

— Как видишь.

— А тебе известно, что дети, которые пропустили занятия в школе, не должны гулять на улице? — спросила она.

— Первый раз слышу такую чепуху, — буркнул Юаким. — Это ты сама придумала?

— Нет, не сама! — сказала Юлия и наступила ему на ногу. Странно, что он раньше не замечал, что она выше него, — ведь она столько раз наступала ему на ноги.

— К тому же моя мама видела тебя сегодня в автобусе! Ясно?

Юаким растерялся.

— Знаешь, что я думаю? — сказала Юлия.

— Нет, — ответил Юаким, он ведь и в самом деле этого не знал.

— Я думаю, что ты сегодня просто прогулял школу. Я так и скажу учительнице. Вот когда тебе по-настоящему не поздоровится.

Она вскинула голову и удалилась, оставив Юакима одного.

Теперь он завтра тоже вряд ли пойдет в школу.

21

Ночные птицы

В парке Юаким нашел Рогера.

Рогер сидел под кустами возле большого дуба, его было почти не видно.

Юаким ни за что не нашел бы его, если б не знал, что Рогер всегда там прячется, когда хочет побыть один.

Рогер курил. Он даже не спрятал сигарету, когда увидел, что кто-то идет к нему.

— А, это ты! — сказал он и пустил дым в лицо Юакиму. Юаким закашлялся. Рогеру стало смешно, и Юаким рассердился.

— Ты украл эти сигареты! — сказал он.

— Тоже мне новость! — ответил Рогер. — Но ведь я украл их у своей матери, а это не считается.

— Тебе вообще нельзя курить. Ты еще маленький, — строго сказал Юаким.

— Во всяком случае, побольше тебя, молокосос, — ответил Рогер и снова пустил ему в лицо дым.

— Ну и что, я, по крайней мере, не курю, — сказал Юаким.

— Потому что ты трусишь! — Рогер пустил вверх колечко дыма, и оно повисло на ветке.

Юакиму это понравилось. Он не знал, что Рогер умеет пускать колечки.

— Сам ты молокосос, — буркнул он.

Рогер пустил ему в лицо большую струю дыма. Юаким закашлялся, и из глаз у него брызнули слезы. Самое обидное, что Рогер смеялся.

— Я могу уйти, если хочешь, — кашляя, просипел Юаким.

И повернулся, собираясь идти.

— Не глупи, — примирительно сказал Рогер. — От капли дыма твои детские легкие не пострадают. Я больше не буду так делать.

Юаким вернулся и сел рядом с Рогером.

С Рогером всегда было интересно.

Но и опасно.

Каких только проказ не числилось за ним! Он был самый несносный мальчишка на их улице. Так считали взрослые. Но это потому, что он рос в неблагополучной семье, говорили они. Один раз Юаким был у Рогера дома, но не заметил там ничего неблагополучного.

— Хочешь покурить? — спросил Рогер и протянул Юакиму скомканную пачку сигарет.

Юаким отрицательно помотал головой.

Но ему было приятно, что Рогер хотел угостить его сигаретой, это означало, что Рогер вовсе не считает его сопляком.

Мало того, отказ Юакима не обидел Рогера, как будто они были настоящими друзьями.

Ночные птицы

— Вчера тебя искала Сара, — сказал Юаким. Ему хотелось выведать, где был Рогер.

— Я знаю, — Рогер потер руки о штаны.

Странный этот Рогер. Не успеет выйти на улицу, как тут же испачкает свою одежду. Юаким тоже часто пачкал одежду, но не так сильно, как Рогер. В этом Рогера никто не мог переплюнуть.

— Я сидел здесь и слышал, как Сара звала меня, но не отозвался.

— Почему? — спросил Юаким.

— Ей полезно побегать, — ответил Рогер.

— Наверное, она тебя поколотила, когда ты вернулся домой?

— Это не твое дело.

— Конечно, поколотила. Ведь она сильнее тебя!

— Заткнись, я же сказал, что это тебя не касается! — рявкнул Рогер.

Теперь Юаким знал точно, что Сара поколотила Рогера. Сара колотила всех подряд. Это было ее любимое занятие.

Юаким не собирался никому говорить, что он прогулял школу, но устоять перед Рогером было трудно. Ему вдруг захотелось, чтобы Рогер узнал об этом.

— Я сегодня прогулял школу, — сказал он, глядя в небо и делая вид, будто привык прогуливать занятия.

Рогер промолчал. Он загасил сигарету о влажную землю.

— Я говорю, что прогулял школу, — уже громче повторил Юаким, не спуская с Рогера глаз.

Но Рогер даже не взглянул на него.

— Ну и что? Что в этом особенного? — зевнув, спросил он.

— Ничего, — Юаким был разочарован — оказывается, Рогеру это было неинтересно.

— Я часто прогуливаю, — сказал Рогер. — И завтра опять прогуляю, пойду с большими мальчишками, мы что-нибудь стибрим.

— Что значит «стибрим»?

— Тебе это рано знать, сопляк, это только для взрослых.

— Я почти такой же большой, как ты.

— Но не такой сильный, — сказал Рогер и толкнул Юакима на землю.

Но Юаким не испугался, он не боялся Рогера, Рогер его никогда не трогал, не то что других ребят на улице. А все потому, что Юаким находился под покровительством Сары.

Он встал с земли.

— Куда ты? — спросил он у Рогера. Тот тоже встал.

— Пойду прошвырнусь, — и Рогер плюнул далеко-далеко.

Юаким так не умел.

— Куда? — не унимался Юаким.

— К своему дому, — ответил Рогер. — Что еще тебя интересует? — И он сунул руки в карманы, как это делают детективы в кинофильмах.

Юаким пошел рядом с ним.

На другой стороне улицы их поджидал Томми. Рогер махнул ему. Они с Томми учились в одном классе.

— Привет! — Рогер на прощание махнул Юакиму опять точь-в-точь, как детектив из кинофильма.

Юаким не успел ответить. Все произошло очень быстро.

Рогер перебежал через улицу к Томми, и они вместе куда-то отправились.

Неожиданно Томми обернулся и крикнул, стараясь перекричать шум машин:

— Нашел ты наконец свою канарейку?

Юаким не стал даже отвечать.

22

Ночные птицы

Он остался один.

Дома в гостиной горел свет, но Юакима это не обмануло. Там было своем не так приятно и уютно, как могло показаться с улицы.

Гулять ему было не с кем. Он был еще слишком мал, чтобы водить дружбу с Томми и Рогером. Да и не так смел, как они.

Ему не хватало старого друга Руалда. Они не виделись с тех пор, как Руалд уехал отсюда. И Юаким скучал по нему.

Ему часто хотелось быть таким, как Рогер. Так же дерзить всем подряд и делать все, что заблагорассудится. Рогер дружил с большими мальчиками. Они принимали его в свою компанию.

Вздохнув, Юаким обернулся.

Между деревьями было темно.

С детской площадки доносился крик. Но там никогда не случалось ничего интересного. Малыши, как всегда, не хотели делиться своими игрушками.

Вот если бы можно было раздвоиться или даже растроиться! Сказать, например: «Юкси-дукси, пусть нас станет трое!» И тут же их станет трое! Вот было бы здорово.

Он бы никогда не ссорился со своим двойником, ведь они были бы похожи друг на друга как братья и любили бы одни и те же игры.

У Юакима было много таких неисполнимых желаний.

Чем же все-таки заняться?

Он прошелся по парку.

Издали навстречу ему шла какая-то девочка.

Это была Тора, тоже одна.

Увидев Юакима, она остановилась. А потом убежала.

Она побаивалась Юакима, если с ней не было Юлии.

23

Ночные птицы

У себя во дворе Юаким встретил Сару.

— Что ты делаешь в нашем дворе? — угрюмо спросил он.

Ему часто казалось, что люди занимаются не тем, чем следует.

— Ты ничего не слышал? — шепотом спросила Сара, округлив глаза.

Юаким не слышал ничего, из-за чего глаза у Сары могли бы стать такими круглыми. Ведь ничего интересного она ему не сказала.

Ночные птицы

— А что я должен был слышать?

— Крики, конечно, — ответила она раздраженно.

Горло у Юакима сдавил комок, как всегда, когда ему было страшно.

— Крики? — недоверчиво переспросил он.

— Ну да, — прошептала Сара. Она втащила Юакима во двор, где было темно и жутко.

— Сегодня ночью я проснулась от страшного крика, — прошептала она ему на ухо. Ее дыхание защекотало ему щеку, но он не посмел отстраниться.

— Я встала и выглянула в окно, потому что крики доносились с улицы. И знаешь, что я увидела?

— Нет, — пролепетал Юаким. Сердце его стучало так громко, что он почти не слышал Сариных слов.

— Я увидела… большую тень, которая кралась вдоль стены нашего дома. И знаешь что?

— Что? — прошептал Юаким.

— Эта тень что-то тащила. Угадай, что это было?

— Сдаюсь, — прошептал Юаким.

— Это был мертвец!

Ночные птицы

У Юакима по спине побежали мурашки. Это, конечно, неправда. Такого не бывает. Сара всегда все выдумывает! Но с другой стороны, она старше и знает гораздо больше Юакима.

— И что же дальше? — шепотом спросил Юаким.

— А дальше тень вошла в ваш подъезд.

— В наш? — Юаким вздрогнул и оглядел двор. Там было немного светлее, чем в подъезде.

Сара кивнула. Ее волосы защекотали ему щеку, а очки расцарапали нос.

— Чья же это была тень? — шепотом спросил Юаким.

— Убийцы, конечно, — уверенно ответила Сара. — Утром стена дома была испачкана кровью. Сейчас ее уже не видно, но утром она еще была.

— Убийцы? — У Юакима стало сухо в горле.

— М-м-м… — Сара опять кивнула. — Он тащил убитого им человека. И спрятал его в вашем подвале.

— В нашем подвале? А откуда ты это знаешь?

— Я видела, как он недавно выглядывал из двери подвала. Но когда он заметил меня, он снова спрятался.

— Но почему? — Как всегда, когда Сара рассказывала какую-нибудь страшную историю, Юакиму захотелось писать. — Но почему он не убил и тебя?

— Потому что он меня испугался, — ответила Сара. — Меня все боятся, к тому же у меня очки!

Возразить было нечего.

Счастливая Сара, она такая сильная, и у нее есть очки!

— Что же нам теперь делать? — спросил Юаким.

— Делать? — удивилась Сара.

— Ну да, надо сообщить об этом в полицию или еще куда-нибудь.

— Нет, не надо. Мы сами поймаем его, когда он высунется из подвала. Решит, что мы уже ушли, и высунется. Мы получим вознаграждение за поимку преступника, и про нас напишут в газетах. А все убитые вернутся домой.

— Как это вернутся? Ведь они же мертвые? — удивился Юаким.

— Ты слишком много болтаешь, смотри, как бы я тебя не поколотила!

Юаким замолчал. Он знал, что Саре ничего не стоит его поколотить.

— Но… но… я боюсь жить здесь, если в нашем подвале прячется убийца.

Сара фыркнула:

— Тебе он ничего не сделает!

Откуда она это знает?

— Ты не можешь проводить меня наверх? — спросил он тихо.

— Тебе так страшно?

Юаким кивнул. Отрицать это было бы бесполезно. К тому же Сару он не стеснялся, она была храбрая и любила защищать его.

Сара улыбнулась.

— Со мной тебе нечего бояться, — сказала она и взяла его за руку. — Я провожу тебя.

Они открыли дверь подъезда и вошли в вестибюль. Шесть ступенек вели вниз к двери подвала. Она была темно-коричневая и страшная. Сара остановилась.

— Здесь, — прошептала она. — Здесь я стояла, когда дверь медленно отворилась и из нее высунулась голова.

Юаким сжал ее руку:

— Пошли скорей наверх! — попросил он.

— Давай лучше подождем, может, он опять выглянет из подвала, — предложила Сара.

— Не-ет! — на весь подъезд заорал Юаким.

Он потянул Сару за собой, и ей пришлось бежать, чтобы не отстать от него.

К счастью, он не забыл перепрыгнуть через коричневое пятно на четвертой ступеньке. Сара тоже обошла его стороной.

Она дождалась, пока Юаким откроет свою дверь и войдет в прихожую. А потом побежала вниз караулить дверь подвала.

Юаким вздохнул.

Теперь в его доме следовало бояться еще и убийцу.

24

Ночные птицы

Мама лежала на диване и читала книгу.

Папа сидел в кресле и, надев наушники, слушал пластинки. Конечно, он слушал Бетховена, папа любил музыку, она его успокаивала.

Мама улыбнулась Юакиму и отложила книгу.

— Привет! — сказала она. — А я уже голову ломаю, куда ты подевался.

Папа помахал Юакиму рукой и тоже улыбнулся.

Все было как будто в порядке. Мама и папа опять были друзьями.

Папа никогда долго не сердился, он всегда первый говорил: «Прости, я не хотел тебя обидеть».

И часто вел себя странно, когда у него сдавали нервы, как он сам говорил.

— Какой ты бледный! — сказала мама Юакиму. — Ты не болен?

Юаким помотал головой.

— Все в порядке, — сказал он.

— Есть хочешь? — спросила мама.

Юакиму немного хотелось есть, но усталость была сильнее голода. Он предполагал сразу лечь, хотя не был уверен, что вообще уснет после страшного рассказа Сары.

Однако перед тем как лечь, он все-таки заглянул под кровать, запер шкаф и снова заглянул под кровать.

Он закрыл дверь в переднюю, но щель оставил шире, чем обычно.

Мама разрешала ему немного почитать перед сном, но сегодня ему было не до чтения. Он даже не прикоснулся к книге, хотя она была ужасно интересная.

Юаким долго лежал и прислушивался к звукам в гостиной. Там было тихо. Лишь изредка он слышал, как шевелились папа или мама.

А вот птицы в шкафу вели себя беспокойно, они царапали когтями дверь, и это было последнее, что он слышал, засыпая.

Однако вылететь из шкафа и причинить Юакиму вред птицы не могли, потому что двери были заперты, а ключ лежал рядом с ним на ночном столике. Там он лежал каждую ночь.

25

Ночные птицы

Не успел Юаким утром проснуться, как сразу вспомнил, что его ждет что-то неприятное.

Конечно, школа!

Юлия обязательно наябедничает.

Противная Юлия со своей глупой мамой.

Потом он вспомнил Сару и убийцу в подвале. Правда, теперь ему было уже не страшно. Когда кругом светло, все страшное становилось почему-то не страшным. Он даже подумал, не стоит ли ему по дороге в школу заглянуть в подвал.

Юаким проснулся задолго до того, как мама пришла, чтобы разбудить его. Он слышал, как она тихонько умывается в ванной. Наконец она вышла оттуда.

— Юаким? — мама заглянула в дверь.

— Я уже не сплю, — сказал он.

— Тогда вставай скорей, и мы вместе позавтракаем.

Папа тоже уже встал. Он на кухне варил яйца. Папа улыбнулся Юакиму и сказал: «Привет!»

Все вчерашние неприятности исчезли сами собой.

Это удивило Юакима. Ведь он понимал, что вчера папины и мамины огорчения были настоящими. А сегодня они были уже как будто не в счет.

Как хорошо завтракать всем вместе!

— Сегодня я пойду к Фрицу, — сказал папа. — Мне надо поговорить с ним.

— Прекрасно, — обрадовалась мама.

Больше они за завтраком не говорили, но Юакима это не огорчало — ведь все опять было в порядке.

Ему было страшно идти в школу, но прогулять еще один день он не решился.

Они с мамой вышли вместе, сперва им было по пути, но потом их дороги разошлись.

Мама четыре раза оглянулась и помахала ему, пока не скрылась за углом.

Юаким медленно тащился по тротуару. Как ему хотелось, чтобы время остановилось! Но это было бы чудо, а чудес не бывает.

— Юаким! — крикнул кто-то у него за спиной.

Юаким даже не оглянулся, он и так знал, что это Ян Хельге. Толстый, с вечно мокрым носом. Ян Хельге всегда цеплялся за Юакима.

Юаким ускорил шаг. Он не хотел идти с ним вместе. Ян Хельге ему не нравился.

Ночные птицы

— Юаким! Подожди меня!

Но Юаким не стал ждать. Он уже почти бежал.

Ян Хельге никогда не возвращал ни игрушек, ни книг, которые брал у Юакима. Юаким однажды даже пошел к нему домой, чтобы забрать свои игрушки, но их там почему-то не оказалось. Мама Яна Хельге их даже не видела и считала, что Юаким просто не помнит, кому их отдал.

Ян Хельге был толстый, такой же, как его папа и мама.

Если бы он при этом не был еще и сопливым! Но у него всегда текло из носа. Он шмыгал носом и вместо носового платка вытирал нос рукавом джемпера. От этого рукава у него становились твердыми и грязными. Особенно в те дни, когда он много плакал, если кто-нибудь обижал его за то, что он толстый, сопливый и даже не пытается убежать от обидчика.

Юакиму не нравилось, что Ян Хельге на переменках старался держаться к нему поближе.

У Юакима было мало друзей, но не настолько, чтобы дружить с Яном Хельге.

— Юаким!

Юаким побежал.

— Дурак! — крикнул ему вслед Ян Хельге.

Юаким свернул в школьный двор и тут же вспомнил Юлию и ее маму. Ему стало страшно.

26

Ночные птицы

Перед первым уроком Юаким долго рылся в своем ранце. Он делал вид, будто что-то ищет. Ян Хельге прошел мимо, не сказав ни слова. Он был зол и мрачен. Юаким не обратил на него внимания.

Пришла Юлия и села на свое место перед Юакимом. Золотистые волосы были заплетены в мышиные косички и завязаны над ушами.

Какие у нее противные уши, подумал Юаким.

— У тебя есть картинка автомобиля… — начала Юлия.

Юаким сразу понял, про какую картинку она говорит. У него была картинка очень красивого старинного автомобиля, и люди в нем сидели тоже старинные. Эту картинку ему подарил Вилли, когда Юаким был у него в гостях.

К тому же она была глянцевая.

— Отдай мне эту картинку! — сказала Юлия и протянула руку.

Юаким посмотрел на Юлию, глаза у нее были маленькие и злые.

Он достал учебник по чтению. Картинка лежала в нем. Юаким любил разглядывать ее на уроках.

Достав картинку, Юаким взглянул на нее в последний раз. Какая красивая! Но выбора у него не было.

Юлия выдернула картинку у него из руки.

Она даже не поблагодарила Юакима.

Ночные птицы

После этого она села на свое место.

— А у тебя уродливые уши, — сказал Юаким про себя.

Но ему стало немного легче. Теперь Юлия ничего не скажет.

Так и было. Она промолчала, когда Юаким сказал учительнице, что вчера он был болен.

27

Ночные птицы

На первой же переменке кто-то ударил Яна Хельге.

Это был Клаус, которому Ян Хельге не хотел отдать свой уже облизанный леденец на палочке. Клаус учился в третьем классе.

— Нет, не надо, пусти меня! — заныл Ян Хельге.

Но это не помогло. Клаус был более ловкий и сильный, чем он. Ян Хельге хотел убежать, но Клаус подставил ему ножку, Ян Хельге упал, и леденец покатился по асфальту. К счастью, он остался цел, но к нему прилипла грязь.

Клаус не захотел брать грязный леденец и потребовал, чтобы Ян Хельге облизал его. Ян Хельге отказался. Тогда Клаус уселся на Яна Хельге и принялся его колотить.

Дети окружили их и подбадривали криками.

Юаким тоже был в их числе. Он считал, что Клаус поступил несправедливо. Ему было даже жалко Яна Хельге, но вступиться за него он не решился.

— Давай, Клаус, давай! — кричали ребята, не потому что были с ним заодно, а потому что Клаус был сильнее их и они его боялись.

Подбежал дежурный учитель, оторвал Клауса от Яна Хельге и спросил, что здесь происходит.

Вразумительного ответа он так и не получил.

Учитель рассердился на Клауса за то, что тот побил Яна Хельге. И на Яна Хельге за то, что тот принес леденец в школу — это было запрещено.

Юаким отошел от них.

И увидел стоящую у изгороди Май Брит. На драку она не смотрела.

Некоторое время они не сводили друг с друга глаз. Потом их разделили дети, бегущие на урок. Как раз прозвенел звонок.

28

Ночные птицы

На большой перемене в центре внимания оказалась Юлия.

Она поссорилась с Оге и Анитой.

Юаким только слышал, как они кричат друг на друга. Громче всех кричала Юлия. Потом она толкнула Оге, и он упал. Анита заплакала.

Тогда Осе, лучшая подруга Аниты, рассердилась на Юлию и велела ей не трогать порядочных людей своими гадкими пальцами. К тому же Юлии следовало помнить, что у нее нет папы, и не забываться.

Юлия ударила Осе, и та заплакала.

Правда, она в свою очередь тоже ударила Юлию, и Юлия тоже заплакала. Теперь плакали все трое.

Ночные птицы

Тем временем Оге вскочил, и на его крик сбежалось много ребят. Они начали дразнить Юлию:

Крысиные хвостики

Повесим на гвоздики!

Юлия рыдала от обиды.

Юаким старался держаться подальше. Ему не хотелось принимать в этом участия.

Но ему было жалко Юлию.

Оге, конечно, негодяй, однако Юаким не сказал этого вслух, потому что Оге дружил с Клаусом.

29

Ночные птицы

К счастью, сегодня в школу пришел Руалд. Он часто пропускал занятия по болезни.

Учился он в одном классе с Май Брит.

В тот день мальчики едва успели перемолвиться несколькими словами. И то перед последним уроком.

— Привет! — сказал Руалд. — Что-то ты давно у меня не был. Приходи, а?

Юаким обрадовался. Руалд был его лучшим другом до того, как его семья переехала на другую квартиру.

И хотя их новая квартира была далеко, Руалд не захотел менять школу, и потому мама каждый день возила его на машине в старую школу и обратно.

— Приду, обязательно приду, — пообещал Юаким.

Урок начался.

Юаким был рад, что они поговорили с Руалдом. Иногда ему казалось, что Руалд забывает о нем и общается только с ребятами из своего класса.

Руалд был настоящий друг.

Хотя теперь они редко бывали вместе.

30

Ночные птицы

Почему дети всегда враждуют между собой?

Даже когда они вместе играют, они ссорятся и обвиняют друг друга в жульничестве.

Сердятся друг на друга и боятся тех, кто больше и сильнее их.

Рогера боялись все. Юаким тоже боялся его, но все-таки не так, как другие.

Были среди ребят такие, которых били и обижали все кому не лень. К ним относился Ян Хельге. Вот уж кому никто не завидовал.

Если подумать, Юакиму приходилось не так уж и плохо. Случалось, правда, что и ему перепадало, но не так часто, как Яну Хельге, Эви или же Уле.

Юаким старался держаться с сильными и делал вид, что дружит с ними.

А то бы ему несдобровать.

А вот Яну Хельге ничего не помогало.

У него вечно текло из носа, он был толстый и не умел бегать. Большие и сильные мальчики его не признавали и поколачивали время от времени.

А Эви, которая так смешно одевалась! Ее ничего не стоило довести до слез, что ж удивительного, что все любили ее дразнить.

И плакала Эви тоже не так, как все. Она вопила, словно кто-то всадил в нее иголку или сильно ущипнул, хотя дразнившие стояли далеко и не могли до нее дотянуться.

Достаточно было кому-то посмотреть на Эви и назвать толстухой, хотя на самом деле она была худая, или просто сказать «У-у-у», и она начинала кричать как резаная.

Больших ребят это занимало.

Юакиму это вовсе не казалось забавным, хотя он смеялся вместе со всеми.

Уле был хромой от рождения.

И дети передразнивали его. Они хромая шли следом за ним, пока он в слезах не садился на землю.

Уле учился в третьем классе, но выглядел как первоклассник и тоже часто плакал. А тех, кто часто плачет, всегда дразнят.

Юаким вместе с другими тоже передразнивал Уле.

Ночные птицы

Потом он вспомнил Руалда и Май Брит. Вот если бы кроме них и его на земле не было больше детей!

Но, подумав получше, он понял, что ему будет не хватать Сары и Рогера, и даже, может быть, Юлии, ведь она не всегда бывала злюкой.

31

Ночные птицы

Нельзя смотреть на дверь подвала.

Надо тихонько подняться по лестнице. Не наступить на коричневое пятно.

Пробежать мимо двери ведьмы фру Андерсен.

Не дыша пройти мимо двери Загадочных, где кто-то стоит, прижавшись ухом к двери, и слушает, слушает, слушает…

Не столкнуться с Карлсеном.

И наконец оказаться в своей квартире.

Папы опять не было дома.

Юаким прошел в свою комнату, но побоялся остаться в ней. Несмотря на то, что было еще светло, он слышал, как птицы царапают дверцы шкафа.

Он выбежал из квартиры и столкнулся с папой.

— Привет! — сказал папа. — Идешь на улицу?

— Нет, — ответил Юаким, — я иду домой.

— Я вижу, — папа засмеялся и повернул его. — Тогда тебе в эту сторону.

Мама, как всегда, пришла усталой. Она сердилась на покупателей, которые перерывали все вещи и уходили, так ничего и не купив. Ноги у нее болели, и она боялась, что завтра не сможет встать.

— Ты был у Фрица? — спросила она у папы во время обеда.

Папа не поднимал глаз от тарелки.

— Нет, — буркнул он.

— Но почему же? — мама начала сердиться. — Ведь он ждет тебя.

Папа только пожал плечами.

Мама ничего не сказала, но Юаким заметил, что она погрустнела.

Папа и Юаким вымыли посуду, а мама прилегла отдохнуть. Потом папа сварил кофе, и оказалось, что он купил пирожные «наполеон».

Мама была очень серьезна, когда они снова сели за стол.

Они молча ели пирожные, и Юаким чувствовал, что сейчас что-то должно случиться. Он обеими руками крепче сжал стакан с соком.

— Нам надо поговорить, — сказала мама.

Папа молчал.

Юаким сидел тихо, как мышка, и ждал, когда его попросят выйти из комнаты. Он даже хотел этого, ему всегда было неприятно присутствовать при серьезных разговорах взрослых. Они так легко сердились.

— Тур Эрик, если бы я могла понять, почему ты не хочешь идти к Фрицу. Ведь он ждет тебя и хочет помочь. По-моему, у тебя с нервами становится все хуже и хуже, и мне кажется, это потому, что ты ничего не делаешь.

Папа поставил чашку на стол. Он по-прежнему молчал.

— Ведь мы с тобой решили, что, когда ты осенью выйдешь на работу, я смогу закончить свое образование. А смотри, что получается. У меня уже нет сил, я как проклятая тружусь за гроши. У меня слишком большая нагрузка. И не только в магазине, но и дома, потому что ты часто уходишь, оставив на меня всю домашнюю работу. Но я не железная. Я хочу, чтобы ты пошел к Фрицу и хотя бы поговорил с ним. Если ты не сможешь работать, нам придется что-нибудь придумать, но так больше продолжаться не может.

Она смотрела на папу. Голос у нее был тихий и спокойный. Это обрадовало Юакима — значит, мама не сердится.

— Почему ты молчишь? — спросила она у папы.

Папа поднял на нее глаза.

— Линда, мне страшно, когда ты так говоришь. Я прекрасно вижу, как ты надрываешься из-за нас и как тебе трудно сводить концы с концами. Мне очень жалко, что я не в силах помочь тебе, но мои нервы…

— Тогда ты должен принять помощь, которую тебе предлагают, — прервала его мама.

— Не знаю, что мне делать, — вздохнул папа. — Одна только мысль о возвращении в школу к ученикам приводит меня в ужас. Я этого не выдержу!

— Значит, надо найти другую работу, — сказала мама спокойно.

— Какую?

— Придумай сам. Я не могу решать за тебя.

— Я и не прошу, — тихо сказал папа. — Но мне так трудно…

— Завтра утром ты пойдешь к Фрицу, — твердо сказала мама. — Обещаешь?

— Да, — ответил папа. — Обещаю.

32

Ночные птицы

Ночью Юаким проснулся от громкого стука в дверь шкафа.

Он испугался и решил, что забыл его запереть. Но ключ лежал на ночном столике на своем месте.

Юаким долго прислушивался к стуку. По стуку было ясно, что птицы рвутся па волю.

33

Ночные птицы

— Это просто, как плюнуть, — сказал Рогер.

Юаким молчал.

— Учись у старших.

У Рогера был свой способ добывать деньги. Когда его мама прятала деньги так, что он не мог их найти, он всегда прибегал к этому способу.

Ему везло, его все жалели, когда он напускал на себя несчастный и беспомощный вид, вымогая деньги у доверчивых людей.

Рогер внимательно осмотрел улицу.

— Смотри, — сказал он Юакиму, — на ловца и зверь бежит, очень подходящий тип. А ты следи повнимательней и не пропусти добычу. Это могут быть и старые тетки в шляпках и с большими сумками или старики без шляп и портфелей. Главное, чтобы они были седые, это означает, что они точно старые.

Навстречу мальчикам шел седой человек без шляпы и без портфеля. В одной руке он нес полную пластиковую сумку. На вид он был добрый.

— Это тоже важно, — учил Юакима Рогер.

Когда старик почти поравнялся с ними, Рогер закрыл лицо руками и зарыдал. Он весь сжался и стал маленьким.

Юаким смотрел на него во все глаза. Рогер плакал почти по-настоящему. Старик подошел к ним, и Рогер зарыдал пуще прежнего. Наконец он взглянул на старика.

— Пожалуйста, помогите мне, — всхлипывая, проговорил он.

— Что случилось, мой милый? — Старик остановился.

Рогер изменил даже голос. Он почти сюсюкал, как маленький, и не употребил ни одного бранного слова.

— Большие мальчишки украли у меня деньги, и теперь я боюсь идти домой… Родители решат, что я взял деньги себе и хочу свалить вину на других… — всхлипывал Рогер и отчаянно тер глаза. — Вон эти мальчишки прячутся за углом… теперь они меня поколотят.

Он был безутешен.

— Но чем я могу тебе помочь? — огорченно спросил старик.

— Проводите меня до угла… Разрешите переночевать у вас… Я боюсь идти домой… Отец убьет меня.

— Нет, дружок, этого мы не допустим, — сказал старик. — Сколько у тебя было денег?

— Десятка, — ответил Рогер. — Мне велели купить хлеба и молока.

Старик посмотрел на него с некоторым подозрением, но потом сказал:

— Вот, держи. Обычно я так не поступаю, но пусть эта десятка избавит тебя от неприятностей. И ступай другой дорогой, чтобы эти мальчишки тебя не видели.

Юаким не верил своим глазам. Старик протянул Рогеру десятку. Неужели это и в самом деле так просто? Правда, Рогер очень старался, надо отдать ему должное. Юаким сам чуть ему не поверил. Рогер выглядел таким несчастным и так естественно всхлипывал.

Он взял у старика десятку.

— Большое спасибо, — сказал он и поклонился.

Пройдя несколько шагов, он оглянулся и засмеялся.

— Просто у меня не было денег на сигареты! — крикнул он старику.

— Негодный мальчишка! — крикнул ему старик.

Рогер только смеялся, он был доволен собой.

— Но иногда выпросить деньги бывает трудно, — помолчав, сказал он Юакиму. — Не все взрослые такие добрые, и они вовсе не рвутся помогать маленьким беспомощным мальчикам. Ясно?

Ночные птицы

34

Ночные птицы

— Это правда, — сказал Юаким. — Сара сама его видела.

Они стояли в воротах — Сара, Рогер, Томми, Юлия и Тора.

Рогер уже слышал про убийцу, но не очень верил сестре.

— Я никогда не лгу, — сказала Сара. — Я его видела собственными глазами!

Ночные птицы

— Тогда пойди и приведи его сюда, — велел Рогер.

— Не пойду!

— Почему? — поинтересовался Рогер.

— А потому! — отрезала Сара.

Рогер огляделся по сторонам.

— Тогда пойдет Юаким. Это его подвал.

— Правильно, — решили все. — Пусть пойдет Юаким, это его подвал!..

Но Юаким не хотел спускаться в подвал.

— Это не мой подвал, — сказал он. — Я там даже никогда не был.

— Вот и сходи, самое время, — сказал Томми.

Томми и Рогер взяли Юакима за руки и потащили к входной двери.

Юаким сопротивлялся как мог, но все было бесполезно. Остальные шли сзади и подталкивали его в спину.

Наконец они оказались в подъезде.

— У тебя есть ключ от подвала? — спросил Томми.

Юаким отрицательно помотал головой.

— Он лжет, — сказала Сара. — Ключ от подъезда подходит и к двери подвала.

— Ну так иди! — распорядился Рогер. — И принеси нам доказательства, что убийца там.

Юаким не мог пойти в подвал. От страха у него хлынули слезы и одновременно он обмочился. Он умрет, не дойдя до двери подвала!

Сара поглядела на него и прошептала так, чтобы все слышали:

— Принеси нам что-нибудь испачканное кровью, мы должны убедиться, что убийца в подвале.

— И руку мертвеца, — прибавил Томми.

— Или его голову, — прошептал Рогер, сверкая глазами.

Тора схватила Юлию за руку и прижалась к подруге.

— Я долго ждала, чтобы он вышел, — тихо сказала Сара. — На этом самом месте. Долго-долго. Я вся изныла от ожидания. Но я знала, что в конце концов убийца выйдет, чтобы посмотреть, кто следит за подвалом.

Она еще больше понизила голос. Рогер подтолкнул Юакима, и он оказался на два шага впереди всех.

— Наконец дверь медленно отворилась, — Сара перешла на шепот. — Она скрипела и как будто не хотела отворяться. Щель становилась все больше и больше.

У Юакима по спине бежали холодные мурашки. Тора хихикнула.

— И вот, — продолжала Сара, — из двери высунулась голова. На пол упала тень…

Больше она ничего не успела сказать.

Они все окаменели и только смотрели во все глаза.

Потому что дверь подвала стала медленно отворяться. Она тихонько скрипела, но отворялась. Постепенно щель становилась все больше и больше. Наконец из двери на пол упала тень и высунулась голова. Тень…

Ночные птицы

Кто-то вскрикнул от ужаса, и тогда закричали уже все. И Сара, и Юлия, и Тора, и Рогер, и Томми.

Юаким не кричал. Он открыл рот, но не издал ни звука.

И они бросились наутек, толкаясь и стараясь опередить друг друга, в дверях они застряли, потому что каждый хотел протиснуться первым.

Только Юаким не двинулся с места. Он окаменел. Его ноги словно приросли к полу.

Горло сдавили рыдания. «Сейчас я умру», — подумал он.

— Что тут за шум? — раскатистым голосом спросила тень.

Она строго смотрела на Юакима. Карлсен!

— Это… вы?.. — заикаясь, спросил Юаким, и ноги его сразу отлипли от пола. Первый раз он обрадовался при виде Карлсена.

— Вы… вы видели в подвале убийцу? — спросил Юаким.

Карлсен глянул на него из-под кустистых бровей.

— Какого убийцу? — удивился он. — Что за чушь ты мелешь? Там не было никого, кроме меня.

Юаким не сводил с него глаз.

— О таких вещах не лгут, это слишком серьезно, — сказал Карлсен. — Убийца, вы только послушайте, что несет этот мальчишка! В нашем подвале! — Он фыркнул и пошел вверх по лестнице.

Юаким остался один. Он закрыл глаза. Никогда в жизни он не был так счастлив.

Сара солгала! И как только у нее повернулся язык! Но штаны у него все-таки были мокрые.

Ему было стыдно возвращаться домой в таком виде, но мама не сказала ни слова.

Она поняла, что лучше сделать вид, будто ничего не случилось.

35

Ночные птицы

Саре они сделали выговор потом.

Она стояла на своем: в подвале был убийца! Но ей больше никто не верил.

— Я вас ненавижу! — закричала она и убежала.

Сара много чего ненавидела.

Она ненавидела мальчишек, которые лезли в драку, и мальчишек, которые убегали, когда хотела драться она.

Она ненавидела хлеб с отрубями и козьим сыром, потому что ела его каждый день.

Она ненавидела своих братьев, которые давали ей разные противные прозвища и таскали у мамы деньги и сигареты.

Она ненавидела сосунков, которые плакали в своих колясках, и птиц в клетках — за то, что они глупые.

Она ненавидела пирожные с кремом и девчонок, которые боялись испачкаться.

Она ненавидела взрослых, задающих дурацкие вопросы.

Она любила только собак.

Больших лохматых собак. Сара мечтала о собаке, собственной собаке, которая принадлежала бы только ей.

36

Ночные птицы

Во время обеда за столом стояла гробовая тишина. Мама смотрела на папу, когда он отворачивался. А папа смотрел на маму, когда отворачивалась она. Юаким это заметил, и ему расхотелось есть.

— Что тебе сегодня сказал Фриц? — спросила наконец мама.

— Я не был у него, — ответил папа, продолжая жевать.

Мама отложила нож с вилкой и вышла из-за стола. Ушла в спальню и громко хлопнула дверью.

Юаким и папа старались не смотреть друг на Друга.

Наконец Юаким поднял глаза, но папа сделал вид, что не заметил этого.

Ночью Юаким проснулся, потому что ночные птицы кричали и царапали когтями дверь шкафа.

Он закрыл уши руками и закричал.

И тут же мама прибежала к нему. Она обняла его и старалась успокоить:

— Ну, ну, не бойся, — шептала она, уткнувшись носом ему в волосы. — Вот увидишь, все будет хорошо.

И птицы в шкафу постепенно затихли.

37

Ночные птицы

На другой день Юакиму было трудно сосредоточиться на уроке. От тяжелых мыслей ломило голову.

Ему понадобилось выйти. Он поднял руку, и учительница вопросительно посмотрела на него.

Вот тогда он и произнес то ужасное слово, от которого весь класс взорвался от смеха, ребята просто выли от удовольствия. Ничего более ужасного с Юакимом уже не могло случиться. Это было почище ночных птиц и убийцы в подвале.

— МАМА, — сказал он, — можно мне выйти?

Хохот грянул еще до того, как он закончил фразу.

— Мама! Мама! — кричали дети, перебивая друг друга. — Вы слышали, Юаким назвал учительницу мамой? Юаким влюблен в нее! Ха-ха-ха! Какая она ему мама!

Ночные птицы

Юакиму хотелось умереть, хотелось провалиться сквозь землю, хотелось стать таким сильным, чтобы вздуть весь класс, хотелось всем по очереди засунуть в глотку губку, которой вытирали доску.

Учительница тоже смеялась. Он видел ее белоснежные зубы. Какие мерзкие! А ведь раньше она казалась ему красивой.

Он вскочил и выбежал из класса. Даже далеко в коридоре он все еще слышал их смех и крики «Мама! Мама!»

Юаким бежал бегом до самого дома.

Ночные птицы

Больше он ни за что в жизни не пойдет в школу.

Мама — это вырвалось у него само собой!

Вот черт!

38

Ночные птицы

После конца уроков Юлия принесла ему его ранец. Он убежал, оставив в классе свои вещи.

Юаким был поражен, когда увидел ее.

Сперва он хотел сразу захлопнуть дверь — он думал, что она пришла, чтобы подразнить его.

— Вот твой ранец, — сказала Юлия и просунула ранец в щель двери.

Юаким молча взял ранец. Он не смел даже взглянуть на Юлию. Боялся, что она начнет смеяться.

— Ты не сказал ничего страшного, но это получилось смешно, — сказала Юлия.

— Сам знаю, — сердито буркнул Юаким.

— Но я уже больше не смеюсь, — сказала она.

И это была правда. Юлия не смеялась, Даже ни разу не хихикнула.

— Пока! — крикнула она и побежала вниз.

«Не такая уж она и противная», — подумал Юаким. Она не смеялась. И даже не наступила ему на йогу. Юаким ничего не мог понять. Юлия была не похожа сама на себя.

39

Ночные птицы

Май Брит стояла на тротуаре.

Юаким смотрел на нее из окна гостиной.

На ней было красное пальто, зеленый шарф и зеленая вязаная шапка.

Уже многие дети ходили в школу в шарфах и теплых шапках, так что Май Брит среди них больше не выделялась.

Юакиму хотелось узнать, почему она всегда неподвижно стоит на улице и ничего не делает. Может, она ничего не видит?

Он попытался разглядеть, закрыты ли у нее глаза, но в сумерках этого не было видно.

Ему так хотелось помахать ей! Но он не решался. Потом осмелился. Поднял руку и несколько раз махнул Май Брит.

Она по-прежнему не двигалась. Наверное, она его не видела.

Но вот она тоже подняла руку и почти незаметно махнула ему в ответ.

Ночные птицы

Юаким отскочил от окна. Ему стало стыдно. Неужели Май Брит смотрела на его окна!

И видела, как он ей махнул!

40

Ночные птицы

На улице Юаким встретил Томми и Рогера.

— Пойдешь с нами? — спросил Рогер.

Юаким с удивлением посмотрел на него. Рогер никогда не брал его с собой, если они с Томми что-то затевали. В таких случаях Юаким был сопляком.

— Все в порядке, айда с нами, — милостиво разрешил Томми.

Они приглашают его с собой!

— А куда мы пойдем? — спросил он сам не свой от радости.

— В супермаркет. Стащим там что-нибудь, — ответил Томми.

— Как это стащим?

— Ну просто, возьмем и стащим, — Рогер бросил на землю недокуренную сигарету. Пожилой человек гневно посмотрел на него, но сделать замечание не решился.

— Надо узнать, хватит ли у тебя смелости, а то, может, ты никуда не годишься.

Конечно, хватит! Вместе с Рогером и Томми Юаким чувствовал себя непобедимым.

В супермаркете всегда было людно, особенно в начале вечера там было не протолкнуться.

— Самое милое дело ходить сюда вечером, тем более в пятницу, — сказал Рогер.

Юаким не любил больших магазинов. Ему всегда казалось, что он исчезает в этой человеческой массе.

В отделе продуктов он боялся, что его задавит большая тележка с продуктами, в такой толкучке этого никто и не заметит.

— Даже в такой толпе надо соблюдать осторожность, — сказал Томми. — Особенно подозрительно продавцы относятся к детям.

— Какая несправедливость! — возмутился Рогер. — Дети не виноваты, что они еще дети.

Они поднялись на эскалаторе на второй этаж, где был отдел игрушек.

— Вот самое подходящее место, — сказал Томми. — Бери, что понравится.

Они ходили между прилавками и разглядывали игрушки. Впрочем, Юаким так нервничал, что ничего не видел. Но Томми и Рогер останавливались то тут, то там, брали игрушки и подолгу вертели их в руках.

— Видишь, как все просто, — шепнул Рогер Юакиму.

Они подошли к прилавку, где лежали игрушки-лилипутики — маленькие куколки, мохнатые мишки, автомобильчики и кукольная мебель.

Томми и Рогер заинтересовались автомобильчиками. Юаким стоял позади них, не решаясь подойти близко к прилавку.

— А «форды» у вас есть? — спросил Томми продавщицу в розовом фартуке, которая проходила мимо.

— Конечно, — ответила продавщица. — Поищи получше.

— Я не нашел, — сказал Томми.

— Сейчас посмотрим. — Продавщица присела на корточки и открыла шкаф под прилавком.

Рогер быстро огляделся по сторонам, и Юаким увидел, как он сунул в карман два автомобильчика.

Томми сидел на корточках рядом с продавщицей, которая рылась в разных коробках.

Рогер тоже опустился на корточки рядом с ними, но Томми тут же встал.

— По-моему, «форды» лежат у вас вон в той коробке, — сказал Рогер.

Продавщица сунула голову поглубже в шкаф. Томми опять присел на корточки рядом с ними. Его карман оттопырился от маленького медвежонка.

— Да, ты прав. — Продавщица достала из шкафа коробку с «фордами».

— Вот и хорошо, — сказал Рогер. — Теперь их кто-нибудь обязательно купит.

— А разве тебе самому «форд» не нужен? — продавщица была разочарована.

— Нет, — сказал Томми. — Мы только хотели узнать, если ли у вас «форды».

Они встали в пошли в другой отдел.

Продавщица недовольно смотрела им вслед. Потом она достала из коробки несколько автомобильчиков и положила их к общей массе, которая несколько минут назад уменьшилась на две штуки.

Мальчики остановились у эскалатора, идущего вниз.

— Видишь, как это просто, когда умеешь? — спросил Томми.

— Ну, давай, — сказал Рогер.

— Действуй, — сказал Томми.

Оба смотрели на Юакима.

— Ты что, не понимаешь? Теперь твоя очередь. — В голосе Рогера прозвучала угроза.

Его очередь! Неужели они думают?.. Нет, ни за что…

— Послушай, — сказал Рогер, — выходит, ты трус?

Конечно, трус.

Юаким умоляюще смотрел на Рогера. Глаза у того были уже не добрые. Они пылали гневом. Юаким понял, что должен сделать то, что ему велят. Он вспомнил, каково приходится ребятам с их улицы, которые попали в немилость к Томми, Рогеру и другим большим мальчикам. Юакиму везло… до сих пор везло.

Глаза Рогера недвусмысленно объяснили ему, что его ждет, если он не подчинится.

Юаким с трудом сглотнул слюну.

Положение было безвыходное, он вынужден был подчиниться, если не хотел попасть в число отверженных.

— Вот и пай-мальчик, — улыбаясь, сказал Рогер, словно взрослый ребенку.

Куда он должен пойти?

Что украсть?

Надо выбрать место, где больше всего людей, и схватить первое попавшееся под руку.

И тут он увидел красное пальто, зеленый шарф и зеленую шапку — они поднимались на эскалаторе рядом с коричневым пальто.

Но ведь это же!..

Юаким вбежал на эскалатор. Рогер и Томми последовали за ним.

Май Брит была со своей мамой. Они поднялись на третий этаж. Юаким не отставал от них, а Томми с Рогером — от него.

Май Брит с мамой остановились в отделе парфюмерии. Мать подошла к прилавку и заговорила с продавщицей.

Май Брит походила по отделу и остановилась, разглядывая то, что лежало в большой корзине. Носовые платки. Маленькие, розовые, полупрозрачные, с белым цветком, вышитым в уголке.

Она долго рассматривала один платок, потом положила его обратно в корзину и вернулась к матери.

Юаким сразу понял, что ему делать.

Он покрылся испариной, колени у него дрожали. В голове гудело.

Он подошел к корзине, но это был уже как будто не он.

Он видел только корзину, и в ушах звенели слова: «носовой платок, носовой платок!»

Словно со стороны, он видел, как протянул руку и схватил розовый носовой платочек.

Ночные птицы

Почувствовал, как сунул его в карман. Слышал, что Рогер с Томми что-то говорят ему, но вдруг они побежали.

— Ты хочешь купить носовой платок?

Юаким поднял глаза и как будто проснулся.

Рядом с ним стояла белокурая голубоглазая продавщица с ярко накрашенными губами. Она улыбалась, но ее вид не обещал добра.

Ночные птицы

Юаким отрицательно замотал головой. Из глаз у него брызнули слезы прежде, чем он успел сообразить, что сейчас будет.

Продавщица как будто немного подобрела.

— Нет, — сказал Юаким, — я только хотел…

И все, больше он не мог вымолвить ни слова.

Пальцы его сами собой вытащили платок и положили его обратно в корзину. Пальцы у него зачесались.

Продавщица молча смотрела на него. Потом медленно кивнула:

— Я все понимаю.

Она повернулась и пошла к боковому прилавку, которого Юаким раньше не заметил. Он тогда видел только корзину.

Ладонью он размазал по лицу слезы.

Рогер и Томми исчезли. Он был совершенно один.

Он огляделся.

Красное пальто и зеленый шарф с зеленой шапкой стояли перед ним.

Он вздрогнул. Что ей от него надо?

Они смотрели друг на друга. Глаза у Май Брит были большие и серьезные.

У Юакима — маленькие и красные от слез.

Она все видела!

Юаким бросился наутек. Больше он никогда, никогда не посмеет взглянуть в глаза Май Брит. Ни в школе, ни на улице.

41

Ночные птицы

— Размазня!

Рогер отбросил окурок и злобно уставился на Юакима. Очень злобно.

Юаким и Рогер сидели под кустами возле большого дуба. К счастью, с ними не было Томми.

Юаким промолчал.

— Маменькин сынок! Трудно поверить, что ты учишься во втором классе. Попасться в первый же раз! Меня вот еще ни разу не застукали. Я, если хочешь знать, таскаю так, что со мной не могут тягаться даже большие мальчишки.

Рогер вырос в глазах Юакима и стал великаном.

— Подло было бросить меня одного, — пробормотал Юаким.

— Еще что! Ты хотел, чтобы нас схватили вместе с тобой? — воскликнул Рогер. — Мы-то ничего не стащили из этой корзины!

— Могли хотя бы предупредить меня, — сказал Юаким.

— Мы не успели, продавщица подошла слишком быстро, — сказал Рогер — Нет, ты все-таки трус, да и мал ты еще для такого серьезного дела. Позарился на носовой платок!

— А чем платок хуже автомобильчика? — огрызнулся Юаким. — Ну стащил ты их, ну и что? Ведь ты в них даже не играешь!

— Заткнись!

Рогер вихрем налетел на него. Ветка больно хлестнула Юакима по уху. Он и оглянуться не успел, как уже лежал навзничь на земле, а Рогер сидел на нем верхом.

— Не болтай глупостей! — сказал Рогер.

Юаким молчал.

— Ладно, не сердись. Дадим тебе еще одну попытку. Но ты пойдешь один и принесешь то, что мы скажем. Ясно? Или мы больше никогда не возьмем тебя в свою компанию.

— А я и не хочу быть в вашей компании, — неожиданно для себя сказал Юаким.

— Совсем спятил, — решил Рогер. — Тебе не нужна наша компания?

Юаким попытался вывернуться из-под Рогера, но тот всей тяжестью навалился ему на живот.

— Ты видел, как мы расправляемся с ребятишками на улице? Думаешь, им это нравится? — спросил Рогер.

— Нет, — пробормотал Юаким.

— То же будет и с тобой. Ты этого добиваешься?

— Нет, — прошептал Юаким.

— Тогда ты должен быть в нашей компании. Ясно?

И делать то, что мы прикажем.

— Нет, — сказал Юаким.

Рогер вздохнул:

— Вот уж не думал, что ты такой дурак! — сказал он и отпустил Юакима.

Юаким встал и пошел, не оглядываясь.

— Я тебе скажу, когда у тебя будет возможность исправиться! — крикнул Рогер ему вслед.

42

Ночные птицы

Ночью Юакиму приснился носовой платок с красными глазами и черными крыльями, который с пронзительным криком летал за ним.

И тут же рядом оказалась мама. — Что тебе приснилось? — взволнованно спросила она.

Юаким покачал головой.

Ничего.

Просто сон.

Ночные птицы

43

Ночные птицы

В понедельник он пошел в школу.

Никто и не вспомнил, что он в пятницу убежал с урока.

Никто не смеялся.

Два раза ему показалось, что у него за спиной произнесли слово «мама», он оглянулся, но так и не понял, кто это сказал.

Как будто в пятницу ничего особенного не случилось.

Или все в школе сговорились не вспоминать об этом. Или ему все приснилось.

44

Ночные птицы

После обеда вновь зарядил дождь. Быстро стемнело. В лужах отражались уличные фонари. У Юакима неприятно засосало под ложечкой. «Сейчас я провалюсь под землю», — подумал он. Но кругом не было ничего, кроме фонарей и дождя.

Поджидая маму, Юаким пошел в парк. Папа сегодня опять обещал поговорить с Фрицем, но домой еще не вернулся.

Парк неожиданно усеяли желтые и красные листья. Вчера их еще не было. Может быть, сегодняшний ветер с дождем принесли уже настоящую осень?

Юаким остановился и посмотрел на коричневый лист, упавший перед ним на асфальт. Он смотрел на него так долго, что с дерева слетел новый лист и лег на первый.

Юаким пошел дальше.

Дождь шуршал в ветках и шептался с листьями. Юаким видел, как дождь трясет деревья и срывает с них листья.

На детской площадке никого не было. Мокрая песочница вызывала отвращение. У края песочницы лежал забытый грузовичок, наполовину засыпанный песком. Красное пластмассовое ведерко ловило в себя капли.

Юаким пошел дальше, шлепая по зеленой мокрой траве. Свет от фонарей, стоящих вдоль асфальтовых дорожек, не проникал в глубь парка на лужайки, где росли высокие деревья.

Юакиму не было страшно. Он видел фонари, и свет в окнах домов, и автомобили, и черные тени людей на тротуаре.

Он подошел к большим кустам, где обычно прятался Рогер. Но там никого не было. Юаким обошел кусты, чтобы убедиться, что за ними никто не прячется.

Как странно. Может, он ошибался, но с другой стороны кустов определенно кто-то прятался.

Юаким остановился и прислушался.

Дождь, ветер, шорох веток. Ничего другого он не услышал.

Он сделал шаг, и им опять завладело то странное чувство — за кустами кто-то был!..

Точно! И этот кто-то не хотел, чтобы его обнаружили!

Юаким не испугался. Что-то подсказывало ему, что этот кто-то боится еще больше, чем он.

Юаким обежал вокруг кустов. Пусто.

Что это значит?

Он осторожно подкрался к кустам и постарался сквозь ветки заглянуть внутрь. Опять никого. Только листья, тени и унизанные каплями ветки.

Согнувшись, он крался вокруг кустов. Его не покидала уверенность, что впереди, совсем близко, за листьями мелькнуло что-то темное.

Юаким двинулся дальше, но поймать того, кто там прятался, так и не смог.

В конце концов он сдался. Тот, другой, не хотел, чтобы его увидели.

Тайна.

Но кто же это мог кружить тут, стараясь остаться невидимым?

Это не только дождь и ветер.

Это было что-то другое.

Может быть, сама осень…

45

Ночные птицы

Юаким тихонько вошел в квартиру. Он был еще под впечатлением того, что случилось в парке, и потому старался двигаться как можно тише.

Мама и папа сидели в гостиной. Они не слышали, как Юаким вернулся, но он слышал их голоса.

Говорила мама. Однако разобрать ее слов Юаким не мог. Дверь была плотно закрыта.

Мамин голос звучал так, словно она кого-то утешала.

Потом Юаким услышал папу. Папа ничего не говорил. Он плакал.

Папа плакал!

Юаким так давно не слышал, как папа плачет, что даже забыл об этом.

Его охватило странное чувство.

Дверь была закрыта. Закрыта от него. Он не должен был слышать, о чем там говорилось. Папа с мамой заперлись от него!

Юаким постоял, глядя на дверь. Потом повернулся и тихонько вышел на лестницу.

Он спускался по лестнице, но вдруг ноги у него подогнулись сами собой, и он плюхнулся на ступени. Горло сдавил комок. Дышать стало трудно.

Юаким прислонил голову к перилам и закрыл глаза.

Открыв глаза, он обнаружил, что сидит на коричневом пятне.

— Пятно-бревно… — начал он, но продолжать не стал. Бесполезно, он просидел на пятне уже несколько минут.

И ничего не случилось! В Юакиме не осталось места для страшных мыслей после того, как он увидел, что папа и мама заперлись в гостиной.

Он сдался. Просто сидел и ждал чего-то страшного, потому что он сел на коричневое пятно.

46

Ночные птицы

И страшное не заставило себя ждать.

Самое страшное, что только могло случиться.

Услышав над собой чей-то голос, он посильнее зажмурил глаза. Может, ему это только показалось? Но рука, которая легла ему на плечо, была настоящая.

Над ним склонилась ведьма фру Андерсен!

— Милый мой, что ты здесь делаешь? — спросила она.

Юаким не ответил. Не мог. Не хотел. И не смел.

— Похоже, у тебя что-то не ладится, — сказала ведьма над его головой.

Он приоткрыл глаза и увидел ее белую мягкую руку.

— Она только притворяется доброй, — говорила Сара.

Глаза у ведьмы были голубые и ласковые.

Ночные птицы

— А глаза у нее стеклянные, — говорила Сара. — А ее настоящие глаза черные и горят, как угли.

Лицо у фру Андерсен было в мелких морщинках, как будто она улыбалась всем лицом.

— Это у нее такая маска, — говорила Сара. — Ее настоящее лицо фарфоровое, оно гладкое, твердое, и она вообще не умеет улыбаться.

— Не хочешь ли зайти ко мне и выпить чашечку шоколада? — пригласила Юакима фру Андерсен. — Я как раз сегодня напекла плюшек.

Юаким не хотел идти к фру Андерсен, но если он скажет «нет», она отправит его через коричневое пятно в такое место, которое неизвестно что и неизвестно где. Сара говорила, что это ей раз плюнуть.

— Пошли, — сказала фру Андерсен и достала из сумочки ключ.

Она поднялась на свой этаж. Юаким шел за ней. Сопротивляться было бесполезно. У нее была над ним власть, и улизнуть он не мог.

Ведьма фру Андерсен всунула ключ в замочную скважину и распахнула дверь.

Юакиму показалось, что в глубине квартиры машут крыльями летучие мыши, он даже заметил чьи-то красные глаза, которые тут же скрылись в темноте.

— Добро пожаловать, — сказала ведьма и отошла в сторону, пропуская Юакима вперед.

Юаким мечтал, чтобы кто-нибудь вышел на лестницу и спас его.

Чтобы мама и папа почувствовали, какой страшной опасности подвергается сейчас их сын. Прибежали бы, заливаясь слезами, и накричали на эту ведьму.

Но они могли опоздать…

Тогда он, стоя в чужой прихожей, услышит, как папа с мамой рыдают за дверью, а ведьма фру Андерсен кудахчет, потому что у ведьм принято кудахтать.

Юаким вошел в прихожую. Дверь за ним закрылась. Никто на лестницу так и не вышел.

Он в последний раз в жизни видел и коричневое пятно на ступеньке, и самое лестницу, и вообще белый свет.

Он был готов на все, лишь бы выбраться из этой квартиры. Был готов украсть тысячу носовых платков и отправиться за это в тюрьму, только бы не попасть в ведьмину клетку, о которой говорила Сара.

— Пойди посиди в гостиной, — сказала фру Андерсен, — а я быстренько приготовлю шоколад.

Юаким вошел в гостиную.

Здесь было очень красиво. Кто бы подумал, что у ведьм бывают такие красивые гостиные. У ведьм все должно быть безобразным. А здесь стоял уютный диван, кресла, висели красивые гардины и на стенах в рамах — портреты серьезных людей.

И никакой клетки! Где же, интересно, она спрятана? Юаким на цыпочках вышел в прихожую. Но ведьма была тут как тут.

— Я… мне… уборная… — запинаясь, проговорил он.

— Вон та дверь с сердечком, — улыбнулась фру Андерсен.

Ноги почти не держали Юакима, шатаясь он зашел в уборную и прислонился к стене.

Ванна и унитаз были белые, трубы красные, но и здесь не было никакой клетки. Зато здесь тоже было красиво.

Юаким вышел в прихожую. Соседняя дверь была приоткрыта. Он заглянул в комнату. На ночном столике горела лампа. Но клетки не было.

Сара говорила, что клетка стоит посреди гостиной, но это была неправда.

Юаким вернулся в гостиную и сел на краешек стула.

В углу стояла коробка с игрушками. Юаким не поверил своим глазам.

Он не мог удержаться и подошел поближе. Мишки, автомобильчики, кубики…

Ночные птицы

— Это игрушки моего внука, — сказала ведьма фру Андерсен, Юаким даже не заметил, когда она вошла в комнату. — Он часто приезжает ко мне, поэтому у меня есть его игрушки.

Внук, как странно.

— Садись на диван, а то шоколад остынет.

Она поставила перед ним большую чашку с шоколадом. Рядом с чашкой стояло блюдо с румяными плюшками.

— Угощайся, пожалуйста, — сказала ведьма.

Юаким вспомнил о Спящей Царевне, об отравленном яблоке и не решился притронуться к угощению.

Фру Андерсен пришлось первой отведать своих плюшек. Только после этого Юаким взял плюшку, которая лежала рядом с той, что взяла ведьма. Для этого он протянулся через все блюдо.

— Приятно, когда в доме есть дети, — сказала фру Андерсен, наслаждаясь плюшкой с изюмом. — В нашем подъезде живешь только ты и еще маленький сын Скугли. Мне не хватает детских голосов. Поэтому я так люблю, когда ко мне приезжает внук. Он такой шумный, что мне неудобно перед соседями, но пока никто не жаловался. Надеюсь, они на меня не в обиде.

Юаким даже не заметил, как съел всю плюшку.

Голос у фру Андерсен был добрый, и Юаким слышал, что она не притворяется.

Неожиданно ведьма стала серьезной.

— Ответь мне на один вопрос, — сказала она, ее голубые ласковые глаза внимательно следили за ним. — Почему ты меня боишься? Почему при виде меня ты всегда пускаешься наутек? Может, я когда-нибудь обидела или напугала тебя? Если так, то прошу у тебя прощения. И предлагаю свою дружбу.

Юаким покраснел и ничего не сказал.

Сара говорила, что, войдя в свою квартиру, ведьма фру Андерсен сбрасывает с себя маску и становится только ведьмой. Но это оказалось неправдой. Юаким вспомнил про убийцу в подвале. Он не думал, что Сара может так бессовестно лгать. Это уже второй раз.

— Видишь ли, — продолжала фру Андерсен, — мне было бы приятно, если бы ты иногда заходил ко мне в гости. У меня много игрушек и книг, которые должны тебе понравиться. Приходи в любое время, когда будет желание.

Юаким не поднимал глаз.

— Я вижу, что тебя что-то смущает, — сказала она, — но не стану допытываться, в чем дело. Расскажешь сам, когда сочтешь нужным. Хочешь еще шоколада?

Юаким услышал, как ответил: «Да, пожалуйста».

Он больше не боялся фру Андерсен.

Сара. Если бы Юаким был сильный, он бы вздул ее за то, что она болтает всякую чушь о добрых людях.

Фру Андерсен — это фамилия, подумал Юаким. А как же ее зовут? Будиль? Лиза? Или как-нибудь еще? Может, когда-нибудь он это узнает.

47

Ночные птицы

Когда Юаким лег и мама пришла пожелать ему доброй ночи, он спросил у нее, почему папа плакал. Мама села на край кровати.

— Он сегодня был у Фрица, и Фриц настаивает, чтобы папа вернулся в школу. Папа сказал, что в середине октября уже поздно искать работу в школе, но у Фрица нашелся знакомый, которому в школу требуется временный преподаватель, всего на несколько часов. И вот уже завтра папа снова начнет работать.

— Завтра? — спросил Юаким.

— Да. Фриц говорит, что чем скорее он начнет, тем лучше, это как прыгнуть в холодную воду. Папе дали шестой класс, я надеюсь, что это лучше, чем гимназия.

В ту ночь птиц не было слышно…

48

Ночные птицы

За завтраком папа почти ничего не ел.

— Тебе необходимо поесть. — Мама была огорчена.

Папа только помотал головой и стал пить кофе. Руки у него дрожали. Кофе выплеснулся из кружки.

Папа повернулся к Юакиму:

— Я сегодня снова начинаю работать в школе, — сказал он, и Юаким увидел у него в глазах страх.

Ночные птицы

49

Ночные птицы

— Я никогда не говорила, что фру Андерсен ведьма, — заявила Сара.

— Нет, говорила! Миллион раз говорила!

Сара вздохнула:

— У тебя что-то с ушами. Попроси, чтобы родители подарили тебе к Рождеству новые уши. А господина Андерсена ты видел, когда был у нее?

— Какого еще Андерсена? — Юаким растерялся.

— Обыкновенного Андерсена, — ответила Сара.

— Нет, не видел.

— Ну вот видишь, — торжествующе сказала она.

— А что в нем такого? — Юаким ничего не понимал.

— Андерсен и есть колдун! — прошептала Сара и придвинулась к Юакиму.

Ему это не понравилось. Когда Сара шептала ему на ухо, Юакиму всегда становилось страшно.

— Когда к ним кто-нибудь приходит, фру Андерсен запирает его в шкафу в спальне, но сначала она затыкает ему рот кляпом и связывает его. Он выходит из квартиры только в виде черного пуделя. Но он очень редко превращается в пуделя, это ему трудно.

Юаким смотрел на Сару во все глаза. Потом вспомнил об убийце в подвале. И подумал о фру Андерсен, которая вовсе не была ведьмой.

— Все это выдумки, — сказал он.

— Нет, не выдумки!

— Чепуха!

— Полегче, а то я тебя поколочу, — пригрозила Сара. — Все это чистая правда.

Юаким замолчал. Он вовсе не хотел, чтобы Сара его поколотила. Уж лучше сделать вид, что он ей верит.

50

Ночные птицы

После школы Юаким боялся идти домой. Он побродил по улице, поговорил с Сарой и старался не попасться на глаза Рогеру и Томми.

А потом долго стоял возле магазина готового платья, в котором работала мама, и ждал, когда она закончит работу.

Ему было страшно вернуться домой и увидеть папу. Папины глаза утром испугали его.

— И давно ты здесь стоишь? — удивилась мама, выходя из магазина. — Почему же ты не зашел внутрь?

Заморосил дождь, горло Юакима сдавил комок, и асфальт засветился огнями.

— Ты был дома? — спросила мама.

— Нет, — ответил Юаким.

Мама шла очень быстро, Юакиму пришлось бежать, чтобы поспеть за ней.

— Как думаешь, папа сейчас дома? — спросил он.

— А где же ему еще быть? — как бы беспечно ответила мама.

Но Юаким понял, что она только делает вид, будто все в порядке. Не хочет напугать его, хотя ей самой страшно.

— Он и раньше часто уходил, — напомнил ей Юаким.

— Но сегодня он снова начал работать в школе, — сказала мама. — Конечно, он дома!

Однако по ее голосу Юаким слышал, что она встревожена.

Папа был дома. Он приготовил обед — жареную сайду с луком.

— Привет! — сказала мама. — Как хорошо, что ты дома!

Папа улыбнулся им обоим.

Они ели молча. Как будто чего-то ждали. От папы. Мама не осмеливалась прямо спросить, как прошел первый день в школе.

Но в конце концов она не выдержала:

— Как у тебя прошел день? — спросила она как бы невзначай, накладывая себе еще картошки.

— Прекрасно, — ответил папа, не поднимая глаз.

Мама и Юаким переглянулись.

У Юакима кусок не лез в горло.

51

Ночные птицы

Вечер был темный и мокрый.

Юаким стоял на тротуаре и смотрел на свой дом.

Окна гостиных светились теплым желтым светом. Неожиданно кто-то остановился рядом с ним. Он не обернулся, но чувствовал, что кто-то стоит рядом.

Он догадался, кто это.

Он страшился этой минуты, но когда это случилось, страх исчез.

Оба молчали, Что-то прикоснулось к его руке, нащупало ладонь. Сперва это был один палец, потом два и наконец вся рука.

Он стоял и держал в руке чужую руку. Май Брит! Или эта она держала его руку в своей?

Ночные птицы

— Спасибо, — тихо проговорила она.

Он никогда раньше не слышал ее голоса. Голос был мелодичный.

— Спасибо за носовой платок.

— Но ты же его не получила.

— Ну и что, но ведь ты хотел подарить его мне!..

В окне наверху показалась женщина.

Май Брит быстро отпустила руку Юакима и отошла в сторону.

Женщина постояла у окна. Юаким смотрел на нее, но в темноте не мог разглядеть ее лица. Оно казалось просто черным пятном в окне третьего этажа.

Окно закрылось.

— Она видит только меня, — сказала Май Брит. Юаким услышал ее шаги, она перешла через улицу и вошла в подъезд дома № 37.

52

Ночные птицы

Юаким уже собирался спать, когда в окно застучал дождь. По стеклу потекли капли.

Папа стоял у окна и смотрел на мокрые дорожки, стекавшие вниз по стеклу.

— Юаким, давай прогуляемся под дождем.

— Вообще-то уже пора спать, — заметила мама.

— Почти пора, — поправил ее папа. — Не бойся, мы ненадолго. Может, и ты пойдешь с нами?

Мама взглянула на него и тут же согласилась.

Они достали резиновые сапоги и непромокаемые куртки. Желтую, оранжевую и красную. Красная была Юакима.

Странно идти гулять в такую погоду. Густые струи дождя падали на парк.

Людей на улице не было. Проехали два автомобиля, вбрызгивая потоки воды.

Кроме мамы, папы и Юакима, в мире не было ни души.

Держась за руки, они перебежали через улицу и лили в парк.

Дождь пришел с северо-востока. Он стучал в барабанные перепонки. Шуршал по непромокаемым курткам, ворошил листья и шептался с кронами деревьев, на которых с каждым днем оставалось все меньше листьев.

Фонари замерли в желтых мокрых освещенных кругах, и трава казалась океаном, уходящим за край света.

Юаким невольно взглянул на папу.

Папа засмеялся, его лицо было мокрое и доброе.

Мама улыбнулась сквозь дождь. Ее длинные волосы падали на непромокаемую куртку и впитывали в себя капли.

Они побежали к лужайке. Из-под сапог у них летели брызги.

— Мы падаем вместе с дождем! — крикнул папа, схватил Юакима за руки и закружил. — Мы дождь, мы ливень! Когда дождь кончится, мы исчезнем!

Ночные птицы

— Тише! — вдруг сказала мама. — Послушайте!

Они замерли на месте и слушали только шум и шорох дождя.

Добрый шорох дождя. По спине у Юакима бежали мурашки, внутри было щекотно.

Они медленно вышли из желтого освещенного круга и пошли к темным кустам.

Никто ничего не говорил, они только слушали, что им говорит дождь.

Вот кусты, где любит сидеть Рогер. Если он и приходил сюда сегодня, то уже давно убежал домой, подумал Юаким и усмехнулся, представив себе, как Рогер бежит в густом дожде.

Вдруг он остановился и оглянулся.

Папа с мамой тоже остановились. Папа посмотрел на Юакима, но ничего не сказал.

— В чем дело? — спросила мама.

Юаким не ответил. Он смотрел во все глаза. Сейчас он видел только кусты, тени и сверкающие от капель ветки. Но ему казалось, что кто-то ждет его за кустами. Кто-то позвал его по имени.

Юаким знал, кто это. Это тот таинственный незнакомец, который прятался от него несколько дней тому назад.

Он направился к кустам.

Папа схватил его за руку.

— Не ходи туда, — прошептал он. — В темноте легко кого-нибудь испугать.

— Что ты там увидел? — спросила мама.

— Там в кустах мальчик, — шепотом ответил Юаким. — Он такой же, как я.

— Не может мальчик один гулять так поздно, — сказала мама. — Может, с ним что-то случилось?

Папа повернулся к кустам:

— Эй, парень, — сказал он не очень громко. — Не нужна ли тебе наша помощь?

Юаким перестал дышать. А вдруг он ответит?

Никто не ответил.

— Он боится, — решила мама.

— Не бойся меня, — проговорил Юаким так тихо, чтобы его никто не слышал. — Запомни, меня не надо бояться.

— Надо что-то придумать, — сказала мама. — Давайте обойдем вокруг кустов, тогда мы его увидим.

Мама с Юакимом пошли в одну сторону, папа — в другую. Обойдя вокруг кустов, они встретились, но никакого мальчика не нашли.

— Наверное, ты ошибся, — сказала мама.

— Нет, он был тут, это точно. — И Юаким рассказал, что почти видел этого мальчика в прошлый раз.

— Во всяком случае, сейчас его тут нет, — сказала мама.

— Может, он убежал домой и уже лег спать, — предположил папа. — Нам тоже пора домой.

И они побежали обратно. Юаким бежал между папой и мамой. Они держали его за руки.

Они бежали, сливаясь с дождем, словно были его частью.

Одни во всем мире.

И может быть, еще маленький мальчик.

Но в этом Юаким уже не был уверен.

53

Ночные птицы

Сара плакала.

Она пыталась спрятаться за мусорными контейнерами дома № 39, но была слишком большая, и они ее не скрывали. Из-за контейнеров торчали ее ноги, к тому же она плакала очень громко.

Юлия и Тора стояли и слушали, как она плачет.

Во двор забежал Томми.

— Кто это? — спросил он, показывая на Сарины ноги.

— Сара, — ответила Юлия.

— Не может быть! — не поверил Томми.

Он подошел поближе.

— Вот черт! — воскликнул он. — Никогда бы не подумал, что Сара может так плакать!

Юаким стоял поодаль. Томми его не видел. Юлия и Тора забыли о нем.

Он был растерян. В Сариных слезах было что-то необычное. Юаким и представить себе не мог, что Сара вообще может плакать.

Ему было больно слушать ее рыдания. Время от времени Сарины ноги дергались будто сами собой.

Когда Томми убежал, Юаким вышел из-за ящиков.

— Сара! Что случилось? — тихо спросил он.

Обычно это Сара спрашивала у него, что случилось.

Она замотала головой. Ее трясло.

— Сара… — Юаким не знал, что делать.

Сара продолжала плакать.

Он хотел снова спрятаться за ящики. Но Сара закричала «Нет!» и прижалась к нему так крепко, что Юакиму стало трудно дышать.

Ее слезы текли по его лицу, как будто плакал он, а не она.

Ночные птицы

Она цеплялась за него изо всех сил. У него заболела рука, но Сара не отпускала его.

— Рогер… Рогер… — с трудом выдавила она наконец. — Теперь они придут и заберут его…

Ее голос утонул во всхлипываниях.

— Его… его поймали в универсаме… вместе с большими мальчиками.

Понять, что она говорит было трудно.

— Говорят, что его видели несколько раз. Вчера… вчера к нам приходили… И сказали, что ему больше нельзя жить дома. Теперь его точно заберут…

Сара упала на Юакима, ее голова лежала у него на коленях.

Юаким не знал, что делать.

— Он мой брат, — прошептала Сара.

Юаким сидел с Сарой, пока она не перестала плакать. Потом встал.

Юлия и Тора все еще стояли поблизости. Они с любопытством уставились на него, когда он вышел из-за контейнеров, но он сделал вид, что не заметил их.

Он выбежал на улицу. Сейчас он был готов на все ради Сары.

54

Ночные птицы

На другой день у них было всего три урока.

Когда Юаким открыл дверь своей квартиры, он сразу понял, что папа дома.

Холодная рука сжала ему сердце.

Папа должен был быть сейчас в школе.

Юаким не осмелился сразу зайти в гостиную.

Папа сидел в кресле и листал газету. Он даже не взглянул на Юакима.

— Привет! — сказал он, обращаясь к газете, голос у него был усталый.

— Привет! — тихо ответил Юаким, садясь на краешек дивана.

— Ты не был сегодня в школе? — спросил он у папы.

— Как видишь. — Папа не поднимал глаз.

— Этого не может быть, — сказал Юаким.

Папа смотрел в газету. Юаким сидел на диване. Он хотел выйти из комнаты, но не мог заставить себя встать.

Ночные птицы

В конце концов папа положил газету на стол.

— Юаким, — сказал он серьезно, — надо найти какой-то выход. Мне так тяжело. Сегодня я не решился даже войти в класс.

В глазах у папы стояли слезы, губы дрожали.

— Я не знаю, что делать.

Он встал. Походил по комнате, выглянул в окно.

— Юаким, я не могу…

Папа вышел в прихожую.

Юаким хотел попросить папу остаться дома, но дверь за папой захлопнулась прежде, чем он успел открыть рот.

55

Ночные птицы

До прихода мамы Юаким так и не встал с дивана.

— Привет, есть кто дома? — крикнула мама, открыв дверь.

Юаким не ответил.

Мама заглянула в гостиную.

— Ты чего здесь прячешься? — удивилась она.

Юаким поднял на нее глаза. Она так весело улыбалась. И он заплакал, не в силах больше сдерживать слезы.

— Юаким, мальчик мой, что случилось?

И Юаким рассказал маме, что папа был дома и о чем они говорили.

Мама опустилась рядом с ним на диван. Он почувствовал, что она вся сжалась и стала как маленькая девочка.

Она взяла его за руку.

— Мы должны быть сильными, Юаким, — прошептала мама. — Так нужно. И никому нет дела до того, что хочется нам самим.

— Мама, что с папой?

— Думаю, он и сам этого не знает, — ответила мама.

Юаким посмотрел на нее. Она сжала губы.

— Не бойся, мы с этим справимся. Надо держаться.

Она закрыла руками лицо, но не плакала. Однако вела себя так, словно Юакима тут не было. Он почувствовал себя одиноким.

56

Ночные птицы

Они пообедали. На улице было уже темно. Папа все еще не вернулся.

— Пойду поищу его, — сказал Юаким.

— Хорошо, но только не исчезай надолго.

— Нет, — Юаким улыбнулся. — Я скоро вернусь.

Май Брит на тротуаре не было.

Юаким пошел в парк. В песочнице играли малыши, но на этот раз они вели себя непривычно тихо.

На асфальтовых дорожках не было ни души. Скамейки убрали на зиму несколько дней назад. Их убирают, чтобы зиме было негде присесть, сказал ему папа. Юакиму это показалось смешным.

Деревянные сабо и куртка-штормовка, сегодня папа опять ушел в них.

Значит, он мог быть где угодно. Может, он больше вообще не вернется домой? Юакиму стало холодно, и он засунул руки поглубже в карманы.

Подошел к кустам, растущим возле дуба.

Там он остановился и прислушался.

Кажется, с другой стороны среди веток кто-то шевелится, но уверенности в этом у него не было.

— Я знаю, что ты там, — тихо сказал он. — Не бойся меня.

Молчание.

— Я ищу папу, — продолжал Юаким. — Он ушел в сабо и штормовке.

С другой стороны кустов было по-прежнему тихо.

— Пожалуйста, скажи мне, если ты его видел!

Тишина. Потом послышался шорох, и из-за кустов показалась тень. Маленькая тень. Не больше самого Юакима.

Это был мальчик. Он остановился рядом с кустами. Им было плохо видно друг друга, но блеск в глазах мальчика был настоящий.

Ночные птицы

— Твой папа сидит под большим дубом, — тихо произнесла тень и показала куда-то в темноту.

Юаким смотрел на тень. Он не мог спросить, почему мальчик прячется в кустах. Почему он дважды прятался от Юакима.

Но тень больше не боялась его. В этом Юаким был уверен, иначе она не вышла бы из кустов и сегодня.

— Меня зовут Юаким, — сказал Юаким.

— Меня зовут Юаким, — как эхо повторила тень.

Как странно! Впрочем, совсем не странно. Это было замечательно! Юакиму показалось, что он видит на лице тени улыбку.

— Я должен отвести папу домой, — сказал он.

— Я понимаю, — кивнула тень.

Юаким повернулся и пошел к дубу, под которым сидел папа.

— Завтра я снова приду сюда, — сказала тень у него за спиной.

Юаким оглянулся.

— Я тоже, — сказал он.

Они обменялись взглядами. Это был уговор. И Юаким пошел к большому дереву, прятавшемуся в темноте.

57

Ночные птицы

Папа сидел на земле, прислонившись спиной к стволу дуба. Сидел и смотрел в землю.

— Пойдем домой, папа, — сказал Юаким.

Папа поднял голову:

— Это ты, Юаким? — в его голосе слышалась радость.

— Пойдем домой! — повторил Юаким.

— Я вам с мамой только мешаю, — сказал папа. — Из-за меня все так сложно. Я вам не нужен.

Юакиму стало больно от этих слов. Он не знал, что говорят взрослые в таких случаях.

— Я только мешаю, — повторил папа. — Из-за меня у Линды столько лишней работы… И я не могу преподавать в школе.

— Папа, пойдем домой!

Ночные птицы

Ничего другого Юаким сказать не мог. Папа вздохнул и встал.

— Да, — сказал он, — пойдем домой. Наверное, я просто не гожусь, чтобы работать в школе. Сидеть здесь холодно, а дома тепло и уютно.

Он взял Юакима за руку, и они побежали. Так же они бежали в тот вечер, когда шел красивый дождь.

Но сегодня все было иначе.

58

Ночные птицы

В этот вечер они рано легли спать.

Юаким лежал и прислушивался к разговору папы и мамы и смотрел на добрую желтую полоску света, падавшего из прихожей.

Потом у папы с мамой стало тихо, и Юаким заснул.

Ему снились странные сны. Что-то шуршало и шелестело над его головой. Черные крылья. Горящие во тьме глаза, открытые в крике клювы.

Юаким хотел проснуться, но сон не отпустил его.

Вдруг кто-то закричал еще громче, чем птицы. Юаким тут же проснулся и сел в постели.

Это кричал папа!

— Тур Эрик! Тур Эрик! Проснись! — послышался мамин голос.

— Зажги свет! — крикнул папа. — Зажги свет!

— Сейчас, сейчас. Тебе просто приснился кошмар, — сказала мама.

Юаким зажег лампу на ночном столике.

И вдруг увидел, что дверь шкафа открыта. Он забыл вчера ее запереть.

Юаким встал и осторожно подошел к шкафу с ключом в руке. Заперев дверь, он для уверенности трижды подергал ее, чтобы убедиться, что она действительно заперта.

Потом он пошел к папе и маме.

Они сидели в своих кроватях, в комнате горел свет.

— Все в порядке, папа, — сказал Юаким. — Вчера я забыл запереть дверь шкафа, и птицы вылетели из него, но сейчас я ее запер.

— Иди и ложись, Юаким, — сказала мама, — Папе приснился плохой сон. Это не опасно.

Она погладила папу по голове.

— Ты совсем замучился, Тур Эрик, — ласково сказала она. — Ложись спать. Поговорить мы можем и завтра. И не думай ни о школе, ни о том, что тебя мучит.

— Линда… — только и мог сказать папа и обнял ее.

— Ну, ну, все будет хорошо, — сказала мама. — Завтра все будет хорошо.

Но голос у нее был усталый и бесцветный.

Ночные птицы

59

Ночные птицы

Юаким лежал в кровати и ждал, когда к нему снова придет сон.

— Завтра, — сказала мама.

Завтра — это Май Брит.

Завтра — это тень, которую зовут Юаким. Завтра — это Рогер и Сарины слезы.

— Завтра, — сказала мама.

Юаким заснул. Ночные птицы молчали.

Ночные птицы
Ночные птицы
Ночные птицы

home | my bookshelf | | Ночные птицы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу