Book: Меланхолия Харухи Судзумии (Перевод с английского)



Меланхолия Харухи Судзумии (Перевод с английского)

Пролог

Когда я перестал верить в Санта-Клауса? По-моему, это дурацкий вопрос, и смысла в нём никакого. Но если уж говорить о том, когда же я разуверился, что старикан в красном костюме и есть Санта-Клаус, то вот вам правда: я никогда в него и не верил. Я знал, что Санта-Клаус, который появлялся в моём детском саду, был фальшивкой, и, если подумать, все мои одноклассники тоже не слишком-то верили в бездарные попытки нашего учителя его изображать. Я никогда не «видел Санта Клауса, которого целовала мама»[1] дома, но всё же я был довольно умён, чтобы с подозрением относиться к сказкам о дедушке, работающем только на Рождество.

Однако мне потребовался намного больший срок, чтобы понять, что не существует пришельцев, путешественников во времени, призраков и привидений, дьявольских организаций и сражающихся с ними супергероев из всевозможных аниме, манги и токусацу.[2] Нет, наверное, я всё понимал и про них, просто не хотел признаваться себе в этом. По сравнению с тем миром, где я просыпался каждое утро и засыпал каждый вечер, мир, который рисовали мне аниме, манга и токусацу был куда увлекательней.

Я тоже хотел бы родиться в таком мире!

Я хотел спасать беззащитных девчонок, украденных зловещими пришельцами и заточённых в неприступных замках. Вооружённый своей храбростью, умом и верной лазерной пушкой, я хотел сражаться со злодеями из будущего, меняющими нашу историю как им в голову взбредёт. Я мечтал вышибать из ужасных монстров дух своими мощными заклинаниями, биться против мутантов и экстрасенсов из застенков секретных организаций и устраивать телепатические дуэли.

Но погодите минуточку. Если бы на меня и впрямь напали какие-нибудь пришельцы, как бы я вообще с ними сражался? У меня ведь нет никаких суперспособностей!

Ну ладно, договоримся так: однажды в мой класс переводят загадочного новичка. На самом деле он пришелец, гость из будущего и заодно гений-телепат. Как только он влезет в какую-нибудь драку со злом, всё, что от меня потребуется — это вовремя за ним увязаться. В нашей команде он будет побеждать врагов, а мне только и останется, что играть роль верного помощника. Вот это мне по душе! Господи, какой же я хитроумный!

На всякий случай, если первый вариант не сработает, вот ещё один: однажды во мне просыпается загадочная способность, что-то вроде телекинеза или какое-нибудь там психическое подавление. Я обнаруживаю, что этой же силой владеют ещё несколько сотен человек по всему миру, ну и потом некое паранормальное тайное общество меня вербует. Став частью этой организации, я буду защищать нашу вселенную от злобных мутантов!

К сожалению, реальность оказалась жестокой. В мой класс никогда и никто не переводился. Летающие тарелки мне ни разу не попадались. И даже когда я ночи напролёт просиживал в «проклятых» местах, привидения меня упорно избегали. Однажды я два часа тупо пялился на карандаш, но тот не сдвинулся ни на миллиметр; не понял я и ни одной мысли своего товарища, чью голову я как-то полтора урока сверлил взглядом. Мне оставалось только сдаться и уныло наблюдать, как безрадостно исполняются в этом мире законы физики. Я бросил свои погони за НЛО и перестал смотреть передачи о них по ТВ, поскольку всё-таки сознался себе, что пришельцев не бывает. Я так долго не интересовался ими, что воспоминания о пришельцах даже вызывают во мне некоторую ностальгию.

Когда я окончил девятый класс, я уже был взрослым, серьёзным человеком — оформившимся, выросшим и крепко стоящим на земле своими двумя ногами. Весь 1999-й год я провёл, спокойно наблюдая, как вокруг меня ровным счётом ничего не происходит — человечество так и не слетало ещё раз ни на Луну, ни куда-нибудь дальше. Но я был спокоен, я уже давно привык к мысли о том, что с Земли на Альфу Центавра отправятся разве что мои далёкие потомки.

С такими банальными и приземлёнными мечтами я перешёл в десятый класс — обычным беззаботным старшим школьником. Я оставался им ровно до того момента, как встретил Харухи Судзумию.

Глава 1

Итак, я нашёл в своём районе старшую школу по вкусу. Поначалу я чуть было не пожалел о своём выборе, поскольку моя новая школа стояла прямо на вершине очень большого холма. Даже весной ученики всё время мокли и потели, взбираясь каждое утро в гору по длиннющей улице — «беззаботно ходить в школу» у меня уже никак не получалось. Всякий раз, как я вспоминал об этой пытке и о том, что мне придётся мучиться так ещё целых три года, на меня находили ужасные апатия и печаль. В тот день я даже немного проспал. Наверное, поэтому я лез в гору с удвоенной энергией и, наверное, поэтому в итоге и чрезмерно устал. Я мог бы встать, конечно, и на десять минут раньше, но все мы знаем, что тем лучше спится, чем громче звенит будильник. Поэтому я славно отоспал лишних десять минут в тишине и покое и упорно шёл в гору, отгоняя от себя печальную мысль, что несколько лет так мне и придётся делать каждое утро.

Моя физиономия, наверное, была единственной мрачной на вступительной церемонии. У всех остальных на лицах витало счастливое выражение «к новым вершинам», ну, вы меня понимаете, этот самый взгляд «с надеждой и неуверенностью», которым смотрит каждый ученик, переведённый в другую школу. Меня-то такие проблемы не трогали; со мной сюда поступило достаточно моих друзей и знакомых; из них порядочно даже стояло со мною сейчас в ученических рядах. Поэтому я был не так уж и восхищён событием; тут, в общем-то, нечем было восхищаться.

Ребята носили спортивные пиджаки; девчонки — школьные матроски, отжившие своё лет эдак двадцать назад. Дичайшая комбинация. Наверное, бубнящий свою занудную речь директор на сцене просто любил смотреть на девчонок в матросках. Пока я раздумывал над подобными глупостями, идиотская церемония наконец-то закончилась. Я отправился в комнату 10-го «Д» класса вместе с моими новыми — и абсолютно мне ненужными — одноклассниками.

Наш руководитель, Окабэ-сэнсей с идиотской улыбкой, видать натренированной многочасовыми бдениями перед зеркалом, подошёл к доске и представился. Сначала он рассказал, что был физкультурником, тренером школьной команды по гандболу. Затем он перешёл к другим темам и сообщил, что когда он учился в университете, он играл в гандбол и даже побеждал в чемпионатах, а вот в нашей школе с гандболом всё плохо, так что все, кто захочет, могут записаться в команду гандболистов. Ну и наконец он упомянул, что гандбол — самая увлекательная и необычная игра в мире, и тэдэ, и тэпэ, и я уже думал, что он никогда не закончит, как вдруг он резко прервался:

— А теперь давайте все познакомимся!

Это было вполне предсказуемо, так что я не удивился.

Один за другим ребята в левой половине класса начали представляться. Они поднимали руки, объявляли свои имя, фамилию, название предыдущей школы и всякую прочую чушь, навроде хобби или любимого блюда. Большинство упорно мямлило заученные тексты себе под нос, кое-кто представлялся действительно оригинально; хотя шутки в основном были такого качества, что после них температура в комнате заметно падала. Моя очередь говорить уже тоже была не за горами. Я начал нервничать. Вы ведь понимаете, что я чувствовал, да?

После того, как я произнёс мою тщательно обдуманную, выверенную, сокращённую до минимума фразу, стараясь не подавиться собственными словами, я сел обратно за парту с чувством облегчения, которое наступает после выполнения грязной и неприятной, но необходимой работы. В свою очередь поднялась ученица сзади меня и — наверное, я теперь не забуду этого до конца жизни, а слова её ещё надолго определят ход моего повествования — сказала так:

— Меня зовут Судзумия Харухи. Восточная средняя школа.

До этого момента вступление ничем не выделялось, так что я даже не стал оборачиваться, чтобы на неё взглянуть. Я просто упорно смотрел на доску и прислушивался к её чёткому, живому голосу.

— Обычные люди меня не интересуют. Если здесь есть пришельцы, гости из будущего, слайдеры, экстрасенсы — милости прошу. Это всё.

После этого я не выдержал и развернулся взглянуть.

У неё были длинные чёрные волосы россыпью. Симпатичное лицо было переполнено дерзостью и брошенным смотрящему на неё классу вызовом. Серьёзность и решимость сияли в её блестящих глазах под длинными тёмными бровями. Маленькие губы были плотно сжаты. Вот такое вот было моё первое впечатление об этой девчонке.

Я до сих пор помню, что был удивлён — она оказалась очень красивой.

Тем временем Харухи, медленно осматривая своим вызывающим взглядом класс, секунду задержалась на мне — вероятно, поскольку я забыл закрыть рот, — а затем села, не сделав даже какого-либо намёка на улыбку.

Она что, пыталась выглядеть эффектной?

Наверняка в эти мгновения в головах у школьников крутились сплошные вопросительные знаки, и никто не мог понять, как на подобное реагировать. «Смеяться, что ли?» Никто не знал.

По крайней мере, одно можно сказать точно — Харухи не шутила и не старалась произвести впечатление, поскольку это же напыщенное выражение она поддерживала на лице все двадцать четыре часа в сутки.

Она всегда серьёзна. Оглядываясь назад, я помню её только такой.

После тридцати секунд полнейшей тишины руководитель несколько неуверенно пригласил представиться кого-то там следующего, и обстановка разрядилась.

Вот так мы и встретились. Мгновение, которое сложно забыть. Очень хочется верить, что всё это и впрямь было совпадением.

После шоу, устроенного на публике в первый день, Харухи вдруг превратилась в невинную тихую старшеклассницу. Но теперь я ясно вижу, что это было затишьем перед штормом.

Все пришедшие в нашу новую школу — это бывшие ученики одной из четырёх средних школ города, набравшие достаточно баллов на вступительных экзаменах. Конечно, среди них были и выпускники восточной средней; поэтому в нашем классе могли быть и те, кто учился до этого с Харухи и знал бы, что она имеет в виду своим многозначительным поведением. Но, к сожалению, я ни с кем из восточной средней школы не был знаком, а потому и предупредить меня о грозящей мне опасности было совершенно некому. Так что через пару дней после странного Харухиного выступления я совершил нечто, чего я не забуду теперь никогда — я заговорил с ней перед уроком.

Цепочка домино из моих неудач начала рушиться, а первую косточку толкнул я сам.

Видите ли, когда Харухи тихо сидит на своём месте, она выглядит ну просто как обычная симпатичная девочка, так что, оказавшись за партой прямо перед ней, я надеялся попробовать завести разговор. Я всерьёз думал, что это сработает! Наивный. Кто-нибудь, подарите мне немножко здравого смысла.

Конечно, сначала я упомянул Харухино вступление.

— Эй!

Я как бы случайно повернулся к Харухи с лёгкой улыбкой на лице.

— Ты что, всю эту речь про пришельцев говорила всерьёз?

Судзумия Харухи медленно повернулась и уставилась мне прямо в глаза, скрестив руки на груди и плотно сжав губы.

— Какую ещё «речь»?

— Речь про пришельцев.

— А ты пришелец?

Она выглядела серьёзной.

— Нет.

— А если не пришелец, так чего тебе?

— Д… я… просто так спросил, в общем-то.

— Так и не лезь. Ты тратишь моё время.

Её взгляд был таким колючим, что я даже промямлил какое-то извинение, не успев толком ничего сообразить. В ответ Судзумия Харухи презрительно отвела взор и хмуро уставилась на доску. Я собирался было ответить ей чем-нибудь едким, но в голову ничего не приходило. Тут, слава богу, появился учитель и избавил меня от этой жалкой необходимости.

Я разочарованно повернулся обратно к доске и заметил, что кое-какие ученики наблюдали за всей этой сценой с большим интересом. Разумеется, от этого мне стало ещё паршивей. Я принялся сверлить их взглядом, одного за другим, но вскоре заметил, что на их лицах витало, в основном, выражение сочувствия, а некоторые даже кивали мне с симпатией.

Как я уже сказал, поначалу меня это раздражало. Однако всё объяснилось очень просто: все эти люди поступили в наш класс прямо из восточной средней школы.

Имея опыт потрясающе интеллектуальной беседы с Харухи, я решил на всякий случай отныне держаться от неё подальше. Это удавалось мне в течение целой недели. Но в классе неизменно находились люди, которые всё ещё пытались заговорить с сердитой, симпатичной, хмурящей брови на собеседника Харухи.

Большей частью это были обычные суетливые девчонки; все знают, что стоит им увидеть одноклассницу-одиночку, как они пытаются по доброте душевной влезть в её личную жизнь и всё там исправить. Дело это, в общем-то, хорошее, но с Харухи им стоило бы быть осторожней.

— Привет! Смотрела вчера девятичасовой сериал?

— Нет.

— А? Почему же?

— Нипочему.

— Глянула бы! Чудесный сериал. Хочешь, сюжет расскажу?

— Проваливай.

Вот так и получалось.

Было бы гораздо лучше, если бы Судзумия отвечала, сохраняя деревянное лицо. Но нет, ей нужно было обязательно выразить своё раздражение и в голосе и во взгляде. Несчастные жертвы Харухи оттого начинали думать, что они совершили какую-то ужасную ошибку, наступили Харухи на больную мозоль. В конце концов, все они бормотали «Да?… Ну ладно… извини» и, теряясь в догадках, плелись прочь.

Не огорчайтесь, ребята; вы никаких ошибок не сделали. Самая большая ошибка не у вас, она в мозгах у Харухи Судзумии.

Хоть я и люблю поесть в одиночестве, я не хочу, чтобы люди думали, будто я страшный никому не нужный урод, раз ем свои харчи в отдалении, пока другие наслаждаются ими же в самых разных компаниях. Поэтому, пускай мне, в общем-то, безразлично даже чужое мнение на этот счёт, я всё-таки завтракал вместе с моим давнишним одноклассником Куникидой и выпускником восточной школы Танигути, который сидел тогда неподалёку от меня.

Однажды мы заговорили о Харухи.

— Ты уже пробовал общаться с Судзумией? — невинно поинтересовался Танигути. Я кивнул. — И кончилось тем, что она наговорила тебе чепухи, а ты не знал, как реагировать?

— В яблочко!

Танигути запихал варёное яйцо себе в рот и объявил:

— С теми, кто ей интересен, она разговаривает по-другому. Сдавайся! Теперь-то тебе понятно, что она за фрукт? Я с ней учился три года подряд; уж поверь мне, я её знаю, — сказал он, а затем выдал целую речь: — Она всегда творит какие-нибудь безумства. Я думал, поуспокоится, перейдя в десятый класс, но, видимо, не судьба. Видел, какое шоу она устроила в первый день?

Куникида, вытаскивавший в это время косточки из рыбы, влез в разговор:

— Ты имеешь в виду её речь про пришельцев?

— Именно. Она и в средней школе говорила и делала много странного. Например, история со школьным вандализмом.

— А что случилось?

— Знаешь такую штуковину, которая рисует краской линии на траве? Как же она называется… Короче, она проникла ночью в школу и этой штукой нарисовала огромные знаки посереди всех площадок!

Лицо Танигути при этих словах осветила ехидная улыбка — вероятно, он хорошо помнил этот случай.

— Забавно было. Я притащился в школу поутру, а там повсюду круги да треугольники. Я всё никак не врубался, чего это они здесь делают. Бегали смотреть на них с высоты, с четвёртого этажа — да всё одно, непонятные знаки какие-то.

— А, знаю; наверное, я их даже видел, — сказал Куникида. — Их, случаем, в газете не печатали? Там вроде бы был даже снимок с вертолёта. Похоже на какие-то фигуры, как у индейцев Наска.

Похоже, я был единственным, кто ничего не слышал.

— Видел, видел я твою статью. С заголовком, что-то вроде «Загадочный вандал атакует восточную среднюю школу»? Догадайтесь-ка, кто это был?

— Думаешь, она?

— Сама созналась. Это совершенно точно. Её даже вызывали на беседу к директору; всех учителей согнали туда, и все пытались выяснить у неё, зачем она рисовала круги.

— Ну и зачем же?

— Понятия не имею, — пробубнил Танигути, пытаясь при этом разжёвывать полные щёки риса. — Говорят, она отказалась сознаваться. Конечно, когда она на тебя так уставится своими ужасными глазами — вообще передумаешь ей вопросы задавать. Кто-то говорит, что она пыталась вызвать НЛО, другие — что это какая-то магия, призывание монстров, или что она хотела открыть порталы в другие миры. Вариантов много, ну да покуда она не разоткровенничается, понять, какой из них правильный, нам не светит. Это тайна, покрытая мраком.

Уж не знаю почему, но я сразу же представил себе Харухи, с её серьёзным и сосредоточенным видом проводящую широкие белые линии на футбольном поле поздней ночью. Наверняка она приготовила инструменты и краску заранее и спрятала их в кладовке. Возможно, она даже обзавелась фонариком! В его неровном жёлтом свете Судзумия Харухи должна была выглядеть уравновешенно и печально… ладно-ладно, я просто фантазирую.

По правде говоря, Судзумия Харухи, вероятно, действительно стремилась вызвать НЛО, монстров из будущего или даже портал в другое измерение. Наверное, она провозилась там почти всю ночь, но ничего не вышло, и она отправилась домой с ужасным чувством поражения на душе.



— Но и это ещё далеко не всё! — Танигути продолжал уплетать завтрак. — Иногда я появлялся в школе и обнаруживал, что все парты во всех классах вытащили в коридор или что школьную крышу разрисовали звёздами. В другой раз она обошла всю школу и развесила повсюду бумажки с молитвами — знаешь, китайские заклятья, их надо клеить прямо на лоб вампирам, чтобы те погибли… Кто знает, что ей тогда двигало?

Кстати говоря, Судзумии Харухи в тот момент в классе не было — иначе вряд ли мы бы вели такие безмятежные переговоры. Хотя, конечно, если бы она нас и услышала — скорее всего, ей было бы наплевать. Обычно Судзумия Харухи покидала комнату после четвёртого урока и возвращалась к началу пятого. Завтраков из дома она с собой не приносила, поэтому, думаю, она ходила завтракать в буфет; но что можно делать в буфете час с небольшим? К тому же, она пропадала и на всех остальных переменах. Куда же она бегает?…

— Но парни за ней просто хвостом бегают! — продолжил Танигути. — Она симпатична, спортивна и умна. Пусть она и немного странная, но когда молчит — выглядит очень даже ничего.

— Откуда ты таких сплетен понабрался? — заинтересовался Куникида, за разговором не успевая даже поглощать продукты из своей коробочки.

— Было время, когда она меняла парней, как перчатки. По моим сведениям, самый счастливый из них продержался неделю, кратчайший же срок был — пять минут после признания. Единственной причиной для разрыва отношений было всегда то, что ей «некогда возиться с обычными людьми».

Похоже, Танигути говорил со знанием дела. Когда он заметил, что я с интересом смотрю на него, он несколько разволновался.

— Мне люди рассказывали! Честно! Уж не знаю почему, но она не заворачивает сразу ни одного кандидата. За три-то года уже каждый понял, что к чему, и поток признаний практически иссяк. Но у меня есть забавное ощущение, что в старшей школе все эти танцы пойдут по новой. Я тебя предупреждаю: лучше сдавайся сразу. Поверь мне, я знаю, что к чему.

Ох, да боже ж ты мой. В этом плане Судзумия Харухи меня не интересует.

Танигути запихал свою пустую коробку из под еды обратно в портфель и ухмыльнулся:

— По мне уж если кто и стоит внимания, так это она — Асакура Рёко, — он указал подбородком на стайку девчонок за пару рядов от нас. В самом её центре с цветущей улыбкой на лице стояла Асакура Рёко.

— По моей личной базе данных она входит в «тройку самых симпатичных десятиклассниц» этой школы.

— Ты чего, завёл досье на каждую?

— Я разбил их на группы, от А до Г, и, поверь мне, меня интересуют только девушки ранга «А». Юность бывает лишь один раз в жизни, парень — так пусть же она будет счастливой!

— Ну и что же, эта твоя Асакура Рёко попала в «А»? — спросил Куникида.

— АА+! Ты только глянь на её милое личико, какая чудесная, общительная девчонка!

Даже забыв про эгоистичные мотивы Танигути, нельзя было не признать, что Асакура Рёко действительно обладала уникальной внешностью — совсем, впрочем, иного рода, нежели Харухи Судзумия.

Во-первых, она была очень красива и всегда оставляла за собой приятное ощущение ласки и заботы. Во-вторых, как и сказал Танигути, она была очень дружелюбной и общительной. Она одна из всего класса ещё временами пробовала завести беседу с Харухи Судзумией, раз за разом, как бы грубо та себя с ней не вела. Пожалуй, её можно было принять за старосту. К тому же она была весьма неглупой — судя по тому, что она единственная из класса обычно могла связно поддерживать диалог с учителем. На все вопросы она всегда отвечала правильно. Учителя, наверное, считали её образцовым ребёнком. Ну и, кроме того, она была невероятно популярна! Семестр только-только начался, а вокруг неё уже вертелись все девчонки нашего класса. Как будто бы она свалилась откуда-нибудь с Луны или родилась с золотой ложкой во рту — она умела притягивать людей.

Вечно хмурая, двинутая на фантастике Харухи Судзумия ей очевидным образом проигрывала. Впрочем, обе кандидатки были не по силёнкам нашему герою Танигути — птице далеко не столь высокого полёта. Ни тут, ни там ничего ему не светило.

Шёл апрель, и Судзумия всё вела себя на удивление тихо. Для меня этот месяц был просто замечательным. Впереди оставалось ещё целых тридцать дней счастья, прежде чем Судзумия начала выписывать кренделя. Но даже в это время я замечал в её поведении некоторые странности.

Вам перечислить?

Улика № 1. Она меняла причёску каждый божий день. Более того, по моим наблюдениям в появлении причёсок была некоторая закономерность. В понедельник Харухи приходила в школу с распущенными, совершенно свободными волосами. На следующий день она заплетала их косичкой! Тут я вынужден сознаться, что на ней это смотрелось симпатично. Ещё через день косичек становилось две, затем три, в пятницу на её голове красовались четыре перевязанных ленточками хвоста. Шифр, да и только:

Понедельник = 0, вторник = 1, среда = 2…

С каждым следующим днём недели на её голове прибавлялось косичек; с понедельника всё начиналось по новой. Понятия не имею, зачем она это делала, но в воскресенье её косичка должна была бы состоять из шести хвостов… мне внезапно захотелось увидеть её в воскресенье.

Улика № 2. Уроки физкультуры у 10-го «Д» и 10-го «Е» проходят совместно. Поэтому мы делим помещения: девушки из обоих классов переодеваются в классной комнате 10-го «Д», а нам, парням, перед каждым уроком физкультуры приходится отправляться в 10-й «Е» и переодеваться там.

Это правило, впрочем, ничуть не смущало Харухи. Она плевать хотела на присутствие мальчишек, и каждый раз стягивала свою матроску ещё до того, как наша братия покидала помещение. Похоже, мы для неё были чем-то вроде тыкв или мешков с картошкой. С невозмутимым видом она швыряла свою форму на парту и принималась натягивать физкультурные шорты. Где-то к этому времени в дело вступала Асакура Рёко и выгоняла застывших от изумления парней, таращащих на Харухи глаза.

По слухам, Рёко и другие девчонки много раз пробовали беседовать на эту тему с Харухи, но безрезультатно. Каждый раз на перемене перед уроком физкультуры Харухи стягивала с себя школьную форму, не моргнув и глазом. Поэтому нам, парням, вскоре пришлось научиться покидать класс незадолго до наступления перемены. Мы не могли отказать Асакуре Рёко.

Да, кстати говоря — у Харухи действительно стройная фигура… но об этом как-нибудь в другой раз.

Улика № 3. Каждую большую перемену Харухи уходила в самоволку. В ту же секунду, как звенел звонок, она хватала свой портфель и вылетала из класса. Наиболее вероятным мне казалось, что она бегает к себе домой; вот уж чего бы я никогда не подумал — так это что она запишется во все кружки нашей школы. Сегодня вы заметили её гоняющей мячи в баскетбольной секции, а назавтра она уже дырявит подушки, тренируясь на будущую швею. Недолго, впрочем. Третьего дня она лихо размахивает своей клюшкой на секции хоккея; думаю, она и бейсболом занималась, только я этого не видел. В общем, Харухи побывала везде — вступила в каждый кружок и спортивную секцию и опробовала себя там. Многие секции, понятное дело, пытались её удержать; столь же очевидно, что им это не удалось. «Заниматься одним и тем же каждый день — скучно» — слышали они от Харухи и на этом с ней расставались. В конце концов, она так никуда и не записалась.

Чего она хотела добиться?

Уже благодаря только этому слухи о «дикой десятикласснице» расползлись по школе почти мгновенно. Через месяц после начала семестра не было ученика, который не знал бы Судзумию Харухи. Директор — да, директора могли знать не все, но вот о Судзумии Харухи слышал каждый.

День за днём, невзирая на все наши печали и радости, наступал солнечный май.

Хотя я лично и думаю, что судьба — это нечто ещё более надуманное, чем лох-несское чудовище, если всё ж таки она где-то существует, то моё колесо судьбы, скорее всего, начало вращаться. Быть может, где-нибудь в далёких горах какой-нибудь старикан сейчас занят, переписывая книгу путей моих.

Как-то раз, под конец майских праздников, я шагал в школу, плохо представляя себе, какой сейчас день недели. Необычно жаркое майское солнце палило с небес; я обливался потом, а конца пути на холм всё никак не было видно. Ну чего, чего от меня нужно этому солнцу? Я сейчас помру от солнечного удара.

— Эй, Кён!

Кто-то схватил меня сзади за плечо. Оказалось, Танигути. Пиджак сидел на нём неряшливо, а галстук был помят и скособочен.

— Где был на майские праздники? — спросил он меня.

— Ездил с сестрёнкой к бабушке в деревню.

— Какая банальность!

— Уж кто бы говорил. Сам-то чем занимался?

— Подрабатывал все выходные.

— Что-то на тебя это совсем не похоже.

— Кён, ты ведь уже старшеклассник — сколько ты ещё будешь таскать сестрёнку к бабушке с дедушкой? Веди себя как старшеклассник!

Кстати, Кён — это я. Первой так меня назвала моя тётка несколько лет назад, в один из своих чрезвычайно редких визитов. «Боже мой, Кён, как ты вырос!!». Сестрёнке это показалось забавным, и она принялась называть меня так же. Ну а там уже и друзья подтянулись, переняв дурную привычку. Чёрт, а ведь до этого сестра называла меня «братиком»!

— Так уж у нас в семье заведено — собираться вместе на майские праздники, — ответил я, карабкаясь на холм. В промокшей от пота одежде я чувствовал себя неуютно.

Танигути, разговорчивый, как обычно, пошёл трепать о каких-то прелестных девчонках, с которыми он познакомился на работе, и как он планировал на заработанные деньги погулять на свиданиях, и так далее. Откровенно говоря, рассказы о чужих мечтах делят с рассказами о милых зверушках первые два места в моём рейтинге самых тупых тем для разговора.

Пока я внимательно выслушивал Танигутин календарь свиданий (разумеется, пустяковые проблемы, навроде той, что с ним никто не хочет встречаться, его не волновали), мы добрались до школы.

Когда я вошёл в класс, Судзумия Харухи уже сидела на своём месте позади, отрешённо глядя куда-то за окно. Волосы её были заплетены в две аккуратных косички; похоже, что сегодня среда. Я сел за свою парту, и тут какой-то чёрт толкнул меня — до сих пор не знаю, зачем я это сделал. Прежде, чем я успел передумать, я уже опять заговорил с Харухи Судзумией.

— Меняешь причёску, шифруясь от пришельцев? — спросил я.

Медленно, как робот, Судзумия Харухи развернулась в мою сторону и уставилась на меня со своим серьёзным выражением лица. Выглядело страшновато.

— Когда заметил?

Она говорила со мной таким тоном, как будто бы я был камнем на обочине дороги. Я на секунду задумался.

— Гм… давно уже.

— Да? — Харухи подперла свою голову кулаком и вид приняла раздражённый. — Вообще-то, здесь сложная система.

Впервые она поддерживала внятный диалог!

— У каждого дня недели свой цвет: у понедельника — жёлтый, у вторника — красный, у среды — синий, потом зелёный, золотой, коричневый и белый.

Я, в общем, понял, о чём она говорит.

— А число косичек, понятное дело, — просто номер дня, от нуля до шести?

— Точно.

— Тогда, по-моему, понедельник должен быть «единицей»

— Тебя никто не спрашивал.

— Да уж…

Явно не удовлетворённая таким ответом, Харухи нахмурилась мне в лицо. Я сидел и старался не шевелиться, чувствуя себя крайне неуютно.

— Я тебя где-то встречала? Давным-давно?

— Не думаю.

Тут в классную комнату впорхнул Окабэ-сенсей, и наш диалог закончился.

Пусть наша первая беседа и не представляла собой ничего достойного пересказа, она вполне могла оказаться поворотной точкой в наших отношениях! Как я уже говорил, единственная возможность потолковать с Харухи представлялась перед началом урока, поскольку на переменах она всегда куда-то исчезала. Но так как моя парта стояла прямо перед ней, я был уверен, что мои шансы на разговор были намного выше, чем у других.

Но более всего меня поразило то, что Харухи в самом деле ответила мне по-человечески. Вообще-то я думал, что ответом будет что-то вроде «Отвяжись, придурок!», или «Боже, надоели!», или «Какая разница!». Наверное, я почти такой же псих, как и она, раз решился на разговор.

Поэтому, когда я пришёл в школу на следующий день и обнаружил, что Харухи не заплела, как обычно, три косички, а взяла и коротко подстригла свои красивые волосы, я был раздосадован. Она укоротила их так, что они едва доставали ей до плеч. Хотя, конечно, такая причёска и смотрелась на ней неплохо, но ведь это был явный упрёк — она остригла свои волосы сразу же после того, как я заговорил о них. Дураку понятно, что она надо мной насмехается. Какого чёрта!

Тут, впрочем, я решил её расспросить.

— Нипочему, — ответила Харухи своим фирменным недовольным тоном, но выражением лица никак не выдала своих эмоций. Она не собиралась объяснять мне причину.

Как и ожидалось.


— Ты и вправду перепробовала все кружки?

С тех пор перебрасываться с нею парой фраз перед уроками стало моей ежедневной обязанностью. Конечно, если я молчал, то уж Харухи-то и подавно никак себя не проявляла. К тому же, когда я пытался завести разговор о вчерашнем телешоу, погоде и тому подобном — обо всём, что, по её мнению, было «дурацкой темой» — она меня просто игнорировала. С учётом этого я осторожно подбирал темы для разговоров.

Когда ей надоедало, она просто раздражённо отворачивалась.

— Ну и как, есть ли здесь какие-нибудь интересные кружки? Я, пожалуй, и сам не прочь куда-нибудь записаться.

— Нет, — отрезала Харухи. — Ни одного.

Подчеркнув это тоном, она тихонько вздохнула. Расстроена она, что ли?

— Я думала, в старших классах будет интереснее. А тут — всё то же самое, что и средней школе. Никаких отличий. Похоже, я поступила не в ту школу.

Мадмуазель, а по каким критериям вы вообще выбирали себе школу?

— Спортивные секции и литературные кружки — все на одно лицо. Эх, попадись мне хоть один нормальный кружок в этой школе!..

— Кто вообще дал тебе право называть чужие кружки ненормальными?

— Заткнись. Если мне нравится кружок — он хороший, иначе — бездарность.

— Да? И почему я так сразу и подумал?

— Хмпф!

Она раздражённо отвернулась, закончив этим сегодняшнюю дискуссию.

В другой раз:

— Я, кстати, тут однажды слышал… ну, не то, чтобы это было особо важно… ты что, правда бросала всех, кто пытался с тобой встречаться?

— А тебе-то какое дело?

Она откинула прядь волос себе за плечо и уставилась на меня своими сверкающими чёрными глазищами. Похоже, у неё в запасе имеются два настроения: никакое и злое.

— С тобою что, Танигути беседовал? Боже, не могу поверить, что снова оказалась с этим кретином в одном классе. Может, он маньяк и специально меня преследует?

— Вот уж не думаю.

— А, ладно — понятия не имею, чего он там напридумывал, но почти наверняка он угадал.

— И что, тебе действительно совершенно никто на свете не интересен?

— Ни капельки.

Безусловное отрицание, похоже, у неё в крови.

Меланхолия Харухи Судзумии (Перевод с английского)

— Все они — сплошные недоумки. Я просто представить себе не могу, какие с ними могут быть серьёзные отношения. Каждый приглашает на свидание в воскресенье — «встретимся на станции в десять часов». Ну а потом, разумеется, кино, кафешки, парки развлечений или футбол. А если мы обедаем вместе, то мы обязательно должны сидеть в кафе и хлебать чай. А в конце все прощаются, машут ручками и говорят «увидимся»!

«Ну и чего же в этом плохого?!» — подумал я про себя, но огласить свою мысль не осмелился. Если Харухи недовольна — наверное, ей такое не по душе.

— А потом, конечно же, они будут мямлить признания по телефону! Охренеть можно! Такие серьёзные вопросы нужно обсуждать с глазу на глаз!

Я про себя немного посочувствовал Харухиным ухажёрам. Такие серьёзные вопросы крайне сложно обсуждать с тем, кто смотрит на тебя, как на червяка. Да одного твоего взгляда достаточно, чтобы вышибить из оппонента любые намерения признаваться в любви! Я живо представлял себе этих несчастных парней, отвечая Харухи:

— Наверное, ты права. Будь я на их месте, я бы всё-таки попробовал сказать прямо.

— Да провались ты хоть пропадом! Какая мне разница?

О чёрт, я опять сказал что-то не то?

— Я просто не могу поверить, неужто все парни на свете — такие сопливые безмозглые животные? Меня этот вопрос ещё в средней школе беспокоил.

Похоже, что тебе и сейчас не полегчало.

— Ну и кого же ты тогда сочла бы «интересным»? Пришельца, что ли?

— Пришельцев и тому подобное я сочла бы интересным вне зависимости от пола.

— Да почему ты так упорно избегаешь обычных людей? Чем они тебе не угодили?

В ответ на мою подколку Харухи презрительно окинула меня взглядом.

— С обычными людьми не происходит ничего интересного!

— Э?.. Да, в этом есть некий смысл.

Даже я не мог ничего возразить: если вдруг какая-нибудь милая девчонка в нашей школе окажется наполовину пришельцем, даже я подтвержу, что это весьма круто. Или Танигути, сидящий прямо передо мной и подслушивающий наш диалог с Харухи — детектив из будущего; это даже круче той девчонки. А уж если бы Асакура Рёко, зачем-то улыбающаяся мне вторую минуту подряд, обладала бы какими-нибудь суперспособностями — моя школьная жизнь была бы самой увлекательной во вселенной.



Но всё это невозможно — пришельцев, гостей из будущего и экстрасенсов не существует. Их не бывает. Ну ладно, пусть даже они существуют. Вы думаете, они просто так выйдут из-за угла, помашут перед нами ручкой и скажут, «Знаешь, а я вообще-то пришелец»?!

— ПРАВИЛЬНО!

Харухи внезапно вскочила и опрокинула свой стул. Со всех сторон начали оглядываться.

— ВОТ ПОТОМУ-ТО Я И ИЩУ ИХ ПОВСЮДУ!!!

— Прошу прощения за опоздание!

Как всегда оптимистичный, но порядком запыхавшийся Окабэ-сэнсей ворвался в комнату. Как раз в тот момент, когда аудитория смотрела на Харухи, грозно протягивающую кулаки к небу и сверлящую взглядом потолок. Окабэ-сэнсей удивился.

— Простите… Урок начинается!

Харухи тут же уселась за парту, и свирепо глянула на край своего стола. Фух!

Я развернулся к доске, и тотчас же начали разворачиваться остальные. Окабэ-сэнсей, заметно растерявшись от таких беспорядков, взобрался на возвышение и мягко кашлянул.

— Прошу прощения за опоздание… Ладно, приступим!

Когда он повторил это, атмосфера в классе наконец начала приходить в норму — как раз в ту самую норму, которую Харухи более всего ненавидела.

Но, может быть, просто такова жизнь?

Говоря по правде, в глубине души я завидовал Харухиному отношению к жизни.

Она до сих пор надеялась однажды встретить кого-нибудь из мира грёз — надежда, которую я оставил давным-давно — и более того, она с энтузиазмом пыталась воплотить её в жизнь. Раз уж пришельцы не появляются, если просто сидеть и ждать, ну так давайте обратим на себя их внимание! Потому-то Харухи и рисовала круги на асфальте, загадочные символы на школьной крыше и расклеивала повсюду древние китайские заклинания.

Эх!

И действительно, всё это могло показаться диким, но преследовало вполне определённые цели. Ведь ожиданием чуда действительно ничего не добьёшься — так почему бы не попробовать делать что-нибудь хотя бы наудачу? В результате, впрочем, удачи никогда не случалось. Наверное, поэтому у Харухи всегда такое раздражённое выражение на лице?…

— Эй, Кён.

После уроков ко мне подошёл Танигути с загадочным выражением на лице. Эй, Танигути, с такой физиономией ты похож на придурка!

— Молчать! Это всё неважно. Скажи лучше, что за заклинание ты использовал?

— Какое заклинание? — спросил я, вспоминая все свои заклинания. Говорят, всё, что кажется магией — просто работа профессионала.

Танигути указал на пустующее место Харухи.

— В первый раз вижу, чтобы она с кем-то так долго разговаривала! О чём вы болтали?

Действительно, а о чём же мы болтали? Я просто задал ей пару вопросов, вот и всё.

— Я поражён до глубины души! — Танигути с деланым благоговением воззрился на меня, а в это время позади него возник Куникида.

— Кёну всегда нравились странные девушки, — объявил он. Эй, не неси чушь на весь класс, люди тебя не так поймут.

— Да какая разница, кто ему там нравился. Чего мне непонятно, так это как он умудрился разговорить Судзумию?

— Может быть, Кён на самом деле такой же псих, как она?

— Да уж наверное. Ну то есть, как может парень с таким прозвищем быть нормальным?

Хватит звать меня Кёном, Кёном и ещё раз Кёном! Чем раз за разом выслушивать эту идиотскую кличку, я предпочёл бы, чтобы ко мне обращались по имени. И ещё я хочу, чтобы младшая сестра называла меня «братиком», как раньше!

— И мне расскажите!

Милый голосок этой улыбчивой девочки совершенно неожиданно прозвучал у меня над головой. Я поднял глаза и, разумеется, увидел невинное личико Асакуры Рёко.

— Я пыталась заговорить с ней несколько раз, но ничего не вышло. Научи и меня, как с ней разговаривать?

Я сделал вид, будто усиленно думаю; по правде говоря, думать там было не над чем.

— Не знаю.

Асакура улыбнулась.

— Ну ладно, по крайней мере, теперь я спокойна. Она немножко отбивалась от класса, ни с кем не общалась, так что здорово, что вы с ней подружились.

Асакура Рёко беспокоилась о ней прямо как хороший староста, поскольку, вообще-то, она и есть староста. Её избрали на последнем классном часе.

— Подружились?..

Я в задумчивости склонил голову. Какая тут дружба? Единственное выражение лица, которым меня награждает Харухи — это хмурый взгляд из-под сведённых бровей.

— Ты не бросай её, ладно, помоги ей ближе сойтись с ребятами? В конце концов, мы же учимся в одном классе! Мы на тебя рассчитываем!

Блин, да я даже не понимаю, чего вы от меня хотите!

— Если мне понадобится что-нибудь передать Судзумии, можно будет тебя попросить?

Э, нет, постойте! Я не её секретарь!

— Пожалуйста? — трогательно добавила Асакура, сложив ладошки вместе. В ответ на подобное я смог только невнятно высказать своё мнение фразами «эээ», «нуу» и «ахм» — Асакура приняла это за согласие и, одарив меня своей солнечной, как цветок тюльпана, улыбкой, убежала.

— Кён, мы ведь с тобой хорошие друзья, так? — Танигути заговорщически подмигнул мне. — Я чувствую, здесь провернули какой-то трюк.

Даже Куникида, прикрыв глаза и сложив руки на груди, кивнул тут головой в знак согласия.

Боже! Ну почему меня окружают одни идиоты?!

Похоже, кто-то в нашей школе уверился, что перетасовки учеников по партам стоит совершать ежемесячно. Поэтому наша староста, Асакура, однажды пронумеровала все сидячие места, написала эти номера на крошечных клочках бумаги, сложила их все в вазу для печений и предложила каждому выбирать наугад. Мне досталось почётное место в предпоследнем ряду, рядом с одним из выходящих во внутренний дворик окон. Догадайтесь-ка, кто занял место на последнем ряду позади меня? Правильно. Вечно недовольная Харухи.

— Ну почему до сих пор не случилось ничего интересного?! Детишки, что ли, начали бы пропадать один за одним, или какого-нибудь учителя грохнули бы в запертой комнате?

— Хватит уже чепуху-то пороть.

— Я записалась в кружок разгадывания тайн.

— Правда? И что?

— Идиотское место. Ничего интересного там не было! Сидят и читают детективы с утра до вечера. И ни один не похож на настоящего следователя!

— Чего ж тут странного?

— Вообще-то я очень рассчитывала на кружок любителей паранормальных сущностей.

— Да ты что?

— Но оказалось, что там одни сумасшедшие оккультисты. Разве это интересно?

— Не особо.

— Боже, какая же вокруг скука! Ну почему в этой школе нет ни одного хоть каплю интересного кружка?

— Похоже, с этим ничего не поделаешь…

— Я думала, в старшей школе будут какие-нибудь увлекательные кружки! Вот гадость, чувствую себя, как футболист, поступивший в школу, где даже физкультуру отменили, — Харухи напоминала баньши, готовую облететь не одну сотню монастырей, разбрасываясь проклятьями направо и налево. Она пренебрежительно глянула куда-то за окно и тяжело вздохнула.

Мне стоит ей посочувствовать?

Не знаю уж, какого рода кружок хотела бы видеть Харухи. Возможно, она и сама не знает. Она просто хочет, чтобы кружок был «интересным». И что же, хотелось бы знать, считается «интересным»? Разгадывать таинственные убийства? Разыскивать НЛО? Вызывать духов? Скорее всего, сама Харухи не сможет ответить.

— Ничего не поделаешь.

Я решился высказать своё мнение.

— Похоже, это в природе людей — довольствоваться малым. Уже сотни и тысячи лет подряд массы ни к чему не стремятся. Немногие исключения из этого правила и двигают нашу цивилизацию. Одни из них очень хотели летать — и создали аэропланы. Другие мечтали о путешествиях — появились поезда и автомобили. Но всё это были только проявления их таланта: лишь гении могли претворить свои мечты в реальность. Нам, обычным смертным, под силу только прожить свою жизнь, испробовав как можно больше всего. Тут ничего не поделаешь, и глупо суетиться на пустом месте только потому, что тебе очень хочется приключений.

— Заглохни.

Харухи оборвала мою великолепную речь — ну, по крайней мере, такой мне она показалась — и отвернулась прочь. Похоже, что она пребывала в крайне плохом настроении. Впрочем, а когда она в нём не пребывала? Я уже привык. Эту девчонку, похоже, в самом деле волнует только то, что далеко выходит за рамки нормального. А в нашем мире такого нет. Совсем-совсем нет. Честно.

Да здравствуют Законы Физики! Благодаря вам мы, люди, можем жить спокойно. Несмотря на то, что Харухи и останется недовольной.

Я здоров, доктор?

Наверное, я чем-то это спровоцировал. Может, предыдущим разговором? Но я ничего такого совершенно не ожидал!

Тёплое весеннее солнце сияло через окна и вызывало желание тихонько задремать прямо в классе. Но только я собрался воплотить это намерение в жизнь и, подложив под голову руки, улёгся грудью на парту, как чудовищная сила дёрнула меня за воротник и потянула назад. Рывок был таким сильным, что я со всего размаху ударился затылком о парту позади меня. От боли из глаз брызнули слёзы.

— Эй, ты что творишь!

Я в ярости развернулся и лицезрел Харухи, одной рукой ещё державшую меня за воротник и улыбающуюся широкой счастливой улыбкой, жаркой, как июльское солнце — это первый раз на моей памяти, когда она вообще улыбается! Если улыбки начать измерять в градусах, её бы оказалась где-то на уровне горячего тропического дождя.

— Придумала!

Эй, не брызгай слюной!

— И как это мне раньше в голову не приходило!

Харухины глаза горели как Альфа Альбирео на безлунном небосводе. Она многозначительно посмотрела на меня. Я неохотно поддался:

— Ну и что ты придумала?

— Раз его нет, я организую его сама!

— Что «организуешь»?

— Кружок!

У меня внезапно заболела голова, и сомневаюсь, что удар об парту был тому причиной.

— Правда? Какая великолепная идея. Ещё что-нибудь?

— Что это за реакция? Почему я не вижу на твоём лице счастья?

— Про твою идею я с тобой ещё потом поговорю. А сейчас просто оцени-ка здраво, где мы находится и чего происходит, а уже потом можешь поделиться со мной радостью. Только успокойся, ладно?

— А в чём дело?

— Урок идёт.

Харухи наконец-то отпустила мой воротник. Я осторожно потрогал свой одеревеневший затылок и медленно развернулся к себе за парту. Весь класс смотрел на меня с благоговейным ужасом. Молоденькая учительница английского, не шевелясь, держала мелок в руке, и вид у неё был такой, будто она была готова расплакаться.

Я сурово указал Харухи пальцем на стул, и пожал плечами в адрес бедной учительницы:

— Пожалуйста, продолжайте.

Харухи неохотно уселась назад, чего-то недовольно бормоча себе под нос. Учительница с трудом вернулась к записям на доске…

Организовать кружок?

Хмммм…

Только не говорите мне, что я уже записан в его участники?

Моя голова болела всё сильнее.

Глава 2

Предчувствие меня не обмануло.

Против обыкновенного Харухи на перемене не исчезла бесследно. На этот раз она отчаянно схватила меня за руку и потащила прочь из кабинета в коридор, проволокла меня вверх по лестнице и, наконец, остановилась прямо перед дверью, ведущей на крышу школы.

Обычно эта дверь заперта, а лестничная клетка, ведущая на чердак, отдана искусствоведческому кружку под складское помещение. Огромные полотна, поломанные рамы от картин, статуи богов войны с отбитыми носами валялись там повсюду, делая и без того достаточно тесную площадку ещё теснее.

Зачем она меня сюда притащила?

— Мне требуется помощь, — объявила Харухи, всё ещё цепляясь за мою руку. Принимая во внимание свирепый взгляд, которым она сверлила мой подбородок, я решил, что она мне угрожает.

— Какая помощь? — как ни в чем ни бывало спросил я.

— Помоги мне организовать кружок.

— Гм. А почему это я должен подряжаться на работу, которую ты полчаса назад выдумала?

— Я буду искать комнату и набирать участников, так что ты займёшься всей этой школьной бумажной волокитой.

По-моему, собеседников она не слушала. Я сбросил её руку с запястья.

— И что же за кружок ты хочешь устроить?

— Без разницы! Сейчас не время думать о пустяках, главное — ловить идею.

Я сильно сомневаюсь, что школа зарегистрирует кружок неизвестного назначения.

— Короче говоря! Сегодня после школы отправляйся и разберись с бумагами, а я пойду искать комнату для кружка. Вопросы есть?!

— Не буду я этим заниматься!!! — хотелось бы мне ответить Харухи, но я уверен, что она раздавила бы меня на месте. Пока я прикидывал, как бы мне высказаться побезопасней, Харухи уже покинула поле боя и удалялась по лестнице, оставив за своей спиной растерянного школьника, стоящего в одиночестве на тёмной пыльной площадке.

— Но я ещё не согласился…

Да, пластиковые статуи вокруг меня ничего не имели бы против моих возражений. Мне оставалось только уныло потащиться назад в кабинет, размышляя, как бы посподручнее объяснить всю эту комедию одноклассникам.

«Требования к организации кружка:

Не менее пяти человек. Куратор из числа учителей, название, капитан кружка, планируемые занятия и задачи кружка — прошедшие проверку в школьном совете по делам учащихся. Цели и задачи кружка должны вписываться в культурную политику школы, развивать творческое самосознание и живость мысли. Основываясь на сведениях об уже проведённых акциях, комитет решит, следует ли признавать кружок как „учебное сообщество“. Кружок, не прошедший эту проверку, лишается школьного финансирования».

Мне даже не пришлось искать эти сведения — требования были перечислены прямо на задней обложке брошюрки учащегося.

Ладно, с участниками мы разберёмся; несложно набрать кого-нибудь с улицы просто для количества. С учителем-куратором будет тяжело, но, думаю, я справлюсь. Имя выберем какое-нибудь побезобиднее. Что же до капитана кружка, тут у меня сомнений нет — это будет Харухи.

Вот только я готов поспорить, что наши цели и задачи будут бесконечно далеки от «творческого самосознания и живости мысли». Не тот человек эта Харухи, чтобы беспокоиться о правилах.

Как только зазвенел звонок с последнего урока, Харухи со всей её бандитской силищей ухватила меня за рукав пиджака и выдернула прочь из комнаты со сноровкой заправского похитителя. Больших усилий мне стоило не оставить свой портфель в кабинете.

— Куда ты меня тащишь? — спросил я, поскольку я нормальный человек, в конце концов.

— В нашу комнату, — коротко ответила Харухи и не произносила более ни слова, торопясь вперёд. Энергия переполняла её настолько, что она готова была давать пинки направо и налево тем, кто не успевал убраться с её пути. Можно хотя бы отпустить мою руку, а?..

Мы пронеслись через вестибюль на первом этаже, завернули в какое-то соседствующее строение и взлетели по лестнице. Там, после пары минут бега по тёмным коридорам, Харухи и остановилась. Конечно, вместе со мной.

«Литературный кружок» — гласила гнутая табличка на двери перед нами.

— Вот она.

Даже не постучавшись, Харухи отворила дверь и без каких-либо колебаний ввалилась внутрь. Разумеется, я последовал за ней.

Комната была на удивление просторной — а может, только создавала впечатление просторной, поскольку единственными предметами мебели в ней были квадратный стол, металлические стулья и книжная полка. Многочисленные трещины бороздили потолок и стены, безмолвно свидетельствуя о почтенном возрасте здания.

Превосходно дополняя эту унылую комнату, внутри на металлическом стуле сидела девушка и читала какую-то толстенную книгу в жёстком переплёте.

— Настоящим объявляю эту комнату нашей, — постулировала Харухи, широко разведя руками. Её лицо сияло неземной энергичной улыбкой. Уж лучше бы она была бы так приветлива во время уроков… ладно-ладно, молчу, у меня не хватит храбрости высказать ей это в лицо.

— Секундочку, а что это вообще за место?

— Корпус направления культуры и искусств. Здесь расположены помещения искусствоведческого кружка и школьного оркестра. Кружки и команды, обделённые собственными комнатами, тоже все собираются здесь, в старом здании школы. Это вот была комната литературного кружка.

— Ну и что же с этим литературным кружком?

— А все его участники окончили школу в прошлом году, так что поначалу в нём вообще никого не было. По этой причине его даже хотели закрыть, но один новый участник всё-таки появился. Кстати говоря, вот он сидит — эта девчонка.

— Значит, их ещё не закрыли!

— Уже почти закрыли. Кружок с одним участником — то же, что и совсем без участников.

Кретинка! Ты что, собираешься отобрать чужую комнату? Я взглянул на сидевшую неподалёку девчонку из литературного кружка. Очки, короткие волосы. К тому моменту Харухи уже болтала во всю ширину своей глотки, но девушка даже не подняла головы, чтобы взглянуть на нас. Она оставалась безмолвной и неподвижной, полностью игнорируя нас и только время от времени переворачивая пальцами страницы. Да эта девушка и сама страньше некуда.

Я тихонько шепнул Харухи:

— А что с этой девчонкой?

— Она сказала, что ей всё равно.

— Да?

— Я с ней уже поговорила на перемене. Я сказала, что мне потребуется её комната, она ответила, что согласна, если ей не будут мешать тихонько читать свои книжки. Странная какая-то, тебе не кажется?

Чья бы корова мычала! Я ещё раз внимательно взглянул на девчонку из литературного кружка.

Её кожа была бледна, а на лице отсутствовало какое-либо выражение. Её пальцы ритмично двигались, листая страницы, будто манипуляторы робота. Красивое и спокойное лицо было спрятано за очками, которые так и хотелось с неё снять, чтобы получить о её физиономии лучшее представление. Она была похожа на бесчувственную куклу. Короче говоря, загадочная и холодная чудачка.

Возможно, почувствовав на себе мой внимательный взгляд, девушка неожиданно подняла голову и поправила пальцами очки на носу. Глубокие тёмные глаза смотрели на меня из под них, но ни во взгляде, ни в движениях её губ не проявлялось никакой реакции — как будто бы это было не лицо, а только маска. От Харухи её отделяла пропасть — её лицо не было способно выражать вообще никакие эмоции.

— Нагато Юки, — произнесла она тоном, который подразумевал, что её имя всё равно через пару секунд забудут. Нагато Юки задержала на мне взгляд на несколько секунд, а затем, потеряв интерес, вернулась ко своей книге.

— Нагато-сан, — позвал я, — вот эта девчонка собирается устроить в вашей комнате штаб-квартиру своего бессмысленного кружка. Ты не против?

— Нет.

Её взгляд ни на секунду не отрывался от книги.

— Но это может доставлять тебе неудобства.

— Неважно.

— А вдруг она тебя выгонит?

— Пожалуйста.

Хотя она и отвечала прямо, но по-прежнему абсолютно без выражения. Наверное, ей просто было действительно на всё наплевать.

— Ладно, решено, — внезапно встряла Харухи. Её голос прозвучал неожиданно бодро, отчего у меня заранее возникло нехорошее предчувствие. — Отныне мы будем встречаться здесь каждый день после уроков. Попробуй только не придти! Убью!

Она сказала это с ослепительной улыбкой, сияя, как цветущий сад. Я неохотно кивнул. Боже мой, я не хочу умирать!

Итак, мы наконец нашли себе комнату, но с регистрацией дело пока что стояло. Мы ещё не придумали название для кружка, не определили его направленность и не перечислили задачи. Я попросил Харухи разобраться с этим в первую очередь, но, похоже, ей было не до того.

— Потом придумаем! — объявила она во всеуслышание. — Самое главное сейчас — набрать команду. Нужно откопать ещё хотя бы двоих.

Уже записала к нам девчонку из литературного кружка? Она что, сочла её поставляющейся вместе с комнатой?

— Да ты не беспокойся, скоро я всех соберу. У меня уже есть кое-кто на примете.

И как это мне «не беспокоиться»? Да я теперь ещё больше занервничал.

На следующий день после уроков, кое-как избавившись от Танигути и Куникиды, желавших прогуляться со мной по дороге домой, я неохотно отправился в нашу новую комнату. Харухи испарилась, сказав мне только «Скоро приду», и вылетела из класса со скоростью, которая сделала бы ей честь, ходи она в секцию лёгкой атлетики. Не знаю, спешила она на поиски наших будущих компаньонов или просто была вне себя от радости, поскольку сделала уверенный шаг по направлению ко встрече с внеземными пришельцами. Меня же хватило только на то, чтобы буднично собрать свою сумку и потащиться следом.

Когда я добрался до штаб-квартиры кружка, я обнаружил, что Нагато Юки уже сидела там ровно на том же месте, что и в прошлый раз, и снова со своей книгой. Я осторожно подошёл к ней, но, как и вчера, она даже не подняла головы, полностью игнорируя моё существование. Они что, в литературном кружке, занимаются только чтением книг? Чего она читает и читает весь день?

Тишина в комнате.

— Что читаешь?

Я не выдержал и задал этот вопрос, более не в силах переносить гнетущее молчание. Нагато Юки, не произнося ни слова, приподняла книгу, чтобы я увидел обложку. Куча умных иностранных слов, наверное — какая-нибудь фантастика.

— Интересная книга?

Нагато Юки вяло поправила на носу очки и ответила бесцветным тоном:

— Уникальная.

Похоже, она отвечала на всё, о чём её ни спроси.

— Чем же она уникальна?

— Всем.

— Значит, ты любишь читать?

— Очень.

— Ясно…

Опять тишина.

Можно, я домой пойду?

Я положил свой портфель на парту и собирался было сесть на металлический стул неподалёку, как вдруг дверь распахнулась настежь с таким грохотом, как если бы её выбили ногой.

— Привет, ребята, я запоздала! Поди притащи сюда эту девчонку!

Это наконец-то явилась Харухи, приветственно взмахнув одной рукой всем собравшимся. Другой своею клешнёю тем временем она удерживала чьё-то запястье — она ещё кого-то похитила! В следующее мгновение Харухи ворвалась в комнату и зачем-то заперла за собой дверь. Щёлк! От этого звука несчастная маленькая девочка в её руках судорожно дёрнулась.

Ого, да она красивая. Наверное, она и была у Харухи «на примете».

— Ч-что это? — чуть не плача, проговорила девочка. — Где я? Ч-ч-ч-чего вам надо?

— МОЛЧАТЬ!!! — гаркнула на неё Харухи таким голосом, что жертва попросту застыла от ужаса. Харухи продолжила:

— Позвольте представить вам Асахину Микуру-тян!

За этим последовала тишина. Похоже, Харухино представление закончилось. Над нами снова нависла угроза ужасного молчания. Сказав свои две фразы, Харухи уставилась в пространство, довольная хорошо проделанной работой; Нагато Юки, как обычно, читала свою книгу и не обращала на нас внимания. Ну а новенькая, Асахина Микуру, просто выглядела испуганной до смерти. Эй, чего это все замолчали? Опять мне одному разговаривать?

— Откуда ты её похитила?

— Я не похищала её! Я просто заставила её пойти со мной.

Это и есть похищение.

— Она бездельничала в комнате одиннадцатых классов, там-то я её и нашла. На переменах я тут уже все углы облазила, она мне попадалась пару раз на глаза.

Значит, вот чем ты занимаешься на переменах. Ясно-ясно. Впрочем, мне сейчас некогда заниматься расследованиями.

— Получается, она старшеклассница?

— И что?

Я с ужасом посмотрел на Харухи. Такими темпами она и до учителей дойдет!

— Ну и зачем же, скажи на милость, ты насильно притащила сюда… Асахину-сан?

— Смотри!

Харухи внезапно ткнула пальцем прямо в лицо Асахине Микуру, отчего та забавно попятилась.

— Какая симпатяжка!

Харухи, ты не просто похититель, ты опасный маньяк.

— Маленькие милые девочки — важнейший элемент любого произведения! — объявила она.

— Чего-чего?

— Маленькие милые девочки нужны, чтобы понравиться читателю! В большинстве детективных историй есть такие трогательные девчонки; читателей такое заводит!

Меланхолия Харухи Судзумии (Перевод с английского)

Я повернулся и внимательно взглянул на Асахину Микуру: она действительно была хрупка и обладала таким милым детским личиком, что легко могла бы сойти за восьмиклассницу. Длинные коричневые волосы слегка кудрявились за её плечами, а большие испуганные глаза, казалось, так и просили о защите и покровительстве. Полуоткрытый ротик с рядом красивых белых зубов прекрасно дополнял её наивную физиономию. Дай ей волшебную палочку со сверкающим камнем на конце — и она станет маленькой феей! Аа, чёрт, не в том направлении я думаю!

— И это ещё не всё!

Харухи уверенно усмехнулась и вдруг обхватила Асахину Микуру со спины своими руками.

— Кяяяя!!! — сейчас же заорала Асахина. Тем временем Харухи, нимало не смущаясь, обжимала своими лапищами Асахинову грудь.

— АААА!!!

— Такая мелкая, а уже с такими грудями! Смазливое личико и большая грудь — непобедимая комбинация, важнейший фактор успеха!

Боже, я сейчас потеряю сознание.

— Да уж, ну и размерчик! — Харухи засунула руки Асахине под рубашку и начала ощупывать её тело.

Прекрати свои разлагающие действия, извращенка!

— Вот отстой, а! Мало что смазливое личико, так ещё и груди больше моих!

— С-спасите-е-е!!!

Асахина покраснела до корней волос. Несколько раз она пыталась вырваться, судорожно дёргая руками и ногами, но силы были явно неравны. Руки Харухи медленно, но верно, поползли по направлению к юбке Асахины, но тут в бой вмешалась третья сторона. Я пришёл в себя и наконец-то оттащил извращенку прочь от Асахины.

— Какого чёрта ты делаешь?!

— Я тебе говорю, большие! Видал? Да чего там, ты сам попробуй!

Асахина слабо простонала.

— Что-то не очень хочется, — другого ответа я придумать не смог.

Нагато Юки молча продолжала читать свою книжку. За время всего инцидента она ни разу не подняла своей головы. Что с ней вообще такое?

Тут кое-что пришло мне в голову.

— Ты ещё теперь скажи, что притащила сюда Асахину-семпай исключительно из-за внешности и размера её груди?

— Конечно, а чего?!

Да, похоже, она действительно просто дегенерат.

— Нам никуда без такой девочки-талисмана!

Я бы тебе сказал, куда тебе без такой девочки-талисмана! Что это за чепуха?

Асахина поправила на себе помятую школьную форму и подняла на меня глаза. Эй, нечего на меня смотреть, я чувствую себя неловко!

— Микуру-тян, — обратилась к ней Харухи, — ты записана ещё в какие-нибудь кружки?

— Д-да… чистописания…

— Бросай чистописание! У тебя не будет времени на посещение моего кружка!

Харухи! Тебе не кажется, что ты слегка эгоистична?

Асахина, почти что несчастная жертва какого-нибудь загадочного преступления, посмотрела на меня умоляющим о спасении взглядом. Потом она повернулась в другую сторону и как будто бы впервые заметила Нагато Юки. Её зрачки расширились, и на лице отразилось явное сомнение. Секунду спустя она обречённо вздохнула и прошептала:

— Всё ясно… теперь ясно…

Чего тебе ясно?

— Я брошу кружок чистописания и присоединюсь к вам.

В её голосе звучала печаль.

— Но я понятия не имею, чем занимается литературный кружок.

— Мы не литературный кружок, — успокоила её Харухи.

Видя, что Асахина от этого только окончательно потеряла нить, я поторопился объяснить:

— Мы просто временно размещаемся здесь, тут наша штаб-квартира. Харухи этот кружок придумала, но он пока даже не зарегистрирован. Мы даже не знаем, чем мы будем заниматься; имени-то у нас, и того нет.

— …А?..

— Ах, да — вон та сидящая на стуле девчонка как раз и есть единственный участник литературного кружка.

— Ох…

Асахина без возражений выслушала всё это с полуоткрытым ртом. Вполне логичная реакция.

— Одной проблемой меньше! — счастливая до умопомрачения, Харухи залепила Асахине подзатыльник. — Я только что сочинила нам название!

— Ладно, оглашай, — ответил я без энтузиазма. Вообще-то, я предпочёл бы, чтобы Харухи никогда бы его не оглашала. Но, думаете, она бы меня послушала? Как только повод был предоставлен, Судзумия Харухи неожиданно чистым и ровным голосом громко произнесла название, которое пришло ей в голову пару секунд назад.

Надеюсь, вы понимаете, что всё это — плод больного разума Харухи Судзумии, её незамутнённого здравым смыслом видения мира — я к этому отношения не имею. В общем… вот вам название нашего кружка:

Бригада SOS!

Бригада

Судзумии Харухи

Опасных дел во имя

Спасения мира

Можете смеяться.

Я, впрочем, не смеялся. Мне было не до смеха.

Почему «Бригада»? Должно было быть «Кружок Судзумии Харухи», но поскольку требованиям кружка мы пока не удовлетворяли и никто даже толком не мог сказать, чем же мы будем заниматься, Харухи попросту выкрутилась, объявив: «Не проблема, пускай будет бригадой». Вот так и появилось наше пока ещё ничем не прославленное название.

Выслушав объявление, Асахина огорчённо уставилась в пол. Нагато Юки в разговоре участия не принимала, ну а я даже не знал, что сказать. Поэтому название нашего кружка было принято большинством голосов с одним голосом «за» и тремя воздержавшимися. Бригада SOS отныне в деле! Практически праздник.

Валяй, твори, что тебе вздумается!

Распрощавшись с нами фразой «Чтоб как штык завтра после уроков!», Харухи удалилась, довольная результатами дня. Асахина выглядела ужасно. Её плечи поникли, она безжизненно поплелась по коридору прочь, распространяя вокруг себя ауру печали. Я не смог остаться равнодушным к такому ужасному горю:

— Асахина-семпай.

— А?

Асахина взглянула на меня своим невинным лицом — пожалуй, ей не дашь и моего возраста.

— Не стоит вступать в такой дурацкий кружок против своей воли. Не бойся Харухи; я придумаю что-нибудь, чтобы её успокоить.

— Нет, — она остановилась, моргнула и улыбнулась, — всё в порядке. Я хочу участвовать.

— Но это будет бездарный и скучный кружок.

— Неважно; да ведь ты и сам вступил?

Нет! Куда я вступил, это тут не при чём!

— Наверное, таков единственный исход в этой плоскости, — задумчиво объявила она, глядя куда-то вдаль круглыми глазами.

— Чего-чего?

— К тому же, меня беспокоит Нагато-сан…

— Беспокоит?

— А? Нет-нет. Забудь.

Асахина потрясла головой, приводя мысли в порядок, а её красивые длинные волосы покачались вслед. Потом она улыбнулась, немного смущаясь, низко поклонилась и заявила:

— Приятно было познакомиться. Надеюсь, я не доставлю слишком много проблем.

— Эй, эй, хватит… зачем ты…

— И ещё зови меня Микуру! — она опять улыбнулась.

Такая симпатяжка!

А вот как однажды со мной поговорила Харухи:

— Знаешь, что нам теперь нужно?

— Откуда мне знать…

— Я думаю, нам нужен загадочный новичок.

— Будь добра, проясни, пожалуйста, что есть «загадочный новичок».

— Кто переводится к нам в школу посреди учебного года — уже наверняка загадочный новичок! А?

— Может, у него родители работу сменили, и им пришлось переехать.

— Нее, это уже притянуто за уши! Непохоже на правду!

— А что же тогда для тебя похоже на правду?! Мне интересно.

— Загадочные новички… где же вы, загадочные новички?..

— Ты вообще никого, кроме себя, не слушаешь, да?

По школе начали расползаться слухи, будто я и Харухи что-то задумываем.

— Эй, чем вы там всё занимаетесь с Харухи? — интересовался Танигути, — Неужто у вас какие-то отношения…

Ни-за-что! Вообще-то, мне бы и самому хотелось знать, чем мы там занимаемся.

— Ты уж постарайся без дуростей, всё-таки старшеклассник! Если устроишь какое-нибудь хулиганство в школьном дворе — могут и выгнать ко всем чертям.

Будь Харухи одна, я бы, пожалуй, не беспокоился — я умею не обращать внимания на её безобразия. Но теперь в дела кружка замешаны Нагато Юки и Асахина Микуру — не могу же я допустить, чтобы они пострадали. Да, когда я понял, как я о них забочусь, я даже начал собою гордиться.

Но остановить сумасшедшую Харухи у меня всё равно вряд ли получится.

— Мне очень нужен компьютер!

С момента основания «Бригады SOS» в литературной комнате помимо квадратного стола, стальных стульев и шкафа появилось много самых разных вещей.

По углам теперь были распиханы компактный шкафчик с вешалками, чайник, чашки и небольшая фляга, радио с CD-плеером, холодильник, магнитофон, кухонная плита, миски и всевозможные кухонные принадлежности. И вот опять. Она что, хочет поселить нас здесь жить?

Тем временем Харухи сидела на украденном ею чёрт знает откуда столе; кроме Харухи стол украшала только непонятного назначения чёрная треугольная пирамидка с выгравированным на ней словом «Начальник».

— В наш век высоких технологий у нас даже компьютера нет! Нет, так дело не пойдёт!

Это ещё кто тебя надоумил?

К слову сказать, все члены кружка сегодня были в нашей комнате. Нагато Юки сидела на своём обычном месте, читая какую-то толстую книжку о падении какого-то крошечного спутника Сатурна[3] — или что-то вроде того. Асахина, приходить которой было вовсе не обязательно, тем не менее, исправно появилась и сидела сейчас с растерянным видом на стальном стуле.

Харухи спрыгнула со стола и направилась ко мне со зловещей улыбкой.

— Сейчас я добуду нам штучку-другую, — объявила она, будто бы собиралась на них охотиться.

— Добудешь, хочешь сказать, компьютер? Откуда?! Я надеюсь, ты не собираешься грабить магазин электроники?

— Конечно, нет! У нас есть кое-кто поближе!

— За мной! — Асахина и я подчинились, и Харухи протащила нас вглубь по коридору, прямо к помещению компьютерного кружка в двух комнатах от нас.

Ясно!

— Вот, держи, — Харухи вручила мне поляроид — Слушай внимательно! Ты должен выполнить мои инструкции, во что бы то ни стало! Второго шанса у тебя не будет!

Харухи нагнула мою голову к себе, и нашептала на ухо свои «инструкции».

— Что?! Ты сдурела?!!

— А что такое?

Конечно, для вас это «ничего такого», барышня. Я обернулся к пребывающей в недоумении Асахине и помигал ей глазом, пытаясь предупредить: лучше бы тебе бежать, да поскорее.

Асахина с удивлением взглянула на меня и зарделась. О чёрт, она меня совсем не так поняла!

Не дав мне закончить дело спасения Асахины от грядущих кошмаров, Харухи постучалась в двери компьютерного кружка.

— Привет, ребята! Я пришла за компьютером!

Комната компьютерщиков формой напоминала нашу, но была заметно теснее. На каждом из равномерно расставленных по ней столов находился компьютер с колонками. Тихий шелест вентиляторов был единственным звуком, раздававшимся в этой комнате.

Четыре молодых человека, сидевшие на своих стульях и до того печатавшие, теперь все обернулись к двери, посмотреть, чего от них хочет Харухи.

— Кто у вас тут главный? — Харухи напыщенно улыбнулась. Один из четырёх парней приподнялся и ответил:

— Я староста кружка, а что?

— Вы что, с первого раза не понимаете?! Я же сказала: мне нужен компьютер!

Безымянный староста компьютерного кружка изобразил на своём лице крайнее изумление и безапелляционно покачал головой.

— Извините. Школа нас почти не финансирует, все компьютеры куплены на собственные средства. Мы не можем просто так их взять и отдать. Вы что нас, за дураков держите?

— Ой, да ладно вам! Дайте хотя бы один; вон, смотрите, у вас их сколько!

— Эт… постойте минуточку, а кто вы вообще такие?

— Я — Судзумия Харухи, бессменный командир «Бригады SOS». А это подчинённый № 1 и подчинённый № 2.

Секундочку! С каких это пор я Харухин подчинённый?!

— Именем «Бригады SOS» я повелеваю вам: отдайте мне компьютер немедленно! А ну всем прекратить препираться со мной!

— Понятия не имею, кто вы, ребята, такие, но я категорически против! Пойдите и купите себе компьютер сами!

— Ладно. У нас есть свои методы воздействия…

Глаза Харухи бесстрашно сверкнули. О нет, это дурной знак!

Харухи подтолкнула Асахину, застывшую в благоговейном ужасе за Харухиной спиной, прямо к старосте, а затем схватила его ладонь, и положила её прямо на грудь Асахины.

— Кйяяяя~~!!!

— Э?!

Щёлк!

Как только эти двое заорали, я спустил затвор камеры.

Харухи вцепилась в Асахину, чтобы не дать ей освободиться, а свободная её рука, тем временем, ещё сильнее прижимала ладонь старосты к Асахиным грудям.

— Кён! Ещё разочек!

Я неохотно нажал на спуск. Асахина и безымянный староста, примите мои искренние соболезнования.

Староста высвободился как раз в тот момент, когда Харухи уже намеревалась запихать его голову Асахине под юбку.

— ТЫ ЧТО ТВОРИШЬ?!

Харухи элегантно помахала пальцем перед носом красного от ярости старосты:

— Ух-ух! У нас теперь есть фотографическое свидетельство того, как ты сексуально домогался до Асахины-сан! Не хочешь, чтобы их увидела вся школа — гони компьютер!

— Что за глупые шутки?! — староста яростно сопротивлялся. Эх, как я тебя понимаю, парень. — Ты же сама схватила меня за руку! Я ничего не делал!

— Да? Ну можешь попробовать всем это объяснить, да только кто ж тебе поверит?

Я повернулся и взглянул на валяющуюся рядом парализованную Асахину. Наверное, она перенесла такое потрясение, что у неё совсем не осталось сил.

Зато староста ещё боролся:

— Весь наш кружок подтвердит мою невиновность! Я был не при чём!

Три оставшихся члена компьютерного кружка убеждённо закивали головами:

— Конечно!

— Староста не виноват!

Если бы Харухи могла вас услышать, ребята, она была бы уже не Харухи.

— Без проблем, тогда я скажу, что вся ваша шайка её похитила и изнасиловала!

От этих слов все в комнате, включая меня и Асахину, побледнели. Боже, ну почему всё так обернулось?

— С-судзумия-сан!.. — Асахина отчаянно обхватила руками Харухины колени, но Харухи её просто отпихнула, не обращая внимания.

Набрав воздуха в грудь, она высокомерно объявила:

— Итак, что же? Вы отдаёте нам компьютер или нет?

Лицо старосты из красного стало вначале белым, а затем почернело. В конце концов он сдался.

— Забирайте и выметайтесь! — выпалил он и угнетённо опустился на стул. Остальные ребята последовали его примеру.

— Староста!

— Возьми себя в руки!

— Ты в порядке?

Голова старосты повисла, как у сломанной куклы на ниточках. Глядя на его согбенную фигуру, даже будучи сообщником Харухи, я не мог не пролить за него слезы печали.

— Какой из них самой последней модели?

Хладнокровная девчонка!

— Так мы тебе и скажем!

Разгневанные члены компьютерного кружка продолжали слабо сопротивляться, но Харухи просто указала на меня и мою камеру.

— Ч-чёрт с тобой! Вон тот!

Харухи повернулась в указанном направлении и внимательно изучила модель и серийный номер компьютера. Затем она достала из кармана юбки кусочек бумаги.

— Я была в магазине электроники, смотрела список последних моделей. Этой там не было.

У неё так тщательно всё было продумано, что мне даже стало жутко.

Изучив остальные компьютеры, Харухи выбрала один и указала на него пальцем:

— Хочу этот.

— Эй-эй! Мы только купили его прошлым месяцем!

— Камера.

— …З-забирайте, воры!

Мне нечего возразить, мы и впрямь воры.

Жадность Харухи не знала границ. Повыдёргивав из компьютера все провода и кабели, она немедленно потащила его к нам в литературную комнату. Потом она вынудила компьютерщиков подключить нам провода обратно, а также заставила провести к нам из своей комнаты два сетевых кабеля, чтобы мы могли работать с Интернетом. Она даже потребовала от них настроить для нас локальную сеть. С таким подходом в воровском притоне её бы приняли за свою.

— Асахина-семпай.

Будучи беспомощным всё это время, я мог лишь незаметно протянуть руку опустошённой Асахине, которая сидела на полу, подобрав колени, прятала лицо в ладонях и тихонько всхлипывала.

— Пошли обратно.

Всхлип…

Харухи, ты, дура чёртова, не могла, что ли, воспользоваться собственными грудями?! Для той, кто не стесняется раздеться до белья перед парнями, это пустяк! Я, как мог, стал утешать Асахину, бормоча что-то о Харухи и её ненаглядном, непонятно зачем ей нужном компьютере.

Причина обнаружилась почти сразу же.

— Мы будем делать для «Бригады SOS» сайт!

Хорошо, наводящий вопрос. Кто именно будет делать для «Бригады SOS» сайт?

— Ты, разумеется! — сообщила Харухи. — Раз тебе всё равно абсолютно нечем заняться, то ты и берись! А у меня дела: нужно найти ещё пару участников!

Компьютер был возложен на стол, где стояла пирамидка «Начальник». Орудуя мышкой по сайтам, Харухи объявила:

— Сделай его побыстрее — сегодня-завтра. Без сайта нам никуда.

Асахина лежала на столе, её волосы рассыпались по поверхности, а за ними, поотдаль, как обычно, сидела Нагато Юки и читала книгу, не обращая внимания ни на что окружающее. Похоже, я единственный услышал, что сказала Харухи. У меня не было выбора, кроме как подчиниться. По крайней мере, мне кажется, она так думала.

— Чтобы сотворить невозможное, мало твоего указания, — хотелось бы мне сказать, если честно. Обычно я не стал бы подчиняться Харухиным запросам. Я согласился только потому, что это сайт: ничем подобным я до этого не занимался, а выглядело это занятием интересным.

Итак, на другой день я приступил к покорению вершин веб-дизайна.

Вообще-то говоря, это оказалось намного легче, чем я думал. Ребята из компьютерного кружка уже установили всё необходимое, так что мне оставалось лишь следовать инструкциям программ и скопировать туда-сюда пару строчек кода.

Интереснее было другое: что же мне писать на этом самом сайте?

На тот момент я даже не представлял себе, чем наша бригада собирается заниматься, так что писать мне было категорически не о чем. На словах «Добро пожаловать на сайт „Бригады SOS“» в заголовке я застрял и не мог более совсем ничего придумать. «Сделай его побыстрее?» Слова Харухи звенели проклятиями в моей голове и я убил весь перерыв на обед, жуя и при этом меняя дизайн сайта.

— Нагато, а у тебя какие-нибудь идеи есть? — спросил я Нагато, которая, похоже, сидела здесь даже на переменах.

— Нет.

Она даже не взглянула на меня. Я знаю, что это не моё дело, но она хоть учителя на уроках-то слушает?

Переведя взгляд с Нагато обратно на семнадцатидюймовый монитор, я опять погрузился в размышления.

Внезапно мне пришла в голову одна маленькая деталь: что будет, когда школа узнает, что ещё даже не зарегистрированный кружок использует их траффик, чтобы хостить свой сайт?

— Когда поймают, тогда и будем думать! — представляю себе, что так ответила бы Харухи, — Ну в крайнем случае просто закроем страничку. Проблемы решают по мере их поступления, ты в курсе?

Да, пожалуй, я немного завидую Харухиному оптимизму и уверенности в будущем!

Вставив на страницу пару гиперссылок, и указав на ней адрес почтового ящика — для форума, пожалуй, было бы ещё рановато, — я отправил сайт с этой единственной полупустой титульной страничкой на сервер.

Пожалуй, сойдёт! Убедившись, что новый сайт открывается в браузере, я отключил компьютер, и уже собирался потянуться, как вдруг с ужасом обнаружил, что за моей спиной стоит Нагато.

Вот это да, как это она умудрилась подойти ко мне, что я не слышал её шагов? Я даже не заметил, как она оказалась сзади. Её лицо было бледным, как маска. Она смотрела на меня таким бесстрастным взглядом, как будто бы я был табличкой для проверки зрения.

— Держи, — она протянула мне толстенную книгу, которую я инстинктивно взял. Ну и тяжеленная же! Судя по обложке, это был тот фантастический роман, который Нагато читала пару дней назад. — Это тебе.

Сказав так, Нагато вышла из комнаты, даже не оглянувшись; у меня не было времени хоть как-нибудь ответить. Зачем ей было давать мне такую толстую книгу? Но тут прозвенел звонок, и перерыв на обед закончился. Похоже, немногих здесь интересует моё мнение.

Как только я вернулся с перемены вместе с книжкой в класс и уселся на стул, я почувствовал тычок карандашом в спину.

— Сделал сайт?

Харухи, обхватив руками края своей парты, смотрела на меня суровым взглядом. Я заметил, что вся тетрадь её тут и там разрисована диковинными каракулями. Пытаясь не обращать внимания на удивлённые взгляды одноклассников, я ответил:

— Сделать-то сделал, но он вышел маленьким и страшненьким.

— Неважно, главное, чтоб был email.

Так что ж ты просто не зарегистрируешь себе бесплатный адрес на каком-нибудь из почтовых серверов?

— Ну уж нет! А вдруг куча людей станет писать мне письма и завалит ими весь мой почтовый ящик?

Не могу себе представить, с чего бы это куче людей начать писать тебе письма на только что зарегистрированный адрес.

— Это секрет! — сказала Харухи с загадочно-зловещей улыбкой. У меня плохое предчувствие. — Узнаешь после уроков. Пока что эти сведения — военная тайна.

Лучше б они так и оставались военной тайной!

На шестом уроке Харухи отсутствовала. Ну не домой же она сбежала, правильно? Нет, это неспроста. Наверняка опять затевается что-то ужасное.

Вскоре урок закончился, и я автоматически направился в штаб-квартиру кружка. Недоумевая, зачем я это делаю, я всё-таки туда шагал, и, наконец, добрался до нашей комнаты.

— Приветики!

Как я и думал, там сидели Нагато Юки и Асахина. Я знаю, что не мне их критиковать, но у этих двоих просто слишком много свободного времени!

Увидев, как я открываю дверь, Асахина с явным облегчением на лице поздоровалась. Похоже, проводить время наедине с Нагато не такое уж большое удовольствие.

Но секундочку, она же только что испытала на себе Харухину дьявольскую изобретательность, и она снова здесь?

— А где Судзумия-сан?

— Чёрт её знает. Она ещё с шестого урока сбежала. Наверное, ищет, где ещё сподручнее выкрасть оборудование.

— И мне опять придётся… как вчера?..

Заметив ужас в глазах Асахины, я мягко ответил:

— Не бойся! Если она попробует как-нибудь тебя обидеть, я её остановлю. Пусть использует для шантажа своё собственное тело! В конце концов, если дело дойдёт до потасовки, я смогу ей помешать.

— Спасибо.

Глядя на так мило кланяющуюся мне Асахину, я вдруг ощутил, что мне хочется взять и обнять её. Но, разумеется, я этого не сделал.

— Я буду на тебя надеяться.

— Конечно-конечно.

Хоть я и многократно заверял её в безопасности, через какие-то пять минут все эти уверения вылетели в трубу, ушли на дно океана, испарились, как капля на поверхности Солнца. Как же я был самонадеян!

— Хайя! — энергично поздоровалась с нами Харухи, ввалившись в комнату с двумя бумажными сумками. — Пардон, ребята, задержалась!

Да уж, какая она сегодня вежливая! Шизоиду вроде Харухи мысли об окружающих, наверняка, приходят в последнюю очередь.

Бросив свои сумки на пол, Харухи повернулась и заперла дверь на ключ. От щелчка замка Асахина непроизвольно вздрогнула.

— Ну и что ты сегодня задумала, Судзумия? Сказать по правде, я не собираюсь больше участвовать в шантаже и грабительстве!

— Что ты, что ты, конечно нет! Я никогда бы такого не сделала!

Да? А что это за компьютер на столе?!

— Компьютер получен мирным путём! Ну ладно, займёмся делом — смотрите, что у меня есть.

Порывшись в одной из бумажных сумок, она достала оттуда пачку листов формата A4, на которых виднелись какие-то каракули.

— Это листовки, которые мы будем раздавать, чтобы познакомить всех с нашей бригадой. Я убила кучу времени, чтобы пробраться в копировальную комнату и распечатать две сотни штук!

Харухи раздала нам листовки. Так вот почему она пропустила уроки? Удивительное везение ещё, что её не застукали. Мне, в общем, был безразличен текст листовки, но раз уж я получил свою копию, можно было тоже с ним ознакомиться.

«Декларация намерений „Бригады SOS“:

Мы, „Бригада SOS“, интересуемся любыми проявлениями паранормального в этом мире. Мы приветствуем любого, кто был, стал, или намеревается стать свидетелем любых необыкновенных или загадочных событий и приглашаем вас проконсультироваться в нашем бюро. Мы сделаем всё, чтобы ответить на ваши вопросы. Но помните, что нам не интересны банальные невероятные вещи; наша цель — поразительные и потрясающие паранормальные приключения. Пишите нам на наш e-mail: …»

До меня начало понемногу доходить, что было у Харухи на уме, когда она придумала «Бригаду SOS». Похоже, она во что бы то ни стало хочет внедриться в мир фантастики, тайн и сказочных происшествий.

— Ладненько, теперь пойдёмте их раздавать.

— И где же мы будем этим заниматься?

— Прямо у входа в школу. Там полно учеников, ещё не ушедших домой.

Да-да-да, как скажете. Только я собирался взять бумажную сумку с листовками, как Харухи меня остановила:

— Тебе не нужно идти. Меня и Микуру-тян вполне хватит.

— А?

Асахина, державшая листовку в руках, посмотрела на нас с недоумением. Я обернулся и увидел, как Харухи копается в другой бумажной сумке, что-то выискивая.

— Та-дам!

Улыбаясь не хуже кота-робота,[4] Харухи вытащила какой-то кусок одежды из чёрной ткани. Не может быть! Как только Харухи закончила опустошать четвёртое измерение своей сумки, я тут же понял, зачем для раздачи листовок ей потребовалась Асахина, и уже молился за её спасение. Покойся с миром, Асахина!

Чёрное трико, носочки-паутинки, заячьи уши, галстук-бабочка, белые манжеты и хвостик. Это что, костюм девочки-зайчика?!!

— З-зачем это? — робко спросила Асахина.

— Понятно зачем. Чтобы наряжаться зайчиком! — терпеливо объяснила Харухи.

— М-мне что, надо будет его н-носить?

— Конечно! У меня для тебя даже вторая штука есть!

— Н-не одену!

— Не бойся, размер подходящий.

— Н-не в этом дело!!! Т-ты что, хочешь, чтобы я ходила в нём у в-входа в школу?

— Ну конечно.

— Нет! Не хочу!

— Хватит спорить.

Ну всё, она обречена. Харухи прыгнула на Асахину, как львица на свою беспомощную жертву, и принялась срывать её школьную форму.

— СТОЙ!!!..

— Успокойся и не брыкайся, — на одном дыхании проговорила Харухи, поспешно стягивая с Асахины рубашку, а затем и юбку. Только я собирался остановить это Харухино безумство, как мои глаза встретились с Асахиными.

— Н-НЕ СМОТРИ!!!

От такого крика я поспешно ретировался к двери… Чёрт! Запертой двери! Провозившись с замком, я, наконец, отворил дверь и вылетел наружу.

Захлопывая дверь, я успел заметить, что Нагато читала свою книжку как ни в чём ни бывало. Её что, действительно не волнует, что там происходит?!

Я прислонился к двери, вслушиваясь в исходящие из-за неё крики Асахины.

— Кяя~~!!! Стой! Д-дай хотя бы я сама… всхлип~~!

С ними смешивались Харухины победные вопли.

— Отлично! Снимай! Живо! Делай, что тебе говорят!

Чёрт, я даже не хочу себе представлять, что там сейчас происходит!

Секунду спустя из-за двери донёсся Харухин голос:

— Можешь входить!

Когда я со вздохом вошёл в комнату, моему взору предстали две прекрасные девочки-зайчика. Что на Харухи, что на Асахине одежда смотрелась великолепно. Открытые спины и глубокие вырезы на груди представали взгляду, прозрачные чулочки замечательно облегали ноги, а над головами их покачивались кроличьи ушки. Харухи худощава, но хорошо сложена; Асахина хрупка, как ребёнок, однако фигура её идеальна. Против истины не пойдёшь, они являли собою крайне приятное зрелище.

Я как раз думал, как бы выразить своё одобрение костюмом плачущей Асахины, когда Харухи спросила:

— Ну, как тебе?

И у тебя ещё хватает наглости спрашивать меня, как оно мне?! У тебя совсем голова дырявая?!

— Этим мы привлечём внимание публики. Охотникам за листовками не будет конца! — объявила Харухи.

— Если ты будешь шляться по улице в таком костюме, люди про тебя нехорошо подумают… секундочку, а что это Нагато костюмом обделили?

— А больше нету, я их только два купила. Дорогущие, со всеми принадлежностями.

— Неужели в магазинах вот такое продают?

— В интернете продают.

— …Ясно.

Размышляя, как это Харухи оказалась выше меня ростом, я обнаружил, что на ней были туфли на высоком каблуке.

Харухи схватила бумажную сумку с листовками:

— Вперёд, Микуру-тян.

Асахина умоляюще на меня взглянула, скрестив руки на груди. Но всё, на что меня хватало — разглядывать её в этом заячьем наряде.

Прости, я не в силах противостоять.

Асахина уцепилась за стол и пробовала сопротивляться, всхипывая, как ребёнок, но против Харухиной силищи это был пустяк. Харухи утащила её прочь, и две девочки-зайчика исчезли из комнаты. Я опустился на свой стул в подавленном настроении, чувствуя себя виноватым…

— Смотри.

Нагато Юки указывала на пол комнаты неподалёку от нас. Я взглянул и обнаружил там валяющимися два девчачьих школьных костюма… Эрм, это что, лифчик?

Коротковолосая девочка в очках указала на шкаф, стоявший около противоположной стены, и вернулась к чтению своей книги.

Она что, не могла сама подобрать одежду?!

Я вздохнул и начал собирать разбросанное бельё, пряча его в указанный мне шкаф. Ах~!~ Оно ещё хранило на себе тепло их тел. Такое мягкое и тёплое!

Полчаса спустя вернулась обессиленная Асахина. Глаза у неё были заплаканными и оттого красными, почти как у настоящего зайца. Нет, сейчас не время об этом думать. Я поспешил предложить ей стул, и, как и в прошлый раз, она просто свалилась на него, упав лицом на стол и разметав по нему свои великолепные волосы. Похоже, у неё не было даже сил переодеться. Но вид её открытой спины постоянно отвлекал на себя мои мысли, так что я накинул свою куртку на её дрожащие плечи. Обстановочка в комнате, наверное, била рекорды прохладности — одетая в зайчика девочка тихонько всхлипывала за столом, ботанша безразлично читала свою книжку, а я стоял столбом, абсолютно не понимая, что мне делать. Издалека доносились вопли игроков из секции бейсбола.

Только я собирался озаботиться обедом, как вернулась Харухи. Прямо с порога она раздражённо объявила:

— Уроды! Вот же педагоги чёртовы! Вечно мешаются!

Будучи не вполне уверен в причине её недовольства, я спросил:

— А что такое?

— Не успела я и половины пачки раздать, как они тут как тут! Появляется какой-то придурок и требует прекратить безобразия! Больной он, что ли?

Балда. Если б учитель не обратил внимания на школьниц, одетых в костюмы девочек-зайчиков и раздающих около входа в школу листовки, вот тогда бы он был больной!

— Микуру-тян довели до слёз, а меня потащили к завучу, да ещё и этого гандболиста Окабе вызвали!

Наверное, и завуч, и учитель Окабе были в серьёзном затруднении, пытаясь понять, на чём в этом костюме безопасно останавливать взгляд.

— Ох, как это меня достало! Ладно, на сегодня всё! Свободны!

Харухи неспешно стянула с себя кроличьи ушки и начала раздеваться, снимая костюм девочки-зайчика. Я немедленно вылетел из комнаты.

— Долго ты ещё собираешься здесь рыдать? Переодевайся давай!

Я терпеливо ждал в коридоре, прислонившись к стене, пока они переоденутся. Похоже, Харухи всё-таки не урожденная эксгибиционистка, она просто не вполне осознаёт, как влияет на парней отсутствие на ней половины одежды. Она и заячьи костюмы наверняка купила не для того, чтобы соблазнять прохожих своим телом, а просто ради привлечения внимания.

Таким порядком вряд ли у неё будут нормальные человеческие отношения с парнями. Хотел бы я, чтобы она была немного тактичней, внимательней. Хотя бы со мной! Откровенно говоря, её сумасшедшие выходки отнимают у меня последние крохи энергии. Ну и ради Асахины тоже. Да… а Нагато-сан пускай хоть изредка высказывает своё мнение.

Спустя некоторое время из комнаты появилась Асахина, напоминавшая выражением лица только что провалившегося на экзаменах человека. Ей приходилось опираться рукой об стену, иначе она неминуемо бы грохнулась. Совершенно не представляя, что следует ей сказать, я стоял в молчании.

— Кён-кун…

Её неясный голос напоминал мне голоса призраков с проклятых затонувших кораблей.

— Если со мной случится что-то… если я не смогу стать невестой, ты примешь меня?..

Эрм, и как мне на это отвечать? И что это она вдруг зовёт меня Кёном?

Асахина, как робот, протянула мне мою куртку. Пока я раздумывал над тем, не бросится ли она случайно в мои объятия в слезах, она уже ушла вдаль по коридору.

Чёрт… какая жалость!

На следующий день Асахина взяла выходной.

Харухи и без того была достаточно популярной, но после этой истории с девочками-зайчиками о ней и её эксцентричности школьники стали слагать легенды. Не то чтобы меня это особо беспокоило, конечно; я не в ответе за ребячества Харухи! Что меня действительно волновало, так это то, что из-за неё по школе начали расползаться сплетни и об Асахине Микуру. Ну и ещё косые взгляды, которые бросали на меня повсюду.

— Слушай, Кён… похоже, вы там с Судзумией веселитесь на полную… — говорил мне Танигути как-то после школы. — Никогда бы не подумал, что вы с ней подружитесь. Похоже и вправду, в мире нет ничего невозможного!

Ай, отвянь!

— Ну я вчера и удивился! Иду домой, а тут — девчонки-зайчики. Думал, пригрезилось!

Держа в руках до боли знакомую листовку, к нам подошёл Куникида:

— Что это ещё за «Бригада SOS»? Чем вы вообще собираетесь заниматься?

Пойди, спроси у Харухи. Я не знаю и знать не хочу. А даже имей я такие сведения, тебе бы я их не открыл!

— Тут просят сообщать о ненормальных явлениях, но не сказано, какие явления достаточно ненормальны. И вообще — что значит «не интересны банальные невероятные вещи»?

Даже Асакура Рёко перекинулась со мной парой слов.

— Молодцы, ребята, похоже, вы взялись за какое-то интересное дело. Но всё же, лучше б вы не заходили так далеко. Вчерашняя выходка — это, по-моему, уже чересчур.

Знал бы — сидел бы дома сегодня, как Асахина!

А Харухи всё ещё злилась. С одной стороны, она была в ярости на учителей, помешавших ей раздавать прохожим листовки; с другой — на то, что наш почтовый ящик после всей этой истории оставался так же пуст, как и до неё. Я думал, что кто-нибудь напишет нам пару писем с подколками, хотя бы смеха ради, но люди оказались рациональнее, чем я ожидал. Или никто не хотел даже в шутку связываться с Харухи, чтобы не навлечь на себя проблемы?

Харухи угрюмо смотрела на пустой почтовый ящик, крепко сжимая в своей руке оптическую мышку.

— И почему никто ничего не шлёт?

— Вчера тоже ничего не было. Может, если у кого и есть о чём рассказать, они просто не доверяют такому подозрительному кружку, как наш? — безуспешно попытался я объяснить ей ситуацию, — «Вы стали свидетелем паранормальных происшествий?..» — «Да». — «Отлично, хотите об этом поговорить?» — «Конечно, доктор! Дело было так…» — Да-да! Не думаешь же ты, что такое возможно? Послушай, Харухи! Такое происходит только в манге или романах! Жизнь — очень прямая и жестокая штука. Никаких секретных битв за спасение мира, проходящих в обычной школе, никаких мутантов, прячущихся в глуши безобидного города или космических кораблей, таящихся среди скал! Их не бы-ва-ет! Не бывает! Слышишь? До тебя доходит, а? Все твои выходки — результат того, что тебе некуда спустить негатив, разве нет? Но пора же уже взрослеть! Успокойся и найди себе парня, он тебя будет провожать со школы домой, а по выходным водить в кино. Или запишись в спортивный кружок, а то энергию тебе девать некуда. С твоими способностями ты в два счёта окажешься среди лучших.

…Вообще-то, мне хотелось сказать ещё много всего, но только я додумал эту речь до пятой строчки, как Харухи вдруг махнула на меня кулаком, так что мне сразу расхотелось придумывать дальше.

— Микуру-тян сегодня прогуливает?

— Может, она и совсем не вернётся. Бедняжка, надеюсь, она переживёт вчерашнюю травму.

— Блин, а я для неё уже новый костюм приготовила!

— Почему бы тебе самой не носить свои костюмы, а?!

— Можно, конечно! Но без Микуру-тян это будет совсем не так весело.

Нагато Юки на заднем плане так удачно вписывалась в пейзаж, что была практически незаметна. Странно, что Харухи так преследует Асахину; почему бы ей как-нибудь не переодеть в свои костюмы Нагато и не заставить ей подыгрывать? Я знаю, что это нехорошо, но, если подумать, я бы не прочь посмотреть, как будет выглядеть в костюме зайчика обычно невыразительная Нагато. Наверняка это будет совсем не похоже на вечно плачущую Асахину.

Новичок, о котором так мечтала Харухи, наконец появился! Харухи огорошила меня этой новостью как-то до начала уроков.

— Правда, здорово? У нас действительно будет новичок! — взволнованно объявила она, наклонившись ко мне. При этом она радостно улыбалась, как ребёнок, наконец получивший игрушку, которую он очень долго ждал.

Понятия не имею, откуда у неё такие сведения, но ученика собирались переводить в 10-й «И».

— Такое случается раз в жизни. Печально, конечно, что он попадёт в соседний класс, но это наверняка Загадочный Новичок, сомнений тут быть не может!

Ты его даже не видела, откуда ж ты уверена, что он загадочный?

— А я что, ещё не говорила? Подавляющее большинство переводящихся из школы в школу посреди учебного года — не совсем обычные люди.

Боже мой, откуда такая статистика? Наверное, это и есть самая большая загадка. Если всякий, кто меняет школу в мае месяце, необычен, то Загадочных Новичков по всей Японии — пруд пруди.

Но пути Харухиных мыслей неисповедимы. Как только с первого же урока прозвенел звонок, Харухи вылетела прочь из классной комнаты. Наверное, убежала к своему Загадочному Новичку в десятый «И» класс.

За пару секунд до звонка на урок Харухи вернулась в задумчивости.

— Ну и что, это действительно Загадочный Новичок?..

— Хмм… как-то не похоже.

Разумеется, не похоже!

— Я провела там беседу, но всё ещё не уверена. Возможно, они просто шифруются, притворяясь самыми обычными людьми; да, да, очень даже возможно. В конце концов, не станут же они раскрывать себя в тот же день, как переводятся в новую школу. На следующей перемене пойду спрошу снова.

Будь добра, не ходи! Могу себе представить учеников из десятого «И», запуганных до смерти внезапным появлением Харухи и жмущихся по углам, как она хватает одного из них и орёт «Где здесь новенький?», а затем бежит к новичку. Или она вмешается в его беседу с друзьями и начнёт допрашивать запуганного новичка вопросами вроде «На кого ты работаешь?» и «Кто ты на самом деле?».

Тут мне подумалось кое-что ещё:

— Этот новичок — он парень или девушка?

— Хотя есть шанс, что он успешно маскируется, выглядит он, как парень.

Значит, он и есть парень!

Похоже, у «Бригады SOS» есть все шансы заполучить в свои ряды ещё одного парня вдобавок ко мне. Харухи может просто притащить к нам этого ученика, даже не спрашивая его разрешения — просто из-за того, что он новенький. Да только сам он тоже может быть не лыком шит, не то, что я или Асахина. И что она тогда будет делать? Какой бы упорной не была Харухи, человек, умеющий стоять на своём, её просто проигнорирует.

Как только мы наберём нужное число участников, «Бригада Судзумии Харухи опасных дел во имя спасения мира» будет зарегистрирована как «сообщество». Признает нас школа или нет, а только возиться с бумагами и делать чёрную работу всё равно наверняка придётся мне! Следующие три года я буду вынужден носить гордое имя «прислужника Харухи Судзумии» и влачить жальчайшее существование.

Я ещё толком не думал о том, чем я буду заниматься после окончания школы, однако я точно знал, что хочу попасть в университет, так что мне следовало за собой следить. Но пока я таскался за Харухи, эта мечта, похоже, становилась всё более и более для меня недоступной.

Что же делать?

Но ничего не придумывалось.

Я знаю, мне следовало бы сопротивляться Харухи, заставить её распустить «Бригаду SOS», ну а дальше постараться убедить её начать жить нормальной школьной жизнью. Наверное, я бы сумел добиться того, чтобы она бросила всю эту чехарду с пришельцами и путешественниками во времени, успокоилась, нашла бы себе парня или вступила бы в спортивный кружок и была бы вполне довольна оставшимися трёмя годами школы.

Эх, как было бы здорово, если б я правда всё это сделал!

Будь у меня сила воли, меня бы даже не затянуло с такой лёгкостью в этот водоворот чепухи, вращающийся вокруг Харухи Судзумии. Я бы счастливо прожил три школьных года и окончил бы школу самым обычным образом.

…Надеюсь, так бы оно и было!

Надеюсь, поскольку все дальнейшие события оказались довольно странными. Вы понимаете, о чём я говорю?

С чего бы мне начать?

Точно, с того момента, когда в литературную комнату вошёл Загадочный Новичок.

Глава 3

Из-за нашумевшей истории с девочками-зайчиками имя Асахины тоже оказалось у всех на слуху. На следующий день после своего выходного она опять бесстрашно явилась в литературную комнату.

Поскольку делать в это время нам было решительно нечего, я притащил туда доску для игры в Отелло,[5] дотоле забытую и погребённую где-то в глубинах моего дома, и играл в неё с Асахиной, попутно болтая.

Сайт был доделан, но толку от этого не было никакого, поскольку у нас не было ни посетителей, ни писем. Компьютер использовался только для доступа в Интернет. Узнали бы об этом ребята из компьютерного кружка, они бы с горя повесились.

Я сидел рядом с Нагато Юки, которая, как всегда, читала свою книгу, и разыгрывал третий раунд Отелло с Асахиной.

— Судзумия-сан сегодня не спешит, — мягко сказала Асахина, глядя на доску.

Видя, что она не беспокоится о вчерашних событиях, я вздохнул с облегчением. Что ни говори, а сидеть в одной комнате с симпатичной девчонкой старше тебя на класс — от такого успеха может и голова закружиться.

— Сегодня к нам пожаловал новичок; она, наверное, за ним пошла.

— Новичок? — Асахина по-птичьи вскинула голову.

— Харухи была в восторге, когда услышала, что в класс «И» кто-то переводится. Похоже, она любит новичков!

Я положил на доску чёрную фишку и перевернул белую.

— Угу…

— Ах да, Асахина-сан, ни за что бы не подумал, что ты сегодня придёшь!

— Ммм… я немного сомневалась, но кое-что меня тут беспокоит, так что всё-таки я пришла.

Мне кажется или я это уже слышал?

— Чего тебя тут беспокоит?

Шлёп! Она перевернула одну из фишек своими хрупкими пальцами.

— Ммм… да пустяки.

Я обернулся и заметил, что Нагато смотрит на доску. Её лицо было спокойным, как у куклы, но из-под очков глаза сияли незнакомым светом.

— …

Её взгляд был взглядом крохотного котёнка, впервые увидевшего огромного пса. Она смотрела на меня, на мою руку с фишкой, поднятую над доской.

— …Хочешь сыграть, Нагато-сан?

В ответ на это Нагато механически моргнула глазами и, едва шевельнувшись, так, что непосвящённый и не заметил бы, кивнула. Тогда я поменялся с Нагато местами и сел позади Асахины.

Нагато выбрала одну из фишек и начала усиленно её изучать. Когда она обнаружила, что намагниченные фишки липнут к друг другу, она тотчас же отдёрнула руку, как будто бы испугавшись.

— Нагато-сан, ты когда-нибудь играла в Отелло?

Она медленно покачала головой.

— А ты хотя бы правила знаешь?

Ответ отрицательный.

— Ладно, тогда смотри. Поскольку ты играешь за чёрных, твоя задача — окружить своими фишками белые фишки. Захваченные фишки можно переворачивать, тогда они станут чёрными. У кого останется больше фишек в конце, тот и победил.

Она кивнула. Её движения были осторожными и изящными, хотя чужие фишки она переворачивала несколько неуклюже.

После смены противника Асахина забеспокоилась. Я заметил, что её пальцы дрожат и она не осмеливается поднять лица на Нагато. Она несколько раз как бы случайно бросала на неё косые взгляды и тут же отворачивалась. Может, потому Асахина и не могла сосредоточиться на игре, но чёрные быстро получили заметный перевес.

В чём дело? Асахина, похоже, опасается Нагато. Ничего не могу понять.

Через какие-то минуты чёрные уже одержали уверенную победу. Когда эти двое собирались повторять раунд, с новой жертвой возвратилась нарушительница спокойствия.

— Хия, ребятки, задержалась! — обыденно приветствовала нас Харухи, дёргая за рукава незнакомого школьника. — Это сегодняшний новичок из десятого «И» класса, его зовут…

Тут она внезапно остановилась и посмотрела на новичка многозначительно. Жертва обернулась и улыбнулась нам:

— …Коидзуми Ицуки, рад знакомству.

Немного костлявый парень, выглядит энергичным. Весьма спокойная и уверенная улыбка, добрые глаза и симпатичное лицо. Позировал бы он в рекламе какого-нибудь из супермаркетов, наверняка собрал бы толпы фанатов. Если он к тому же ещё и человек неплохой, был бы популярен вдвойне.

— Это комната «Бригады SOS». Я командир, Судзумия Харухи. А это — Подчинённые номер Один, Два и Три. Ты будешь Номер Четыре, чувствуй себя как дома!

Ни хрена же себе познакомились?! Назвала только себя и его!

— Не против вступить к вам кружок, — Коидзуми, новичок, мягко улыбнулся. — Так чем вы, говорите, занимаетесь?

Да приведи ты хоть сотню человек, каждый наверняка задаст такой вопрос. И кто меня только об этом не спрашивал, но я, простите, понятия не имею. Тому, кто сможет наглядно это объяснить, прямая дорога играть актёром на фестивалях. Харухи, впрочем, было наплевать; она радостно улыбнулась нам и сообщила:

— Ну так я тебе скажу, чем мы собираемся заниматься… — Харухи медленно вдохнула и драматически открыла нам шокирующую правду: — Искать пришельцев, путешественников во времени и экстрасенсов — и развлекаться с ними!

Время, казалось, замерло в эту секунду.

Это было немного смехотворное утверждение. Единственное, что пришло мне в голову тогда — «ну, как и ожидалось». Не думаю, однако, что эту точку зрения разделяла остальная троица.

Асахина выглядела ошеломлённой, она широко раскрыла глаза и уставилась на безмерно счастливую Харухи. Нагато Юки вела себя как обычно — повернув голову к Харухи, она замерла, как будто у неё кончились батарейки. Для человека, никогда не проявляющего эмоций, впрочем, она повела себя необычно — её зрачки тоже слегка расширились, чего я никак от неё не ожидал.

Что до Коидзуми, тот улыбнулся какой-то загадочной улыбкой; непросто было понять, что эта улыбка значила. Секунду спустя Коидзуми же первым пришёл в себя.

— А, понятно.

Как будто бы разобравшись в чём-то, он глянул на Асахину и Нагато и сочувственно покивал.

— Чего и следовало ожидать от Судзумии-сан.

Высказав такую сомнительного качества мысль, он продолжил:

— Без проблем, я с вами. Надеюсь, будет интересно заниматься этим вместе, ребята.

Он улыбнулся, демонстрируя сияющие белые зубы. Эй! Ты что, так и съешь её объяснения? Ты вообще слышал, что она тебе сказала?

Заметив моё недоумение, Коидзуми внезапно подошёл и протянул мне руку:

— Коидзуми. Перевёлся только сегодня, ещё кучи всего не знаю. Приятно познакомиться.

Я пожал руку вежливому Коидзуми.

— Конечно. Я…

— Его зовут Кён!! — представила меня Харухи по-своему, а затем указала на остальных: — Симпатичненькая — это Микуру-тян, а очкастая — Юки-сан.

БAX!

Загремело и проскрежетало. Асахина, вставая, зацепилась за свой стул и приземлилась головою на доску Отелло.

— Вы не ушиблись?

Услышав Коидзуми, Асахина приподнялась и повернула голову, как игрушка, глядя на новичка сияющими глазами. Пфу! Раздражают меня такие взгляды.

— …Н-нет, — прошептала Асахина, смущённо глядя на Коидзуми.

— Отлично, теперь у нас пять участников! Школа ничего не сможет с нами поделать! — разглагольствовала дальше Харухи. — «Бригада SOS» отныне в деле! Товарищи, да будем мы сотрудничать и двигаться вперёд!

В каком ещё мы «деле», барышня?

Когда я вспомнил о Нагато, она уже сидела на своём стуле и читала книгу, как обычно. Нагато-сан, Харухи посчитала тебя за участника. Тебя это совсем не беспокоит?

После того, как Харухи объявила, что устроит для Коидзуми разведполёт по школе и унеслась, Асахина тоже вспомнила о каких-то важных делах по дому, так что остались только я да Нагато.

Играть в Отелло настроения у меня не было, да и наблюдать, как Нагато читает книгу, было не слишком увлекательно, так что я решил отправиться домой. Я собрал портфель и попрощался с Нагато:

— Я ухожу!

— Ты прочёл книгу?

Услышав заданный мне вопрос, я остановился. Обернувшись, я увидел, что Нагато Юки смотрит на меня безо всякого выражения.

— Какую книгу? А, ту толстенную книжищу, которую ты мне дала?

— Да.

— Ой, совсем забыл… Вернуть её тебе?

— Не обязательно.

Нагато никогда не заплутает в словах, она всякий раз выражается прямо по сути и короткими фразами.

— Сегодня прочти обязательно, — решительно сказала Нагато, — как только придёшь домой.

Отчасти это напоминало команду.

Я редко читаю романы, кроме тех, что проходят на уроках литературы, но, раз Нагато советует, должно быть что-то интересное.

— …Ладно, договорились!

Услышав мой ответ, Нагато вернулась к чтению своей книжки.

Вскоре из-за этого я и буду мчаться на своём велосипеде сквозь ночь, крутя изо всех сил в темноте педали.

Я вернулся домой, попрощавшись с Нагато, и, пообедав, направился прямо в свою комнату, чтобы, наконец, засесть за чтение переводного романа. Немного спустя, когда я уже вовсю тонул в океанах спрессованных слов, я решил пролистать книжку, сомневаясь, смогу ли я её вообще дочитать до конца, и оттуда на ковёр вдруг выпала закладка.

Её украшала картинка с цветочками, и выглядела закладка весьма странно. Я перевернул её, и обнаружил пару строчек текста.

«Семь часов вечера, жду тебя в парке рядом со станцией».

Слова были написаны так красиво, что напоминали распечатку. Такой аккуратный почерк наводил на мысли о Нагато, но, впрочем, я не был уверен, она ли это писала.

Эта книжка лежала у меня уже несколько дней. И что, под «семью часами вечера» имелось в виду семь часов вечера сегодня? Или семь часов вечера вчера? Или она рассчитывала, что я однажды случайно замечу закладку, и ждала меня в парке каждую ночь? Может, Нагато хотела, чтобы я прочёл книгу сегодня, поскольку тогда я сегодня и закладку найду? Что же тогда она мне прямо не сказала? К тому же, я понятия не имел, зачем ей звать меня в парк.

Я взглянул на часы; только-только минуло шесть сорок пять. Конечно, станция эта ближайшая к школе, но всё равно туда минут двадцать езды на велосипеде.

Секунд десять я размышлял.

Потом я запихал закладку в карман джинсов, бросился из своей комнаты и слетел по лестнице, как мартовский заяц. В кухне я столкнулся с сестрой, грызущей лёд, на вопрос «ты куда, Кён-кун?», ответил «на станцию», взлетел на стоящий в прихожей велосипед, нажав ногой выключатель света и, заметив про себя мимоходом, что надо бы накачать шины, нажал на педали.

Если Нагато там не окажется, думаю, я буду очень долго сам над собой смеяться.

Похоже, смеяться мне не придётся.

Будучи осторожным велосипедистом, я добрался до парка около станции только к десяти минутам восьмого. Поскольку крупные дороги пролегали вдалеке отсюда, в это время суток здесь практически никого не было.

Под звуки электричек и проезжающих неподалёку машин я вошёл в парк, придерживая велосипед. В неровном свете расположенных друг за другом фонарей маленькая фигурка Нагато Юки на одной из длинных парковых скамеек была едва видна. Она и впрямь из тех людей, чьё присутствие не так-то просто заметить. Когда она вот так тихонько сидит в сумерках на скамейке, кто-нибудь, об этом не знающий, вполне может принять её за местное приведение!

Нагато медленно, как марионетка, поднялась. Она всё ещё была в своей школьной форме.

— Довольна, что я, наконец, пришёл?

Она кивнула.

— Неужто ты и впрямь ждала меня здесь каждый вечер?

Опять кивок.

— …Ты не могла поговорить со мной об этом в школе?

Нагато кивнула и подошла ко мне.

— Пошли.

Сказав так, она развернулась и зашагала вперёд. Походка у неё была как у ниндзя: ни звука шагов, ни малейшего шороха. Мне оставалось только неохотно следовать за Нагато, ночью практически неразличимой на фоне деревьев.

Пять минут я тащился следом и наблюдал, как ветер осторожно играет с её волосами, когда, наконец, мы прибыли к жилому дому вблизи от станции.

— Нам сюда.

Нагато вытащила пропуск и легонько коснулась им электронного замка на входе; прозрачные двери перед нами разъехались в стороны. Я оставил велосипед у входа и поспешил за Нагато, которая уже направлялась к лифтам. Похоже, у Нагато было что-то на уме, но всю поездку в лифте она старательно молчала, глядя только на табло с номером текущего этажа. Мы остановились на седьмом.

— Слушай, а куда мы вообще идём?

Поздно сомневаться, но я не мог не спросить. Нагато, спокойно шагая по коридору, ответила:

— Ко мне.

Тут я остановился. Минуточку! Зачем это Нагато ведёт меня к себе?

— Не беспокойся, там никого нет.

Эй, что это всё значит?!

Нагато открыла дверь в комнату 708 и повернулась ко мне:

— Входи.

Ты смеёшься?

Я постарался успокоиться и с тревогой прошествовал внутрь. Пока я снимал ботинки, Нагато захлопнула дверь.

У меня было такое чувство, как если бы я только что погрузился на пиратский корабль. Я нервно обернулся на зловещий щелчок дверного замка.

— Проходи, — решительно сказала Нагато и тоже стянула свои ботинки. Пожалуй, будь у неё в комнате темно, я бы ещё мог спастись. Увы, помещения были ярко освещены вплоть до самых дальних углов, отчего и без того просторные комнаты выглядели ещё просторней. Наверное, это был один из дорогих элитных квартирных комплексов. К тому же, в двух минутах от станции — цена должна была быть огромной.

Но почему квартира выглядит так, как будто здесь никто не живёт?

Помимо гостиной, где находились маленький стол и большое тёплое одеяло, больше здесь совсем ничего не было. Ни занавесок на окнах, ни ковра на десяти деревянных блоках пола, каждый размером с татами.

— Присаживайся, — сказала Нагато, уходя в кухню, так что я присел на колени перед столом в гостиной.

Причины, по которым девочка может приглашать мальчика к себе домой, когда там нет родителей, роились у меня в голове, когда Нагато, двигаясь, как механическое устройство, расположила на столе поднос с маленьким чайником и чашками и скромно села в своём школьном костюмчике напротив меня.

Наступила гнетущая тишина.

Она даже не предложила мне чаю, просто сидела и смотрела на меня без всякого выражения. Глядя на это, я чувствовал себя всё более и более неловко.

— Эрм… а где твои родители?

— Никого нет.

— Да вижу я, что их нет… уехали куда-то?

— Я всегда была здесь одна, с самого начала.

Впервые слышу от Нагато такое длинное предложение.

— Ты что же, живёшь самостоятельно?

— Да.

Ого, десятиклассница живёт одна без родителей в таком дорогом комплексе! Должно быть, что-нибудь её на это вынудило? Я вздохнул с облегчением, когда выяснилось, что мне не придётся знакомиться с родителями Нагато. Впрочем, секундочку! Рано ещё вздыхать с облегчением!

— Ну и зачем же ты хотела меня видеть?

Как будто что-то вспомнив, Нагато поспешно налила чаю в чашку и протянула мне:

— Выпей.

Я услужливо подхватил чашку и принялся пить. Всё это время Нагато с интересом наблюдала за мной, как за каким-нибудь жирафом в зоопарке, так что сосредоточиться на чае я никак не мог.

— Вкусно?

«Вкусно»?!!

Впервые слышу от нее вопросительную интонацию.

— Ага…

Когда я выпил весь чай из чашки, я поставил её на стол, и Нагато тут же налила мне вторую порцию. Ну, раз уж она налила, я не против выпить ещё чашечку. Как только я опустошил и её, Нагато налила мне третью. В общем, в итоге чайник опустел. Нагато было собиралась приготовить мне новый чайник, но я её остановил:

— Не надо мне больше чая, лучше скажи, пожалуйста, зачем ты меня сюда позвала?

Только я так сказал, Нагато замерла и вернулась в сидячее положение, как прокрученное задом наперёд видео. И всё молчала.

— О чём это ты не могла поговорить в школе? — поинтересовался я.

Наконец, Нагато разомкнула уста.

— Это касается Судзумии Харухи.

Она выпрямилась и элегантно села.

— И меня.

Тут она на секунду замерла. Совершенно не понимаю её манеры разговора.

— И что же это насчёт Судзумии и тебя?

В этот момент на лице Нагато проявился некий дискомфорт. Я впервые видел её такой с тех пор, как мы встретились. Этот эмоциональный сдвиг был, однако, практически незаметен; его обнаружил бы лишь некто чрезвычайно наблюдательный.

— Я не могу полностью выразить это словами, поскольку при передаче данных возникнут неминуемые ошибки. Неважно. Слушай. Мы с Судзумией Харухи — не вполне обычные люди.

Только начали разговаривать, а уже двусмысленности!

— Ну, это-то я уже и сам заметил.

— Неверно, — глядя на свои ладони, лежавшие на коленях, продолжила Нагато. — Я выражаюсь не в терминах языка вариации персоналий. Я имела в виду именно то, что сказала. Мы с ней не обычные человеческие создания, как ты.

Боже, что она несёт…

Меланхолия Харухи Судзумии (Перевод с английского)

— Объединение организованных информационных сущностей, наблюдающее за галактикой, создало живой человекоподобный интерфейс для взаимодействия с биологическими организмами. Меня.

— …

— Моя работа состоит в наблюдении за Судзумией Харухи и передаче накопленных сведений объединению организованных информационных сущностей.

— …

— Этим я занимаюсь с момента своего рождения три года назад. Всё это время не происходило ничего необычного и поддерживалась относительная стабильность. Однако с некоторых пор на Харухи Судзумию воздействует внешний фактор, влияние которого нельзя проигнорировать.

— …

— Это — ты.

Что такое «объединение организованных информационных сущностей»?

В безбрежном море данных, известном также, как вселенная, существует бесчисленное множество организованных сущностей информации, материально никак не выраженных.

Эти сущности появились в виде чистых данных. Объединяясь, эти разнообразные информационные сущности осознавали себя и, вбирая в себя другую информацию, развивалась. Поскольку они существуют лишь как данные и не имеют реальных тел, их нельзя обнаружить никакими, даже самыми сложными, оптическими устройствами.

Древние, как сама вселенная, они росли вместе с ней, и их совместная база знаний становилась всё обширнее и сложнее.

К моменту зарождения этой планеты — прошу прощения, уже к моменту зарождения этой солнечной системы ничто во вселенной не было скрыто от их понимания. Для них эта планета на окраине Млечного Пути не представляла собой ничего интересного, поскольку множество других планет по всей галактике также породили организованные органические формы жизни в таких количествах, что человеку их и не перечесть.

Тем не менее, успешно эволюционируя, двуногие с третьей планеты этой солнечной системы постепенно получили умственные способности, дающие им возможность активно добывать знания. Эти органические создания с планеты, известной как Земля, заинтересовали информационных сущностей.

— Долгое время мы были уверены, что биологические формы жизни, с их ограниченными возможностями по сбору и передаче информации, в принципе не могут накапливать знания, — серьёзным тоном говорила Нагато Юки. — Объединение организованных информационных сущностей крайне интересуют все формы органической жизни на Земле. Предполагается, что наблюдения за ними могут подсказать нам выход из нашего собственного эволюционного тупика.

В отличие от информационных сущностей, которые сразу, с момента возникновения вселенной, присутствовали в своей окончательной форме, люди появились как несовершенные органические живые существа, но быстро развивались, собирая всё больше информации об окружающем мире, сохраняя, дополняя её и используя для дальнейшего развития.

Для органических существ нормально рано или поздно осознавать себя, но только люди с Земли развивались достаточно долго, чтобы достигнуть более высого уровня организации. Объединение организованных информационных сущностей было заинтриговано этим и приняло решение исследовать землян детальнее.

— Три года назад мы обнаружили чрезвычайно странную точку взаимодействия информации на этой планете, совершенно не похожую на дело рук человеческих. Потоки данных, возникающие в определённом районе одного изогнутого архипелага, вскоре переполнили всю планету и начали проникать в космос. Источником всего этого оказалась Харухи Судзумия. Причины и последствия этого не известны.

Даже информационные сущности не способны полностью обработать всю производимую в этом водовороте информацию. Но самое главное — люди по своей природе ограничены в объёме анализируемых данных, а Судзумия Харухи создаёт свои собственные, полностью независимые информационные потоки. Генерация огромных объёмов данных Судзумией Харухи всё ещё продолжается, причём совершенно произвольным образом и через случайные интервалы времени. Более того, похоже, Судзумия Харухи сама ни о чём не подозревает.

— Все эти три года я проводила разнообразные исследования на предмет понимания личности Судзумии Харухи, но с каких бы сторон я не заходила, я так и не смогла понять, что она из себя представляет. В то же время элементы объединения информационных сущностей определили, что Харухи может стать ключом к эволюционному скачку информационных созданий и продолжают анализ Судзумии Харухи. Поскольку они существуют только как информация, они не способны говорить и поэтому не могут взаимодействовать с органическими формами жизни. Но без использования речи контакт с людьми был бы невозможен, и потому объединение информационных сущностей создало меня, чтобы я выступила коммуникационным мостом между ними и людьми.

Наконец, Нагато подняла свою чашку и отхлебнула чаю. Наверное, выговорила годовой запас слов.

— …

Я даже не знал, что мне сказать.

— Судзумия Харухи может нести в себе потенциал к самоэволюции; возможно, у неё даже есть способность контролировать информацию вокруг себя. По этой причине здесь нахожусь я, и по этой причине мне понадобился ты.

Я уже настолько запутался, что не мог не вмешаться:

— Откровенно говоря, я ни черта не понял.

— Пожалуйста, поверь мне.

Нагато смотрела на меня серьёзным взглядом, какого я раньше за ней никогда не замечал.

— С помощью речи можно передать весьма ограниченные объёмы данных. А я всего лишь терминальный интерфейс, живое существо для взаимодействия с людьми. Я не способна сообщить тебе все мысли объединения информационных сущностей, так что, пожалуйста, постарайся меня понять.

Увы, не могу!

— Но при чём тут я? Да будь ты даже пришелец, созданный какими-то там сущностями, но зачем ты рассказываешь всё это мне?

— Потому, что тебя выделила Судзумия Харухи. Хочет она того или нет, как абсолютная информационная сущность, она может влиять на мир вокруг себя одними только мыслями. Наверняка в тебе тоже есть что-то, что заставило её обратить на тебя внимание.

— Нет во мне ничего!

— Есть. Возможно, для Судзумии Харухи ты являешься каким-то важным ключевым компонентом. В её и твоих руках — огромные возможности.

— Ты не шутишь?

— Нет.

Впервые я получил возможность побеседовать с Нагато Юки лицом к лицу. Когда-то я думал, что она не больно разговорчива, но даже сейчас, когда плотину речи прорвало, потоки слов, извергнувшихся оттуда, были мне абсолютно непонятны. Я всегда считал её немножко странной, но, выслушав такие речи, я осознал, что странность её была воистину невообразимой.

Объединение организованных информационных сущностей? Живой человекоподобный интерфейс?

Чушь какая-то!

— О, точно! Тебе стоит обратиться с этим делом прямо к Харухи. Думаю, она будет на седьмом небе от счастья. Я, уж прости, не больно-то интересуюсь такими вопросами.

— Большая часть объединения информационных сущностей предполагает, что, если Судзумия Харухи узнает о своей природе и способностях, может случиться непредвиденный кризис; следовательно, на данном этапе мы предпочитаем продолжать наблюдения.

— А вдруг я сам пойду и обо всём ей расскажу? Всё равно я ничего не понял, какая мне разница?

— Если ты это сделаешь, она скорее всего не поверит.

Это уж наверняка.

— Я не единственный пришелец на земле от объединения информационных сущностей. Сущности пытаются занимать проактивную позицию и отслеживать любые изменения в потоках данных. Для Судзумии ты представляешь какую-то ценность. Если будут замечены признаки надвигающегося кризиса, я обращусь к тебе в первую очередь.

Извини, я пас. Большое спасибо за вкусный чай, я удаляюсь.

Заметив, что я собираюсь уходить, Нагато не стала меня останавливать. Она наклонила голову и уставилась на свою чашку, вернувшись в свой обычный индифферентный режим. Наверное, это была игра воображения, но мне показалось, что она выглядит очень одинокой.

Когда мама спросила меня, где я был, я ответил расплывчато и отправился прямиком в комнату. Лёжа на кровати, я перебирал в голове всё, что услышал от Нагато.

Если верить её словам, Нагато Юки — существо не из нашего мира; другими словами — пришелец. Разве это не то самое загадочное создание, чтобы увидеть которое Судзумия Харухи лезет из кожи вон? И всё это время оно было прямо у нас под носом!

…Ха… Чёрт! Вот это чушь у меня на уме!

На глаза мне попался тот самый толстенный роман, валяющийся на краю кровати. Я подобрал его и закладку и мельком глянул на картинку на обложке, перед тем как запихать его под подушку. Должно быть, Нагато набралась этих дикостей, читая всё время такую вот научную фантастику одна-одинёшенька у себя дома. Наверняка она ни с кем в своём классе не разговаривает, запирая себя в четыре стенки своего разума. Бросила бы свои книжки, выбралась наружу, завела бы друзей и наслаждалась чудесной школьной жизнью. Её вечное безразличие тоже не способствует налаживанию личных отношений, а ведь она бы выглядела очень симпатичной, если бы хотя бы улыбалась.

Наверное, верну ей книгу завтра… а, чёрт с ней, раз уж взял, можно и дочитать до конца.

На следующий день после школы я дежурил по классу и появился в клубной комнате позже, чем обычно. Первое, что я увидел, была Харухи, развлекающаяся с Асахиной.

— Смирно! Чтоб тебя! Будь умницей, не дёргайся!!!

— Н… а-а-а-а-а, с-с-спасите-е…

Харухи уже практически лишила бьющуюся в её тисках Асахину школьной формы.

— КЙЯЯЯЯ!!! — заорала Асахина, увидев меня.

В ту же секунду, как я заметил Асахину в одних трусиках и лифчике, я подался назад и затворил приоткрытую дверь:

— Прошу прощения.

Минут через десять ожидания дуэт из милых стонов Асахины и восторженных воплей Харухи завершил своё выступление. Из-за двери раздался Харухин голос:

— Всё, можешь заходить.

Войдя в комнату, я застыл в изумлении. Внутри моему взору предстала прелестная горничная. Одетая в костюм служанки, Асахина сидела на железном стуле со слезами на глазах. Печально взглянув на меня, она наклонила голову.

Белый фартук вместе с волнистой юбкой, блузкой и белыми чулочками только делали её более привлекательной. Кружевная повязка на голове и огромный бант-бабочка прибавляли к её очарованию.

Какая чудесная служанка!

— Ну? Разве не милашка? — спросила Харухи, как будто в этом была её заслуга, разглаживая Асахинины волосы.

Я от всей души согласился. Я искренне сочувствую бедняжке Асахине, но она и вправду очень мило в этом смотрится.

— Замечательный костюм, да?

Ничего не «да»! Асахина попробовала слабо протестовать, но я сделал вид, что не заметил, и повернулся к Харухи:

— Зачем ты нарядила её служанкой?

— Потому, что костюм служанки эротичен!

Хватит отвечать бессмыслицей!

— Я убила кучу времени, пока мне не пришла в голову эта идея!

Если б ты совсем не напрягала мозги, вышло бы всё равно то же самое.

— В произведениях, где дело происходит в школе, просто обязан участвовать прелестный персонаж вроде Микуру-тян. Другими словами, без неё и сюжета нормального не получится, понимаешь? Микуру-тян и без меня нежна и симпатична, но пока не оденешь такую красавицу с фигурой и всем прочим в костюм служанки, вниманием людей не завладеть. Теперь же всякий влюбится в Микуру-тян, как только её увидит. Мы можем быть уверены в победе!

В победе кого над кем, девушка?

Пока я размышлял, как бы ответить, Харухи вытащила из ниоткуда цифровой фотоаппарат и начала нащёлкивать фото. Асахина ярко покраснела, и неистово затрясла головой:

— П-пожалуйста, не снимай!!!

Асахина-семпай, ты зря потеряешь время, прося у Харухи пощады, хоть ты ей кланяйся и на коленях стой, поскольку она из тех людей, кто делает, что задумал, до конца, несмотря ни на что.

Как я и думал, Харухи вынудила Асахину принимать всевозможные позы.

— Хлюп…

— Теперь смотри сюда! Подбородок чуть пониже! Фартук подтяни! Да, умничка! Улыбайся естественней!

Харухи непрерывно отдавала команды Асахине, в то же время щёлкая затвором камеры. Если б я спросил её, откуда взялся этот цифровой фотоаппарат, она бы наверняка ответила, что «добыла» его «кое-где». Скорее, украла.

В середине безумной фотоохоты Харухи появилась Нагато Юки, села на свой стул и принялась читать, как обычно. Несмотря на нашу с ней сумасшедшую дискуссию прошлой ночью, глядя на её обычное спокойствие, я вздохнул с облегчением.

— Кён, твоя очередь снимать.

Харухи передала камеру мне и обернулась к Асахине. Затем, как крокодил, медленно подбирающийся к ничего не подозревающей птичке, она замкнула свои руки у Асахины на плечах.

— Ай…

Харухи улыбнулась дёрнувшейся Асахине:

— Микуру-тян, постарайся выглядеть чуть симпатичней, ладно?

Сказав так, Харухи принялась ослаблять бант Асахины, а затем быстро расстегнула три пуговицы на её блузке, отчего тут же стала просматриваться Асахинина грудь.

— С-с-стой! Ай… что ты делаешь?!.

— Спокойно, какая, в сущности, разница, правда?

Ещё какая разница, сударыня!

В конце концов Асахину заставили сложить руки на коленях и слегка наклониться вперёд. Столкнувшись взглядом со внушительным Асахининым бюстом, совершенно не соответствовавшим её хрупкой фигурке и милому личику, я сразу же отвёл глаза. Но так у меня не получилось бы снять ни одной фотографии, поэтому, за неимением выбора, я вновь уставился в фотокамеру и несколько раз нажал на спуск, следуя указаниям Харухи.

Несчастной Асахине затем пришлось принимать позы, ещё более подчёркивающие округлости её груди, и она настолько засмущалась, что покраснела сильнее прежнего. Однако, даже будучи на грани слёз, она изо всех сил старалась выдавить из себя улыбку, излучая при этом невиданное очарование.

Чёрт, боюсь, я слишком быстро в неё влюбляюсь.

— Юки-тян, дай очки.

Нагато Юки медленно наклонила голову, аккуратно сняла очки и протянула их Харухи, а затем спокойно перевела взгляд обратно на книгу. Она что, и без очков читает?

Харухи взяла очки и напялила их на Асахину.

— Очки будут лучше смотреться, если их слегка наклонить. Ага, отлично! Кён, наделай ещё снимков невинной очкастой и грудастой служаночки!

Пусть даже я нащёлкаю снимков, что ты вообще собираешься с ними делать?

— Микуру-тян, отныне ты всегда будешь носить этот костюм в нашей комнате!

— Да как ты…

Асахина изо всех сил старалась изобразить несогласие, но Харухи схватила её и начала разглаживать её лицо:

— И чего ты такая милашка, а? Ох, даже девчонке сложно противиться желанию делать с тобой вот так!.. — она потёрлась лицом о её щёку.

Асахина завопила и попыталась вырваться, но безуспешно, оставаясь в безраздельной власти Харухиных загребущих рук.

Чёрт, Харухи, как же я тебе завидую. То есть, нет, как это мне только в голову пришло?! Надо попытаться её спасти!

— Эй, лучше перестань!

Я постарался оттащить Харухи и прекратить её сексуальные домогательства до Асахины, но не тут-то было.

— Всё, достаточно, хватит уже!

— Да в чём дело? Почему бы тебе не присоединиться?

Не такая уж плохая идея, в общем-то, но, глядя на белеющее лицо Асахины, я предпочёл промолчать.

— Ого, что это здесь творится?

Обернувшись, я увидел Коидзуми Ицуки, стоявшего у входа со своим портфелем в руках. Он с удивлением посмотрел сначала на Харухи, чьи руки перемещались в направлении Асахининых грудей, затем на меня, пытающегося Харухино безумие остановить, на Асахину в костюме служанки, безостановочно дрожащую, и, наконец, на Нагато, безучастную, продолжающую читать свою книжку даже без очков.

— Это какие-то мероприятия кружка?

— Коидзуми, ты как раз вовремя! Поиграем с Асахиной!

Что она вообще несёт?!

Коидзуми только улыбнулся. Парень, если ты принимаешь всерьёз предложения Харухи, с тобой что-то сильно не в порядке.

— Нет, спасибо, мне как-то боязно.

Коидзуми положил свой портфель на стол и раскрыл один из раскладных стульев около стены.

— Ничего, если я просто посмотрю?

Он уселся, скрестив ноги, и уставился на меня так, как будто бы наблюдал парад.

— Не обращайте на меня внимания. Продолжайте, пожалуйста.

Нет! Ты всё не так понял! Я не домогаюсь Асахины, я пытаюсь её спасти!

Каким-то образом я умудрился втиснуться между Харухи и Асахиной и подхватил Асахину за секунду до того, как она свалилась бы на землю. Я поразился тому, какой она была лёгкой, когда сажал её обратно на её стул. Костюм Асахины был мят и неопрятен, а сама она выглядела полностью выжатой, но, честно говоря, весьма эротичной.

— А, ладно, всё равно мы кучу снимков нащёлкали.

Асахина была настолько вымотана, что просто безвольно свалилась на стол. Харухи стянула очки с её милого личика и вернула их Нагато.

Меланхолия Харухи Судзумии (Перевод с английского)

Нагато спокойно приняла очки и одела их, не сказав ни слова. Как будто бы и не было её нескончаемой речи прошлой ночью. Она надо мной просто издевалась, наверное?

— Отлично, начнём же первое совещание «Бригады SOS»! — внезапно воскликнула Харухи, взобравшись на командирский стул. Будь добра, не пугай людей внезапными воплями! — До сегодняшнего дня мы уже сделали кучу дел. Например, раздавали листовки и создали свою веб-страничку, отчего репутация «Бригады SOS» в школе взлетела до небес, так что я объявляю первую фазу работы законченной с безоговорочным успехом.

Как можно называть запугивание Асахины безоговорочным успехом?!

— Но, увы, на наш почтовый ящик ещё не поступило ни одного письма о каких-либо загадках, и никто пока не пришёл поговорить о своих таинственных приключениях.

Репутация сама по себе ничего не значит, поскольку до сих пор никто толком не знал, чем мы вообще занимаемся. Кроме того, нас даже школа не признаёт!

— Есть такая поговорка, «терпение и труд всё перетрут». Первая её часть устарела. Пусть даже нам придётся поставить Землю с ног на голову, мы найдём их. Так что вперёд, на поиски!

— …А кого мы ищем? — поскольку никто не спросил, решил уточнить я сам.

— Мы ищем все загадочные события в нашем мире! Если мы хорошо постараемся, сможем найти парочку даже в этом городе!

Самое загадочное событие в этом городе — ваш процесс мышления, барышня.

Я изобразил неодобрение, Коидзуми только загадочно улыбнулся, Нагато осталась сидеть с деревянным лицом, а Асахина, похоже, смирилась со своей судьбой и не имела сил отвечать. Не обращая внимания на реакцию окружающих, Харухи взмахнула руками и проорала:

— В эту субботу, то есть завтра! Встречаемся у выхода с северной станции в девять утра! Не опаздывать! Прогульщиков ждёт расстрел на месте!

Ох, опять эта смертная казнь?

Что Харухи сделала с фотографиями Асахины в костюме служанки? Я уверен, большинство из вас догадалось: эта тупица собиралась загрузить их на наш сайт, чтобы привлечь к нам внимание публики. Когда я это обнаружил, она только-только закачала их все на главную страничку, в качестве приветствия посетителям. Она даже дописала туда личные сведения об Асахине!

Ты хоть понимаешь, что творишь?! Это кого угодно выведет из себя!

Я приложил все силы к тому, чтобы остановить эти идиотские начинания, и удалил картинки. Если бы Асахина узнала, что её фотографии, на которых она принимает в костюме служанки эротические позы, расползлись по всему свету, она бы в ту же секунду лишилась чувств.

Я вкратце описал Харухи ужасные последствия распространения персональных данных по сети, и она, удивительное дело, хоть однажды уделила мне внимание и серьёзно выслушала мои слова. После чего, как будто бы назло, издевательски выдала:

— Я это и так знала!

Затем она крайне неохотно позволила мне удалить рисунки со страницы. Подразумевалось, что в этот момент я удаляю их насовсем, но это было бы слишком большой потерей. На самом же деле я незаметно сохранил их на диске и защитил паролем.

Только мне можно их смотреть!

Глава 4

Что за дела, а?! Назначать встречу на девять утра в выходной! Несмотря на это, увы, я всё равно отчаянно гнал свой велосипед к станции. Я абсолютно безнадёжен!

Расположенная в центре города, станция Китагути — центральная железнодорожная развязка, и по выходным площадь перед ней заполнена разглядывающей витрины малышнёй. Кроме как выезжать отсюда в города покрупнее, делать у нас больше решительно нечего, ну разве прогуляться по гипермаркету рядом со станцией. Меня всегда удивляло, как люди могут жить здесь нормальной жизнью, лишённые какого-либо досуга.

Оставив велосипед где-то около входа в банк, я бросился к турникетам у северного подъезда станции. До девяти оставалось ещё пять минут, но все уже были на месте.

Харухи обернулась ко мне и сказала:

— Опоздавший! За это мы тебя оштрафуем!

— Так девяти ещё нет.

— Хоть ты и пришёл раньше срока, но последних всё равно наказывают! Это закон!

— И почему это я раньше не слышал о таком законе?

— Потому, что я его только выдумала!

В короткой джинсовой юбочке и футболке с длинными рукавами, Харухи выглядела очень жизнерадостно.

— Тебе придётся чем-нибудь нас всех угостить!

Небрежно расположив руки на талии, она казалась гораздо более доступной, чем в своём обычном хмуром воплощении. Не в силах спорить, я галантно подчинился её приказу и повёл всю компанию в ближайшее кафе.

На Асахине было белое платье без рукавов, а на плечи она накинула тонкую вязаную кофту светло-голубого цвета. Длинные волнистые волосы были скреплены на затылке клипсой. Всякий раз, как Асахина двигалась, заколка упруго покачивалась, что выглядело очень мило. Улыбаясь, Асахина производила впечатление молодой хорошо образованной девушки. Даже её сумочка казалась последним писком моды.

За мною шёл Коидзуми, в розовой рубашке с пиджаком поверх и ярко-красным галстуком, отчего он выглядел крайне формально. Хоть он и раздражал меня, надо признать, что смотрелся он весьма впечатляюще, к тому же он меня выше.

Нагато, как обычно, державшаяся позади, была в школьной форме. Несмотря на то, что она считала себя полноправным членом «Бригады SOS», технически она всё ещё была записана в литературный кружок. А после всех тех дикостей, которые я услышал от неё совсем недавно вечером, меня ещё больше беспокоило холодное выражение на её лице. Кстати, что это она носит форму и по выходным?

Наша «загадочная пятёрка», наконец, кружным путём дошла до кафе и расселась по стульям, и официантка подбежала принять у нас заказы. Серьёзно меню изучала только Нагато — конечно, всё с тем же индифферентным лицом — потратив на это столько времени, что можно было приготовить тарелку рамена!

— Чай с миндалем, — сказала она, наконец.

Боже, заказывай уже что угодно, всё равно плачу-то я.

Харухи предложила следующее: мы делимся на две группы. Если кто-то из нас заметит что-нибудь загадочное, мы свяжемся друг с другом по мобильному, а потом встретимся и обсудим план действий. Когда покончим с делами, проведём дебрифинг[6] в целях обсуждения причин ошибок и исключения их повторения в будущем.

На этом предложение Харухи закончилось.

— Тянем жребий!

Харухи вытащила пять зубочисток из баночки на столе и авторучкой, занятой у официантки, пометила две из них. Затем она зажала всю пятёрку в кулаке и предложила нам выбирать.

Меченые палочки вытянули я и Асахина, которая, глядя на свою зубочистку, сказала:

— Хммм, ну и комбинация, ух…

Харухи неожиданно холодно посмотрела на меня и Асахину и гаркнула:

— Кён, слушай меня, это тебе не свидание! Будь серьёзнее, ты меня понял?

— Ладно, ладно…

Она что, мысли читает? Ох, да какая разница, это просто здорово! В глубине души я станцевал, когда заметил, что Асахина, глядя на помеченную зубочистку, стремительно краснеет. О да!

— Так чего мы всё-таки ищем? — невозмутимо поинтересовался Коидзуми, пока Нагато, глоток за глотком, допивала чай.

Высосав из кружки последнюю каплю своего кофе со льдом, Харухи слегка поправила волосы, отбросив их за уши:

— Всё, что выглядит подозрительно. Всё или всех, кто выглядит абсурдно. Ещё ищите порталы, которые ведут в другие измерения и пришельцев, замаскированных под людей.

Я чуть не пролил свой мятный чай. Странно, но Асахина тоже забеспокоилась. Нагато, конечно, ничем себя не выдала и держалась, как обычно.

— Ясно, — сказал Коидзуми.

Ему действительно что-то ясно?

— Значит, всё, что от нас требуется — искать пришельцев, путешественников во времени и парней со сверхвозможностями, либо следы их пребывания на Земле. Теперь я всё понял, — радостно объявил Коидзуми.

— В яблочко! Светлая ты голова, Коидзуми! Ровно как ты сказал! Кён, тебе бы у него поучиться!

Хватит подкармливать его самомнение! В раздражении я глянул на Коидзуми, но тот только улыбнулся мне и кивнул.

— Отлично! Пойдёмте, ребята!

Харухи пихнула мне счёт и широким шагом направилась к выходу из кафе.

Как я уже много раз повторял и вынужден сказать снова:

— О боже.

«И помни, это не свидание! Узнаю, что вы с ней оттягивались — убью на месте!» Приятное напутствие от Харухи, удаляющейся прочь с Коидзуми и Нагато. Мы разошлись в противоположные стороны, на восток и на запад от точки встречи. Я всё ещё не понимаю, что же мы собираемся искать.

— Что будем делать?

Асахина взглянула на меня, вцепившись руками в сумочку. Я бы предпочёл пойти домой, но понимал, что это исключается. Поэтому я сделал вид, что немного подумал, и сказал:

— Глупо просто стоять здесь, пошли, прогуляемся.

— Ага.

Асахина вежливо шагала рядом со мной, робея оттого, что мы шли плечом к плечу. Всякий раз, как она случайно задевала меня, она смущённо отдёргивалась, отчего выглядела донельзя милой и невинной. Мы прогулялись до набережной, откуда наугад направились к северу. Приди мы сюда месяц назад, мы бы ещё наслаждались цветущими вишнёвыми деревьями, а сейчас мы просто шагали по берегу.

Место это было популярным для прогулок, так что рядом прохаживались парочки и отдыхали целыми семьями. Наверное, со стороны мы тоже смотрелись как влюблённые, а не команда охотников до загадок на свою голову.

Глядя на берег реки, Асахина тихонько прошептала себе под нос:

— Никогда ещё вот так вот не проводила время…

— Ты о чём?

— …Ну, вместе с парнем, в одиночестве…

— Вот это удивила. Ты что же, никогда ни с кем не встречалась?

— Нет…

Я повернулся к Асахине — её волосы легонько трепетали на ветру — и спросил:

— Ого! Наверняка тобою многие интересовались?

— Нуу… — Асахина смущённо кивнула. — Но всё напрасно. Я не могу развивать ни с кем отношений, по крайней мере, не сейчас…

Она внезапно замолкла. Пока я ждал продолжения, мимо нас успели пройти ещё три счастливые парочки.

— Кён-кун…

Я уже считал листву, опадавшую над рекой, когда Асахина, наконец, обратилась ко мне. Она взглянула на меня, а затем, решившись на что-то, объявила:

— Мне надо с тобой кое о чём поговорить.

Решимость прямо-таки светилась в её круглых и больших, как у оленя, глазах.

Мы сели на лавку под одним из вишнёвых деревьев и долгое время Асахина молчала. Она наклонила голову и пробормотала:

— С чего же мне начать? Не поверишь ведь… я не умею объяснять…

Наконец, она подняла голову и заговорила с лёгкой робостью в голосе:

— Я не из этой эпохи и не из этого времени. Я из будущего. Я не скажу тебе, из какой я страны или временной плоскости. Не смогла бы сказать, даже если бы захотела. Рассказывать о будущем людям из прошлого строжайше запрещено, поэтому, чтобы получить допуск к машине времени, мне пришлось пройти обязательную обработку разума. Если я попробую сказать что-нибудь, что не должна, моя память об этом будет запечатана.

Асахина глубоко вздохнула и продолжила:

— В отличие от воды в реке, каждый кадр времени состоит из множества различных двумерных временных плоскостей.

— Я уже ничего не понимаю.

— Гм, ладно, тогда вот что: представь себе мультфильм. Когда мы смотрим мультфильм, нам кажется, что персонажи двигаются, а на самом деле это просто множество неподвижных картинок. То же самое и со временем, только в цифровом виде. Но примеры с картинками тебе, наверное, будут понятней. Между одним кадром времени и другим находятся так называемые линии времяразломов. Хотя их длительность и близка к нулю, они существуют; поэтому между разными кадрами времени нет связи. Путешествия во времени — это попытки двигаться трёхмерным образом между двумерными плоскостями времени. Я, прилетевшая из будущего, — это лишняя деталь на картинке. Поскольку между разными кадрами времени связи нет, даже если я попробую изменить здесь историю, это никак не отразится на будущем. Всё закончится там, где кончается эта временная плоскость. Это как написать пару слов на одной из картинок, но оставить неизменными сотню других — одну картинку испортишь, но история всё равно не изменится, правильно? Поэтому время не похоже на реку. Каждый момент принадлежит одной из дискретных временных плоскостей. Ты всё ещё меня понимаешь?

Я немножко поколебался и в итоге решил схватиться за голову. Дискретная плоскость времени. Ладно, чёрт с ними, с терминами, я их всё равно никогда не пойму. Давай лучше про путешествия во времени?

Асахина уставилась на кончики своих сандалий.

— Я расскажу тебе, зачем я прибыла в эту плоскость времени.

В этот момент мимо проходила молодая пара с ребёнком.

— Три года назад мы засекли чудовищное времятрясение. Да, три года назад относительно сегодняшнего дня… Судзумия-сан тогда поступала в восьмой класс. Когда мы отправились в прошлое, чтобы выяснить причины, мы были потрясены, поскольку все пути в более ранее прошлое оказались закрыты.

Откуда опять вылезли эти три года?

— Мы пришли к выводу, что в этом месте возникла огромная полоса времяразрыва, но понятия не имеем, почему она появилась лишь в том конкретном кадре времени. И только недавно мы обнаружили причину… прости, я имею в виду, недавно для нас, откуда я прибыла.

— …Ну и в чём же дело?

Не может же она и здесь быть виноватой?

— Всё дело в Судзумии-сан.

Асахина сказала именно то, чего я боялся услышать.

— Она оказалась в самом центре четвёртого измерения. Пожалуйста, не спрашивай меня, почему, поскольку говорить мне это запрещено. Однако мы уверены, что именно Судзумия-сан закрывает нам дорогу к путешествиям в прошлое.

— …Не думаю, что Харухи на такое способна…

— И я не думала. Вообще-то, обычный человек не может никак взаимодействовать с плоскостями времени. Способности Судзумии-сан остаются загадкой. Удивительно, но сама она даже не замечает, что является источником временных искажений и времятрясений. Я прибыла к Судзумии-сан, чтобы понаблюдать вблизи за разными возникающими изменениями в плоскостях времени… прости, я не могу придумать лучшего объяснения, так что, скажем, я здесь с инспекцией.

— …

Мне нечего было на это ответить.

— Ты считаешь всё это шуткой, да?

— Нет… но зачем ты мне это рассказывала?

— Затем, что ты был избран Судзумией-сан, — Асахина повернулась и уставилась на меня. — Я не могу вдаваться в подробности, но если мои догадки верны, твоё существование очень важно для Судзумии-сан. С тобой связано всё, чем она занимается.

— Значит, Нагато-сан и Коидзуми…

— Мы все здесь по делам, но Судзумия-сан ещё не понимает, что это именно она нас всех собрала.

— Так ты знаешь, кто они?

— Это закрытая информация.

— А что будет, если мы просто оставим Харухи в покое?

— Закрытая информация.

— Раз ты из будущего, ты должна знать, что будет дальше?

— Закрытая информация.

— А что, если я Харухи обо всём расскажу?

— Закрытая информация.

— …

— Прости, я правда не могу сказать. Особенно сейчас у меня просто нет такого права, — сказала Асахина с извиняющимся видом. — На самом деле не важно, поверишь ты мне или нет, я просто хотела, чтобы ты обо всём знал.

Меланхолия Харухи Судзумии (Перевод с английского)

Помнится, я уже слышал нечто подобное как-то в одной огромной пустой квартире.

— Прости.

Видя, что я молчу, Асахина сникла; глаза её покраснели от тоски.

— Мне очень жаль, что пришлось так всё на тебя вывалить.

— Да ладно, какая разница…

Сначала Нагато сообщает мне, что она живой человекоподобный интерфейс, созданный пришельцами, теперь вот Асахина заверяет, что она из будущего. Ну и как мне во всё это верить? Кто-нибудь, спасите меня!

Когда я опускал руку на скамейку, я случайно задел ладонь Асахины. Хотя я всего лишь слегка прикоснулся к ней, Асахина молниеносно отдёрнула пальцы и наклонила голову.

Мы молча смотрели на реку.

Время шло.

— Асахина-сан.

— Да?..

— Могу я сделать вид, что этого разговора не было? Верю я тебе или нет — давай об этом пока забудем.

— Ладно, — лицо Асахины озарилось улыбкой. Очень красивой улыбкой. — При сложившихся обстоятельствах это наилучший вариант. Пожалуйста, веди себя со мной как обычно. Я рада, что с тобой знакома.

Сказав так, Асахина глубоко поклонилась мне. Эй-эй, выполнять такие формальности вовсе не обязательно!

— Можно тебя кое о чём спросить?

— О чём?

— Сколько тебе лет на самом деле?

— Закрытая информация.

Асахина улыбнулась озорной улыбкой.

Закрытая информация…

После мы гуляли по улицам. Даже помня о призывах Харухи не считать это свиданием, я не собирался её слушать. Мы прошлись, разглядывая витрины, по одёжным кварталам супермаркета, с удовольствием съели по мороженому и осмотрели все ларьки с сувенирами на улице… обычное времяпрепровождение для влюблённой парочки. Всё было бы отлично, если бы мы ещё держали друг друга за руки…

Вдруг заверещал мой мобильник — звонила Харухи.

— Встречаемся в полдень, на станции, где были с утра.

Сказав так, она повесила трубку. Я взглянул на часы — было уже одиннадцать пятьдесят. Мы ни за что не успеем!

— Это Судзумия-сан звонила? Что сказала?

— Говорит, встречаемся в полдень, так что мы опаздываем!

Понимая, что, кроме как бегом, к двенадцати на встречу нам не успеть, я схватил Асахину за руку и мы помчались к станции. Интересно, что бы подумала Харухи, увидь она нас сейчас, спешащих куда-то рука об руку? Наверное, обезумела бы.

— Итак, результаты? — встретила нас вопросом Харухи.

Мы опоздали на десять минут, и это были первые слова Харухи, когда она нас увидела. Похоже, она была недовольна.

— Нашли что-нибудь?

— Не-а.

— А вы вообще искали?! Может, вы просто шатались по окрестностям, а? А, Микуру-тян?

Асахина покачала головой.

— А вы-то что-нибудь обнаружили?

Харухи не ответила. Коидзуми, стоявший позади неё, почесал голову, а Нагато даже не шевельнулась.

После пары секунд всеобщего молчания Харухи почти прорычала:

— Ладно, давайте перекусим, а потом продолжим.

Как, ей всё ещё мало?!

Мы доели обед в закусочной, и Харухи объявила, что надо снова тянуть жребий. Она достала новый набор зубочисток, взятых утром из кафе про запас. Какая предусмотрительность!

Коидзуми тут же вытащил одну.

— Опять пустая.

Какие у него белые зубы! Такое впечатление, что он всегда улыбается!

— У меня тоже, — Асахина показала мне вытянутую зубочистку. — А у тебя, Кён-кун?

— Увы, моя меченая.

Харухи, мрачнея с каждой секундой, торопила с выбором Нагато. В итоге Нагато оказалась в одной команде со мной, а оставшаяся троица составила другую группу.

— …

Харухи взглянула на пустую зубочистку с такой ненавистью, как будто та была маньяком, зарезавшим её родителей. Затем она повернулась ко мне и Нагато, занятой поеданием чизбургера, и нахмурилась.

Чего она злится?

— Встречаемся около станции в четыре. Раскопайте что-нибудь интересное к тому времени!

Сказав так, Харухи одним глотком выпила содержимое своей чашки.

В этот раз мы поделили местность на север и юг, причём за южную сторону отвечала моя команда. Когда мы расходились в разные стороны, Асахина помахала мне своей маленькой ладошкой. На душе моей сразу потеплело!

Около шумной станции остались теперь только я и Нагато.

— Что будем делать?

— … — промолчала Нагато.

— Пошли.

Я сделал несколько шагов и обнаружил, что Нагато идёт за мной. Похоже, я привыкаю к манерам её поведения.

— Нагато, недавно ты рассказала мне кучу всяких вещей.

— И?

— Понемногу я начинаю в них верить.

— Да?

— Ага.

— …

В такой вот пустой атмосфере мы тихо прогуливались вокруг станции.

— У тебя что, нет другой одежды?

— …

— А что ты делаешь по выходным?

— …

— Тебе нравится гулять?

— …

Вот так мы и поговорили.

Не было смысла бесцельно бродить по окрестностям, так что я повёл Нагато в новую библиотеку на берегу моря, построенную примерно в то же время, когда власти ровняли землю под станцию; я, впрочем, ни разу там до этого не был, поскольу я редко беру в библиотеках книги. Я надеялся, что внутри смогу немного отдохнуть, но лишь обнаружил, что все сиденья и лавки уже заняты. Наверное, этим людям тоже было некуда пойти в свободное время. Я окинул взором библиотеку, слегка растерявшись, а Нагато, как лунатик, уже заскользила к шкафам. Отлично, пусть отдыхает, как любит!

Раньше я много читал. Когда я был в начальной школе, мама постоянно приносила мне книжки с картинками из детской секции. Книги там были всякие, но те, что я читал, помню, мне страшно нравились. Сейчас, впрочем, я уже не мог вспомнить ни одного названия. Когда я прекратил читать? Почему мне вдруг это надоело?

Я наугад вытащил из шкафа книжку и, наскоро пролистав страницы, поставил её назад, вытащив другую. Найти что-нибудь интересное в этом океане книг невозможно, если не придумать какой-нибудь системы. Размышляя так, я бесцельно путешествовал от шкафа к шкафу.

Решив взглянуть, как там Нагато, я обнаружил её рядом со шкафом, сплошь уставленным толстенными фолиантами. Да уж, она любит толстенные фолианты!

Наконец, заметив человека, окончившего читать газету и вставшего, я тут же занял его место, притащив с собой какой-то подвернувшийся роман. Бессмысленно пытаться читать книгу, которую читать не собирался! Немного спустя меня начало клонить в сон, и я задремал.

В ту же секунду мой задний карман начал вибрировать.

— ОА!!!

Я подпрыгнул от удивления. Заметив, что все вокруг уставились на меня, я припомнил, что нахожусь в библиотеке. Согнав с лица безумное выражение, я выскочил за дверь и вытащил мобильник, который был в режиме виброзвонка.

— Болван! Где тебя черти носят?! — оглушительно заревела мне в ухо трубка. Большое спасибо, теперь я полностью проснулся. — Ты представляешь себе, который час?!!

— Ой, прости, я только проснулся…

— Что?! Недоумок!!!

Вот уж кому-кому, а не ей называть меня недоумком! Я взглянул на часы и обнаружил, что была половина пятого. А Харухи сказала, что мы встречаемся в четыре!

— А ну живо поднимайте задницы и сюда! Даю вам тридцать секунд!

Хватит требовать невозможного!

Харухи бросила трубку, так что я положил свой телефон назад в карман и вернулся в библиотеку. Нагато я нашёл, стоящей там же и читающей нечто, похожее на толстенную энциклопедию.

Дальнейшее оказалось делом непростым. Потребовалась куча времени, чтобы сдвинуть Нагато, которая в это место уже корнями вросла, — а нам ещё пришлось идти к библиотекарской стойке и заполнять бумаги, чтобы взять книгу с собой. Всё это время я игнорировал Харухины звонки.

Когда мы с Нагато, тащившей толстую философскую книжищу какого-то зарубежного автора с непроизносимой фамилией, как драгоценный груз, вернулись на станцию, нас ожидали три различных реакции трёх оставшихся членов бригады. Асахина, казавшаяся усталой, улыбнулась нам с облегчением; Коидзуми, как идиот, пожал плечами; Харухи же завопила, как будто белены объелась:

— Опоздавший! С тебя штраф!

Что, опять угощать всех ужином?

В конце концов, спустив в никуда наше время и мои деньги, мы завершили сегодняшнее мероприятие кружка.

— Я так устала! Судзумия-сан шагала так быстро, что я с трудом поспевала за ней, — пожаловалась мне Асахина, пока мы шли вдали от других, а затем прошептала на ухо: — Спасибо, что выслушал меня.

Она наклонила голову и застенчиво улыбнулась. Неужто все люди в будущем улыбаются так изящно?

— Ладно, увидимся! — Асахина взмахнула рукой на прощание и ушла. Коидзуми мягко похлопал меня по плечу и сказал:

— Весёлый получился денёк. Как бы сказать? Судзумия-сан — очень занятная личность. Жаль, мы с тобой были в разных командах, ну да ничего, может, в следующий раз повезёт.

Сказав так, он удалился с этой его противной улыбочкой. Я обнаружил, что Нагато тоже уже ушла.

Осталась только взирающая на меня Харухи.

— Чем ты занимался весь день, а?

— Гм, чем же я занимался?..

— Такое отношение к делу не пойдёт!

Похоже, она была всерьёз раздосадована.

— Ну а что же ты? Сама-то нашла что-нибудь таинственное?

Харухи закусила губу, но ничего не сказала. Если её не остановить, она губу до крови прокусит.

— Ну, вряд ли пришельцы окажутся столь беззаботны, что попадутся нам с первого же раза.

Видя, что я пытаюсь разрядить атмосферу, Харухи быстро отвела взгляд.

— Послезавтра на собрании будет дебрифинг.

Она повернулась и, не оглядываясь, ушла в толпу.

Довольный, что я наконец-то могу поехать домой, я вернулся к банку и обнаружил, что моего велосипеда там уже не было. Вместо него на фонарном столбе была наклеена бумажка с надписью: «Ваш велосипед отбуксирован в участок за парковку в неположенном месте».

Глава 5

Наступил понедельник, и влажный от постоянных дождей уличный воздух понемногу начал проникать в школу. Пот тёк с нас ручьями. Если бы кто-нибудь из политиков пообещал установить на школьном холме эскалатор, я бы отдал ему свой голос, как только получил бы право голосовать.

Я сидел в классной комнате, обмахивая шею тетрадкой вместо веера, когда прозвенел звонок и вошла Харухи, как ни странно — одной из последних.

Бросив свой портфель на стол, она сказала:

— На меня тоже помаши.

— Обойдёшься.

Харухи, которую я не видел со времени последней встречи на станции два дня назад, надула губы и скорчила кислую мину. Не успел я подумать, что в последнее время она выглядит симпатичней, как на ней уже опять её обычная хмурая физиономия.

— Послушай, Судзумия, а ты знаешь историю про «синюю птицу счастья»?

— Это ещё что такое?

— А, ладно, ничего. Проехали.

— Раз ничего, так не спрашивай.

Харухи бросила на меня исподлобья сердитый взгляд, но тут вошёл Окабэ-сенсей, и начался урок.

В тот день от Харухиной парты по классу расползалась гнетущая депрессия. Я спиною ощущал смертельное напряжение позади себя. Никогда ещё звонок с уроков не был для меня таким облегчением. Как мышь-полёвка, спасающаяся от бушующего лесного пожара, я бежал в литературную комнату.

Читающая фигура Нагато стала уже настолько привычной декорацией клубной комнаты, что она казалась деталью местного интерьера. Да, кстати — я обратился к Коидзуми Ицуки, который уже был здесь:

— Только не говори мне, что тебе тоже надо поговорить со мной о Судзумии?

В комнате нас было только трое. Харухи сегодня дежурила, а Асахина ещё не пришла.

— Судя по твоей реакции, девчонки тебе уже всё рассказали.

Коидзуми мельком глянул на Нагато, занятую, как обычно, чтением своей книги. Я обнаружил, что меня раздражает его тон всезнайки.

— Пошли, поговорим где-нибудь ешё. Если Судзумия-сан нас услышит, будут большие проблемы.

Мы с Коидзуми направились в буфет и заняли один из столиков. По пути Коидзуми даже заказал мне кофе. Я знаю, что два парня за одним столиком в буфете — это странно, но тут уж ничего не поделаешь.

— И что ты уже знаешь?

— В целом — что Судзумия не обычный человек.

— Ну, тогда всё проще простого. Так оно и есть.

Замечательная получается шутка. Все три оставшихся члена «Бригады SOS» сообщили мне, что Судзумия не человек. Может, глобальное потепление перегрело им мозги, и их замкнуло?

— Для начала расскажи мне, кто ты на самом деле, — поскольку одна созналась, что она пришелица, а другая — что гостья из будущего, у меня уже были свои подозрения, которые я и огласил: — Ты ведь не хочешь сказать, что ты экстрасенс?

— Да тут и гадать нечего! — Коидзуми покрутил в руках чашку. — Пусть и ошибаясь в деталях, ты в целом прав — я тот, кого называют экстрасенсом. Да, у меня есть суперспособности.

Я молча пил свой кофе. Ммм, слишком сладко, зря он заказал столько сахара.

— По моему мнению, не стоило внезапно переводиться к вам, но обстоятельства вынудили. Я ни за что бы не подумал, что эти две девчонки так быстро доберутся до Харухи Судзумии. До сих пор они просто тихо наблюдали издалека.

Хватит держать Харухи за вымирающий вид животного!

Заметив, что я нахмурился, он продолжил:

— Спокойно, спокойно. Мы тоже прилагаем все усилия! Мы не собираемся причинять вред Судзумии-сан, наоборот, мы стремимся оградить её от опасностей.

— Ты сказал «мы»? Значит, есть ещё экстрасенсы вроде тебя?

— Ну, нас не так много, как ты мог бы подумать. Поскольку я — один из чернорабочих, я даже не знаю точной цифры, но предполагаю, что в мире нас несколько десятков. За всеми наблюдает Корпорация.

Великолепно, теперь ещё какая-то «Корпорация»!

— Я не знаю, что представляет собой эта «Корпорация» и сколько человек в ней состоит. Похоже, всем управляют какие-то шишки сверху.

— …Хорошо, так эта секретная группа, эта «Корпорация», чем же она занимается?

Коидзуми промочил горло остывшим кофе.

— Как ты уже мог догадаться, Корпорация была основана три года назад, и основной её задачей является наблюдение за Харухи Судзумией. В общем и целом, только ради этого она и существует. Думаю, ты ещё успеваешь за мной? Я не единственный агент Корпорации в этой школе. Здесь уже учится достаточно наших, внедрившихся ранее меня, я лишь временно переведён на подмогу.

У меня в голове внезапно всплыло лицо Танигути. Он говорил, что учится в одном классе с Харухи со средней школы. Может, он тоже экстрасенс, как Коидзуми?

— Ты ведь не шутишь?

Коидзуми сделал вид, что не расслышал меня, и продолжил:

— Однако я не могу утверждать, что все они на стороне Судзумии.

Да почему всем так нужна эта Харухи? Она просто эксцентричная, психованная девчонка, вечно создающая проблемы для окружающих, не говоря уже о том, что она жуткая эгоистка. Неужто она стоит отдельной организации, бросающей все силы на её защиту? Хотя я и согласен, что внешне она симпатична.

— Я не знаю, что на самом деле случилось три года назад. Всё, что я помню, это что в один из тех дней я внезапно обнаружил, что обладаю суперспособностями. Я был очень напуган и понятия не имел, что делать. Слава богу, вскоре меня подобрала Корпорация, иначе, пожалуй, я бы мог и покончить с собой, решив, что мои мозги слетели с катушек.

По-моему, они и впрямь у тебя слетели с катушек.

— Ну, это тоже возможно. Однако нас более заботят некоторые опасные вещи, которых мы совершенно не можем предсказать.

Улыбаясь собственному бессилию, Коидзуми выхлебал ещё одну чашку кофе и принялся напускать на себя серьёзный вид.

— Когда, по-твоему, возникла эта вселенная? — задал он мне неожиданный вопрос.

— Разве не после большого взрыва?

— Правильно, сейчас так считается. Однако, по нашему мнению, существует другая возможность — этот мир был создан всего три года назад.

Я внимательно посмотрел на лицо Коидзуми. То, что он говорил, было слишком абсурдным, чтобы быть правдой.

— Да это чушь! Я ещё ясно помню, что было три года назад. К тому же, мои родители ещё живы. У меня до сих пор три шрама сохранились, я как-то в детстве провалился в водосток. Да и что, по-твоему, делать со всем, что я заучивал в поте лица из учебников по истории?

— Окей, а почему ты так уверен, что все люди, включая тебя, не появились на свет уже со своими воспоминаниями? Если бы так всё и было, ты никогда не узнал бы о том, что появился три года назад. Нет никакого способа доказать, что мир не был создан пять минут назад и жизнь не началась в тот момент.

— …

— Или представь себе, например, виртуальную реальность. К тебе в мозги подключают провода, и всё, что ты видишь, слышишь или даже чувствуешь, на самом деле сообщается тебе электрическими импульсами — хотя ты уверен, что оно настоящее. Так называемая «действительность» на самом деле удивительно хрупкая штука.

— …Хорошо, допустим, я соглашусь с тобой; неважно, была Земля создана три года или пять минут назад. Лучше объясни, что твоей Корпорации нужно от Харухи.

— Руководство Корпорации верит, что этот мир на самом деле является выдумкой. Мы, точнее, вся эта вселенная — ничто иное, как чей-то сон. А поскольку это сон, для человека, который его видит, создавать и изменять нашу вселенную просто, как апельсин. И все мы знаем, что это за человек.

Возможно, дело было в его словесных играх, но Коидзуми выглядел на удивление рассудительным и серьёзным.

— Люди называют того, кто сотворяет и рушит вселенные, Богом.

…Эй, Харухи! Господи, тебя уже сделали богом!

— Вот почему Корпорация всегда вела себя очень осторожно. Если богиня будет недовольна миром, она может просто уничтожить его и создать взамен новый. Как ребёнок, которому разонравился песочный замок, и он решает сломать его, чтобы построить другой. Хотя мне и кажется, что в этом мире достаточно нерешённых проблем, есть всё же и достоинства, ради которых в нём стоит жить. Поэтому я присоединился к Корпорации в деле защиты мира.

— Почему же ты не пойдёшь и прямо не спросишь Харухи? Попроси её не трогать этот мир, может, она и послушает.

— Разумеется, Судзумия-сан об этом не знает, она не в курсе своих способностей. Наша работа сделать так, чтобы она и оставалась в неведении, мирно живя своей жизнью.

Высказав всё это, Коидзуми снова заулыбался.

— Прямо сейчас она всё ещё несовершенный бог, неспособный полностью контролировать вселенную по собственному желанию. Но хотя она и не достигла вершины своего мастерства, мы уже стали свидетелями её работы.

— Это ты ещё о чём?

— Задумайся, откуда на свете взялись экстрасенсы, как я, люди вроде Асахины Микуру или Нагато Юки? Они появились потому, что так захотела Судзумия-сан.

«Если здесь есть пришельцы, гости из будущего, слайдеры, экстрасенсы — милости прошу».

Я внезапно вспомнил слова, которые Харухи произнесла в начале учебного года.

— Пока она не обнаружила их, она не может полностью задействовать свои возможности, и лишь её подсознание иногда проявляет себя. Однако за последние несколько месяцев Судзумия-сан многократно оперировала силами, находящимися далеко за гранью понимания людей. Как тебе хорошо известно, это привело к появлению в кружке Судзумии Асахины Микуру, Нагато Юки и даже меня.

Получается, я тут лишний?

— Не совсем. Для нас твоё присутствие — загадка. Я неоднократно проводил расследования на твой счёт и знаю всю твою подноготную — надеюсь, ты не против? — и я тебя уверяю, ты самое обычное человеческое существо без каких-либо отклонений.

Мне это понимать как комплимент или огорчаться?

— Я, как и ты, этого не знаю, но судьба всего мира вполне может лежать в твоих руках. Таким образом, тебе следует быть осторожным, чтобы не дать Судзумии-сан хоть немного разочароваться в нашей реальности.

— Раз ты думаешь, что Харухи — бог, — предложил я, — почему ты просто не украдёшь её, не вскроешь мозги, и не посмотришь, из чего они у неё сделаны? Может, ты даже вызнаешь секреты вселенной!

— В Корпорации существуют экстремисты, которые думают так же, как ты, — кивнул Коидзуми и добавил: — Хотя большинство всё равно считает, что лучше её просто не трогать. В конце концов, если Бог придёт в немилость, почти наверняка случиться катастрофа. Мы надеемся, что мир будет оставаться таким, какой он есть, так что, естественно, мы предпочитаем, чтобы Судзумия-сан жила в мире и спокойствии. От ненастья мы ничего не выгадаем…

— …Ну и что тогда делать мне?

— Этого я не знаю.

— Ну а что будет с миром, если Харухи внезапно умрёт?

— Будет ли мир уничтожен вместе со смертью Харухи? Или бог просто исчезнет? Или вместо неё придёт кто-то ещё? Никто не может сказать точно, пока это не случится.

Кофе в бумажном стаканчике остыл. Я отодвинул его в сторону, больше пить не хотелось.

— Ты говоришь, ты обладаешь суперспособностями?

— Ну, это не совсем так, но, в общем, — да.

— Так покажи мне эти способности, чтобы я тебе поверил. Скажем, подогрей мой кофе.

Коидзуми весело улыбнулся. В первый раз я увидел, как он искренне улыбается.

— Прости, не могу. Мои способности не так-то просты. В обычном состоянии я ничего особенного не умею, должен быть выполнен целый ряд условий, чтобы я смог ими воспользоваться. Но, думаю, однажды тебе ещё представится шанс их увидеть. Извини, что задержал тебя, пойду-ка я домой, — сказав так, Коидзуми внезапно ушёл, улыбаясь.

Я смотрел вслед уходящему прогулочным шагом Коидзуми, пока он не скрылся вдали, и тут схватился за бумажный стаканчик.

Как я и думал, кофе всё ещё был холодным.

Вернувшись в литературную комнату, я столкнулся с Асахиной, стоявшей внутри в одних трусах и лифчике.

— …

Асахина, с костюмом горничной в руках, стояла, широко открыв глаза и глядя на меня, примёрзшего к земле и дверной ручке, за которую держался. Её губы начали медленно открываться, собираясь издать вопль отчаяния.

— Пардон.

Пока она ещё не успела завопить, я быстро убрал обратно за порог комнаты свою ногу и захлопнул дверь. Благодаря этому я успешно избежал её крика.

Да уж, следовало бы постучать. Нет, постойте, для начала следовало бы запирать дверь, когда переодеваешься!

Пока я сомневался, сохранять ли изображение полураздетой Асахины в мои долгосрочные банки памяти, с другой стороны двери мягко постучали:

— Можешь заходить…

— Извини, ладно?

— Ладно, ничего…

Я смотрел на опущенную голову Асахины, которая открыла дверь и извинилась. Она залилась румянцем и сказала:

— Прости, от меня всегда одни неловкости…

Да ладно, вообще-то, я не против. Она и впрямь очень послушная девочка, надевает свой костюм горничной, как сказала ей Харухи. Какая милашка!

Я забеспокоился, что если я и дальше буду так смотреть на Асахину, то запечатлённая в моём мозгу картинка окажется замешанной в каких-нибудь грязных фантазиях. Собрав в кулак весь свой здравый смысл и обратив его против безнадёжных вожделений, я быстренько уселся за командирский стол и включил компьютер.

Почувствовав, что кто-то на меня смотрит, я поднял голову и обнаружил, что разнообразия ради на меня уставилась Нагато Юки. Она поправила очки и вернулась затем к книге. Движения её были вполне человеческими.

Я открыл в браузере веб-сайт нашего кружка в надежде поправить что-нибудь на этой никогда не обновлявшейся странице, но не смог даже решить, с чего начать. Мне подумалось, что редактирование веб-страницы — пустая трата времени, закрыл окно и вздохнул. Мне уже было скучно до чёртиков, меня задолбало играть в Отелло, и нужно было придумать что-нибудь, чтобы убить время.

Пока я ворчал себе под нос, сложив руки на груди, кто-то неожиданно поставил передо мной чашку тёплого чая. Я поднял глаза и увидел улыбающуюся Асахину, в костюме служанки, с подносом в руках. Она была совсем как настоящая!

— Спасибо.

Меня только-только напоил горячим кофе Коидзуми, но я всё равно с благодарностью принял тёплый чай.

Асахина поставила ещё одну чашку рядом с Нагато, а потом села рядом с ней и молча отхлебнула чаю из собственной.

В итоге, Харухи так в клубной комнате и не появилась.

— Ты чего вчера не пришла? Ты же собиралась устроить дебрифинг? — как обычно, я обернулся и заговорил с Харухи до начала уроков.

Лёжа плашмя на парте и опираясь об неё подбородком, Харухи заявила с раздосадованным видом:

— Не говори глупостей! Я уже провела дебрифинг вчера самостоятельно!

Мне тут же пришло в голову, что Харухи, должно быть, после уроков повторяла воскресный маршрут.

— Я боялась, что могла что-нибудь упустить, так что на всякий случай решила пройтись по тем же местам ещё раз.

Я всегда думал, что только в детективах преступники возвращаются на место преступления, но, похоже, ошибался.

— Жуть как жарко! Когда же, наконец, в школе введут летнюю форму? Хочу носить рубашку с короткими рукавами!

Форму меняют в июне, а до конца мая была ещё целая неделя.

— Судзумия, может, я тебе уже говорил, но мне кажется, тебе надо бросить все эти поиски загадочных явлений и попробовать жить обычной школьной жизнью.

Я ждал, что она поднимет голову, и бросит на меня хмурый взгляд… но Харухина голова осталась на парте без движения. Похоже, Харухи и впрямь обессилена.

— Обычная школьная жизнь? Что это ещё такое? — в её голосе не было никакого энтузиазма.

— Найди себе парня по вкусу, например. Может, даже наткнёшься на инопланетянина. Убьёшь двух зайцев, здорово будет, правда? — когда я выдвигал это предложение, мне вдруг вспомнился наш последний разговор с Асахиной. — К тому же, парни за тобой очередями стоят. Всё, что тебе нужно — просто немного сдерживать своё эксцентричное поведение, и подберёшь себе пару в два счёта.

— Хмпф, да на черта сдалась мне пара! Вся эта так называемая любовь — просто помрачение рассудка, психическая болезнь, — устало объявила Харухи, лёжа на парте и глядя в окно. — Сказать по правде, я задумываюсь об этих вещах время от времени. В конце концов, я достаточно энергична, да и телу не прикажешь. Но я не настолько глупа, чтобы лезть во всю эту галиматью только из-за минутных сомнений. И если я буду с кем-то встречаться, что будет с «Бригадой SOS»? Она же только что была основана!

Строго говоря, она ещё не основана.

— Почему тогда не создать кружок, который будет посвящён каким-нибудь видам развлечений? Он наверняка окажется популярней!

— Ни за что, — отрезала Харухи. — Я придумала «Бригаду SOS» как раз потому, что все остальные кружки были слишком скучными, и притащила такую симпатяжку, Асахину, и даже загадочного новичка! Почему же никак ничего не происходит? Сколько можно, давно пора случиться чему-нибудь странному!

Впервые я видел Харухи настолько подавленной, хотя даже так она смотрелась довольно мило. Симпатичная девочка, вроде Харухи, хорошо выглядит и без улыбки на лице, хотя, конечно, это большая потеря — чем больше думаю, тем больше в этом уверяюсь.

Остаток дня Харухи провела, храпя на парте. Удивительно, но ни один учитель этого не заметил… да ну, это просто совпадение.

Странные вещи начали происходить ещё до этого разговора. Поскольку началось всё с какого-то пустяка, никто, кроме меня, его не заметил, но я провёл весь день, раздумывая о нём. Даже пока я говорил с Харухи, мысли мои были заняты совершенно другим предметом.

Всё началось с записки, которую я нашёл этим утром в своём шкафчике для одежды. Она гласила:

«После школы, когда все остальные уйдут, загляни в кабинет 10-го „Д“»

Почерк был явно женским.

Это ещё что такое? Различные мысли на предмет происходящего держали в моей голове экстренный совет.

Первая из них гласила «со мной такое уже случалось». Но записка и текст на закладке были написаны разным почерком. У Нагато, которая вроде как живой человекоподобный интерфейс пришельцев, почерк был насколько красив, что выглядел искусственным, а к созданию этой бумажки явно приложила руку какая-то старшеклассница. К тому же, Нагато не будет действовать в лоб, подкладывая записку в мой шкафчик.

Вторая вопрошала «а может, это Асахина?». Нет, будь это Асахина, она бы не обошлась выдиранием откуда-то листочка и каляканием на нём пары строчек даже без указания времени. Точно, она бы наверняка написала письмо как следует и положила его в конвертик.

Тем более странно, что место встречи — кабинет моего класса. «Не Харухи ли это?» — поинтересовалась третья мысль. Ещё сомнительней: будь это она, она бы просто вытащила меня на лестницу и выложила всё, что считала нужным сообщить.

По тем же причинам я исключил из числа возможных авторов и Коидзуми. Наконец, четвёртая мысль объявила: «А может, это любовное письмо от прекрасной незнакомки?» Нет, хватит, не будем мучаться вопросами, любовное это письмо или нет; важнее, что меня будут ждать, и совсем не обязательно девушка.

«Не попадись на удочку! Это наверняка шутки Танигути и Куникиды». Да, это самый правдоподобный вариант. Весьма возможно, что этот идиот Танигути способен на такую бесчувственную шутку, но ему стоило бы написать чуть больше.

Я бесцельно шатался туда-сюда по школе, раздумывая об этом. После уроков Харухи объявила, что плохо себя чувствует, и ушла домой. Как подгадала!

Сначала я решил заглянуть в литературную комнату. Останься я в пустом кабинете ждать заранее какого-то незнакомца — я бы свихнулся. К тому же, если бы туда неожиданно заявился Танигути со словами: «Ха, ещё сидишь? Ну ты даёшь, попался на такую простенькую записочку, наивная ты душа!», я бы был, мягко говоря, раздосадован. Убью чем-нибудь время, дождусь, когда все уйдут, тихонько загляну внутрь класса и войду, чтоб никто не заметил. Точно, отличный план!

В одиночку я добрался до штаб-квартиры кружка. В этот раз я не забыл постучать.

— Заходите, пожалуйста.

Как только я убедился, что говорит Асахина, я открыл дверь. Сколько бы раз я не смотрел на неё, Асахина всё равно выглядит такой прелестной в костюме горничной!

— Как ты рано! А где Судзумия-сан? — похоже, она опять заваривает чай.

— Ушла домой, как будто бы весьма изнурённая. Если ты ищешь отмщения, это твой шанс — сейчас она выглядит ослабшей.

— Не нужно мне ничего такого!

Мы уселись друг напротив друга и пили свой чай, а Нагато сидела тут же и читала. Кружок вернулся к своему обычному бесцельному времяпрепровождению.

— Коидзуми ещё не было?

— Коидзуми-кун приходил, сказал, что у него сегодня подработка, так что он убегает.

Что это ещё за подработка? Но, судя по всему, Коидзуми и Харухи можно смело выкидывать из списка подозреваемых.

Поскольку делать было нечего, я поиграл в Отелло с Асахиной и поболтал с ней. Выиграв три раза, я бросил и полез смотреть новости в Интернете, но тут Нагато захлопнула свою книжку. В последнее время мы привыкли считать это знаком к окончанию работы кружка — хотя никакой работы у кружка и не было — поэтому все мы начали собирать рюкзаки.

— Мне надо переодеться, так что я задержусь, — услышав слова Асахины, я выскочил из комнаты.

Стрелки часов стояли на половине шестого — думаю, в классе уже никого не должно было быть? Будь даже это шутка Танигути, он бы уже ушёл домой, устав меня ждать. Несмотря на это, я всё-таки взбежал на два пролёта по лестнице до последнего этажа, просто на всякий случай.

В коридоре царила тишина. Я глубоко вздохнул. Поскольку окна комнаты были сделаны из непрозрачного стекла, увидеть, что творится в классе, я сквозь них не мог — только оранжевые с красным пятна от лучей заходящего солнца. Я небрежно открыл дверь классной комнаты 10-го «Д» и приготовился к худшему.

Меня совсем не удивило то, что внутри меня ждали, но я был просто потрясён тем, что это был за человек. Перед доской стояла та, о которой я бы подумал в последнюю очередь.

— Опаздываешь, — улыбнулась Асакура Рёко.

Она отбросила за спину свои длинные шелковистые волосы и пошла ко мне по проходу меж парт. Её гладкие бёдра под обтягивающей юбкой и белые школьные тапочки сбивали меня с толку.

Она остановилась посреди комнаты и поманила меня, улыбнувшись:

— Заходи!

Затягивающий внутрь, как водоворот, её жест заставил меня отпустить ручку двери и двинуться к ней.

— Так это ты…

— Да, удивлён?

Асакура радостно улыбнулась, правая сторона её лица была багряной от закатного сияния.

— Ты меня искала? — спросил я намерено грубо.

Асакура хихикнула и ответила:

— Действительно, искала. Мне нужно тебя спросить.

Теперь невинное лицо Асакуры смотрело только на меня.

— Ты когда-нибудь слышал поговорку «лучше ошибиться и сожалеть, чем проиграть, не попробовав»? Думаешь, она верна?

— Не знаю, чьи это слова, но, пожалуй, смысл в них есть.

— Если поддержание статуса кво приведёт лишь к ухудшению ситуации, и у тебя нет других идей, как её улучшить, что бы ты сделал?

— Улучшить? Ты о чём? Экономика?

Оставив без внимания мой вопрос, Асакура улыбнулась и продолжила:

— Не решил бы ты, что лучше сначала рискнуть, а потом думать о последствиях? Ведь бездействие в любом случае ничего не изменит.

— Хмм, ну может быть.

— Так я и думала.

Асакура, державшая руки за спиной, чуть подалась вперёд.

— Однако моё начальство лишено способности мыслить нестандартно, поскольку им незнакомы быстрые изменения этой реальности, так что я вынуждена поддерживать ситуацию неизменной. Поэтому, находясь в этой реальности, я решила действовать самостоятельно и насильно спровоцировать изменения.

Боже мой, что же ты несёшь? Это что, шутка такая? Я огляделся вокруг, пытаясь понять, где Танигути: спрятался в шкафу за швабрами и мётлами или сидит на корточках за учительским столом.

— Мне надоело наблюдать неизменную картину, поэтому…

Я был так занят осмотром комнаты, что даже не обратил внимания на слова Асакуры:

— Я убью тебя и посмотрю, что предпримет Харухи Судзумия.

В ту же секунду Асакура выбросила вперёд свою правую руку, и белая стальная молния сверкнула там, где только что была моя шея.

Мило улыбаясь, Асакура теперь сжимала в руке нож, острый, как скальпель.

Мне очень повезло, что я увернулся от первого удара. Зато теперь я валялся на полу, побледневший, глядя на Асакуру. Если я попадусь, мне не убежать! Мысль эта мелькнула у меня в мозгу, и я стал отползать спиной вперёд, перебирая руками, как таракан.

Почему Асакура меня не преследует?

…Нет, секунду! Что здесь вообще творится? Почему Асакура пытается всадить в меня нож? Секунду, она что-то сказала? Хочет меня убить? Убить?! За что?!

— Кончай шутки шутить! — только и выдавил я свою коронную фразу. — Это же опасно! Даже поддельный нож напугал бы меня до смерти! Не маши больше этой штуковиной!

Я был в полном тупике. Если кто-нибудь знает, что происходит, загляните и объясните мне, пожалуйста!

— Думаешь, я шучу? — очень дружелюбно поинтересовалась Асакура, и её голос отнюдь не звучал серьёзно. Если подумать, старшеклассница, которая угрожает вам ножом и при этом улыбается — это действительно страшно. Теперь вы понимаете, как я был испуган.

— Хмпф!

Асакура похлопала себя по плечу обратной стороной лезвия.

— Тебе не нравится смерть? Ты не хочешь умирать? Для меня гибель органических сущностей ничего не значит.

Я медленно поднялся. Это наверняка шутка, я испугался лишь оттого, что слишком серьёзен. Я повторял себе это, поскольку обстановка была просто слишком нереальной. Асакура — ответственная ученица, староста, она не болтает на уроках и не выходит из себя, даже столкнувшись с проблемой. С чего бы ей держать в руке нож и утверждать, что она вдруг хочет меня убить?

Впрочем, нож был реален, и будь я менее осторожен, я бы уже истекал кровью.

— Я не пойму, о чём ты. Но это уже больше не смешно, понимаешь? Брось эту страшную штуку!

— Не могу, — Асакура улыбнулась своей обычной невинной улыбкой, — поскольку и в самом деле хочу твоей смерти.

Она опустила руку с ножом до талии и бросилась на меня. Ну и скорость! На этот раз я подготовился заранее и задолго до её броска присмотрел себе дорогу к отступлению. Я попытался выпрыгнуть в дверь — и врезался в стену.

???

Чёрт, куда делась дверь? И окна исчезли! Были же окна в коридор, теперь там только толстая серая стена!

Невероятно!

— Бесполезно.

Голос Асакуры приближался из-за спины.

— Контроль над этой областью пространства сейчас находится в моих руках, так что все выходы перекрыты. Это очень просто сделать, вмешавшись в молекулярную структуру здания и изменив её по своему желанию. Сейчас эта комната запечатана, и выходов отсюда нет.

Я обернулся и увидел, что заходящее солнце тоже пропало. Комната была целиком закрыта бетонными стенами, и только белые лампы бросали на парты свой холодный свет.

Невозможно?

Силуэт Асакуры медленно двинулся ко мне.

— Советую прекратить сопротивление; ты всё равно умрёшь.

— …Да кто ты такая?

Куда не кинь взгляд, повсюду меня окружали стены. Ни двери, ни окна, ничего! У меня что, крыша поехала?

Я побежал между парт, как сумасшедший, пытаясь оказаться от Асакуры как можно дальше. Но Асакура просто шла ко мне по прямой, и столы со стульями разъезжались, открывая ей путь. Мне же, как назло, они всё время попадались под ноги! Эта игра в кошки-мышки вскоре закончилась тем, что я оказался загнан в угол.

Ладно, раз так…

Я решил рискнуть и швырнул в Асакуру стул, но стул развернулся прямо перед ней и улетел в другой конец комнаты. Да как такое возможно?

— Я же говорю тебе, бесполезно. Всё в этой комнате сейчас движется согласно моей воле.

Постойте… постойте!

Что здесь происходит? Если это не шутка, не подколка, и ни я, ни Асакура не свихнулись, то в чём же дело?

«Я убью тебя и посмотрю, что предпримет Харухи Судзумия».

Рёко сказала: «Я убью тебя и посмотрю, что предпримет Харухи Судзумия».

Ну почему опять Харухи? Харухи, тебе не кажется, что ты в последнее время чересчур популярна?

— Надо было сделать это с самого начала, — сказала вдруг Асакура, и моё тело превратилось в камень. Эй, так нельзя! Это нечестно!

Мои ноги вросли в землю, лишив меня возможности двигаться. Мои руки окаменели, как у восковых статуй, я не мог и пальцем пошевелить. Моё лицо застыло, когда я смотрел на пол, и теперь я видел, как сандалии Асакуры медленно вторгаются в поле моего зрения.

— Когда ты умрёшь, Судзумия Харухи наверняка каким-то образом отреагирует. Это может спровоцировать извержение данных, из которого мы извлечём что-нибудь полезное. Возможно, это наш единственный шанс.

Мне как-то без разницы!

— Теперь умри!

Я почувствовал, как Асакура поднимает свой нож. Что будет первым? Артерии на горле, сердце? Если б я знал, как я умру, я бы хоть подготовился. Дайте хотя бы глаза-то закрыть… Нет, не получается. Ч-чёрт, что ещё?!

Я внезапно ощутил дуновение воздуха. Нож начал опускаться на меня…

В этот самый момент с потолка раздался оглушительный треск, и рухнули каменные обломки. Некоторые упали мне на голову — больно! Чёрт! Меня всего засыпало штукатуркой и белой пылью от непрекращающегося потока камней, так что, думаю, Асакура тоже оказалась в побелке. Эх, я бы взглянул, как она сейчас выглядит, но двигаться не могу… стоять! Я опять могу двигаться!

Я поднял голову, и обнаружил!..

Потрясённую Асакуру — как раз собиравшуюся перерезать мне шею. Перед ней — перехватившую лезвие голыми руками хрупкую фигурку Нагато Юки.

(Ого, она умеет перехватывать лезвие голыми руками.)

— Твои программы слишком просты, — сказала Нагато своим обычным бесцветным голосом. — Блокировка данных в районе потолка была неполной. Вот почему я смогла обнаружить её и проникнуть внутрь.

— Хочешь мне помешать? — Асакура говорила спокойно. — Когда я убью его, Судзумия Харухи наверняка отреагирует. Только так мы сможем получить больше данных.

Меланхолия Харухи Судзумии (Перевод с английского)

— Ты должна была быть моим дублёром, — объявила Нагато таким тоном, как будто читала мантру. — Такое нарушение субординации недопустимо; ты должна подчиняться моим командам.

— А если я откажусь?

— Тогда я отключу твой интерфейс данных.

— Хочешь попробовать? У меня здесь преимущество, поскольку классная комната относится к области контролируемых мной данных.

— Выполняю приложение по отсоединению интерфейса данных.

Как только Нагато договорила, нож в её руках ярко засветился. Затем, как кубик сахара в чашке чая, он медленно растворился и рассыпался на мириады пылинок, которые пыльцой полетели на пол.

— !! — Асакура отпустила нож и отпрыгнула метров на пять. Глядя на всё это, я внезапно осознал — ого, да они и вправду не люди.

Покрыв это расстояние за мгновение, Асакура элегантно приземлилась, не прекращая улыбаться, как ни в чем не бывало.

Пространство вокруг начало искажаться — я могу назвать это только так. Асакура, столы, потолок и пол внезапно поплыли; в общем, это напоминало жидкий металл, хотя я толком и не мог ничего разглядеть.

Пока я недоумевал, как это в воздухе неподалёку медленно формируются какие-то подобия копей, перед поднятыми ладонями Нагато что-то сверкнуло и разлетелось на кусочки.

В следующую секунду пространство вокруг Нагато заполнилось вспышками, взрывами и оседающей на пол пыльцой. Со всех сторон в нас молниями полетели кристаллические копья, и лишь мгновение спустя я понял, что Нагато столь же быстро расправляется с ними.

— Не двигайся.

Нагато уворачивалась от атак Асакуры, пригибая меня к земле за галстук так, что я вынужден был прятаться за ней на корточках.

— Ого!

Какая-то штуковина пролетела у меня над головой и разнесла в щепки доску.

Нагато чуть приподняла голову, и тотчас же множество сосулек выросло на потолке и рухнуло Асакуре прямо на голову. Та, впрочем, уже успела отскочить с такой скоростью, что невооружённым глазом её движений даже не было видно, и там, где она только что стояла, вырос лес из воткнувшихся в пол сосулек.

— Тебе ни за что не победить меня в этом регионе пространства, — спокойно проговорила Асакура. Она и Нагато стояли в нескольких метрах друг против друга, тогда как я мог только с прискорбием сидеть на коленях, не осмеливаясь подняться.

Нагато стояла передо мной, слегка расставив ноги, и только сейчас я заметил, насколько она обстоятельна — она даже подписала свою сменную обувь. В этот момент, как будто зачитывая молитву, Нагато тихо пробормотала:

SELECT serial_code

FROM database

WHERE code='data'

ORDER BY aggressive_combat_data

HAVING terminate_mode

— Имя цели — Асакура Рёко, враждебность подтверждена. Отключаю органический информационный интерфейс цели.

Обычное пространство в классной комнате более не существовало. Всё вокруг обернулось геометрическими фигурами, кручёными и коническими. Этот сюрреалистический пейзаж напоминал какую-то комнату в «замке ужасов», и у меня кружилась голова от одного только взгляда на него.

— Ты прекратишь функционировать раньше меня, — я понятия не имел, откуда в этом красочном мираже исходил голос Асакуры.

«Вуууш», звук ветра, разрываемого воздуха. Нагато с силой пнула меня пяткой назад.

— Ты чего…

Я не успел договорить, когда рядом сверкнуло копьё; я едва разглядел, как оно пронеслось в миллиметре от кончика моего носа и упало вдалеке на землю.

— Посмотрим, сколько ещё ты сможешь защищать его. Увернись-ка!

В следующую секунду Нагато уже стояла передо мной, пронзённая дюжиной тёмного цвета копий.

— …

Оказалось, Асакура атаковала Нагато и меня со всех сторон сразу. Нагато удалось кристаллизовать часть копий и уничтожить их, но пытаясь защитить меня от оставшихся, она закрыла меня своим телом. Тогда-то я этого не понял, поскольку всё происходило слишком быстро.

Очки Нагато сорвались с её лица и мягко отскочили, упав на пол.

— НАГАТО!

— Не двигайся, — проговорила Нагато, указав на копья, застрявшие у неё в груди и животе. Под её ногами начала растекаться лужа крови. — Я в порядке.

Боже, какой же это порядок?

Нагато вытащила из своего тела копьё, даже не вздрогнув. Окровавленный дротик с ледяным звуком упал на землю и тут же превратился в стол. Так вот из чего они сделаны!

— Не думаю, что, получив такие повреждения, ты сможешь меня остановить. Сейчас я тебя добью!

На другом конце свёрнутого пространства мерцал силуэт Асакуры. Я заметил улыбку на её лице, потом она медленно подняла руки — если мне не пригрезилось, сияние лилось с них до самых кончиков пальцев — и вдруг они удлинились вдвое. Нет, куда больше, чем вдвое!..

— Умри же!

Руки Асакуры всё росли, извиваясь, как множество щупалец, и подбираясь со всех сторон. Маленькая фигурка Нагато, не в силах двигаться, отчаянно пошатнулась… В следующее мгновение мне в лицо плеснула кровь.

Левая рука Асакуры разорвала Нагато правую часть живота, а её правая рука продырявила левую грудь, прошла насквозь и наткнулась на стену. Кровь брызгала у Нагато изо рта, текла по её белым ногам и сливалась со всё расширяющейся лужей на полу.

— Всё кончено, — тихо прошептала Нагато и схватилась за щупальца. Ничего не происходило.

— Что кончено? — поинтересовалась Асакура голосом победителя. — Хочешь сказать, три года твоей жизни?

— Нет, — ответила смертельно раненая Нагато таким тоном, как будто бы с ней ничего не случилось. — Начинается отключение интерфейса данных.

Практически тотчас же все предметы в комнате засветились ярким светом, начали кристаллизовываться и растворяться в воздухе; стол позади меня тоже превратился в песок и рассыпался.

— Не может быть…

Песок, не переставая, сыпался с потолка; на этот раз ошеломлённой была Асакура.

— Ну ты даёшь.

Копья в теле Нагато тоже превратились в песок.

— Исследование программы заняло некоторое время. Но теперь всё кончено.

— …Значит, ты уже заложила разрушительные факторы задолго до того, как проломилась сюда? Неудивительно, что ты казалась слабой — ты уже употребила свои боевые данные заранее… — уныло констатировала Асакура, когда её руки начали рассыпаться в пыль. — Да, жалко; похоже, я действительно лишь дублёр. Мне казалось, это был бы хороший выход из тупика.

Асакура снова выглядела обычной одноклассницей и смотрела на меня с улыбкой.

— Я проиграла. Здорово, что ты сумел выжить. Но лучше будь начеку, объединение информационных сущностей не так едино, как ты мог подумать, среди нас полно тех, кто, как я, имеет собственное мнение. Всё как у людей, экстремисты вроде меня будут действовать по-своему. И, кто знает, даже повелители Нагато-сан могут изменить своё мнение и предпочесть тебя убить.

Теперь она была с ног до головы покрыта переливающимся кристаллическим веществом.

— Но пока это время не пришло, я желаю вам с Судзумией-сан удачи и всего наилучшего. Прощайте.

Сказав так, Асакура тихо рассыпалась на маленькие холмики песка, которые растворялись и дальше, пока окончательно не исчезли. В их кристаллической пыли старшеклассница, известная, как Асакура Рёко, навсегда покинула нашу школу.

Внезапно раздался стук. Обнаружив, что Нагато валяется на полу, я поспешно вскочил.

— Нагато! Держись! Я вызову скорую!

— Не надо, — Нагато взглянула на потолок своими широко открытыми глазами. — Физические повреждения для меня ничего не значит. Главное — восстановить эту область пространства.

Буря из песчинок остановилась.

— Удаление смешанных субстанций, реконструкция комнаты.

Когда она договорила, знакомое помещение 10-го «Д» класса возникло у нас на глазах. Это было похоже на перемотку плёнки: всё в комнате вернулось в своё исходное состояние.

Доска, учительский стол, недостающие парты и стулья выросли из белых песчаных дюн и стали точно такими, какими я видел их сегодня до окончания занятий. Не могу описать, что творилось тогда у меня в мозгу. Если б я не видел всё это собственными глазами, я бы подумал, что это сложнейшие компьютерные спецэффекты.

Окна выросли из стен вместе со своими непрозрачными стёклами; за ними вновь появилось закатное солнце, заливая меня и Нагато оранжево-красным светом. Я заглянул к себе в парту — всё содержимое было на месте, и кровь, которая забрызгала моё лицо, теперь полностью исчезла. Просто потрясающе. Это, по-моему, магия какая-то!

— Ты точно цела?

Я опустился на колени рядом с Нагато, которая всё ещё лежала на полу. Мне подумалось, что её форма была порвана в нескольких местах, когда её проткнули те копья, но теперь все дыры исчезли.

— Поскольку вычислительные мощности были направлены на операции с данными, я просто ненадолго обратила интерфейс связи.

— Тебе помочь подняться?

Удивительно, но Нагато, не сопротивляясь, взяла меня за руку и как только собиралась вставать…

— Ой, — ахнула она, — я забыла регенерировать очки.

— …Вообще-то я думаю, что ты лучше смотришься без них. Четырёхглазые девчонки — не мой идеал.

— Что значит «четырёхглазые»?

— Э-э, ничего-ничего, просто глупый комментарий…

— Ясно.

Сейчас было не лучшее время для таких банальных разговоров. Я жестоко пожалел о своих словах через пару секунд. Надо было бежать из класса прочь, даже если бы пришлось бессердечно бросить Нагато.

— Йо!

Дверь класса внезапно открылась.

— Забыл-забыл… Совсем забыл…

Напевая идиотскую песенку, в класс вошёл Танигути. Чёрт.

Танигути, наверняка, не ожидал, что кто-нибудь ещё остался в классной комнате. Когда он обнаружил нас, он застыл в изумлении, широко открыв рот, как придурок.

В этот момент я пытался приподнять Нагато, но если смотреть со стороны, то выглядело всё так, как будто я медленно укладываю её на пол.

— Дико извиняюсь, — объявил Танигути серьёзным тоном, какого я от него никогда не слышал, и мигом испарился. Я даже не успел вскочить, чтобы погнаться за ним.

— Занятная личность, — сказала Нагато.

Я тяжело вздохнул.

— И что мы теперь будем делать?

— Положись на меня, — сказала Нагато, покоясь у меня на руках. — Манипуляция данными — моя специальность. Я сделаю так, что все поверят, будто Асакура Рёко перевелась из школы.

Вот, значит, как она это проворачивает!

Сейчас, когда я только что пережил невероятнейшее событие, не время размышлять над такими мелочами. Доверять или нет сказанному Нагато — это уже не вопрос, у меня не оставалось даже сомнений в её словах. Случившееся заставило меня понять всю серьёзность положения. Я действительно был уверен, что умру! Если бы с потолка не свалилась Нагато, Асакура меня бы убила. Картины искажающейся комнаты, неестественно длинных рук Асакуры и уничтожающей её Нагато роились у меня в голове.

Может, Нагато рассчитывала этим убедить меня, что она пришелец?

Кстати, разве я теперь не стал в некотором роде участником загадочного происшествия? Как я уже говорил в самом начале, я всегда хотел быть случайным свидетелем, затянутым в какое-нибудь приключение, и мне хватило бы побочных ролей. Но дело обернулось так, что я оказался главным героем! Да, я и впрямь хотел быть персонажем романа про пришельцев, но оказалось, что отсюда всё выглядит совсем по-другому.

Откровенно говоря, это сплошные неприятности.

Чего я в самом деле хочу, так это быть побочным персонажем навроде тех, которые с радостью снабжают героев ценными советами в подходящий момент, например — когда те попадут в тяжёлое положение. Я не хочу, чтоб на мою жизнь покушались собственные одноклассники! У меня есть принципы касаемо моей жизни!

Я бесцельно блуждал в своих мыслях, сидя в залитой оранжево-красным солнцем классной комнате, и совершенно забыл, что Нагато ещё лежит у меня на коленях.

Ч-что это ещё? О чём я думаю? Из-за того, что я витал в облаках, я не заметил, как Нагато завершила свою регенерацию, и некоторое время просто смотрела на меня безо всякого выражения.

На следующий день Асакура Рёко в школе не появилась. По-другому и быть не могло, но кроме меня никто об этом не знал.

— Хмм… я думаю, что-нибудь случилось у её отца на работе, вот ей и пришлось внезапно перевестись. Вообще-то, учителя тоже поражены этой новостью, о переводе нам сообщили только сегодня утром. Им пришлось покинуть страну, и вчера вечером они уже улетели, — когда Окабэ-сенсей объявил классу эту историю, большинство девушек не удержались от восклицаний «Как?», «Да вы что?», а парни начали перешёптываться. Даже учитель выглядел сбитым с толку. Неудивительно, что девчонка за моей спиной смолчать не смогла.

Шлёп! Она влепила мне подзатыльник.

— Кён, это наверняка загадочное событие! — Харухины глаза ярко сияли, она опять была полна энергии.

И что мне делать? Сказать ей правду?

Вообще-то Асакура-сан была создана загадочной структурой, известной как объединение организованных информационных сущностей, а Нагато-сан была её напарницей, но они что-то повздорили, и, в конце концов, Асакура-сан решила меня убить. Но я тут не при чём, это всё делалось ради тебя. Однако Асакура-сан проиграла Нагато-сан, рассыпалась в кучу песка и исчезла.

Ну да! Я стану посмешищем, если расскажу ей это, так что мне как-то не хочется. Сделаю вид, будто всё случившееся вчера мне приснилось, пусть так и остаётся.

— Сначала к нам переводится загадочный новичок, потом девчонка пропадает ещё более загадочным образом. Здесь наверняка что-то нечисто!

Мне похвалить её великолепную интуицию?

— Может, её отца перевели по работе?

— Слишком дешёвая отмазка; не катит.

— Хочешь — верь, хочешь — нет, но это основная причина, по которой школьники меняют школы.

— Тебе это не кажется странным? В тот же день, когда её отца переводят, они уезжают из города. Что у него за работа?

— Может, отец ей раньше не говорил…

— Ерунда. Нужно провести расследование.

Я собирался предположить, что смена работы была лишь оправданием, а на самом деле они сбежали, оставляя за собой горы долгов, но передумал. Ведь я-то знал настоящую причину.

— Как командир «Бригады SOS», я не могу оставить в покое загадку такого масштаба!

Пожалуйста, вот не надо этого!

После вчерашних происшествий я всю ночь пересматривал свои взгляды на жизнь. В конце концов, став свидетелем всех этих сверхъестественных вещей и пытаясь убедить себя, что ничего этого не случалось, я прихожу к одному из следующих объяснений: либо мне это примерещилось, либо я психопат, либо мир вокруг меня сошёл с ума, либо я очень долго сплю и ещё не проснулся.

Кроме того, я ни в какую не верю, что нахожусь в виртуальном мире.

Чёрт! По-моему, в мои пятнадцать лет для поворотных точек в жизни ещё несколько рановато! Почему десятиклассник вроде меня должен мучаться философскими вопросами вроде «существует этот мир или нет?» Лучше бы я думал над вещами попроще. Пожалуйста, не загружайте мне больше голову.

У меня и без того сейчас хватает проблем!

Глава 6

Как и вчера, сегодня я нашёл ещё одно письмо в моём шкафчике. Что это за мода пошла на почтовый обмен через шкафчики в раздевалке?

Но сегодня посылка выглядела иначе. Письмо не было мятым и неподписанным, как в прошлый раз. На обороте конвертика, похожего на элегантную обёртку для анкет из какого-нибудь журнала с женской мангой, было, определённо, написано имя. И если глаза меня не обманывали, я этого человека, определённо, знал.

Асахина Микуру.

Я немедленно запихал конвертик в карман пиджака, и рванулся в туалет, где заперся, чтобы его открыть. Внутри, на бумажке с рисунком из улыбочек, было написано:

«Жду тебя в клубной комнате в перерыв на обед. Микуру-тян».

После вчерашних событий мои взгляды на жизнь, вселенную и всё остальное совершили акробатический трюк, и перевернулись на 360 градусов. У меня не было никакого желания вновь попадать в такую опасную для моей жизни ситуацию.

Но отказаться я не мог. В конце концов, в этот раз меня приглашала Асахина! Хотя у меня и не было доказательств того, что письмо было написано Асахиной, я не сомневался в его авторстве, поскольку это было очень на неё похоже — пригласить меня таким вот необычным образом. К тому же, я представлял себе, как Асахина, вцепившись в карандаш, взволнованно пишет что-нибудь на аккуратненьком листочке, и эта картина ей очень шла. Да и Нагато будет в комнате в перерыве; если что, наверное, она меня спасёт.

Пожалуйста, не считайте меня безнадёжным трусом. В конце концов, я же обычный старшеклассник.

После четвёртого урока меня окружили: многозначительно на меня смотрящий Танигути; Куникида, пришедший с коробочкой для еды пригласить меня пообедать вместе; и Харухи, желавшая утащить меня в учительскую выяснять правду о таинственном исчезновении Асакуры. Не успев даже открыть свою коробку для еды, я тут же покинул комнату.

Был ещё май, но солнце уже сияло так ярко, как летом. Как огромная печка, оно палило с небес, радостно изливая свою энергию на Землю. Когда, наконец, приходит лето, Япония превращается в естественную сауну. Несколько шагов, и я уже чувствовал, как моё бельё мокнет от пота.

Через три минуты я добрался до дверей клубной комнаты. Сначала я постучался.

— Заходите, пожалуйста.

Голос был, без сомнения, Асахинин. Отлично, можно расслабиться и заходить!

Войдя, я не обнаружил в комнате ни Нагато, ни, к моему удивлению, Асахины.

Передо мной, высунувшись в окно и рассматривая школьный двор, стояла длинноволосая девушка. Она была одета в белую блузку и чёрную мини-юбку, а на ногах её были тапочки, предназначенные для посетителей школы.

Заметив меня, она обрадовано бросилась ко мне, и схватила меня за руку:

— Кён-кун…… мне тебя не хватало.

Это была не Асахина. Впрочем, девушка была так на неё похожа, что спутать её с настоящей Асахиной было проще простого. Говоря по правде, даже я бы принял её за Асахину.

Но всё же это была не она. Асахина, которую я знал, не была такой высокой, лицо её не было таким взрослым, не говоря уже про то, что грудь под её блузкой никак не могла вырасти на три размера за одну ночь.

Как ни посмотри, всё выходило, что улыбающейся и державшей меня за руку девушке было уже за двадцать, и она никак не походила на хрупкую старшеклассницу, которой была Асахина. Но почему же они так похожи?

— Прошу прощения…..

Я внезапно понял причину.

— Вы — Асахинина….. сестра?

Она сделалась удивлённой на секунду, затем улыбнулась, подмигнула и пожала плечами. Даже улыбка была точно такой же!

— Хи-хи, я — это я! — сказала она, — Я — Асахина Микуру. Только из ещё более дальнего будущего…… Всегда хотела с тобой встретиться.

Наверное, я тогда выглядел очень глупо. Конечно же, я с лёгкостью соглашался, когда Асахина заявляла, что она из будущего. Но, глядя на красавицу передо мной, я вдруг почувствовал, какой симпатичной она вырастет. Плюс, она выше, отчего выглядит сексуальней. Никогда бы не подумал, что она станет такой красивой.

— Ох, ты всё ещё не веришь?

Асахина, стоя в своём костюме секретарши, произнесла с озорством в голосе:

— Так я предъявлю доказательства!

Тут же она принялась расстёгивать блузку. Когда она добралась до третьей пуговицы, изумлённому мне предстала часть её груди.

— Смотри, родинка в форме звёздочки, видишь? Это не наклейка! Хочешь потрогать?

На её левой груди и впрямь была маленькая звёздочка, очаровательно выделяющаяся на белой коже и притягивающая взгляд.

— Теперь веришь?

Как бы сказать… не помню, чтобы у Асахины на груди были родинки. Хотя я и стал невольным свидетелем её переодевания, когда её как-то раз наряжали в девочку-кролика, я был не настолько собран, чтобы заметить такой пустяк.

Пока я всё это продумывал, взрослая Асахина сказала:

— Странно. Если бы ты мне не сказал, я бы и сама её не заметила.

Асахина покачала головой в замешательстве, а затем, как будто от какой-то догадки, её глаза расширились, и она яростно покраснела.

— Э…… О нет, я только…. Т…точно! Мы же ещё не.…… Что же мне делать?…

Асахина всплеснула руками, и отчаянно покачала головой, так и не застегнув пуговицы воротничка.

— Я ошиблась…… П…Прошу прощения! Будь добр, забудь, что я тебе сказала!

Легче сказать, чем сделать. Да, и, пожалуйста, застегнись, а? Я больше не в состоянии бороться со своими глазами.

— Ладно, допустим, я тебе поверил. Сейчас я всему готов поверить.

— Чего-чего?

— Нет, ничего; сам с собой беседую.

Асахина ещё краснела, пряча лицо в ладонях, когда до неё дошло, на что я уставился, и она поспешила застегнуться. Затем, устроившись поудобнее на стуле, она сухо кашлянула и сказала:

— Ты действительно поверил, что я попала в эту плоскость времени из будущего?

— Какие вопросы! Хмм, раз уж на то пошло — выходит, в этом мире сейчас две Асахины?

— Да. Я из прошлого сейчас…… я обедаю с подружками в своём классе.

— Другая Асахина знает, что ты здесь?

— Нет. Ведь она, всё-таки, моя предшественница.

Ясно.

— Мне потребовалось кое-что тебе сообщить, и я упросила начальство разрешить мне посещение этой плоскости времени. А, да, и я уговорила Нагато-сан оставить нас наедине в этой комнате.

Нагато, я думаю, даже не моргнула, увидев эту Асахину.

— ……Ты знаешь, кто на самом деле Нагато-сан?

— Извини, это закрытая информация. Ой, как же давно я этого не говорила.

— Ты говорила это пару дней назад.

— Верно-верно, — Асахина постучала себя по голове и показала мне язык. Это и впрямь было в духе настоящей Асахины.

Но тут внезапно Асахина приняла серьёзный вид.

— Я не могу оставаться здесь надолго, так что перейду сразу к делу.

Говори уже, что собиралась!

— Ты помнишь сказку о Белоснежке?

Я посмотрел на выросшую Асахину. Её чёрные зрачки казались чуть влажными.

— Ну, да……

— В какие бы неприятности ты не попал, надеюсь, ты не забудешь об этой сказке.

— Ты про ту, что с гномами, злой ведьмой и отравленным яблоком?

— Да, это сказка о Белоснежке.

— Так неприятности уже кончились, они были вчера.

— Нет…… эти будут намного серьёзнее. Мне запрещено вдаваться в подробности, но с тобою будет Харухи Судзумия.

Харухи? Со мной? То есть, мы с ней вместе окажемся в затруднительном положении? Когда? Где?

— ……Может, Судзумия-сан и не сочтёт это неприятностью,…… но для тебя и для всех нас оно окажется серьёзной проблемой.

— Деталей ты мне, конечно, не сообщишь…… да?

— Прости, мне разрешили только подсказку. Больше ничего, — выросшая Асахина выглядела такой виноватой, что почти плакала. Да, как раз так и должна вести себя Асахина.

— Подсказка — сказка о Белоснежке?

— Да.

— Ладно, запомню.

После того, как я кивнул, Асахина объявила, что у неё ещё есть пара минут, и ностальгически прогулялась по комнате, бережно погладив костюм горничной, висевший на вешалке для одежды.

— Я часто его носила. Сейчас я не рискнула бы его надеть.

— Сейчас ты, похоже, надела костюм секретарши, и ничего.

— Хи-хи, не могла же я прилететь в школьной форме! Пришлось притворяться учителем.

Некоторые люди просто рождены для переодеваний.

— Кстати говоря, что ещё Харухи заставляла тебя носить?

— Я тебе не скажу, я стесняюсь. К тому же, ты и сам всё увидишь, разве нет?

Асахина подошла в своих тапочках, и наклонилась к моему лицу. Я заметил, что её глаза стали необычно влажными, а лицо слегка покраснело.

— Ладно, мне пора идти!

Асахина посмотрела на меня, собираясь продолжить, но передумала. Видя, как она колеблется, явно не решаясь на что-то, я придумал её поцеловать. Но только я собирался её обнять, как она отстранилась.

Асахина чуть отвернулась, и сказала:

— Наконец, у меня есть последняя просьба. Пожалуйста, не сходись со мной слишком близко.

Она слабо вздохнула.

— Стой, стой, у меня вопрос! — тут же крикнул я, поскольку Асахина собиралась уходить.

Асахина остановилась, так и не открыв дверь.

— Асахина-сан, так сколько тебе лет?

Асахина обернулась, отбросила назад волосы, и соблазнительно улыбнулась:

— Закрытая информация ~

И дверь захлопнулась. Даже бросься я за ней, я не смог бы ничего изменить.

Ого, прямо не верится, что Асахина вырастет такой соблазнительной. Вдруг мне вспомнилась её первая фраза: «Кён-кун…… мне тебя не хватало». Это может значить только одно: Асахина давно меня не видела.

— Да, похоже на правду.

Асахина-старшая, наверняка, улетала в своё не столь отдалённое будущее, и провела там несколько лет, прежде, чем навестить меня в этом времени.

Сколько же она провела там времени? Судя по тому, как она выросла, я бы сказал — пять… может, даже три года. Девушки сильно меняются, когда оканчивают школу. У меня с кузиной так было. Пока она училась в школе, всегда была милой тихоней, не привлекавшей особого внимания. Поступив же в университет, она из гусеницы-простушки превратилась в прекрасную бабочку. Впрочем, с Асахиной меня это только запутало; кто знает, сколько ей теперь лет — что-то мне не кажется, что семнадцать!

Ох, я бы поел; пойду-ка назад.

— ……

Как раз в этот момент вошла Нагато Юки со своим неизменным холодным выражением на лице, но, поскольку очков на ней сегодня не было, её открытый миру взгляд упёрся в меня.

— Эй, ты не видала только что кого-нибудь, похожего на Асахину? — спросил я полушутя.

— Видела дифференциальный темпоральный клон Асахины сегодня утром, — Нагато молча села на своё место, положила книгу на стол, и открыла её, — Её здесь больше нет, она покинула этот кадр времени.

— Так ты тоже можешь путешествовать во времени? С этим твоим сообществом чего-то там?

— Я — нет. Впрочем, темпоральные перемещения не так сложны, как кажется; люди просто ещё далеки от их основ. Время — как пространство; двигаться в нём очень просто.

— Можешь меня научить?

— Эту концепцию невозможно передать словами, так что ты не поймёшь моих объяснений.

— Вот как?

— Да.

— Обидно.

— Да, обидно.

Я понял, что бессмысленно болтать с таким деревянным человеком, и решил, было, вернуться обратно в класс. Может, ещё успею перекусить?

— Спасибо за то, что помогла вчера, Нагато-сан.

Её деревянное выражение лица слегка изменилось.

— Не надо меня благодарить. Я несла ответственность за действия Асакуры Рёко; они были моим недосмотром.

Её причёска слегка качнулась. Она пытается извиниться передо мной, сделав поклон?

— Ты точно симпатичней без очков.

Она не ответила.

Я собирался помчаться обратно в класс, чтобы перекусить, но, вбежав туда, столкнулся с Харухи, и мои надежды на поглощение обеда моментально вылетели в окно. Может, это судьба? Похоже, я дожил до того, что карма для меня — открытая книга.

Харухи, нетерпеливо ожидавшая в коридоре, раздражённо заорала на меня:

— Ты куда пропадал? Я думала, ты ненадолго, даже не поела — стою тут, жду тебя, чёрт знает сколько!

Она совсем не выглядела сердитой, скорее напоминала одну из тех подружек детства, которые надувают губы, чтобы скрыть смущение.

— Что ты встал как идиот! Пошли! — Харухи защёлкнула на моём запястье свою клешню, и вытащила на тёмную лестничную клетку.

Ох, как я есть хочу!

— Я только из учительской, допросила Окабэ. Учителям о переводе Асакуры сообщили сегодня утром. Кто-то, назвавшийся Асакуриным отцом, позвонил с утра пораньше, и объявил, что у них аврал, и они съезжают. И знаешь, куда? В Канаду! Да это же чепуха! Разве так бывает? Слишком подозрительно!

— Да что ты говоришь?

— Потом я рассказала, что мы с ней лучшие подруги, и спросила, как можно с ней связаться в Канаде.

Ладно врать-то, вы с ней даже не разговаривали.

— И знаешь, что ответили учителя? Они сказали, что не знают. Обычно, если человек уезжает, он ведь оставляет контакты? Что-то здесь нечисто.

— Всё здесь чисто!

— В общем, я раздобыла её бывший адрес. Надо после школы будет сходить посмотреть. Может, мы там что-нибудь найдём.

Эта девчонка, как обычно, совсем не слушает окружающих. Чёрт с ним, не буду я её останавливать. Если хочет, пусть тратит своё время впустую.

— Ты тоже идёшь.

— Я-то там зачем?!

Харухи набрала полную грудь воздуха, как дракон, собирающийся залить окрестности пламенем, и заорала таким голосом, что услышала, наверное, вся школа:

— ЗАТЕМ, ЧТО ТЫ ЧЛЕН «БРИГАДЫ SOS»!!!

Выполняя указания Харухи, я поспешно ретировался. Я отправился в клубную комнату предупредить Нагато, поскольку ни я, ни Харухи туда сегодня не собирались, и я попросил Нагато сообщить Асахине с Коидзуми, когда те придут. Впрочем, я не был уверен, что безмолвная пришелица их только более не запутает, поэтому я взял фломастер, написал на обратной стороне одной из наших листовок

«Сегодня занятия „Бригады SOS“ не будет. — Харухи»,

и повесил записку на дверь. Не знаю насчёт Коидзуми, но хотя бы Асахину я избавлю от необходимости переодеваться в костюм горничной.

Благодаря всему этому звонок на пятый урок прозвенел раньше, чем я сумел пообедать, так что до следующей перемены еда мне уже не грозила.

Скажи я, что никогда не мечтал возвращаться из школы плечом к плечу с девчонкой, как во всех этих подростковых сериалах, я бы соврал. Но, несмотря на то, что сейчас эта мечта стала реальностью, я не больно-то счастлив. В чём же дело?

— Ты что-то сказал? — поинтересовалась Харухи, шагавшая по левую руку от меня огроменными шажищами, и державшая в руках блокнот. Я привычно воспринял её вопрос как «Жить надоело?»

— Нет-нет, я молчу.

Мы спустились с холма, и шли рядом с железной дорогой. Чуть дальше будет станция Коёэн. Я решил, что мы идём к Нагато домой, хотя я никогда бы не подумал, что Харухи тоже бывала в её пенатах. Вскоре мы оказались около знакомого новенького жилого корпуса.

— Асакура, похоже, жила в комнате 505.

— Неудивительно.

— Что тебе «неудивительно»?

— Нет-нет, ничего. Кстати, а как ты собираешься попасть внутрь? Глянь, дверь закрыта, — я указал на панель домофона, и добавил:

— Чтобы открыть ее, нужно знать код. Идеи будут?

— Неа. Мы сделаем вот что — мы перейдём к осаде, и будем выжидать.

Чего она собралась выжидать? Только я представил себе, сколько на это уйдёт времени, как счастливый случай не заставил себя ждать. В этот самый момент дверь изнутри отворила какая-то женщина средних лет, похоже, собравшаяся за продуктами. Она окинула нас недоумевающим взглядом и прошла мимо. Харухи поспешно вцепилась в дверь, пока та не захлопнулась.

Потрясающе хитрый план.

— Не отставай!

Так я очутился в вестибюле, а затем в лифте, который ждал на первом этаже. Простейший этикет гласит, что в лифте ездят молча, наблюдая за циферками номера этажа……

— Эта Асакура,……

Харухи, очевидно, не признаёт существования этикета.

— ……с ней вообще много странного. Ни в какой из здешних средних школ, она, похоже, не училась.

Уж разумеется.

— Я чуть покопалась, и выяснила, что в первую старшую школу она перевелась из другого города. Это чересчур подозрительно! Первая старшая — не какая-нибудь известная спецшкола, обычное сельское заведение. Неужели она стала бы возиться с переездом в наш город только ради того, чтобы попасть к нам?

— Чёрт знает.

— При этом она живёт рядом со школой, да ещё и квартирку снимает элитную. Безумно дорого обходится, наверняка. Не могла же она всё это время гонять отсюда в среднюю школу другого города?

— Говорю же, не знаю.

— Выходит, надо выяснить, давно ли тут живёт Асакура Рёко.

Лифт остановился на пятом этаже. Мы молча стояли и созерцали двери 505-й квартиры. Табличку с именем уже сняли, значит — помещение пустовало. Харухи подёргала ручку, но, разумеется, дверь была закрыта.

Харухи скрестила руки на груди, раздумывая, как бы попасть внутрь и осмотреть квартиру, а я стоял, изо всех сил стараясь не зевать. Всё это — бесцельная трата моего времени.

— Найдём консьержа!

— Не думаю, что он даст нам ключи.

— Нет, я хочу спросить его, давно ли Асакура тут живёт.

— Ой, да хватит, пошли домой! Ну ответит он, и что толку?

— Ну уж нет.

Мы сели в лифт, вернулись на первый этаж и подошли к посту консьержа в вестибюле. За стеклянной стенкой никого не было видно, но, когда мы позвонили, откуда-то выковылял маленький старичок с белыми волосами.

Харухи принялась закидывать его вопросами, не успел он даже заговорить:

— Прошу прощения, мы друзья Асакуры-сан. Она неожиданно сообщила, что съезжает, даже не оставив нового адреса, и мы не знаем, как с ней связаться. Не могли бы вы, пожалуйста, помочь нам выяснить, куда она отправилась? И, будьте добры, подскажите, давно ли Асакура-сан здесь живёт?

Я был поражён тем, как Харухи, оказывается, умела вежливо и разумно говорить, а у старичка, похоже, имелись проблемы со слухом, поскольку он тем временем всё повторял «Что?», «Чего-чего?», и в том духе, пока я приходил в себя. Несмотря на это, Харухи удалось выпытать из старика, что его тоже поразил внезапный отъезд Асакуры. («Жильцы-то мебели не вывозили, а вчера заглянул — квартира уже пустая стоит. Прямо жуть пробирает!»). И что Асакура переехала сюда три года назад. («Как сейчас помню, такая маленькая, хорошенькая, угостила печенюшками»). И что оплачивали помещение не ежемесячно, а за несколько лет вперёд сразу — наличными. («Богатые, наверное!»). Ого! Да ей надо бы работать детективом!

Старик, похоже, был рад поболтать с молоденькой девочкой вроде Харухи.

— Если подумать, красавица эта у меня всё была на виду, но вот родителей её — ни разу не встречал.

— Вспомнил-вспомнил, её зовут Рёко. Какое красивое имя, так подходит девушке.

— Я думал, она хоть со мной попрощается…… обидно, обидно. Да, кстати, ты тоже очень милая девочка!

Когда старикана повело в эту сторону, Харухи решила, что новых сведений из него больше не выжать, и вежливо откланялась, сказав: «Спасибо вам большое за вашу помощь».

Затем она потащила меня к выходу. Тащить было совсем необязательно, поскольку я и так был готов следовать за ней куда подальше прочь из этого дома.

— Эй, парень, эта барышня вырастет красавицей, смотри из виду не упусти.

Старик опять начал нести явную чепуху. Что меня беспокоило, так это — каким катаклизмом на стариковскую реплику отреагирует Харухи. Но та молча шла дальше, так что я решил тоже не отвечать. В двух шагах от подъезда мы столкнулись с Нагато, идущей со своим портфелем и пластиковыми сумками какого-то супермаркета. Раз Нагато, обычно читающая в нашей комнате до закрытия, была здесь, значит, она покинула школу сразу после меня.

— О! Ты что, тоже здесь живёшь? Ну и совпадение!

Нагато качнула своим обычным бледным лицом. Боже, да как это может быть совпадением?

— Слыхала что-нибудь об Асакуре?

Она покачала головой.

— Понятно. Узнаешь что-нибудь об Асакуре, обязательно скажи мне.

Нагато кивнула.

Я заметил, что из супермаркетовых сумок торчат какие-то банки с едой и овощи — значит, она всё-таки что-то ест!

— А что случилось с твоими очками?

Нагато не ответила прямо на этот вопрос, только молча смотрела на меня. Я запаниковал на секунду от такого её взгляда, но Харухи, и не ждавшая ответа, просто пожала плечами, и двинулась дальше, не оборачиваясь. Я поднял руку и помахал Нагато на прощание.

— Будь осторожен, — прошептала Нагато, когда мы проходили мимо.

Быть осторожным? Что на этот раз? Я обернулся спросить Нагато, но та уже вошла в дом.

Я плёлся за Харухи, держась в двух-трёх шагах от неё, а та бесцельно шла куда-то по железнодорожной линии. Двигаясь так, мы удалялись от дома, так что я поинтересовался, куда мы направляемся.

— Да, в общем, никуда — ответила она.

— Тогда, может, я домой пойду? — спросил я, глядя ей в затылок.

В этот момент Харухи остановилась, и мне показалось, что она с трудом стояла на ногах. Затем она посмотрела на меня с лицом, таким же белым, как у Нагато.

— Ты никогда не испытывал чувства, что ты всего лишь маленький гвоздик на этой планете?

Она продолжила:

— Я испытала, и никогда этого не забуду.

Харухи, стоя на железнодорожных путях, заговорила:

— Когда я была в шестом классе, мы с семьёй ездили на бейсбольный матч. Мне не слишком нравился бейсбол, но в тот раз я была потрясена, поскольку повсюду, куда ни кинь взгляд, были люди. Люди на другом краю стадиона были как крупицы риса в непрерывном движении. Мне казалось, что вся страна собралась в этом месте. Я спросила отца, сколько там было человек, и он ответил, что раз стадион полон, значит примерно пятьдесят тысяч.

Когда игра закончилась, дороги были переполнены людьми. Я была ошеломлена. Там было невероятно много людей, и всё это — лишь маленькая доля жителей огромной страны. Из уроков географии я знала, что в Японии живут около ста миллионов человек, так что дома я поделила одно на другое на калькуляторе, и получила, что пятьдесят тысяч — это только одна двухтысячная от всего населения. Этот результат снова ошеломил меня. Я была песчинкой в океане людей на стадионе, а все эти люди — только одна двухтысячная от жителей нашей страны.

До той поры я всегда считала себя кем-то особенным. Я была счастлива со своей семьёй, и мне казалось, что самые интересные люди в мире собрались в моём классе. Но тогда я осознала, что это только иллюзия. Моя потрясающая школьная жизнь, которую я считала самой необычной в мире, оказалась такой же, как у любых других школьников в любых других школах. Самой банальной жизнью для огромной страны. Когда я поняла это, мир вокруг меня потерял краски. Я чищу зубы, и иду спать, потом встаю и завтракаю. Так делает каждый.

Меланхолия Харухи Судзумии (Перевод с английского)

Жизнь оказалась потрясающе скучной, когда я увидела, насколько она обыденна. Но, раз на этом свете так много людей, наверняка есть и те, чья жизнь необычна, увлекательна. Почему же я не оказалась среди них?

Я много думала над этим, пока училась в средних классах. Когда я перешла в седьмой, я решила меняться. Я хотела, чтобы мир узнал — я не та девчонка, которая будет просто сидеть и ждать. По-моему, я старалась изо всех сил, но всё остаётся так же, как и всегда. И вот я уже в старших классах, и всё ещё надеюсь, что что-то изменится.

Харухи выдала всё это без пауз, как речь на совещании. Когда она закончила, на лице её было выражение сожаления о том, что она вообще начала говорить, и она с тоской взглянула на небо. Мимо нас на большой скорости промчался поезд. Благодаря издаваемому им шуму и грохоту у меня появилось время подумать, стоит ли задавать вопросы, или просто ответить как-нибудь философски, чтобы доставить удовольствие Харухи.

Я проследил за поездом, оставляющим за собой искажённый доплеровским эффектом звук, и сказал:

— Ясно.

Мне было неловко, поскольку ничего лучшего я не придумал.

Харухи придержала руками волосы, растрепавшиеся волной воздуха от проходящего поезда, и сказала:

— Я домой.

Затем она направилась в ту сторону, откуда мы пришли. Хоть я и добрался бы домой быстрее, пойди я туда же, её затылок, казалось, безмолвно говорил мне: «Не ходи за мной!». Я остался стоять, глядя на уходящую Харухи, пока она не скрылась вдали.

А что мне оставалось делать?

Вернувшись домой, я обнаружил Коидзуми у дверей.

— Привет.

Его улыбка выглядела чуть фальшиво для «приветствия старого друга». Он усердно помахал мне, стоя в форме с портфелем в руках, наверное, только вернувшись из школы.

— Я собираюсь сдержать обещание, данное ранее, вот и жду тебя. Не думал, что ты вернёшься так быстро! — продолжал Коидзуми со своей вечной улыбкой, — Можно тебя занять ненадолго? Я хотел бы дать тебе взглянуть кое на что.

— Связанное с Судзумией?

— Да, связанное с Судзумией-сан.

Я открыл дверь, и положил свой портфель в прихожей. Сказав появившейся откуда-то сестрёнке, что сегодня чуть опоздаю, я пошёл назад к Коидзуми.

Через пару минут мы уже выезжали.

Коидзуми подозвал такси, остановившееся рядом с домом, и вскоре мы уже ехали по восточной дороге, свернув с центральной. Коидзуми назвал водителю город в соседнем районе. На электричке вышло бы дешевле, но раз Коидзуми платит, мне всё равно.

— Да, так что за обещание ты собираешься сдержать?

— Ты же говорил, что хочешь увидеть мои способности в деле? Представилась возможность, вот я и позвал!

— А что, обязательно куда-то ехать?

— Да. Я могу использовать свои силы только в определённых местах и при некоторых обстоятельствах. Там, куда мы направляемся, всё это есть.

— Ты всё ещё считаешь Харухи богом?

Коидзуми, сидевший вместе со мной на заднем сиденье, глянул на меня краем глаза.

— Ты знаешь, что такое антропный принцип?

— Понятия не имею.

Коидзуми вздохнул и снова улыбнулся.

— Вкратце он гласит, что если некие условия требуются для нашего существования, то эти условия не могли не быть соблюдены, раз мы существуем.

Не понимаю.

— Вселенная существует только потому, что существуем мы, наблюдатели. Другими словами, развитая форма жизни, известная как человек, обнаружила существование вселенной через построение моделей её возникновения, открыв и используя законы физики. Если бы люди не развились до настоящего уровня, наблюдения для них были бы невозможны, и они бы никогда не узнали, что вселенная существует.

Значит, существует вселенная, или нет, для человека, не способного это понять, нет никакой разницы. Только мы, полностью развившиеся люди, осознали существование вселенной. Такое вот рассуждение с человеческой точки зрения.

— Дурное какое-то рассуждение! То есть, вселенная-то всё равно существует, с людьми или без них.

— Ты прав. Поэтому-то антропный принцип и не полностью научен, это просто философская концепция. Однако, он наводит на интересные размышления.

Такси остановилось на красный свет, водитель всё это время смотрел лишь вперёд, ни разу не подумав даже оглянуться на нас.

— Почему вселенная оказалась такой удобной для существования человека? Малейшие изменения в гравитационной постоянной дали бы нам вселенную, совершенно не похожую на нашу. Другие законы и величины, такие как константа Планка или значения масс атомов, похоже, тоже рассчитаны так, чтобы в этой вселенной могли жить люди. Тебе это не кажется удивительным?

У меня зачесалась спина. Всё потому, что Коидзумина речь вышла риторической, как с листовки одной из этих новых религий, которые свою веру стараются увязать с наукой.

— Расслабься! Я не верю в существование Всемогущего Бога или Творца Всего, создавшего людей. Не верят и многие мои товарищи. Но у нас есть своя теория.

Какая ещё теория?

— Быть может, мы просто клоуны, пытающиеся делать стойки на руках на краю пропасти?

Выражение на моём лице наверняка было очень странным, иначе бы Коидзуми не смеялся так своим куриным смехом.

— Да я шучу!

— Я вообще не понимаю, чего ты несёшь.

Я бы с удовольствием объяснил ему, что у меня нету времени на всякие глупые шутки в его компании. Может, он меня отпустит, а? Или может водитель развернётся и поедет назад? Если можно, я бы предпочёл второе.

— Антропный принцип я упомянул просто для сравнения. До Судзумии-сан мы ещё даже не добрались.

Да что за дела! Почему тебя, Нагато и Асахину так зациклило на этой Харухи?

— Наверное, она крайне харизматическая личность. Но хватит шуток; помнишь, я говорил, что этот мир, возможно, был создан Судзумией-сан?

Хотя мне это и не понравилось, но — да, помню.

— Она умеет влиять своими мечтами на реальность.

Можно помедленней?

— Ничего другого я предположить не могу, поскольку мир сейчас таков, каким она мечтает его видеть.

Что за чепуха?

— Судзумия-сан упорно верила в пришельцев из космоса, поэтому возникла Нагато Юки. Она хотела встретить путешественников во времени, так что появилась и Асахина Микуру. По тем же причинам рядом с ней оказался и я.

— Откуда ты это знаешь?

— Всё началось три года назад……

Опять «три года назад»! Меня уже достали эти «три года назад»!

— Однажды я вдруг почувствовал, что обладаю особой силой, и обнаружил, что знаю, как её применять. Кроме того, я почувствовал, что аналогичные способности проснулись и у других подобных мне, и что дарованы они нам были Харухи Судзумией. Я не могу вдаваться в детали, но скажу, что твёрдо это знаю, хотя и не в состоянии объяснить.

— Ладно, пусть я соглашусь с твоими способностями, я всё равно не могу поверить в то, что у Харухи в руках такая сила.

— И я не могу. Обычная школьница, изменяющая вселенную — ой, прости, даже — создающая вселенные, а? Самое страшное, что сейчас эта девчонка считает мир вокруг себя слишком скучным.

— Чего здесь страшного?

— Я разве не говорил? Раз она способна творить миры, логично предположить, что она может просто уничтожить эту вселенную без следа, а затем создать её заново, по своему вкусу. Конец света может наступить в самом буквальном смысле. И мы никак не можем выяснить, так это, или нет; кто знает, сколько миров было создано и уничтожено до появления того, который мы считаем уникальным?..

Мне нужно столько синонимов для слова «невероятно», что без тезауруса не обойтись.

— Если в этом дело, что ж ты просто не скажешь Харухи, кто ты такой? Объяснил бы ей, что экстрасенсы и впрямь существуют. Я думаю, она была бы на седьмом небе от счастья. Может, она и мир бы уничтожать передумала!

— Тогда мы столкнёмся с ещё большей проблемой. Если Судзумия-сан поверит, что экстрасенсы в нашем мире — обычное дело, то таким оно и окажется. Все законы физики пойдут колесом: молекулярные константы, второй закон термодинамики, да и всё остальное во вселенной превратится в хаос.

— И всё-таки мне кое-что непонятно, — продолжал я, — Помню, ты говорил, что вы с Нагато-сан и Асахиной-сан оказались здесь из-за страстного желания Харухи увидеть пришельцев, путешественников во времени и экстрасенсов.

— Да.

— Раз так, почему же сама Харухи вас до сих пор не обнаружила? Наоборот, правду знаем только мы с тобой; пустяковая такая неувязочка, да?

— Думаешь, нашёл противоречие? Нет здесь противоречия; настоящая нестыковка не тут, а в сердце у Судзумии-сан.

Будь добр, скажи, наконец, что-нибудь понятное, а?

— Другими словами, она и впрямь надеется, что пришельцы, путешественники во времени и экстрасенсы существуют. Здравый смысл, однако, говорит ей, что ничего подобного в жизни нет, создавая тем самым внутренний конфликт. Может, она и эксцентрична на словах и на деле, но мышление-то у неё такое же, как у обычного человека. Её бурный энтузиазм постепенно сошёл на нет за последние несколько месяцев, и мы уже праздновали наступление эпохи стабильности, как вдруг внезапно столкнулись с ураганными изменениями.

— И что же случилось?

— Всё из-за тебя, — Коидзуми раскатал губы — Если б ты не насоветовал Судзумии-сан глупостей, мы бы всё ещё следили за ней из-за кулис.

— Да что я такого сделал?!

— Ты вдохновил её на создание этого странного кружка. Именно после разговора с тобой она придумала устроить кружок по поиску и поимке сверхъестественного. Так что ты и несёшь всю ответственность за последствия. Только из-за тебя три связанных с Судзумией Харухи группы оказались в одной упряжке.

— ……. Нечестно ставить мне это в вину! — неуверенно попытался я защищаться.

Коидзуми лишь улыбнулся и закончил:

— Но это не единственная причина.

Сказав это, он замолчал. Я собирался что-то произнести, но водитель неожиданно объявил:

— Приехали.

Машина остановилась, и двери открылись. Мы с Коидзуми ступили на оживлённую улицу. Водитель, даже не попросив с нас денег, тут же уехал, что, впрочем, меня ничуть не удивило.

Если местные жители куда и ходили за покупками, так наверняка сюда. Типичная городская развязка, с пересадочной станцией электричек, всевозможными универмагами и диковинными строениями. Закат купал суматошную, полную прохожих улицу в красном тлеющем свете. Когда светофоры на перекрёстке зажглись зелёным, улица мгновенно оказалась покрыта морем людей. На секунду мы с Коидзуми потеряли друг друга, сойдя с тротуара.

— И что ты хотел мне здесь показать?

— У тебя ещё есть шанс передумать, — произнёс Коидзуми, медленно шагая по зебре и глядя перед собой.

— Я всё равно уже здесь, так что кончай юлить.

Шедший позади Коидзуми неожиданно схватил меня за руку. Эй, какого чёрта? Не больно-то вежливо!

— Извини, ты не мог бы закрыть глаза, пожалуйста? Совсем ненадолго.

Я увернулся от столкновения с пассажиром. Зелёный свет начал мигать.

Ну ладно! Я послушно закрыл глаза. Я по-прежнему слышал шаги тысяч ног на улице, рёв моторов машин, бесконечную болтовню и всевозможный шум.

Подчиняясь Коидзуми, я сделал шаг, второй, третий, и остановился.

— Можешь открывать.

Я медленно открыл глаза. Весь мир вокруг меня был покрыт серой тенью.

Было очень темно. Я непроизвольно поднял глаза к небу. Тлеющее оранжевое солнце нигде было не видать, а небеса были покрыты сумрачными серыми тучами. Или не тучами? Ровная тёмная гладь безбрежно расстилалась во всех направлениях. Единственной вещью, мешающей этому миру провалиться в кромешную тьму, был неясный тлеющий свет, который, за неимением яркого солнца, слегка подсвечивал тёмные серые тучи.

Вокруг совсем не было людей.

Вся суетливая толпа, за исключением меня и Коидзуми, стоящих посреди перекрёстка, исчезла без следа. В безбрежной тьме теперь мигали огни светофора, переключающегося на красный свет, пока другие зажигались зелёным, но на дороге не было ни одного автомобиля. Было так тихо, что можно было подумать, будто Земля вдруг прекратила вращаться.

— Мы прошли сквозь трещину межпространственного разрыва; это закрытая реальность, место, полностью отсоединённое от мира, в котором мы живём.

В окружающей тишине голос Коидзуми звучал особенно ясно.

— Стена этой закрытой реальности проходит как раз по центру этого перекрёстка. Смотри, вот она.

Вытянутая рука Коидзуми замерла на полпути, как будто бы наткнувшись на что-то. Я попытался повторить его жест, и протянул свою руку в том же направлении; ощущение было как от касания холодного гладкого овоща. Моя рука будто столкнулась с невидимой эластичной стеной, я не мог вдавить её больше, чем на десяток сантиметров.

— Радиус этой закрытой реальности — пять километров. Обычно сюда невозможно попасть никаким нормальным образом. Одна из моих суперспособностей в том, что я могу проникать в такие пространства.

Здания, как бамбуковые стебли, стояли по сторонам в полной темноте; не светилось ни единого окна. Магазины вокруг тонули во мгле, и только фонари на улице слабо помаргивали.

— Что это за место?

Нет, надо было спросить: «В каком мы измерении?»

— Объясню по дороге, — обыденно сказал Коидзуми, — Я не очень уверен в деталях, но это пространство, не слишком отстоящее от нашего…… Скажем так, это только что возникший над этой местностью межпространственный разрыв, а мы вошли в него через трещину. Обычный мир сейчас живёт обычной жизнью. Для нормального человека практически невозможно случайно сюда попасть.

Мы перешли улицу. Коидзуми уверенно двигался в выбранном им направлении.

— Представь себе перевёрнутую яйцевидную чашку; это место — её внутренняя сторона.

Мы зашли внутрь жилой многоэтажки, но не встретили ни одного человека. Не было видно даже крупиц пыли в воздухе.

— Закрытые реальности возникают случайно. Иногда они появляются день за днём, в другой раз могут отсутствовать несколько месяцев. Одно, впрочем, ясно…

Начался подъём по лестнице, хотя внутри было и темновато. Не следуй я за Коидзуми по пятам, наверняка бы споткнулся.

— Когда на душе у Судзумии-сан неспокойно, эти пространства появляются как часы.

Мы выбрались на крышу многоэтажки.

— Как только закрытая реальность возникает, я, как и мои компаньоны, могу почувствовать это. Откуда мы о ней узнаём? Откровенно говоря, это и нам самим непонятно. Мы просто знаем, где и когда появится очередная закрытая реальность, и как можно попасть внутрь. Я не могу описать это чувство словами.

Я положил руки на ограждение, и посмотрел в небеса; не ощущалось даже дуновения ветерка.

— Ты меня это притащил смотреть? Да тут же никого нет!

— Нет, самое интересное ещё впереди. Сейчас начнётся.

Хватит отшучиваться! Но Коидзуми сделал вид, что не заметил моего неприятного выражения лица.

— Мои способности нужны как раз для того, чтобы находить закрытые реальности и проникать в них. Правду сказать, я даже чувствую душевное состояние Судзумии-сан. Этот мир, он как волдырь, созданный колеблющимся нестабильным эмоциональным состоянием Судзумии-сан, а я — лекарство от таких волдырей.

— В твоих сравнениях сам чёрт ногу сломит.

— Все мне так говорят. Кстати, ты здорово держишься! Вроде бы совсем не психуешь от такого зрелища.

Тут в моей голове промелькнули картины исчезающей без следа Асакуры и Асахины в её взрослой модификации: я уже насмотрелся этих зрелищ на десять лет вперёд.

Внезапно Коидзуми поднял голову, и глянул куда-то вдаль.

— Похоже, начинается. Обернись, посмотри назад.

Я посмотрел.

Вдали, среди высоких зданий, стоял мерцающий синий гигант.

Он был на голову выше тридцатиэтажного здания. Стройная, в глубоких синих тенях, фигура, похоже, содержала какое-то вещество, слабо тлеющее изнутри. Было слишком темно, чтобы я мог различить контуры его тела, и, кроме кажущихся чуть более тёмными глаз и губ, лицо его ничем более не выделялось.

Что это за чертовщина?

Гигант медленно вознёс вверх свою руку, а затем обрушил её вниз, как топор. Здание рядом с ним развалилось надвое; как в замедленной съёмке, бетон, провода и обломки с оглушительным грохотом рухнули на землю.

— Мы считаем, что это проявление разочарованности Судзумии-сан. Всякий раз, как её внутренняя неудовлетворённость доходит до определённого уровня, возникает этот гигант, и уничтожает всё вокруг, чтобы выпустить пар. Но появление его в нашей вселенной недопустимо из-за массовых разорений, которые он там причинит. Поэтому-то и создаётся эта закрытая реальность, внутри которой он может дать выход разрушительной силе. Похоже на правду?

Каждый раз, как голубой гигант взмахивал руками, здания разламывались на куски и рушились. Великан шагал вперёд по руинам. Странно, но звук разваливающихся зданий был прекрасно слышен, а шаги гиганта — нет.

— Законы физики утверждают, что махина вроде него не могла бы даже стоять из-за своего огромного веса. Но этот перемещается свободно и проблем не испытывает. Хотя уничтожать так здания невозможно без вмешательства в их молекулярную структуру, великана это, похоже, не беспокоит. Никакая армия не смогла бы его остановить.

— Так мы просто будем стоять и смотреть?

— Нет, и как раз поэтому я здесь. Присмотрись, пожалуйста.

Коидзуми указал на гиганта. Я взглянул в том направлении, и заметил несколько мерцающих красных точек, которых там раньше не было — они кружились вокруг гиганта. В сравнении с огромной синей фигурой, красные пятнышки казались семенами кунжута. Их было всего штук пять, но они сновали так быстро, что я никак не мог уследить за ними взглядом. Как космические спутники, красные точки носились по орбитам вокруг титана, как будто пытаясь не дать ему двинуться дальше.

— Это мои напарники, которые, как и я, получили свою силу от Судзумии-сан; бойцы, чья задача останавливать этих гигантов.

Красные точки, ловко уворачиваясь от ударов великана, понемногу изменили свои орбиты, и напали на его тело. Последнее, похоже, состояло из газа, поскольку красные точки свободно сквозь него пролетали. Однако гигант, кажется, не обратил внимания на атаки красных точек, и снова поднимал свои руки, чтобы снести очередной универмаг.

Сколько красные точки не бросались в атаку, великан не собирался останавливаться. Яркие, похожие на лазерные, вспышки, теперь беспрестанно пронзали фигуру гиганта, но с такого расстояния было не разглядеть, причинили ли они ему хоть какой-нибудь урон. Видимых дыр в гиганте не появлялось.

— Думаю, мне надо к ним присоединиться.

Фигура Коидзуми загорелась красным, и через секунду вокруг него мерцала сфера багряного пламени. Передо мной стоял уже не человек, но большой светящийся шар.

Ну и глупости же тут творятся.

Как будто подавая сигнал, мерцающая сфера взмыла вверх, и помчалась на гиганта с невероятной скоростью.

Поскольку красные точки ни на секунду не останавливались, я не мог понять, сколько их там было всего, но, всех вместе с Коидзуми наверняка больше десятка. Они храбро бросались на фигуру великана, но лишь пролетали сквозь неё насквозь. Если это и причиняло гиганту вред, то пустяковый. Не успел я так подумать, как одна из красных сфер внезапно рванулась к запястью гиганта, и совершила вокруг него круг.

В следующую секунду рука великана оказалась отрезанной. Бесхозная конечность рухнула на землю, переливчато мерцая, становясь прозрачной, и растаяла как снег под лучами солнца. Наверное, синий дым, истекавший из оторванной руки великана, был его кровью. Ну и фантастической же чепухой была вся эта картина.

Красные точки, похоже, сменили тактику атаки гиганта. Они налетели на него как блохи на собаку. Багряные всполохи сверкнули, разрывая лицо великана, и его голова свалилась с плеч; затем и сами плечи рухнули на землю. Вслед за ними отвалились грудь и часть туловища; оставшаяся от гиганта фигура имела теперь странную форму. Упавшие куски пошли переливами, растаяли и исчезли.

Поскольку гигант стоял на большом открытом куске земли, мне был виден весь процесс от начала и до конца. Когда верхняя часть туловища титана свалилась на землю, оставшееся тело тоже начало таять, распадаясь на мельчайшие капельки и растворяясь в обломках.

Убедившись, что работа закончена, кружившие сверху красные точки принялись разлетаться во всех направлениях. Большая часть исчезла сразу же; одна полетела ко мне, и вскоре приземлилась на крыше многоэтажки. Красная мерцающая сфера медленно потускнела, и, наконец, передо мной остался Коидзуми, картинно поправляющий причёску со своей обычной улыбочкой.

— Извини, что так долго.

Он говорил спокойно, и в его голосе совсем не было усталости.

— Ну и кое-что любопытное напоследок.

Коидзуми указал на небеса. Я с некоторым подозрением поднял взгляд, и в сумрачных серых тучах увидел то, о чём он говорил!

Прямо над тем местом, где сначала появился гигант, зиял разлом, как на скорлупе яйца, которую крошит вылупляющийся птенец. Паучьей сетью трещина быстро расползалась во все стороны.

— После уничтожения синего существа уничтожается и закрытая реальность. Волшебное зрелище!

К тому времени, как Кодзуми договорил, весь мир уже был покрыт сверху трещинами, как металлической сетью. Границы сети становились всё уже и уже, пока не стали похожи на чёрные волнистые линии. И тут, в эту секунду, раздался хруст!

Вообще-то, я ничего не слышал. Звук трескающегося стекла был лишь игрой моего воображения. Пятно света пробилось в небесах, и быстро рванулось во всех направлениях. Меня окатило солнечным душем. Нет, плохое сравнение; больше похоже на ускоренное до нескольких секунд открытие складного купола Токийского стадиона. Правда, в этом куполе находились все окружающие здания.

Резкий суматошный шум ударил в мои барабанные перепонки, и я инстинктивно прикрыл уши руками. Я слишком много времени провёл в мире тишины, и был поначалу оглушён. Когда я ещё раз внимательно прислушался, то понял, что это обычный уличный шум.

Мир вернулся к своему нормальному состоянию.

Не было разрушенных зданий, тёмно-серых небес или летающих красных сфер. Дороги были полны машин и людей. Знакомый оранжевый закат виднелся в просвете между зданиями. Благодарный за такие мягкие цвета мир отвечал ему длинными тенями.

Дул лёгкий ветерок.

— Теперь тебе всё ясно? — спросил меня Коидзуми, когда мы садились в такси, магическим образом подъехавшее в ту же секунду, как мы вышли из здания. Я пригляделся, и понял — водитель был тот же, что и в прошлый раз.

— Ничего мне не ясно, — честно ответил я.

— Так и знал, что ты это скажешь, — засмеялся Коидзуми, — Эти синие создания — мы зовём их «аватарами»[7] — как я уже говорил тебе, они тесно связаны с настроением Судзумии-сан. Как и мы, конечно. Как только появляется закрытая реальность, как только аватары принимаются за работу, мы получаем возможность использовать свои способности. Использовать только внутри закрытой реальности; сейчас, например, я бессилен.

Я молча смотрел в спину водителю.

— Не знаю, почему только мы обладаем этой силой, но думаю, что к нашим личностям это не имеет отношения. Как в лотерее: хотя шансы и малы, кто-то всё же выигрывает. Меня просто зацепила шальная пуля.

— Какой я невезучий! — Коидзуми через силу улыбнулся. Я молчал, поскольку не знал, что сказать.

— Мы не можем просто дать аватарам творить, что те хотят. Почему? Потому, что чем больше они наносят повреждений, тем быстрее разрастается сфера закрытой реальности. Та, что ты видел, ещё очень маленькая. Если оставлять их без внимания, они будут расти, пока не покроют всю страну, весь мир, и однажды такая серая вселенная полностью заменит реальность, в которой мы живём.

Я, наконец, открыл рот:

— Откуда ты всё это знаешь?

— Я же говорю — просто знаю, этого не объяснишь. Все, кто связан с «Корпорацией», чувствуют себя так же. Однажды они просто поняли, что знают всё о Судзумии-сан и о том, как она влияет на этот мир, а также что, поскольку они теперь обладают суперспособностями, они не могут оставлять без внимания закрытые реальности. Когда нормальные люди узнают такие вещи, у них обычно возникает желание как-нибудь помогать. Если бы мы ничего не делали, мир, который мы знаем, давным-давно был бы уничтожен.

— И это было бы неприятно, — пробубнив эти слова, Коидзуми умолк.

До самого моего дома мы молча смотрели на виды за окнами.

Машина остановилась, и, когда я уже собирался выходить, он снова заговорил:

— Пожалуйста, обращай внимание на действия Судзумии-сан. Её предположительно стабильное психическое состояние в последнее время очень изменчиво. Такое, как сегодня, случается впервые за довольно долгий срок.

Ну хорошо, хорошо, обращу я внимание, но что толку — ведь её настроение этим всё равно не изменишь?

— Откровенно говоря, я и сам не знаю. Но мне кажется правильным положиться во всём на тебя, поскольку некоторые мои товарищи имеют склонность чрезмерно всё усложнять.

Прежде, чем я успел ответить, Коидзуми убрал свою голову внутрь машины, и захлопнул дверь. Наблюдая за уезжающим вдаль легендарным загадочным такси, я внезапно ощутил себя идиотом, отчего поторопился домой.

Глава 7

Поддельная школьница, по её же словам, созданная пришельцами. Девочка, якобы прилетевшая из будущего. Команда воинов-экстрасенсов. Все они предъявили мне доказательства своих способностей, чтобы завоевать моё доверие. По трём различным причинам их интересует Харухи. Ладно, я готов. Нет, всё плохо. Поскольку кое-что мне всё-таки непонятно.

Почему — я?

Коидзуми говорил, что пришельцы, путешественники во времени и экстрасенсы собираются вокруг Харухи потому, что она так захотела.

Тогда что насчёт меня?

Почему я оказался втянут во всё это? Я обычное человеческое существо. Нормален на все сто процентов. Никаких внезапных воспоминаний о прошлых жизнях, никаких секретных способностей. Серый до безобразия старшеклассник!

Кого только угораздило эту историю выдумать?

Или меня накачали наркотиками, и всё это мне только мерещится? Может, это лишь чья-то больная фантазия? Кто здесь дёргает за ниточки?

Ты, что ли, Харухи?

Впрочем, ладно.

Всё равно это не моё дело.

Действительно, чего я так беспокоюсь? Похоже, это Харухи во всём виновата. Ей бы и надо нервничать. Незачем мне сомневаться ещё и за её долю. Сказал — незачем! Так и решим! Если Нагато, Коидзуми и Асахина говорят дело, так пускай пойдут и выложат всё Харухи в лицо! Как она там решит уродовать нашу вселенную — это её дело; меня это совсем не касается.

Усадите её на эту вашу карусель! А меня отсюда снимите!

День за днём, незаметно подкралось лето; я в поте лица взбирался вверх по склону, утирая пиджаком пот, развязывая галстук и расстёгивая третью пуговицу на рубашке. По утрам здесь уже было жарко, а к полудню пекло просто адским пламенем. Скрипя зубами, я карабкался в гору по направлению ко школе, когда кто-то вдруг хлопнул меня по плечу.

Горячо! Не прикасайтесь! Я обернулся и увидел перед собой скалящееся лицо Танигути.

— Йо!

Танигути, шедший рядом со мной, тоже весь взмок. «От этой жары и пота испортится причёска, на которую я убил столько времени», — жаловался он, хотя всё равно выглядел не сильно огорчённым.

— Слушай, Танигути, — перебил я его хвалебную бессмыслицу о том, какая у него собака, — Я ведь нормальный старшеклассник, да?

— Чего?

Танигути заржал, как будто бы услышав потрясющую шутку.

— Скажи сначала, что такое «нормальный».

— Мда?

Я тут же пожалел, что спросил его.

— Да шучу я! Ты — нормальный? Какой нормальный старшеклассник завалит девчонку прямо в кабинете?!

Разумеется, такого Танигути забыть не смог.

— Я тоже парень, так что я понимаю, что к чему. Я не выдам твою тайну, ты меня понимаешь?

Ни черта я не понимаю.

— И когда ты только успел её закадрить? Нагато Юки по моей шкале тянет на пять с минусом!

Значит, Нагато у него на пять с минусом. Я попытался объяснить Танигути:

— Дело в том, что…

Наверняка, голова Танигути сейчас была полна небывалых картин и фантазий. Так что я решил использовать следующее объяснение.

Бедная Нагато пала жертвой самовольной окупации Харухи литературной комнаты. Она лишилась единственной возможности проводить встречи своего кружка, и пришла ко мне за помощью — спросить, нет ли способа заставить Харухи отдать литературную комнату, и переселиться куда-нибудь ещё. Меня так тронула её искренность, что я решил помочь бедной девочке, и поговорить с ней об этом наедине, чтобы Харухи не узнала. Когда, после ухода Харухи, мы обсуждали эту проблему в классной комнате, Нагато потеряла сознание из-за своей анемии. Мне удалось поймать её, не дав ей упасть на пол, и тут вломился он. Всего-то пустяк!

— Да-да, конечно!

Он даже пнул меня в бок с этими словами. Проклятье! Я столько выдумывал это элегантное объяснение! Не могу поверить, что он не повёлся!

— Допустим, я поверил этим брехням; ты всё равно не нормален. К тебе приходит за помощью практически неконтактная Нагато Юки, это совсем не пустяк!

— Да ладно тебе, неужто у Нагато такая слава?

— К тому же, ты в друзьях у Судзумии. Если ты нормальный старшеклассник, я нормальнее блохи!

Тогда я спросил:

— Танигути, у тебя есть какие-нибудь суперспособности?

— Чего?..

И без того дурацкое выражение его лица взяло новую высоту тупости. Он стал похож на сумасшедшего маньяка, от которого лучше держаться подальше милым маленьким школьницам.

Он сказал:

— Ясно; значит, даже ты не иммунен к Судзуминой бактерии… Мы провели много времени вместе, друг, ты был хорошим человеком. Так что, пожалуйста, постарайся держаться от меня подальше; я не хочу повторить твою печальную участь, и заразиться вирусом Судзумии.

Я пихнул его в бок, отчего он безудержно заржал. Ха, если он экстрасенс, то отныне я — генеральный секретарь объединённых наций.

Поднимаясь по ступеням парадного входа школы, я отчасти чувствовал благодарность к Танигути за разговор, поскольку, поговорив с ним, я немного остыл.

В такую жару даже Харухи могла только обессилено лежать на своей парте, скорбно глядя на холмы вдали за окном.

— Кён, мне жарко!

Да? Мне тоже.

— Помаши на меня своей книжкой.

— Чем обмахивать других, я лучше на себя помашу. В такую рань у меня нет сил тебе помогать.

Харухи осталась лениво лежать на столе, лишённая своей обычной напыщенности и бескомпромиссности.

— Во что бы ещё одеть Микуру-тян, как думаешь?

После девочки-кролика и служанки хорошо бы… минутку, что, опять костюм?!

— Может быть, кошачьи ушки? Медсестра? Или в этот раз нарядить её королевой?

Картинки с Асахиной мелькали у меня в голове: как она неистово краснеет, извиваясь всем телом, пока на неё натягивают всевозможные костюмы. У меня закружилась голова. Боже, она такая милашка.

Харухи, похоже, догадалась о моих мыслях, и сердито глянула на меня. Потом она лёгким движением отбросила свои волосы назад за уши.

— Ты похож на идиота, — определила Харухи.

Эй, разве не она сама заговорила на эту тему? Но, наверное, она права, так что нечего спорить.

— Ну и скукотища! — обмахивая грудь тетрадкой, ляпнула она.

Губы Харухи были сжаты, как на рисунках хено-дзи. Она напоминала персонажа комиксов.

Даже под палящими лучами солнца нам удалось пережить адский полуденный урок физкультуры. «Чёртов Окабэ! Устроить нам марафон на целых два часа!» — сыпали мы проклятиями после урока, стягивая ставшую мокрыми тряпками спортивную форму в кабинете 10-го «е», и направляясь обратно в нашу классную комнату.

Большинство девчонок уже переоделись, но, поскольку урок был последним, некоторые из них, увлекающиеся спортом, оставались в своей физкультурной форме для дополнительных занятий. Удивительно, но среди них была и Харухи, ни в какие спортивные кружки не записанная.

— Ну и жара!

Точно, это достаточный повод для Харухи.

— Да какая разница? Всё равно переодеваться в литературной комнате! К тому же, я эту неделю дежурная, а так двигаться легче.

Харухи подпёрла рукой подбородок, и смотрела на собирающиеся за окном дождевые тучи.

— Хорошая идея, кстати.

Хорошая идея — в следующий раз сыграть старшеклассниц в физкультурной форме! Что? «Сыграть» ей кажется неподходящим словом? Не знаю уж зачём, но она сейчас как раз пытается сыграть обычную старшеклассницу!

— Какого чёрта ты там воображаешь?

Харухи так точно угадала, что как будто бы читала мои мысли.

— Пока я не появлюсь в нашей комнате, запрещаю тебе делать что-либо сомнительное с Микуру-тян.

Значит, когда ты появишься, можно будет заняться чем-нибудь сомнительным?

Но я оставил эту мысль при себе, и поднял руки, как преступник, застигнутый на месте преступления шерифом в каком-нибудь вестерне.

Как обычно, я сначала постучался, и дождался ответа, прежде, чем войти. Прелестная горничная, куколкой сидевшая на стуле, приветствовала меня своей сияющей улыбкой, как подсолнух, улыбающийся солнцу. Ах, как мне тепло!

Нагато сидела за столом, читая свою книгу — ни дать, ни взять, цветущая весной камелия. Гррр, что за аналогии у меня на уме?

— Я сделаю чай.

Надев повязку на голову, Асахина подошла к нашему пожилому столу, и аккуратно насыпала в заварочный чайник чайные листья.

Я уселся на командирский стул, счастливо наблюдая за вознёй Асахины, и тут мне внезапно кое-что пришло в голову.

Я тут же включил компьютер, и дожидался загрузки. Как только появился рабочий стол, я открыл свой зашифрованный файл «MIKURU», и набрал пароль. Да уж, на передовой машине компьютерного кружка всё просто летало. В ту же секунду передо мной были фотографии Асахины в костюме горничной.

Убедившись, что Асахина всё ещё занята чаем, я увеличил одно из изображений, ещё раз, и ещё раз.

Картинка была сделана в тот раз, когда Харухи заставила Асахину сняться в различных эротичных позах. Хорошо проглядывался соблазнительный вырез на груди Асахины, а внутри него, на манящей левой груди виднелась маленькая чёрная точка. Я обвёл её курсором и увеличил ещё в несколько раз; изображение получилось слегка размытым, но достаточно ясно была видна родинка в форме звёздочки.

— Так вот она.

— Что там такое?

Пока Асахина ставила поднос на стол, я моментально закрыл картинку. Я очень тщателен и дотошен в таких вещах. Разумеется, когда Асахина подойдёт ко мне, она уже не найдёт ничего на экране.

— Ой, что это? Что это за папочка «MIKURU»?

Чёрт! Проклятая невнимательность!

— Почему папка называется моим именем? А что внутри? Дай мне посмотреть, а! Дай посмотреть!

— Э, что внутри… а? Что же… По-моему, там ничего нет. А, точно, там совсем ничего нет. Пусто.

— Обманщик!

Асахина весело потянулась рукой через меня, как будто собираясь забрать у меня мышку из правой ладони. Ни за что, тетя! Я вцепился в мышь, не собираясь отпускать. Тогда Асахина прислонилась ко мне своим мягким телом, пытаясь перелезть через моё плечо. Её сладкий запах витал рядом с моим лицом.

— Асахина-сан, пожалуйста, пусти меня…

— Да ладно тебе, дай одним глазком глянуть!

Асахина, положив левую руку мне на плечо, и пытаясь дотянуться правой до мышки, теперь целиком была на мне; что-то подсказывало мне, что ситуация развивается от плохого к худшему.

Её милый смех мягко струился у меня в ушах. Не в силах противостоять такому искушению, я разжал руку, и в этот момент…

— Что это вы тут делаете?

Нас заморозило на месте ледяным, минус 273 по Цельсию, голосом. Харухи, в своей физкультурной форме и с сумкой, имела такое выражение лица, как если бы застукала своего папу на домогательстве до невинной девочки.

В следующее мгновение оглушённая Асахина зашевелилась. Она неуклюже слезла с моей спины, медленно отступила и уселась на стул, как робот ASIMO с истекающими батарейками. Её лицо побледнело, она почти плакала.

Харухи сказала «хмпф!», и прошагала ко столу, сурово глядя на меня сверху вниз.

— Значит, тебе нравятся костюмы горничных?

— Ты о чём это?

— Нам надо переодеться.

Ну так вперёд! А я пока тихонько выхлебаю приготовленный для меня Асахиной чай.

— Разве не слышал, нам надо переодеться!

— И?

— И ВЫМЕТАЙСЯ!!!

Меня практически вышвырнули в коридор, дверь позади с грохотом захлопнулась.

— Какого чёрта?!

Я даже кружку не успел поставить. Я отряхнул рукой пролитый чай с футболки, и облокотился на дверь.

Подозрительно. Что-то здесь не так.

— А, точно!

Обычно Харухи, не стесняясь, переодевается прямо в классной комнате, а сейчас она выпихнула меня из кабинета прочь.

Похоже, она стала меняться. Наверное, доросла до возраста, когда такие вещи начинают смущать? Все мальчишки из 10-го «Д» ради неё убегают из класса, как только звенит звонок на физкультуру, так что никто и не заметил, что она теперь ведёт себя по-другому. Кстати, ведь привившая нашим парням эту привычку Асакура уже не с нами.

Я посидел немного за дверью. Шуршания одежды из комнаты уже не доносилось, но и внутрь меня никто не звал. Так я сидел и ждал целых десять минут.

— Заходи, пожалуйста…

Тихий голос Асахины раздался из-за двери. За спиною открывающей мне дверь идеальной горничной я разглядел сумрачно сидящую за столом Харухи, возложившую на него свои белые ноги. На ней был надет вызывающий ностальгию костюм девочки-зайчика, пара заячьих ушек качалась на голове. Наверное, её не волновало, что она была без манжет и без бабочки. На ней и носков-то не было.

— Хотя рукава и спина неплохие, костюмчик-то тесноват, — сказав так, Харухи подняла свою чашку, и стала пить чай с видом полного удовлетворения, тогда как Нагато вернулась ко своей книге.

Окружённый горничными и девочками-зайчиками, я не знал, что мне делать. Притащи я эту парочку привлекать покупателей, наверняка бы магазин купался в прибыли. Пока я раздумывал над этим…

— Ого, что тут у вас?

Приветливо улыбаясь всем, со странным звуком возник Коидзуми.

— Сегодня что, костюмированная вечеринка? Прошу прощения, что я без костюма.

Заткнись хоть ты, не усложняй мне жизнь.

— Микуру-тян, садись сюда.

Харухи указала на стул перед собой. Асахина послушно опустилась рядом, в ужасе глядя на страшную Харухи. Гадая, что задумала Харухи, я наблюдал, как она плетёт косичку из каштановых кудрей Асахины.

На первый взгляд казалось, что старшая сестра заплетает косички младшей. Но из-за остолбеневшего взгляда Асахины и отсутствия какого-либо выражения на Харухином лице эта предположительно тёплая сцена выглядела дико. По-видимому, Харухи действительно лишь хотела заплести Асахине-служанке косичку.

Я посмотрел на Коидзуми, с улыбкой взиравшего до сих пор на эту картину, и, наконец, предложил:

— Будешь в Отелло?

— Конечно! Сто лет не играл.

Пока чёрные и белые бились за место на доске (никогда бы не подумал, что Коидзуми, умеющий превращаться в мерцающую сферу, окажется таким лузером в настольных играх), Харухи успела заплесть Асахинины волосы в косичку, распустить её, потом заплести в две косички и ещё в пучок волос — всякий раз, как Харухи дотрагивалась до Асахины, ту всю передёргивало — а Нагато всё наслаждалась своей книгой.

Мне всё менее и менее понятно, зачем мы здесь вообще собрались!

В тот день начинания «Бригады SOS» и впрямь были окутаны миром и спокойствием. Ничего, связанного с пришельцами из других измерений, гостями из будущего, синими гигантами или красными мерцающими сферами. Никому из нас не пришло в голову ничего особенного, да никто и не задумывался над тем, чем бы занять себя. Мы просто плыли по течению времени, мирно проводя его, как обычные школьники. Всё вокруг было на удивление нормальным.

Хотя мне и не нравится такая обыденная жизнь, я всегда говорю себе: «Нечего сомневаться, когда у меня куча свободного времени». А затем, как обычно, жду наступления следующего дня.

Даже тогда я был вполне счастлив. Я от нечего делать сидел в этой комнате, и наблюдал за Асахиной, усердно трудящейся, как будто бы она и впрямь была служанкой; за Нагато, сидящей, как статуя Будды; за Коидзуми с его сияющей улыбкой, и за Харухи с её перепадами настроения. Всё это создавало ощущение совершенной обыденности, хотя и стало частью моей на удивление необыкновенной школьной жизни. Пусть я и попадал в ситуации, когда моя одноклассница пыталась меня убить, и видел свирепствующих монстров в сером мире, я сомневался в том, что всё это не было лишь плодом моего воображения, гипнотическими видениями или галлюцинациями.

Я всё ещё немного злился на Харухи за то, что она втянула меня в свой кружок, но, с другой стороны, именно благодаря ей я мог мирно проводить время с такими любопытными личностями. Оставив в стороне вопрос «почему я?», можно было даже надеяться, что однажды в кружок запишутся другие нормальные люди, вроде меня.

Я размышлял над этими проблемами уже достаточно долго. Всякий бы задумался, верно?

Но лишь один человек не задумывался никогда.

Правильно, Харухи Судзумия.

Вечером, после ужина и ванной, закончив просматривать английские тексты на завтра, я взглянул на часы, и обнаружил, что пора ложиться спать. Я лёг на кровать, и открыл ту толстенную книгу в твёрдом переплёте, которую впихнула в мои руки Нагато. Решив, что ознакомиться с текстом не повредит, я небрежно просмотрел несколько первых страниц. История была на удивление увлекательной, так что я принялся листать страницы одну за другой. Только наткнувшись на что-нибудь действительно хорошее, понимаешь, какими интересными могут быть книги. Всё-таки, чтение — это не так уж скучно.

Впрочем, невозможно осилить такой фолиант за один вечер, так что я отложил книгу, остановившись на длиннющем монологе одного из главных героев. Меня клонило в сон, и, заложив страницу закладкой со сделанной Нагато надписью, я выключил свет и забрался под одеяло. Через несколько минут я уже был в стране снов.

Вы знаете, почему люди видят сны? Когда человек спит, он пребывает в состояниях «быстрого» и «медленного» сна, сменяющих друг друга по очереди. Засыпая, на первые пару часов человек погружается в медленный сон, а его мозг в это время пребывает в бездействии. Затем наступает быстрый сон: тело остаётся бесчуственным, но задействуется мозг; в это время мы видим сны. К утру периоды быстрого сна случаются чаще, поэтому практически каждый иногда просыпается в середине сна. Сны приходят ко мне почти каждую ночь, но, поскольку я нередко поднимаюсь поздно, я так тороплюсь в школу, что обычно забываю, что мне снилось. Зато иногда в моей памяти всплывают сны, снившиеся мне годы назад. Удивительно, как устроен человеческий мозг!

Ладно, хватит общих разговоров. Какая разница, в общем-то.

Я почуствовал, что кто-то шлёпает меня по лицу. Отвяжитесь! Я устал! Вы мне спать мешаете!

— ……Кён.

Даже будильник ещё не звонил. А если б и зазвонил, я бы тут же его вырубил, и поспал ещё чуть-чуть, пока мама не прислала бы сестрёнку вытаскивать меня из кровати.

— Вставай уже.

Ни за что! Я ещё посплю. Нет у меня времени на странные сновидения.

— А ну подъём! Ты что, не слышал?

Руки, сомкнувшиеся на моих плечах, теперь безостановочно меня трясли. Я, наконец, открыл глаза, и почувствовал, как ударяюсь затылком о жёсткий пол.

Жёсткий пол?

Ничего не понимая, я выпрямился и сел. Висевшая надо мной голова Харухи отдёрнулась, чтобы избежать столкновения.

— Проснулся, наконец?

Рядом со мной на коленях стояла Харухи в своей школьной форме-матроске. На её белом лице читалась тревога.

— Знаешь, где мы?

Конечно, знаю; мы были в первой старшей школе, в той самой, где мы учимся, на лестничной клетке перед раздевалкой около входа в школу. Света нигде не было, и в темноте здание перед нами выглядело серым…

Нет, кое-что было не так.

Над нами не было ночного неба. Только бескрайний серый горизонт. Монотонные небеса. Ни луны, ни звёзд, ни даже облачка — только небо, серое, как бетонная стена.

Мир, покрытый молчанием и тьмой.

Закрытая реальность.

Я медленно поднялся. Удивительно, но я был не в пижаме, а в своей школьной форме.

— Когда я проснулась, то оказалась здесь, вместе с тобой. Что происходит? Что мы делаем в школе? — задавала вопросы Харухи удивительно мягким тоном. Я не сразу ответил ей, вместо этого вытянув руки, чтобы разведать обстановку. Что удар затылком об пол, что ощущения от одежды на теле — всё выглядело совершенно непохожим на сон. Я выдернул два волоска с головы. Было больно!

— Харухи, мы здесь одни?

— Да, хотя я-то должна бы сейчас спать под одеялом. Как мы здесь очутились? И небо какое-то странное…

— Коидзуми не видела?

— Нет,… а при чём тут он?

— Ни при чём, просто спрашиваю.

Если эта закрытая реальность была создана колебаниями в межпространственном разрыве [?!!] или вмешательством извне [?!!], где-то здесь должны быть мерцающий гигант и Коидзуми.

— Ладно, давай-ка покинем школу! Может, наткнёмся на кого-нибудь.

— Кажется, ты совсем не выглядишь озабоченным?

Я сейчас — озабоченней некуда, особенно после того, как здесь оказалась ещё и ты. Разве этот мир — не отдушина для создаваемых тобою гигантов? Или мне просто снится невероятно реалистичный сон? Один-одинёшенек вместе с Харухи в пустой закрытой реальности… будь здесь Зигмунд Фрейд, он бы меня по косточкам разобрал!

Я шёл в некотором отдалении от Харухи. Мы направлялись к воротам школу, когда наткнулись на невидимую стену. До сих пор помню, какая она эластичная на ощупь. Можно продавить её на пару сантиметров, но другая, более твёрдая стена, остановит твоё движение.

— … Что это?

Задавшая этот вопрос Харухи вытянула руки, и попыталась надавить на невидимую преграду, широко открыв глаза. Я шагал по беговой дорожке и ощупывал стену.

Похоже, мы заперты в этой школе.

— Похоже, выбраться из школы не получится.

Ветра не чувствовалось. Как будто бы даже воздух остановился.

— Давай через задние ворота!

— Кстати, может, можно связаться с кем-нибудь? Поищем телефон. Мобильника с собой у меня нет.

Если это такая же закрытая реальность, как та, что показывал мне Коидзуми, то телефон нам не поможет. Но всё равно мы решили вернуться в здание школы и посмотреть. В учительской должен был быть телефон.

В темноте и без света школа выглядела жутковато. Мы прошли раздевалку и тихо проникли в школьное здание. По пути мы включили свет на первом этаже, и на потолке тут же загорелись лампы. Хотя они давали лишь искусственный, холодный свет, этого хватило, чтобы вызвать у меня и у Харухи вздох облегчения.

Убедившись, что в кабинетах на этаже никого нет, мы направились в учительскую. Обычно её запирают, так что я захватил с собой огнетушитель, разбил стекло и пролез внутрь.

— … Не работает, похоже.

Харухи прижимала к уху телефонную трубку, но ничего не было слышно. Она попробовала набрать пару номеров, но из этого тоже ничего не вышло.

Мы покинули учительскую, зажигая все лампы на нашем пути, и поднялись по лестнице, поскольку Харухи предложила вернуться в нашу классную комнату. Кабинет 10-го «д» был расположен на последнем этаже, так что, может, мы придумали бы что-нибудь, глядя на школу сверху.

Харухи цеплялась за мой пиджак, пока мы шагали по коридору. На меня не рассчитывай; суперспособностей у меня никаких нет. Если ты так напугана, держись за руку! Будешь хотя бы приличней выглядеть!

— Идиот!

Харухи бросила на меня хмурый взгляд, однако пиджака не отпустила.

В кабинете 10-го «д» ничего не изменилось; он выглядел точно так же, как когда мы покинули школу.

— … Кён, смотри…

Харухи замолкла, остановившись у окна. Я подошёл к ней, и посмотрел вниз на наше положение.

Повсюду вокруг мир был глубокого серого цвета. Отсюда, с четвёртого этажа на вершине холма, я мог даже разглядеть горизонт за берегом. По всей панораме царила абсолютная темнота, ни единого огонька. Как будто бы наступил конец света.

— Что это за место…

Все, кроме нас, исчезли; точнее, это мы исчезли. Похоже, в эту закрытую реальность мы провалились случайно.

— Как-то это странно, — прошептала Харухи, касаясь своего плеча.

Не зная, куда ещё направится, мы вернулись в литературную комнату, где только провели последние полдня. Я заранее захватил ключи в учительской, так что мы смогли открыть дверь и войти.

И Харухи, и я вздохнули с облегчением, оказавшись в знакомой, хорошо освещённой комнате.

Мы включили радио, но не услышали даже статики. В комнате было так тихо, что слышался лишь звук наливаемого мной чая. Мне не хотелось менять заварку, так что чай был заварен на спитых и безвкусных листьях. Харухи, стоя рядом со мной, живо глазела на серый мир снаружи.

— Хочешь чаю?

— Нет.

Я взял свою кружку, вытащил стул и уселся. Хлебнул. Да, насколько же заваренный Асахиной чай лучше этого пойла.

— Да что здесь всё же творится?! Не понимаю! Что это за место? Что я здесь делаю?

Харухи стояла около окна, и смотрела наружу; силуэт её выглядел очень хрупко.

— И почему я оказалась здесь именно с тобой?

— Да какого чёрта мне знать?!

Харухи лишь отбросила назад волосы и сердито глянула на меня в ответ.

— Пойду наружу, осмотрюсь, — объявила она, и пошла к выходу. Только я собирался подняться вслед за ней…

— Ты сиди здесь, я скоро вернусь, — и она покинула комнату. Вполне в духе Харухи! Прислушиваясь к её энергичным удаляющимся шагам, и прихлёбывая тёплый безвкусный чай, я вдруг увидел, как возникла эта штуковина.

Маленькая мерцающая красная сфера. Сначала она была размером с теннисный мяч, затем понемногу стала расти, сияя, как светлячок, и, наконец, приняла человеческую форму.

— Коидзуми, ты, что ли?

Передо мной стояла мерцающая человеческая фигура, но внешность Коидзуми была неразличима; нос, глаза, губы — всё было неясным.

— Приветики, — донёсся из мерцающей штуковины расслабляющий голос.

— Что-то ты долго! Я думал, ты появишься в человеческой форме…

— У нас тут небольшие проблемы, так что потребуется время на объяснения. Буду откровенен: это чрезвычайная ситуация! — красный светлячок на секунду моргнул, — Если бы это была обычная закрытая реальность, я бы легко сюда проник, но не тут-то было. Я смог попасть сюда лишь при помощи моих друзей, и то в неполноценной форме. И даже так я долго здесь не протяну. Наши силы понемногу уходят с этим разговором.

— Так что происходит? Здесь только я и Харухи?

— Да, — ответил Коидзуми, — И это значит, что наши страхи всё-таки воплощаются в жизнь. Судзумии-сан надоела эта реальность, и она решила создать новую.

— …

— Наша верхушка сейчас в панике. Никто не знает, что случится с миром, когда его бросит его собственный бог. Хотя, быть может, вселенная и продолжит существовать, пока Судзумия-сан будет щадить её, но также возможно, что она исчезнет во мгновение ока.

— Ты хочешь сказать,…?

— Проще говоря, — красный светлячок теперь мерцал, как пламя костра, — ты и Судзумия-сан исчезли из нашего мира. Этот мир не закрытая реальность, а совершенно новая вселенная, созданная Судзумией-сан. Закрытые реальности, которые мы видели до сих пор, наверное, были просто опытными полигонами, которые она создавала перед тем, как решила сотворить новый мир по-настоящему.

Какая весёлая шутка, только вот смеяться как-то не тянет. Ха-ха-ха.

— Я не шучу. Этот мир, скорее всего, больше похож на тот, что нужен Судзумии-сан. Мы ещё не уверены, что за мир она хочет видеть, но скоро мы это узнаем.

— Да чёрт бы с миром, скажи лучше, что я здесь делаю?

— Ты что, действительно не понимаешь? Ты избран Судзумией-сан. Ты единственный человек из нашего мира, с которым она хочет быть вместе. Я думал, ты это уже обнаружил, — свет вокруг Коидзуми теперь мерцал, как свет фонарика с садящимися батарейками, яркость его заметно падала. — Я уже на пределе своих возможностей. Таким чередом мы с тобой уже больше не увидимся; с другой стороны, я отчасти рад, поскольку больше не надо будет охотиться за этими Аватарами.

— И что мне, жить наедине с Харухи в этой серой вселенной?

— В этом мире вы — как Адам и Ева. Просто потрудись над его заселением, и всё будет здорово.

— … Я тебя побью.

— Шучу-шучу! Пока что эта реальность закрыта, но это, наверное, только временно; очень скоро она станет похожа на мир, который ты знаешь. Хотя и совершенно другой мир, чем тот, из которого мы. Отныне этот мир следует считать реальным миром, а исходную вселенную — закрытой реальностью. В чём будут различия между мирами, к сожалению, нам неизвестно. Если мне повезёт переродиться в новой реальности, надеюсь, ты расскажешь мне, что там к чему.

В этот момент мерцающая фигура Коидзуми стала медленно распадаться, и, как звезда, исчерпавшая своё топливо, уменьшилась до начальных размеров теннисного мяча.

— А мы не можем вернуться обратно в наш мир?

— Если Судзумия-сан пожелает, кто знает — наверное, сможете. Мы с тобой знакомы всего чуть-чуть; в самом деле, обидно. Однако я хорошо провёл время в «Бригаде SOS». А, да, чуть не забыл, мне надо передать тебе сообщения от Асахины Микуру и Нагато Юки.

Перед тем, как исчезнуть насовсем, Коидзуми объявил:

— Асахина Микуру просила меня извиниться за неё: она сказала «Прости пожалуйста, это я во всём виновата». А Нагато Юки передаёт тебе: «Включи компьютер».

На этих сообщениях он и растаял, как пламя свечи, задутой ветром.

Понятия не имею, почему Асахина передо мной извинялась. Разве Асахина сделала мне что-то плохое? Но я решил подумать об этом в другой раз; вместо этого я послушался совета Нагато, и включил компьютер. После характерного писка должен был появиться привычный логотип операционной системы… странно, почему ничего нет? Картинка с логотипом, которая появляется в течении несколько секунд, не возникала; экран оставался чёрным, и лишь курсор мерцал в левом верхнем углу экрана. Тут курсор начал беззвучно двигаться, и отпечатал строку холодных слов.

YUKI.N > Можешь это прочесть?

На секунду я был ошеломлён, затем схватил клавиатуру, и напечатал:

— Да.

YUKI.N > Сейчас я ещё не полностью потеряла связь с миром, где ты находишься.

Но это лишь вопрос времени, отключение произойдёт в короткий срок.

Если так и случится, это наш последний разговор.

— Что мне делать?

YUKI.N > Я тоже не знаю. Потоки необычных данных здесь полностью исчезли.

Объединение организованных информационных сущностей разочаровано, поскольку они теряют объект со способностями к развитию.

— Что ты имеешь в виду под «способностями к развитию»? Как это Харухи развивается?

YUKI.N > Быть высокоорганизованным значит обрабатывать данные быстро и точно.

Организованные органические формы жизни ограничены чрезмерными неточными и смешанными потоками данных от их физических тел, и неспособны обрабатывать их быстро и точно. Так что, эволюционировав до определённого уровня, органические формы жизни прекращают развиваться.

— При чём тут твои друзья без тел?

YUKI.N > Действительно, информационные сущности состоят из данных.

Они тоже верили, что их способность обрабатывать данные будет неограниченно расти, пока вселенная не погибнет от перегрева. Но они ошибались.

Так как вселенная имеет границы, их эволюция также ограничена, как минимум, эволюция организованных сущностей, полагающихся в выживании на данные.

— А что с Судзумией?

YUKI.N > Судзумия Харухи обладает способностью создавать огромные объёмы данных из ничего.

Это способность, которой нет у объединения организованных информационных сущностей.

Она производит данные, которые не смогут быть обработаны людьми, примитивной органической формой жизни, за всё время их существования.

Объединение организованных информационных сущностей считает, что анализ этой способности даст подсказки в вопросах поиска путей автоэволюции.

Курсор на секунду моргнул. Наверное, Нагато сомневалась, выбирая выражения. В следующее мгновение слова опять полились рекой.

YUKI.N > Я рассчитываю на тебя.

— В каком плане рассчитываешь?

YUKI.N > Надеюсь, вы оба сможете вернуться в наш мир.

Судзумия Харухи — важная цель для наблюдений, незаменимое сокровище, которое может больше и не появиться в этой вселенной.

К тому же, я лично желаю твоего возвращения.

Слова начали тускнеть, напряжение питания падало. Курсор всё печатал слова.

YUKI.N > сходим в другой раз опять в библиотеку.

Буквы становились всё темнее, даже повышение яркости экрана не помогало. Наконец, Нагато напечатала следующие два слова.

YUKI.N > спящая красавица

— Брррр, — звук раскручивающегося жёсткого диска заставил меня подпрыгнуть на стуле. Лампочка на системном блоке моргнула, и появилась знакомая картинка с логотипом системы. Звуки вращающихся вентиляторов были единственными звуками в этом мире.

— Эй, что мне делать? Коидзуми! Нагато!

Я тяжело вздохнул, и уныло повернулся к окну.

Из-за окна лился голубой свет.

Мерцающий гигант стоял на школьном дворе. С такого короткого расстояния он казался огромной синей стеной.

Харухи ворвалась в комнату.

— Кён! Там что-то на улице!

Чуть не налетев на меня, она резко остановилась у окна, и осталась стоять рядом.

— Что это такое? Ну и дура же! Это монстр? Непохоже на иллюзию.

Харухи выглядела возбуждённой. Её недавние подавленность и тревога полностью исчезли. Сейчас её глаза горели энтузиазмом, в них не было ни капли страха.

— Как думаешь, это пришелец? А вдруг это секретное оружие древних, пробудившееся от многолетнего сна? Это из-за него мы не можем покинуть школу?

Голубая стена зашевелилась. В моей голове промелькнули картины гиганта, с лёгкостью уничтожающего здания. Я поспешно схватил Харухи за руку, и выбежал из комнаты.

— Постой! Стой, ты что творишь?!

Мы, спотыкаясь, бежали по коридору, и в это время воздух задрожал, раздался низкий гул; я быстро толкнул Харухи на пол, и прикрыл её своим телом. Здание задрожало. Грохот и вибрации от тяжёлых шагов донеслись до моих ушей. Я понял, что гигант решил заняться не корпусом для кружков, а основным зданием школы.

Я схватил Харухи, которая была так потрясена, что открывала и закрывала рот, как золотая рыбка, и бросился бежать. Поразительно, но Харухи послушно спешила за мной.

Мои ладони вспотели. Харухины тоже.

Пыль поднялась по всему старому школьному корпусу. Изо всех сил я мчался к лестнице, таща Харухи на буксире. Издалека доносился шум от наносимых титаном разрушений.

Я сбежал вниз по лестнице, чувствуя в своей ладони тепло Харухиной руки. Перебежав двор, мы помчались вниз под горку к беговой дорожке. В этот момент я бросил быстрый взгляд на Харухи. Может, мне показалось, но она выглядела весьма довольной. Она была похожа на ребёнка, проснувшегося на Новый Год, и обнаружившего, что подарки, о которых он столько мечтал, лежат теперь прямо около его кровати.

Отбежав от школы на достаточное расстояние, мы обернулись, и, взглянув вверх, увидели, каким огромным был гигант. Как и тот, что мне показывал Коидзуми в закрытой реальности, этот титан был высотой с дом.

Великан взмахнул рукой, и корпус обрушился. Четырёхэтажная пристройка уже была снесена предыдущим ударом, так что оставшаяся часть здания сложилась, как карточный домик. Обломки рухнули с оглушительным грохотом, и разлетелись во всех направления.

Мы сломя голову бросились прочь, и бежали без остановки до центра двухсотметровой беговой дорожки. Синий гигант виднелся теперь посереди школьного двора.

Вот что надо было фотографировать, а не президента компьютерного кружка, лапающего Асахинину грудь, и уж никак не саму Асахину в разнообразных костюмах. Картинки вроде этих сделали бы наш сайт гораздо осмысленней!

Пока я так думал, Харухи проговорила мне прямо в ухо:

— Думаешь, он нападёт на нас? По-моему, он, в общем-то, не злой, а?..

— Кто знает.

Отвечая Харухи, я думал о том, что сказал мне Коидзуми, показывая закрытую реальность. Если мы дадим этим «аватарам» свободно бесчинствовать, то после полного уничтожения закрытая реальность заменит собой настоящий мир, то есть этот серый мир заменит вселенную, из которой мы прибыли, и тогда…

Что станет с нашим миром?

Как только что говорил Коидзуми, Харухи, похоже, создаёт полностью новый мир. Будут ли в этом новом мире Асахина и Нагато, которых я знаю? Или получится сюрреалистическая вселенная, где эти «аватары» будут гулять по планете, а пришельцы, путешественники во времени и экстрасенсы станут обыденным делом?

Если мир и впрямь станет таким, зачем там буду нужен я?

Аргх, к чёрту всё, бестолку ломать над этим голову, поскольку я просто не-по-ни-ма-ю. Не понимаю, о чём там думает Харухи, и не имею телепатических способностей, с помощью которых я мог бы прочесть чужие мысли.

Тут я услышал Харухи:

— Да что здесь творится? Что мир, что гигант — всё какая-то дикость!

Да вы эту дикость и создали, барышня! Мне самому интересно знать, зачем вы меня во всё это втянули! Какие ещё Адам и Ева? Что за чушь! Ни за что не поверю в такое дурацкое объяснение. Ни за что!

— Разве ты не хочешь вернуться в обычный мир? — мягко спросил я.

— О чём это ты?

Харухи обернулась ко мне. Её лицо выглядело светлым даже в этом сером мире, но сияющие глаза были покрыты мглой.

— Мы же не можем сидеть здесь вечно! Тут нет магазинов: когда мы проголодаемся, нам нечего будет есть. К тому же, школа окружена невидимой стеной, отсюда нет выхода. Мы тут просто с голоду помрём.

— Хмм, всё это диковинно, но меня не волнует. Рано или поздно всё как-нибудь устроится. Почему-то я просто чувствую себя очень счастливой.

— А что насчёт «Бригады SOS»? Ты же только создала кружок! Ты так его и бросишь?

— Да мне теперь плевать на кружок, ситуация и так — необычнее не придумаешь; эти дурацкие погони за загадками отныне в прошлом!

— Но я хочу назад, в старый мир.

Гигант в ту же секунду прекратил уничтожать школу.

— До того, как мы попали в этот переплёт, я не понимал, как люблю свою самую обычную жизнь. Там у меня были этот идиот Танигути, Куникида, Коидзуми, Нагато, Асахина и даже пропавшая Асакура.

— …О чём ты говоришь?

— Я очень хочу увидеться с ними снова. Мне столько нужно им рассказать.

Харухи наклонила голову, и, через секунду, продолжила:

— Мы увидим их; не вечно этот мир будет покрыт темнотой. Придёт утро, и встанет солнце. Я в этом уверена.

— Всё совсем не так. Этот мир — не то, что ты думаешь. Я очень хочу увидеть своих друзей из обычного мира.

— Не понимаю, о чём ты.

Харухи нахмурилась, глядя на меня раздасадованно и сердито, как ребёнок, у которого отняли его ненаглядную игрушку:

— Разве тебе не надоел тот скучный мир? Он до того нормален, что в нём нет ровным счётом ничего необычного. Разве ты не хочешь встретиться с чем-нибудь интересным?

— Когда-то я тоже так думал.

Гигант зашевелился. Он снёс оставшиеся куски школьного комплекса, и направился во двор. По пути он вмазал кулачищем по соеденительному переходу, и сокрушительно пнул здание, где находились кружки. Школа медленно уравнивалась с землёй, включая и нашу литературную комнату.

Я глянул через Харухино плечо, и с изумлением заметил неподалёку другие мерцающие синие стены. Одна, две, три… досчитав до пяти, я бросил.

Лишённые противодействия багровых шаров, синие гиганты незамедлительно принялись за уничтожение серого мира. Не понимаю, что в этом такого интересного. Всякий раз, как они взмахивали руками или ногами, всё, чего они касались, просто обращалось в прах.

Секунды спустя не было уже половины школы.

Я понятия не имел, насколько велика эта закрытая реальность, и не знал, будет ли она расширяться, чтобы заменить собой нашу. В эти мгновения мой разум пребывал в полнейшей неопределённости. Если бы какой-нибудь старый пьянчужка, сидящий напротив меня в поезде, сказал бы сейчас «дай поделюсь тайной, только никому не говори: я пришелец из космоса», я бы тут же ему поверил. Потому, что число загадочных событий, в которых я участвовал, уже утроилось за последний месяц.

Что мне оставалось делать? Если бы это случилось месяц назад, может, я бы ничего и не придумал, но сейчас мне казалось, что я как-нибудь выкручусь. В конце концов, мне давали несколько подсказок.

Рассудив так, я сказал:

— Харухи, за последние несколько дней я столкнулся с кучей интересных вещей. Хотя ты об этом и не знаешь, тобою интересуется множество самых разных людей. Можно даже сказать, что мир буквально вращается вокруг тебя. Все эти люди считают тебя уникальной личностью, и возлагают на тебя определённые надежды. Может, ты и не в курсе, но события развиваются в очень любопытном направлении.

Я схватил Харухи за плечо, и вдруг понял, что ещё держу в своей её руку. Харухи посмотрела на меня с выражением лица, говорящим: «что на тебя нашло?»

Затем она отвела взгляд, и сухо уставилась на безумствующих синих гигантов.

Глядя на её юное, мягкое лицо, я вспомнил про «потенциал эволюции» Нагато, «искажение времени» Асахины и Коидзуми, считающего Харухи богом. А что я, кто для меня Харухи? Кем мне её считать?

Харухи — это Харухи, что тут можно сказать? Но этот ответ мне не подходит. А других ответов у меня нет. Я ведь заранее знал, что этим кончится, да? Если вы ткнёте пальцем в любого моего одноклассника, и спросите «что он для тебя значит?», как, по-вашему, я должен буду отвечать? …Ну, извините. Я опять хожу по кругу! Для меня Харухи — не «просто одноклассница», и уж конечно не какой-нибудь «потенциал эволюции», «искажение времени» или даже «бог».

Гигант повернул к беговой дорожке. Вообще-то у него не должно быть глаз, но я живо чувствовал на себе его взгляд. Он шагнул в нашем направлении. Одним движением он наверняка перешагивал десятки метров, иначе бы он не покрывал разделяющее нас расстояние с такой скоростью, двигаясь так медленно!

Дошло! Кажется, Асахина про это что-то говорила? Предсказание! И последнее сообщение Нагато. «Белоснежка» и «Спящая красавица». Боже, я даже помню «Спящую красавицу»! Что общего в этих двух историях? В нашей форс-мажорной ситуации ответ прямо-таки кричал о себе.

Чёрт, какая же это глупость.

Слишком глупо! Асахина, Нагато, я на это никогда не пойду! Слышите? Никогда!

Мой разум настаивал на этом. Но люди никогда не были формой жизни, чьё выживание основывалось бы только на здравом смысле. Наверное, им нужно немного того, что Нагато называет «смешанными данными». Я отпустил руку Харухи, взял её за плечо, и повернул к себе.

— Чего ещё…

— Знаешь, ты здорово смотришься с этим хвостиком.

— Что?

— Не знаю уж, с каких пор, но я не могу не думать об этом хвостике. По-моему, он лучше всего тебе идёт.

— Что ты собираешься выкинуть?

Её чёрные глаза противились мне. Не обращая внимания на протесты Харухи, я поцеловал её в губы. В такие моменты принято закрывать глаза, что я и сделал. Так что я не знаю, каким было выражение на лице Харухи. Расширенные от удивления глаза? Или она тоже закрыла их, как и я? Или замахнулась, чтобы залепить мне пощёчину? Но даже пощёчина в данный момент меня не беспокоила, поскольку на эту карту я ставил всё. Если бы кто-нибудь ещё отколол такое с Харухи, он бы понял, как я себя чувствовал. Я схватил её руку, и крепко сжал, не желая пока отпускать.

Меланхолия Харухи Судзумии (Перевод с английского)

Вдалеке послышался гром; похоже, гигант ещё уничтожал школьные здания. В этот момент я внезапно потерял равновесие, меня потянуло назад, и мир внезапно перевернулся. Левым боком я почувствовал сильный удар. Сколько я не старался, я не смог сохранить равновесие. Когда я попытался сесть, и открыл глаза, оглушённый, над головой я увидел знакомый потолок.

Я был в своей комнате, и, осмотревшись, я понял, что просто свалился с кровати на пол. Конечно, я был в пижаме. Смятое одеяло наполовину съехало на пол. Я ощупал пол под собой, открыв рот, как придурок.

Прошло немного времени, прежде, чем я собрался с мыслями. Как будто в полусне, я медленно встал, открыл окно, и выглянул наружу. Светились фонари на улице, подмигивало несколько звёзд. Я убедился, что из других окон льётся свет, и за ними изредка двигаются тени.

Это был сон? Мне всё это приснилось?

Мне приснилось, что я оказался в причудливом мире со своей знакомой, и в итоге её поцеловал! Подтекст настолько прозрачен, что Зигмунд Фрейд бы просто помер со смеху.

Угх, пошёл бы прямо сейчас и повесился. Слава богу, в нашей стране запрещено оружие, а не то я достал бы пушку побольше, и приставил себе к голове. Приснись мне Асахина, я бы мог хоть сделать какие-нибудь глубокие выводы относительно состояния моего разума, но надо ж было мне присниться, что я целую именно Харухи! Куда смотрело моё подсознание?!

Я измученно уселся на пол, и подпёр голову, гадая: почему, если всё это было сном, оно казалось таким реальным? Вспотевшая ладонь и тепло на моих губах…

… Значит… получается, это уже не мой старый мир? Это что, новый мир, созданный Харухи? Может, это как-нибудь можно проверить?

Выходило, что никак, сколько я ни скрипел мозгами. Вернее, мне и неохота было скрипеть мозгами над этим вопросом. Если иначе мне придётся признать, что всё это было бредом моего воспалённого, вышедшего из строя сознания, лучше я буду верить, что весь мир был уничтожен к чертям. К тому же, сейчас мне на всё наплевать.

Я взглянул на будильник. Два тридцать утра.

… Пойду досыпать.

Натянув одеяло на голову, я обратился к своему чистому сознанию за глубоким сном.

Но мне не спалось.

Поэтому я оказался вымотан настолько, что по ведущему к школе склону я практически полз. Боже мой, как меня достало это занятие. Слава богу, мне не встретился Танигути, а не то, слово за слово, пришлось бы слушать до школы его болтовню. Солнце в своей бесконечной ядерной реакции всё так же поливало огнём. Отправьте в отпуск солнечный свет! Я изжарюсь!

Отказывавшийся явиться по моему требованию, демон сна вился вокруг меня кругами тогда, когда был совсем не нужен. Такими темпами я не берусь гадать, какую часть от первого урока я сумею выдержать бодрствуя.

Когда показался школьный двор, я остановился и посмотрел на старое грязное четырёхэтажное строение. Вспотевшие студенты сползались ко зданиям школы как муравьи.

Я вскарабкался вверх по лестнице, и добрался до привычного кабинета 10-го «Д», остановившись в трёх шагах от окна.

Там, на задней парте у окна, я засёк затылок Харухи. Ну, как обычно. Она сидела, подперев подбородок руками, и глядя в окно с деревянным выражением лица.

Со спины была видна маленькая косичка, свисавшая ей на плечо. Волосы у неё были ещё слишком коротки, чтобы заплетать конский хвостик, так что, наверное, эта была сделана наугад.

— Привет, как дела?

Я бросил портфель на стол.

— Безобразно! Приснился катастрофический кошмар, — уравновешенно ответила Харухи. Эй, ты же прошлой ночью переживала невероятнейшие события!

— Из-за этого мне всю ночь не спалось. Хотела не прийти по болезни, но у меня и так слишком много пропусков.

— Ясно.

Я уселся на жёсткий стул, и изучал лицо Харухи. От ушей вниз оно было отчасти скрыто волосами, так что я не мог разобрать выражение лица целиком. Но, в любом случае, настроение у неё было плохое. По крайней мере, если судить по лицу.

— Знаешь, Харухи, — обратился я к Харухи, которая всё ещё смотрела куда-то вдаль.

— Чего?

— Хвостик тебе очень идёт.

Эпилог

Пару слов о том, что было дальше.

После полудня Харухи опять распустила волосы. Наверное, ей надоело всё время их заплетать. Видимо, придётся ждать, пока они у неё не отрастут, прежде чем уламывать её сделать из них «конский хвостик».

По пути в туалет на обеденном перерыве в коридоре мне попался Коидзуми.

— Я должен от всей души поблагодарить тебя.

Он радостно улыбнулся,

— Этот мир не изменился, и Судзумия-сан всё ещё здесь! Похоже, мне придётся поработать ещё немного, и всё благодаря тебе. Я не смеюсь. С другой стороны, возможно, этот мир как раз и был создан прошлой ночью! В любом случае, это честь быть знакомым с тобой и Судзумией-сан.

— Похоже, мы ещё продержимся вместе некоторое время! — закончил Коидзуми, помахав мне рукой, — Увидимся после школы!

Я пошёл в литературную комнату глянуть, что там к чему, и нашёл там Нагато, как обычно, читающей свою книгу.

— На два с половиной часа этим утром ты и Судзумия Харухи исчезали из этого мира.

Она открыла рот, и произнесла эту фразу — и только её. Затем она опустила голову, и вернулась ко чтению.

— Я читаю книжку, которую ты мне дала. Наверное, через недельку верну.

— Ясно.

Голова осталась опущенной.

— Скажи, а много таких же, как ты, на этой планете?

— Достаточно.

— Значит, будут и те, кто попытается убить меня, как Асакура?

Теперь Нагато подняла голову, и взглянула на меня.

— Я им не дам.

Про библиотеку я решил промолчать.

После школы в литературной комнате я встретил Асахину, которая сегодня в виде исключения носила свою школьную форму, а не костюм горничной. Когда она заметила меня, она бросилась мне на шею:

— Какое счастье, что мы ещё увиделись… — всхлипывала она у меня на груди, — Я думала ты уже… (хлюп)… не вернёшься… (хлюп)… обратно…

Наверное, тут до неё дошло, что она меня обнимает, поскольку Асахина внезапно меня оттолкнула:

— Нет, нельзя. Если Судзумия-сан увидит, опять будет то же самое!

— Что-то не пойму, о чём ты.

Глядя на прелестную заплаканную Асахину, я хотел родиться заново. По-моему, никакой мужчина на планете не устоит перед этим невинным взглядом.

— А почему ты сегодня не в костюме?

— Костюм в стирке.

Тут я внезапно кое-что вспомнил, и указал пальцем себе в область сердца.

— А, да, Асахина, у тебя вот тут, на груди, родинка в форме звёздочки.

Вытирающая слёзы из глаз Асахина была потрясена, как голубка в чистом небе, сбитая случайной пулей. Она медленно отвернулась и оттянула воротник, чтобы посмотреть себе под блузку, после чего моментально покраснела.

— К…как ты увидел?! Даже я сама не знала! Когда ты обнаружил?

Асахина взмахнула кулачками, и стала колотить меня, краснея до корней волос.

Мне сообщила ты из будущего. Сказать Асахине правду, что ли?

— Что это вы тут делаете?

Около двери с изумлением на лице стояла Харухи. Кулачки Асахины замерли на полпути, а лицо из красного мигом стало белым. Харухи улыбнулась дьявольской улыбкой, как злая мачеха, знающая, что её падчерица съела отравленное яблоко, и теперь умрёт, и приподняла бумажный пакет, который был у неё с собой.

— Микуру-тян! Тебе, наверное, надоел костюм горничной? Пойди-ка сюда! Переодеваемся!

Быстро, как мастер боевых искусств, Харухи шагнула вперёд и схватила Асахину, ещё стоявшую в оцепенении.

— Н…неееет~~! — беспрестанно кричала Асахина, пока Харухи насильно стягивала с неё школьную форму.

— Не двигайся! Сопротивление бесполезно. В этот раз будешь медсестрой! По-моему, они называются «младший медицинский работник», или что-то такое, но это всё равно!

— Д…дверь хотя бы закрой!

Я хотел было остаться и наслаждаться видами, но всё-таки покинул помещение, захлопнув за собой дверь. Хоть я и сочувствую Асахине, всё равно с нетерпением жду того, что явится моему взгляду, когда дверь откроется вновь.

Да, и Нагато тоже была там, сидя, как обычно, в углу, и тихо читая свою книгу.

На этот раз я таки подал заявление на регистрацию «Бригады SOS» в школьный совет. Боюсь, без хорошей взятки «Бригада Судзумии Харухи опасных дел во имя спасения мира» была бы отвергнута моментально и единогласно. Поэтому я чуть-чуть исправил название, превратив нас в «Бригаду Судзумии Харухи опасных дел во имя школьного совета» (и всё равно «Бригаду SOS»), а также изменил наши «цели и задачи» на «предоставление всевозможных консультаций по любым проблемам, с которыми сталкиваются ученики, и активное участие в общественных мероприятиях».

Понятия не имею, что всё это может значить, но фраза грамматически верна, так что, думаю, сойдёт. Придётся повесить на доску объявлений пару заметок об этих чёртовых консультациях. У меня такое чувство, что большинство обратившихся к нам вряд ли придут с «чем-нибудь необычным».

С другой стороны, Харухины «поиски загадок» в городе продолжились под её началом уже второй незабвенный прогулкой. Судя по прошлому разу, в планах опять было потратить выходной на бесцельное блуждание, но сегодня Асахина, Нагато и даже Коидзуми все заявили, что не смогут придти в силу неотложных дел, так что мне пришлось дожидаться Харухи у станционных турникетов в гордом одиночестве.

Не знаю, что эти трое задумали, и действительно ли они были так сильно заняты. Но, раз уж на то пошло, они ведь не обычные люди; неудивительно, что у них вдруг возникли какие-то срочные дела в таких местах, о которых я даже и не слыхал.

Я посмотрел на часы. До назначенного времени оставалось ещё тридцать минут. Я простоял здесь уже полчаса; другими словами, я прибыл с часовым опережением. Не то что бы я рвался заниматься этой ерундой, просто у «Бригады SOS» есть неписанное правило: тот, кто приходит последним, платит штраф. А нас сегодня только двое.

Я поднял голову, и увидел знакомую личность, обыденно одетую. Наверное, она совсем не ожидала, что я приду так рано, и была поражена до глубины души. Она недовольно зашагала ко мне. Не знаю уж, был ли её хмурый взгляд связан с сегодняшними плохими оценками, или с тем, что я пришёл раньше неё. Надо просто ненароком намекнуть ей, когда мы пойдём в кафе: платит, разумеется, Харухи.

Вообще-то, я хочу обсудить с ней множество вещей, например — чем же всё-таки займётся «Бригада SOS», выбор костюмов для Асахины, попробовать убедить её хоть временами беседовать с одноклассниками, спросить, что она думает о теориях Зигмунда Фрейда.

Но перед этим мне нужна одна хорошая тема, чтобы начать разговор. И я уже знаю, какой она будет.

Пришельцы, путешественники во времени, и экстрасенсы, разумеется.

От автора

Иногда я задумываюсь — быть может, количество слов, которые человек напишет за свою жизнь, определяется при рождении? В таком случае, чем больше будешь писать, тем скорее израсходуешь свой запас целиком. Однажды у тебя совсем перестанет получаться сочинять. Вот, например, видели вы когда-нибудь, чтобы авторы писали черновики по 300 страниц в день, и, допустим, по 400 слов на каждой странице? Не было таких прецедентов, и это говорит в пользу моей теории. Конечно, как бы мне не хотелось выдавать по 120 тысяч слов за день, но, печатай я даже по слову в секунду, это уже занимало бы у меня тридцать два часа в сутки, так что вряд ли у меня бы что вышло. Но, кто знает — может, есть на свете люди, которые способны на такие подвиги?..

Кстати, о вещах, на которые я не способен. Похоже, я не способен написать ничего в послесловии, так что я просто сменю тему. Давайте поговорим о том, какие прикольные существа кошки. Они такие милые, мягкие, и мяукают. Наверное, вы не понимаете, к чему я клоню. Я сам не понимаю. Не знаю, что тут сказать. Давайте, мы просто сойдёмся на том, что в этом не было особого смысла?

Меняю тему ещё раз. Я думаю, моя книга увидела свет лишь после того, как победила в чудесном и весьма уважаемом конкурсе Sneaker Awards. Когда мне сообщили, что я выиграл первый приз, я усомнился в своём слухе, психическом здравии, телефоне, реальности и в том, крутится ли ещё наша планета. Наконец, до меня дошло: «Похоже, это правда», и я станцевал от радости, схватив на руки своего кота. Помню, как, глядя на царапины на своих руках, я думал, что если удачу людям отмеряют при рождении, то я, наверняка, только что израсходовал свою целиком. Что было дальше — я помню слабо. Всё-таки, я был так потрясён услышанным, что часть моих воспоминаний оказалась потеряна. Но мне вспоминается, что было много всего.

К слову сказать, вклад людей, занимавшихся всей работой по публикации этой книги, наверное, вдвое превосходит вклад самого автора. Если б я попытался описать здесь, насколько я им благодарен, наверное, у меня не нашлось бы для этого подходящих слов. Особенно недостаточен мой лексикон для выражения благодарности людям из отборочного комитета. Вообще-то, я сейчас пытаюсь сочинить какое-нибудь новое выражение, но поскольку оно будет моим собственным изобретением, наверное, получится какая-нибудь чепуха. В любом случае, я им очень благодарен. Спасибо вам, ребята. От всей души. Честное слово.

Сейчас я чувствую себя так, будто стою на стартовой линии беговой дорожки. Возможно, я споткнусь, и грохнусь на землю сразу же при выстреле пистолета. Я даже не знаю, куда приведёт меня эта дорога, и можно ли на ней будет где-нибудь остановиться глотнуть воды, но я очень надеюсь однажды добраться до финиша. Ну да. Нельзя, нельзя мне говорить об этом с таким спокойствием!

В общем, я хотел бы выразить свою безграничную благодарность всем людям из издательского дома, прямо или косвенно способствовавшим изданию этой книги, а также каждому её читателю. Пока что это всё!

Нагару Танигава.

От издателя

Эта книга, «Меланхолия Харухи Судзумии», получила первый приз на восьмом ежегодном конкурсе Sneaker Awards. Этот конкурс создан для того, чтобы вдохновлять начинающих авторов, и с момента его основания с получения приза на нём начинались карьеры многих известных писателей.

До сих пор только два человека удостаивались самого главного, первого приза. Это были Йосида Сунао на втором конкурсе (1996, «Ангел геноцида») и Ясуи Кентаро на третьем (1997, «Рагнарёк»). Как хорошо известно, сейчас эти двое — авторы одних из самых популярных книжных серий (Йосида: серия «Кровь Троицы», Ясуи: серия «Рагнарёк»), и до сих пор издаются.

Другими словами, автор должен быть столь же талантлив, или даже талантливей этих двух писателей, чтобы получить первый приз. Поэтому процесс отбора чрезвычайно суров. Однако мы, наконец, нашли работу, которая впервые за последние пять лет, после Ясуи Кентаро, демонстрирует мастерство, достойное первого приза. Это книга Танигавы Нагару «Меланхолия Харухи Судзумии».

Каждый год на последнем заседании отборочного комитета разгораются жаркие споры. Любой участник комитета хотел бы способствовать появлению новых талантов, но награды не раздаются кому попало.

Давайте рассмотрим поподробнее процесс отбора. Сначала жюри обсуждает достоинства и недостатки выбранной книги. После этого каждый из судей определяет, насколько его впечатлило произведение, чтобы решить, достойно ли оно награды. На этом этапе отсеивается большая часть работ. Произведения-кандидаты, прошедшие отбор, подвергаются редакторской правке с целью нейтрализовать слабые, и подчеркнуть сильные стороны, способствуя автору и его творению.

Финальная отборочная комиссия единогласно приняла решение о присуждении приза «Меланхолии Харухи Судзумии». История этой книги строится вокруг Судзумии Харухи, живой, необычной личности; излагается от первого лица, техничным и сильным языком; читается запоем от начала и до конца. Добавьте сюда множество любопытнейших персонажей, и вы не удивитесь, что жюри без колебаний решило присудить этой работе «золото».

Это — школьная история, роман о проделках эксцентричной красотки Судзумии Харухи. Но в этом повествовании имеются и свои секреты, о которых не знает даже сама героиня Харухи. Что это за тайны — мы оставляем выяснять читателю, но к тому времени, как события начнут развиваться неожиданным чередом, он уже давно будет вовлечён в любопытную вселенную «Харухи Судзумии». В этом самая привлекательная и необычная черта романов. Наслаждайтесь сумасшедшей вселенной этого произведения и восхитительным чувством того, что совершенно ненормальное в этой книге становится на самом деле вполне обыденной вещью.

С другой стороны, каждый персонаж наделён живыми и уникальными чертами характера. Эгоистичная, эгоцентричная и эксцентричная протагонистка Судзумия Харухи наделена неисчерпаемым терпением и не собирается сдаваться в поисках того, что ей кажется увлекательным. Она либо очень позитивная, либо очень надоедливая девчонка, и вертит главным героем, как ей вздумается. Кён, от лица которого ведётся повествование, и чьё настоящее имя мы так и не узнаём, вечно попадает её милостью во всевозможные неприятности, и, что удивительно, умудряется вполне нормально с ней уживаться.

Ещё один герой — Асахина Микуру, которую постоянно заставляют переодеваться во всевозможные костюмы. Может, она всё время и говорит «нет!», но, пожалуй, ей в глубине души нравится наряжаться. Во что только не переоденет её автор в этой книге и продолжениях!

На момент издания книги автор начал публикацию ряда рассказов в журнале «Sneaker magazine». Время действия — прямо после окончания событий этой книги. Приключения эгоистичной Харухи, куклы Асахины и даже саркастичного Кёна ещё далеки от завершения.

Если вам понравилась «Меланхолия Харухи Судзумии», порекомендуйте её вашим друзьям и близким, и не забудьте следить за продолжениями. Самая большая мечта автора и редакторов — дать возможность как можно большему числу людей познакомиться с этой великолепной историей.

Редакторский отдел «Sneaker Books»

Примечания

1

Вероятно, отсылка к песне «I Saw Mommy Kissing Santa Claus» американского певца Джимми Бойда.

2

Жанр приключенческого кино с упором на спецэффекты — прим. пер.

3

Нагато читала «Падение Гипериона». Гиперион — это персонаж древнегреческой мифологии, титан. В честь этого титана назвал свою неопубликованную поэму «Падение Гипериона» английский поэт Джон Китс, а в честь этой поэмы американский фантаст Дэн Симмонс назвал посвящённый Китсу фантастический роман «Падение Гипериона», где имя Гиперион носила огромная планета в другой солнечной системе. Вот эту книгу и читала Нагато. Спутник Сатурна, конечно, тоже был назван в честь этого древнегреческого титана, но он тут вовсе не при чём. — прим. пер.

4

Вероятно, имеется в виду Дораэмон, кот из будущего, герой одноимённого аниме. У него, кстати, имеется уходящий в четвёртое измерение брюшной карман.

5

Настольная игра для двух человек на доске 8 на 8 клеток, у нас больше известная как Реверси.

6

Дебрифинг — процесс, обратный инструктажу, его цель — извлечь информацию из анализа игрового занятия, обсудить, что понравилось на уроке, что — нет, собрать пожелания, замечания, и в итоге обобщить пройденное и побудить к дальнейшему самостоятельному и более глубокому изучению материала.

7

Авата́ра (санскр. अवतार, avatāra? «нисхождение») — в индуистской мифологии нисхождение божества на землю, его воплощение в смертное существо ради «спасения мира», восстановления «закона» и «добродетелей» (дхармы) или защиты своих приверженцев.

Поскольку Коидзуми называет Харухи «Богом», то «аватары» — это именно её отражения, что и поясняется далее.


home | my bookshelf | | Меланхолия Харухи Судзумии (Перевод с английского) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу