Book: Среди песчаных холмов



Среди песчаных холмов

Кристина Ролофсон

Среди песчаных холмов

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Началось с поцелуя. Стоя в смятении на пороге маленькой комнатки близ алтаря, Эмили почувствовала: это был не обычный поцелуй. Этот поцелуй был полон страсти и вожделения. Двое слились в объятии, которое должно было привести к ласкам в спальне. Ее жених, тот самый мужчина, за которого спустя двадцать минут она выйдет замуж, поднял голову и выпустил из объятий… своего возлюбленного.

Эмили прижала дамскую сумочку к груди. Ее не волновало, что помнется шелковое свадебное платье. Она не чувствовала, как больно жмут узкие белые туфли. Она забыла, что искала дамскую комнату.

Она помнила только, что выходит замуж. Или по крайней мере так предполагалось.

– Эмили?

Ее жених выглядел испуганным. Она посмотрела на соучастника – одного из их лучших друзей. Он застыл в неловкой позе рядом с Кеном. Его лицо также выражало страх.

Она будто приросла к порогу. Церковный орган исполнял попурри из мелодий Гершвина, тринадцать сотен гостей рассаживались по своим местам в церкви.

– Эмили, – повторил Кен. – Это не то, что ты думаешь.

– Нет, именно то, – возразила она, пристально в него всматриваясь. – Ты ведь не любишь меня, правда?

– Конечно люблю. И всегда любил. Эмили отступила на шаг назад.

– Надо было сказать мне, если ты любишь кого-то другого.

– Не уходи, – произнес он с мольбой, однако не отрицая. Он протянул руку и коснулся ее. – Позволь мне объяснить.

Она хотела кинуться к нему в объятья. Хотела спрятать голову на его груди и слушать, как он говорит, что любит ее и всегда будет любить, что их совместная жизнь будет счастливой, а то, чему она только что была свидетелем, – всего лишь шутка или плод ее воображения, разыгравшегося от бессонной ночи. Но Эмили сделала вид, что не замечает его протянутой руки, и расправила плечи. – Лучше бы ты был честным со мной.

– Политическое самоубийство, – заявил он мрачно. – У меня не было выбора. – Мой отец…

– … организовал самую великолепную в истории Чикаго свадьбу, о которой пишут во всех газетах. – Голубые глаза Кена стали холодны, как ледышки. – Мы не можем разочаровать его, Эмили. Я уверен, мы справимся.

– Нет, – сказала она, пятясь из комнаты. – Не справимся.

– Мы должны, дорогая. Представь, какой крик поднимут газеты. Если ты сбежишь из-под венца, разразится грандиозный скандал. Твой отец будет в бешенстве. Выборы всего лишь через два месяца. Ты не можешь…

– Могу. – Эмили развернулась, приподняла подол свадебного платья и убежала. Не обращая внимания на крики своих подружек и трех сестер Кена, она схватила дорожный чемодан, приготовленный для медового месяца.

Паула, замужняя свидетельница на свадьбе со стороны невесты, в платье из бледно-желтого атласа, обняла ее за плечи и отвела в пустую комнату.

– Эмили, ради всех святых, что ты затеяла? Эмили хотела все рассказать, ведь это ее лучшая подруга, но слова застряли в горле. Она не могла погубить Кена, даже теперь.

– Кое-что случилось. Я отменяю свадьбу.

– А как же твой отец? – О Господи, нужно что-то придумать.

Придумывать нужно было немедленно, но сейчас она не хотела ничего, только спрятаться ото всех.

– Никуда не уходи. Я пойду найду его, – сказала Паула и поспешно вышла.

Несколько минут спустя появился Джордж Грейсон, высокий, элегантный господин, с седыми волосами, с серыми глазами. Паула шла за ним.

– Леди, будьте так любезны, оставьте нас ненадолго наедине, – возгласил Джордж.

Обаятельная улыбка исчезла с его лица тотчас же, как только он оказался с глазу на глаз с дочерью. – Что за выходка в последнюю минуту, Эмили?

– Я только что видела, как Кен целуется… с другим человеком. Выражение отцовского лица не изменилось.

Разумеется, ты все не так поняла, моя милая.

– Нет. Однако отец не выказал никакого сочувствия.

– Не имеет значения. Кен баллотируется в сенат. Я намерен стать тестем, а ты – женой сенатора, – Эмили перевела дух.

– Не намерена.

– Ты же не допустишь, чтобы эта неловкость помешала сближению двух династий в политике? Мы стремились к этому годами, и я не позволю тебе все испортить. Держи себя в руках, Эмили. Теперь ты взрослая.

– Я давно уже взрослая. Разве ты не заметил?

– Единственное, что я заметил, – огрызнулся он, – это ненужная сцена, которую устроила переутомленная невеста. – Он взглянул на часы. – Я жду тебя в фойе через десять, нет, через девять минут. Мы обсудим наши дела позже. Я поговорю с Кеном и передам ему, что ты чувствуешь себя лучше. И посоветую впредь быть более осмотрительным. Ему следует почаще вспоминать, особенно теперь, что он возглавляет избирательный список.

– Вряд ли это подействует.

Она не хотела выходить замуж за Кена, не желала давать под венцом супружеских клятв, идущих не из глубины сердца. Как может Кен стоять перед священником и клясться в несуществующей любви? А она?

– Ты моя дочь. Это подействует на него, как действовало всегда. – Джордж холодно улыбнулся. – Мы понимаем друг друга?

Эмили кивнула. Она знала, что отец не поддержит ее. Да она этого и не ожидала: для Джорджа Грейсона важнее всего были интересы Джорджа Грейсона, и это маленькое происшествие ничего не могло изменить.

– Да, отец. Я все прекрасно понимаю.

– Вот это моя девочка, – сказал он и покинул комнату. Она услышала его голос за дверью: – Вы можете войти. Наша невеста просто чуть перенервничала, вот и все. Паула поспешила к ней.

– Ты выглядишь ужасно, – зашептала она. – Чем я могу помочь?

Эмили тоже понизила голос, поверх плеча Паулы улыбкой успокоив молодых женщин, которые наблюдали за ними:

– Ты можешь подогнать такси к церкви так, чтобы не заметили фотографы?

– Дела так плохи?

– Да. И еще нужно незаметно вынести отсюда мой дорожный чемодан и сумочку. Паула кивнула:

– Мы скажем, что идем в дамскую комнату сделать последние приготовления перед выходом.

– Спасибо. – Она попыталась улыбнуться подруге, но улыбка получилась кислая. – Не знаю, что бы я без тебя делала. Паула похлопала ее по спине:

– А зачем тогда нужна замужняя подруга невесты?

Эмили в своем пышном свадебном платье с большим трудом уселась в такси.

– Я дам тебе знать, где остановлюсь.

– Ты не домой?

– Нет. Думаю, лучше исчезнуть на несколько дней. Пресса наверняка устроит битву у нашего дома.

– Я буду удерживать их здесь, сколько смогу. Но ты все же поторопись. – Паула просунула пачку денег в приоткрытое окно автомобиля. – На сегодня тебе хватит. Что сказать твоему отцу?

– Ничего. Я позвоню ему позже и попытаюсь все объяснить еще раз.

– Давай поедем вместе, – предложила Паула. – Не стоит уезжать одной вот так. Эмми, ради всего святого, скажи, что случилось. Эмили помотала головой. Паула перескажет все мужу, и хотя она знала, что Фред – человек порядочный, все-таки не было уверенности, что информация не просочится через него в прессу. Нет, лучше не рисковать вовсе.

– Я не могу. Но у меня все будет нормально, обещаю.

Эмили лежала на заднем сиденье до тех пор, покуда из поля зрения не пропала церковь, потом такси выехало из переулка и помчалось к аэропорту. Эмили знала, что аэропорт О'Хэйр по случаю выходных переполнен людьми. И надеялась, что никто не обратит особого внимания на молодую женщину в длинном белом платье, не догадается, что ее дорогой наряд – это подвенечное платье и что она оставила на заднем сиденье такси фату, украшенную по краям жемчугом. Эту фату стоимостью в девятьсот долларов обнаружит следующий пассажир. Она сядет в первый же самолет, ей все равно, где он приземлится.

Она не намерена выходить замуж, с мужчинами покончено. Лучше быть где угодно, только не здесь.


Это началось с обуви. Мэтт наблюдал, как его кроха дочь тихонько сидит на стуле, а продавщица примеряет ей пару крепких сапог, при этом нижняя губа Мелиссы недовольно оттопырена.

– У твоих сестер точно такие же сапоги, – за верил ее Мэтт. – В них ты не промочишь ножки на дворе. Мелисса даже не взглянула на него.

– Встань-ка, милая, и дай мне посмотреть, как они сидят, – сказала продавщица, и Мелисса медленно сползла со стула. Женщина потыкала пальцем носки сапог. – Отлично, немного на вырост, – сказала она Мэтту. – Хорошо, мы берем их.

– Я не хочу в них идти прямо сейчас, – сказала малышка.

Ладно. Надевай свои кроссовки.

Мне плохо в кроссовках. Они жмут.

Мэтт через силу улыбнулся продавщице, которая, глядя на него с сочувствием, пробивала чек на покупку сапог. Пожилая женщина, должно быть, гадала про себя, чего это мужчина отправился по магазинам со своими дочерьми один. Или не гадала. Возможно, ей все время попадались только отцы-одиночки. В любом случае не имеет значения, что подумала женщина. Ему безразлично ее сочувствие, зато он воздал должное ее терпению. Он позволил своей младшей дочери Маккензи вытянуть из кармана его джинсов бумажник и заплатить за три пары новеньких сапог. Тем временем Марта устремилась в отдел одежды для девочек, но Мэтт краем глаза все же видел, как его старшая дочь мелькает в толпе.

Он взял коробку с обувью и повел двух дочерей в незнакомый ему доселе отдел магазина, чтобы купить там своим девочкам несколько приличных нарядов для школы. Стефания предлагала свою помощь, но он отказался: это означало бы признать ее правоту и его ошибки. А он, черт возьми, еще не готов к этому. Ничего, как-нибудь справится и сам. В конце концов, он же их отец.

А быть отцом должно же что-то значить в этом мире.

– Папа! – Марта держала в руках нечто блестящее, черное и очень маленькое: то ли юбку, то ли шарфик. – Я хочу примерить!

– Ни в коем случае.

Ее лицо помрачнело, и она вернула юбку на полку с такими же мини-нарядами. Мелисса отпустила его руку и поспешила присоединиться к старшей сестре. Мэтт засомневался: а может, надо было проявить чуть больше такта? Однако в самом деле, нельзя же допустить, чтобы его семилетняя дочь наряжалась, как второсортная голливудская актриса. Он поискал глазами продавщицу, но отдел был переполнен покупателями. Макки дергала его за руку. Когда он посмотрел на нее, она зевнула. – Папа, пойдем!

– Потерпи, Макки. Вот купим сначала кое-что из одежды.

– Скоро? – заканючила она, подняв на него карие глаза, точь-в-точь такие же, как его собственные.

– Скоро, – пообещал он и повел ее к пустому стулу близ зеркальной колонны. – Посиди здесь с коробкой и отдохни, пока я помогу Марте выбрать одежду.

– Я хочу домой.

– Я тоже, – сказал Мэтт, ероша ее каштановые волосы. – Никуда отсюда не уходи, а мы постараемся как можно быстрее.

Широким шагом он двинулся к старшим дочерям. Сколько же все это продлится? Покупка новой обуви показалась ему делом непростым, но, кажется, выбор одежды для девочек – это еще сложнее.

– Мне нужно юбку, – заявила Марта. – Все носят юбки, и только одна я…

– Ладно, – сказал ее отец, оглядывая вешалки с одеждой. – Но только что-нибудь не очень броское и… подлиннее. Где джинсы?

Марта закатила глаза: – Мне осточертели джинсы.

Он пропустил ее высказывание мимо ушей.

– Какой твой размер?

– Тетушка Стеф сказала: восьмой.

– А твой, Мел?

Девчушка пожала плечами, поэтому за нее ответила Марта:

– Я думаю, у нее шестой. Спасибо, – сказал Мэтт, уводя дочерей к полкам с джинсами из хлопчатобумажной ткани. Однако здесь было слишком большое разнообразие расцветок.

– Каждая возьмет по три пары. Выбирайте цвета.

Марта указала на проход между полками:

– Для Мел и Макки джинсы придется выбирать вон там, в отделе для маленьких девочек.

– Разве?

– Ага, – сказала Марта и развернулась спиной к джинсам. – Так велела нам тетушка Стеф.

– О'кей, – согласился он, взяв Мелиссу за руку. – Ты примерь джинсы, а мы разыщем продавщицу, она поможет выбрать остальное.

– Можно я примерю еще и свитер? С маленькими сердечками…

Наличие на свитере маленьких сердечек было вполне допустимо.

– Конечно. Мы будем вон там, у зеркала, где Макки.

Марта улыбнулась, что было добрым знаком:

– Я быстро!?

– Да, это было бы очень кстати.

По пути он задержался у круглой подставки со спортивными свитерами пастельных тонов – две пары для девочек и их мам. Поднял голову, ища глазами Макки, и заторопился к ней, увидев, что некая молодая темноволосая женщина сидит на корточках возле его дочери, вжавшейся в стул.

– Макки!

Малышка взяла платок из рук женщины и высморкалась.

– В чем дело? Что вы говорите моей дочери?

Разглядев незнакомку, он успокоился. Стройная и элегантная, с темными волосами и бледной кожей, она походила на тех женщин, которые рекламируют косметику в телевизионных программах.

– Ваша дочь сидела одна и плакала. Я подумала, что она, возможно, потерялась, – сказала женщина, посмотрев своими зелеными глазами сначала на него, а потом на Мелиссу, которая молча стояла рядом, вцепившись в его руку.

– Спасибо за заботу, – поблагодарил он, глядя, как она похлопала Макки по руке, прежде чем встать.

На ней было длинное белое платье и белые туфельки из пластика.

– Моя дочь устала и ждала здесь, покуда мои старшие сделают покупки. – И зачем он объясняется перед незнакомкой?

– Вы принцесса? – спросила Мелисса.

Он заметил, что женщина улыбалась не одними губами – все ее лицо освещалось улыбкой.

– Нет, я не принцесса, – ответила она, разглаживая ладонью складки своего нарядного платья. – Теперь уже нет.

– У вас платье принцессы.

Она скорчила рожицу.

– Пожалуй, что так.

Надежды Мэтта на помощь возросли. Возможно, эта обаятельная женщина из персонала магазина.

– Не могли бы вы оказать нам небольшую услугу?

Она колебалась до тех пор, пока Макки не взяла ее за руку.

– Какую услугу?

– Я покупаю девочкам одежду для школы. Точнее, пытаюсь купить. Моя старшая дочь сейчас примеряет джинсы, а…

– Я ненавижу сапоги, – объявила Мел и указала на коробку под стулом. – Я хочу розовые туфли.

– Мы живем на ферме, – сказал Мэтт. – Любой легко поймет, что нельзя носить розовые туфли на ферме, где разводят крупный рогатый скот.

– На ферме… – Женщина окинула взглядом его куртку из хлопчатобумажной ткани и поношенные сапоги. – Ясно. Какого рода одежда нужна девочкам?

– Джинсы, шерстяные безрукавки, свитера с высоким воротом. Вещи практичные, теплые, непромокаемые. Сейчас-то не холодно, но зима не за горами, а я не собираюсь возвращаться в город в ближайшее время.

Макки дернула женщину за руку, чтобы привлечь ее внимание:

– Папа купил новый трактор.

– Какого цвета?

Мэтт нахмурился. К чему эти пустые разговоры?

– Послушайте, так вы работаете или нет?

– Зеленого, – ответила Мелисса. – Трактор зеленый. Как кукуруза.

У женщины был мягкий голос:

– Но кукуруза желтая.

– За городом зеленая, – настаивала девочка.

Красавица улыбнулась, и Мэтт почувствовал легкое головокружение. Им пора уже было хорошенько поесть, иначе от голода он свалится в обморок под вешалку с розовыми джемперами.

– Да, конечно, – согласилась женщина. – Зеленый, как кукуруза. Сколько тебе лет?

– Пять. Макки скоро будет четыре, а Марте уже семь. А вам сколько?

– Двадцать шесть.

– Вы уже старая.

– Да, – призналась женщина с улыбкой. – Сегодня я чувствую себя очень старой.

Она наклонилась, чтобы поднять дамскую сумочку и несколько пакетов с покупками, которые были прислонены к колонне. Мэтт прежде их не заметил. Конечно, она здесь не работает. Мог бы догадаться.

– Как и я, – добавил Мэтт, взяв коробку из-под стула.

– Пошли, Макки, разыщем твою сестру. Скажи «до свидания».

Маккензи Томсон разрыдалась и обвила руками колени незнакомки.

– Нет, – всхлипывала она. – Я хочу розовые туфли!

– Никто не получит розовых туфель, – сказал он, чувствуя, как люди вокруг начинают таращиться на них, и понизил голос: – Макки, пожалуйста, иди к папе.

Малышка заупрямилась, а женщина смотрела на него как на злодея.

– Розовые, как жевательная резинка, – говорила Мелисса. – Розовые, как небо.

– Небо?

– Когда солнце садится, – объяснила она. – Как вас зовут?

– Эм… ма. Эмма Грей.

Мел хихикнула:

– Грей значит «серая». Серая, как… грязные цветные мелки.

– Серая, как… дождь.

Мэтт покачал головой. Господи, о чем они говорят?

– Нам нужно идти.

Женщина нагнулась и освободила колени от объятий Макки, а потом подхватила малышку на руки. Она повернула лицо к Мэтгу, ожидавшему совершенно иного: он думал, что она уйдет. И еще и думал, что сердце в его груди будет биться спокойнее.

– Если хотите, я помогу вам с покупками, – предложила развенчанная «принцесса». – Мне сейчас нечего делать. Разве что куплю себе что-нибудь приличное из обуви. – Она улыбнулась. – Практичное, теплое, непромокаемое.

Она явно посмеивалась над ним. Мэтт не стал отвечать улыбкой на улыбку и, если бы не Макки у нее на руках, предпочел бы уйти прочь. Воспитание трех девочек требует серьезности. – Вы возьмете мои вещи, мистер… э…

– Томсон. Мэтт Томсон. С фермы «Три грека».

– Рада познакомиться, – сказала Эмма. Маккензи положила голову ей на плечо и за крыла глаза.



– Я тоже рад знакомству с вами, леди.

Он не мог отвергнуть предложение о помощи, даже если исходило оно от женщины в бальном платье и с манерами насмешницы. С его стороны было глупо думать, будто он сможет подобрать одежду и обувь для трех дочек один, однако у него хватило ума признать свою ошибку. Он подхватил сумки, и тут как раз появилась Марта со стопкой одежды в руках.

– Я готова, – сказала она.

– А ну-ка, покажи, что ты выбрала, – попросил он, зная, что в этой стопке наверняка ему понравится не все. Старшая дочь театрально вздохнула:

– Привыкай к тому, что я взрослая.

– Неужели? Что ж, возможно, со следующего года, когда тебе исполнится восемь. Познакомься: это Эмма, она согласилась нам помочь.

Он переложил поклажу в одну руку, а другой прижал к себе Маккензи. Девочка не протестовала, потому что у нее слипались глаза. Эмма пристально посмотрела на Мэтта.

– Каковы правила, ограничения, рекомендации?

– Правила? – Он убрал прядь волос Макки со своих губ.

Эмма вздохнула:

– Я имею в виду, мистер Томсон, сколько денег вы можете потратить?

– Мои средства довольно ограниченны, приходится думать о цене.

Она кивнула в знак понимания.

– Разрешите мне уточнить размеры Макки, и больше мы ее не потревожим. – Она приблизилась – пожалуй, даже слишком, по мнению Мэтта Томсона, – и осмотрела этикетку на сарафане его дочери. Потом поздоровалась за руку с Мартой, назвала себя ее личным консультантом по покупкам и забрала стопку одежды. Потом повернулась к Мэт-ту:

– Вы можете пока отдохнуть, мистер Томсон. Мы дадим вам знать, когда все будет готово. Итак, леди, какие ваши любимые цвета? Марта, примерь все это, а я посмотрю, идет ли тебе.

Мэтт проложил себе сквозь толпу дорогу назад к стулу, который, по счастью, был еще свободен. Он устроил поудобнее уснувшую дочь у себя на руках, сдвинул к ногам вещи, и облегченно прислонил голову к зеркальной колонне. Он не понимал женщин и не надеялся их понять, но в эту минуту его, безусловно, радовала любовь представительниц прекрасного пола к покупкам.

– Ты можешь в них сесть?

Старшая девочка – хрупкая красавица с темными волосами, стянутыми в конский хвостик, – села на скамью в примерочной.

– Ага.

– Но жмет?

– Почти нет, – ответила девочка, поколебавшись. Эмили протянула ей джинсы другого покроя:

– Примерь эти. В джинсах должно быть удобно, иначе какой смысл их носить, не так ли?

Марта улыбнулась:

– Хорошо, что советчик вы, а не отец. Отцы иногда нуждаются в помощи, а собственный отец уж точно.

Нет, она не будет думать о своем отце. Без сомнения, он сейчас разыскивает ее по всему Чикаго, хотя она оставила сообщение на его автоответчике, перед тем как сесть в самолет: «Я хочу исчезнуть на несколько дней. Я люблю тебя. Мне очень жаль».

Но ей не за что жалеть себя. Вот Кен из тех, кто достоин жалости.

Нет, о Кене тоже не стоит думать. Она обернулась к девочке, рассматривавшей себя в зеркале. Если Мелисса будет столь же покладиста, как ее старшая сестра, они управятся за двадцать минут.

А что она будет делать потом, весь оставшийся день? Всю оставшуюся жизнь?

– Эти лучше, – заявила Марта, садясь на скамью.

– Замечательно. Пойдем взглянем, какие у них есть еще цвета, и выберем подходящие джинсовые жилеты.

Эмили собрала одежду, которую они решили купить, и вывела девочек из примерочной. Останься она в церкви и выйди замуж за Кена – сейчас пила бы шампанское. Смущенная невеста положила бы кусочек свадебного торта в рот своего жениха, а вокруг стрекотали бы видеокамеры и слепили глаза фотовспышки. Она не стояла бы сейчас посреди магазина, обсуждая с семилетней девочкой, какой свитер лучше – с сердечками или с цветочками.

Хорошо погрузиться в дела и не думать больше о расстроенной свадьбе и о мужчине, чуть было не ставшем ее мужем. Она держала в руках спортивный свитер, украшенный блестящей радугой.

– Мелисса, по-моему, тебе это в самый раз.

Лицо девочки вспыхнуло:

– Мне?

– Ну конечно. Здесь есть все цвета радуги. – Она прижала расправленный свитер к плечам Мелиссы. – Немножко великоват, но свитера и должны быть просторными.

– Спасибо вам.

– Благодари своего отца. Именно он за все это платит.

Эмили бросила беглый взгляд на красивое лицо фермера, который сидел на стуле и казался не менее утомленным, чем спящая на его коленях малышка. Он был высок, густой темной шевелюре требовалась стрижка. Он был из тех, кто постоянно работает на открытом воздухе, – таких мужчин она никогда не встречала прежде, но втайне ими восхищалась. О его работе говорили пыльные сапоги и изрядно поношенные джинсы, но больше всего – загорелая кожа, которая выглядела так, будто он все лето провел на солнце. Откуда ему знать, как выбрать школьную одежду для девочек? Видимо, он думал, будто купить наряды для трех дочерей так же просто, как приобрести трактор. А где же их мать? Может быть, заболела. Или они в разводе. Скорее всего, в разводе. Девочки до сих пор ни словом не обмолвились, одобрит ли мама их обновки, что довольно странно.

Эмили не собиралась ни о чем спрашивать. Каждый может сохранять свою частную жизнь в секрете.

– Мне очень хочется чего-нибудь из этого, – сказала Марта, замедляя шаг у вешалки с отвратительными юбками из винила. – Но папа против.

Эмили помотала головой. На этот счет она была одного мнения с папой.

– А не лучше ли юбки из хлопчатобумажной ткани? Ты можешь носить их по праздникам, и они легко стираются.

– Правда?

– Правда. – Она подвела Марту к вешалке с хлопчатобумажными юбками. – Думаю, ты выберешь сама. – И повернулась к Мелиссе: – А теперь твой черед.

И тридцати минут не прошло, как они вернулись к Мэтту Томсону и спящей Макки.

– Мистер Томсон!

Он открыл глаза и подмигнул ей:

– Похоже, я задремал.

– Мы все сделали. Вещи на прилавке у продавщицы. Вы можете за них заплатить. – Мелисса дернула ее за руку, и Эмма склонилась к девочке. – Да, у нас есть особый запрос – розовые бальные туфельки.

Маккензи распахнула глаза:

– Туфельки? И мне тоже?

– Ну что ж, я остался в меньшинстве, – объявил фермер.

Он поставил малышку на ноги, поднялся со стула и стал собирать вещи.

– Ждем вас в обувном отделе, – сказала Эмили, обхватив теплую ладошку Макки. Ей хотелось продлить приключение в магазине, чтобы не искать себе номер в гостинице. Не в одиночестве где-то в Небраске рассчитывала она провести свою первую ночь после свадьбы.

ГЛАВА ВТОРАЯ

– Три красавицы!

Девочки и в самом деле выглядели великолепно: темные, завитые спиралью локоны, лица, похожие на сердечки. Эмили любовалась, как три девочки кружились в балетных туфельках. Две младшие настояли на том, чтобы туфли были розового цвета, а Марта предпочла черные, поскольку они подойдут к ее новым черным леггинсам. Покуда девочки танцевали перед зеркалом, Эмили примеряла кроссовки.

Мелисса сделала пируэт совсем рядом с Эмили и неодобрительно глянула на ее ноги.

– Вы уверены, что вам это подходит?

– Совершенно уверена.

Эмили пошевелила пальцами ног. Лодочки из пластика, которые она купила в сувенирном магазинчике при аэропорте, были, конечно, удобнее тесных лакированных туфель, но теперь ей нужно было что-то более практичное. Она улыбнулась, вспомнив о рекомендациях фермера насчет тепла и непромокаемости.

– С вашим платьем они выглядят просто смешно.

– У меня в сумке есть джинсы. Скоро я переоденусь.

Она давно собиралась это сделать. Собственно говоря, она и шла в примерочную, когда увидела маленькую девочку в слезах, одиноко сидящую на стуле. Того, что она приобрела здесь, и того, что привезла с собой, хватит на целый месяц.

Эмили уложила кроссовки в коробку и передала в кассу. Она подсчитала, сколько у нее осталось денег. Со своими кредитными карточками и наличностью она может прожить довольно сносно какое-то время. Продавщица пробила чек и стала ждать, пока кассовый аппарат обработает кредитную карточку.

– Извините, – вдруг сказала она, бросив на Эмили подозрительный взгляд. – Я не могу ее принять.

– Что вы имеете в виду? – Эмили не понимала, что происходит, ведь еще час тому назад она купила по этой кредитной карточке джинсы, футболки, белье и носки. – Здесь, должно быть, какая-то ошибка.

Женщина еще раз пропустила карточку через кассовый аппарат и помотала головой:

– Счет заблокирован. Вы по-прежнему желаете приобрести эту обувь?

– Да.

Эмили заплатила за кроссовки наличными и постаралась не паниковать. Как посмел отец аннулировать ее счета? Конечно же, он хочет принудить ее вернуться домой. Он хочет, чтобы она вернулась в Чикаго и вышла замуж за Кена и чтобы тот благодаря этому сохранил свое место в избирательных списках. Он хочет доказать ей, что без него она ничто.

Эмили вобрала в легкие побольше воздуха. Отец может добиться своего. Почти шесть часов минуло, как она сбежала, и ей вряд ли хватит наличных денег, оставшихся после уплаты за гостиничный номер и обед. А она-то надеялась, что этот день больше ничего плохого не принесет… Она взяла сумку и повернулась к детям:

– Ваш отец сейчас подойдет, поэтому надевайте свою старую обувку, а туфельки разложите по коробкам, договорились?

Мелисса сделала очередной пируэт и наткнулась на обувные коробки, сложенные штабелями. Несколько минут Эмили собирала коробки и уговаривала девочек угомониться и надеть старые кроссовки. Они были так возбуждены, что ни секунды не могли посидеть спокойно.

– Девочки, ведите себя прилично, – раздался мужской голос. Рядом с Эмили появился фермер с покупками в руках. Девочки прекратили возню и состроили при виде его одинаковые гримаски.

– Они вели себя хорошо, – заявила Эмили. – Просто немного потанцевали в новых туфельках, чтобы разобраться, подходят они или нет.

– Полагаю, что подходят, – сказал Мэтт, оглядывая три коробки, которые протянула ему Марта. – И вот это я должен купить?

Эмили готовилась к долгому спору с ним, но внезапно почувствовала, что очень устала.

– Да, должны. Каждая девочка мечтает о балетных туфельках.

Он пожал плечами, сложил покупки в груду у ее ног и направился к кассе в сопровождении дочерей, которые пристально следили, действительно ли он купит туфельки. Эмили отыскала большую сумку со своими вещами и впихнула туда только что приобретенные кроссовки. Она закинула ремень сумки на плечо, подняла свою дамскую сумочку и стала ждать семейство фермера, чтобы со всеми попрощаться.

Пора было двигаться в путь. Она хотела избавиться от своего идиотского платья. Хотела найти взрослую примерочную и переодеться в одежду, которая не напоминала бы ей о свадьбе и о взгляде Кена, когда он держал в объятиях их общего друга.

Хотела бутылочку колы и тарелку картофеля фри, а еще найти гостиницу с обслуживанием в номере. Она могла себе это позволить, во всяком случае на одну ночь.

Она надеялась, что Мэтт Томсон управится быстро, потому что едва сдерживала слезы, а ей ни к чему лишние свидетели.

– Я по-настоящему вам благодарен, – сказал фермер, запихнув свой бумажник в карман джинсов и вручив последний пакет с покупками сияющей от радости Мелиссе.

– Не за что. – Она почувствовала, что слезы вот-вот брызнут из глаз, поэтому окинула девочек беглым взглядом и поспешила попрощаться: – Успеха вам в школе в этом году.

– Нет! – Маккензи обвила руками колени Эмили и уткнулась в них лицом. – Нет!

– Макки, – сказал отец, коснувшись ее плеча.

Он устало посмотрел на Эмили. У этого мужчины хватало своих собственных проблем, это было очевидно.

– Извините. Мы пережили недавно очень тяжелые времена.

Эмили глубоко вздохнула:

– Мне это знакомо.

Фермер постарался отлепить пальцы дочери от коленей Эмили.

– Извините, – повторил он. – Макки, нам нужно домой.

– Я хочу есть, – добавила Мелисса.

– И я, – поддержала ее старшая сестра. – Пойдем поедим чего-нибудь вкусного. – Она при близилась к Макки. – Ты же любишь гамбургеры? A взбитые сливки с шоколадом?

Макки фыркнула и повернула голову посмотреть, серьезно ли говорит ее сестра.

– Сливки?

– Сливки, – пообещал отец, осторожно отрывая ее от Эмили.

Малышка не собиралась так легко поддаваться на уговоры. Она вцепилась в платье Эмили и подняла на нее глаза:

– Ты тоже пойдешь?

Эмили погладила ее по мокрой щеке:

– Нет, милая, я не могу.

– Почему?

– Потому что… ну…

– Эмма наверняка очень занята, – сказал Мэтт и постарался улыбнуться ей как можно дружелюбнее. – И все-таки вы позволите хоть как-то отблагодарить вас за помощь? Мы собираемся здесь рядом пообедать на скорую руку, перед тем как ехать домой.

Ей следовало бы отказаться. Следовало бы отцепить детские пальцы от атласной ткани и уйти.

– Я бы… – начала она, но потом наткнулась на умоляющий взгляд Макки. У нее не было сил противиться слезам ребенка. – Хорошо, – услышала она собственный голос. – Если вы подождете несколько минут, пока я переоденусь.

– Конечно, – сказал мужчина, оглядев ее. – Наверное, это срочно. Вы собирались на званый вечер?

Одним ловким движением он отвел Макки подальше от Эмили и собрал вещи.

– Да, но планы переменились. – Эмили из последних сил удерживала слезы. – Где мы встретимся?

– Как насчет ресторана «Бабушкино угощение», здесь же, на Оу-стрит? Мы закажем столик.

– «Бабушкино угощение»? – повторила она с улыбкой. – Кто же устоит перед таким названием! О'кей. Я приду, как только переоденусь.

Макки нахмурилась:

– Больше не будет платья принцессы?

– Нет, – твердо сказала Эмили, пятясь назад. – Платье принцессы – это уже прошлое.

В дамской комнате она заперлась в первой же кабинке и разрыдалась. Прислонилась к стене и плакала до тех пор, покуда не почувствовала спазмы в желудке. Тогда взяла себя в руки, вытерла лицо влажным бумажным полотенцем, переоделась в новую одежду, подправила макияж и сложила свое подвенечное платье в сумку. Она не знала, зачем оно ей нужно, но было совестно выбрасывать такое чудесное платье в мусорное ведро. Платье принцессы, как нарекла его малышка Маккензи Томсон, не заслуживало столь печальной участи.

Эмили причесала волосы и посмотрелась в зеркало. Могло бы быть и хуже, напомнила она себе. Она могла быть с Кеном.

Мэтт посмотрел на часы. Она все еще не появлялась. Как только они поедят, надо усадить детей в грузовик, упаковать вещи и ехать домой. Поскорее бы оказаться на шоссе № 80! Он взял меню.

– Я закажу себе жареного цыпленка. У кого какие пожелания?

– Где Эмма? – прервала его Мелисса.

– Возможно, у нее изменились планы. Возможно, она все-таки отправилась на званый вечер. Возможно, с облегчением рассталась с его семейством, потратив без малого час на всю эту суету 6 магазине. Он внушал себе, что нисколько не разочарован. И это в самом деле было так, хотя совместный ужин был бы приятным развлечением для его девочек.

– Эмма наша новая няня?

– Что за идея! – Он еще раз пробежал глазами меню и молча выругал агентство по найму, дающее обещания, которые не в состоянии выполнить.

– Она поедет вместе с нами?

– Уверен, что у нее много других забот.

Он поманил официантку, и тут, распахнув стеклянную дверь, в ресторан вошла Эмма. Она сразу же заметила фермера с дочерьми, сидящих в закутке у окна, и направилась к ним скорым шагом. Лица девочек просветлели, а Мэтт вскочил со стула. В обычной одежде она выглядела еще привлекательнее; даже джинсы, только-только из магазина, смотрелись на ней так, будто их тщательно отутюжили.

– Она пришла, – вымолвила Мелисса с благоговением.

Марта пожала плечами:

– Она хочет есть.

Мэтт опустил глаза на старшую дочь:

– Вот это наблюдательность!

– Мы ей нравимся, – твердила свое Мелисса. – Да. Она выбрала нам туфельки.

Мэтт наотрез отказался бы платить за дурацкие туфли, если бы не дама в платье принцессы. Он посторонился, чтобы Эмма заняла место рядом с Макки. Подождал, пока она поприветствует детей и сложит свои сумки у ног, а потом уселся возле нее. Мэтт вручил ей меню в пластиковом футляре и сказал:

– Мы подумали, что у вас переменились планы.

– Не совсем, хотя мне было не просто вырваться.

– Мы рады, что вы пришли, – сказал он, поглядывая на нее искоса. На лице Эммы Грей проступили пятна, а глаза припухли. Мэтт догадывался, что эта удивительная женщина плакала навзрыд, но не отваживался спросить, что довело ее до слез, да еще столь бурных. Понятно было, что она из обеспеченной семьи. Он уже обратил внимание на то, какие ухоженные у нее ногти и какая стильная стрижка. А ее бальное платье стоит пару сотен долларов.

Из высшего света она или нет, но глаза у нее на мокром месте. Может быть, просто потому, что ей придется провести этот воскресный вечер в ресторанчике «Бабушкино угощение». Мэтт очень надеялся, что она не заплачет во время ужина. Он убеждал себя ни во что не вмешиваться.

– Вам станет лучше после того, как вы поедите.

Она не взглянула на него, но слегка покраснела.

Марта подвинула к себе меню:

– Хотите гамбургер и картофель фри?



– Звучит аппетитно.

Макки тихонько толкнула ее локтем и зашептала:

– Не забудь про взбитые сливки с шоколадом.

– Спасибо, что напомнила. Именно поэтому я и пришла. Ради взбитых сливок с шоколадом.

Она умела обращаться с детьми. Знала, как с ними разговаривать. Знала, как покупать им вещи. Мэтту подумалось: неужели это судьба?

– Ну, народ, делаем заказ?

Мэтт вновь посмотрел на Эмму. Ему нравилось думать, будто он прекрасно разбирается в людях. В этом деле он совершил не так уж много ошибок, хотя в остальном ошибался без счета. Зато он знал людей, и ему нравилось думать, что знал. Но эту женщину он не понимал.

– Мне, пожалуйста, гамбургер со специями, – сказала Эмма и посмотрела на девочек. – Все будут взбитые сливки с шоколадом? В ответ хором прозвучало «да».

– Пять порций взбитых сливок с шоколадом и один гамбургер со специями, – сказала официантка. – А девочкам?

Ответил Мэтт:

– Еще три гамбургера со специями, детские порции, и жареного цыпленка. С легкой подливкой и картофельным пюре.

– Заказ принят. Желаете, чтобы сливки вам подали прямо сейчас или вместе с обедом?

– Все равно. – Если девочки после сливок раздумают есть гамбургеры, он заберет их с собой. Официантка улыбнулась и собрала меню.

– У вас очень милая семья.

Ответная улыбка Мэтта была холодна:

– Спасибо.

– Я принесу вам сливки через минуту.

Марта наклонилась вперед и пристально посмотрела на гостью:

– Вы плакали?

– Нет-нет, – возразила Эмма.

– Но у вас такой вид…

– Марта! – воскликнул Мэтт. – Пожалуйста, не приставай к Эмме с вопросами.

– Я просто спросила…

– Марта! – Он придал голосу строгость, а лицу – суровое выражение.

Его дочь округлила глаза и плотно сжала губы. Мэтт почувствовал, что ему следует переменить тему и завязать нейтральный разговор в ожидании обеда.

– Это… мм… Эмма, вы живете в Линкольне?

– Нет, – Она отпила воды из стакана. – Сказать по совести, я еще не решила.

Это означало, что она либо хочет устроиться на работу в этих местах, либо поступает в местный университет. Она сказала, что ей двадцать шесть лет, возраст вполне подходящий.

– Вы уже видели университетский городок?

– Нет, зато я видела, как народ валом валил на футбольный стадион. Интересно, какая команда выиграла?

Мэтт усмехнулся:

– Вы не из здешних мест, иначе бы знали, что Небраска всегда побеждает.

– Вперед, «Биг Ред»! – крикнула Мелисса, и некий молодой человек по соседству с ними обернулся на ее голос и победно вскинул вверх руку с растопыренными в форме буквы «V» пальцами.

– Я люблю туфельки, – сказала Макки, уткнувшись головой в плечо Эммы. И та обняла малышку за плечи, прижала к себе.

– Вы ищете работу?

Во рту у него пересохло. Могло ли ее появление в городе иметь столь простое объяснение, или он был круглым дураком, когда подумал о том, о чем подумал? В ее зеленых глазах вспыхнуло удивление.

– Работу? – повторила она так, будто никогда прежде не слышала этого слова. О'кей, он круглый дурак.

– Тогда вы, должно быть, студентка.

– Нет. Я еще не знаю, чем заняться. – Она растерянно ему улыбнулась. – Как видите, я на распутье.

– Нам нужно в туалет, – Мелисса сорвалась е места, а вслед за ней и Марта.

– Опять?

– Папа, – простонала Марта. – Вовсе не обязательно считать.

– Извини. – Он вновь повернулся лицом к Эмме, женщине на распутье, которая наверняка нуждается в работе.

Официантка принесла поднос, полный стаканов со сливками, и «женщина на распутье» взялась расставить их на столе, снабжая каждый стакан соломинкой и салфеткой. Официантка пообещала принести остальное через минуту.

– Спасибо, – поблагодарил ее Мэтт и снова обратился к Эмме Грей:

– Что за распутье?

– Это неинтересно, – сказала она, очищая свою соломинку от налипшей бумаги.

– Нет, интересно. Очень.

Скажи мне, что ты няня. Скажи мне, что ты воспитатель в детском саду. Скажи мне, что ты любишь лошадей и устала от городской жизни.

– Да, вы правы, – сказала она, окуная соломинку во взбитые сливки. – Я собираюсь искать работу.

Мэтт сделал глубокий вдох. Итак, она не мать семейства.

– Вы умеете готовить?

– Немного.

– А ездить на лошади?

Она вздрогнула:

– С малых лет.

Он не колебался ни минуты. Он не мог упустить шанс. Родственницы обещали помочь, но им трудно будет сдержать обещание. Рут раньше помогала, но теперь у нее артрит. Стефания забрала было девочек к себе в Омаху, однако он не смог вынести разлуки с ними. Он сказал обеим женщинам, что наймет помощницу по дому. Все ополчатся против него, если он не привезет из города хоть одну соискательницу.

– Хотите работать на моей ферме?

– Простите?

– Вы хотите работать на моей ферме?

Ее улыбка погасла.

– Работать кем?

– Я приехал в город, чтобы купить трактор и нанять работника. Мне нужна домохозяйка. Няня, если вам так больше нравится.

– Вы обращались в агентство по найму?

Пришлось выложить всю правду:

– Довольно стожно найти того, кто готов жить вдали от города. Часть лета девочки провели с моей сестрой в Омахе, но теперь они вернулись домой. Непросто в течение трех лет в одиночку и ферму содержать, и детей растить.

Она пристально смотрела на него своими зелеными глазами и, поколебавшись, спросила:

– А миссис Томсон?

– Она умерла. Мне помогала с детьми моя тетка, Рут, но у нее хронический артрит, и теперь ухаживать за девочками для нее слишком тяжело.

– Примите мои соболезнования.

Он понял, что это касалось не хвори тетушки Рут.

– Да, вот такие дела.

Девочки вернулись в сопровождении официантки, которая несла поднос с их обедом.

– Не сердитесь на мои слова, – сказал он Эмме. – Было просто безумием предлагать вам все это.

Она промолчала и начала будить Макки, чтобы та проснулась и съела свой гамбургер. Мэтт стал деловито-оживлен: предлагал каждому кетчуп и горчицу, следил за тем, чтобы стаканы со взбитыми сливками не оказались слишком близко к краю стола и не опрокинулись кому-нибудь на колени. Он видел краем глаза, как Эмма раздала девочкам салфетки, и рассеянно слушал девичий щебет о том, кому нравятся помидоры, а кому нет.

Что ж, он сделал попытку, но она не ответила – ни согласием, ни отказом. Если б было чуть больше времени, может, удалось бы уговорить ее. Теперь же это безнадежно.

Марта сочла своим долгом сводить сестер в туалет, покуда папа расплачивается за еду. Ее обязанностью как старшей сестры было держать Макки за руку, чтобы та по дороге не потерялась. И еще она считала себя обязанной проследить, чтобы Мел и Макки вымыли руки после туалета.

Но сейчас, ожидая в зловонной уборной, пока сестры закончат свои дела, она мечтала об одном – быть среди них самой младшей и чтобы кто-то другой ждал ее.

– Давайте, – сказала она, – поторапливайтесь!

– Сейчас! – крикнула Макки. – Я запуталась в штанинах.

– Я уже все, – сказала Мелисса, открывая дверь.

– Вымой руки.

– Знаю. – Она протопала к раковине. – Не приказывай.

– Я старшая, – парировала Марта, хотя не испытывала от этого никакой радости. – Макки, скорее. Вся семья должна быть в сборе.

Мел вытерла мокрые руки о юбку и посмотрела на сестру с любопытством:

– Как это?

– Эмма должна поехать домой с нами.

– Я уже, – сказала Макки, распахнув дверь, и проследовала к умывальнику. Она весело оглядела вертушку с жидким мылом, подставила крохотные пальчики под струю розовой жидкости.

– О'кей, – сказала Мелисса.

– Скажи это папе.

– Что? – Макки приподняла руки, а Марта пустила воду и проверила, не слишком ли она горяча.

– Ополосни, – велела она младшей сестренке. – И поторапливайся.

– Я уже, – заладила маленькая копуша, играя с водой. – Мне нравится Эмма.

– Мне тоже, – заметила Мелисса. – Я думаю, она принцесса. Она купила нам розовые туфельки.

– Она не заставляла меня есть помидоры, – добавила Марта.

Их последняя нянька была с причудами. Предыдущая заставляла их есть булочки с мясом и, вместо того чтобы читать им сказки, болтала с их отцом. Тетушка Рут слишком уставала от игр, а тетушка Стеф не хотела, чтобы они жили на ферме, кроме того, у нее была аллергия на собак.

– Скажи папе, – повторила Мелисса. – Скажи папе: мы хотим, чтобы Эмма поехала домой с нами.

Марта всучила Макки бумажное полотенце, прежде чем та успела вытереть мокрые руки о тенниску.

– Эмма может сказать «нет».

– «Нет»? – переспросила Мел.

– «Нет»? – повторила за ней Макки.

– Да, – сказала Марта.

– Она плакала. Я думаю, у нее был плохой день.

– О-о… – У Макки затряслась нижняя губа.

– Не смей плакать, – велела ей Марта. – Побереги слезы на потом. Ты повиснешь на Эмме и не дашь ей уйти. Так, как ты сделала в магазине, помнишь? Малышка кивнула.

Мелисса выглядела озабоченной:

– А как насчет папы?

– Не волнуйся за папу, – сказала Марта, придав голосу побольше бодрости, чтобы успокоить Мелиссу. – О нем позабочусь я.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

– Почему вы предлагаете мне работу? Вы же ничего обо мне не знаете, – сказала Эмили.

Она аккуратно сложила салфетку, опустила ее на стол и лишь после этого подняла глаза на мужчину, который сидел рядом. С тех пор как три девочки убежали в туалет, в ресторанчике «Бабушкино угощение» стало во много раз тише, и Эмили удалось наконец задать тот вопрос, который не давал ей покоя во время еды. Казалось, он ждал этого вопроса.

– Вы уже прошли первое испытание.

– Какое?

– В магазине. – Мэтт Томсон слегка улыбнулся, что сделало его привлекательное лицо значительно моложе.

– Я подумала над вашими словами во время обеда, – начала Эмили, – и я…

– Вы способны размышлять во время обеда? Ну вот и еще одно испытание пройдено.

– Было весело. Шумно, конечно, я к такому не привыкла, – сказала она, вспоминая скучные официальные обеды с друзьями своего отца. – Но очень весело.

– Похоже, у вас нет детей?

– Нет.

Он посмотрел на ее руки, и Эмили обрадовалась, что давно спрятала в сумочку обручальное кольцо.

– И вы не замужем.

– Нет. Боже упаси. Послушайте, мистер Томсон. Я здесь… э… в отпуске. – Он удивленно поднял брови. Очевидно, городок Линкольн в Небраске чудно принять за курорт. – И пока не решила, чем заняться потом.

Фермер поднес к губам чашку и отпил немного кофе.

– Продолжайте.

– Собственно… – замялась Эмили.

Что же ей делать? Она могла бы позвонить Пауле и попросить перевести на ее имя деньги, но нельзя же занимать у подруги без конца. Снять деньги со счета в своем банке у нее нет возможности до вторника, поскольку из-за праздников и выходных банк работать не будет. А еще она может позвонить отцу и вернуться домой.

– Я заинтересована в вашем предложении, но не знаю, сколько времени смогу здесь пробыть.

– Время исчисляется в месяцах?

– В днях.

– В днях? – повторил он разочарованно. – Это меня мало устраивает.

– Вы даже не знаете, подхожу ли я вам. Пусть это будет испытательный срок.

Что она делает? Эмили с трудом подавила панику.

– Продолжайте.

– Нет, теперь вы расскажите мне, что за работу предлагаете.

В конце концов, именно он поднял вопрос о работе. Ему и продолжать разговор. Эмили подперла подбородок рукой и ждала объяснений, однако Мэтт Томсон вскочил со стула и стал поднимать с пола вещи. Он был человек действия.

– Мне нужен кто-то вроде матери, – сказал он прямо. – Вы забираете их из школы, отводите Макки в детский сад, печете кексы к чаю, готовите еду, стираете одежду и смотрите мыльные оперы или «Мелроуз-Плейс» – что угодно. Я ни во что не вмешиваюсь, пока девочки здоровы и счастливы.

Он назвал размер жалованья, медицинской страховки, сказал, что по воскресным дням она свободна и что может пользоваться его фургоном.

– Вы будете членом нашей семьи, – добавил он и бросил обеспокоенный взгляд в сторону туалета. – Это не слишком тяжелая работа. А то, сколько вы здесь пробудете, полагаю, не имеет значения. Вы могли бы на худой конец отработать пару месяцев, пока я не найду по рекламному объявлению кого-то еще.

Не слишком ли обременительна будет такая работа? Однако она получит независимость. У нее будет где жить, пока она не разберется со своими проблемами. Пока не сможет вернуться домой.

– Две недели испытательного срока, – настояла она, понимая, что больше не выдержит. – Полагаю, договор заключен. Как по-вашему?

Эмили передвинула свои коробки и сумки и поднялась из-за стола.

– Эмма! – крикнула Мелисса, ведя за собой се стер. – Куда вы?

Макки разразилась громкими рыданиями и обхватила ноги Эмили. Марта попятилась назад, призывая глазами отца сделать хоть что-нибудь, дабы прекратить это безумие.

– Макки, пожалуйста, – сказала Эмили, видя, как люди вокруг оборачиваются на них. – Не надо плакать. Честное слово, не надо.

Девочка посмотрела на папу, чтобы понять, как себя вести.

– Ты едешь с нами или нет?

– Еду, – ответила Эмили.

Руки у нее были заняты, а малышка все крепче сжимала ее колени. Она опустила на пол сумку с покупками и дорожный чемодан, а потом погладила ребенка по голове.

– Макки, дай мне пройти.

– Нет!

Марта постучала сестренку по плечу:

– Прекрати, Макки. Она едет с нами.

– Правда? – последовал приглушенный вопрос.

Эмили не знала, что делать.

– Поеду, если ты перестанешь плакать и поможешь мне нести вещи.

К ее облегчению, малышка тотчас же освободила ее колени и приподняла чемоданчик. Она послала Эмили сияющий взгляд, будто никаких слез не было и в помине.

– О'кей, – сказала Макки, окинув старших сестер взглядом победителя.

Эмили подумала: а не разыграла ли малышка эту истерику? И не поэтому ли Мэтт Томсон не вмешивался? Она подхватила сумку с покупками и повернулась лицом к рослому фермеру.

– Ну вот и все, – сказала она.

Маленькие пальчики Макки, словно змейки, вползли в ее ладонь и замерли там.

– Тогда в путь, – заключил мужчина, и четыре представительницы прекрасного пола вышли за ним из ресторана.

Они свернули за угол и вскоре оказались на автомобильной стоянке. Эмили снова заколебалась, увидев, что мистер Томсон остановился возле фургона с большим брезентовым кузовом. Он уложил вещи, распахнул дверцы и усадил девочек в кузов, после чего повернулся к Эмили.

– Вы сядете спереди, – сказал он.

Это был ее последний шанс развернуться и уйти, последняя возможность возвратиться домой. Но Эмили расправила плечи и шагнула навстречу высокому мужчине, который держал для нее дверцу фургона. Путь к возвращению был отрезан, во всяком случае сейчас. Да, она станет домработницей. На далекой ферме, где никто не сможет ее найти. Эмили влезла в фургон и улыбнулась девочкам, занявшим задние сиденья. Они очаровательные дети, а их отец кажется доброжелательным. А вот какова будет работа?

В конце концов, она не собирается провести в Небраске остаток своих дней.

– Устраивайтесь поудобнее, – сказал фермер, выведя фургон на городские улицы. – Путь до дома не близок.

– Сколько? – сочла своим долгом спросить она, хотя теперь это был далеко не самый важный вопрос.

Лучше забраться подальше – вот что она хотела сказать, но не посмела. Это прозвучало бы не слишком-то уместно.

– Пять часов, возможно, чуть больше.

– По этому шоссе через всю Небраску?

– Не совсем, – слегка улыбнулся он и надавил на педаль газа. – Зато вы скоро почувствуете, что это за дорога.

– Что ж, я не против, – сказала она, глядя за окно. Особо смотреть было не на что – поля уходили за горизонт. Небо начало темнеть, день клонился к вечеру. Эмили откинулась на спинку сиденья и с облегчением вздохнула.

* * *

– У меня теперь есть черные леггинсы, как у Джениифер, – промурлыкала Марта, прильнув к подушке.

– А теперь спи, – велел Мэтт дочке, укутав ее плечи розовым покрывалом. – Уже поздно.

– Который час?

– Очень поздно, – прошептал он, погасив ночник над кроватью.

Веки Марты смежились, а когда он повернулся к Мелиссе, то увидел, что его средняя дочь уснула с дурацкими балетными туфельками в руках. Он не понимает девочек, зато теперь с ними есть та, которая их понимает. Мэтт вновь внимательно посмотрел на Макки. Он отнес ее спящую наверх и, не будя, уложил в кровать. Она наверняка заплачет, проснувшись утром в одежде.

Эмма ждала внизу на кухне. Она устало сидела за кухонным столом, ее сумки лежали возле стула, будто она ожидала автобуса, чтобы ехать куда-то дальше. Она была красива и несчастна, и Мэтт молил небеса, чтобы она осталась здесь подольше, и тогда Стефани не придется забирать девочек к себе в Омаху.

– Я покажу вам вашу комнату, – сказал он. – Насчет кухни не волнуйтесь. У вас будет время до конца недели разобраться, где что лежит, да и девочки вам помогут.

Он провел ее в комнату, которая когда-то давно принадлежала сестре его отца, Гертруде, а с тех пор, как Герти умерла, служила для приема родственников и гостей. В этой комнате, расположенной по соседству с кухней, имелась своя ванная, а из окон открывался прекрасный вид на восточное пастбище.

– Спасибо, – коротко поблагодарила Эмма с той вежливостью и деликатностью, которые были присущи ей во всем.

И Мэтт не смог разобрать, говорила она искренне или ее вежливость была простой формальностью. Он зажег свет в комнате и осмотрелся. Мебель здесь не менялась, возможно, уже сотню лет, но Мэтт надеялся, что это даже к лучшему. Герти нравилось, когда ее окружали старинные вещи, и после нее никто не осмеливался привносить какие-то новшества в эту комнату, тем более что на ферме было множество иных дел.

– Кровать застелена, – сказал он. – Если нет, постельное белье найдете в стенном шкафу.

– Спасибо, – повторила Эмма. – Мне будет очень удобно.

– Да. В общем-то… – Внезапно Мэтт почув ствовал, что не знает, о чем говорить. Он стоял в спальне, усталый, в поздний час, и беседовал с прекрасной незнакомкой о постельном белье… Ему стало неловко, и он попятился из комнаты. – Не беспокойтесь, я не попрошу вас встать пораньше и приготовить завтрак, – уверил он ее. – Никто не проснется раньше семи.

Он вышел, плотно прикрыв за собой дверь, и завернул на кухню. Выключил всюду свет и поднялся к себе в спальню. После двух ночей в «Корнхас-кер-отеле» приятно вернуться в свою собственную, кровать. Все-таки выходные удались на славу: он нанял экономку и купил себе новенький «Джон Дир».

Эмили проворочалась на жесткой кровати до рассвета. Пора было готовить кофе. Пора было осмотреть дом и понять, во что она ввязалась. Пора было становиться Эммой Грей, экономкой в доме среди прерий.

Да, среди прерий, потому что из окон кухни виднелась одна лишь голая степь. По левую руку открывался, правда, вид на какие-то постройки. Эмили была уверена, что это амбары да сараи. Вдали можно было различить грязные дороги и какие-то крыши за холмами. Песчаными холмами, как назвал их мистер Томсон. Добро пожаловать на песчаные холмы, заявил он, когда его фургон свернул с шоссе и покатил по дороге, где с трудом могли разъехаться встречные машины. Они тряслись по этой дороге час или около того, прежде чем очутились на ферме.

Когда он описывал свое жилище, у Эмили сложилось весьма смутное представление о том, что это такое, зато теперь она всматривалась из окна в бледно-зеленые пастбища, где гулял ветер, и вспоминала некогда виденные фильмы о Диком Западе. Это здесь бродили бизоны, резвились олени и антилопы.

Именно здесь Эмили Грейсон начнет свою трудовую жизнь.

Поправка: Эмма Грей, женщина с Запада, начнет изучать здесь, что такое быть матерью. Хотя вовсе не собирается опять выходить замуж. Она натянула джинсы, заглянула в сумку с покупками в поисках блузки. Скорее всего, поживет одна несколько лет, пока ей не стукнет по крайней мере тридцать. Тогда она найдет уютную квартирку в Чикаго, за год или за два создаст в ней надлежащую обстановку, а потом станет устраивать вечеринки. Эмили надела кроссовки. Она не будет торопиться с замужеством, пока не купит себе фарфор и хрусталь, какие были у нее в Чикаго. Все это нужно вернуть отцу. Да уж, его секретарю предстоит трудная неделя. Эмили стряхнула с себя воспоминания о свадьбе и вышла в кухню, откуда уже доносился запах кофе. Кухня была огромной. В ней не только готовили и ели, но и отдыхали. Разбитая коричневая кушетка стояла вдоль одной стены, две другие загромождала кухонная мебель и электробытовые приборы. Раскрашенный книжный шкаф стоял в одном углу, в другом – кресло-качалка. Пол был покрыт странным линолеумом в серую крапинку, со следами от множества сапог.

Мистер Томсон сидел за овальным дубовым столом посреди комнаты. Грязные тарелки были составлены на одну сторону, чашка с кофе дымилась у его локтя. Он выглянул из-за газеты.

– Доброе утро.

– Привет. – Она чувствовала себя неловко. – Я вижу, вы сами приготовили себе завтрак.

– Обычно я обслуживаю себя сам. Работа здесь начинается рано.

– Извините, – сказала Эмили, направляясь к кофейнику. – Впредь мне придется ставить будильник.

– Я же говорил вам, что сегодня утром вам не о чем волноваться. – Он сложил газету и отодвинул ее в сторону. – Сегодня воскресенье. Моя тетя поведет девочек в церковь около девяти. Вы сможете подготовить их к этому часу?

– Конечно. – Эмили глянула на часы: «еще только шесть». – Без проблем.

Он потянулся за своей шляпой.

– Прекрасно.

– Мистер Томсон…

Он замер.

– Зовите меня Мэтт.

– Хорошо, Мэтт. Вы не могли бы выкроить пару минут и составить вместе со мной еженедельное расписание? Я бы хотела знать, чем девочки занимаются каждый день.

Мэтт уставился на нее в замешательстве:

– Расписание?

– Да. Это поможет мне уяснить, что я должна знать.

– Марта сумеет ввести вас в курс дела. Она знает весь наш распорядок. А мне пора на работу.

– О да, конечно.

Ее новый работодатель не интересуется расписаниями. Иными словами: что надо в данную минуту, то и делай. Такова работа. Она проводила Мэтта взглядом, услышала, как хлопнула входная дверь, и стала открывать один за другим дубовые шкафчики, пока не обнаружила тот, где стояли кружки. Выбрала кружку с красным футболистом и до краев наполнила ее горячим кофе. Сделав несколько осторожных глотков, решила, что найдет сорт кофейных зерен получше, и приступила к изучению каждого шкафчика и каждого выдвижного ящичка, чтобы узнать, где что лежит.

– Вынюхиваешь? – спросил чей-то голос. Эмили обернулась и увидела в дверном проеме полную седовласую женщину, опиравшуюся на трость. На ней было выцветшее домашнее платье, а на макушке торчали три крупные бигуди. Вид у нее был миролюбивый, хотя она и не улыбалась.

– Приступаю к своим обязанностям, – поправила Эмма, заинтригованная появлением гостьи.

– Лучше закрой-ка все дверцы, а то ударишься головой. Нам не нужна экономка с сотрясением мозга.

Эмили послушно закрыла все дверцы, кроме той, за которой стояли кружки.

– Можно предложить вам кофе?

– Мне нельзя пить эту гадость. – Пожилая женщина прошаркала к столу и уселась напротив того места, где завтракал Мэтт.

– Тогда чай?

– Давай уж немного кофе. Доктору Неду необязательно обо всем знать.

– В кофе чего-нибудь добавить?

– Нет. Просто давай скорей, пока не остыл. Я люблю кофе горячий.

Эмили поставила на стол две чашки кофе – одну для гостьи, другую для себя.

– Ну, вот и я. – Она села возле пожилой женщины, но так, чтобы между ними оставался один свободный стул.

– Меня зовут Эмма Грей, а вас?

– Рут Таттл. Все, кто живет на ферме «Три грека», да, пожалуй, и все в здешнем округе зовут меня тетушка Рут. Зови и ты меня так, чтобы не нарушать традицию. – Она пригубила кофе и резко откинулась на спинку стула, охнув: – Проклятый артрит!

– Как я понимаю, раньше вы заботились о девочках.

– Все еще забочусь, заруби себе на носу, юная леди. Мэттью сказал мне утром, что нанял в Линкольне экономку, и я пришла посмотреть на нее. Мне не нравится затея с экономкой, но у Мэттью не особенно богатый выбор, особенно теперь, когда Стефани села ему на шею.

– Кто такая Стефани?

– Его сестра. Ты скоро с ней познакомишься. Она примчится сюда со скоростью ракеты, едва лишь услышит о тебе. – Рут глянула на плиту. – Что ты готовишь на завтрак?

– Пока ничего. Мэтт сказал, чтобы я не беспокоилась об этом.

Выражение лица женщины красноречиво говорило о том, что она думает по этому поводу.

– Утром он, полагаю, сам приготовил себе яичницу. Ему это не повредит. В следующий раз пусть отнесет грязную посуду в раковину. Незачем потакать дурным мужским привычкам, а мужчина, который живет один, да будет тебе известно, сплошь состоит из дурных привычек.

– О'кей. – Эмили с трудом удержалась от улыбки – тетушка Рут говорила на полном серьезе и, очевидно, считала себя экспертом в этом вопросе. – Мэтт сказал, у вас я могу узнать о расписании девочек.

– Девочкам нужен плотный завтрак. – Голубые глаза женщины сузились при очередном глотке запретного кофе. – Каждое утро. И никакой гадости вроде сладких кукурузных хлопьев, хотя я знаю, они при любой возможности готовы набивать ею рот. От такой еды портятся зубы. У тебя есть дети?

– Нет.

– Надо думать, что нет, иначе и тебя бы здесь не было, если, конечно, ты не из тех женщин, кто оставляет свою семью в «поисках себя». Я не одобряю таких глупостей.

– В общем-то, я…

– Ты разведена? Одна из тех феминисток, кто ненавидит мужчин и желает, чтобы ее называли «мисс»?

– Я не разведена, – сказала Эмили, осторожно уклоняясь от второго вопроса.

– Я не была замужем.

– И не собиралась?

– Собиралась.

– У меня было три мужа, один из них приходился Мэттью двоюродным дедом. Мои племянники работают здесь, на ферме. Ты весьма миленькая штучка, хотя и худовата. Мужчины будут роиться вокруг тебя. Не обращай на них внимания и не задирай юбок ни перед кем из них. – Она подмигнула. – Не подавай плохого примера девчушкам.

– Вам не о чем беспокоиться. И потом, у меня нет никаких юбок.

– Хм. – Голубые глаза тетушки Рут с интересом уставились на нее. – Ты ходишь в церковь?

Эмили выдержала ее взгляд.

– Я была там вчера.

– У нас в городке есть методистская церковь, в этом году появился приличный пастор. Говорит громко, каждое слово можно разобрать. Служба начинается в десять, я прихожу в церковь пораньше. Готовь девочек к девяти, потому что я хожу медленно. – Она с трудом поднялась на ноги и оперлась на трость. – Проклятое бедро, – пробормотала она. – Хорошо, если будем водить их вместе. Мы возвращаемся около полудня. Мой племянник дал тебе выходной по воскресеньям?

– Да.

Рут кивнула одобрительно.

– Тогда я размораживаю пирог с мясом.

– Не стоит беспокоиться. Я приготовлю обед, – услышала она свой собственный голос. – Ни о чем не тревожьтесь.

– Хм, – прозвучало в ответ. – Ты мало похожа на прислугу, Эмма Грей. Эти накладные ногти на твоих руках недешево стоят.

– Но это не значит, что я не умею готовить, – возразила Эмили.

Правда, это не означало также, что она умеет. Зато она видела стопку кулинарных книг в буфете рядом с плитой. А Паула однажды сказала ей, что если умеешь читать, то умеешь и готовить.

– Ты совсем не похожа на чью-то экономку.

– Я ухаживала за своим отцом много лет, – заверила Эмили. Она говорила правду, хотя сказанное ею могло быть истолковано совершенно по-разному. Седые брови Рут Таттл недоверчиво поднялись.

Но Эмили продолжила свою речь, боясь, как бы боги не испепелили ее на месте за столь дерзкие преувеличения:

– С семнадцати лет я управлялась с домашним хозяйством.

Это означало, что она была в ответе за семерых слуг, за подбор еженедельного меню и за увязку светских мероприятий в ежедневнике отца с его же бизнес-планом. Она не знала, зачем хотела произвести впечатление на тетю Мэтта Томсона. Наверное, чтобы внушить пожилой женщине доверие к той, кому вручена забота о детях. Было в этой грубоватой старой женщине что-то такое, что Эмили нравилось.

– В общем, делай что хочешь, но подготовь девочек к девяти. И не позволяй Марте внушить тебе, будто в церковь можно ходить в джинсах. Они знают, в чем надо ходить в церковь, и я надеюсь, будут выглядеть прилично.

– Хорошо.

Она взяла чашку Рут прежде, чем старая женщина попыталась отнести ее в раковину.

– Хороший кофе, – сказала Рут, заковыляв к двери. – Сам Мэттью готовит не хуже.

– И джинсы сойдут, – объявила Марта. – Многие дети ходят в церковь в джинсах.

Эмили накинула на голову Макки цветастый сарафан и помогла найти отверстия для рук.

– Никогда не слышала ничего подобного.

– Я не знаю, какие джинсы надеть – черные или фиолетовые. – Марта держала в руках две пары. – Думаешь, эти?

– Я думаю, надо надеть платье. – Она развернула Макки спиной к себе и застегнула ее сарафан на пуговицы, а потом глянула на часы. – И поторапливайся, ведь ты же не хочешь опоздать в церковь.

Марта швырнула джинсы на пол и обиженно топнула ногой:

– Ненавижу эти дурацкие платья! Я хочу надеть новые джинсы!

Макки вручила Эмили расческу, и та с ее помощью распутала длинные волосы малышки.

– Надень платье, Марта. Твоя тетушка просила, чтобы ты выглядела в церкви прилично. Хочешь, я помогу тебе подобрать что-нибудь?

Мелисса, уже полностью одетая, нырнула снова в кровать и укрылась до подбородка простыней. Семилетняя упрямица открыла дверцу платяного шкафа и исчезла внутри него. Эмили слышала грохот пластиковых вешалок и невнятное бормотание огорченного ребенка. Она спрятала улыбку: ее школьные годы прошли в пансионе, поэтому стычки с воспитательницей из-за одежды были ей не в новинку.

– Помочь, Марта?

После долгого молчания из шкафа послышалось:

– Можно мне надеть новую юбку?

– Нет. Вряд ли твоя тетушка обрадуется, увидев тебя в церкви в хлопчатобумажной юбке. – Эмили стянула волосы Макки в конский хвостик и украсила их розовой лентой. – Все, – сказала она ей, – ты готова.

– Спасибо, Эмма.

Макки обняла ее и пошла к кровати расталкивать Мелиссу.

– Вставай! Вставай!

Эмили терпеливо ждала, когда Марта вылезет из платяного шкафа, понимая, что девочки слишком устали после поездки в Линкольн. Сумки с покупками и новые наряды были разбросаны по дощатому полу спальни, которую делили на двоих Марта и Мелисса. У Макки, рано засыпавшей и встававшей чуть свет, была своя собственная комната, потому что ее сестры не желали просыпаться на рассвете. Девочки объяснили Эмили ряд вещей:

1. У папы огромное ранчо со множеством лошадей и коров.

2. Тетушка Рут никогда не ударит своей тростью того, кто ей по нраву.

3. Они любят кукурузные хлопья с сахарной пудрой и не любят гадкие яйца всмятку.

4. Пса зовут Сорроу, питается он остатками со стола и никогда не входит в дом.

5. Есть четыре котенка, они спят в сарае.

6. Со школой все о'кей.

7. Макки сосет большой палец, когда никто на нее не смотрит.

8. Мама умерла давным-давно.

На этом Эмили закончила собирать их и повела вниз.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

– Мэттью Майкл Томсон, разузнай, кто она такая. Я бы поостереглась доверять заботу о детях неизвестно кому.

Мэтт снял шляпу и смахнул каплю пота с бровей. Сегодня обещали девяносто градусов по Фаренгейту, да еще до полудня.

– Рут, я же тебе говорил. Она была добра к девочкам в магазине, и она искала работу, временную работу, пока не решит, возвращаться ей в колледж или нет. А теперь перестань махать передо мной тростью.

– Если эта женщина – студентка колледжа, то я – чемпион по родео, – выпалила тетушка. – Видишь на мне разукрашенный ремень с пряжками, такой же, в каких гарцуют объездчики диких лошадей?

Мэтт видел лишь невысокую полную женщину в голубом платье в цветочек, опиравшуюся на трость из орехового дерева.

– Рути, ты всегда будешь чемпионом в здешних местах, – улыбнулся он.

– Брось свои издевки, Мэттью. Я хочу знать, кто эта женщина.

– Спроси ее сама. Я не люблю совать нос в чужие дела.

– Коли ты не можешь, то придется. Я не люблю тайн.

– Она едет с тобой в город?

– Нет, – проворчала Рут. – Она остается дома готовить обед.

Значит, в это воскресенье ему не придется есть пирог с мясом. Каждый год он проклинал свою тетку пятьдесят два раза – ровно столько, сколько в году воскресений.

– Если только она умеет готовить, – ворчливо добавила Рут. – Держу пари, что твоя новая домохозяюшка не сможет приготовить даже воздушной кукурузы.

Мэтт, однако, не собирался спорить. Им руководили оптимизм и отчаяние одновременно.

– Поживем – увидим.

– Я велела твоей новой экономке одеть девочек и вывести их из дома к девяти.

– Уверен, все будет сделано как надо, – сказал Мэтт, не будучи в этом столь уж уверен.

Он начал сегодня работу раньше, чем обычно, и уже успел сделать довольно много. Жару ослаблял легкий ветерок с юга, работать было приятно. Он осмотрел лошадей, поговорил с работниками, сменил пару досок в навесе и начал расчищать в западном сарае место для нового трактора. Его настолько удивило раннее пробуждение Эмили, что он поспешил покинуть дом как можно скорее.

Держись от нее подальше, велел он себе. Тем более, что есть чем заняться, дела никогда не переводятся. По воскресеньям, правда, он давал себе некоторое послабление. В его отсутствие парни хорошо потрудились, поэтому работа осталась не слишком обременительная.

Он приблизился к двери на кухню с неохотой. Эмма Грей была подлинной красавицей, из тех женщин, которых фермеру следует опасаться не меньше, чем саранчи. Он уже пошел против своей натуры и притворился, будто не заметил, как она прелестна. А ведь он покончил с женщинами раз и навсегда.

В иных обстоятельствах Мэтт, возможно, постарался бы разузнать побольше об этой леди, попросил бы рекомендательные письма или что-то подобное. Правда, он нанял множество работников, руководствуясь одним внутренним чутьем. Только однажды это чутье его подвело.

И все-таки Рут, как обычно, права. Мэтт разыщет Эмму и побеседует с ней, потом выяснит насчет обеда. Обед должен быть вовремя. Надо надеяться, что Эмма умеет готовить. Тогда, может быть, Рут успокоится и поймет, что они могут отказаться от услуг Стефани. А уж это-то ее порадует.

Мэтт растворил дверь и понюхал воздух. Ого, пахнет вроде бы едой. Или… горелым?

– Что вы, черт возьми, делаете?

Эмили отпрыгнула от плиты, но не обернулась на голос. Она знала, что это Мэтт, но была слишком занята, чтобы обращать на него внимание..

– Вы хотите спалить дом? – Он шагнул к ней и выключил газовую горелку.

– Я хочу приготовить обед, – сказала она, едва сдерживая слезы.

– Вы же сказали, что умеете готовить, – промолвил Мэтт. Она посмотрела на него, а потом на ломтики мяса.

– Я никогда раньше не готовила на газовой плите. На ней очень… быстро подгорает.

– Мы используем газ, потому что электричество часто отключают. А с газом по крайней мере можно готовить без перебоев.

А еще, подумала Эмили, у газовой плиты можно почувствовать себя так, будто жаришься в адской печи: так и пышет жаром, никакой кондиционер не спасет.

– Вы не могли бы подвинуться?

Он и не думал сходить с места.

– Вы спалите все, если будете готовить в том же духе.

– Я соскоблю горелое и поджарю с другой стороны.

– Это же не хлебные тосты, – сказал он. – Вы не отскоблите мясо.

– В Чикаго отскабливают.

Это, кажется, убедило его. Он отодвинулся в сторону, а она проткнула мясо вилкой и стала бросать подгоревшие ломтики в тарелку.

– Господи, почему у вас в Небраске нет сковородок с непригарным покрытием?

– Потому что умеем готовить, – последовал ответ.

Она бросила взгляд через плечо и заметила, что он уставился на открытую кулинарную книгу.

– Я умею готовить, – сказала она. – Я делаю отличный соус «Альфредо».

– И что?

– Ничего. – Она посмотрела на куски мяса. Возможно, если их оставить на несколько недель отмокать в воде, они примут съедобный вид. – Вы любите макароны?

– Не особенно. Я люблю говядину. Иногда готовим цыплят. Еще – морепродукты, когда уезжаем куда-нибудь на пикник, но это не часто.

Он взял тарелку с ломтиками обугленной говядины.

– Что вы делаете? – спросила Эмили, чуть не плача. У нее ушло тридцать минут на поиски рецепта приготовления круглого бифштекса и семь минут на то, чтобы загубить мясо, не исполнив и малой толики того, что положено по рецепту.

– Я собираюсь покормить собак. – Он с сомнением посмотрел на мясо. – Если у них не испортится желудок.

– Вы не можете отдать им наш обед. Я сказала миссис Таттл, что обед будет готов к часу. – Эмили глянула на стенные часы над холодильником. – Сейчас без малого двенадцать. Они скоро будут дома.

– Приготовьте что-нибудь еще. В морозильных камерах достаточно говядины. Вы знаете, где морозильные камеры, да? Там столько говядины, что хватит на много лет. Разморозьте филе, нарежьте ломтиками и поджарьте.

– Это именно то, что я и делала.

– Бифштекс и филе – это не одно и то же, моя милая, – отчетливо и медленно выговорил он. – Что еще вы намерены подать на стол?

– Зеленую фасоль. – Она уже видела, что нижние полки заставлены овощными консервами. – И рис. – Уж рис-то она, слава Богу, умела готовить. Мэтт, казалось, ожидал продолжения. – Полагается что-то еще?

– Булочки, пикули, десерт и побольше овощей. Я обожаю свеклу.

Он может вдобавок обожать печеных фаршированных гремучих змей, но это не значит, что она намерена их готовить.

– Боюсь, со всем этим не управиться вовремя.

Скорее уж, она просто не уверена в своих кули нарных способностях.

– Управимся. Я нарежу мясо, вы поставите сковородку в раковину и наполните ее водой. Мы откроем окна, и запах гари выветрится до прихода Рут. Я помогу.

– Поможете? Почему?

– Потому что, пока мы вместе готовим, вы расскажете мне о себе. Когда вернется Рут, ей незачем знать, что новая домработница спалила обед.

Эмили не смогла сдержать легкой улыбки.

– Я ей не по нраву, правда?

– Вы не так поняли, – сказал Мэтт, направляясь к двери. – Она расстроена из-за того, что не может сама заботиться о девочках. А сердита из-за болей в ногах и оттого, что доктор рекомендовал ей пищу с низким содержанием холестерина.

– Если у нее проблемы с холестерином, значит, мне не следует готовить мясных блюд?

– Эмма, мы на скотоводческом ранчо. Все наше богатство – мясо.

– Ну да.

Как только Мэтт вышел из кухни, она поставила сковороду в раковину. Потом налила жидкости для мытья посуды на обугленные кусочки мяса, прилипшие ко дну сковороды. У нее нет десяти часов на то, чтобы выскоблить щеткой загубленную поверхность до блеска, а черноту нужно убрать поскорее, иначе ее увидит миссис Таттл. Залив сковороду горячей водой, она поставила ее в печь, а потом распахнула окна над кушеткой. «Вы расскажете мне о себе», – приказал он.

Нет. Не расскажет. Слишком непросто говорить на эту тему. До тех пор пока ее отец не образумится, она не смеет появиться дома. До тех пор пока она не может появиться дома, она вынуждена рассчитывать только на себя. И не высовываться.

– Знаете, вы осчастливили собак. – Мэтт вернулся на кухню и бросил на стол какой-то предмет, завернутый в бумагу.

– Что это?

– Ломтики говядины. Поставьте их оттаивать в микроволновую печь, а потом мы их зажарим.

– Мы?

Он открыл дверцу микроволновой печи и впихнул сверток внутрь, потом закрыл дверцу и стал нажимать на кнопки.

– Я прикинул, что лучше помочь, иначе нам обоим держать ответ перед Рут.

– Спасибо.

– Не за что. – Он повернулся к ней лицом. – Вы знаете, как жарить бифштекс?

– Очевидно, нет.

– Первое правило, – провозгласил он, при этом его темные глаза лучились весельем. – Не допускать слишком сильного огня.

– Да, думаю, это правило я выучила. Что еще? Соус?

– Острая соевая приправа или мясной соус будут в самый раз. Чего-то более изощренного предложить не могу.

Микроволновая печь подала звуковой сигнал, Мэтт перевернул пакет с мясом и продолжил:

– Вы, разумеется, знаете, что делать дальше. – Его глаза больше не лучились.

Эмили знала достаточно, чтобы сменить тему разговора.

– Вы всегда жили здесь, на этой ферме?

– Ага. Здесь поселились еще мои далекие предки. Мой дед годами расширял границы своих владений, поэтому теперь это одна из крупнейших ферм в округе.

– Вы сами ею управляете?

– У меня есть работники. Много.

А теперь и она в их числе. Как она, Эмили Грейсон, принадлежащая к высшему обществу Чикаго, превратилась в ходячую неудачу? За двадцать четыре часа она лишилась жениха, привела в ярость отца, оттолкнула от себя друзей и подруг и очутилась – временно, утешала она себя, – в глухом уголке Небраски.

Но она ни о чем не сожалела. У Эмили – нет, у Эммы, поправила она себя, – нет времени думать о вчерашнем дне. Сегодня все ее помыслы о том, как приготовить обед.

Сегодня ей многому предстоит научиться. Желательно до прихода Рут Таттл.

– Потрясающее угощение, – сказал Мэтт. – Передайте, пожалуйста, сюда рис.

Эмили передала бы ему что угодно, лишь бы он был щедр на комплименты. Она взялась за тяжелое блюдо с рисом и подвинула его поближе к Мэтту.

– Что-нибудь еще?

Рут копалась в своей тарелке.

– Где ты нашла эту скатерть?

– В одном из ящиков кухонного шкафа, – ответила Эмма. – Что-нибудь не так?

– Да нет, – сказала Рут, однако вид тонкого белого полотна совсем ее не радовал. – Обычно мы не стелем эту нарядную скатерть, даже по воскресеньям.

Мэтт поднял деревянный поднос с мясом:

– Кому добавки?

Никто не откликнулся. Эмма повернулась к Макки, которая сидела рядом:

– Хочешь еще мяса?

– Нет, Эмма, – шепнула малышка и зевнула.

Рут тут же отреагировала:

– Мэттью, дети переутомлены. Это не дело – протомить их вчера до поздней ночи.

– Пять часов езды до дома, тетушка Рут, – сказал он мягко. – Они покупали новую одежду. Ты же сама велела.

Тетушка обернулась к Эмме:

– Я слышала, ты помогала с покупками?

– Да. Вы не желаете еще риса?

– Нет. В любом случае спасибо. Мне хватит.

Она сказала это так, будто ее отравили, но Эмма не обратила внимания на ее тон и продолжала улыбаться. Не зря же во время обедов в доме своего отца она играла роль хозяйки, а уж там за столом гости были куда хуже.

– Миссис Таттл, Мэтт сказал, что вы выросли на этой ферме. Она сильно изменилась с годами?

– Еще бы. – Старая женщина вздохнула. – Тогда у нас не было всей этой современной техники. Мой отец и братья работали на лошадях.

Макки соскочила со своего стула и перебралась на колени к отцу. Он продолжал есть, обхватив ее одной рукой. Это означало, что он давно привык к подобным вторжениям. Эмма задумалась, сидела ли она в детстве на отцовских коленях вот так же, как Макки. И, разумеется, не припомнила ничего похожего. Она вновь обратилась к тетушке Мэтта:

– У вас была большая семья?

– Я была единственной девочкой среди восьмерых мальчишек, – сказала та с гордостью. – Но отец говорил, что со мною хлопот больше, чем со всеми восемью мальчиками, вместе взятыми. В это было легко поверить.

– Вы были самой младшей? – Эмма глянула мельком на Мэтта и увидела, как тот отпихнул от себя пустую тарелку; Макки тем временем уже крепко уснула у его груди.

– Конечно. Моя мама говаривала, что не сдастся, пока не родит девочку, помощницу по кухне.

Марта пискнула:

– Я люблю помогать по кухне.

– И я, – подхватила Мелисса.

– Вы поможете мне убрать со стола? – Дети закивали головками, Эмма встала и начала уносить грязные тарелки, совершая круги у стола так же, как делала это в их доме служанка, а девочки несли вслед за ней посуду помельче. – Приготовить кофе?

– Кофе должен быть всегда, – заявила Рут. – Днем и ночью. Фермеры не могут без кофе. Запомни это.

– Хорошо.

Горячий кофе, недожаренное мясо, два вида овощей. Она усваивала правила на лету.

– А я хочу чая со льдом, – сказал Мэтт. – Я бы принес его сам, но…

– Мне это вовсе не трудно, – уверила его Эмма, жалея, что у нее не шесть рук и четыре ноги. – Сейчас принесу.

– Ты можешь ставить тарелки друг на друга прямо на столе, – пробурчала Рут, когда Эмма взяла ее тарелку. – Ты делаешь много лишней работы, унося их со стола по одной.

Эмма не дала себя в обиду.

– Так правильнее, – сказала она.

– Я забыла, откуда ты?

– Из Чикаго.

Она сложила посуду на кухонном столе и взялась за кувшин, где был чай со льдом. Вернулась к обеденному столу, наполнила чаем стакан Мэтта и поставила кувшин так, чтобы хозяин мог дотянуться до него, не вставая. В этот момент Мелисса уронила под стол солонку.

– Я достану, – сказала она, нырнув между стульев. Эмма осторожно обошла ноги девочки.

– Гм. Как тебя занесло в Линкольн? Это уютный маленький городок. Всем известно, как мы любим местную футбольную команду, но…

– Извините, – сказала Эмма, потянувшись за подносом с мясом, который стоял перед тетушкой. На нем оставалось только два бифштекса, а это значило, что ее стряпня имела успех. Она получила первый кулинарный урок благодаря своему работодателю и приготовила первое в своей жизни блюдо, которое было съедено другими с удовольствием. – Кто-нибудь желает мороженого? В морозильной камере есть два сорта – ванильное и земляничное.

– Я! – завопила Мелисса, выкатившнсь из-под стола.

Эмма споткнулась о ее ноги, поднос наклонился, и два куска мяса спикировали, как ракеты, на грудь Рут Таттл.

Это был, по мнению Марты, лучший воскресный обед в ее жизни. И конечно, ее мнение разделяли младшие сестры. Во всяком случае, обе они видели полет бифштексов. Макки проснулась от крика отца и успела увидеть только, как тетушка Рут выскакивает из-за стола. Мелисса, ползая на коленках по полу, ухитрилась-таки высмотреть поверх талии Эммы, как мясо парит в воздухе. О, это было веселое зрелище. Все девочки сошлись на этом, сидя в комнате Марты, куда они поднялись, чтобы сменить воскресную одежду. Веселья было гораздо больше, чем в тот раз, когда Сорроу притащил в гостиную мышь.

– Тетушка Рут выгонит Эмму? – спросила Мелисса.

– Ну уж нет! – Марта влезла в старенькие хлопковые шорты, затем схватила любимую фиолетовую тенниску и натянула ее на себя.

– Точно?

– Точно. А если только попробует, мы просто скомандуем Макки заплакать, и тогда Эмма останется. Верно, Макки?

– Ага. – Макки сидела на полу и держала во рту большой палец.

– Долго нам еще здесь торчать? – Мелисса в считанные секунды сменила свое платье на спортивную одежду.

– Недолго, – сказала Марта, чтобы не говорить «не знаю».

Кто-то должен был прийти за Макки и отнести ее в постель для послеобеденного сна.

– Пойди спроси, – сказала Мелисса.

– Лучше ты.

– Ты старшая.

– О'кей, – сдалась Марта и направилась к двери.

Она прислушалась, однако внизу все было тихо. Если бы тетушка Рут все еще продолжала говорить, было бы слышно и отсюда. Кто-то, однако, поднимался по лестнице, поэтому Марта замерла на месте. Если что произойдет опять, она первая узнает.

– Марта? – На верхних ступеньках лестницы появилась Эмма. – Где Маккензи? Твой отец сказал, что ей положен послеобеденный отдых.

– Она в моей комнате. – Марта отступила назад и пошире открыла дверь. – Сначала ее нужно сводить в уборную.

– О'кей. Где уборная?

– Здесь рядом. – Марта указала на крохотную уборную, которая отделяла ее комнату от комнаты Макки.

Эмма подхватила Макки с пола так, что малышка не выпустила даже палец изо рта, – тетушка Рут поступила бы совсем иначе. Марта последовала за Эммой, желая убедиться, что та сделает все правильно. Все было сделано как надо, Марте, правда, пришлось сказать две вещи: во-первых, в кровать Макки нужно положить трех ее розовых медведей, во-вторых, Макки надевает пижаму только на ночь.

– Тетя Рут все еще на кухне?

Эмма поджала губы:

– Нет. Она решила, что дома у нее есть кое-какие дела.

– Она все еще злится?

– Не знаю. Полагаю, ей не оказывали прежде подобных услуг, не так ли?

Марта подняла на нее глаза:

– Не расстраивайся, Эмма. Папа может отдать мясо собакам.

Эмма улыбнулась, комично опустив уголки губ:

– Если я продолжу в том же духе, у вас будут самые счастливые собаки в Небраске.

Марта не поняла ее шутки, но притворилась, будто поняла. Эмма спустилась вниз, чтобы прибраться на кухне, а Марта с Мелиссой, подхватив коробки с куклами, игрушечной мебелью и кукольными платьицами, тихонько пошли на застекленную веранду. Марта предупредила сестру, что шуметь не надо, чтобы не пропустить, если сегодня случится еще что-нибудь забавное.

– Слышал, твоя новая домработница швырнула еду в Рута, – медленно прогудел Чет, лежа ничком на кожаной кушетке.

Он надавил на пульт дистанционного управления телевизора, и звуки футбольного матча стали потише. Трое других мужчин издали возгласы разочарования.

– Извините, парни, – сказал старик, – но я не могу слушать и разговаривать одновременно.

Мэтт притянул к себе старенький металлический стул и сел. Комната пропахла пивом и сыром. Войдя, он наступил на парочку жирных оранжевых шкурок от сыра.

– Она не швыряла. Поднос выскользнул.

Происшедшее врезалось в его память навсегда.

– Рут давно следовало вправить мозги, хотя, готов спорить, это не первый раз, когда в нее кто-ни будь что-нибудь швыряет. Хочешь пива?

Мэтт позволил себе лишь короткий смешок, удержавшись от раскатистого хохота. Чет был двоюродным братом Рут, остальные трое скотоводов – Бобби, Яспер и Пит – приходились ей то ли двоюродными племянниками, то ли троюродными братьями, то ли еще какими родственниками, только Рут это знала. Хотя их возраст укладывался в рамки 45–55 лет, Мэтт всегда считал их своими дядями, которые замещали ему рано умершего отца. Высокие, тощие, светловолосые, с серыми глазами, Таттлы были хорошими мужиками, которым нравилась стряпня Рут, ее пироги с мясом и с яблоками. Она лечила их, когда они хворали, и бранилась с ними, когда коровы забредали в ее сад. Никто из этой троицы никогда не был женат и, похоже, даже не стремился найти себе жену.

– Спасибо, я сам дотянусь до пива. Так вот, я купил новый трактор. Его доставят сюда на этой неделе.

– Хорошо, – кивнул Чет. – А свой старый ты оставишь или продашь?

– Пока не решил. Как по-твоему? Я мог бы продать его Барни, я уже не могу слышать, как эта развалина тарахтит.

Мэтт вытянул ноги и глянул на экран телевизора. «Патриоты» выигрывали у «Медведей», но схватка, похоже, была что надо. Здесь, в домике для отдыха, в данный момент было безопаснее всего. Мэтт усмехнулся, припомнив воскресный обед. Он чуть не упал со стула, когда увидел лицо Эммы после того, как говяжье филе поразило непредвиденную цель. Чет пожал плечами:

– А я неравнодушен к старой развалине.

Мэтт не понял, говорит ли старик о тракторе или о тетушке Рут.

– Да, – вымолвил он осторожно.

– Как ее звать?

– Кого?

– Новую домработницу. Ты бы познакомил ее со всеми, или боишься, что она окатит нас помоями?

– У меня душа уйдет в пятки, – заявил сорокашестилетний Бобби, самый молодой из Таттлов. – Она хорошенькая?

– Не уродка.

Мэтт не отводил глаз от телеэкрана. Он посмотрит матч здесь, в домике для отдыха. За выходные он насиделся в женском обществе более чем достаточно.

Чет вновь надавил на кнопку пульта, и звук усилился как раз ко времени очередной атаки. Пит развернулся и подмигнул своему хозяину:

– Это именно то, чего нам здесь не хватало, – еще одна женщина.

– Угу, – откликнулся Яспер. – Чего у нас еше не было, так это бабы из Чикаго.

– Тебе надо жениться еще раз, – посоветовал старик. – Заведи себе сына. Мэтт покачал головой:

– Думаю, я выдохся для супружеских дел. Женщинам в Небраске нечего меня опасаться.

– Ты просто привел в дом еще одну со стороны, – сказал Чет. – И она «не уродка», верно? По словам Рут, она слишком шикарна для песчаных холмов.

– Рут, возможно, права, но у меня не было большого выбора. – Он опять уселся на стул и уставился на экран так, будто никогда прежде не видел футбольного матча. – Думаешь, в этом году «Патриоты» вновь завоюют Суперкубок?

Он совершенно не намерен был больше обсуждать свою красавицу домработницу и то, как она воюет с Рут.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Где же посудомоечная машина? Как усердно она ни искала, никакой машины за дверцами кухонного шкафа не оказалось. Посуду придется мыть руками – ее руками – и складывать в стопку, и вытирать, и убирать.

Минула вечность, пока Эмма со всем управилась, по лбу струился пот, подушечки пальцев съежились от воды. Воспоминание о Рут Таттл, собирающей мясо с груди, говорило о том, что Эмма не будет здесь счастлива. Она обещала Мэтту остаться, покуда он не поместит новое объявление о найме домработницы. Это, похоже, не затянется надолго, если она по-прежнему будет швырять объедки в родственников хозяина. Что-то подсказывало ей, что миссис Таттл не скоро забудет об этом происшествии.

Все-таки, напомнила она себе, это лучше, чем возвращение домой. Она предпочитает мириться с гневом тетушки Мэтта, нежели с гневом своего отца. Эмили вытерла поверхность рабочих столиков, оставила на столе скатерть и решила, что пора навестить девочек. Последний раз она их видела, когда девочки шли играть на веранду у парадного входа.

Дом семьи Томсон был одним из тех живописных викторианских домов, которые Эмма видела в кинолентах про ранчо на Среднем Западе. Онса осмотрела все комнаты нижнего этажа. Кухня вела в гостиную, которая занимала половину дома. Здесь был сложенный из кирпича камин, окна выходили на застекленную веранду. Рядом с камином в стену были встроены книжные шкафы, возле них стояли четыре стула и круглый стол из дуба. Эмма прошла мимо длинного дивана с обивкой под цвет дубовой столешницы и ряда парных стульев, развернутых к центру гостиной. Полуденное солнце отбрасывало резкие тени; Эмма отыскала кондиционер и уменьшила температуру воздуха в гостиной. Работа по дому, сочла она, это и так жаркая работа.

С веранды доносились голоса девочек. Окна были закрыты, поэтому кондиционер в гостиной охлаждал воздух и на веранде. От двери открывался вид на длинную тропу, убегающую к главной дороге, и на купу деревьев, на одном из которых висели качели. Все же здесь уютно, хотя и немного пустынно. А может, ферма просто затихает по воскресеньям?

– Привет, – сказала Эмма, появляясь на веранде, где играли девочки. Она ступала очень осторожно, чтобы не задеть кукол и игрушечную мебель из розового пластика. – Вы, похоже, веселитесь.

– Ага, – подтвердила Мелисса, держа в руках куклу, одетую в подвенечное платье. – Хочешь поиграть?

– Конечно.

Она села, скрестив ноги, на свободное место возле девочек. Мелисса вручила ей куклу Барби в белоснежном одеянии.

– Ты можешь быть невестой.

– Нет, спасибо. Можно я буду кем-нибудь другим? Например, подружкой невесты. – Она указала на голенькую куклу, лежащую посреди вороха одежды. – В наряде пастушки.

Марта пожала плечами:

– Одевай ее, как хочешь. Мы играем в свадьбу, и она может быть лучшей подругой.

– Лучшие подруги могут быть очень полезны на свадьбах, – сказала Эмма, вспомнив о Пауле.

Нужно позвонить Пауле в ближайшее время и выяснить, что случилось в церкви после ее исчезновения.

Но может быть, лучше и не слышать обо всех этих ужасных подробностях? Кен тихо уехал, сделав короткое заявление перед прессой. Ее отец, конечно же, сказал, что она заболела. Правда была бы, как образно выразился Кен, «политическим самоубийством». Значит, то, что гибельно для нее, благоприятно для политической карьеры Кена. Ей стало интересно, что подумает о ней Мэтт, если узнает, что она сбежала со своей собственной свадьбы. Вряд ли он поймет, решила она.

– Эмма!

– Что?

Марта уставилась на нее с каким-то странным выражением:

– Ты замужем?

– Нет.

– У тебя есть дружок?

– Больше нет.

Девочка улыбнулась, ее личико в форме сердечка светилось счастьем.

– Хорошо. – Она протянула Эмме куклу, белое платье и длинную вуаль из тюля. – Тогда ты станешь невестой, поскольку ты – старшая.

Эмма взяла куклу и притворилась, что польщена этим предложением.

– А жених-то есть?

– Да, но у него голова оторвана.

– Пусть у нас будет безголовый жених, – сказала – Эмма, чувствуя себя чуть пободрее. – Поверь мне, Барби до этого нет дела.

– Нет дела? – Мелисса выглядела озадаченной.

– Совершенно нет. Думаешь, она и вправду хочет замуж?

Обе девочки кивнули.

– Да, – сказала Марта. – Ей нравится платье.

Эмма улыбнулась, думая о своем собственном подвенечном наряде, пропавшем зря. Если бы она меньше времени тратила на подготовку свадебных украшений и больше времени и внимания уделила своему жениху, то могла бы уберечь и себя, и других от многих неприятностей.

– Это справедливо, – согласилась она с девочками. – Давайте представим, будто Барби снимается в кино и только притворяется, что выходит замуж.

– Я согласна, – откликнулась Марта. – Она может выйти замуж за Тома Круза.

– Точно, – сказала Эмма, хотя сама бы предпочла Харрисона Форда.

Мэттью Томсон, по ее мнению, немного напоминал Харрисона. У него было красивое лицо человека пожившего, познавшего и радости, и невзгоды. Сильный и деятельный, он был не из тех мужчин, кто способен обманывать собственную невесту для карьерных целей.

С другой стороны, что она знает о мужчинах? За эти дни она убедилась, что очень мало.

– Сколько невест будет у нас в фильме?

– Три, – провозгласила Марта. – Мы будем играть их по очереди.

– Справедливо, – согласилась Эмма, поставив свою куклу на пол.

За свои двадцать шесть лет она никогда не играла в куклы так, как сейчас. Ради этого стоило мыть посуду.


– К нам гости. Чет слез с кушетки, увидев, что к домику для отдыха приближаются маленькие девочки. Мэтт вздохнул. Среди них была самая удивительная служанка из всех, кого он когда-либо нанимал.

– Я могу вернуть их назад с полдороги, или хотите познакомиться с Эммой?

Мужчины выбрали второе. Бобби зачесал волосы на затылок, Яспер расправил складки на рубашке, а Пит опустил пивную бутылку в раковину, где ее не было видно. Чет встал у окна и помахал рукой девочкам.

– Мэтт, а она прехорошенькая!

– Да, не уродка, – признал Мэтт, прекрасно понимая, что Эмма выглядит как топ-модель или кинозвезда. У нее такая кожа, что любой мужчина растаял бы от такой нежности и шелковистости. – Однако она не умеет готовить фасоль.

Яспер посмотрел на него так, будто он дуб дубом:

– Готовить? Зачем ей готовить?

– Потому что я нанял ее как домработницу, как няньку, как повара.

– Ты добыл себе жену, – возразил Пит. – Она будет кормить тебя из собственных ручек.

– Я не намерен тратить на нее уйму времени, – возразил Мэтт. – Вы, парни, слишком большое значение этому придаете.

– Еще бы, – хихикнул Пит и бросился открывать дверь: – Ба, глянь-ка, кто пришел навестить своих стареньких дядюшек! Марта улыбнулась:

– Привет, дядя Пит. Папа здесь?

– Да, юная леди, он здесь. – Пит отступил назад и пропустил детей и их спутницу в комнату. – Мы смотрели матч с «Чикаго». Приветствую вас, мисс Эмма. Мое имя Пит Ларкин. Приятно с вами познакомиться.

Пока Эмма пожимала руки всем четверым мужчинам, Мэтт стоял в сторонке и наблюдал. Рукопожатия выглядели так, будто скотоводы принимали женщин в домике для отдыха каждое воскресенье в послеполуденные часы. Яспер налил ей содовой, Пит освободил для нее лучшее место на кушетке, Бобби навис над ней с пакетом чипсов, а Чет улыбался так, будто она была королевой Англии.

– Папа, возьми нас покататься на тракторе! Ну пожалуйста. – Мелисса обвила руками его ноги и посмотрела на него снизу вверх умоляющими глазами.

Макки была рядом, ее лицо выражало ту же мольбу, Марта держалась чуть сзади и вслушивалась в разговор Эммы с Четом.

– Сегодня довольно жарко, – сказал Мэтт, надеясь, что девочки откажутся от своих планов. – Может быть, завтра.

– Ты всегда так говоришь.

– Новый трактор еще не доставили. Есть только старый.

– Ну и ладно. Эмма хотела посмотреть ферму, поэтому мы сказали ей, что ты прокатишь ее на тракторе. Ты же прокатишь, правда?

– Ага, – сказал Чет, подмигивая ему. – Ты прокатишь, Мэттью. Леди должна представлять, где работает. – Он обратился к Эмме: – Вы когда-нибудь прежде бывали на скотоводческой ферме, милая?

– Нет, никогда.

– Держу пари, вы и за городом-то никогда но бывали, – заявил старик и улыбнулся Мэтту. – Покажи-ка лучше ей качели, сынок. Ты измотался в поисках помощницы по дому, поэтому лучше отдохни и развлекись.

Мэтт удержался от замечания о том, что, готовя сегодня обед, уже развлекся всласть.

– Это то, что вы называете песчаными холмами? – спросила Эмма.

– Да, мисс Эмма. Великие прерии. Божья земля.

– Пожалуйста, зовите меня Эмма.

Она улыбнулась всем четверым, и они застыли как четыре глиняных истукана, скаля зубы в улыбке, будто для них нет ничего приятнее, чем любезничать с новой домработницей. Зря это они, ведь их время давно ушло.

– Ладно, – сказал Мэтт грубовато. – Собирайтесь. Покатаемся на тракторе.

– И Эмма? – спросила Марта.

– И Эмма. Если желает.

Ее лицо просветлело, и она улыбнулась ему. Мэтт поклялся бы, что температура в домике для отдыха подскочила градусов на десять. – Я никогда раньше не ездила на тракторе.

– Что ж, вот вам отличный шанс, – сказал он, понимая, какой никудышный из него дамский угодник.

Он надел ковбойскую шляпу, остановился перед кондиционером у восточного окна и включил вентилятор на большие обороты – нет смысла изнывать от жары.

– Папа! – Макки подскочила к нему и протиснула ладошку в его руку. – Я днем спала, – шепнула она, – и не намочила кровать.

– Хорошо, – сказал он машинально.

– И я была без подгузника, – сообщила она. – Теперь я взрослая, так сказала Марта.

Марта сама себя назначила экспертом по взрослению девочек.

– Тогда это, должно быть, правда. – Он обратился к Эмме, едва они вышли из домика для отдыха: – Вам нужна шляпа?

Она помотала головой:

– Все в порядке.

Она получит тепловой удар через полчаса, подумал Мэтт и пошел к дому. Вынес оттуда мятый старый «стетсон» и натянул его на голову Эмме.

– Вам лучше его не снимать. Вы непривычны к такой жаре. А то свалитесь от теплового удара в первый же день.

– Спасибо. – Ее не убедили его слова, но она оставила шляпу на голове, хотя широкие поля мешали обзору. – Теперь я чувствую себя как настоящий ковбой.

Однако она была совсем не похожа на ковбоя, пусть даже на ней джинсы и тенниска. Ее кроссовки были совершенно новыми, носочки – белыми, а губы она накрасила розовой помадой так, будто собиралась ехать в город.

– Вам нужно изрядно перепачкаться, чтобы выглядеть как скотовод, – возразил Мэтт. – Пойдемте. Я покажу вам сарай.

– Вот здорово! – обрадовалась Мелисса. – Мы увидим котят.

– Девочкам не разрешают удаляться от дома без взрослых, – наставлял Мэтт свою новую домработницу. – Вокруг слишком много техники, слишком много животных. Пусть играют только на переднем дворе.

– Там, где качели, – сказала Эмма.

– Да. Мои люди приезжают и уезжают на грузовиках, мотоциклах и верхом. Во время работы они не обязаны думать о моих детях. В домики для отдыха женщины не допускаются. Если вам нужно кого-то вызвать оттуда, пользуйтесь телефоном. Список с номерами на кухне у телефонного аппарата. Мужчины имеют право побыть одни.

– Я понимаю. Место женщин и детей в доме, для которого они и созданы.

Мэтт не сумел бы выразиться лучше, хотя и подозревал, что она над ним насмехается.

– Да. Довольно несложно запомнить.

– Совсем несложно, – согласилась она. – Я не буду путаться у вас под ногами и попадаться на глаза вашей тетушке.

Мэтт посмотрел сверху вниз на женщину, которая отвечала ему выпадом на выпад.

– Знаете, она это переживет. Она может даже счесть это забавным.

– Вряд ли. – Эмма взглянула на него снизу вверх. – Меня не уволят из-за этого?

– Вы споткнулись о ногу Мелиссы, только и всего. Просто несчастный случай. – «Несчастный случай». Как он ненавидит эту фразу, и вот вам пожалуйста – сам же и произносит ее. – К тому времени, как Рут выстирает платье, она обо всем забудет.

– Вряд ли вы сами в это верите.

Да, он действительно в это не верил, но ему не хотелось, чтобы Эмма оставила работу в первый же день. Он нуждался в ней, и неважно, что из нее никудышный повар. И потом, она лучше чем ничего, а он готов смотреть сквозь пальцы на кое-какие недостатки.

Они добрались до сарая, примыкавшего вплотную к самому большому амбару.

– Вот то, что мы называем главным амбаром. – Он указал на север. – Малый амбар вон там среди сараев. Их мы используем, когда коровы телятся и когда надо оказать ветеринарную помощь.

– А там что? – Эмма указала на группу строений.

– В одном доме живет Рут, в других – сезонные рабочие, а в том ночую я, когда нет времени почиститься и вернуться домой. Например, в сезон отела. Там у меня и пункт связи с метеостанцией.

– Важное место, – сказала она, держа за руку Мелиссу. Марта протиснулась между ними:

– Можно нам сначала покататься на тракторе?

– Да, золотце. Подожди здесь, а я заведу его.

Старая машина, рычащая, как зверь, была у него с давних пор, однако двигатель еще не выработался, только сцепление барахлило. Он укрепил прицеп с сеном и помог четырем дамам вскарабкаться наверх.

– Держитесь крепче, – велел он им. – Эмма, не разрешайте Макки приближаться к краю.

Она усадила ребенка к себе на колени и обвила руками. Убедившись, что все готовы, Мэтт повел трактор по дороге к дальним строениям. Они помахали Бобби, который вышел из домика для отдыха, чтобы достать из своего пикапа очередную сумку с провизией, обошли вокруг малого амбара и направились к холму. Мэтт решил, что следует показать Эмме песчаные холмы. Пусть увидит, что это за край, где она приземлилась. Пастбища с золотистыми травами, которые колышет ветер. Тут и там бродят со своими телятами коровы… Мэтт сбросил скорость и обернулся к пассажирам.

– Осторожно, здесь водятся гремучие змеи, – сказал он и заметил, как побледнела Эмма. – Мы не сойдем с прицепа, – обещала она, поджимая ноги. – Мы будем смотреть отсюда. Верно, Макки?

Макки кивнула.

Он повез их мимо холма, мимо кладбища, где покоились несколько его предков. Грохот трактора, по счастью, не дал ему перекинуться и словом со своими спутницами. Когда Мэтт отвез их назад к амбару, его переполняли невысказанные чувства.

Девочки ловко спрыгнули с прицепа, а вот Эмма оперлась на его руку так, будто он пригласил ее на бальный танец, и, конечно же, упала на него.

– Ой! – воскликнула она. – Извините. Эти новые кроссовки…

– Все в порядке, – вымолвил он в ответ, хотя прикосновение обожгло его.

Ее груди мягко уперлись в его грудь, а бедра волнующе коснулись его живота и ног. Он опустил взгляд на ее обувь: – Им недолго оставаться белыми.

Эмма пожала плечами и отступила на шаг. Мэтт приказал себе расслабиться.

– Они удобны, а это главное. – Она повернулась к девочкам: – Пойдемте, юные леди. Примем ванну перед ужином.

У него была какая-то недоделанная работа, но он не мог припомнить, какая именно. Он не имел права очаровываться ею. Тем более что она прекрасна в своей колдовской непосредственности: плачет неподдельными слезами, а детям радуется без фальши. Нет, он не должен очаровываться ею. Если он ищет жену, то выбирать надо из местных женщин. Женщин, которые знают, что такое жизнь, и не требуют, чтобы их мужья носили костюмы и галстуки, а работали с девяти до пяти.

Когда-то он уже сделал ошибку, женившись на подруге Стефани из Омахи. Женщине, которая умчалась от него без оглядки и разбилась насмерть на шоссе № 80 во время грозы.

Врачи спасли ребенка и оставили Мэтта одного с тремя дочками: новорожденным младенцем, крохой, едва научившейся ходить, и четырехлетней малышкой. Он был раздавлен горем – залогом бессонных ночей. Он в любом случае не смог бы уснуть из-за Макки, просыпавшейся через каждые четыре часа и требовавшей бутылочку с молоком.

Нет, ему нельзя иметь дело с этой городской женщиной, нельзя даже представлять себе, какова ее кожа на ощупь.

В следующий раз он будет практичнее в выборе, ведь девочкам нужна мать, а он нуждается… да… нуждается в женском участии.

Он не занимался сексом с тех пор, как зачал Маккензи. Он не ходил в бордели и вообще не делал в городе ничего такого, что могло бы стать предметом обсуждения и вызвать сплетни. Он не хочет, чтобы о нем судачили вокруг.

Что ж, ему нужна женщина. Но не надо было нанимать такую красавицу. Он становится рассеянным. Думает, о чем не надо.

Пожалуй, не помешает принять вновь холодный душ.

Проклятье, Рут права. Сейчас самое время для вторичной женитьбы. В округе несколько миловидных женщин. Подходящих женщин, которые знают, как жить с фермером, и знают, что новый трактор куда важнее нового фургона или поездки на Гавайи.

Мэтт повернулся и осмотрел своих четырех пассажирок, задержав пристальный взгляд на Эмме. Она смеялась вместе с его дочерьми. От этой леди трудно оторвать глаза, но фермерская жена из нее не выйдет.

* * *

Приближалось время ужина. Эмма стянула волосы за спиною в короткий конский хвостик и встала поближе к дверному проему, через который в гостиную поступал прохладный воздух. Несколько минут спустя ей предстояло уединиться на кухне и включить эту ужасную, пышущую жаром газовую плиту. Даже хуже – не просто включить, а что-нибудь на ней приготовить.

– Эмма!

Она обернулась и увидела Марту.

– Да?

– Что ты делаешь?

Она отошла от двери, где было так здорово стоять на прохладе, и подошла к Марте.

– Думаю об ужине.

– Мы могли бы съесть желе из концентрата, – сказала Марта. – Тетя Стефани делает много разных видов желе.

– А где живет тетя Стефани?

Хорошо бы по соседству, тогда у нее будет возможность воспользоваться ее рецептами и советами.

– Она живет в Омахе.

– Ого. – Далековато идти за поддержкой. – А как ты делаешь желе из концентрата?

– С водой, вот и все.

– Хорошо. – Поди догадайся, в коммерческих программах по телевизору приготовление желе из концентрата выглядело очень просто.

– Пойдем посмотрим, есть ли у нас желе. Оно в маленьких пакетиках, верно?

– Да. – Марта последовала за ней на кухню.

– Где Мел и Макки?

– Играют наверху.

Наверняка танцуют. После поездки на тракторе они выпили лимонада и решили надеть балетные туфельки и поупражняться в танце. Марта свои туфельки так и не снимала.

– Мне нравятся черные леггинсы, но в них не жарко?

Ребенок покачал головой.

– Я похожа на танцовщицу. Они всегда носят длинные футболки и леггинсы. В любую жару, им все равно. Я видела в книге.

– Неудивительно, что из меня не вышла хорошая балерина.

Эмма взглянула на часы. Ужин должен быть готов в шесть, то есть через час, а она не имеет представления, что приготовить на десерт. И не имеет представления, что готовить каждый вечер в течение двух ближайших недель.

– Ты умеешь танцевать, как балерина?

– Самую малость.

Каждая воспитанница академии мисс Китон брала уроки балета.

– Ух ты.

– Мы потанцуем позже, – пообещала она, надеясь вспомнить азы балетного танца. Балет, во всяком случае, куда веселее, чем стряпня на кухне. – А теперь нам нужно приготовить желе.

– Мне больше всего нравится апельсиновое.

Эмма провела ее на кухню.

– Что ж, давай надеяться, что у нас есть апельсиновое.

Они отыскали два пакетика с желе и, следуя инструкции, налили апельсиновую жидкость в суповые чаши и заморозили их. Все это время Марта без умолку щебетала о своих школьных делах, об отношениях между ее сверстниками-второклассниками, о том, что у учительницы скоро появится ребенок. Эмма прервала ее лишь однажды, спросив, что они обычно едят на ужин по воскресеньям.

– То, что остается от обеда, – сказала девочка.

Единственное, что осталось от обеда, шлепнулось на платье Рут, поэтому разогреть оставшиеся кусочки мяса не представляется возможным.

– Я думаю, что у нас ничего не осталось.

Марта уперла руки в бока:

– Ты не знаешь, как чего-нибудь приготовить?

– Конечно, знаю.

Она знала, как приготовить три варианта романтического ужина на двоих. Она умела делать яичницу-болтунью и сэндвичи с сыром, но ей гораздо лучше удавалось задумывать угощения, чем готовить их. Повару в доме Грейсонов жилось неплохо: миссис Латур получала хорошее жалованье с медицинской страховкой, имела свободный доступ к продовольственным запасам и месяц отдыха во Франции каждый год. Кухня была в ее полном ведении, и никто не вторгался туда против ее желания. Она вряд ли обрадовалась бы, если б ей предложили помощь в приготовлении желе из концентрата.

– Твой отец любит пасту?

Вопрос озадачил ребенка.

– Пасту, – повторила Эмили. – Так итальянцы называют изделия из пресного теста. Спагетти, лапшу, макароны.

Марта кивнула:

– Да, конечно. Охлажденные спагетти.

Слава Богу, в буфете имелись две пачки спагетти, а все необходимые приправы она видела в ящичках холодильника. На этот раз она не осрамится перед Мэттом Томсоном. Она намерена заслужить свое жалованье, потому что, когда с этой – первой в ее жизни – работой будет покончено, она уедет на месяц в Европу. Это следовало бы сделать сразу, хотя она смутно представляет, как бы жила в Париже без своих кредитных карточек.

Она подумала о своем странном договоре с фермером. Нет, пока она его не оставит. Да, Мэтт Томсон нуждается в ней. Нуждается в ее помощи. И наконец, она желает набраться опыта семейной жизни, а это, возможно, ее единственный шанс за долгое время узнать изнутри, что такое семья.

Она полагала раньше, что станет хорошей матерью. Хотела иметь детей, хотя Кен никогда не пылал особым желанием приумножить семью. Им руководили карьерные амбиции. Она знала, чего он ожидал от нее – играть роль хозяйки его дома, быть его достоянием и имуществом.

А теперь она ни то и ни другое. Теперь она Эмма Грей, которая не имеет даже возможности переодеться в вечернее платье для ужина.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

– Что это?

– Паста «Примавера», – возвестила Эмма, ставя тарелку перед Мэттом. – Одно из фирменных моих блюд.

В действительности это было одно-единственное ее фирменное блюдо, но она не собиралась ему об этом рассказывать. Ему необязательно знать, что она всегда жила в доме, где имелся свой собственный повар.

– Вижу. – Он ткнул в содержимое тарелки вилкой. – А где мясо?

– Это овощное блюдо. – Поверх спагетти она накрошила в изобилии кубики капусты-брокколи и моркови для супа-жульен. – Марта помогала мне его готовить.

– Вот как, – сказал он, кинув изучающий взгляд на свою старшую дочь. – В чем же была твоя помощь?

– Я мыла овощи, – ответила та. – А еще нашла спагетти и накрыла на стол. Эмма обнесла всех девочек тарелками с едой. – Надеюсь, вам понравится.

– Еще мы приготовили сюрприз на десерт, – прошептала Марта, наклонившись вперед. – Ни за что не догадаешься какой.

– Даже пытаться не стану, – сказал отец.

– Вкуснее было бы со свеженатертым пармезаном, но все, что я смогла найти, – вот эту баночку. – Эмма посыпала сыр из банки на спагетти девочкам и вручила банку Мэтту, прежде чем сесть. – Леди, положите салфетки к себе на колени, пожалуйста. Девочки покорно сделали так, как она велела. Мэтт сначала скользнул взглядом по Мелиссе и Маккензи, а потом всмотрелся в них пристальнее:

– Что такое на вас надето?

– Балетные купальники.

– Им очень хотелось обновить свои новые балетные туфельки… – вступилась Эмма. Он взглянул на нее хмуро:

– На них надеты мои нижние рубашки.

– Они сказали, что ты не будешь возражать.

Он кашлянул:

– В следующий раз, девочки, обязательно спросите разрешения.

Они невозмутимо кивнули головками. Некоторое время все четыре отпрыска семейства Томсон созерцали в тишине спагетти под овощами.

– Вам не нравится?

У Эммы обмерло сердце. Она рассчитывала, что работодатель будет в восторге.

– Не в этом дело. – Мэтт наткнул кубик брокколи на вилку и стал наматывать на нее спагетти. – Просто я никогда не пробовал такого раньше. – Он улыбнулся ей, чтобы, как она надеялась, успокоить. Он нечасто улыбался, поэтому его улыбки была добрым знаком. – Это хорошо выглядит. По-настоящему красочно.

– Мы оставили место для Рут. – Разумеется, оно пустовало. – Думаю, я отпугнула ее надолго.

– Она обычно не появляется здесь вечерами, – заверил ее Мэтт. – Ей нравится смотреть новости и болтать с Дэном Рафером.

– Она смотрит «Колесо Фортуны», – пискнула Мелисса. – Мы все смотрим. Вэнна – милашка.

– Нельзя смотреть телевизор допоздна, когда завтра в школу, – сказал отец девочек и обратил взор на Эмму. – Завтра мы собираемся на городской праздник. Будем рады взять вас с собой, если хотите. Там многолюдно, но всегда найдется местечко еще для одного. Доходы идут в общую копилку.

Она едва не забыла о затянувшихся выходных и праздничном понедельнике. В понедельник она с молодым мужем должна была уехать в Париж в трехдневное свадебное путешествие. Растянуть путешествие – отнять время у предвыборной кампании, сократить его – вызвать у Кена озабоченность политикой и своей карьерой. Так объяснял ее отец.

– Спасибо за приглашение, но, думаю, я останусь здесь.

– Вам следует взять выходной, – настаивал он. – Сегодня вы проработали весь день.

– Город далеко отсюда?

– До Блиндона около пятнадцати минут езды на север. Он маленький, но там есть всего понемногу: бакалея, доктор, продуктовые лавки, универмаг. В Блиндоне девочки ходят в школу.

– А кафе! – напомнила ему Марта. – С самыми лучшими в мире взбитыми сливками с шоколадом.

Эмма подняла брови в комическом ужасе:

– Лучше, чем в «Бабушкином угощении» в Линкольне?

– Она права. Вам следует поесть с нами, а я заодно покажу вам, где детский сад Макки. Если вы составите список бакалейных товаров, мы можем их купить попутно в городе.

– Бакалейных товаров?

Теперь Эмма понимала, что зашла слишком далеко. Следующей услугой, которую он от нее потребует, будет замена шин на его фургоне.

– Вы заглядывали в кладовую узнать, что вам нужно?

Ей нужен повар. Ей нужна служанка. И ей нужна пара таблеток аспирина.

– Хм, нет пока. Я сделаю это сегодня вечером.

Сразу перед тем, как попросить Паулу о помощи.

– Мы тронемся в час, – сказал Мэтт, будто планы на завтра уже утрясены. Он опустил глаза на свою тарелку и вздохнул. – Было бы, конечно, здорово, если бы сюда добавить немного мяса.

– Ты представляешь, что здесь происходит?

Эмма вытянула телефонный шнур и подтащила к стене кухонный стул.

– Нет, Паула, совершенно не представляю. Я была очень занята, и ты никогда не поверишь…

– Прочти газету! – крикнула ее подруга. – Твое имя попало в бульварную печать, а твой отец заперся в доме и избегает делать заявления перед прессой, только твердит, что ты больна и что он молит Бога о твоем скорейшем выздоровлении. Сестры Кена быстренько умотали к озеру на все выходные, поэтому для газетчиков они вне досягаемости. Никто не знает, где Кен, однако Фред думает, что он и кое-кто из его друзей ищут компрометирующие материалы. Или говорят, будто ищут.

– Наверное, слишком мало надежды, что все это само собою уляжется.

– Очень мало, дорогая, – вздохнула Паула. – Где же ты пропадаешь? Но где бы ты ни была, надеюсь, у тебя есть возможность там оставаться.

– Как тяжело я больна?

– Очень больна. Душевно и физически. Твой отец намекает на нервный срыв, но, разумеется, в таких выражениях, чтобы в любом случае никто не подумал, будто ты тронулась умом. Из душевно неуравновешенных невест получаются ужасные сенаторские жены.

– Если бы ты сейчас могла меня видеть, ты бы усомнилась в моем здравом рассудке, – прошептала Эмма.

Она была босиком, в выцветшем синем халате, который нашла в чулане. В доме было тихо: дети лежали в своих кроватках, а Мэтт все еще работал под открытым небом, хотя уже сгущались сумерки. – Я не могу больше говорить, но я хотела…

– Эмили, скажи мне, где ты. Я не удивлюсь, если твой отец нанял частных сыщиков, чтобы разыскать тебя. Не может же он без конца твердить о твоей болезни. Ты в безопасности?

– Вполне.

– Могу я передать ему, что ты звонила?

– Нет, думаю, лучше не надо. Я передала ему, что позвоню через несколько дней, и выполню обещание.

– Знай, он проследит, откуда звонок, – предупредила Паула. – Его взбесило твое бегство. Он был очень холоден и вежлив со мной после всего. Когда священник объявлял, что свадьба отложена, можно было подумать, будто он объявляет о начале войны. Пресса приведена в боевую готовность.

– Он заблокировал мои кредитные карточки.

– Чтобы заставить вернуться домой? Это разумно.

– Нет, он угрожал отречься от меня, если я не выйду замуж за Кена, и я полагаю, он сдержит слово.

– Не может быть. Даже Джордж Грейсон не в состоянии пойти на такое. Он смягчится через несколько дней. – Голос Паулы вдруг изменился: – Завтрак в понедельник? Где?.. Нет, дорогой, не там. В прошлый раз я ела у Марио, там было так шумно, что я сама себя не слышала.

– Фред дома?

– О да, совершенно точно. Одну минуту, дорогая. – Она слышала, как Паула говорит со своим мужем, потом она вновь взяла трубку. – Он ушел в душ, поэтому у нас уйма времени поговорить без помех. Если у тебя нет кредитных карточек, тогда где же ты?

– Я нашла работу.

Тишина.

– Работу? – эхом отозвалась ее подруга. – Ты?

– Да. Настоящую работу.

– Хорошо, – объявила Паула. – Самое время начать жить независимо от Джорджа Грейсона. Что у тебя за работа и как ты нашла ее так быстро?

– Я делала покупки в магазине, – объяснила Эмма, не желая рассказывать Пауле о том, что она готовит и сидит с детьми на ферме. – А одно привело к другому.

– Ты всегда была замечательным покупателем.

– Вот и пригодилось, – сказала она, вспоминая растерянное выражение на лице Мэтта, когда он стоял посреди отдела одежды для девочек. – Мне нравится быть самой собою, Паула.

– Тебе прислать денег?

Она задумалась. Паула пришлет ей столько, сколько она попросит, но вряд ли правильно с ее стороны просить. У нее есть крыша над головой, место, где спать, достаточно еды. Если она сама ее приготовит, усмехнулась она.

– Нет, я в порядке. Здесь у меня есть все, что нужно.

– Хотелось бы верить.

– Поверь, у меня в самом деле все хорошо.

Паула опять вздохнула:

– Ты не заслужила такой участи, Эмма. Кен поступил дурно.

– Да. – Эмма совсем не хотела затрагивать эту тему. – Он не был бы счастлив, женившись на мне.

– Еще как был бы, – фыркнула Паула. – Он тогда выглядел бы как принц. – Она вздохнула. – Ты дашь мне знать, если тебе что-то потребуется?

– Обещаю. Я дам тебе номер моего телефона, просто на тот случай, если с моим отцом будет совсем худо и мне придется вернуться домой. – Она продиктовала цифры. – Никому не давай этот номер.

– Чей это код – 402?

– Небраски.

– Небраски, – повторила Паула ослабшим голосом. – Как тебя туда занесло?

Эмма окинула взглядом кухню, которую она только что целый час вычищала.

– Счастливым ветром, наверно.


Не стоило приводить Эмму с собой. Само ее присутствие привносило сумятицу. Мэтт вел свое семейство и свою гостью сквозь толпу, собравшуюся на ежегодный блиндонский праздник, и надеялся, что никто не обратит внимания на красивую женщину, которая держит за руки двух его младших дочерей так, будто она член его семьи.

– Зря ты это затеял, – ворчала Рут, опираясь на трость. – Не дело, что эта женщина здесь. Что подумают люди?

– Что я нанял помощницу.

Он намеренно сохранял вежливость. Люди подумают, что он пережил смерть жены и ввел в дом женщину, чтобы спать с ней. Городские кумушки притворятся, будто шокированы, а городские мужчины будут ломать головы над тем, как ему удался такой подвиг. И те и другие станут просто изнывать от любопытства, что же происходит в спальных апартаментах на ферме «Три грека».

– У тебя в голове сумбур, мой мальчик. Приводишь в дом незнакомку, которая не умеет готовить фасоль и вообще ничего путного. Мелисса сказала мне, что этим утром на завтрак вы ели апельсиновое желе из концентрата.

– Предполагалось подать его вчера на ужин как десерт, но тогда оно еще не застыло.

Слишком большое разочарование для его новой домработницы. В прошлый вечер он чуть было не вспылил, когда она и Марта пытались попотчевать их водою с привкусом апельсина.

Рут сверкнула глазами на двух подростков, вставших на ее пути. Мальчики тут же уступили ей дорогу, таращась на трость, которую Рут сжимала в руках, словно меч.

– Тебе не следовало нанимать няню, которая выглядит кнк кинозвезда. Пойдут сплетни.

– Пусть, – сказал он, не отводя взгляда от стройных ножек Эммы.

Подростки последовали его примеру, тем более что теперь они были на безопасном расстоянии от трости Рут.

– Тебе легко говорить, – фыркнула она. – Каждый встречный будет выпытывать у меня, что происходит.

– Можешь передать им, что я подумываю о новой связи. Думаю пригласить на обед Герту Лапински.

Рут замерла на полушаге и уставилась на него:

– Тебе не хватает проблем?

– Я думал, тебе нравится Герта. Разве ее мать не состоит в одном из твоих клубов?

– Герта Лапински не годится для роли матери. – Рут оглянулась вокруг, будто проверяя, не услышал ли кто ее слов. – Ее больше заботит собственная работа в банке.

– В этом нет ничего худого.

Мэтту нравилась Герта. Она помогла ему с кредитом для покупки трактора.

– Есть, коли у тебя на руках три маленькие дочки, – презрительно просипела Рут. – А ты еще хочешь сыновей.

– Эту тему я не готов обсуждать.

Рут кивнула в сторону длинных столов, заваленных едой, возле которых хлопотали женщины:

– Как насчет Корин Линден? Она милая женщина и не заслуживала, по-моему, такого скверного мужа, как Ларри Линден.

Корин Линден была тихой блондинкой, растившей двух сыновей-подростков (один из них минуту назад таращился на ножки Эммы). Ее захудалый бывший муж постоянно досаждал ей, когда бы ни появлялся в городе.

– Я поговорю с ней, – пообещал Мэтт, не при давая, однако, особого значения сказанному. Рут села на своего конька:

– Не забудь еще об Элис Питере. Она никогда не была замужем, хотя ты для нее, возможно, чуть староват.

– Мне только тридцать шесть, Рут. А Элис должно быть по меньшей мере тридцать.

Элис была невысокого роста, добрая и веселая толстушка. Он знал ее с малых лет и находил достаточно симпатичной, однако она никогда не относилась к нему иначе как к старшему брату, а он никогда не думал о ней иначе как о случайной подруге.

– От этой Эммы много беспокойства. Если бы я была на твоем месте, то отправила бы ее туда, откуда она явилась.

Мэтт утратил все свое притворное спокойствие и грозно посмотрел сверху вниз на тетку:

– И что потом? Отдать детей Стефани? Ты действительно этого хочешь? Глаза Рут наполнились слезами:

– Ты знаешь, что нет, Мэттью. Я люблю этих девочек, и они принадлежат своему отцу.

– Тогда будь полюбезнее с Эммой, потому что сейчас она единственная, кто ухаживает в доме за детьми. Если я не воспользуюсь ее помощью…

– Или не женишься вновь, – вставила Рут.

– Я не могу все тащить на себе, – закончил он, все еще сердясь.

Он повернулся посмотреть, где остальные. Рут стукнула его тростью по мыску сапога, чтобы он не отвлекался от разговора.

– Я постараюсь, – обещала она. – Я действительно постараюсь быть полюбезнее.

– Вот и ладно.

Мэтт подумал, как долго Рут сможет держать слово. Он поискал глазами Эмму и дочерей и увидел, что они стоят возле палатки, где торгуют ранзой.

– Я пойду к ним, – сказал он. – Ты хочешь чего-нибудь поесть? Она помотала головой.

– Пойду поищу клуб садоводов и посмотрю, чем могу помочь. Если поползли сплетни, то там я услышу их прежде всего, и, возможно, кое-что мне удастся пресечь. – Она посмотрела мимо него туда, где стояла Эмма и беседовала с молодым скотоводом. – Тебе нужно получше стеречь свои владения, иначе ты потеряешь домработницу.

Мэтт поспешно пробрался сквозь толпу к Эмме и встал рядом. Ее голова едва достигала его плеча, она подняла на него глаза и улыбнулась:

– Мистер Траубридж объяснял мне, что такое ранза.

Хол Траубридж сдвинул на затылок ковбойскую шляпу, обнажив белый лоб и кудрявые черные волосы.

– Зовите меня Хол, сударыня.

– Привет, Хол. Слышал, ты провел лето в «Баре Икс». – Мэтт покровительственно взял Эмму за локоть, и молодой человек сразу понял, с кем имеет дело.

– Да, сэр, совершенно верно. – Он привел шляпу в прежнее положение и попятился. – Надеюсь, вы хорошо повеселитесь сегодня, сударыня, – сказал он на прощание и, развернувшись на каблуках, исчез в толпе.

– Вы его напугали, – огорчилась Эмма.

– Если вы ищете дружка, то Хол слишком молод для вас.

– Я не ищу дружка. – Она засмеялась, а вслед за ней захихикали его дочери. – Не могу даже вообразить ничего, в чем я нуждалась бы меньше этого.

– Женщины всегда так говорят, – возразил он и вытащил свой бумажник из кармана джинсов. – Мы берем пять порций ранзы, спасибо, – сказал он женщине за прилавком.

Эмма взяла пирог треугольной формы, завернутый в вощеную бумагу.

– Мне это понравится?

– Конечно. Почему нет?

Марта выдавила немного кетчупа на ее яство: – Всем они нравятся, Эмма. Они вкуснятина.

– Вкуснятина, – повторила за ней Макки. Мелисса возилась с желтой баночкой горчицы и перепачкала ею свою розовую блузку. Эмма достала салфетку и постаралась убрать горчичные пятна. Мэтт заплатил за угощение и спрятал в карман сдачу. Он подумал, что они выглядят как одна большая счастливая семья. Правда, Мелисса расплакалась из-за того, что уронила свою ранзу.

Мэтт купил еще одну порцию, отдал ее Мелиссе и повел свое семейство к пустому столику. Эмма недоверчиво оглядела яство.

– Пахнет хорошо, но что там?

– Мясо и капуста.

– Ох.

Он усмехнулся при виде растерянности на ее лице.

– Попробуйте, а если не понравится, я куплю вам гамбургер.

Она с осторожностью откусила маленький кусочек и какое-то время задумчиво его пережевывала.

– В самом деле это очень вкусно.

Мэтт кивнул:

– Мы сделаем из вас настоящую поклонницу Небраски.

– Полагаю, что превращение уже произошло. Повторите-ка для меня название местной футбольной команды.

– «Кукурузники», – объявила Марта.

– Пожалуйста, не говори, когда у тебя рот набит едой.

– Я добуду чего-нибудь выпить, – предложил Мэтт, которого внезапно переполнило чувство чрезмерного уюта.

Не дело, что он все время улыбается своей экономке и ведет себя так, как будто – ну да, как будто – восхищается ею. Он пошел купить для встряски немного пива и поболтать о ценах на кукурузу с другими мужчинами, которые здесь на пикнике отдыхали от своих семейств. Краем глаза, однако, он посматривал на молодых парней, роившихся вокруг Эммы. Он привез ее в Блиндон не для того, чтобы она нашла себе здесь мужа.

Когда он вернулся с напитками и поставил их на стол, Эмма улыбнулась ему:

– Здесь по-настоящему весело, Мэтт. Спасибо, что уговорил меня приехать сюда.

Он посмотрел прямо в эти милые зеленые глаза, и его сердце провалилось куда-то вниз. Из его головы как-то совсем выветрилось желание найти Герту Лапински и пригласить ее на обед.

– Покажи Эмме мою школу, – попросила Марта.

Она хотела, чтобы он показал Эмме в городе как можно больше, только бы не возвращаться домой. Дома папа уйдет по делам и не вернется, пока не стемнеет, пока Эмма не приготовит что-нибудь необычное и не заставит девочек принять ванну.

– Я еду как раз в эту сторону, – сказал отец. – Сядь на свое место, Марта, и пристегнись ремнем безопасности.

Она повиновалась, но не раньше, чем увидела, как Эмма начертила что-то на оборотной стороне конверта.

– Что ты пишешь, Эмма?

– Я рисую план и делаю заметки о том, куда вы все ходите в школу. И в какое время.

– Мне нравится школа, – произнесла Мелисса с нежностью. – Я бы ходила туда все время вместо детского сада.

– Макки завтра никуда не идет, не так ли?

– Нет, – сказал отец девочек. – Завтра вторник.

– Она останется дома с Эммой. – Марта полюбопытствовала, чем они займутся утром. Сделают побольше желе? Поиграют в куклы? Она знала, что им будет весело.

– В двенадцать я заезжаю за Мелиссой в садик, а потом мы идем вместе по бакалейным лавкам: думаю, мы все слишком устали, чтобы заниматься этим сегодня. – Эмма повернула голову и улыбнулась Марте:

– А ты приедешь домой в три часа на школьном автобусе, верно?

– Ты будешь дома? – Вдруг стало невероятно важно, чтобы Эмма ответила «да».

– Разумеется. Где же мне быть еще!

Этого Марта не знала, но ей очень сильно хотелось, чтобы Эмма оставалась на ферме. Марта смутно помнила свою маму, однако была уверена, что мама ждала бы ее возвращения из школы. Она бы приготовила печенье, как это делает мама Дженнифер. От нее бы исходил дивный запах, и она бы думала, как ответить на все вопросы Марты. Мама пожелала бы просмотреть все ее тетради, поцеловала бы и обняла ее, как только она появится на пороге.

Марта вернулась на свое место и стала смотреть в окно. Она любила обниматься. Она слышала, как папа сказал тете Рут, будто он собирается пригласить кого-то на свидание. Ей не понравилось это. У папы теперь есть Эмма. У них у всех она есть.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

– Что вы делаете в столь поздний час? Эмма оторвала взгляд от кулинарной книги, которую она купила в лавке методистской церкви. Мэтт прошел на кухню и налил себе стакан воды.

– Я читаю о том, как готовить ранзу, – призналась она. – Дамы из методистской общины Блиндона сообщают не менее четырех рецептов.

– Набираетесь опыта?

У него был озадаченный вид. Он сел за кухонный стол напротив нее. Минуло десять вечера, дети уже несколько часов как были в кроватях, и Эмма воспользовалась тишиной и покоем, чтобы составить список бакалейных товаров для закупки. Или по крайней мере попытаться это сделать.

– Я подумала, что мне следует готовить получше, с тех пор как мое фирменное блюдо со спагетти не очень удалось в прошлый раз.

– То блюдо было совсем недурно.

– В нем не было мяса, – напомнила она ему. – Все, что вы едите, должно в прежнем своем существовании мычать и иметь копыта.

Он сделал большой глоток воды и откинулся на спинку стула. Его лицо было в пыли, а одежда – хлопчатобумажная рубашка и вылинявшие джинсы – запятнана грязью. Разглядывая его, она подумала, что он не имеет права быть таким привлекательным. Много говорилось о притягательности фермеров с Запада, хотя лично ей ни один из таких мужчин никогда прежде не встречался. Зато теперь это произошло. Впервые она повстречала настоящего фермера.

– Почему вы так на меня смотрите?

Эмма захлопнула кулинарную книгу:

– Я думала о грязном белье и о том, что завтра мне придется стирать.

– Стиральная машина и сушилка внизу.

– Знаю. Я видела их.

Мэтт некоторое время не отводил от нее изучающего взгляда.

– Спасибо, что сегодня поехали с нами в город. Девочкам вправду понравилось быть там с вами.

– Было весело, – сказала она без лукавства. – Все были очень милы.

– Я заметил. – Его губы искривила улыбка. – Вы могли бы назначить свидание любому. Она покачала головой: – Меня это мало заботит.

Он подался вперед, положив локти на стол:

– Вы произносите это так, будто говорите всерьез. Почему?

– Это долгая история. – Она надеялась, что он не решится на дальнейшие расспросы. Как ей объяснить, что она только за пятнадцать минут до начала свадьбы обнаружила склонность своего жениха к кое-кому еще?

– У меня уйма времени.

Эмма отодвинула в сторону кулинарную книгу и встала. Взяла свой пустой стакан, поставила его в раковину.

– Однажды я была помолвлена, но оказалось, что мужчина, за которого я предполагала выйти за муж, влюблен в кое-кого другого.

Мэтт нахмурился, взгляд его темных глаз выражал сочувствие.

– Извините. Мне не следовало лезть в ваши дела.

– Все нормально, – сказала Эмма, надеясь придать своему голосу беспечность. Надеясь, что по ее голосу можно определить, будто произошло это три года, а не три дня тому назад. О Господи, неужели в самом деле минуло лишь три дня с тех пор, как она стояла в церкви в ожидании выхода под руку с отцом между рядами приглашенных?

– В конце концов он открыл вам правду? – сказал Мэтт.

– Нет, – услышала она свой голос. – Он не собирался мне ничего открывать, но когда я обнаружила… я отменила свадьбу и никогда больше его не видела. И не хочу видеть.

– Правильно.

Она постаралась улыбнуться:

– Да, я тоже так считаю.

На мгновение воцарилась тишина. Мэтт встал, допил воду и отнес стакан в раковину.

– Утром я приготовлю кофе.

Сменить тему было очень кстати.

– Во сколько встают девочки?

– В семь они начинают суетиться. Иногда чуть пораньше. – У него был нерешительный вид. – Эмма, спасибо, что вы взялись за эту работу. Думаю, все пойдет просто замечательно.

Он наклонился, чтобы достать банку кофе из шкафчика, а Эмма в это время потянулась к буфету, чтобы положить туда хлеб. Ее грудь коснулась его руки, и от этого невольного прикосновения чувственная дрожь пробежала по ее телу, а лицо Мэтта побагровело.

– Извините, – сказала она.

– Это я виноват, – возразил он, отпрянув назад и наткнувшись спиной на кухонный стол. – Эта кухня, по-моему, тесна для двоих.

– Да.

Эмма бросила хлеб на прилавок и проскользнула мимо фермера. Ни к чему ей испытывать к нему влечение, однако все дело в том, что приходится делить с ним крышу над головой, тесную кухню. Ничто человеческое ей не чуждо. Ведь ее первая брачная ночь так и не наступила.

– Спокойной ночи, – сказала она, продвигаясь к гостиной. Еще пара шагов, и она, по счастью, сможет скрыть свое раскрасневшееся от возбуждения лицо.

– Эмма, – окликнул ее Мэтт. – Мы здесь делаем завтрак каждый сам себе, поэтому не беспокойтесь и ничего не готовьте для нас утром.

Она обернулась:

– Разве собаки не любят горелой яичницы?

Он улыбнулся:

– Они разжиреют.

– Поверьте, я научусь стряпать лучше.

Она вернулась к столу и забрала кулинарную книгу.

– Да, леди, нисколько в этом не сомневаюсь.

– Спокойной ночи.

Почему ей так не хотелось уходить из кухни? Не потому ли, что Мэтт Томсон, как оказалось, обладает ко всему прочему еще и чувством юмора?

– Спокойной ночи, – сказал он и отвернулся наполнить графин водой.


Эмма заспешила к себе в комнату. Она заперла дверь и прошла в чулан взглянуть на «платье принцессы». Оно послужит напоминанием остерегаться красивых мужчин, у которых своя повестка дня. Мэтту Томсону нужна мать для его дочерей. Кену нужна была невеста, чтобы победить на выборах.

А Эмме никто не нужен, как твердила она себе вновь и вновь. Она примет горячую ванну, полежит в ней подольше и будет читать кулинарную книгу. Ей не нужно ничего знать о мужчинах, ее заботам вверена кухня. На сегодняшний день.

Макки оказалась хорошей спутницей. Веселая и внимательная, она держалась поближе к Эмме, покуда та делала покупки в бакалейных лавках на блиндонском рынке. Расходы заносились на счет фермы «Три грека», что было очень удобно, поскольку купить ей нужно было много. Она без особых затруднений устроила сумки с продуктами и трехлетнюю малышку в открытый кузов фургона, затем, дважды свернув не туда, нашла с третьего захода детский садик. Дорога вывела к тому месту, откуда она начинала, – в самый центр Блиндона.

Макки захихикала. Мелисса, ожидавшая на улице, вздохнула с облегчением, и вся троица вернулась на ферму ко второму завтраку, как раз в ту минуту, когда Мэтт переходил дорогу на их пути. Он подождал, пока Эмма припаркует фургон у задней двери дома.

– Бакалея?

– Бакалея и девочки, – сказала Эмма. – Все домашние в безопасности и добром здравии, а я заблудилась лишь один раз.

Он улыбнулся своей притягательной улыбкой:

– Как вы умудрились заблудиться в Блиндоне? Она вышла из машины и пожала плечами:

– Я плохо ориентируюсь в пространстве.

Девочки высыпали из фургона и кинулись к отцу, освободив Эмме доступ к сумкам, сваленным на дне кузова.

– Я помогу вам. – Он подошел и схватил несколько бумажных пакетов с покупками, Эмма взяла два других и направилась к задней двери дома. – Макки, держи дверь, – распорядился отец девочек. – Мел, найди сумку полегче и неси сюда.

– Вы ждали второго завтрака? – спросила она, проследовав за ним на кухню. – Макки сказала, что ей нравятся сэндвичи с сыром, поэтому я подумала, что приготовлю…

– Я уже ел, спасибо.

Мэтт сгрузил пакеты на кухонный стол и ушел за остальными, а она стала заглядывать в пакеты в поисках сыра, купленного для второго завтрака. Он вернулся с очередной поклажей в руках.

– Ну, вот и все. – Он выложил груз на стол и повернулся к Эмме: – Похоже, вы собираетесь готовить.

– Попытаюсь.

Мэтт кивнул:

– Я ценю ваше усердие.

– Цените?

– Да.

Макки вытянула руки, чтобы обнять его. Он подхватил ее, и малышка проворно обвила ручки вокруг его шеи и поцеловала в щеку.

– Вы так ласковы с ней, – прошептала Эмма, не скрывая своего удивления.

– А почему бы мне не быть ласковым? – Он немного нахмурился. – Я ее отец.

– Я не хотела вас обидеть, – сказала она, радуясь возможности отвести от него взгляд и рассматривать содержимое сумки перед собой. – Мой собственный отец не был очень нежен. Думаю, я хотела сказать, что завидую вашим дочерям.

Она покраснела. Не подумает ли он, что ей также хочется обвить руками его шею?

– Я… я имею в виду… – смутилась она. – Я просто…

Зазвонил телефон, и она стала разбирать покупки. Трубку поднял Мэтт.

– Привет, Стеф, – сказал он. – Да, все прекрасно. Как поживаешь?

– Тетушка Стеф! – завопила Макки и прыгнула на колени к отцу. – Могу я поговорить?

– Минутку, солнышко, – сказал отец, при этом Эмма бесстыдно подслушивала разговор. – Рут звонила тебе? Что ж, да, все идет прекрасно. Тебе не о чем беспокоиться. – Тишина. – Я не смогу до Дня благодарения.[1] Ты сама знаешь. – И вновь тишина. – Ты желанная гостья в любое время. Как там Клей?

Клей, должно быть, муж Стефани, догадалась Эмма. А Стефани беспокоится из-за детей и их новой няни и хочет навестить семью Томсон.

– Да, я знаю, – сказал Мэтт. – Она делает много шума из ничего, но ты ведь знаешь, она такая какая есть.

Рут… Она тихо вытащила пакет с белым рисом из коричневой бумажной сумки и поставила его на стол.

– Вот, поговори с Макки. Нет, заезжай, когда сможешь. Обещаю, о Дне благодарения поговорим попозже.

Он вручил трубку своей дочке, и они оба, Мэтт и Эмма, слушали, как Макки описывает свои балетные туфельки и новую одежду, пока наконец она не попрощалась и не передала трубку отцу, чтобы тот положил ее на место.

– Моя сестра, – сказал Мэтт. – Она любит строить планы на праздники за год вперед. Уже расписывает, что будет на День благодарения.

Ко Дню благодарения Эмме следует вернуться в Чикаго. Выборы закончатся, и ее отец будет погружен в водоворот деловых решений и политических будней, а она станет свободна для… для чего? Чтобы найти квартиру и обустроить жизнь? Самое время. Эмма принудила себя вернуться к разговору.

– Ваша сестра, должно быть, очень любит своих племянниц.

Мэтт нахмурился.

– Да. – Он поднял Макки на руки и обнял. – Мы все их любим.

Дни шли скорой чередой, быстрее, чем Эмма могла предвидеть. По утрам она готовила девочек к школе, отвозила каждую туда, куда нужно, выполняла в городе данные ей поручения, продумывала, что будет стряпать, и листала кулинарные книги в поисках рецептов попроще. Днем она стирала белье, укладывала Макки в постель, играла с Мелиссой на веранде и пылесосила ковер, если он выглядел неопрятно. Телевизор в гостиной не был подключен к антенне – Мэтт сказал, что в прошлом месяце ее сорвал сильный ветер, а у него не было времени ее починить, – однако дети не проявляли из-за этого никакого беспокойства. Эмма решила, что и она не станет беспокоиться. Она слушала местные новости по радио в фургоне, когда отвозила детей в город и привозила обратно, и этого было достаточно.

В доме было тихо, телефон не звонил. Фермерские дела решались в главном домике для отдыха; грузовики у основного дома не останавливались, а двигались дальше по дороге к строениям на западной стороне.

Иногда Эмма водила девочек на прогулку. Они глазели на лошадей в загоне для скота или пытались найти котят, которые достаточно подросли, чтобы не зваться больше котятами. Ковбои махали им руками и скалили в улыбках зубы, потом возвращались к своей работе. Непрестанно дул ветер, но ей нравилось смотреть на далекий горизонт, особенно при закате солнца.

Мэтт присоединялся к ним за обеденным столом ровно в шесть, а потом часто уходил вновь по делам. Ей было любопытно, действительно ли фермер так перегружен работой, или он вечерами сидит перед телевизором с другими мужчинами в домике для отдыха.

Рут появлялась дважды. Один раз – чтобы сказать Эмме, что отведет девочек в церковь, а оттуда заберет с собою на воскресный обед, поскольку домработнице полагается выходной.

Эмма поблагодарила ее, подольше понежилась в постели воскресным утром, потом взяла фургон и несколько часов гнала его на запад, покуда не пришло время вернуться на ферму. Это было здорово – свобода, одиночество и машина с полным баком горючего.

А во вторник Мэтт задал Эмме неожиданный вопрос:

– Вы бывали когда-нибудь на скотопригонных торгах?

– Что? – Слово «торги» привлекло ее внимание.

– На скотопригонных торгах. Я езжу туда раз или два в неделю.

– Зачем?

Слава Богу, она нашла сыр. Мелисса распахнула холодильник и потянула к себе пятилитровую бутыль молока. Эмма подхватила ее прежде, чем та упала на пол.

– Это мой бизнес. – Его голос был терпелив, и она ощущала на себе его пристальный взгляд, когда обходила прилавок и брала из буфета две чашки из пластика. – Я продаю быков и коров. Я покупаю быков и коров.

– Верно. – Она налила молока в чашки. – Леди, если желаете пить, садитесь за стол.

Макки спрыгнула с отцовских рук, Мел поспешила присоединиться к ней за столом.

– Это может быть интересным.

– Скотопригонные торги?

– Да. Они много значат в ковбойской жизни. В радиусе ста миль есть десять таких ярмарок.

Она смутно понимала, о чем он говорит, но ей нравился сам факт, что он говорит с ней. В этом было что-то радостное.

– Это туда вы все время ездите?

– Да. – Мэтт замешкался. – Я узнаю, может ли Рут присмотреть за детьми сегодня днем. Должны же вы знать, что мы делаем с крупным рогатым скотом.

С этими словами он покинул кухню, и Эмма услышала, как хлопнула входная дверь.

– Тебе повезло, – сказала Мелисса, радостно расширив глаза, когда Эмма поставила перед ней молоко.

– Мне?

– Ага. Если будешь себя хорошо вести, сидеть тихо и не болтать попусту, папа купит тебе на обратном пути шоколадку.

Она невольно рассмеялась:

– Правда?

– Ага. Какую пожелаешь.

– Тогда я постараюсь вести себя хорошо. Хотя она не имела ни малейшего представления, как ей следует себя вести на фермерской ярмарке.

– Глупец, – ворчала Рут. – Взять эту женщину на скотопригонные торги посреди недели!

– Там множество женщин.

– Жен, – поправила его тетя. – Они жены фермеров, и они помогают мужьям. Они не миленькие домохозяюшки из города.

Мэтта это не заботило.

– Я подумал, ей понравится смотреть на торги. Это ведь своего рода шоу.

– Если хочешь компании, то один из мальчиков мог бы с тобой поехать.

Ни Яспер, ни Пит, ни Бобби, ни Чет не пахнут, подобно розам. У них нет зеленых глаз и шелковистых каштановых волос, и они не смотрятся так здорово в своих джинсах, как выглядит в своих Эмма. Проклятье, что плохого в желании побыть немного в компании с женщиной? Помимо тех женских созданий в его жизни, которым нет еще восьми.

– Давай, Рут. Просто посидишь в гостиной, пока Макки спит, а Мелисса занимается тем, чем обычно занимается после полудня.

– А твоя домработница приготовила ужин?

– Она накупила столько еды, что хватит до Хэллоуина,[2] – сказал Мэтт. – Полагаю, там найдется что-нибудь сегодня на ужин.

– А что, если вы припозднитесь?

Мэтт уперся руками в бока и уставился на Рут сверху вниз. Бог свидетель, он любит свою тетку, но она может кого угодно вывести из терпения.

– Тетя Рут, почему тебе так не нравится Эмма?

Рут нащупала в кармане халата платок, вытерла глаза и засопела.

– Я не хочу, чтобы ты снова страдал, Мэтгью. Этим городским женщинам нельзя доверять. У нее, может быть, где-то есть муж, откуда нам знать? А вдруг она преступница? Или… падшая женщина?

– Я думаю, она ни то, ни другое и ни третье, Рут. – По крайней мере он надеялся на это. Особенно в той части, что касается наличия где-то мужа. – Она говорила мне, что предполагала выйти замуж, но с этим покончено.

– Она сказала почему?

– Нет, – соврал он, не желая обсуждать личную жизнь Эммы. – Это не наше дело. Единственная наша забота – это то, что нам помогают по дому и с детьми.

– Стефани собирается устроить проверку. Она звонила?

– Дважды, но я отключил на время телефон. Я позвоню ей сегодня вечером и расскажу, как у нас дела. – Он пристально посмотрел на тетку: согласна она или нет посидеть с детьми. – Так как мы поступим? Рут вздохнула:

– Я возьму свою пряжу. Делаю пуховик для кровати Бобби. Его старый износился, ты же знаешь.

Мэтт знал. Пуховики, связанные Рут из шерсти афганских коз, высоко ценились их владельцами, и обращались с ними бережно даже те, кто в иных случаях отличался буйным нравом. Пожилая женщина была преданным другом и грозным противником. Он желал, чтобы она смягчилась по отношению к Эмме.

– Спасибо.

Рут исчезла у себя в спальне и вернулась с пластиковым кульком, набитым голубой пряжей.

– Только сделай мне одно одолжение, Мэттью.

– Любое, Рут. – Он взял кулек, а она схватилась за свою трость.

– Просто скажи мне, что ты не собираешься влюбляться в нее.

– Не собираюсь, – пообещал он.

Он не имел намерения влюбляться снова, однако не был бы, разумеется, против того, чтобы побыть немного в женском обществе.

– Хорошо, – объявила она, ударив тростью в дверь. – Мы могли бы обойтись без осложнений.

Мэтт подавил вздох. Он бросился бы навстречу кое-каким осложнениям, если бы это означало провести ночь в постели с чуткой и желанной женщиной.

– Не двигайтесь.

Эмма уставилась вперед и сложила руки на коленях.

– О'кей, – прошептала она сквозь чуть приоткрытые губы.

Мэтт расхохотался бы, но поскольку десять минут назад он чуть было не купил свинью с десятью поросятами, потому что Эмма почесывала нос, то теперь предпочел бы, чтобы женщина сидела неподвижно. Он не имел ничего против свиней. Они шли по хорошей цене, а он любил копченую свиную грудинку не меньше, чем его сосед, но ему совершенно ни к чему покупать накануне зимы еще свиней. Распорядитель торгов хлопнул молотком и воскликнул:

– Продано!

Эмма повернулась к Мэтту:

– Теперь ничего, если я вздохну?

– Конечно. Дышите.

Она прислонилась к металлической спинке сиденья и бросила взгляд вниз на арену, покрытую опилками:

– Что они делают?

Он отпил немного кофе, а потом ответил:

– Торгуют скотом. Ради этого мы приехали.

– И все? Я имею в виду, разве уже не достаточно?

– Нет еще. Я продаю и покупаю, исходя из ситуации на рынке, времени года и запасов на ферме. Сейчас мне нужно несколько приличных породистых быков. А продавать коров я буду потому, что не хочу кормить их всю зиму.

– Как вы разберетесь, когда каждый предлагает свою цену?

– На это есть распорядитель торгов. Некоторые выражают свои намерения открыто, другие просто подмигивают или дают знать о своих планах почесыванием носа. – Он не смог удержаться от смешка при виде выражения на ее лице. – Вот как вы, когда чуть было не купили свиней.

Она изобразила гримасу недовольства:

– На это ушло бы месячное жалованье.

– Это по меньшей мере, а вам еще пришлось бы заботиться о свиньях, – дразнил он, пытаясь понять, почему столь очаровательная женщина одна-одинешенька в этом мире. – Кто вы, Эмма? И почему вы одна?

Она отвернулась от него и притворилась, будто наблюдает, как ведут корову в крохотный загончик перед подиумом, где находился распорядитель торгов.

– Почему вы сегодня привезли меня сюда?

– Я подумал, что вам это понравится.

– И я не хотел быть один.

– Я… – Она сделала глоток кофе, поставила чашку с пенистым напитком у ног и наконец ответила на его вопрос: – Я здесь потому, что мне была нужна работа. Можем мы остановиться на этом?

– Да, леди, если вы так хотите.

Она скользнула по нему взглядом, ее зеленые глаза были печальны.

– Да, это именно то, что я хочу.

Мэтт кивнул:

– Что ж, мне не нужны эти телки, поэтому посидите неподвижно до окончания торгов.

– Не беспокойтесь обо мне, – сказала Эмма. – Вы даже не почувствуете, что я здесь.

Если бы это было возможно! – подумал он.

Эмма не понимала, что худого в том, чтобы разморозить фрикасе из цыплят. Они выглядели аппетитно в отсеке морозильной камеры. Маленькие тушки в коробочках, несомненно, порадовали бы детей. Но нет – Рут Таттл разогрела готовый пирог с мясом, и пирог с мясом им пришлось есть. Рут не пожелала принести фрикасе из морозильной камеры.

Эмма ела безвкусное тесто и представляла, как разморозит цыплячьи тушки для следующего вечера. Пожилая женщина изрядно похлопотала, готовя ужин, в то время как Эмма беззаботно отдыхала на ярмарке в пятнадцати милях к северу от города. Не так уж и беззаботно. Сидеть вплотную с Мэттом Томсоном – это трудно назвать беззаботным отдыхом. Он был настоящим мужчиной, его тело под рубашкой из шотландки и голубыми джинсами было мускулистым и волнующим… Мелисса ерзала на стуле:

– Папа купил тебе шоколадку, Эмма?

– Нет, не купил. – Она подмигнула ребенку. – Думаю, я не сидела смирно. В следующий раз я исправлюсь.

– В следующий раз? – фыркнула Рут. – Ты собираешься стать фермершей?

Эмма пропустила ее слова мимо ушей и обратилась к Марте:

– Как сегодня дела в школе?

– Дженнифер понравилась моя новая форма, – сказала девчушка. – Хочешь посмотреть мои тетради? Мы сочиняли рассказ о товарном поезде.

– С удовольствием прочту, – заверила ее Эмма. – Что еще вы делали сегодня?

Марта оживилась:

– Мы читали прекрасный рассказ.

– Красный, как вишни? – спросила Мелисса.

– Нет, – вздохнула ее сестра. – Не красный, а прекрасный. Ты же понимаешь.

Марта вновь повернулась к Эмме:

– У меня шатается зуб.

– Поздравляю. – Она надеялась, что в ее словах нет ничего обидного, но Марта как-то странно на нее посмотрела.

– Разве ты не хочешь узнать, какой именно?

– Какой именно?

– Внизу. Может быть, он выпадет сегодня ночью, и я положу его под подушку. – Марта взглянула на отца. – Знаешь, пап, Фея-владычица Зуба может прийти, верно?

– Еще бы. – Мэтт полил кетчупом кусок мяс ного пирога. – Фея-владычица Зуба.

– Он очень сильно шатается, – сказала Марта. – Хочешь взглянуть?

– Не здесь, – напомнила ей Эмма. – Твой отец посмотрит на него позже.

– И ты тоже?

– Конечно. – Она повернулась к Макки и отрезала ей мяса. Рут приготовила рис и кукурузу. – Еще раз спасибо за ужин.

– Не за что. Я догадалась, что вы припозднитесь. Если Мэтт покупает быков на ярмарке, то домой попадешь не скоро. Эти фермеры могут торговаться уйму времени. – Она обратилась к Марте: – Съешь кусочек хлеба. Это может помочь.

– Помочь чему?

– Выпасть зубу. – Старая женщина подвинула к Эмме блюдо с мясным пирогом. – Отведай еще. Вы, городские, все слишком тощие.

Она взяла маленький кусочек, чтобы не обижать старушку.

– Ты накупила кучу продуктов, – сказала Рут. – Состряпаешь что-нибудь необычное?

– Я только просматриваю кулинарные книги и думала испробовать некоторые… мм… рецепты. – Она кинула взгляд на Мэтта. – Верно, Мэтт? Разве вы не говорили, что желаете чего-то особого для разнообразия?

– Правильно, – сказал он, накладывая себе еще риса. – Действительно говорил.

– Всегда думала, что еда – это только еда, – проворчала Рут. – Давайте мне простую домашнюю пищу каждый день, и больше ничего не надо.

– Ничего нет худого готовить время от времени что-нибудь новенькое, – сказала Эмма. – Завтра я попробую приготовить ранзу.

Рут закатила глаза к потолку:

– Храни нас Господь.

– Не волнуйтесь, – сказала Эмма сладким голосом. – Я не намерена ничего на вас ронять, Рут.

Мэтт прыснул от смеха:

– Если она позволяет себе чудить, то и у вас есть право.

Рут улыбнулась, удивив этим Эмму:

– Всегда полагала, Мэттью, что я простая женщина, с которой легко ладить.

Он покачал головой:

– Если передашь мне еще немного молока, обещаю сменить тему и говорить о погоде или о цене на кукурузу.

Мелисса пролила молоко, Эмма вытерла со стола молочные лужицы, Марта раскачала свой зуб так, чтобы все видели, а Рут, когда пришло время мыть посуду, отволокла свой стул подальше от стола.

Иными словами, подумала Эмма, это еще один будничный вечер в доме Томсонов. И как ни удивительно, она часть этого дома. Во всяком случае, пока.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

– Вы обещали помочь мне с этим. – Мэтт полез в карман и вытащил горсть мелких монет. – Сколько стоит зуб по теперешним временам?

Эмма оторвала взгляд от кипы кулинарных книг. Перед ней лежала стопка бумаги, и казалось, будто она готова потратить весь вечер на выписку рецептов. Он не понимал, почему она так зациклилась на том, чтобы состряпать нечто особое. Он не возражал против гамбургеров, а в морозильной камере запасов мяса для жарки хватило бы до следующего мая!

– Понятия не имею. Сколько у вас мелочи?

Он разложил монеты на ладони.

– Пятьдесят, семьдесят пять, восемьдесят пять, девяносто… два.

– Девяноста двух центов вполне достаточно. Мэтт посмотрел на стенные часы над газовой плитой. Был десятый час вечера, и дом уже давно затих. – Думаете, они спят?

Она прислушалась:

– Наверху очень тихо.

– Трудно их было уложить?

– Нет. Я думаю, они очень устали, а Макки так переволновалась, оттого что завтра идет в школу, что разделась самостоятельно в половине восьмого.

– Она любит школу.

Эмма улыбнулась.

– Да. Она не может дождаться того времени, когда станет ходить в школу каждый день, как ее старшие сестры.

– Вы очень добры к ним.

Девочкам нужна мама. Это было видно по тому, как они обожали Эмму и как искали ее внимания, подобно трем маленьким утятам, зовущим кряканьем маму-утку. Он задумался, вели ли они себя так же в доме его сестры в Омахе, или только Эмма была такая особенная? Он желал знать, знать наверняка, был ли он прав, однако в эту минуту он был уверен лишь в одном: Фея-владычица Зуба должна обязательно нанести визит Марте, иначе завтра поутру будет адский тарарам.

Эмма улыбнулась:

– Вы и вправду так думаете? Я мало бывала среди детей. Была единственным ребенком в семье.

Интересно, осознает ли она, что приоткрыла только что частичку своей личной жизни.

– Кто в вашем доме был Феей-владычицей Зуба – мать или отец?

– Понятия не имею. Я жила в школах-пансионах, где не занимались такими глупостями.

– Глупостями?.. – повторил Мэтт, опустив глаза на мелочь у себя на ладони. – Возможно, так оно и есть, но эти глупости делают детей счастливыми.

– Я сама так не считаю, – сказала она быстро, смутившись, когда он перехватил ее взгляд. – Но мои учителя находили это смешным и не одобряли.

– Мало походит на детство.

– Это имело свои плюсы и минусы. – Она закрыла кулинарную книгу и встала. – Как мы разыграем явление Феи-владычицы Зуба? Вам придется мне показать.

– Пойдемте. Тихо-тихо, и мы их не разбудим.

– А что нам делать, если она проснется?

– Я притворюсь, будто навещаю ее перед тем, как лечь спать, ну и остается надеяться, что утром она об этом не вспомнит.

– Хороший план, – сказала она, поднимаясь за. ним по коридору и вверх по лестнице. – Вы проделывали это много раз?

– Нет.

Он не пускал к себе ни одну женщину наверх с тех пор, как умерла Патти. Бывали и другие домработницы, однако ни одна не вселяла в него такого чувства. Он ощущал себя очень скованно.

– Что случилось?

Он скользнул по ней взглядом, зажигая в коридоре маленький ночник.

– Ничего. А почему вы спрашиваете?

– У вас хмурый вид. И вы совсем не похожи на фею, – прошептала она. – Пойдемте.

Он осторожно приоткрыл дверь в комнату Марты и Мелиссы. Эмма попятилась назад.

– А что мне полагается делать? – услышал он за спиной ее шепот.

– Помогите мне найти зуб, – объяснил Мэтт таким же тихим голосом. – Ваши руки меньше моих.

Они прошли на цыпочках по комнате мимо кровати Мелиссы. Малышка свернулась клубком под одеялом, ее волосы разметались темными струями по белой подушке. Марта лежала, растянувшись поверх покрывала, ее руки были широко раскинуты в стороны, а маленький ротик приоткрыт. Она напоминала человека, который после долгого утомительного дня провалился в сон сразу же, едва коснувшись постели. Мэтт приподнял край подушки и жестом предложил Эмме скользнуть под нее рукою и найти зуб.

Она вопросительно глянула на него, потом нащупала и вытащила сложенный вчетверо лист бумаги. Мэтт передал ей деньги и следил, как она осторожно складывала мелочь под подушку, не потревожив Марту: голова девочки сдвинулась на какую-то долю дюйма.

Он кивнул, и они вместе покинули комнату. Мэтт закрыл дверь, и Эмма перевела дыхание.

– Здесь, – сказала она, вручая ему бумажный конверт.

– Вы их храните?

– Не знаю. Кажется, да.

Мэтт развернул бумагу, и маленький зуб упал ему на ладонь.

– «Дорогая Фея-владычица Зуба, – прочитал он вслух. – Спасибо, что пришла в мой дом. С любовью, Марта».

– Мило.

– Она любит писать письма. – Он сложил бумажный лист и сунул его в карман рубашки.

– Фея не пишет ответ? Мэтт на секунду задумался.

– Нет. Слишком рискованно.

– Полагаю, вы правы. Что ж, я, пожалуй, пойду спать, – сказала Эмма. – Спокойной ночи. – Она замешкалась. – Еще раз спасибо, что взяли меня на скотопригонные торги. Я хорошо провела время, хотя чуть было не заставила вас купить свинью.

Он коротко засмеялся.

– Нам пришлось бы потесниться.

Она стояла так близко, что он коснулся бы ее рукой, если б набрался мужества. Ее темные ресницы, дразнящее выражение лица, зеленые глаза, их лукавый и пристальный взгляд – от всего этого сердце переворачивалось в его груди. Он удерживал в памяти мимолетный образ ее маленькой ручки, скользящей вдоль покрывала. Эмма двинулась к лестнице.

– Я лучше пойду, пока Марта не проснулась и не услышала, как Фея-владычица Зуба беседует в коридоре. Спокойной…

– А как насчет Пасхального Зайчика? – вынужден был спросить он, не желая, чтобы она покидала его одного в коридоре. Они стояли очень близко друг к другу, и он не понимал, как это случилось. – Когда вы были ребенком, вам дарили корзиночки с желе из бобов и с шоколадом на Пасху?

– Да. Мой отец всегда дарил их вместе с кроликом Годивой. С желтым атласным бантом вокруг шеи.

– А как насчет Санта-Клауса?

Она покачала головой, и он опустил глаза. У нее была красивая линия губ, розовых, ярких, на ее щеках лежали блики от сумеречного света ночной лампы.

– Я всегда надеялась, что он настоящий, – однако гувернантка говорила мне другое.

– А теперь?

Он прикоснулся к ее губам своими так ласково и так легко, будто и не касался вовсе. От ее волос веяло запахом розы, от кожи струилось нежное тепло, в ее поцелуе ощущалась затаенная страсть. Мэтт отступил на пару дюймов и оперся рукою о стену.

– Теперь я не верю в сказки. – По ее губам скользнула, к его удивлению, ироничная улыбка. – Если вообще когда-либо верила.

– Ваш жених… – Мужчина, который оставил ее ради другой женщины, должен быть полным идиотом. Она подняла на него пристальный взгляд:

– Легче ни во что не верить.

– Кроме себя, – напомнил он. – И вот этого.

Мэтт склонился ближе и вновь коснулся ее губ. Он не прижимал ее, намеренно держа одну руку у своего бока, а другую – на стене. Он раздвинул ее губы и нежно проник языком в ее рот. Ее поцелуй был горяч и сладок, будил страсть и в то же время предостерегал от дальнейшего.

– Нет, – вымолвила она, потом повернулась и спешно спустилась вниз по лестнице.

Мэтт чувствовал себя круглым дураком. Не дело целовать домработницу. Не дело целовать Эмму Грей, женщину, которая вот уже одиннадцать дней испытывала к нему всего лишь дружеские чувства.

Мэтт раздосадованно ударил рукой по стене. Он не понимал, что на него нашло, но, что бы ни было, это нужно прекратить. Отныне он будет держать дистанцию. Эмму Грей никогда не влекло к овдовевшему фермеру, никогда не прельщала жизнь в глуши и чужие дети.

Ему необходимо выкинуть ее образ из головы. Она – явление временное. А потом он подыщет кого-то другого на ее место. Или женится.

И он позабудет все об Эмме Грей и о ее разбитом сердце.


Она уедет. Эмма полагала, что поцелуями разом перечеркнуто ее соглашение с Мэттом Томсоном. Она не может оставаться на два месяца. Не может остаться даже на две недели испытательного срока, как они ранее договаривались. Не может оставаться в надежде, что он поцелует ее вновь, ни на минуту не забывая, как ей безумно хочется этого. Десять – нет, одиннадцать – дней тому назад она готова была и желала выйти замуж за другого. Конечно, она понимала, что там не было страсти. Это было совсем не так, как в любовных фильмах, но она знала, что жизнь – это одно, а кино – это другое. Жизнь построена, на сотрудничестве и компромиссе, дружбе и совместных интересах. Покуда она разделяла бы с Кеном его интересы, она была бы счастлива в браке.

Или ей это только казалось. Эмма прильнула щекой к подушке и закрыла глаза, желая изгнать из памяти ту сцену в церкви. Какая она была дура, ничего не замечала… Какая она была дура, веря в сладкие слова Кена о любви и не спрашивая, почему он твердо решил не заниматься с ней любовью до первой брачной ночи…

Отныне она не дура и больше не желает верить тому, что ей говорят. Нет никакого Пасхального Зайчика, никакой Феи-владычицы Зуба, никакого Санта-Клауса. Если и бывает, что «они жили долго и счастливо и умерли в один день», то ей такое не светит.

Но ведь здесь за считанные дни она поняла, что обожает детей. Она позволила поцеловать себя их отцу и, к своему ужасу, откликнулась на его поцелуй. И ей это понравилось. И она желает еще.

Лучше всего для нее уехать. Эмма отбросила покрывало в сторону и прошла босиком через комнату к дамской сумочке, где держала деньги. У нее было семьдесят восемь долларов и чек Мэтта на недельное жалованье. Разумеется, она может доехать на автобусе до ближайшего города (до Норт-Платта, кажется), а оттуда позвонить Пауле и попросить ее выслать деньги. Не в первый раз она кляла себя за то, что не имела своего собственного счета в банке, отдельного от отцовского. Она думала, что все устроено хорошо, а по достижении тридцати лет она сможет сама распоряжаться капиталами, вверенными попечителю. Глупость, но, в конце концов, в прошлом году она была всего лишь глупой женщиной, которая думала, что любима, и доверяла мужчинам принимать решения за нее.

Эмма убрала деньги и вернулась в кровать. Отныне она будет принимать решения сама. Пусть только кто-либо попробует убедить ее в ином.

Одно дело – решить уехать, другое – найти кого-то, кому об этом сообщить. Утром в среду Мэтга поблизости не было. Единственным признаком его существования были пустая чашка в раковине и на половину опустошенный кофейник с горячим кофе. Эмма отвезла Мелиссу и Марту туда, где их ожидал школьный автобус, потом искупала Макки и подготовила ее к детскому саду.

Она все успела, хотя оставалось еще довольно много работы по дому – уборка и стряпня, которая у нее теперь получалась не просто съедобная, но и разнообразная. Семейство Томсон созрело для того, чтобы пойти на кое-какие кулинарные эксперименты. Прежде чем уехать, она снова пройдется по дому с пылесосом, сменит постельное белье и, возможно, даже помоет на кухне пол. Экономка в доме фермера не может завершить свою карьеру, оставив невымытым пол.

– Потанцуем сегодня? – Макки держала в руках балетные туфельки.

– После того, как девочки придут домой из школы, – пообещала Эмма, сознавая, что отъезд придется отложить.

В конце концов, обещание есть обещание. Однако завтра она уедет. Сразу после того, как поставит в холодильник несколько кастрюль с едой, чтобы Мэтту не было нужды беспокоиться об ужине на оставшуюся часть недели. Это последнее, что она может сделать.

В четверг, однако, она не уехала, потому что Макки простудилась, а в пятницу простуда осложнилась болями в ухе, что потребовало лечения. В субботу днем после возвращения на ферму от местного врача, которому она показывала ребенка, ее единственной заботой стал уход за простуженной девочкой. Пичкать трехлетнюю малышку густым розовым лекарством из чайной ложки оказалось так сложно, что Эмма решила прибегнуть к помощи Мэтта. Он избегал ее, появлялся только на ужин, чтобы дети не подумали, будто их отец пропал. И даже, за столом говорил так редко, что она спрашивала себя, а не забыла ли, как звучит его голос.

Она взяла с собой Мелиссу, оставив Марту развлекать Макки, пока не придет их отец. Один из работников фермы подсказал, что хозяин может быть в сарае для трактора и что, скорее всего, именно там она его найдет. Огромные двери сарая были широко распахнуты, позволяя теплому ветерку проникать внутрь. Мэтт отлаживал мотор трактора и нежно поругивал его гул. Она обошлась без приветствий.

– У Макки воспаление уха, – сообщила она Мэтту. – Доктор сказал, что это вполне обычно в таком возрасте, однако ей прописано лекарство, а она отказывается его принимать.

Мелисса оставила Эмму и подбежала к отцу:

– Оно розовое, как жевательная резинка.

Мэтт взъерошил малышке волосы и нахмурился:

– Она всегда плохо принимала лекарства.

– Если у вас есть какие-нибудь советы, как сделать, чтобы она проглотила лекарство, то я, разумеется, с благодарностью их выслушаю. Если вы располагаете временем, – добавила она, не удержавшись.

Она стояла в дверном проеме, не желая приближаться к нему. Минули дни, как он поцеловал ее; с тех пор он ее избегал. Это уж слишком для самолюбия женщины, даже если эта женщина дважды с того раза, как они были наедине, запихивала свои скудные пожитки в пластиковую походную сумку и клялась себе уехать сразу же, как представится возможность.

– Нет проблем, – сказал он, метнув в нее взгляд, перед тем как повесить на стену гаечный ключ. – Вам нужно было только спросить.

– Вас не было поблизости.

– Простите. – Его голос был нежен. – Я думал, вы предпочтете поступить по-своему.

Она не знала, как ответить, поэтому молча пошла рядом с ним к дому. Мелисса без умолку болтала о школе, о том, как выросли котята, о вишневом желе, которое она помогла сделать и которое сверху украсила даже маленькими зефирчиками, о том, что Макки будет счастлива и перестанет плакать из-за больного уха.

– Очень хорошо, – отвечал Мэтт на все, что говорила Мелисса.

Эмма подумала: если бы Мелисса сказала отцу, что Эмма спалила все его рубашки из шотландки и подожгла дом, он продолжал бы по-прежнему отвечать все в той же рассеянной манере.

Когда они вернулись в дом, оказалось, что Мэтт весьма искусен в том, как потчевать лекарством. Она воздала ему должное, когда он подмигнул Марте, усадил Макки себе на колено, прошептал что-то ей на ухо и отправил ей в рот полную ложку микстуры. Малышка состроила гримасу, однако проглотила розовую жидкость без сопротивления. Эмма забрала девочку от Мэтта и отнесла в постель, где та прижала к себе плюшевых медвежат и умиротворенно закрыла глаза.

Эмма поспешно спустилась вниз, прежде чем Мэтт смог бы вновь исчезнуть из дома. Он сидел в одиночестве за столом перед чашкой с кофе.

– Как вы это сделали?

– Подкуп. Взбитые сливки с шоколадом каждый день, когда ей нужно принимать лекарство.

– Мне следовало бы догадаться. Я запомню это на будущее. – Эмма перелила содержимое кофейника в свою кружку и села на стул рядом с Мэттью. Возможно, слишком близко, но что из того! Она скоро уезжает, и нет никакого вреда в том, чтобы посидеть рядом с ним на кухне.

– Если только этот прием срабатывает без отца.

– Иногда подкуп – это единственный выход, – уныло произнес Мэтт, сделав глоток кофе. Он откинулся на спинку стула и бросил на нее изучающий взгляд: – Что происходит, Эмма? У тебя такой вид, будто ты сейчас заплачешь.

– Где девочки?

– Пошли к Рут.

Тогда она может поговорить, не опасаясь, что ее услышат или прервут.

– Я здесь уже две недели.

– И что?

– Это был испытательный срок, помните?

– Помню.

– И я не думаю, что он прошел успешно.

Он уставился на нее с недоумением. После долгой паузы он наконец произнес:

– И ты уезжаешь?

– Да, думаю, именно это мне следует сделать.

– Из-за того, что случилось тем вечером?

Некоторое время она колебалась. Она не желала об этом ни говорить, ни думать, ни вспоминать.

– Мне пора наладить свою жизнь. Самое время.

– Что, черт возьми, это значит?

– Это значит, что мне следует уехать.

– Ага, ну что ж, – сказал он, затем поднялся, выплеснул недопитый кофе в раковину и поставил кружку на прилавок. – У тебя, разумеется, есть для этого множество оснований. – Он повернулся к ней лицом, когда она вставала. – Я обещаю, что больше не притронусь к тебе.

– Это не…

Он вытянул руку и взял Эмму за подбородок. Его пальцы были шершавы и грубы в сравнении с ее кожей.

– Да, все именно из-за этого, леди. Ты подняла бучу именно после того вечера наверху.

– Думаю, мне следует…

– Опять это «следует». Чего ты хочешь, Эмма? – Он смотрел ей глаза в глаза, требуя ответить правду, и наклонил ее подбородок так, что их губы почти сблизились.

– Я хочу уехать, – услышала Эмма свой ответ. Она выдохнула эти слова чуть ли не в его рот.

– Конечно, ты вольна уйти, – сказал он, касаясь губами ее губ.

Это не было нежное, осторожное прикосновение, как в прошлый раз, – в этом было столько притягательного жара, что она качнулась к нему, коснулась широкой, горячей, крепкой груди. Его руки обвились вокруг нее, ее тело так плотно прижалось к нему, что казалось, будто она вот-вот исчезнет, растворится в нем. Она хотела, чтобы поцелуй длился вечно. Страсть, знойная и требовательная, обжигала их, она почувствовала, что сейчас упадет на пол и увлечет его за собою. Мэтт оторвался от ее губ.

– Не надо было этого делать, но я так сильно хотел…

– Да, я тоже, – призналась она шепотом.

Она удивилась своей способности говорить, ведь ее тело, казалось, переполняет дотоле неведомая, пьянящая мелодия.

– Вот из-за этого ты уезжаешь, Эмма? – Он отпустил ее и отступил на шаг. – Потому что нас… влечет друг к другу?

– Отчасти. – Если она смогла солгать, то ей придется лгать и дальше. – У меня есть обязательства, семья, дела, зовущие меня домой.

– Почему я не верю тебе?

– Тебе следует верить.

– Опять это «следует». – Уголки его губ опустилась. – Скажи мне, чего ты хочешь, любимая.

Она хотела, чтобы ее называли любимой и целовали так же, как только что. Когда он поцеловал ее, она забыла о Кене и его любовнике. Забыла о гневе и разочаровании своего отца, о своей уязвленной гордости, о свадьбе, которая, по счастью, навсегда расстроилась, и о замужестве, которое стало бы позором.

– Я хочу уехать, – выдавила она через силу и увидела, как померкли его глаза. – Как только Макки станет лучше.

Он поднял руки, защищаясь от нее ладонями, будто говоря, что сдается.

– Не делай мне одолжений. Ты, конечно же, вольна уехать. Когда пожелаешь. Ты можешь добраться до города с Рут, когда она поедет завтра в церковь. Днем до Норт-Платта ходит автобус.

Его голос звучал так, словно он рад был от нее избавиться.

– Я могу подождать, – начала она, однако Мэтт замотал головой.

– Ты можешь уехать завтра. Чем скорее, тем лучше. – Он достал шляпу и нахлобучил ее на голову. – Я только надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

Она смотрела ему вслед, когда он покидал кухню, и тоже надеялась, будто знает, что делает. Теперь она вернется в Чикаго. Ее отец, вероятно, остыл от гнева за две недели. Шумиха улеглась, выборы в полном разгаре. Газетчики наверняка нашли уже другую сенсацию.

Конечно, она может продолжить свою жизнь так, словно Эммы Грей никогда не существовало.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

– Они целовались, – сообщила Марта Мелиссе и Рут. Все трое сидели вокруг крохотного кухонного столика у тетушки Рут и собирались играть в карты. – Я видела их.

Рут сурово на нее взглянула:

– Не рассказывай байки, юная леди.

Она раскачивалась на стуле и то и дело морщилась, словно у нее вновь болела нога. Папа говорил, что у Рут сильные боли в ноге. Вот почему она больше не может заботиться о них и приходится приглашать нянь.

– Я не рассказываю байки. Я взаправду их видела. Папе нравится Эмма, а Эмме нравится папа. – Марта шлепнула колоду карт на стол и при двинула ее к тете Рут, которая умела тасовать карты, не роняя их на пол. – Здорово, а?

Тетя Рут смотрела на нее во все глаза:

– В каком месте они целовались?

– В губы. – Она хихикнула, а следом за ней и Мелисса.

– Нет, Марта. В каком месте дома ты это видела?

– На кухне. Я вернулась спросить Эмму, не хочет ли она поиграть с нами в карты, но она целовалась с папой, поэтому я не спросила.

– Гм. – Тетя Рут взяла карты, разделила колоду на две равные части и стала тасовать так, как пыталась и не могла перенять Марта. – Чтобы поверить, я должна увидеть это собственными глазами, юная леди. Эмма не из тех, кто прельщается фермером, у которого сапоги в коровьем навозе, а в волосах сено.

– Папа чистит свои сапоги, – возразила Мелисса. – Мы все чистим перед тем, как войти в дом.

Будем играть в «ловлю рыбки» или в «королей по углам»?

– В «ловлю рыбки», – сказала Марта.

– И я за это. – Рут раздала карты. – Марта, поди принеси мне мое лекарство, хорошо? Оно у меня в спальне возле кровати.

– Конечно.

Марта сползла со стула. Ей нравился маленький домик тети Рут. Он напоминал кукольный дом, только чуть больше, без лестниц и без обоев с алыми и красными розочками. У тети Рут имелись корзины с пряжей, изящные вазочки с леденцами, наборы картинок-загадок, а главное – телевизор, который работал. Марта нашла лекарство и побежала на кухню отдать его тете.

– У тебя болит нога, тетушка?

– Ага. – Рут проглотила таблетки и запила их чаем. – Это старое бедро не может успокоиться целый день.

– Бедняжка, – сказала Марта, встревожившись. – Хочешь, полежи на диване и посмотри телевизор, пока мы поиграем?

Тетя Рут вздохнула, потом с усилием, превозмогая боль, поднялась на ноги и оперлась на трость.

– Думаю, это в самом деле хорошая мысль, солнышко. Возможно, если я прилягу, мои старые кости перестанут болеть.

– Целовались, – повторила Мелисса, удрученная тем, что не видела этого сама. Марта смешала свои карты с картами тети Рут, свои же Мелисса схватила в охапку и прижала к груди. – Целовались?

– Ага. Как по телевизору.

– О Господи, – пробормотала тетя Рут. – Не рассказывайте своему папе, что я разрешаю вам смотреть «Дни нашей жизни». Никак не дождусь, когда этот сериал кончится.

Она остановилась и оперлась плечом о дверной косяк, чтобы передохнуть. Марта следила за ней глазами.

– Что худого в поцелуях? Папа может жениться на Эмме, и у нас будет мама. – Иметь маму, как имеют ее все остальные девочки, было бы самой прекрасной вещью на свете. Она не любила рассказывать другим, что ее мама умерла давным-давно. – Я хочу маму, как у других. Тетя Рут тяжело вздохнула:

– Эмма не как другие. Она не умеет даже готовить.

Мелисса захихикала:

– Папе нравится, как Эмма готовит. Когда у нее подгорает мясо, он не бесится, а отдает его собакам.

– В «Днях нашей жизни» никто не готовит, – сказала Марта, ожидая, когда тетя Рут уйдет в гостиную и сядет на диван.

Это был самый лучший диван, мягкий-премягкий, с пуховиками из афганской шерсти, сложенными на диванных подушках, поэтому любой при желании мог нырнуть под теплое шерстяное одеяло.

– Подите-ка лучше найдите вашего папу, девочки, – вымолвила Рут, задыхаясь и опрокидывая стул. – Я падаю от усталости.

В ту минуту, когда Мэтт вносил Рут внутрь дома, Эмма поняла, что она остается. Завтра автобус уйдет в Норт-Платт без нее, и это было прекрасно. Удивительно прекрасно.

– Положи ее на диван, – предложила Эмма. – Там ей будет удобно, и мы сможем за ней присматривать.

Мэтт бросил на нее удивленный взгляд:

– Мы? Я думал, ты уезжаешь.

Она не ответила ему. Она была слишком занят поисками в чулане чистого белья. Позже, когда Рут уложили на диван, Эмма обратилась к пожилой женщине, придав своему голосу теплые интонации заботливой сиделки:

– Хотите чаю, Рут? Или чего-нибудь холодного?

– Нет, Эмма, я в порядке. Я встану, как только смогу. – Рут застонала и перевернулась на бок. – Эти приступы благодаря милости Всевышнего не длятся слишком долго.

– Если вам нужно что-то принести… – Эмма заколебалась, не зная, можно ли Рут оставлять одну.

Нет, гостиная была в двух шагах, однако Рут все-таки стара, и боль у нее пока не стихла. Эмма пришлет сюда девочек на какое-то время, пока она не убедится, что Рут в порядке. Мэтт чинил на крыше телевизионную антенну, поэтому у Рут скоро будет возможность смотреть телевизор, пока она лежит здесь.

– Спокойно занимайся своими делами. Мэтт сказал, две недели испытательного срока истекли и завтра ты уезжаешь. Это правда?

Эмма подняла голову и встретилась со взглядом Рут.

– Нет, неправда. Я не собираюсь уезжать сейчас, когда вы не можете даже встать с дивана. Кто позаботится о девочках?

– Полагаю, это мы уладим, как улаживали прежде.

Эмма опустилась на стул. Она не часто засиживалась в гостиной, но теперь было самое время поговорить с тетушкой Мэтта по душам.

– Я вам не нравлюсь. Почему?

– Не дело городским жителям находиться здесь.

– Вам не кажется, что вы немного несправедливы? Меня наняли ухаживать за детьми, а не управлять фермой.

– Ты знаешь, о чем я говорю, милочка. Несправедливо – это то, как поступила с Мэттью его жена, а она тоже была из города. Думаешь, что парень запомнил урок, а он вместо этого приводит в дом еще одну худенькую барышню с длинными ногтями на руках и модной прической, которая не имеет представления, как вести хозяйство в доме или как готовить приличную еду для мужчин, работающих в поте лица. – Рут закрыла глаза и откинулась на подушку. На ту подушку, которую для нее взбила Эмма. – У меня просто разрывается сердце оттого, что все это повторяется вновь.

– Оттого, что все это повторяется вновь?

Рут открыла глаза и уставилась на нее:

– Мэтту нужно жениться еще раз. Мы вместе обсуждали некоторых женщин – местных женщин, – которые могли бы стать хорошими фермерскими женами. Ты не из их числа.

Разумеется, подумала Эмма, это не затронет ее чувств. Однако ей стало больно.

– Я не подыскиваю себе мужа, Рут.

– Марта видела, как ты сегодня целовалась с ее отцом. Тебе следовало бы поразмыслить, что подумают эти дети.

– Что вы имеете в виду?

– Я имею в виду, – сказала Рут, повышая голос, – что эти маленькие девочки думают, что ты собираешься стать их новой мамой. И только небесам известно, что в голове у Мэттью.

С веранды донесся громкий и ясный голос Мэтта:

– У Мэттью в голове одно: не лезь в чужие дела и включи телевизор. Дай мне знать, как работает двенадцатый канал.

Эмма почувствовала, как кровь прихлынула к ее лицу, а Рут проглотила комок в горле. Они отвели друг от друга взгляды. Потом Эмма встала и включила телевизор.

– Хорошо, – сообщила Рут, когда на экране возник репортаж футбольного матча. – Мы пока понаблюдаем, как топчется на поле «Нотр-Дам», а позже в игру вступит «Небраска». Просто обожаю схватки между студенческими командами, а как вы?

Он не знал, что ему делать. Эмма хочет уехать, Рут в гостиной на диване смотрит футбол и раздает поручения, у Макки все еще не спал жар, и ко всему прочему нужно торопиться с продажей телят, пока цены на говядину достаточно высоки, чтобы получить от продажи кое-какую прибыль, а вырученные деньги вложить в счет оплаты нового трактора, который доставили на ферму в прошлую пятницу.

Мэтт задумался, где он допустил ошибку. Он полагал, что поступил правильно, когда нанял домработницу. Он думал освободить от домашних забот Рут и перехитрить Стефани. Вместо этого он вызвал одну сумятицу.

Он пошел на кухню, достал с верхней полки кухонного шкафа бутылку виски и налил себе маленькую стопку. От виски сразу стало спокойнее. О, он знал, что ему нельзя было ее целовать. Да, но как было, черт возьми, удержаться? Как он мог не поцеловать ее, когда она стояла там, смотрела ему в глаза и говорила об отъезде? Из-за разговора об отъезде он потерял рассудок и поцеловал эту женщину средь бела дня, посреди кухни, где любой мог их увидеть. Где и увидела их Марта.

Его влекло к Эмме. Всевышнему известно, как его влечет к Эмме, однако после почти четырех лет воздержания он мог бы научиться принимать взвешенные решения. Рут, возможно, права. Из Эммы не выйдет идеальная фермерша, но он и не ищет, на кого бы свалить часть работы по ферме и по дому. Ему нужна жена, партнерша, возлюбленная. Он хочет чтобы ночами рядом с ним было теплое женское тело. Хочет слышать, как женщина жалуется на его холодные ноги. Хочет чувствовать, как женщина – его женщина – прикасается к нему глубокой ночью, перед тем как уснуть. Его не волнует, как она стряпает или убирает в доме или способна ли отличить телку от бычка. Главное, чтобы она любила его.

Вот в чем проблема, решил Мэтт. Любовь. Он никого не любил. Если бы перед ним стоял выбор, он взял бы Элис или Герту. Или другую миловидную женщину из местных, с которой даже еще не знаком. Он никогда бы не выбрал прекрасную незнакомку, которую встретил в магазине фирмы «Голд», женщину, которая настояла, чтобы его озорные дочурки имели собственные балетные туфельки, женщину, которая думала, будто «круглый бифштекс» действительно должен быть «круглым».

Мэтт допил виски и потянулся за своей шляпой. Сейчас в доме было пять женщин, которые хотели бы с ним поговорить и принудить к какому-то выбору. Мэтт опять сел и налил себе еще одну порцию виски. Он переговорит со всеми ними позже, а теперь хочет наслаждаться тишиной и покоем.

Кроме того, Эмма причиняла ему боль. Он не думал, однако, что это любовь. Это было совершенно другое.


Паула ничего не понимала.

– Выбирайся оттуда немедленно. Я пришлю тебе денег, куда пожелаешь. Ты не можешь там оста ваться, Эм. Ты в своем уме?

Эмма не нашлась что ответить.

– Во-первых, я намерена уехать, но сейчас не могу. У Макки воспалилось ухо, а у Рут приступ артрита. Я им нужна.

– А тебе нужно пойти к психиатру.

– Мне нужно зарабатывать деньги, – ответила Эмма, протянув телефонный шнур через всю кухню, чтобы ни Рут, ни девочки не могли подслушать. – Ты знаешь, что тем, у кого нет богатых мужей или преуспевающих отцов, нужно зарабатывать?

– Ты никогда не говорила мне, что станешь экономкой.

– Я знала, что ты подняла бы меня на смех.

– Золотце, ты никогда не обременяла себя чем-то большим, чем прочитать меню, – четко и медленно произнесла Паула; ее голос звучал теперь скорее весело, нежели ошарашенно. – Как, ради всего святого, ты собираешься справляться с работой?

– До сих пор я справлялась замечательно. И получала от этого удовольствие. – Последнее было правдой. – Это лучше, чем сидеть дома с отцом.

– Да, – признала Паула, – думаю, в твоих словах есть резон. Твой отец заявил прессе, что ты все еще больна и что свадьба переносится на неопределенное время, пока тебе не станет лучше. В «Новостях» показали несколько кадров с Кеном, как он стоит с весьма озабоченным и усталым видом на лестнице больницы Милосердия.

– Он притворяется, будто навещает меня в больнице?

– По-моему, это идея твоего отца. Джордж Грейсон ищет сочувствия у избирателей. – В голосе Паулы появилась резкость. – Однако будь осторожна. Бульварные газетчики все еще вынюхивают, что к чему. Стоит тебе засветиться, и пресса придет в неистовство. С твоей стороны будет разумно позвонить отцу и договориться об условиях твоего возвращения.

– Нет никаких условий для возвращения, мой отец отрекся от меня, помнишь?

– Он простит и позабудет. Просто сядь без лишнего шума в самолет и не забудь надеть темные очки и шляпу, чтобы никто не узнал тебя.

– Паула, я сказала тебе, что не вернусь домой в ближайшее время. Я собиралась, но не могу. Мэтт… нуждается во мне.

– Мэтт?

– Отец детей. Фермер.

– Понимаю. Ты превратилась в мамашу. Ты спишь с ним?

Она сдавила телефонный шнур между пальцев.

– Паула, конечно, нет!

– Он зануда?

– Нет, что ты. Он очень… красив.

Мелисса вошла в комнату и обвила руками колени Эммы.

– Что у нас на ужин?

– Одну секунду, милая, – прошептала Эмма.

Паула повысила голос:

– Хорошо, почему же тогда ты с ним не спишь? Ты могла бы использовать свой маленький отпуск на полную катушку и получить удовольствие.

– Я сейчас повешу трубку, – предупредила Эмма, поглаживая рукой шелковистые волосы Мелиссы. – Я не могу больше говорить, дети хотят есть.

Паула захихикала:

– Дети хотят есть. Это бесподобно!

– Я позвоню тебе на следующей неделе. И оплачу все телефонные звонки. – Внезапно у нее пропало всякое желание говорить со своей подругой. Она не хочет выслушивать шуточки по поводу Мэтта или собственной жизни здесь на ферме.

– Эм, прости, мне не следовало тебя дразнить, – ответила Паула. – Только поддерживай со мной связь.

Она сняла руки малышки со своих ног, чтобы дойти до стены и повесить трубку. Почему же ты не спишь с ним? Будто секс – это что-то побочное, что-то неважное. Она хотела полюбить, прежде чем ложиться с мужчиной в постель. Она думала, что они с Кеном влюблены друг в друга, но он уговорил ее не заниматься любовью до первой брачной ночи. Говорил, что потерпеть с этим так романтично.

Она могла терпеть чертовски долго. Она любила Кена как друга, как человека, которого знает всю свою жизнь, как человека, отношения с которым одобрял ее отец, как такого мужчину, который легко вписывался в ее мир. Однако любила ли она его, как женщина любит мужчину, с кем готова делить остаток своей жизни?

– Эмма. – Мелисса дернула ее за руку. – Мы хотим есть.

Эмма с улыбкой посмотрела в эти темные глаза, точь-в-точь такие же, как у отца девочки.

– Еще бы, солнышко. Мы устроим сегодня вечеринку с пиццей. Разве это не здорово?

– А потом потанцуем?

– Да, потом потанцуем. Поставим балетную музыку, и ты покажешь тете Рут, как хорошо уже научилась.

Это развлечет даже Рут, подумала Эмма. Она подошла к окну и бросила взгляд в сторону сараев. Где Мэтт?

Он поцеловал ее. «Скажи мне, чего ты хочешь», – были его слова.

Простой вопрос. Она хотела бы оставаться в его объятьях, покуда не отыщет ответ. Увидев, как знакомая фигура движется к дому широким шагом, она поняла, что он идет домой на ужин. Сейчас она скажет ему, что останется до тех пор, пока он будет в ней нуждаться. И нравится ему это или нет, но он получит на ужин пиццу.

– Я не останусь ужинать.

Мэтт подошел к кофейнику и налил себе немного остывшего кофе. Он мог бы сварить свежего кофе в домике для отдыха, однако уверил себя, будто ему необходимо вернуться домой и проверить, как там Макки.

– Погода меняется, и мы загоняем бычков. в сарай, чтобы продать на следующей неделе. Как Макки?

Эмма открыла банку с томатным соусом и полила пиццу.

– У нее все в порядке. Поди убедись сам.

Он взглянул за угол и увидел, что все три его дочки, как загипнотизированные, таращатся в телевизор. Рут слабо махнула ему рукой и тут же вновь уткнулась в телевизор. Никто не удосужился даже произнести «привет». Он повернулся к Эмме и облокотился на прилавок.

– Они не смотрели телевизор много месяцев. Думаю, соскучились по нему.

– Я не разрешу им слишком много смотреть телевизор, – пообещала она, – но сейчас это пойдет на пользу и Макки, и Рут.

– Немалое достижение, – сказал он и заметил, что она слегка улыбнулась.

Не значит ли это, что она больше не сердится из-за того, что было днем? Он произнес бы несколько очаровательных глупостей. И поцеловал бы ее опять, вопреки своему обещанию этого не делать. Она, должно быть, подумает, будто он сексуальный маньяк. Он наблюдал, как она поверх томатного соуса посыпала пиццу тертым сыром.

– По-моему, сегодня вечером я пропущу великолепный ужин.

– Я оставлю немного для тебя.

– Не стоит. Я сделаю себе сэндвич в домике для отдыха. – Так будет лучше, уверял он себя. – Я слышал, ты сказала Рут, что завтра не уедешь.

– Да. То есть нет. Не уеду. – Она подняла на него глаза и перестала украшать пиццу. – Если не возражаешь, я решила поработать еще какое-то время.

Какие уж тут возражения. Наоборот. Это означает, что у него появился еще один шанс. В этом он не был уверен, однако чувствовал себя теперь значительно лучше.

Двадцать четыре часа спустя Эмма была уже не так уверена, что приняла правильное решение. Рут все еще пребывала в лежачем положении на диване, девочки танцевали без устали в балетных туфельках, Эмма наблюдала за ними до головокружения, Мэтт же провел в доме не более пяти минут. Воскресный день подходил к концу; ей хотелось горячей ванны, хорошей книги и тихого вечера без разговоров и без капризов трех маленьких девочек и одной старой любительницы вязания тамбуром.

Макки поглядела на чайную ложку с микстурой и покачала головой.

– Сливки с шоколадом, помнишь? – внушала Эмма, приближая себя на шаг к горячей ванне.

Малышка открыла ротик, и очередное препятствие было преодолено.

– Хорошая девочка, – похвалила Рут, которая успевала одновременно вышивать тамбуром, лежа плашмя на спине, болтать с любым, кто готов был ее слушать, и угадывать слова в «Колесе Фортуны» прежде, чем участник конкурса успевал открыть одну гласную букву. – Марта, передай мне вон ту голубую пряжу. Думаю, пора сменить цвета.

– Потом ты и Мелисса пойдете наверх и разберете постели, – велела девочкам Эмма. Она заметила, что Мел зевнула уже трижды, хотя на часах не было еще семи.

– Мне нравится этот цвет, – сказала Мелисса, притрагиваясь к прямоугольнику из афганской шерсти, который вскоре вырастет до размеров покрывала.

Лоскут шириной в дюйм имел бледно-желтый оттенок яичницы-болтуньи. Две старшие девочки поцеловали перед сном свою тетю и убежали наверх, а Эмма села на стул и посадила к себе на колено Макки. Жара у малышки не было, и она прикорнула у груди Эммы. Рут Таттл покачала головой.

– Не знаю, откуда она набралась этих идей.

– Возможно, когда-нибудь она станет художником.

– Трудно сказать. У нас в семье никогда не было художников, но, думаю, все возможно. Твоя ранза была вправду хороша, Эмма. Ты попала в самое яблочко.

Эмма не смогла скрыть удивления:

– Вам она понравилась?

– Что ж, а почему нет? Откуда ты взяла рецепт?

– Из церковной поваренной книги. – В рецепте, однако, не было сказано ни слова о том, что на приготовление ранзы уйдут часы, а приготовленного будет достаточно, чтобы накормить целую футбольную команду. – Я не имела представления, что получится так много.

– Хорошо бы завернуть немного для Мэтта. Держу пари, парень не ел весь день.

– Думаю, он очень занят. Прошлым вечером он сказал что-то насчет продажи скота и что погода меняется.

– Работы на ферме всегда по горло. И одиночества тоже.

– Мэтт, кажется, стремится к одиночеству.

Он в самом деле поступал так, будто не может дождаться рассвета, чтобы покинуть дом. А возвращался глубоко за полночь. Эмма считала, что, если бы не дочери в доме, хозяин спал бы в сарае. Макки уткнулась головой в подбородок Эммы и закрыла глаза.

– Мэтт тяжелее переживает одиночество, чем кто бы то ни было, – провозгласила Рут, поднимая свою вышивку и держа ее напротив света так, слов но не может разобрать, какого она цвета. – Разве ты этого еще не заметила?

– Почему вы так милы со мной, Рут?

Старая женщина пожала плечами:

– Наверное, плачу тебе заботой за заботу. Не многие терпели бы старуху с больными ногами.

– Вы не так уж плохи.

– Но и не так уж хороша. Я капризная старая женщина, сующая нос в чужие дела, я не умею держать рот на замке, и мне теперь слишком поздно учиться этому. Но я беспокоюсь о Мэтте и об этих малышках.

– Я бы тоже беспокоилась, – согласилась Эмма, – если бы они были моими.

– Это не просто – воспитывать детей и работать на ферме, – предостерегла Рут. – Но в то же время это чертовски прекрасная жизнь.

– Да, – сказала Эмма, с наслаждением ощущая на руках тяжесть спящего ребенка. – Могу себе представить.

Она принесла ему ужин и свежий кофе в термосe. Укрывшись одной из его старых курток, надев на голову выцветшую шляпу с надписью «Универсальный магазин Соудера» на полях, Эмма тем не менее не защитилась от непогоды: на ее щеках были дождевые капли, а к сапогам, надетым в прихожей, прилипли комья грязи.

– Спасибо, – единственное, что Мэтт нашелся сказать, когда она вручила ему завернутую в фольгу ранзy. Он не ожидал, что она разыщет его ночью в сapae. Он видел, что в доме горел свет, и хотел было отправиться на огонек, однако так и не выбрался. Теперь он вдыхал запах свежеиспеченного хлеба. – Тебе не обязательно было это делать.

– Наверное, ты уже ел в домике для отдыха.

– Нет. Я только хотел сказать, что тебе не обязательно было нести сюда еду. Незачем так хлопотать, особенно в такой час. А кроме того, предполагалось, что это будет твой выходной день.

Она едва заметно дрожала.

– Сегодня ты почти не появлялся дома.

– Я навещал Макки дважды, – сказал он, гадая, не кроется ли в ее словах упрек ему за отцовскую халатность. – С ней было все в порядке.

– Я хотела сказать, что знаю: ты занят скотом или чем-то еще. А Рут подумала, что ты, возможно, голоден, поэтому я решила… что ж, во всяком случае, рабочие сказали, что ты где-то здесь, и тебе лучше поесть, прежде чем эта ранза остынет.

– Присаживайся сюда, тут потеплее, – сказал он, указывая на кладовую для конской сбруи. Там были сиденья и поддерживалась чистота. – Девочки уже в постели?

– Да. А Рут смотрит фильм. Ей сегодня немного лучше, но она не может вставать без посторонней помощи. Ты не думал нанять для нее сиделку?

– Думал. И она устроила мне такой нагоняй, что до сих пор в ушах звенит. – Он закрыл дверь. чтобы сохранить в комнате тепло. – Угрожала побить меня тростью, поэтому я отступил. У меня развито чувство самосохранения.

– Здесь приятный запах.

– Запах мыла и жидкой мази для седел, – объяснил он. – Садись.

Она села на старенький деревянный стул с изогнутой спинкой, Мэтт поставил себе другой возле нее.

– Лучше поешь, пока не остыло, – сказала она вновь.

Она больше напоминала топ-модель, чем домработницу с песчаных холмов. Несмотря на странное одеяние, она по-прежнему была прекрасна. Ничто не могло это скрыть, даже старые шляпы и ветхие куртки.

– Хорошо. – Мэтт снял фольгу и достал прямоугольник из теста.

– Даже Рут понравилось. Она впервые сказала мне кое-что приятное этим вечером.

– Правда? Думаю, старушка идет на поправку. Почему бы и нет, если она во всем от тебя зависит.

– Ничего не имею против. Я уже начала к ней привыкать.

– У нее доброе сердце, но иногда она может быть излишне резкой. – Он попробовал угощение. Совсем неплохо для женщины, которая две недели назад не умела готовить. – Это действительно вкусно, – признал он.

– Вот. – Она налила кофе в крышку термоса и протянула ему. – Спасибо. А сама не будешь?

– Нет. Иначе не засну. Я не понимаю, как ты пьешь так много кофе на ночь и после этого нормально спишь!

Потому что он заставляет себя работать в поте лица по восемнадцать часов в день. Во время работы он думает только о своих фермерских делах, о том, как получить прибыль и отложить деньги на обучение девочек и на погашение кредитов. Он не думает об Эмме и об аромате роз, который струится от ее кожи. Во всяком случае, не все время.

– Спасибо, что осталась, – сказал он, не находя иных слов.

Эмма сидела на стареньком стуле, подобно принцессе, выпрямив спину. Она сняла шляпу, и волосы гладкой волной упали ей на плечи. Потом расстегнула куртку, открыв белую тенниску и джинсы. На тенниске под ключицей, к которой Мэтт страстно желал притронуться, темнело горчичное пятнышко. Не надо думать об этом.

– Действительно хорошая ранза.

– Да, ты уже говорил. – Она оглядела комнату. На стенах из грубых досок висели уздечки, недоуздки и различная упряжь из кожи. Она не знала предназначения большей части из увиденного. – Здесь, должно быть, множество лошадей.

– Было еще больше. Мой отец держал табун во много раз крупнее, чем я. Все, что висит на стенах, мы используем каждый день. Ты ездишь верхом?

– Не очень хорошо. Последний раз я садилась на коня в двенадцать лет.

– Думаю, мне надо было спросить об этом в твой первый визит. Может, тебе иногда захотелось бы прокатиться верхом.

Она покачала головой:

– Я всегда немного побаивалась лошадей. Езжу верхом я даже еще хуже, чем готовлю.

– А твоя стряпня улучшается день ото дня. – Он разломил ранзу надвое, обернул фольгой оставшийся кусок и положил сверток на доску, заменявшую скамью. – Пойдем. Кое с кем познакомишься.

Он вывел ее из кладовой с конской сбруей, и они спустились по длинному коридору в другой отсек сарая. Дождь барабанил по металлической крыше, так что Мэтту пришлось перекрикивать шум, когда он подвел ее к Коуди.

– Вот он, – возвестил Мэтт, останавливаясь перед стойлом. – Билл Коуди, старейший конь на ферме. Ночью мы держим его в сарае, чтобы его старые кости были в тепле. – Palomino[3] опустил голову на верхнюю доску стойла, чтобы хозяин по хлопал его по носу. – Привет, парень, как ты? – Мэтт повернулся к Эмме, которая смотрела на коня с любопытством, но и с опаской. – Протяни руку. Он не укусит.

– Точно?

– Ага. – Он наблюдал, как она осторожно поглаживает нос старого Коуди. – Видишь? Он любит внимание. Зимой девочки приносят ему яблоки и морковку, а летом он кормится на ближнем пастбище. Я загнал его в сарай только вчера.

– Поэтому он в тепле и безопасности всю зиму?

– Да. Мой отец хотел, чтобы за Коуди хорошо ухаживали.

Выражение лица Эммы изменилось, и она отдернула руку:

– Мне пора вернуться в дом.

– Ты промокнешь. – Дождь барабанил так громко, что Мэтту опять пришлось повысить голос. – Подожди, пока немного стихнет. Если Рут что-то потребуется, она позвонит в домик для отдыха. Скажет Ясперу, где ты. Она может дотянуться до телефона?

– Я поставила дополнительный аппарат на пол рядом с ней.

Мэтт кивнул, радуясь, что она может побыть с ним еще немного.

– Тогда давай попутешествуем.

– У тебя есть время?

– Леди, у меня столько времени, что его хватит до конца света. – Он подмигнул, надеясь вновь вызвать ее улыбку, однако уголки ее губ приподнялись только самую малость.

– Что-нибудь не так?

– Твой отец, – начала она. – Вы были очень близки?

– Да. Я стал работать рядом с ним, едва лишь научился ходить, как и моя сестра Стефани, но она хотела покинуть ферму, а я хотел лишь одного – оставаться здесь до конца своих дней. – У нее по-прежнему был печальный вид, поэтому Мэтт показал на грубую приставную лестницу, прибитую к стене: – Ты когда-нибудь забиралась на сеновал, городская леди?

Ее лицо просветлело:

– Сначала поужинал, а теперь обзываешь меня?

– Давай. – Он поставил ногу, обутую в сапог, на перекладину лестницы. – Я полезу первым и помогу тебе подняться. Верхняя ступенька немного пошаливает.

Он легко взобрался по лестнице, потом опустился на колени, чтобы подать ей руку. Он почти втащил ее наверх и выпустил сразу же, как только она обрела равновесие и встала на ровное место, где не было сена.

– Я видела стога сена на полях по дороге в город, – сказала Эмма. – Я не знала, что вы держите сено еще и в сараях.

– Мы запасаем его на прокорм лошадям и немного для телят, которых содержим рядом с домом, – объяснил он и поднял взгляд на потолок. – Дождь лупит вовсю.

– Здесь хороший запах. Вот он, запах сарая. – Она села на сноп сена и осмотрелась вокруг. Подросший котенок вынырнул откуда-то и потерся о ноги Эммы. – Привет, киска. – Она погладила зверька по спине и взглянула на Мэтта: – Как он сюда попал? Мэтт улыбнулся:

– В западном крыле сарая есть пологий подъем со ступеньками.

– А ты заставил меня карабкаться по приставной лестнице.

– Я подумал, тебе будет полезен такой опыт, – сказал он в свою защиту.

Эмма засмеялась. Смех спугнул котенка, который удрал вверх на гору из сена.

– Меня радует, что мне не нужно спускаться вниз по приставной лестнице. По мне, легче подниматься, чем спускаться.

– Тебе не нужно никуда уходить. – В его слонах прозвучал дополнительный смысл, который он не вкладывал в них сознательно, но который, однако, не сумел и скрыть.

– Я бы не могла оставить тебя с больным ребенком и Рут, которая неважно себя чувствует. Это было бы несправедливо.

– Люди совершают много несправедливого.

– Но не я, – сказала она, поднимая подбородок в характерной манере, которую он уже запомнил.

– Нет, – подтвердил он, – не ты. Впрочем, лучше тебе уйти. Во всяком случае, не следует оставаться здесь наедине.

– Не следует? – Она улыбнулась ему, припоминая, как вчера в их разговоре он подчеркивал эти слова.

– Это ошибка, – вымолвил он, приблизившись к ней на шаг и увидев, как расширились ее зеленые глаза. Он взял ее за руку и повел в ту сторону, где был пологий спуск.

– Да, – согласилась она. – Очень большая ошибка.

– Ошибки случаются, – прошептал он, притягивая ее к себе. И его руки как-то сами собою обняли Эмму, рот вкусил сладостную теплоту ее дыхания, и они оба повалились в душистое сено. Он не мог больше себя сдерживать, как не мог остановить барабанную дробь дождя по крыше над их головами, особенно когда она ласкала пальцами его лицо и вплетала их в его волосы, когда их губы были слиты в поцелуе, от которого они больше не могли удержаться.

Он целовал теплую кожу над ее ключицей, его рука скользнула по мягкой хлопчатой ткани ее тенниски и легла на ее грудь.

– Мэтт, – сказала она, задыхаясь, в то время как он ласкал большим пальцем ее набухший со сок. – Есть кое-что…

Он коснулся языком края ее нижней губы:

– Кто-нибудь говорил тебе, как нежен твой рот?

– Нет. Какое…

После еще одного долгого поцелуя он оторвался от ее рта.

– Эмма!

Она открыла глаза.

– Что?

– Скажи мне, что это не ошибка.

Эмма провела пальцем по его щеке и слегка коснулась его губ.

– По-моему, это не похоже на ошибку, но за последнее время я их совершала столько, что ни в чем не уверена.

– Я тоже, – пробормотал Мэтт, придавливая ее теплое тело своим. – Думаю, нам просто нельзя упустить этот шанс.

– Хорошо.

Она улыбнулась ему, и Мэтт почувствовал, как камень упал с его сердца: она хочет его, как хочет ее он, – вот подлинное чудо, дарованное им этой дождливой воскресной ночью.

– Поцелуй меня опять, – сказала Эмма. – Нет ничего слаще.

Он не смог сдержать улыбки.

– Леди, ты в двух шагах от непоправимого. Поцелуй – это только начало.

– Я слышала об этом. – Ее взгляд не дрогнул, когда он посмотрел ей прямо в глаза. – Тебе придется научить меня остальному.

Он не сразу уловил смысл ее слов, но растерянное выражение на лице Эммы наконец вразумило его.

– Ты хочешь сказать, что никогда…

– Нет. Никогда.

– А твой жених…

– Хотел подождать.

Этот жених, должно быть, был холоднее льда, подумал Мэтт, однако он ничего не желал знать о другом мужчине, которого любила когда-то Эмма. Все, что ему следовало знать, она уже сказала. Женщины – непредсказуемые создания и обладают порой странными понятиями.

– Хорошо, – все, что мог сказать на это Мэтт. – Я ни с кем не занимался любовью очень-очень давно, – признался он, лаская губами ее губы. – Нам придется обучаться вместе, пока у нас не получится все, как надо.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Кое-как они разделись; постелью в сене для них стали их куртки. Теперь Эмма трепетно и радостно отзывалась на его прикосновения своей разгоряченной, сверхчувствительной кожей. Мэтт ласкал ее кончиками пальцев, что вызывало во всем ее теле дрожь, и она отвечала ему столь же настойчивыми ласками.

Он больше не спрашивал ее, действительно ли она хочет его близости. В этом не было нужды, ибо ее тело жаждало ласк не меньше, чем его. Он опрокинулся на спину, не выпуская ее из объятий. Она взглянула в его темные глаза и поняла, что он из тех, кому можно верить.

– Неужели бывает еще лучше? – спросила она дразнящим голосом.

– Да. Самого лучшего мы еще не достигли.

– Вот как. – Она склонилась и поцеловала его в подбородок. – Итак, когда мы это сделаем?

– Я думал, ты никогда не спросишь. – Он перевернул ее на спину. Эмма не удержалась от улыбки: – Я не знала, что полагается спрашивай..

– Это помогает, – сказал он, медленно ее лаская.

Он задержал ладонь на ее животе, потом скользнул ниже. Вскоре она не могла больше выносить острого наслаждения, которое вызывали в ней его пальцы.

– Теперь, – сказала она, вытягиваясь под ним, чтобы ему было удобнее.

– Я постараюсь не причинять тебе боль, – нежно выдохнул он ей на ухо. – Ты не причинишь.

И он не причинил, во всяком случае, не более чем на мгновение. Кратчайшая боль, которая последовала за ощущением открытости. Ощущением наполненности. Ощущением вхождения чужой плоти. А когда эта плоть стала осторожно двигаться внутри нее, она положила руки на широкие плечи Мэтта и спросила себя, ощущает ли в полной мере все так, как надо.

Мэтт проникал в нее глубже и одновременно всматривался в ее лицо.

– Все в порядке?

– Да.

– Хорошо чувствовать тебя внутри. – Она качнула бедрами, чтобы он вошел еще глубже, и Мэтт вздрогнул.

– Не торопись, любимая, – простонал он. – Не так скоро. Я хотел бы, чтобы это длилось дольше.

– Научи меня, – прошептала она, чувствуя, как он проникает все глубже.

Его движения становились сильнее и чаще, и наслаждение наконец полностью вытеснило боль. Она достигла вершины внезапно, это был слабый взрыв внутри тела, вызванный убыстренными толчками Мэтта, его проникновениями в самую глубь. Он продолжал двигаться внутри нее, пока его дыхание не замедлилось, и он перевернулся, увлекая ее на себя. Долго еще он поглаживал ее спину и нежно касался губами виска.

– Мы сошли с ума, – вымолвил он наконец.

– Почему ты так говоришь? – Его прикосновения были мучительно-сладостны, и она закрыла глаза в истоме.

– Мы никак не предохранялись. А я не юноша, чтобы не понимать, какой это риск.

– Я принимаю таблетки, – сказала она, стараясь не обращать внимания на то, как больно ее кольнули слова «я не юноша, чтобы не понимать». – Помнишь, я ведь предполагала выйти замуж? А он не хотел детей. – Она надеялась, что он не спросит, как давно она разорвала помолвку. Мэтт вздохнул и поцеловал ее в плечо.

– Есть иные причины использовать презерватив, Эмма.

– Да, но я ведь девственница… была, а ты сказал, что сохранял воздержание. – Она открыла глаза и посмотрела на него. Он нахмурился. – Ты же не лгал мне, правда?

– Нет, конечно, нет, однако ты не можешь заниматься сексом без презерватива, Эмма. Некоторые мужчины лгут. И будут лгать. С этого дня ты…

– С этого дня? Ты думаешь, я собираюсь заниматься любовью… то есть, прости, ты сказал «заниматься сексом», не так ли?., с кем ни попадя? – Она резко опрокинулась на спину, почувствовав с сожалением, как сразу распалось слияние их тел, и потянулась за одеждой. – Это было что-то особое.

– Да, было, – сказал он хмуро, потом сел и смахнул соломинки со своих волос. – Весьма особое, и прежде всего для того, кто ни разу…

– Я занималась с тобой любовью не из любопытства, не потому, что я не делала этого раньше. – Она нашла тенниску и натянула ее на себя через голову, не потрудившись прежде надеть лифчик.

– Я говорил о себе, – признался он, скользнув в рукава своей рубашки из шотландки. – Я не был с женщиной с тех пор, как умерла Патти. Это все, что я собирался сказать. Это было нечто особое и для меня.

Она не знала, почему на глазах у нее выступили слезы, но она не хотела, чтобы Мэтт увидел, как она плачет. Она не хотела, чтобы он узнал, как много для нее значит то, что случилось. Для него это было облегчение. Для нее это была… любовь.

– Я лучше пойду, – сказала она, схватив джинсы и рывком надевая их.

Мэтт поднял белье Эммы и передал ей. Она не взглянула на него, только запихнула одежду в карман куртки, потом отыскала носки и сапоги и не без труда натянула их на ноги.

– Дождь все еще льет, – сказал он, будто она сама не слышала, как дождь барабанит по крыше.

– Немного воды мне не повредит.

– Будь осторожна, Эмма, – произнес он обеспокоенно. – Гроза разбушевалась. Я лучше провожу тебя до дома.

– Нет, – сказала она, наконец одевшись. – Не стоит. Я прочнее, чем кажусь.

– По крайней мере позволь довести тебя до лестницы. – Он провел ее по пологому спуску в заднем крыле и через весь сарай до самой входной двери, положил ладонь на ее руку и остановился. – Эмма, – сказал он, вынуждая ее посмотреть ему в глаза. – Прости меня.

– Ты тоже.

Она направилась сквозь ливень к дому. Свет, горевший в сарае, освещал большую часть двора, а на оставшуюся падали огни из окон кухни. Слезы, которые она тщетно сдерживала, потекли по щекам, мешаясь со струями сентябрьского дождя. Она влюбилась в него. Она занималась с ним любовью. И тем не менее то дивное и страстное, что случилось, было ошибкой.

Она должна уехать, как только появится возможность.

– Эйки Брейки Харт, – возвестила тетя Рут, кивая на телевизор. – Хотелось бы, чтобы они загадывали головоломки посложнее. Эта была пустяковая, доложу я вам. – Она подняла свое вязание и задвигала крючком взад и вперед. – Называйте «а», дурачье.

Марта села на пол и прислонилась к краю дивана.

– Я думаю, они больше не целуются.

– Кто?

– Папа и Эмма.

– О-о. Что ж, золотце, люди не все свое время тратят на поцелуи, знаешь ли.

Марта обернулась и легла щекой на диванную подушку. Она-то надеялась, что тетя Рут знает, что делать.

– Папа больше не улыбается. А Эмма подолгу смотрит в окно.

– Господи, Марта, неужто ты все вокруг высматриваешь?

– Разве ты не видишь? Эмма скоро уедет.

– Эмма не уедет. Она шьет балетные костюмы для вас к кануну Дня всех святых. Бедняжка ничего не умеет шить, кроме всяких пустяков, но она не сдается. Думаю, на праздник вы наденете еще те причудливые башмаки.

Марта не желала говорить о своих балетных туфельках. Она жаждала помощи.

– До праздника еще далеко. Возможно, она шьет костюмы теперь, чтобы поскорее уехать.

Тетя Рут опустила рукоделие на колени и издала один из своих глубоких, выразительных вздохов.

– Марта, у тебя глаза скоро состарятся.

– Что ты хочешь этим сказать?

– То, что твои глаза слишком много видят. Если Эмма захочет уехать, то мы ничего с этим не сможем поделать. А если твой папа хотел бы побольше времени целоваться и поменьше работать, что ж, он так бы и поступал.

– Они бы целовались, если б были наедине. Как это было в тот раз.

– Они не могут быть наедине, когда под ногами три ребенка и старая женщина. – Рут нахмурилась и уставилась в телевизор на «Колесо Фортуны». – Ого, черт возьми! Одна из тех новеньких головоломок.

– Мой учитель говорит, что если сейчас пойти по руслу реки, то можно наткнуться на кое-что занятное.

– Ну и при чем тут поцелуи?

Марта пожала плечами.

– Мы могли бы все вместе пойти на прогулку. Готова спорить, Эмма никогда в жизни не находила наконечников стрел или костей динозавра.

– И что?

– Папа тоже мог бы пойти.

А уж она найдет способ, как сделать, чтобы Мел и Макки не докучали им. Папа и Эмма будут наедине. Они поцелуются. И папа опять будет улыбаться, а глаза у Эммы перестанут быть опухшими и красными.

– Хорошо, – согласилась тетя Рут, притягивая к себе мешочек с пряжей. – У тебя уже, как я догадываюсь, есть план. Если ты не против, я останусь здесь на диване и продолжу вязать.

– Хорошая мысль, – одобрила Марта. – Пойду Скажу Эмме, что завтра мы устраиваем пикник.

– А где она?

– По-моему, купает в ванной Мел.

– Надеюсь, она не пропустит «Риск», – сказала тетя Руг. – Мы всегда вместе чаевничаем и соревнуемся, кто даст наиболее правильный ответ.

Марта сорвалась с дивана и кинулась наверх. Эмме понравятся поиски сокровищ.


– Держите Макки за руки, – предупредила Эмма старших девочек. – И не угодите в грязь.

Они понеслись вперед, их смех плыл в прохладном дневном воздухе. Мэтт не знал, как все это поручилось, однако он и в самом деле не был против того, чтобы провести субботний день, гуляя вдоль русла высохшей реки. Особенно когда рядом Эмма и с ней даже можно перекинуться словом. Если она угодит в яму, то ей придется звать на помощь. Нет, он вовсе не хотел, чтобы при падении она подвернула ногу или что-то вроде того, однако в этом случае, черт возьми, она вынуждена будет с ним заговорить. Она не сказала ему ни полслова почти за две недели, только спрашивала: «Хочешь еще кофе или мне выплеснуть его?» – или: «Передай, пожалуйста, помидоры».

Он пытался с ней поговорить, а она пыталась притвориться, будто его не существует. Он мучительно раздумывал, что ему предпринять, чтобы расшевелить ее.

– Мой отец часто здесь останавливался и искал наконечники стрел вдоль этой реки, – сказал Мэтт, надеясь, что Эмма скажет что-то в ответ. Хоть что-нибудь.

– Находил?

Начало положено. Мэтт сделал глубокий вдох и постарался ничего не напортить:

– Да. Кое-что. Сотни лет назад в этих местах селились люди. И некий профессор археологии просит разрешения на поиски костей динозавра.

– Именно об этом мне рассказывала Марта, – промолвила Эмма, – но я по-настоящему не знала, верить ей или нет.

– Она была в Моррилл-Холле и видела там в университете динозавров. Поиски ископаемых костей лучше проводить, однако, в начале ноября, пока не ударили заморозки.

Мэтт бросил палку псу, которого, по настоянию детей, они взяли с собой. Мэтт не возражал: старому псу не мешало поупражняться, особенно после того, как в четверг Эмма безуспешно пыталась приготовить бефстроганов. – Как по-твоему, что мы найдем?

– Возможно, осколки фаянсовой посуды первопоселенцев, возможно, старые кости. – Собака прибежала, тяжело дыша, и опустила к ногам Мэтта палку. – Возможно, ничего.

– О, они что-нибудь отыщут, – заверила Эмма. – Красивые камушки или яркие листья. Девочки горазды на такое.

– Наконец ты со мною заговорила, – сказал Мэтт, бросая палку вновь. На безоблачном небе появилась широкая радуга, и собака возбужденно залаяла. – Я ценю это. Это означает, что ты готова принять мои извинения?

– Я в самом деле не хочу…

– … говорить об этом, – закончил Мэтт за нее. Он остановился и повернулся к ней лицом: – Но мы уже говорим об этом. Сейчас. Мы занимались любовью две недели назад, Эмма.

– Ты это так называешь? Я думала, это называется «заниматься сексом».

Он взял ее за руку, когда она стала удаляться от него.

– Мы занимались любовью, Эмма. И это было что-то особое. Я никогда не хотел причинить тебе боль. – Он наклонился и коснулся губами ее губ.

– Не надо, – сказала она, однако глаза ее говорили об ином. – Могут увидеть девочки.

– Они слишком заняты разглядыванием камней. – Мэтт улыбнулся. – Я прощен?

Эмма не расщедрилась на ответную улыбку.

Хотя минуло тринадцать дней, но при каждом взгляде на нее он сразу вспоминал о том, что был внутри ее тела. Вспоминал о ее коже и о том, как тесно было ее лоно. Всякий раз, как он заходил в сарай, у него перехватывало дыхание. И всякий раз он твердил себе, что не дело так зацикливаться на Эмме, что свет клином на ней не сошелся. Она – женщина из города, она здесь только на время, она ему не подходит. Но вопреки всему он стоял сейчас перед ней и жаждал вновь ее поцеловать, а единственное, чего опасался, – последствий.

– По-моему, нам надо просто держаться подальше друг от друга. – Однако она позволила ему взять ее под руку и повести вдоль русла реки. – До сих пор, как мне кажется, это действовало очень хорошо.

– А я думаю, нам следует пойти пообедать в ресторан, – воспротивился он. – Только ты и я. Тебе, должно быть, надоело готовить.

Она слабо улыбнулась:

– А тебе, должно быть, надоело есть мою стряпню?

– Любимая, этот пес и я съедаем все, что бы ты ни сготовила.

Сорроу отскочил назад и весело забегал вокруг них.

– Ты приглашаешь меня на свидание?

Он проглотил комок в горле и понадеялся, что его ответ будет правильным:

– Да, думаю, самое время. Ты согласна?

– Папа! – Мелисса неслась к ним навстречу с чем-то в руках. – Посмотри, что я нашла! – (Эмма выдернула руку из руки Мэтта.) – Но я не знаю, что это. – И девочка выронила какой-то предмет. – Что это?

Это был осколок кости. Находка помешала ему услышать ответ Эммы на приглашение о совместном обеде. Мэтт с интересом разглядывал кость.

– Я бы сказал, что это какое-то орудие язычников, возможно мотыга.

Мелисса запрыгала от радости, не обращая внимания на оклики сестер.

– Правда? Могу я взять это в школу?

– Почему бы и нет? Думаю, это сделано, скорее всего, из кости буйвола. Когда будем в следующий раз в Линкольне, можем заглянуть в Моррилл-Холл и спросить.

– Здорово!

Он протянул кость Эмме:

– Ты когда-нибудь видела такое?

– Нет. Никогда. – Она вернула находку его дочери.

– Не зря говорят: белая, как кость, да?

Мелисса покачала головой:

– Белая, как загадка. Белая, как вода.

– Этот ручеек коричневый. Как грязь, – сказал Мэтт. – Что ты видишь в нем белого? Его дочь вздохнула:

– Иногда он белый, когда на него падает солнце.

– Ого.

Эмма сказала, что из нее выйдет художник. Мэтт догадывался, что они видят вещи вокруг по-разному, потому что в его глазах ручей был коричневым, и только.

– Невероятно, что ты что-то нашла, – сказала девочке Эмма. – Покажи мне где.

– О'кей.

Теперь не он, а его дочь взяла Эмму за руку. Мэтт стоял на речном берегу и следил, как они бегут туда, где остальные склонились над холмиком под тополями. Он боялся, что Эмма уедет, когда у Макки перестанет болеть ухо, однако она осталась. Не из-за него, он не строил иллюзий на свой счет, просто Эмма знала, что Рут не справиться с девочками одной. Его тетка по-прежнему почти не вставала с дивана, ковыляла на кухню лишь затем, чтобы поесть, и он знал, каких мучений ей это стоит. Он полагал, что Эмме тоже это известно. Однако что произойдет, когда Рут переедет в свой дом и Эмму больше ничего не будет удерживать?

Мэтт поспешил присоединиться к своей семье. Он знал, что в случае нужды найдет кого-нибудь, кто позаботится о его девочках. Однако заменить Эмму будет непросто.

Его бросало в жар от одних лишь раздумий на эту тему.


Эмма маялась всю неделю, не в силах прийти наконец к какому-то решению. В воскресенье она ездила в Норт – Платт покупать себе платье на те деньги, что приберегла. Она не могла пойти в ресторан (если вообще могла решиться на такой шаг) в джинсах и тенниске. Она купила также бледно-зеленый вязаный свитер под цвет шерстяных носков. И денег еще с избытком оставалось на то, чтобы купить билет на самолет до Чикаго, что при необходимости ей придется сделать.

Она уточнила стоимость билета в маленьком аэропорту Норт-Платта просто для собственной уверенности.

Оставшиеся дни недели были такими же, как обычно. Эмма сопровождала девочек в школу и обратно, покупала продукты, готовила еду и даже (когда не было выбора) хваталась за пылесос и чистила ковры. Макки непрестанно болтала о своем грядущем дне рождения. Как-то днем приходила подруга Марты, чтобы поупражняться в балетном танце. А однажды утром она присоединилась к двум женщинам-матерям и пила с ними кофе в кафе, пока воспитатели детского сада совещались. Она по-прежнему валилась в кровать от усталости около половины десятого, однако больше не плакала, когда не ладилось с приготовлением того или иного блюда. Томсоны в любом случае съедали все.

– Ты пропустишь передачу!

– Иду!

Эмма поспешила вниз, уложив прежде в постель для послеобеденного отдыха Макки и Мелиссу.

Она обогнула угол гостиной и уселась на стул лицом к телевизору. Рут объяснила ей сюжет «Дней нашей жизни», и теперь она была так же подкована, как и старая дама.

– Вот, – сказала Рут, вручая ей крохотный прямоугольник, который когда-нибудь в следующем тысячелетии должен был превратиться в покрывало из шерсти афганских коз. – Я прошлась и закрепила эту выемку, и я не вплетала зеленой пряжи, поэтому, когда пожелаешь сменить цвета, можешь связать зеленый.

– Спасибо. – Эмма никогда не делала ничего подобного, только подсчитывала вышитые салфетки на уроке домоводства у мисс Финч. В Небраске мисс Финч не продержалась бы и трех часов. – Я по-настоящему ценю ваши уроки вышивки тамбуром.

– Не могу поверить, что ты начинаешь с нуля. Когда ты берешь вязание и приступаешь к работе, той указательный палец находится в абсолютно правильном положении.

Эмма уложила пряжу на колени и взяла крючок.

– Вы приняли лекарство?

– Забыла. – Рут вздохнула и потянулась за свои таблетками. – Я не думала, что буду так долго еть. Ненавижу причинять беспокойство.

– Вы и не причиняете, – заверила Эмма. – А кроме того, вы вынуждены оставаться здесь, пока я осваиваю вязание тамбуром.

Рут вздохнула:

– Н-да, по-моему, это означает, что я пробуду здесь чертовски долго. А ты?

Улыбка исчезла с лица Эммы, когда она встретилась глазами с больной.

– Не думаю.

– Есть причина?

– Да. Несколько.

Рассерженный отец. Жизнь в Чикаго. Лживый бывший жених. И фермер, который никогда ее не полюбит, который думает, что однажды она станет заниматься любовью с другими мужчинами. Что ж, возможно, он и прав, однако ей трудно вообразить такое, пока она по уши влюблена в Мэтта Томсона.

– Надеюсь, они хорошие, – сказала Рут, пялясь на телеэкран. – Что ты думаешь о дочери Марлены, разорвавшей свою помолвку?

– Думаю, она поступила правильно. – Эмма обмотала вокруг пальца нить желтой пряжи и во ткнула крючок туда, куда, как она надеялась, и было нужно.

– Да, пожалуй, женщина должна быть уверена в своем мужчине, прежде чем идти с ним под руку к алтарю. Вот что я думаю.

– Вы мудрая женщина, – согласилась Эмма.

– Солнышко, когда ты три раза побываешь замужем, как я, ты поймешь, почем фунт лиха. И будешь лучше знать мужчин.

Эмма подумала о Мэтте и о его приглашении пообедать вдвоем в ресторане.

– Как вообще можно понять мужчин?

– Главное для них – секс и еда, – хихикнула Рут. – Вот чем они живут. Этим и еще желанием защищать своих женщин. Ты должна вселять в мужчину чувство, будто он – король горы, будто он – существо особое.

– Как этого добиться? – Клубок зеленой шерсти соскочил с ее колен и упал на пол.

– Если он хорош в постели, то ты его кормишь, ты его любишь и обращаешься с ним по-доброму. Некоторые из них не слишком-то умны, но все они довольно чувствительны. – Рут изменила положение тела и содрогнулась от боли. – Передай мне вон те ножницы, ладно? Меня утомил фиолетовый цвет.

Она ответит ему согласием, решила Эмма. А кроме того, она уже много недель не держала в руках меню и не имела удовольствия заказывать по нему блюда.


Мэтт ожидал ее в гостиной. Когда Эмма вошла комнату, он встал и улыбнулся ей.

– Я готова, – сообщила она, удивляясь, отчего то все на нее так уставились. – В чем дело?

– Ты… ты выглядишь великолепно, – вымолвил Мэтт, запинаясь от волнения.

Мелисса сновала рядом, прикасаясь к ее яркой юбке:

– Зеленая, как яблоки.

– Именно так барышня в магазине назвала зеленое яблоко.

– А где платье принцессы? – Марта была разочарована. – Я думала, ты сегодня будешь в нем.

– Я люблю это платье еще больше, – заверила ее Эмма. – Но белый цвет не годится для этого времени года.

– А еще мне нравятся твои сапоги, – сказала Марта. – У моей учительницы такие же.

Эмма посмотрела на закругленные мыски своих кремовых ковбойских сапог. – Я не смогла устоять. Они были уцененные.

– Очень мило, – сказал Мэтт. – Мы сделаем из тебя настоящую женщину Запада.

Она пошевелила кончинами пальцев на ногах.

– Они гораздо удобнее, чем я думала.

– Тогда пошли. Поедем в город. – Он взял ее за руку, и она не возражала, когда их пальцы переплелись. Он нежно сжал ее пальцы и потянул за собой к двери, а она на ходу давала указания, как готовить легкий ужин, когда ложиться в постель и до которого часа смотреть телевизор.

– Никаких ужастиков, – настаивала она. – И ровно в девять в постель.

– Нет проблем, – сказала Марта, глядя на них сияющим взглядом. – Хорошо вам повеселиться.

Эмма замечательно провела время. Она убеждала себя, будто это потому, что ей не нужно было готовить ужин. Потому, что у нее был официант, было меню и был столик с зажженными свечами.

А вовсе не потому, что она влюблена и любимый мужчина сидит рядом с ней. О нет, не поэтому. Быть влюбленной в него не означает дать ему почувствовать это. Действительно, для нее много лучше, чтобы он об этом не знал. Недавно ее гордость и без того была уязвлена. Ей ни к чему, чтобы теперь ее остатки затоптал ковбой. Их сапоги шлепнулись на пол одновременно.

– О, хорошенькое дело, – пожаловалась Эмма, дотягиваясь до кончиков своих разбитых ног. – Я никогда больше их не надену.

– Полежи, – сказал Мэтт. Эмма вытянулась на его широкой кровати, а он стал растирать ей ноги. – Лучше?

– Много лучше. У меня никогда не было проблем с туфлями на высоких каблуках. Я думала, в elinorax будет куда удобнее.

– Тебе нужно их разносить, – шептал он, поглаживая ее ногу. Он приподнял краешек ее платья и коснулся губами внутренней стороны колена.

Руки Мэтта забирались все выше и выше, и Эмма чувствовала, как тепло распространяется от ее коленей вверх.

– Ты говоришь о сапогах или о чем-то ином?

– Ты не можешь слишком многого требовать сразу, – сказал он, не обращая внимания на ее вопрос, – если рассчитываешь встать на ноги на следующий день.

Она уставилась куда-то в потолок:

– Что я сейчас здесь делаю?

Его губы медленно поднимались вверх по ее бедру.

– По-моему, это вполне очевидно, любимая.

– Когда ты называешь меня «любимая», я понимаю, в какой я опасности.

Она почувствовала, как его пальцы скользнули ей под трусики.

– Мы оба в опасности, – сказал он. – С той минуты, как ты взглянула на меня в «Золотом загоне».

– Да. – Стоило им остаться в ресторане наедине, как их помыслы невольно устремились к сексу. Они отказались от десерта, решив не засиживаться. Потом он гнал фургон домой со скоростью восемьдесят миль в час. Ее дыхание участилось, когда он провел рукой вдоль ее живота и приспустил ее нижнее белье. – Все рестораны в Небраске носят такие диковинные имена?

Ее платье было задрано на грудь, трусики очутились на полу вместе с сапогами и носками, а губы Мэтта ласкали внутреннюю сторону ее бедер. Она подумала, падал ли кто-либо в обморок от нестерпимого наслаждения? Она прикусила губу, чтобы не закричать. Взрыв чувств, горячих, неведомых прежде, сотряс ее тело. Мэтг продолжал целовать ее уже медленнее, пока она не обессилела. Тогда он снял с себя одежду, и Эмма почувствовала, как прогнулась под ним кровать.

– Давай, любимая, я помогу тебе снять платье.

– Это еще не все? – спросила она обессиленно, но все-таки с трудом приподнялась и стянула через голову платье.

– Мы только начали, – сказал он, проводя пальцем по ее спрятанной под кружевами груди.

– Что будет теперь?

Он поцеловал ее и улыбнулся в ответ:

– Ты все узнаешь, прежде чем покинешь эту постель.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

– Определенно я чувствую себя лучше, – объявила Рут, приподнимаясь с дивана. – Ох уж этот мерзкий приступ. Хочешь, я помогу посыпать торт сахарной пудрой?

– Я справлюсь сама, – уверила ее Эмма. – Я купила пару банок шоколадной глазури. Рут побледнела:

– Банок?

Эмма сложила будущее покрывало из афганской шерсти (шерстяную полоску в семь дюймов) в пластиковый пакет, где хранилась ее пряжа. Очередная серия «Дней нашей жизни» закончилась, скоро пробудится от послеполуденной дремоты Макки.

– Куда делась Мелисса? Она сказала, что хочет помочь мне украсить торт.

– В отваге тебе не откажешь, – сказала Рут. – Пока ты будешь заниматься тортом, она вас обеих обсыплет шоколадом.

Эмма посмотрела на свои перепачканные джинсы.

– Ничего. Я уже извозюкалась, пока пекла.

Рут покачала головой.

– Ты никогда раньше не выпекала тортов, верно?

– Нет, но кулинарная книга…

– У тебя отменная выдержка, девочка, вот что я тебе скажу. – Она схватилась за трость и заковыляла на негнущихся ногах через комнату на. перед-нюю веранду. – Никогда бы не подумала, что ты продержишься больше одной недели.

И я бы не подумала…

Эмма разбудила именинницу, быстренько ее искупала и нарядила в самое праздничное платье.

– Мне четыре, – сказала Макки, поднимая четыре пальчика.

– Я знаю. – Она встала на колени и осторожно расчесывала девочке волосы, пока они не сделались гладкими, а потом заколола их в конский хвостик, любимую прическу Макки.

– В школе для меня устраивают вечеринку.

– Да. Завтра. Я приготовила пирожные к чаю.

Она испекла шоколадный слоеный торт и двадцать три пирожных к чаю. Подарки были завернуты, запеченное мясо уложено в особую кастрюлю, а желе (на сей раз вишневое) приготовлено и поставлено в холодильник сразу после завтрака. Чуть промедли, и оно бы не застыло к сроку. Все должно получиться как надо, чтобы не испортить вечер.

– Ты приготовила мне подарок?

– Приготовила. Повернись-ка и дай мне посмотреть, какая ты хорошенькая. – (Дитя заулыбалось.) – Вот теперь я убедилась, мисс Маккензи, что ты выглядишь на все свои четыре годика.

Макки бросилась Эмме на шею:

– Я люблю тебя, Эмма.

– И я люблю тебя, солнышко.

О да, разумеется, она их всех любит, хотя вслух произнесла эти слова впервые. Мэтт любил ее, и по-настоящему, но он не говорил о будущем. Он работал весь день не покладая рук, только иногда просил ее прокатиться с ним за компанию на грузовике. Она отвозила девочек в город, завела несколько знакомств, покупала продукты. Ее покрывало из афганской шерсти росло, и так же вырастала любовь, которую она испытывала к своему новому семейству. Он ни разу не упоминал о любви, так же как и она. Их любовь существовала, и этого было достаточно.

Поскольку Мэтт заканчивает сегодня работу рано, он, возможно, заглянет к ней в спальню. За эти последние недели они часто спали вместе, то у него в комнате, то у нее. Она улыбнулась самой себе: преимущество последнего в том, что хорошо засыпать ночью, а преимущество первого в том, что удобно по утрам вставать.

– Давай, – сказала она малышке. – Пойдем подготовимся к твоей вечеринке. Только не показывай носа на кухне.

– Мой торт красивый?

– Будет красивым, как только Мелисса и я все закончим, – пообещала она. – Тетя Рут на веранде. Ты можешь там поиграть и увидишь, когда Марта придет домой.

Это должно быть просто, как подумала позже Эмма. Самое трудное – сделать шоколадную глазурь и потом разделить торт на части, держа при этом десертный нож под правильным углом. Она далеко не сразу нашла этот правильный угол. Мелисса охотно запускала свои пальчики в шоколадную глазурь и занималась этим, пока Эмма не обратила внимание на перемазанное личико и одежду ребенка. Один из котов загадочным образом проник в дом, и его пришлось выгонять вон. Рут запамятовала, куда она спрятала подарок Макки на день рождения. Марта начала хныкать, когда вспомнила, что оставила в школе в своей парте «особую карточку» для сестры. Мэтт заглянул выпить кофе и натоптал сапогами на чистом кухонном полу. Она вручила ему метлу:

– Ты принес это, тебе и уносить.

– Слушаюсь, сударыня. – Он подмигнул ей, улыбнулся Марте и стащил немного шоколадной глазури, пока Эмма, как он думал, на него не смотрит. Разумеется, она смотрела; ей нравилось на него смотреть.

– Сейчас же прекрати, – приказала она, развеселив этим девочек.

– У тебя шоколад вот здесь, – сказал он, касаясь щеки Эммы.

Его глаза искрились озорством, поэтому Эмма бессознательно подняла подбородок, чтобы он мог ее поцеловать.

– Тетушка Стеф! – завизжала Марта, и Мэтт повернулся к высокой брюнетке, стоящей в дверях кухни.

У нее был ошеломленный вид, оттого что она увидела, как близко ее брат подошел к экономке. Эмма отступила на шаг и встретилась с пристальным взором женщины. У той были тщательно взбитые густые волосы длиною до подбородка, рыжевато-коричневые брюки из дорогой ткани, а ворот белой блузки был открыт, чтобы было видно массивное золотое ожерелье. Она несла в одной руке кожаное пальто, в другой – дамскую сумочку.

– Привет, – сказала сестра Мэтта, скользнув взглядом по мятой одежде Эммы и по ее перепачканным в шоколаде пальцам. Марта и Мелисса вцепились в свою тетю и запрыгали от радости. Стефани восприняла это как должное. Она вновь обернулась к Эмме, одарив ее вежливой улыбкой: – Я Стефани Корделл, сестра Мэтта.

– Что ты здесь делаешь? – Мэтт отдал Эмме метлу и обнял сестру за плечи. – Стеф, познакомься с Эммой Грей, новой домработницей, которая спасла мне жизнь.

Новой домработницей? Эмма не была уверена, что ей по душе такое выражение, однако она полагала, что Мэтт не может сказать при детях: «Познакомься с моей новой возлюбленной». Она изобразила на лице улыбку и пожала руку, которую холодно протянула ей Стефани.

– Привет, – сказала она. – Рада познакомиться. Девочки так много рассказывали о…

– Я не слышала, как подкатила машина, – сказала Рут, ее лицо при виде племянницы расплылось в улыбке. – О Господи, мне следовало бы знать, что ты не пропустишь день рождения Макки.

– Тетушка Стеф! – Макки вприпрыжку пустилась к гостье.

– С днем рождения, солнышко. – Стефани вручила ей маленькую коробочку, завернутую в розовую бумагу, и повернулась, чтобы обняться с Рут. – Клей должен быть в Денвере на деловой встрече, поэтому я договорилась, чтобы он подбросил меня к вам без предупреждения. – Ее взгляд опять скользнул по Эмме.

– Клей тоже приехал? – спросил Мэтт.

– Я не позволила ему. Велела высадить меня у развилки, поэтому вы и не видели машины.

Мэтт захохотал:

– Кое-кто в нашей семье никогда не повзрослеет.

– А кое-кто из нас хранит секреты, – сказала гостья, ударяя его по руке.

– Эй, – возмутился он. – Это еще что?

Стефани не ответила. Она помогла Рут сесть на стул.

– Мэтт сказал, что тебя уложили на диван. Теперь ты чувствуешь себя лучше?

– Готова завтра отправиться домой, – заявила Рут, что было новостью для Эммы. Мэтт также выглядел удивленным.

– Можно открыть? – спросила Макки.

Ее тетя улыбнулась:

– Конечно.

– Нет, – одновременно с ней сказал Мэтт.

– Почему бы тебе не потерпеть, пока ты не задуешь на торте свечи? – спросила ребенка Эмма. – Будет куда приятнее открыть все подарки разом.

– О'кей. – Она растолкала на своем пути сестер и положила коробку на стол. – Какая красивая коробочка. Огромное-преогромное спасибо.

– Огромное-преогромное пожалуйста.

Мэтт прошел в переднюю.

– Я заглянул выяснить насчет ужина, поэтому пойду, пока еще больше не наследил на полу.

– Хорошая мысль, – сказала Стефани, потом повернулась к Эмме с озабоченным видом:

– Мы с тобой не встречались прежде, Эмма?

– Нет.

– Твое лицо мне знакомо. Ты жила когда-нибудь в Омахе?

– Нет. – Эмма прислонила метлу к стене и прошла за прилавок. Она предпочла бы, чтобы ее оставили на кухне одну и она могла без посторонних глаз управиться с ужином. – Почему бы вам всем не пойти в гостиную и не позволить мне собирать на стол? Я позову вас, как только все будет готово.

– Пошли, милые, – сказала девочкам их тетя. – Пусть Эмма поступает по-своему. Уверена, она обрадуется, если мы не будем ей мешать. – Стефани бегло взглянула на праздничный торт, верхний слой которого накренился набок. – Ты уверена, что тебе не нужна помощь?

– Уверена. Всё под контролем, – успокоила ее Эмма. – Мы сядем за стол примерно через час.

– О'кей.

Стефани увела девочек с кухни, следом заковыляла изо всех сил Рут, оставляя Эмму одну заканчивать свои хлопоты над угощением, которое должно было стать чем-то особенным ради Макки.

– Любопытный привкус, Эмма, – сказал Мэтт, доедая вторую порцию круглого бифштекса.

– Он очень… необычен, согласилась его сестра. – Что это?

– Круглый бифштекс, зеленая фасоль, грибная подливка и консервированное молоко. – Эмма помогла Макки вытереть салфеткой лицо. Пока что вce идет нормально. – По рецепту требовалось топленое молоко, однако я нигде его не нашла, поэтому вместо него использовала подслащенное консервированное..

– Вот как, – сказала Стефани, обменявшись взглядом с Рут. – Очень харошо.

– Очень хорошо, – эхом, отозвалась Рут.

– Тебе помочь убрать со стола?

– Нет. Посидим еще. Через пару минут будут торт и кофе.

– И подарки, – заявила Макки. – И свечи.

– Да, – засмеялась Эмма. – Они тоже.

Никто, казалось, не заметил, что торт кренился набок, а на его шоколадное глазури пестрели пятнышки. Эмма написала на торте розовым кремом: «С днем рождения», а Макки без особых усилий и под громкие аплодисменты задула четыре толстых розовых свечи. Пока Эмма пыталась нарезать торт, малышка развернула свои подарки. Мэтт заметил, что Эмма никак не справится с тортом.

– В чем дело? Хочешь, я наточу нож?

– Нет. – Она, сохраняя приветливое выражение лица, всмотрелась в нижнюю часть торта. – Я использовала новый противень для торта, тот, у которого выдвижное дно. По-моему, я забыла его убрать.

– Такое может случиться с каждым, – сказала Стефани. – Чем ты занималась до того, как пришла работать сюда?

Эмма скрипнула зубами и с трудом передвинула кусочек торта на розовую бумажную тарелку.

– Я ухаживала за своим отцом.

– Он был болен?

– Нет. – Он был избалован, надменен и приучен к тому, чтобы его приказы выполнялась. – О…

Новое платье от тети, толстая пачка картинок-загадок от Рут, кукла Барби от сестер, еще один плюшевый розовый медвежонок от отца и крохотное розовое танцевальное трико-леопард с колготками к нему (заказанные в универсальном магазине) от Эммы – Макки визжала от радости. Девочки умчались надевать свои танцевальные костюмы, чтобы покрасоваться перед Стефани, а взрослых Эмма выгнала в гостиную. Она пообещала им кофе и отвергла предложения о помощи. Приняв пару таблеток аспирина, она завернула два оставшихся кусочка торта, выбросила оберточную бумагу в мусорное ведро, включила кофейник и поставила под воду грязную посуду. Она пережила свою первую вечеринку. Встретилась с сестрой Мэтта. Конец света не наступил.

– Эмма, иди глянь! – Марта примчалась к дверям кухни. – Тебя показывают по телевизору!

Не надо было выходить в гостиную. Не надо было стоять рядом с Мэттом и смотреть, как Эмили Грейсон вылезает из черного лимузина и шествует по тротуару близ церкви.

– Платье принцессы! – кричала Мелисса.

– Что, ради Бога… – начала было Стефани, но Рут зашикала на нее.

– Эмили Грейсон, так называемая «сбежавшая невеста», по-прежнему находится в психиатрическом отделении этой чикагской больницы, – говорил диктор. Изображение Кена на ступеньках больницы сменило кадры со свадьбой. – Ее жених, Кен Ченнинг, продолжает наносить регулярные визиты в больницу, в то время как его отец проводит кампанию по выборам в сенат. Ходят слухи, что финансирует избирательную кампанию Ченнинга Джордж Грейсон, отец невесты. Но где же Эмили Грейсон? Видели ли ее последний раз тридцатого августа садящейся в такси? Или она в больнице? А может, просто решила, что не хочет быть женой сенатора? Смотрите завтра интервью с женщиной, которая шила для нее свадебное платье.

– Я хотела посмотреть «Колесо Фортуны», но переключатель не работает. Проклятые батарейки, должно быть, сели, – сказала Рут. Она ударила тростью по пульту управления и понизила звук. – Как этой штукой переключить на другой канал?

– Сестра-близняшка, – сказал Мэтт, оборачиваясь к Эмме. – Скажи мне, что у тебя есть сестра-близняшка.

– Вот почему твое лицо мне так знакомо. – Стефани собрала детей вокруг себя, словно желая защитить их от некоего монстра. – За этот месяц тебя часто показывали в «Тяжелом случае».

Марта подняла глаза на тетю:

– Хочешь взглянуть на платье принцессы? Оно у Эммы в чулане.

– Марта, отведи сестер наверх. Уже пора спать. – Мэтт не отрывал глаз от лица Эммы, пока дети покидали комнату. – Что, черт возьми, здесь происходит?

– Я не вышла за него замуж, – прошептала она. – Помнишь? Я говорила тебе, что застала своего жениха кое с кем еще.

– На свадьбе? – недоверчиво спросила Стефани. – Ты Эмили Грейсон? Неудивительно, что ты не умеешь готовить. Прошлым летом ты была на обложке «Дня женщины». – Она повернулась к Рут: – Там была целая статья о том, как устроить свадьбу.

Рут опустилась на диван:

– Ты сбежала из психушки и приехала в Небраску? Ради чего?

– Я никогда не была в больнице, – объяснила Эмма. – Это просто небылица, сочиненная моим отцом. Я сбежала со свадьбы и села в первый же самолет из Чикаго. Он приземлился в Линкольне.

– Ты не Эмма Грей, – вымолвил Мэтт. – Ты принцесса из высшего света, которой нужно было на время где-то спрятаться. Как долго ты собиралась все это утаивать? Пока не пройдут выборы? Это так важно, чтобы твой дружок попал в сенат?

– Я никому не хотела причинить боль.

Его брови поползли вверх.

– Ага. Думаю, люди твоего круга обычно добиваются, чего хотят. Не причиняя, разумеется, никому боли.

– Оставь свой сарказм, – предупредила Стефани. – Может быть, Эмма была напугана. По какой иной причине ей сбегать и прятаться?

– По какой иной? – отозвался Мэтт. – Кто знает, почему Эмма совершает те или иные поступки!

Она понимала, что он ждет от нее объяснений, однако не знала, что сказать ему в присутствии других женщин.

– Могу я поговорить с тобой наедине?

Мэтт покачал головой.

– Мне больше не хочется беседовать.

Он покинул комнату, и минуту спустя женщины услышали, как хлопнула входная дверь. Эмма собрала подарки.

– Думаю, мне лучше отнести это Макки и посмотреть, улеглись ли дети в кровать.

– Я помогу тебе, – предложила Стефани, выхватывая из рук Эммы плюшевого медвежонка. – Я так соскучилась по детям. – Она поднялась вслед за Эммой по лестнице. – Знаешь, это к лучшему. Не волнуйся. Когда ты вернешься к своей привычной жизни, я заберу детей к себе. Ни Мэтт, ни Рут не могут заботиться о них в одиночку.

– Нет, конечно, не могут. – Эмма замешкалась, достигнув лестничной площадки, и обернулась к сестре Мэтта: – Он не хотел отдавать девочек на воспитание тебе, не так ли?

– Ну да. – К глазам Стефани подступили слезы. – Мы с мужем не можем иметь собственных детей.

– Извини.

Стефани пожала гщечами.

– Моим племянницам будет лучше со мною, и Мэтт должен это понять. Никакая няня, никакая домработница не полюбит их так, как любят настоящие родители!

Эмма хотела было возразить, однако, в сущности, сестра Мэтта была права. Эмили Грейсон не была и никогда не будет членом семьи Томсон. Ее собственная семья состоит из одного лишь отца, который предпочтет, чтобы она была несчастлива в браке, но только не бросала тень на его репутацию.

– Мэтт не позволит тебе забрать их.

– Конечно, позволит, – Стефани понизила голос. – Он желает им добра. Разумеется, теперь он понял, что домработница – не решение проблемы.

– Нет, – согласилась Эмма. – Конечно, не решение.

Стефани помолчала.

– Не будь слишком суровой к моему брату, Эмма. Сегодня годовщина со дня смерти Патти. Не думаю, что он когда-нибудь придет в себя.

– Она умерла при родах Макки? Как такое могло случиться?

– Нет. В автомобильной аварии. Макки появилась в результате кесарева сечения, незадолго до того, как Патти умерла.

– Извини, – прошептала Эмма. – За всё.

Она направилась в комнату Марты. Поцеловала девочек на ночь, уложила их в кровать, уклоняясь от вопросов по поводу увиденного по телевизору; и объяснила, как могла, что должна будет оставить их ненадолго, чтобы поговорить с их тетей.

Она решила не плакать – ради себя самой, ради детей, ради Мэтта. Спустилась в гостиную, где на диване спала Рут. Заключительный раунд телеигры «Риск» закончился. Эмма убралась на опустевшей кухне, устранив все следы недавней вечеринки, и перед тем, как уйти к себе, зарядила кофеварку.

Выхода нет, решила она. Открыла чулан и притронулась пальцами к своему свадебному платью. Настало время возвращаться домой. Мэтт Томсон нанимал ее для ухода за детьми. Она почти заменила ему жену, но она не любима. Женщина, которую он любил, погибла четыре года назад. Удобной заменой жены – вот все, чем она стала. Он никогда не говорил о любви, равно как и она. Она готовила, убирала, заботилась о детях. Согревала его постель по ночам.

Она так и не призналась ему, кем была на самом деле – Эмили Грейсон, а не Эммой Грей, которой по-настоящему хотела стать, и особенно сильно теперь.

Эмили Грейсон, кажется, не очень-то желанна здесь, на ферме «Три грека». Она смутное воспоминание, едва уловимая тень беэ четкого контура. Мэтт не простит ей такого обмана. И у него нет никаких оснований прощать.

Для Эмили пришло время возвращаться домой и начинать новую жизнь. А то, что начинать ей придется с разбитым сердцем, об этом никто никогда не узнает. Она имела глупость полюбить его. Теперь настала пора преодолеть эту глупость.


– Она уехала? Это как же понять? – Он уперся в бока руками и ждал ответа. Он два часа промаялся на кухне, ожидая, пока Эмма проснется все лишь затем, чтобы узнать, что ее вовсе нет ферме.

Стефани и Рут переглянулись и снова посмотрели на Мэтта.

– Она уехала, вот и все, – сказала его сестра. – Оставила для девочек записки, поэтому они не будут слишком расстроены. Разве это не любезно с ее стороны?

– Она уехала? – Он никак не мог до конца уяснить этих слов. – Как? Куда?

– В Норт-Платт. Я взяла фургон и сама отвезла ее. Она сказала, что хочет уехать.

– Глупец, – сказала Рут. – У тебя здесь была совершенно замечательная женщина, а ты позволил ей уехать.

– Я не позволял ей уезжать, – наполнил Мэтт. – Стефани отвезла ее.

Взгляд его сестры дрогнул:

– Она попросила меня об этом.

– И ты решала, что, убрав ее с дороги, получишь девочек раз и навсегда. – Он подошел щ сестре вплотную и заглянул ей глаза. – Мои дочери останутся здесь, со мной. Понятно?

– Ты говорил, что если не сможешь найти помощницу, то будешь вынужден…

– Я их отец, – сказал он, смягчая голос, чтобы Стефани не заплакала. Он не выносил, когда она плачет. – Нужно, чтобы они росли в своем собственном доме.

– Я как раз и хотела тебе помочь. – Она протянула к нему руки, и он прижал ее к себе. Рут повысила голос:

– Ради Бога, Стеф, оставь Мэтта в покое, найди какое-нибудь другое применение своим материнским чувствам, усынови детей, не имеющих родителей. Таких, ей-Богу, немало.

– То же самое говорит и Клей, – всхлипнула Стефани. – Я просто подумала…

– … что могла бы получить моих девочек, – закончил за нее Мэтт. – И, возможно, так оно и было бы, если бы Эмма… Эмили… не отказалась от работы.

– Верни ее, – настаивала Рут. – Она еще не закончила свое покрывало.

– Нет, – сказал Мэтт.

Он собирался провести остаток этого дня вне дома. Он намерен работать до изнеможения.

– Упрямый дурак, – сказала Рут, указывая на него тростью. – Она была хорошая девушка.

Терпение Мэтта лопнуло:

– Она появилась в Линкольне за несколько часов до того, как я ее встретил. Она поехала ко мне домой. Под фальшивым именем. С фальшивой историей. Она обманула нас, Рут.

– А еще она чертовски хорошо о нас заботилась, – напомнила ему тетя. – Я не слышала ни одной жалобы с твоей стороны.

– Нет, – согласилась его сестра. – В действительности было, по-моему, совсем наоборот. Ты ведь хотел поцеловать ее, когда я вчера входила, не так ли?

Он не только целовал Эмили Грейсон, он сделал гораздо больше, но, черт возьми, он не намерен обсуждать со своей родней собственную сексуальную жизнь. Мэтт схватил шляпу и нахлобучил себе на голову.

– Я ушел.

– Глупец, – сказала Рут. – Позволить уйти хорошей женщине. Только из-за своей гордыни.

Эти слова остановили его. Он обернулся и еще раз посмотрел на свою тетю:

– Разве этот отъезд на моей совести?

– Ты влюблен в нее.

Стефани выпучила глаза:

– Влюблен?

– Вот именно. И он считает, что она просто поиграла с ним в любовь, и все. – Рут покачала го ловой. – Ты совсем не понимаешь женщин, Мэттью. Только потому, что Патти…

– Не впутывай ее сюда.

Рут вздохнула:

– Эмма, Эмили, как бы ее ни звали, но ты любишь ее. И ты заставил ее уехать. Так что все на твоей совести.

– Эмили Грейсон собиралась замуж за другого. Она, должно быть, любила его. Когда я ее встретил, на ней все еще было подвенечное платье.

– Так вот что втемяшилось в твою башку? Женщины, знаешь ли, иногда передумывают. – Она погрозила ему тростью. – Она не любила этого Ченнинга, кем бы он ни был. Она не вышла за него замуж.

– Выйдет, – сказал Мэтт, зная, что даже теперь она может вернуться в Чикаго. Сегодня вечером он увидит ее по телевизору.

Мэтт считал, что ему лучше покинуть дом и попинать изо всех сил старый трактор, иначе он не выдержит. Меньше всего на свете он хотел думать сейчас о любви. Если когда и решит отправиться за Эмили, то это будет его, и только его, дело.


– Отсюда замечательный вид.

– Да. – Эмили даже мельком не скользнула взглядом по высоким окнам, откуда открывался вид на озеро, хотя Паула, казалось, была им зачарована. Еще бы: она с Фредом жила в соседнем здании.

– Он заедет за тобой, – уверяла ее подруга. – Сегодня вечером ты идешь с ним на обед, верно?

– Да. – Ее отец понял, что Эмили не собирается больше подчиняться его приказам, и сменил тактику. Сказал, что беспокоится за нее. – Отличная возможность дать снимок в прессу – воссоединенные отец и дочь.

Эмили осмотрела пустую квартиру. Завтра ей нужно будет подписать документы об аренде, а потом вместе с Паулой она возьмется за обустройство интерьера. Сегодня они снимут мерку с окон, чтобы заказать шторы. Это будет её первое собственное жилище. Если не считать того, что было на ферме.

– Ты могла бы вернуться, – осторожно вымолвила ее подруга.

– Я больше не могу жить дома. При удобном случае отец снова заберет власть в свои руки, я и оглянуться не успею.

– Я не это имела в виду…

– А-а…

– Ферма, Эмма. Дети. – Паула взглянула поверх плеча Эмили и вздохнула. – Я не хочу говорить о…

– О фермере? – спросила Паула, улыбаясь. – Не удастся. По-моему, он у тебя за спиной.

Эмили обернулась и увидела стоящего в дверях Мэтта. На нем была толстая замшевая куртка, его волосы были взъерошены. Он не улыбался.

– Что ты здесь делаешь?

– Твой отец дал мне этот адрес. – Он посмотрел на Паулу, ступил в комнату и протянул руку: – Я Мэтт Томсон. Рад с вами познакомиться.

– Паула Ланкастер. – Она пожала ему руку и обратилась к Эмили: – Позвони мне позже.

Ее туфельки на высоких каблуках процокали по мраморному полу. Она закрыла за собою дверь, оставив Эмили наедине с Мэттом в пустой комнате.

– Что ты здесь делаешь, Мэтт? – Она сцепила руки, чтобы он не заметил, как они дрожат. Он не сводил с нее глаз.

– Я приехал просить тебя вернуться.

– Ты предлагаешь мне работу?

Он покачал головой.

– Я предлагаю тебе выйти за меня замуж.

– Замуж? – повторила она, надеясь, что не ослышалась. – У тебя осталось то подвенечное платье, да?

Она не ответила на этот вопрос.

– Если я когда-нибудь выйду замуж, то за тако го мужчину, который будет любить меня ради меня самой. Не потому, что ему нужна жена, чтобы победить на выборах. Не потому, что ему нужна мать для его детей.

Так. Она произнесла речь, которую репетировала множество раз на тот случай, если Мэтт попросит ее уехать с ним. Теперь он может уходить.

– Моя жена оставила меня. Она полюбила другого. И даже не знала, чей это ребенок, которым она беременна, – мой или его. Дороги развезло, она ехала слишком быстро, произошла авария. – Мэтт пристально следил за выражением лица Эмили. – Я никогда не думал, что захочу жениться вновь, но если захочу, то это будет только по любви, а не по какой иной причине.

– Это вполне справедливо.

Однако он не сказал, что любит ее. Она ожидала услышать именно эти слова. Мэтт глубоко вздохнул.

– Я попросил благословения у твоего отца, – продолжал Мэтт. – Я знаю, это старомодно, но подумал, что это нужно сделать. Кажется, и он, и девочки прекрасно поладили друг с другом.

Эмили не попыталась даже вникнуть в его слова.

– Ты привез девочек с собой?

Мэтт пожал плечами.

– Стефани предложила взять их к себе, но я счел, что их присутствие на свадьбе необходимо.

– Я не выхожу за тебя замуж.

Он помрачнел.

– Ты уладила дела с Ченнингом?

– Нет. – Она невольно улыбнулась, глядя на его лицо. – Кена я не интересую. Он… в общем… он голубой.

– Голубой…

– Он целовался с другим мужчиной… со своим лучшим другом… перед свадьбой. Вот почему я сбежала. Я не хотела, чтобы кто-нибудь об этом узнал. Кен хороший человек и заслуживает того, чтобы никто не лез в его личную жизнь.

– А ты заслуживаешь мужа, – сказал фермер, обнимая ее крепче. – Поэтому возвращайся в Небраску.

– Ты любишь меня?

– Разве иначе я был бы здесь?

Эмили вздохнула:

– Пожалуйста, просто скажи эти слова, хоть однажды.

Мэтт улыбнулся. И поцеловал ее долгим волнующим поцелуем.

– Я люблю тебя, Эмили Грейсон. – По его губам вновь скользнула улыбка. – Так как же? Теперь ты выйдешь за меня замуж?

– Произнеси их снова, и получишь ответ.

– Я люблю тебя. В радости и в горести, в богатстве и в бедности, в ковбойских сапогах и в балетных туфельках. – Он коснулся ее щеки. – Так как же?

Эмили прижалась к его груди.

– Мэттью Томсон, отныне у тебя есть жена.

Примечания

1

Официальный праздник в память первых колонистов Массачусетса. Отмечается в последний четверг ноября.

2

Хэллоуин, или канун Дня всех святых, празднуется 31 октября.

3

Простофиля, голубь (исп.) – так фермеры ласково называют животных-самцов.


home | my bookshelf | | Среди песчаных холмов |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу