Book: Дорога домой



…Вокруг бушевало пламя.

Яркие всполохи кружились в бешеном водовороте, в центре которого стояли они.

Глаза немилосердно слепило, тел словно не существовало. Было только пламя. И еще — касание теплых рук. И еще — мысли. Чужие. Возникавшие прямо в сознании.

И чувство абсолютной гармонии, полного слияния. Огонь и ветер. Рядом друг с другом, вокруг друг друга, внутри…

И одна Сила на двоих, одни желания на двоих, одна боль…

Боль, когда целое рвется на части. Невозможная, уничтожающая, смертельная. Мгновенная и — вечная. Потому что это нельзя забыть. Потому что каждый миг в одиночестве напоминает, как хорошо было вдвоем. Потому что можно сбежать от мира, ото всех, но от себя, от своей памяти не сбежишь. Потому что забыть об этой боли значит забыть о НЕЙ…

А потом — благодатная темнота. Убаюкивающая, успокаивающая, ласковая, как ее руки, как ее голос. И последняя мысль в меркнущем сознании — «Фэль»…

Глава 1

Он вырвался из кошмара, словно из глубокого омута, и судорожно вздохнул. Несколько лет прошло, а эти воспоминания по-прежнему преследуют его. И до сих пор столь же ярки, как в первый день.

Найрэ, конечно, сразу же предложил решение. Верное, разумеется, но неприемлемое. Друиды могли бы помочь, усыпить болезненные воспоминания, а значит, и все что с ними связано. А он не мог представить, что сможет забыть ее. Забыть все, что было радостного и счастливого, забыть, как они любили друг друга. Для него лучше умереть, чем жить, не помня этого. Найрэ знает его с детства, должен бы понимать.

Уж пусть кошмары по ночам, пусть боль и одиночество, но помнить ее. Помнить, ведь радости с этими воспоминаниями связано больше, чем горя. И это хоть немного, но спасает.

— Проснулся? — раздался низкий глуховатый голос, и к постели подошел волк.

— Сэллифэр, — Ярт лениво потрепал его по загривку и поднял глаза к потолку, по которому прыгали солнечные зайчики. Вставать совсем не хотелось, но и валяться смысла не было.

— Волчица снова была в твоих снах? — Сэллифэр поставил лапы на край кровати и склонил голову набок. — Найди новую подругу. Перешагни через себя. Тебе же будет лучше.

— Я понимаю, но не могу, — Ярт рывком сел и прямо посмотрел в глаза волку. — Я ищу ее. И найду.

— Ты силен, но не всемогущ, — волк отвернулся, не выдержав его взгляда. — Ты не бог, вожак. Ты не можешь вернуть ее.

— Она ушла к новой жизни, и я найду ее, даже если мне придется пройти пешком весь Путь.

Сэллифэр фыркнул:

— Это бессмысленный разговор. Вставай. Тебя уже ждут.

— Кто? — Ярт очень удивился.

— Твои друзья, — волк сел около двери. — И уже довольно давно.

— Интересно, что им понадобилось в такую рань? — проворчал Ярт, одеваясь.

На подоконнике подсыхали небольшие лужицы, оставшиеся, видимо, после ночного дождя. На листве деревьев в саду блестели крупные капли, переливающиеся в лучах поднимающегося солнца. Ярт потянулся и полной грудью вдохнул свежий лесной воздух, пахнущий мокрой хвоей и мхами. Он различил в нем тонкие запахи распускающихся цветов, пряные ароматы трав и сладковатый дух выпечки, перебивающий все остальное.

— Идем, — поторопил его волк. — Тебя ждут.

За окном раздались удары колокола на Башне градоначальника.


Ярт неторопливо спускался вниз по лестнице. Уже отсюда он услышал веселый басок Альтамира, звонкий смех Эртэнэль и насмешливый голос дядюшки Лорелина. Он удивленно покачал головой. И чего это их всех вдруг принесло с утра пораньше? Ну, Лорелин — еще куда ни шло. Он здесь вроде бы как живет. Но остальные?

Не успел Ярт порог гостиной перешагнуть, как Альтамир громогласно воскликнул:

— Не прошло и полгода! Давно ли ты спишь до полудня, Ярт?

— Если мне не изменяет мой слух, то не далее, чем пять минут назад, на Башне пробило девять, — Ярт усмехнулся и окинул комнату внимательным взглядом.

Кроме Альтамира, Лорелина и Эртэнэль, в ней присутствовал еще и Найрэ. Он приветственно улыбнулся Ярту и вновь погрузился в изучение какого-то толстенного тома, найденного им на полках библиотеки.

— Ладно-ладно, — Лорелин, сидящий на ковре около камина (и как всегда в грязных сапогах, с улыбкой заметил Ярт), насмешливо прищурился. — Все равно ты стал соней и домоседом. Вспомни, когда ты последний раз на Путь выходил? Вот! Что и требовалось доказать!

— Не так давно это и было, — Ярт пожал плечами. — Еще луна не сменилась. А насчет сони… А что вы все здесь делаете в такую рань? Или бабушка затеяла очередное собрание, а меня забыли предупредить? Или что-то случилось, а я не в курсе событий?

Друзья удивленно переглянулись. Лорелин слегка приподнял бровь и что-то метнул в сторону племянника. Ярт перехватил вещицу в полете и восхищенно воззрился на великолепный кинжал в чеканных ножнах.

— Судя по всему, работа Орфэльмера, я даже клеймо искать не буду, — проговорил он, подкинув кинжал в руке, и поднял глаза на Лорелина. — Похвастаться решил? Стоящая игрушка, и я с удовольствием ее у тебя выклянчу при случае.

— Не стоит, — Лорелин хмыкнул. — Это для тебя. Подарок. Орфэльмер специально сделал. По моей большой просьбе. К Нохлайну в пару.

— Подарок? Н-да… — Ярт покачал головой. — А за что?

— Ярт, ты прикидываешься или на самом деле ничего не помнишь? — насторожено поинтересовалась Эртэ.

— Так. Я что-то должен помнить? — он задумался.

— Ярт, какое сегодня число? — Альтамир смотрел на него, словно ожидал некоего озарения.

— Кажется, восемнадцатое… Ох, — озарение пришло, и Ярт изумленно обвел их взглядом. — Что, уже?

— По-моему, ты слишком много времени проводишь в лесу с волками, — Альтамир с трудом сдерживал улыбку, непослушно расползавшуюся до ушей.

— С днем рождения, чудо природы, — усмехнулся Найрэ и протянул ему небольшой сверток. — Держи. Ты давно просил. Я сделал.

— Айэрэн, это слишком большая честь, — Ярт отвесил шутовской поклон.

— Ты никогда не изменишься, — Найрэ хмыкнул и вновь погрузился в книгу.

— Не обращай на него внимания, — шепнула Эртэ, осторожно поднимаясь с дивана. Альтамир заботливо поддержал ее под руку, опередив дернувшегося друга. — Он в последние дни только тем и занимается, что всякие рекомендации по уходу за младенцами изучает. Что поделаешь, срок уже близко, — она с нежностью взглянула на свой тугой живот, заметный даже под свободным балахоном Мага.

— Я понимаю, — Ярт улыбнулся в ответ, хотя взгляд его на мгновение помрачнел. Эртэ протянула ему свой подарок, проговорив:

— Сама ткала.

— Он великолепен, — признал Ярт, разглядывая плащ. — Мой уже действительно истрепался дальше некуда.

— А в этом наверняка сотня-другая всяких оберегов, — фыркнул Альтамир ему на ухо.

— Ну и пусть, — безмятежно отозвался именинник. — Целее буду.

— Это точно, — Эртэ самодовольно улыбнулась.

— Я тебе тоже кое-что приготовил, — Альтамир развернул ткань, в которую был завернут объемистый сверток, лежащий на диване. — Держи. А то сам ты его никогда не приобретешь. Так и будешь под дядюшкин петь.

— Мирэл, я… — у Ярта не нашлось слов. Он бережно взял в руки черный лакированный корпус и ласково тронул струны, отозвавшиеся нежным вздохом. Инктар удобно лег на колени, словно всю жизнь там находился.

— А вот и именинник! — раздалось позади, и в комнату вошла темноволосая молодая женщина, держащая за руку пухленького розовощекого малыша. Он деловито семенил рядом с ней, жуя на ходу румяный пирожок.

— Терти, — Ярт обернулся и расплылся в улыбке. — Когда ты вернулась?

— Позавчера, — Терти отпустила ребенка, и тот поспешил к Альтамиру. — Вэльфор по папочке соскучился, пришлось возвращаться.

— И слава всем богам! — Альтамир подхватил сына на руки. — Ты посмотри, что с ним там сделали. Еще пара дней, и он не смог бы в дверь протиснуться! Чтоб я еще раз их к ее бабушке без присмотра отпустил! Не дождутся.

— А чего ты хотел, — Терти невинно похлопала ресницами. — Сам же говоришь, что сын весь в тебя. По части аппетита тоже.

— Ты бы его все-таки так не баловала, — Эртэнэль рассмеялась. — Представь, если в твоем доме будут жить два Альтамира. Ты же их не прокормишь!

— А я их готовить заставлю, как когда-то Фэль посоветовала, — весело ответила Терти и осеклась, виновато глядя на Ярта. — О, извини… Я не хотела…

— Ничего, все в порядке, — он пожал плечами. — Я не против, чтобы вы о ней вспоминали. Фэль была вашей подругой и сестрой. А я уже привык. Не стоит из-за меня не говорить о ней.

— Я… — Терти поймала предостерегающий взгляд Альтамира, — тоже тебе подарок привезла. Марээльскую форель. Мы ее сейчас с Альмой готовили. Правда, к единому мнению мы прийти не смогли, поэтому будут два блюда. А вам придется решить, какое же вкуснее.

— Да-да, все уже готово, — Альма вышла из кухни и с улыбкой обняла внука. — С днем рождения, мой хороший. Надеюсь, ты не обиделся, что я без твоего ведома собрала твоих друзей?

— Ну что ты, — Ярт счастливо посмотрел в ее глаза. — Я должен благодарить тебя за это. Сам я и думать забыл о том, что у меня день рождения сегодня. Как-то не до того было.

— Как замечательно иметь такую заботливую бабушку, которая все помнит за тебя, — съехидничал Лорелин.

Ярт показал ему язык и гордо сказал:

— Еще как замечательно! Смотри не обзавидуйся.

— А чего мне завидовать. Это же моя мать, — Лорелин пожал плечами. — И бабушка у меня была не хуже.

— Да хватит вам! — Альма пресекла в корне их попытку начать спор. — Идемте за стол. Мы уже все накрыли.

— Ну, наконец-то! — Альтамир подхватился с дивана. — Я со вчерашнего обеда ничего не ел, готовился к сегодняшнему празднику.

— Да уж. Отощал, бедолага, кожа да кости остались, — поддразнила его Терти и негромко взвизгнула, когда Мирэл подхватил ее на руки и закрыл рот поцелуем.

Друзья с улыбками смотрели на них.


Уже ближе к вечеру, когда праздник мирно катился к своему завершению, Мирэл отыскал Ярта на веранде за домом. Именинник неподвижно стоял, положив ладонь на голову своего четвероногого спутника, и сумрачно смотрел на медленно розовеющее небо.

— И когда же? — негромко спросил Альтамир, встав рядом с ними.

Ярт тихо вздохнул и скосил глаза:

— Откуда ты узнал?

— Почувствовал, — друг пожал плечами. — У… у нее тоже было так, когда приходил Зов Пути.

Ярт негромко фыркнул:

— Не запинайся. Сколько можно вам повторять, что я не хочу, чтобы ко мне относились, как к больному! Вы ее помните, я ее помню. И я совсем не против, что вы при мне будете произносить ее имя или вспоминать что-то, с ней связанное. Думаю, Фэль на моем месте сказала бы вам то же самое.

— Сказала бы, — кисло улыбнулся Альтамир. — Причем не так мягко, как это сделал ты. Сестренка устроила бы громкую сцену, что она не нуждается ни в чьей жалости и сочувствии, и потребовала бы весь вечер говорить только о тебе, чтобы мы убедились в ее способности улыбаться, когда она о тебе вспоминает, потому что вам вместе было хорошо. И не важно, что после она не спала бы всю ночь, потому что растравила бы себя до грани.

— Я не собираюсь себя травить. Да, мне больно, но совсем не потому, что вы вспоминаете о ней, — Ярт вновь чуть нахмурился.

— Не будем о Фэль, — Альтамир поспешил прервать опасную тему, опасаясь испортить праздничный день. — Так когда ты собираешься нас покинуть в этот раз?

— Через день или два, — Ярт пожал плечами. — Мне нужно собраться. Вот только я не знаю, куда податься.

— А у тебя есть выбор? — Альтамир приподнял брови. — Путь тебе сам подсунет место, где ты нужен в данный момент.

— Нет, просто у меня есть еще приглашение от Найи и Тена. Они давно меня в гости зовут, — глаза Ярта чуть потеплели. — Да и на сына их взглянуть хочется. Ему скоро год будет, а я до сих пор его не видел. Найя на меня смертельно обидится и на порог не пустит.

— А ты к Тену попросись, — хмыкнул Альтамир. — Думаю, он своего лучшего собутыльника примет без возражений.

— Если жена позволит, — Ярт рассмеялся. — Там сейчас всем Найя заправляет. Держит Тена в ежовых рукавицах. Какие уж там собутыльники!

— Да, запутался горец в юбке, — Мирэл улыбнулся. — А что! Съезди к ним! Путь не убежит. Уж пару дней ты там побыть сможешь. Попроси Найрэ, он тебя порталом переправит. Рэмил встретит.

— Еще меня мастер Горф в гости зовет, — вздохнул Ярт. — Тоже пеняет, что давно не заглядываю. А еще Орфэльмер недавно звал в гости. Посидеть, поговорить.

— А, понятно! — Альтамир рассмеялся. — Причина твоей печали мне ясна. Завалили приглашениями, теперь не можешь выбрать, куда рвать в первую очередь?

Ярт кивнул:

— Примерно так. Только у меня еще кое-какие планы есть, которые я уже много времени откладываю.

— Какие же? — Альтамир прислонился к столбу и с интересом воззрился на друга.

— Хочу съездить туда, где раньше был Сэлсоир, — негромко ответил Ярт. Это прозвучало как-то слишком спокойно.

— Зачем? — Альтамир напрягся. Желание Ярта поехать на родину Фэль было, по меньшей мере, довольно странным. В места Памяти ездили редко и лишь немногие — по своей воле.

— Хочу посмотреть, где она жила раньше, — Ярт отвернулся, машинально почесывая волка за ухом. — Там ведь и Стая когда-то обитала. Мне… просто интересно.

— Надеешься ее там найти? — голос Альтамира был глухим.

— А ты бы не надеялся? — ответ получился немного резким, но оба не обратили на это внимания.

— Не знаю, — честно проговорил Странник. — Я не могу представить, что было бы со мной на твоем месте. Поэтому не мне тебя осуждать, но обдумай это как следует, Ярт. Ты можешь там найти… много чужого.

— Я знаю, — Ярт кивнул и, вздохнув, вновь посмотрел на друга. — Все-таки сначала я съезжу на север. Не хочешь составить мне компанию?

— Почему бы и нет? — Альтамир улыбнулся, стряхивая напряжение. — Я тоже там давненько не бывал.

— Вот и отлично! — Ярт кивнул. — Одному мне туда ехать не очень-то хотелось. Скучно. Дорога длинная.

— По-моему, длина дороги тебя никогда особо не волновала, — заметил Мирэл. — Если ты не выходишь на Путь, то уносишься куда-то на своем Гэллэре и пропадаешь на недели. И то, что кроме Сэллифэра никого нет рядом, тебя тогда не очень заботит. Можно подумать, вы вокруг Ваинэля круги нарезаете!

Ярт промолчал. Мирэл мгновение внимательно смотрел на него, потом присел и потребовал:

— Объясняй!

— Что? — Ярт даже голову не повернул.

— Почему ты так поступаешь. Альма себе места не находит, пока ты обратно не вернешься из своих побегов, — Мирэл не спускал с него внимательных глаз.

— Может, не стоит об этом? — тихо проговорил парень.

— Стоит, — убежденно заявил друг. — Пока ничего не случилось. Зачем ты отсюда убегаешь, Ярт? Неужели все так плохо? Ведь уже три года…

Его остановил невеселый смех Ярта:

— Ты думаешь, я из-за нее?!

— А разве нет? — осторожно поинтересовался Мирэл.

— Бездомный я, — Ярт глухо вздохнул и опустил голову.

— Ты что, сдурел?! — искренне изумился Альтамир. — Да у тебя… Альма, Лорелин, я с Терти! У Найи с Теном! В Силливайоре у Горфа! Везде твой дом!

— Вот я и говорю — бездомный я, — Ярт криво усмехнулся. — Я это недавно понял. Если домов много, значит, дома нет. Дом — он должен быть один. Дом — это место, куда всегда можешь вернуться. Нет, куда хочешь вернуться! Да, вырос я в Вэле с мамой. Там она, там детство, юность, но я там чужой. Всему городу чужой. А теперь и подавно. Эльфийский ублюдок, чего мне там ждать? У вас с Терти… Как и у Найи с Теном. Вы — друзья, почти семья. Но — почти… прости, если обидел. Силливайор тоже… ну, ты понимаешь. Работа, гномы, но и там — не мое место. А здесь, у бабушки… Это дом родни, но не родной. Чувствуешь разницу? Если бы здесь была мама, если бы я здесь родился и вырос, возможно, все было бы иначе. А сейчас я здесь, в общем-то, тоже чужак. Здесь свой, родной — Лорелин. А я всего лишь родич. Всего лишь. Вот в Стае, возможно… — Ярт слегка улыбнулся. — Но Стаи давно нет.

— А по-моему, ты сходишь с ума и маешься дурью, — убежденно проговорил Странник. — Нельзя быть бездомным, если есть дома, где тебя любят и хотят видеть.

— Знаешь, Мирэл, — Ярт сел рядом с ним. — Я хочу построить свой дом. Только никак не могу найти для него места. Но когда-нибудь найду. Обязательно найду.

Альтамир, чуть прищурившись, посмотрел на него и покачал головой. В его глазах легла грустная тень.

«Нет, малыш, — подумал он. — Не найдешь. Потому что твое сердце считает, что твой дом может быть лишь там, где она. С ней ты и в гостинице себя чувствовал дома. А без нее и в родном доме кажешься себе чужим».

— Не будем о грустном! — проговорил он самым веселым тоном. — Лучше давай о том, когда мы с тобой поедем.

— Я так понял, ты сначала хочешь к Горфу, — улыбнулся Ярт. — Если Найрэ нам поможет с порталом…

— Никаких порталов! — Странник замахал руками. — В горы надо ехать своими ногами! К тому же, сейчас лето! В лесу такая благодать! Какие могут быть порталы?



Ярт с улыбкой слушал грандиозные альтамировы планы. Если верить Страннику, то он собирался протащить его по всем знакомым поселениям, лежащим на пути к Альмэсэйе. «Скорее, по всем знакомым кабакам», — поправился мысленно. Уж в чем, в чем, а в еде лучше Мирэла не разбирался никто. По крайней мере, Ярт с ним на этом поприще тягаться бы не рискнул.

Он краем глаза уловил чье-то присутствие на лужайке и моментально вскочил, одним движением оказавшись у лестницы. К дому шел Фольтес.

Альтамир тоже заметил гостя и, молча поклонившись, скрылся за дверью. Несмотря ни на что, вернувшегося в клан Мага почти все принимали с холодком. Впрочем, Фольтес и сам не стремился установить другие отношения.

— Доброй ночи, Лайнэ, — негромко поздоровался он. Настолько негромко, что вряд ли еще чьи-то уши смогли бы различить эти несколько слов.

— Доброй, — Ярт кивнул и поинтересовался. — Зайдешь?

Фольтес секунду смотрел на дом, потом отрицательно покачал головой:

— Благодарю. Но не стану портить твоим друзьям праздник. Разве только Инри поприветствовать… Впрочем, нет. Сам выйдет, если захочет.

— Ты по делу или просто так? — Ярт чуть напрягся. Обычно бывший противник появлялся тогда, когда срочно нужно было что-то уладить, а справиться самому сил не хватало. Недаром же он стал правой рукой Орегонда после возвращения в клан. Маг понял его мысли и усмехнулся:

— А ты всегда ждешь от меня новых поручений… Нет, я просто пришел поздравить тебя с твоим праздником, Волчонок, — он присел на ступени. Ярт опустился рядом.

Над крыльцом повисло молчание. Задумчивое. Ярт словно бы видел, как переливаются потоки мыслей, окружающие нежданного гостя. Внезапно Фольтес прервал его размышления:

— У меня тоже есть для тебя подарок, Лайнэ. Вот только найти ты его должен будешь самостоятельно. Я лишь дам тебе ориентиры и укажу направление. А дальше решай сам. Если тебе это будет нужно…

— Где? — одними губами прошептал Ярт, подняв на Мага потемневшие от расширившихся зрачков глаза. — Скажи, где это?

Фольтес несколько мгновений задумчиво смотрел на него, потом усмехнулся и коснулся пальцами его ладони:

— Ищи, Волк, сын Волка. У тебя хорошая кровь, ты найдешь.

— Благодарю, — горло словно бы пересохло. Слова продирались с трудом.

— Не спеши благодарить меня, Лайнэ, — Маг чуть помрачнел. — Я ничего не сделал.

— Ты укрепил мою решимость, а это многого стоит, — Ярт задумчиво смотрел на небо. — К тому же, я и так многим тебе обязан… Ты вернул мне отца.

— Это мог бы сделать и Инри, — Фольтес пожал плечами. — Лайнэ никогда не ушел бы, пока был нужен тебе здесь. И не уйдет, пока не решит, что ты уже достаточно самостоятельный, чтобы обойтись без его присмотра. Надо было лишь дать вам возможность видеться…

— Инри не сделал бы этого, — Ярт повернул голову к собеседнику. — Он никогда не видел моего отца. Он не знает его и его возможности. Ты же был его другом. Поэтому он может доверять тебе себя.

— Нет, — голос Фольтеса резко отдал горечью. — Не может. Я не помню ничего из наших с тобой занятий. Только вижу со стороны, как растет твоя Сила. Та часть моего существа, которая отдает себя Лайнэ, с его уходом исчезает, растворяется, и поймать ее я не могу. Хотя честно скажу — пытался и не раз.

— Зачем тебе это? — слегка удивленно поинтересовался Ярт.

— Сила Волков — это легенда, — Фольтес рассматривал свои ладони. — Тебе не понять, что значит — держать в руках легенду, прикасаться к ней и не иметь возможности что-то из нее вынести. Кроме ощущений, что ты должен что-то получить.

— Ты не рожден Стаей, — Ярт покачал головой. — Наша Сила не для тебя. Ты классический Маг.

— Ты разве не знаешь? — Фольтес с откровенным любопытством рассматривал его. — Не попытался заглянуть? Ни разу?

— Что именно я должен знать? — Ярт чуть напрягся. — Заглядывать я в тебя даже не собирался. Не видел в этом необходимости. Думал, что ты сам расскажешь мне все, что сочтешь нужным… Я ошибался?

— Не совсем, — Фольтес улыбнулся. Тепло и печально. Немного помолчав, он задумчиво произнес:

— А заглянуть в меня я тебе все-таки советую. Тебе же любопытно.

— Если ты разрешаешь… — Ярт устроился поудобнее и пристально посмотрел в сторону собеседника, на точку, чуть выше его левого уха.

Смотреть так, чтобы видеть души и чувства, его научил отец. В один из самых первых уроков, данных ему через посредство Мага. И Ярт уже изрядно натренировался в этом в своих путешествиях. Он видел разное. Очень разное. Хотя многие люди и нелюди были похожи друг на друга. Но то, что он увидел сейчас, он видел впервые.

У Фольтеса было два рода. И оба были равны друг другу. Он одинаково мог принадлежать к ним обоим, и по какой линии он был рожден, Ярт даже не мог предположить. Нежные золотисто-зеленые нити — кровь Дневных Эльфов клана Лесов. А вот черно-багряные, тесно переплетающи-еся с ними…

— У тебя кровь Ночных Эльфов?! — Ярт мгновение смотрел в усмехающиеся глаза Мага и ошарашено округлил свои. — Твоим предком был кто-то из Волков?!!

— Райгд. Младший сын первого Вожака, — Маг усмехнулся. — Именно поэтому я смог стать Странником. Кровь Вожаков не теряет своей силы в поколениях. Райгд был моим прадедом. Но об этом никто не знает. Все считают, что наша семья — чистые Дневные. Несчастную влюбленность моей прабабушки и ее короткий побег из дома моя семья замяла, девчонку выдали замуж, ребенок, к счастью или нет, унаследовал черты Дневных… А мать ему, разумеется, ничего не рассказала.

— А как же ты тогда узнал? — Ярт отошел от изумления и с интересом впитывал новые сведения об этой и без того весьма интересной личности.

— А мне рассказал Лайнэ, — Фольтес пожал плечами. — Жаль, что мы встретились слишком поздно. Я уже закончил Академию. И даже успел стать вне закона. Единственное, чему меня смог научить твой отец, это смотреть в души. Переходить по Звездному Мосту я научился уже самостоятельно, — на секунду лицо Мага омрачилось. Ярт понимал, почему. Способ, которым Фольтес узнал о своем даре Странника, был, мягко говоря, довольно болезненным. Его приговорили к казни за попытки развязать войну с людьми. И первый Шаг Эльф сделал стоя на костре.

— Почему так получилось? — негромко поинтересовался Ярт.

— Не было времени, — Маг пожал плечами. — Лайнэ должен был идти со Стаей. А мне надо было возвращаться к… — он запнулся на секунду.

— Ясно, — Ярт угадал невысказанное имя.

Мэйр. Человеческая колдунья, ненавидящая Эльфов, бессмертная, как они, владеющая Силой Темной стороны Пути… Все, что натворил Фольтес, было в ее планах и с ее подачи. Но Ярт не мог осуждать его. Он сам любил точно так же. И по иронии судьбы обе они погибли в один день, в одном месте. Одна — пытаясь уничтожить мир, другая — пытаясь его спасти. И обе — из-за тех, кто любил их.

Фольтес своей рукой запечатал магическую Силу Мэйр и отправил ведьму в сломанные Врата. Фэль своей рукой вытолкнула Ярта из пляски эфирного огня, спасая ему жизнь и оплачивая ее собственной.

Но, даже зная, что Врата — это произведение Фольтеса, и помня, что Фэльмарэ погибла из-за них, Ярт мирно сидел рядом с ним, и в сердце его не было ненависти или злобы. Потому что Маг делал все из-за любви к маленькой человеческой колдунье, которая обманывала его. А Ярт слишком хорошо помнил, на какие безрассудства способна настоящая любовь. И знал, что свой путь Фэль выбрала сама. Ведь чем все закончится, ей было известно еще до того, как они нашли Врата.

— Я хотел попросить тебя об одном, — вдруг раздался голос Мага, и Ярт чуть вздрогнул. Он даже не заметил, как погрузился в раздумья.

— О чем? — его глаза наткнулись на задумчивый взгляд Фольтеса.

— Спой мне. Я всего лишь раз слышал песни Стаи, — Маг опустил голову. — И с тех пор не могу забыть.

— С радостью, — Ярт вскочил и умчался в дом.

— Мне выйти? — поинтересовался Найрэ, встретив его прямым взглядом.

— К Фольтесу? — Ярт подхватил инктар. — Он сказал, если хочешь, выйдешь. Он ко мне.

— А-а, — протянул друг. — Тогда еще не время. Я попозже выгляну.

— Я ему передам, — Ярт поймал на себе чуть мрачноватый взгляд Мирэла и резко вышел прочь. В отличие от него, Странник не забывал, кто привел Врата на Альтанатанэ.

Фольтес тенью стоял на краю террасы. Бархатную черноту неба искрами покрывали яркие летние звезды. В темноте негромко насвистывали птицы. Ленивый ветерок время от времени накатывал на террасу прохладной освежающей волной.

Ярт плотно прикрыл дверь и легко опустился на ступени лестницы, устраивая инструмент на коленях. Пальцы привычно легли на узкий гриф, расчерченный тонкими лучиками струн, слегка мерцающими в темноте. Инктар издал легкий вздох и зазвучал обволакивающим, немного горчащим звуком. Фольтес замер, стиснув пальцами перила террасы.

Чуть хрипловатый голос Ярта уверено выводил мелодию старой баллады. Мальчик не мог — просто не мог! — знать, что именно ее в ту ночь пел своему новому другу Лайнэ, и каким чудом из всех песен он выбрал именно ее, Маг объяснить не мог. Старая песня всколыхнула старые переживания, и когда Ярт окончил и поднял на Фольтеса глаза, он увидел на его лице мокрые дорожки невольных слез и прикушенную до крови губу.

Впрочем, сам певец выглядел не лучше. Его глаза тоже подозрительно блестели в полумраке ночи, и Сэллифэр осторожно ткнул вожака носом:

— Зачем ты мучаешь себя?

— Я не мучаю, — Ярт помотал головой и взглянул на волка. — Просто почему-то вспомнилась именно эта песня. Я не виноват, что она так подходит к моей жизни.

Их разговор прервал чуть севший от волнения голос Фольтеса:

— Благодарю… Лайнэ, — сейчас, как никогда, он видел в сидящем перед ним мальчике того шального молодого Волка, каким помнил его отца.

— Не за что, — Ярт резко обернулся на скрип двери.

— Не помешаю? — Найрэ неслышно вышел на террасу и вопросительно посмотрел на маленькую компанию.

— Ну что ты, — Ярт улыбнулся. — Ты как раз вовремя. Я только собрался спеть что-нибудь вэльтаретское…

— О нет, — Найрэ почти застонал, разом потеряв всю свою взрослость и умудренность. Ярко-голубые глаза с тоской воззрились на Ярта:

— Не проси меня подпевать. Ты ж знаешь, мне в детстве дракон на ухо наступил!

— Вот специально попрошу, — именинник обижено надулся. — Как в кабаке, так он подпевает. А как здесь, так сразу сказки о драконах начинаются!

Фольтес медленно расплывался в улыбке. Он в который раз подумал, что нельзя часто держать этих двоих рядом. Вдвоем они были способны переплюнуть даже команду профессиональных шутов. Хотя бы потому, что веселье у них было не наработано временем, а естественно и живо. И никто в такие минуты не вспоминал, что один из этих двоих — Верховный Маг всего мира, а второй — Странник, в душе которого кровавая рана, не заживающая вот уже третий год.

Песню Ярт из Найрэ все-таки выбил. Заметно смущаясь, Айэрэн при поддержке друга что-то запел. Но потом разошелся, в голосе добавилось уверенности, И Найрэ даже не заметил, что где-то ближе к середине ничей голос его уже не поддерживает. К слову сказать, последствий драконьих прогулок на его ушах не наблюдалось. Так, дракончика разве.

— Ой, а что это вы тут так сидите? — из дверей выглянула Терти и легко выпорхнула на улицу. — К вам можно? Или у вас тут чисто мужская компания? — ее взгляд быстро скользнул по темной фигуре возле края террасы.

— Ну что ты, — Ярт улыбнулся. Озорной характер Терти вносил оживление даже в самую мертвую компанию.

— Тогда ты не против, если я немного с вами посижу? — она без промедления плюхнулась на ступени рядом с ним и перетянула инктар на свои колени. Веселая мелодия вихрем закружилась в воздухе.

— Слышу мои любимые «Черемушки»! — когда здесь появился Лорелин, никто даже не заметил. Рядом с ним на лавочку опустилась Эртэнэль, негромко подпевающая подруге.

— Ладно, Лайнэ. Я пойду, пожалуй, — Фольтес чуть склонил голову. — Благодарю за песню. Счастливо допраздновать. Доброй ночи.

— Увидимся, — Ярт кивнул. — Доброй ночи.

— Ну же, Ярт, вставай! Нечего имениннику сидеть на собственном празднике, когда другие веселятся, — Альтамир подхватил его под руку и подключил к танцам. — И не говори мне, что ты не хочешь.

— Отчего же, — Ярт подхватил за талию Альму. — Я всегда любил повеселиться. А уж на собственном дне рождения это просто моя обязанность.

Альма весело рассмеялась и шутливо проговорила:

— Ты только смотри, не затанцуй меня до смерти. Я уже не молоденькая девушка.

— Да ты всем молоденьким фору дашь, — уверено посулил внук.

— Эй, Эртэнэль, давай, не засиживайся, — неугомонный Лорелин подбежал к девушке и взял за руки. — Чего ты одна сидеть будешь?

— Не уверен, что такие танцы ей сейчас разрешены, — нравоучительно заметил Найрэ, отплясывая напару с Альтамиром. — А посему пусть лучше посидит. За нее я потанцую.

— Видали? — Терти ухмыльнулась. — Вот что называется — заботливый муж! Между прочим, Инри, я в ее положении отплясывала не хуже тебя, что бы там Альтамир ни ворчал.

— А разве я ворчал? Не помню, — Мирэл на секунду остановился, и они с Найрэ, сбившись с темпа, дружно запутались в ногах.

— К тому же, Найрэ, ты не очень-то похож на девушку, — добавил Лорелин, изнемогая от смеха. — Уж извини.

— Еще не хватало, чтобы я на девушку похож был! — возмутился Айэрэн. — Я пока еще мужчина!

— Никто в этом не сомневается, милый, — Эртэ нежно улыбнулась ему. — Не волнуйся, я не собираюсь танцевать «Черемушки». Даже «Веревочка» для меня сейчас чересчур быстра. Я посижу.

— И все-таки, Эртэ, ты потанцуешь, — Ярт отпустил руку Альмы и выхватил у Терти инктар. — Давайте, вас тут как раз на три пары.

В ночи поплыла легкая туманная мелодия. Пальцы Ярта ласкали гриф, нежно пробегали по струнам. На мгновение всем показалось, что он не инктар обнимает, а держит в руках любимую девушку, настолько трепетными были его движения, а лицо приобрело задумчиво-влюбленное выражение.

Музыка действительно была медленная, и танцевать под нее получалось легко. Вот только Альма и Лорелин, неизвестно почему, присели на лавочку, не мешая двум другим парам.

В мелодии звучали два сердца, две души, сплетающиеся друг с другом, сливающиеся в одно. Она словно открывала что-то сокровенное, обычно скрытое ото всех глубоко внутри. Одновременно грустная и полная звенящего счастья, мелодия оставляла после себя странное ощущение. Она словно бы не была закончена, обрывалась где-то на середине, словно бы должно было быть сказано нечто важное, но так и не было сказано.

Ярт осторожно взял последнюю ноту и опустил голову. Руки его едва заметно дрожали. Совсем не эту мелодию он хотел сыграть, но сегодня все выходило не так, как обычно.

— Ярт, это… — Терти смотрела на него восхищенным, еще чуть затуманенным взглядом, в котором угадывались смутные образы, ею самой до конца не осознанные. Ладони Альтамира на ее плечах тоже чуть заметно подрагивали, а в глазах светилась всепоглощающая любовь, которую обычно скрывали заботы Странника.

Эртэнэль и Найрэ стояли неподалеку в обнимочку, склонив лица друг к другу. Для них сейчас не было никого кроме них самих. Вряд ли они даже отдавали себе отчет в том, где именно находятся. Эту мелодию каждый заканчивал по-своему.

— Ярт, мальчик мой, — раздался осторожный голос Альмарэн. — Ты уверен, что ЭТО стоило играть?

— Почему бы и нет, — тот дернул плечом, не поднимая голову. — Раз уж оно само выползло…

— Ты бы хоть чуть-чуть сдерживал свои таланты, — Лорелин опустился рядом с ним. — Ладно, сейчас здесь только пары. Мы вовремя успели выбраться.

— Откуда? — Ярт скосил взгляд. Удивленный очень искренне. Лорелин только головой покрутил и слегка присвистнул:

— Да ты, и правда, не понял, что сделал! Как бы тебе объяснить…

— А что тут объяснять, — Альма вздохнула. — Когда душа распахивается и выпускает что-то, сильно переживаемое, желанное, это самое лучшее состояние для всяких чар.

— Ты только что очаровал всех, кто танцевал под твой инктар, малыш, — когда Фольтес успел вернуться, никто не заметил. — Ты играл свою любовь к Фэль, а для остальных это были лучшие любовные чары. Все-таки твоя Сила еще не до конца подчиняется тебе, ты по-прежнему ее выпускаешь из-под контроля, особенно когда переживаешь.

— Хочешь сказать, они… — Ярт удивленно перевел взгляд на друзей. Альтамир и Терти тихо пересмеивались, сидя около крыльца, а Найрэ и Эртэнэль задумчиво смотрели на звездное небо.

— Скажи-ка мне, о великий чародей, — шутливо-почтительно проговорил Лорелин, отвесив низкий поклон Ярту. — А когда твои чары развеются?

— Понятия не имею, — честно ответил тот и вопросительно посмотрел на Фольтеса. Маг задумчиво смерил парочки взглядом и хмыкнул:

— Ну, не так все страшно. К утру закончится. А сейчас им явно будет не до вас. Я бы мог, конечно, снять, но не стану. Странникам полезно хоть иногда забывать о своих вечных заботах, да и Магам тоже. Мой тебе совет, малыш. Отправь-ка их по домам.



— Ты прав, — Ярт покачал головой и негромко вздохнул. — Когда это у меня хоть что-нибудь в жизни было, как у всех? Даже из дня рождения получилось неизвестно что.

— Зачем же так строго? Ты подарил им целую ночь радости и свободы от себя, — улыбнулась Альма. — По-моему, это прекрасный финал для праздника.

— А вот чудный был бы финал для праздника, если бы здесь были те, кто еще никогда не любил? — ехидно заметил Лорелин.

— Что ж, несколькими парами у нас бы стало больше, — пожала плечами та. — Если бы так, случилось, значит, Тэиссэ так вышила полотно их Судьбы. Ничто в мире не происходит просто так, ты же это прекрасно знаешь.

— Ладно-ладно, — Лорелин отмахнулся. — Я уже понял, что ты его всегда оправдаешь.

— Можно подумать, тебя никогда не оправдывают, — хмыкнул Ярт.

— Нет, почему же… — начал тот, но договорить не успел. Терти, чуть смущенно глядя на друзей, проговорила:

— Ярт. Мы пойдем, пожалуй. Поздно, надо бы Вэльфора уложить. Да и вообще…

— Идите, конечно, — улыбнулся именинник. — Праздник затягивать нельзя, иначе он быстро станет рутиной.

— Тогда до завтра, — Альтамир кивнул ему. — Мы еще обсудим, куда и как.

— Разумеется, — Ярт посторонился, пропуская их к дверям.

— Мы, наверное, тоже пойдем, — Найрэ покрепче прижал к себе Эртэнэль. — Спасибо за чудесный вечер, Ярт. Почти как в молодости.

— Такое чувство, что нам уже лет под двести, — задумчиво хмыкнул именинник, ни к кому особенно не обращаясь.

— Иногда, когда я на тебя гляжу, у меня чувство, что ты вообще порождение самой Вечности, — серьезно посмотрел на него Айэрэн. — Ты как иногда посмотришь, как скажешь…

— Уймись, — Эртэ закрыла ему рот и кивнула всем присутствующим. — Мы пойдем.

— Ассэ, влюбленные, — чуть ли не хором попрощались Ярт и Лорелин и рассмеялись общему течению своих мыслей.

— Ну, вот и все, — негромко проговорила Альма, провожая взглядом Магов. — Я так понимаю, что праздник закончился.

— Тебе помочь с уборкой? — встрепенулся Ярт. — А то как-то нехорошо получается. Мой праздник, а я для него даже ничего не сделал.

— Ну, как не сделал, — Альма задумчиво погладила его по щеке. — Ведь если бы не ты, этого праздника вообще бы не было. Разве нет? Так что отдыхай и наслаждайся своим днем… Вернее, ночью. Мне и Лорелин поможет, — она цепко ухватила за рукав крадущегося к двери сына.

Тот испустил тяжкий вздох и кивнул с выражением покорности судьбе на лице.

Ярт обернулся к Фольтесу, все еще стоящему возле крыльца, и поинтересовался:

— Ты вернулся, потому что ощутил магию?

— Потому что я хотел поздравить тебя, — раздался чуть хрипловатый голос, и Ярт слегка вздрогнул, заметив, что глаза Мага отливают лунным светом:

— Отец?

— Ты же не думал, что я забуду про этот день, как некоторые? — усмехнулся тот. — Не хочешь прогуляться?

— Прогуляться по городу или по лесу? — чуть улыбнулся Ярт.

— По лесу, разумеется, — они неспеша направились на улицу.


Лес встретил их темнотой и прохладой. Ярт полной грудью втянул в себя дикие запахи, сразу же утонув во множестве образов. Рядом раздался торжествующий клич Вожака, и на пригорок перед ним взлетел темно-серый волк.

«Чего ты ждешь?» — услышал Ярт, и мир на мгновение померк и вернулся уже совсем другим. Более четким и разнообразным. Насыщенным запахами и Силой.

Молодой угольно-черный волк медленно сделал шаг вперед и поднял изумрудные глаза на своего воспитателя. Тот привольно развалился на пригорке и ожидающе смотрел на ученика:

— Почему ты всегда так теряешься при Освобождении? — поинтересовался он.

— Потому что для меня это необычно, — Ярт встряхнулся, окончательно почувствовав свое новое тело и освоившись в нем. — Если бы я готовился к этому с детства, было бы, наверное, легче.

— Надо заметить, ты делаешь явные успехи, — взрослый волк легко прянул на ноги. — По крайней мере, теперь мне не нужно ждать целый час, пока ты сообразишь, что делать с четырьмя лапами.

Ярт фыркнул и одним прыжком оказался рядом с тем, кто сейчас был его отцом:

— Идем. Ночь коротка. Я хочу успеть нагуляться здесь, пока не ушел.

— Идем. Сегодня будет хорошая ночь, — волк усмехнулся.

— Очень хорошая, — подтвердил Сэллифэр, принюхиваясь. — Ветер пахнет охотой.

— Замечательно! — Ярт даже подпрыгнул от удовольствия и радостно издал охотничий клич.

Спутники дружно подхватили его, и троица сорвалась с места.

Глава 2

У Косси, как всегда в такой час, было немноголюдно. Сам он стоял за стойкой и протирал стаканы с таким видом, словно это являлось самым важным делом в его жизни, и ничто на свете было не в состоянии оторвать его от данного занятия. Однако те, кто хорошо знал трактирщика, могли заметить, как он иногда кидал быстрые взгляды в сторону дальнего стола, за которым сидели Странники, и глаза его все больше и больше прищуривались, а уши, казалось, чуть дрожали от попыток уловить, о чем именно идет речь в этой компании.

— Да почему? — ладонь Альтамира опустилась на столешницу с довольно громким звуком, а сам Странник привстал, нависая над остальными. — Что это значит — нельзя? Как можно запретить Страннику приехать на Совет? Кто это, интересно знать, ему запретит?

— А вот то, что он достоин называться Странником, еще нужно выяснить, — мягко проговорил один из сидящих за столом. — Пока что мы ничего о нем не знаем, кроме того, что он берется за любое поручение, которое ему дает Орегонд.

— Тебе этого разве недостаточно, Иламир? — едко поинтересовался Мирэл. — Ты считаешь, что чтобы быть Странником, нужно это еще как-то доказать? В смысле, свое право выходить на Путь…

— Разумеется, нужно, — невозмутимо кивнул Иламир. — Мы не можем быть уверены в том, кого не знаем. Мы не знаем, достаточно ли он опытен, чтобы взять на себя заботы Странника. Он потерял своего старшего, когда еще только-только начал учиться — это лишние сложности… Кто с ним после этого занимался? Ты? Орегонд? А вот я слышал, что к нему регулярно наведывается Фольтес.

Мирэл заметно помрачнел и скрестил руки на груди, всем своим видом показывая, что разговаривать на эту тему он не намерен. Вместо него заговорила сидящая рядом девушка:

— Послушай, Ллаэ, ты не сможешь запретить ему выходить на Путь. Даже если ты перестанешь называть его Странником, его сущность от этого не изменится, и его дар ты не отнимешь.

— Вот именно, — Мирэл снова включился в разговор. — Да он тебя даже слушать не станет! Ну, отнимешь ты у него посох на время… Если отнимешь, конечно… Так, извини уж, он и без посоха пойдет по Пути Шаги отмерять. Судьба у него такая, а с ней спорить без толку.

— Ты верно сказала, Шаллэ, сущность его нам не изменить. А вы вспомните, что у него за сущность. Какая у него судьба, — теперь уже Иламир помрачнел и насупился. — Вы не забыли, что он — отпрыск Стаи? Волк-одиночка… Долго ли наши правила, наш Кодекс будут оставаться законом для него? Я не доверяю ему. Волки всегда были себе на уме, чего нам ждать от этого? Он даже воспитывался не у нас, а в Вэле. И то, что его наставницей была Фэль, ничего не…

— Все ясно, — Альтамир откинулся на спинку стула и чуть прищурил глаза. — Вот почему ты на него взъелся… Извини, конечно, Ллаэ, но это несколько не по чести — мстить таким образом тому, кто в твоих прежних бедах даже не был виноват, поскольку его тогда и на свете-то не было. Ты так не думаешь?

— Я никому не мщу, — Иламир насупился еще больше. — Что за чушь!

— Ты до сих пор не можешь забыть того, что Фэльмарэ отказалась быть твоей наставницей. И была права, — Альтамир чуть улыбнулся. — То, что тебе было необходимо, как Страннику, она тебе дать не могла. И не она вывела тебя на Путь, хоть и была в тот день вместе с вами. Сейчас ты сам должен это понимать — у тебя уже второй ученик. Путь сам выбирает, кого и когда мы выведем из этого мира, чтобы он увидел другие. И именно за них мы ответственны. Ты не глупее меня, хоть и моложе. Вы с ней были совершенно разными, а в этих двоих текла одна кровь — это я тебе говорю, как бывший наставник Фэль. Поэтому она и стала его наставницей. Так что прекрати терзать себя и других своими старыми обидами. Тем более что сейчас они уже не актуальны. А Ярт — один из лучших Странников, каких видел этот мир. Даже несмотря на то, что остался без наставницы почти сразу после принятия посоха.

— Между прочим, я считаю, что он вообще не доказал свое право носить посох, — мрачно заметил Иламир. — Кто вообще решился дать ему посох Странника до того, как он прошел обучение?

— Это было решение Айэрэ Элээн, — негромко ответил Мирэл, не без удовольствия отметив, как вечно невозмутимый взгляд Иламира на мгновение окрасился растерянностью. — И я абсолютно с ней согласен… Если ты не забыл, он взял посох. С первого раза. Пройдя всю тропу Орегонда без обучения и подготовки. Извини, что напоминаю, но некоторые (не будем пальцем показывать) пытались получить посох аж четыре раза, пока наконец до него добрались без особого ущерба.

Иламир еще больше насупился и слегка толкнул под локоть Шаллэ, которая давилась от смеха. Глубоко вздохнув, он снова устремил свой взгляд на Альтамира:

— И все-таки я считаю, что он пока не может называться Странником, потому что не прошел обучения…

— И что же ты предлагаешь? — ехидно, но не без интереса поинтересовался Мирэл.

— Я предлагаю, — Иламир опустил локти на стол и улыбнулся. — Я предлагаю забрать у него посох и дать ему наставника. Кого-нибудь, кто уже достаточно опытен и доказал свою верность Кодексу Странников, чтобы суметь обуздать его и выучить. И только когда он будет готов и докажет свою послушность нашим законам, ему будет возвращен посох и право называться Странником…

— У меня такое чувство, что ты сам хочешь взяться за его обучение, Ллаэ, — тихо проговорил Альтамир, пристально глядя на собеседника.

— Это решать Совету, — скромно потупился Иламир. — Я там обязательно подниму этот вопрос.

— Чхирэ рран, — эти слова прозвучали, как пощечина, и Иламир, смертельно побледнев, стал приподниматься из-за стола, но Альтамир притиснул его к стулу, прямо глядя в его глаза. — Не делай оскорбленное лицо. Я сказал правду. Ты же сам понимаешь, что не сможешь справиться с ним. Не сможешь ему доказать, что он не Странник, потому что ты сам знаешь, что это неправда. Чего ты хочешь? Получить Волчонка под свою руку, чтобы попытаться сломать его, чтобы вдоволь над ним поиздеваться? Ты не сможешь быть ему наставником, он другой. Совсем. Я знаю, что будет потом. Ты, если получишь его в ученики… Именно — если… Через год или два ты со скорбным видом выскажешься на Совете, что он не поддается обучению и поэтому в братство принят быть не может. Но, скорее всего, случится то, что Ярт сам откажется от нового наставника, потому что после Фэль ему уже никто не подойдет, и тогда на Совете у него потребуют посох. А он его никогда не отдаст… Да его никто и не сможет взять, вы же знаете, что такое посох Странника…

— И тогда Волк станет изгоем, — прошептала Шаллэ и недоуменно посмотрела на Иламира. — Зачем тебе это? Зачем ты хочешь, чтобы братство отвернулось от него? Что он тебе сделал?

— Да что за глупости?! — возмутился тот. — Я с радостью приму его вступление в наши ряды, потому что каждый из нас ценен, ведь после… после тех дней нас осталось совсем мало. Но пусть он сперва докажет, что сможет быть одним из нас, подчиняться нашим законам и выполнять волю Совета.

— Хорошо, — Альтамир отпустил его плечи и снова сел на место. — По мне так он уже давно все доказал, но если ты так настаиваешь… Я призываю в свидетели Силу Пути…

— Ты с ума сошел! — почти хором вскричали Шаллэ и Иламир, но было поздно. Альтамир держал в руках посох, по поверхности которого медленно стекала струйка крови.

— Отныне и на год я беру на себя ответственность за Странника, принятого Путем, как Лайнэ. И только смерть одного из нас разорвет эту клятву. Хатто нимэ навайли. Именем Пути связано…

— Об этом мы тоже поговорим на Совете, — мрачно изрек Иламир, поднимаясь. — Не уверен, что твое самоуправство придется по душе старейшинам.

— Ничего, я это как-нибудь переживу, — беспечно отмахнулся Альтамир.

— Смотри, как бы вскоре не пришлось поднимать вопрос о твоей лояльности нашему Кодексу, — негромко добавил Иламир и направился к выходу.

— А ведь он в чем-то прав, Мирэл, — Шаллэ вертела в руках чашу. — Это был опрометчивый поступок. Ты не выводил его на Путь. Значит, наставника должен был выбирать Совет. Я боюсь, что ты можешь пострадать из-за этого.

— Не беспокойся за меня, — Альтамир неожиданно улыбнулся. — Я, в отличие от Ярта, уже давно доказал свою полную пригодность к званию Странника. И Совет прекрасно помнит все мои заслуги и промахи. Не думаю, что старейшины будут сильно возражать. Тем более, Орегонд будет на моей стороне, и Орфэльмер выскажет свое слово в защиту Волчонка… Пойми, Шаллэ, — он сжал ее ладони. — Я глубоко уважаю твоего брата. Ллаэ — правильный Странник, я бы даже сказал, крайне правильный, идеальное воплощение нашего Кодекса. Ему никогда и в голову не придет поступить не так, как нам предписывают наши правила. И именно поэтому он так редко выходит на Путь, а большую часть времени проводит здесь, обучая и наставляя. Ты сама Странница и знаешь, что не всегда нужно поступать так, как велит нам Кодекс. А Ярт вообще всегда поступает так, как ему подсказывает чутье. Для Иламира это святотатство. Потому-то я и не хочу, чтобы он был наставником Волчонка. А на Совете он бы смог убедить всех, что лучше него с этим никто не справится.

— Но… Ты же мог бы и там всем объяснить, почему это не так, — недоуменно заметила Шаллэ. — Как мне сейчас.

Альтамир рассмеялся:

— Шалмира, Шалмира… Какая же ты еще девочка! Ты себе представляешь, что будет, если я на Совете заявлю, что Странники не должны придерживаться Кодекса, пусть даже иногда? Мы все знаем, что это необходимо порой. Но заявлять об этом открыто… Считай, что это верная дорога к лишению посоха и отречению братства. Никогда не вздумай говорить о том, что можно переступать через Кодекс. Там, конечно, за последнее время появилась куча всякой чепухи, но ни один Странник никогда не нарушит тех законов, что были приняты в самом начале. А это, по большему счету, и есть настоящий Кодекс: защищать невинных, не отнимать чужую жизнь, если нет в этом нужды, не нападать первым, не отказывать в помощи, не использовать Силу без необходимости, не требовать награды… Вот это — наши правила, Шаллэ. А то, чему тебя учил твой брат помимо всего этого, это пришло позже — о послушании наставнику, почитании воли Совета и прочая ерунда.

— Да уж, пожалуй, на Совете об этом открыто говорить и впрямь не стоит, — Шаллэ озорно ухмыльнулась. — Забавно получается, все знают, что это чепуха, но все молчат.

— Почему же все? — Альтамир улыбнулся. — Вот твой брат во все это свято верит. И разубеждать его никто не торопится. Хотя иногда его твердолобость нам здорово мешает. Когда Совет не понимает ситуации, не был в мире и не знает, что там творится, но диктует свое мнение по поводу решения назревших там проблем, как ты думаешь, многие будут его придерживаться? Вот именно, почти никто. Но не дай боги, там будет Иламир… Или, по правилам, всегда нужно спрашивать мнения старейшин по поводу разрешения горячих ситуаций. Но согласись, это весьма проблемно, когда ситуация начинает разворачиваться вокруг тебя… Вот ни разу не спрашивал, как же Ллаэ в таких случаях действует?

Они весело рассмеялись. Шаллэ покачала головой:

— Вот уж точно — чхирэ рран. Но ты его смертельно этим обидел. Его в глаза еще никто так не называл. Все уже как-то смирились.

— Ну, может, насчет придурка я погорячился, но то, что он твердолобый — это правда, — Альтамир хмыкнул. — А, ладно. Я уже давно хотел ему это высказать. А сегодня он меня просто вынудил. Не переживай за меня, девочка. Мы с Ллаэ давно знакомы. Он оттает. Все будет хорошо.

— Знаешь, Мирэл, — неожиданно грустно сказала девушка. — Больше всего мне в этой истории страшно за Лайнэ. Не представляю, что с ним будет, если его не примет братство.

Альтамир внимательно посмотрел на нее и мрачно покачал головой.

— Не волнуйся, Шаллэ. С ним все будет в порядке. Ты же сама сказала, что его сущность у него не отнять. Волки никогда не нуждались в братстве, чтобы бегать по Пути, — он приобнял девушку за плечи. — А уж этот… Такой же своевольный, как и его наставница. Поэтому они так хорошо и поладили.

— Мне пора, — Шаллэ резко встала, не глядя на друга. — Увидимся, Мирэл. Привет Терти. Я, может быть, еще загляну.

Альтамир тяжело вздохнул и покачал головой, проводив ее сочувствующим взглядом.

Косси наконец вытер бокал и поставил его на полку.


Ярт неспешно прогуливался по Ваинэлю. Альтамир пропадал на какой-то встрече, Найрэ был занят в Академии, и он чувствовал себя слегка посторонним в этом городе.

Но день был хорош, и мысли Ярта не задерживались на этом ощущении, плавно перетекая друг в друга. На него снизошло редкое чувство покоя и гармонии с окружающим миром, которое обычно посещало его после Освобождения и пребывания в шкуре зверя. Ярт настолько ушел в себя, что не сразу услышал, как его окликают.

— Лайнэ! Ты здесь откуда? — к нему по улице легкой походкой приближался молодой парень на вид лет восемнадцати. Слегка раскосые дымчато-сиреневого цвета глаза радостно смотрели на Волка. Ярт чуть замедлил ход и через мгновение одарил Эльфа лучезарной улыбкой:

— Снежок! А ты здесь откуда?

— Я? — тот удивился. — Так я же с нашим посольством на Совет Странников еду. Неужели не слышал? Мы уже три дня как здесь остановились. Дальше-то с вашими Странниками пойдем.

— Подожди, подожди, — Ярт поднял ладонь. — Какое посольство? Какой Совет? Когда?

— Совет Странников. Через двенадцать дней, — Снежок несколько странно посмотрел на него. — А разве тебе не сказали? Всех же Странников оповестили. Вот мы и идем. От Альмэсэйе. Я ведь теперь тоже Странник, — он гордо задрал нос.

Ярт рассмеялся и за этот самый нос его и ухватил:

— Давно ли? Год назад еще в учениках ходил. И, помнится мне, за ту глупость тебя вообще не собирались раньше следующего лета на тропу вести. Неужели Натта сжалилась?

— Нет больше Натты, — негромко проговорил Снежок. — Ее еще в начале весны… не стало.

— Прости, малыш, — Ярт помрачнел. — Я не знал. Сам недавно вернулся. Поздно уже, но… Легкого тебе Пути, Натта. Да примет тебя Звездный Мост.

— Может, сходим, посидим где-нибудь? — предложил Снежок.

— Пойдем, Исси, — Ярт обнял его за плечи. — Есть тут одно местечко. Тебе понравится. Ты ведь первый раз в Ваинэле?

— Первый, — признался тот. — А ты, получается, здесь живешь? Разве ты из Лесных Эльфов? Я думал, ты из…

— Все верно, малыш, — Ярт усмехнулся. — Я из Стаи. Только моя мать была Эльфийкой из Лесных. Лиственной. И все мои родичи по ее линии живут здесь. А Стаи, как тебе известно, уже давно нет. Поэтому я и возвращаюсь в Ваинэль. Пока что мне больше некуда идти, кроме Лесного города.

— По-моему, тебе неприятна эта тема, — осторожно заметил Исси. — Зачем ты об этом говоришь?

— Потому что тебе интересно, ведь так? — Ярт распахнул перед ним дверь, и они зашли в полусумрак «Лесной избушки». Косси вопросительно взглянул на Странников, а его уши непроизвольно распахнулись, ловя каждый звук с той половины зала.

— Эй, Косси, нам бы чего-нибудь пожевать и выпить, — громко высказался Ярт.

— Выпить как обычно или покрепче? — с улыбкой осведомился трактирщик, уже привыкший к манере Волка заказывать себе еду.

— Ты как? — Ярт вопросительно посмотрел на знакомца.

— Мне… — тот замялся, но потом махнул рукой. — Давай чего-нибудь средней крепости, но побольше, — и шепотом добавил. — Если Ллаэ узнает, что я напился, не сносить мне головы. Прицепится, как репей, не отдерешь. А расслабиться хочется.

— Иламир? — поинтересовался Ярт. — А что, он тоже?.. Хотя о чем я спрашиваю! Естественно, он у вас глава посольства. Угадал?

— Угадал, — уныло подтвердил Исси. — Как специально Радэль слег. Он же главой должен был ехать, да с последнего Шага такой вернулся, что над ним лекари двадцать дней тряслись. Думали, вообще не выживет. Вот теперь Иламир главой и поехал. Ни покутить, ни погулять. Ничего нельзя. Честь Странника, чтоб ей…

Косси лично поставил поднос на стол и внимательно прислушивался к разговору. Ярт улыбнулся и кивнул:

— Спасибо, йорэ. Нам больше ничего не нужно. Если что, я тебе сообщу.

— Приятного аппетита, — с некоторым сожалением ответил Косси и хитро добавил. — Надеюсь, вы много не попросите, а то после Альтамира у меня немного пустовато в кладовке.

— Альтамир здесь был? — Ярт моментально развернулся к хозяину. — Когда?

— Да недавно ушел, — Косси пожал плечами и стал деятельно оттирать с чистого стола невидимое пятно. — С двумя еще. Нездешними. По выговору да по внешности — из Альмэсэйе. Но тоже Странники. Ллаэ и Шаллэ, так он их называл, — он склонился еще ниже над столом и совсем тихо договорил. — О тебе разговор шел… Ну, вот, — махнув последний раз тряпкой, Косси выпрямился. — Теперь чисто. Ешьте. Такого больше ни в одном трактире нашего города не найдете. Да и не только нашего.

— Это правда, — Ярт улыбнулся Исси, умело спрятав свои чувства по поводу новостей трактирщика. — Косси — мастер на все руки.

— А запах! — Исси довольно зажмурился. — Наверняка даже Ллаэ, каким бы он ворчуном ни был, здешнюю кухню оценил по достоинству.

— Я удивлюсь, если это не так, — Ярт налил ему вина. — Давай, рассказывай, что это за Совет, о котором я ничего не знаю. О чем там в этот раз пойдет речь?

Исси несколько мгновений смаковал напиток, потом отставил чашу в сторону и серьезно посмотрел на Ярта:

— Я не знаю, стоит ли мне рассказывать. Если тебе ничего не говорили, может быть, ты и не должен был об этом узнать.

— Теперь об этом думать несколько поздновато, ты не находишь? — ехидно поинтересовался Ярт. — Ты уже проболтался, так что особого смысла в дальнейшем молчании я не нахожу… Если, конечно, вопросы, рассматриваемые на этом Совете не касаются лично меня… чему я, в общем-то, тоже не удивлюсь. Слишком уж многие из братства меня откровенно терпят и не знают, как бы от меня в своих рядах отделаться, — он слегка мрачно посмотрел в чашу. — Дитя Стаи, что тут еще добавить. Слишком нахальный, непочтительный и высокомерный… Ну, чего молчишь? Скажи еще, что ты про меня такого никогда не слышал.

— Слышал, — Исси густо покраснел, словно был уличен в чем-то неподобающем. — Только, когда познакомился с тобой, понял, какая это чушь. И, поверь мне, многие думают так же, как я.

— Этих многих не наберется даже на четверть братства, — Ярт хмыкнул. — Меня утешает одно. Со многими я попросту не знаком, следовательно, они не станут спешить делать выводы относительно меня, пока не увидят собственными глазами и не убедятся в том, что слышали… или же напротив — опровергнут то, что знали до этого.

— Не переживай, — Исси ободряюще улыбнулся ему. — Ты же знаешь, что наши старейшины к тебе относятся хорошо. А некоторые так вообще тобой гордятся. Ты ведь уже столько сделал! А молодые Странники почти поголовно тобой восхищаются. Даже те, кто не знаком с тобой. Ты у нас теперь образец для подражания. Не многие осмеливаются делать то, что им хочется, а не то, что предписано.

— Льстят… а ведь приятно, — задумчиво хмыкнул Ярт. — Знаешь ли, молодость это такая штука, когда вечно хочется все нарушать. Не пытайся меня уверить, что тебе ни разу не приходило в голову ослушаться наставника и сделать все так, как тебе кажется лучше. И я вовсе не так часто переступаю через правила, как говорят. Лишь тогда, когда это действительно необходимо. И, между прочим, не я один. Только остальные — это свои, а я, несмотря на посох, навсегда останусь чужаком для братства, Волком. И не скажу, что меня это не устраивает.

— Тебе не нравится быть Странником? — удивленно взглянул на него Исси. — Но ведь…

— Да почему не нравится? — Ярт пожал плечами. — Это моя жизнь, и Странником я был бы в любом случае по праву рождения. Как почти все члены Стаи. Для этого мне совсем не обязательно числиться в братстве. Нет, я не хочу сказать, что меня что-то не устраивает, напротив. Я в последние годы познакомился со многими интересными личностями, узнал много нового, пожалуй, больше, чем за всю предыдущую жизнь. Но сколько бы у меня ни было друзей и знакомых, братьев и сестер, я все равно останусь Одиночкой.

— Ну… все мы по-своему одиночки, — Исси пожал плечами. — Странники редко ходят компаниями. У каждого из нас свой Путь…

— Но любой из вас имеет свою компанию, свой дом, своих близких, — Ярт свел брови. — И что бы там ни говорили, у каждого из вас есть душа, которая принадлежит вашим близким.

— А у тебя ее, что, нет? — хмыкнул Исси.

— Почему же, есть. Где-то, — Ярт чуть криво улыбнулся. — Только я сам не ведаю, где именно. Как ушла она от меня три года назад, так теперь обратно дозваться не могу.

— Ох, не смотри на меня так, — Исси отвел глаза. — Когда у тебя такой взгляд, я всегда вспоминаю, что о тебе Хэамиль говорил.

— И что именно? — Ярт приподнял брови. — Я от него по крайней мере два мнения о себе выслушал.

— Что тебе надо было на Вэи воспитываться, — Исси откровенно передернулся. — Когда ты так смотришь, у тебя взгляд такой же холодный и расчетливый, как у тамошних джае-гару. Вот уж поистине «лишенные души».

— По-моему, мы перешли на чересчур мрачные темы и слишком удалились от обсуждаемого вопроса, — хмыкнул Ярт, разливая по новой. — Так что там с Советом? Что такого сверхсекретного там обсуждается, что приглашаются даже молодые Странники, а вот меня почему-то не зовут, хотя мне тоже есть что сказать и спросить?

Исси откровенно уныло посмотрел на него. Он, конечно, помнил, что Волк был крайне настойчивым существом, но уже успел подзабыть — насколько.

— Честно говоря, сам я очень мало знаю, — он покачал чашу в ладони. — Совет, в общем-то, такой же, как всегда. Очередное распределение уровней, очередные поощрения и взыскания. Очередное посвящение молодежи в братство… Только там еще будет какое-то закрытое собрание, как я понял по обрывкам речей Ллаэ. Он сейчас ходит довольный донельзя, как будто статус старейшины получил. Хотя, может, так оно и будет. И… — он запнулся и нервно покрутил в пальцах прядь белоснежных волос. — И там действительно собираются говорить о тебе. Поэтому я и удивился, что ты не знаешь про Совет. Я думал, тебя предупредили, — и угрюмо добавил. — Знал бы, что нет, промолчал бы. Теперь с Ллаэ проблем не оберешься.

Ярт пожал плечами и задумчиво пригубил вино.

Итак, на Совете действительно будут говорить о нем. Судя по тому, что Альтамир был здесь сегодня с Иламиром и Шалмирой, он это знает. Но почему тогда не сказал? Или это действительно закрытый Совет, и на него приглашаются далеко не все? Непохоже, раз позвали даже такого мальчишку, как Снежок, который и посох-то взял меньше года назад. Ничего такого, что могло бы заинтересовать Совет, он не знает. Вряд ли что-то срочное случилось на его последнем Шаге, иначе он бы себя так беспечно не вел, слишком впечатлительный и эмоциональный. Значит, напрашивается неутешительный вывод — на Совет не позвали именно его. Но почему? Если его там собираются разбирать по косточкам и решать его жизнь, он имеет право знать.

Ярт нахмурился. Надо найти кого-то, кто точно знает, что нужно Совету. К Альтамиру идти бесполезно. Если он не захочет говорить, его никакая сила не заставит, а он не хочет, иначе давно бы уже оповестил. Исси сказал все, что знает. Орегонд… Его в городе уже нет. Лорелин — язык без костей. Если бы знал что-нибудь, давно бы проболтался. Тем более что речь идет не о постороннем. Остается кто-нибудь из северного посольства. Иламир — пустая трата времени. Он его с первой встречи не переваривает и точно не станет ничего объяснять, да еще и Исси подставить придется. Нет уж! А вот Шалмира… Она-то как раз может помочь.

Ярт задумчиво улыбнулся. Шалмиру он помнил хорошо и надеялся, что она его тоже помнит. Впрочем, разве тут забудешь? С таким-то братом? Девушка произвела на него впечатление достаточно рассудительного и справедливого существа. Вот на справедливости и надо будет основываться. Это ведь действительно нечестно, что ему ничего не сказали. Может быть, конечно, просто не успели, но это вряд ли. А Шаллэ всегда поблизости от Иламира, что-нибудь да слышала. И Исси она не выдаст, поймет, что тот не специально проболтался… Где бы ее только поймать.

Исси неторопливо жевал, вопросительно глядя на собутыльника. Судя по взгляду Ярта, мысли его пребывали далеко отсюда. Он покачивал в ладони чашу с вином и чему-то довольно улыбался.

Исси сам не заметил, как невольно втянулся в созерцание этого необычного лица. У него всегда были склонности к рисованию. Особенно он любил делать портреты. А уж нарисовать Волка ему мечталось с самого начала их знакомства. Только все никак не получалось выкроить момент, чтобы получше изучить его лицо. Ярт просто не оставлял для этого времени. Зато сейчас Исси никто не мешал, и сам изучаемый спокойно сидел напротив, даже не замечая, что его изучают.

Эльф украдкой вытащил из сумки листки бумаги и грифель и занялся любимым делом. Не зная, сколько еще Ярт будет сидеть спокойно, Исси торопился. Штрихи получались немного неровными, но это не беда. Будет еще время довести все до конца. А сейчас главное — схватить само выражение лица, обозначить черты.

Он уже столько раз пытался нарисовать Волка по памяти, что рука легко выводила линии. Однако в прежних работах не хватало чего-то важного, без чего Лайнэ сам на себя не был похож. Сейчас Исси понял, чего именно. Его необычного звериного взгляда, проникнутого какой-то грустью и глубоко затаенной болью. И большую часть времени Исси пытался поймать это ощущение в сплетение грифельных штрихов. Он настолько увлекся, что не заметил, когда Ярт вернулся из мысленных далей и с откровенным любопытством воззрился на него. Исси очнулся только тогда, когда бархатистый, чуть хрипловатый голос Волка прозвучал над самым его ухом:

— Надо же! Я и не знал, что ты рисуешь! А почему именно я? Или ты это просто от скуки, пока я размышлял?

— Нет, просто… — Исси покраснел. — Просто я давно уже хотел тебя нарисовать, только спрашивать стеснялся. Может, тебе это не понравилось бы. А сейчас не удержался. Уж очень момент был подходящий, — и поспешно добавил. — Но если тебе не нравится, я порву.

— Да нет, зачем же, — Ярт поворошил наброски. — Нравится, — он вытащил самый законченный и усмехнулся. — Вот уж не думал, что со временем стану еще больше похож на отца, — он положил листок на стол и вернулся на место. — Только знаешь что, Снежок, убери их и никому не показывай. Не стоит другим видеть то, что разглядел ты. Если бы здесь была Фэль, и они попались бы ей в руки, мне бы крупно влетело. За то, что я так бездарно открылся. Она всегда в совершенстве владела собой.

— Ты любил ее, — негромко заметил Исси, сгребая листы в сумку.

— Люблю, — чуть резковато отозвался Ярт. — По-прежнему люблю, пусть мне хоть сто лет твердят, что она ушла.

— Прости, что напомнил, — тихо проговорил Исси.

— Ничего, — Ярт махнул рукой. — А рисунки, правда, лучше никому не показывай. Ну, разве что бабушке моей подарок сделай. Ей понравится.

— Подожди, — Исси вдруг снова схватил свою сумку и стал в ней лихорадочно рыться. — Я не знаю… Может быть, тебе не понравится… Но мне кажется, ты оценишь и простишь мне эти несколько неприятных минут. Я не хотел напоминать, правда, — он вытащил сложенный в несколько раз листок, уже довольно потрепанный. — Вот. Это тебе. Я так и не решился подарить.

Ярт несколько мгновений смотрел на бумагу, потом поднял и развернул. На него смотрели до боли знакомые глаза, с их характерным, слегка задумчивым выражением. До боли знакомые черты в обрамлении темных локонов. На фоне Огненного Лотоса.

— Это давно было, — рассказывал тем временем Исси. — В нашу самую первую встречу. Я тогда еще даже не знал, что я Странник. А она как раз приехала в Марээл и пришла в оранжереи. Там мы и встретились. Она стояла около Огненных Лотосов и как будто говорила с ними. Она такая была… Такая юная и свободная. Как огонь. Я даже не знал, как ее зовут. Она там долго стояла. Я успел несколько набросков сделать. Потом вот, — он кивнул на портрет, — закончил. Только так и не решился подойти и подарить. Не знал, что она скажет. У меня его многие просили. Иламир за него все отдать был готов. Но я его тебе отдаю. Мне кажется, она не была бы против. Вы похожи. И ты любишь ее.

— Спасибо, Исси, — Ярт осторожно свернул рисунок и убрал под ворот. — Это очень ценный подарок. Ценнее — только тот, который я получил от нее самой. И за тот подарок я уже заплатил очень дорого. Но что-то мы перешли на слишком грустные темы, — он откупорил новую бутылку. — Давай лучше выпьем. За мир и за любовь, которая делает его несравненно лучше.

Исси с явным облегчением поднял чашу.

— Да, кстати, Исси, — как бы между прочим проговорил Ярт, разливая вино. — У меня к тебе есть маленькая просьба…


Дом Странников при Башне Орегонда казался странно пустым. Если бы не тоскливые однообразные звуки, доносящиеся из одного из залов, можно было бы предположить, что здесь вообще никто не живет.

Вот уже в течение часа Шалмира монотонно дергала одну и ту же струну арфы. Унылые долгие «дзинь» тоской растекались по близлежащим комнатам.

Неудивительно, что в доме царила тишина. Все давно разбежались по внезапно возникнувшим срочным делам, не в силах вынести хандру, овладевшую пространством вокруг девушки. И Шаллэ знала, что никто не придет с ней поговорить, узнать, что случилось, утешить, просто поболтать, в конце концов. Слишком тяжело остальным находиться рядом с эмпатом в депрессии.

Она вздохнула и снова дернула струну. Раздалось нервное «трень», и струна, свившись в кольцо, безжизненно упала возле ног девушки.

— Йхаррэ… — Шалмира насупилась и потянулась к следующей, но тут случилось удивительное — распахнулась одна из дверей, и в комнату влетел Исси. Судя по ярко блестящим глазам и не самой блестящей координации — навеселе.

— А что я тебе сейчас скажу… — довольно начал он.

— Наверное, то, где ты умудрился так набраться, — мрачно предположила Шалмира и отставила арфу. В таком состоянии Снежок был совершенно невосприимчив к ее ауре, и отделаться от него представлялось делом сложным и долгим. Шаллэ моментально забыла, что несколько мгновений назад отдала бы что угодно за разговор с кем-нибудь.

— Это, в общем, тоже относится к моему известию, — ничуть не смутившись продолжил Исси. — Ты, главное, Иламиру ничего не говори, и все будет в порядке. До завтра я отосплюсь. Уж в кровать-то он ко мне не полезет…

— Ладно, ладно, не скажу, — устало махнула рукой Шалмира и вздохнула. — Ну что там у тебя? А то мне болтать некогда. Дел куча.

— Да-а? Жаль, — разочаровано протянул Исси. — Значит, ты не сможешь. А он, по-моему, очень хотел тебя увидеть. Но если у тебя дела…

— Подожди, — Шаллэ заинтересовалась. — Кто это там хотел меня увидеть? Собутыльник твой, что ли?

— Угадала, — Исси задорно ухмыльнулся. — Он самый. Лайнэ.

Как бы он там ни набрался, но ту бурю эмоций, которую вызвало это имя, Исси в глазах девушки уловил. На ее обычно ровно-спокойном лице отразился такой фейерверк: испуг, смущение, радостное изумление, недоверие… Довольно необычное смешение чувств для Шаллэ. Но все это было очень кратко. Уже через мгновение она от него закрылась.

— Ну, так что? — Исси слегка покрутил головой, изгоняя из мыслей образ смущенной Шалмиры.

— А зачем я ему вдруг потребовалась? — девушка привела лицо в порядок и со скучающим любопытством взглянула на друга. — Я бы не сказала, что мы с ним хорошо знакомы.

— Наверное, чтобы познакомиться получше, — хмыкнул Исси. — Он хочет с тобой поговорить о чем-то важном. Но если ты действительно так занята…

— Нет, ничего, — поспешно остановила его Шаллэ; пожалуй, даже чересчур поспешно. — Отчего бы и нет. Я поговорю с ним. Он придет сюда?

— Нет, — Исси мотнул головой. — Он не хочет встречаться с Иламиром. Поэтому Лайнэ ждет тебя у Косси. Ты ведь там была сегодня.

— А! И именно там ты так набрался, — слегка укоризненно поддразнила его девушка и задумчиво добавила. — А, может, все-таки рассказать Ллаэ об этом? Пусть прочтет тебе лекцию о недопустимости подобных выходок для принявших посох, а также напомнит правила хорошего поведения в гостях.

— Ты ведь этого не сделаешь? — уныло пробормотал разом скисший Исси.

— Нет, хотя стоило бы, — она улыбнулась. — Иди, отсыпайся. А то ведь он может вернуться в любой момент.

— Ты права, — Снежок с преувеличенным страхом оглянулся и вывалился из комнаты.

Шаллэ хмыкнула, проводив его взглядом, и направилась к выходу, взяв по пути на арфе легкомысленно-веселый аккорд. Хандра, владевшая ею последние несколько часов, растворилась без следа.


Волка она увидела сразу. Он ничуть не изменился с той их единственной встречи на ее первом Совете. И, как и тогда, сидел в самом углу. Шаллэ словно наяву увидела большой зал Совета на центральной площадке Тхартнэля и темную фигуру, безмолвно застывшую в стороне ото всех. И себя, тогда еще ученицу, которая только-только должна была принять посох. Она вновь удивилась, как же ей тогда хватило смелости подойти к нему и спросить: «А что ты здесь делаешь? Ты же умер. А, ты, наверное, призрак?» И только когда сидящий поднял голову и посмотрел на нее своими необычными изумрудными глазами, она поняла, что ошиблась.

Она больше не видела Волка, но много слышала про него. Иламир очень часто рассуждал о нем со своими друзьями. И Шаллэ не знала, чему больше верить: тому, что она смогла увидеть в нем в ту единственную встречу, или тому, что о нем говорили.

Она вернулась из своих воспоминаний и увидела, что Волк смотрит прямо на нее.

— Привет, — раздался его бархатистый голос, и он кивнул на свободный стул рядом со столом.

— Добрый вечер, — Шаллэ осторожно примостилась на краешек и слегка насторожено взглянула на него.

Перед ним стояла полупустая чаша и пустая бутылка, но, несмотря на это, Волк был абсолютно трезв, хотя по состоянию Исси она уже предполагала самое худшее. Чуть вздохнув, Шалмира поинтересовалась:

— Зачем ты хотел меня видеть?

Он улыбнулся:

— Забавно. Девушки мне пока таких вопросов не задавали ни разу. Обычно они визжали от счастья, когда я их приглашал куда-нибудь, — он словно не заметил, как резко покраснело ее лицо. — И обычно это им было что-то от меня нужно. Но ты права, — он резко сменил тон с легкомысленного на серьезный. — Я хотел поговорить с тобой кое о чем, — Ярт внимательно посмотрел на нее, потом негромко поинтересовался. — Будем здесь сидеть или пойдем прогуляемся?

— Здесь я сегодня уже была, — она огляделась. — Лучше прогуляться. Я еще ни разу не гуляла по Ваинэлю. Редко здесь бываю.

— Зря. На него стоит посмотреть, — Ярт легко поднялся и направился к выходу. — Идем.

Шаллэ едва за ним поспевала.

За дверьми он притормозил, и они неспеша направились куда-то по улице.

— А где твой волк? — прервала молчание девушка и отчаянно покраснела.

— Гуляет, — улыбнулся Ярт. — Он не очень любит сидеть в городе. Как и я. Уже не знал, куда и деться. Хорошо, что скоро Совет. Развеюсь немного, — он краем глаза наблюдал за спутницей. На лице Шалмиры не дрогнул ни один мускул, только пальцы чуть сжались.

— Откуда ты узнал про Совет? — как бы между прочим поинтересовалась она.

— Исси рассказал, — Ярт уже открыто в упор взглянул на нее. — Только не жалуйся на него Иламиру. Он случайно проболтался. Не знал, что мне ничего не говорили. Он не виноват.

Шаллэ мрачно посмотрела на спутника:

— Не уверена, что Иламиру не стоит об этом знать. Возможно, Исси уже давно не помешала бы хорошая отповедь.

— Почему это? — Ярт насмешливо приподнял бровь. — Разве он знал, что об этом нужно молчать? И почему вообще об этом нужно молчать, Шаллэ? Объясни мне. Насколько я знаю, Совет никогда не был избирательным в приглашениях. Так что я все равно должен был бы об этом узнать. А если нет, то напрашиваются два варианта. Первый — Совет закрытый, потому что что-то случилось, и об этом должен знать узкий круг посвященных. Это обычно какая-то проблема в одном из соседних миров, которой занимается конкретная группа. Но в таком случае, почему вы идете таким посольством? И почему туда съезжаются другие Странники? Исси ничего не знает ни о каких проблемах. Это я у него уже выяснил. Не думаю, что старейшины станут посвящать в большие сложности тех, кто посох взял чуть больше года назад. Значит, этот вариант отметается. Остается еще один — туда не позвали лично меня. Поэтому я и хочу узнать, что там такого будет, и почему я не должен об этом знать. Тут уж у меня всего одна мысль — это будет касаться лично меня, поэтому меня и не зовут. Объясни мне, что творится в братстве, Шаллэ? Ты же наверняка все знаешь. Вряд ли Иламир что-то сильно от тебя скрывал.

— С чего ты взял, что я стану тебе что-то объяснять? — удивилась девушка.

— Потому что мне больше не у кого спросить, — Ярт непринужденно взял ее под руку. — Исси мне ничего не смог сказать, — он задумчиво взглянул на нее. — Хорошо, я даже согласен не приезжать на этот Совет. Но я имею право знать, что там будет, если собираются говорить обо мне. Согласись, это несправедливо — обсуждать меня за моей спиной. Как бы ты себя чувствовала на моем месте, Шаллэ? — Ярт чуть склонился к ее уху. — Представь себе, что ты вдруг узнаешь из десятых рук, что тебя обсуждают на Совете, а тебе никто даже словом не обмолвился и, более того, тебя туда даже не позвали, а все твои друзья молчат.

Его теплое дыхание щекотало ее кожу. Шаллэ почувствовала, что если бы не его рука, она уже сидела бы на камнях мостовой. Силы словно бы ушли куда-то, ноги дрожали. Она изо всех сил вцепилась в его руку, чтобы не упасть.

— Вижу, ты меня поняла, — чуть улыбнулся он. — Только не надо мне так сильно сопереживать, а то моя рука твоего сочувствия не выдержит. Я, знаешь ли, тоже не железный, какие бы слухи там про меня ни ходили.

— Прости, — девушка взяла себя в руки и отпустила его локоть. — Я не хотела. Это случайно.

— Ничего, ничего, — Ярт весело хмыкнул. — Это я как-нибудь переживу. Ну, так что? Ты поможешь мне? Я бы, конечно, спросил у Альтамира, но он ведь все равно не скажет. Раз уж до сих пор ничего не сказал.

— Ошибаешься, — Шаллэ покачала головой. — Просто Альтамир сам ничего не знал. Орегонд сейчас на Совете старейшин, поэтому ваши Странники пока не оповещены. Так что ты рано делаешь выводы, — она чуть улыбнулась. — К тому же Альтамир сегодня с пеной у рта отбивал у Ллаэ твое право присутствовать на Совете. И, в общем-то, можешь считать, что отбил.

— Неужели? — Ярт чуть приподнял брови. — И как же ему удалось такое чудо?

Шалмира рассмеялась:

— О-о! Это была такая картина, стоило увидеть. Тебя ведь действительно не собирались приглашать на этот Совет. Просто старейшинам нужно что-то решать с тобой. Видишь ли, слишком много противоречивых мнений ходит среди братства на твой счет. И назревает раскол. Старшие в большинстве своем относятся к тебе с подозрением и некоторой завистью. Тебе слишком многое дается легче, чем остальным — по праву рождения. Это твой дар, Лайнэ. К тому же ты слишком независимый для них, непокорный. Ты же сам понимаешь, что ты для старого братства — чужак. Зато молодежь глядит тебе в рот и пытается тебе подражать. Естественно, наставникам это совсем не нравится. Они уже неоднократно высказывали свои претензии старейшинам. Все это накопилось и теперь требует какого-то выхода. Но среди старейшин слишком многие хорошо относятся к тебе, и тебе, по правилам, должно быть предоставлено слово на Совете в свою защиту. А если тебя там не будет, все решили бы за тебя. Просто Странники боятся тебя.

— Боятся?! — Ярт изумленно посмотрел на девушку. — Разве я давал для этого повод? Я ни разу не дрался ни с одним из братьев в поединке Судьбы, ни разу не нарывался на драки, вел себя даже чересчур сдержанно для меня. Чего они боятся?

— Вот именно этой тишины в твоем поведении, — Шаллэ вздохнула. — Ты — неизвестность, Лайнэ. Ты не такой, как все мы. Ты сын Стаи. А у Волков всегда были свои пути. Они редко пересекались с путями братства. Никто не знает, чего от тебя ожидать, на что ты действительно способен. Поэтому тебе не доверяют. Да ты и сам почти никому там не доверяешь. Да еще то, что Фэль… извини, что говорю о ней, но это тоже относится к делу… То, что она вдруг взяла тебя в спутники, многие считают весьма странным. Ты не хуже меня знаешь, что она была предметом воздыханий чуть ли не половины братства и ни разу, никогда, не выводила никого на Путь, не брала себе учеников, хотя многие набивались. А она предпочла тебя, неизвестно откуда взявшегося мальчишку, который с беспечной легкостью шел там, где опытные Странники ломали себе шеи. Ты хоть знаешь, что кроме тебя всего четверо взяли посох с первого раза? И при этом они все прошли полноценное обучение у лучших наставников братства и уже выходили на Путь. И ты еще спрашиваешь, давал ли ты повод. Само твое появление в этом мире — последнего Волка — уже причина для некоторой паники.

— Честно говоря, я никогда даже не думал обо всем этом, — задумчиво проговорил Ярт. — Большую часть неприязни я действительно приписывал истории с моей наставницей. И не скажу, что безосновательно. Но все остальное… Да, это многое ставит на свои места. Похоже, я больше не могу закрывать глаза на то, что ощущаю уже давно — что я чужак в братстве. Может быть, мне вообще стоит уйти…

— Куда ты уйдешь от себя? — немного ехидно поинтересовалась Шаллэ. — Ты Странник, этого не изменить. Это твоя жизнь. Честно, ты сможешь без Пути?

— Нет, — он усмехнулся. — Но я говорил не о том, чтобы уйти с Пути, а о том, чтобы уйти из братства, раз уж я там стольким топчу больные мозоли.

— Ты сумасшедший, — вздохнула девушка. — Ты думаешь, тебя отпустят? Чтобы ты один шлялся по Пути? Они в жизни с этим не согласятся. А если ты все-таки сделаешь что-то подобное, станешь изгоем. Не думаю, что тебе нужно объяснять, что это такое. Но тебе это не светит. По крайней мере, ближайший год.

— Почему год? — полюбопытствовал Ярт.

— Потому что ты теперь ученик Альтамира. Он взял тебя под свою ответственность. Сегодня. Призвав в свидетели Путь, — Шалмира чуть криво улыбнулась. — Теперь этого даже Совет не отменит. Никто не отменит, кроме смерти. И эта выходка весьма не понравилась Ллаэ. Боюсь, как бы и у Альтамира не возникло неприятностей.

— Альтамир стал моим наставником?! — Ярт никак не мог поверить в свалившуюся новость. — Но зачем ему это? Чтобы защитить меня от старейшин? Так я бы и сам разобрался с этим. Ну, изгой. И что из этого? Не пропал бы. Братство и так меня не особо поддерживает. А я действительно был и буду одиночкой и сыном Стаи. Этого не изменить, как ни старайся. И если они не хотят с этим смириться, пусть тогда просто отпустят меня. Потому что я не намерен ломать себя в угоду братству.

— Беда как раз в том, что многим очень интересно, что из всего этого, в конце концов, выйдет, — вздохнула девушка. — Удастся ли приручить Волка и связать его узами братства или нет? Если удастся, то кому? Если нет, то когда же, наконец, это поймут? Нет, ты не подумай. Вовсе не все братство так думает. Это одна из его частей. Я же говорю, там уже назревает раскол.

— М-да, доставил я головную боль вашим старейшинам, — пробормотал Ярт. — На их месте я бы так долго ко мне не присматривался. Вызвал бы какого-нибудь Мага и просмотрел как следует сразу же после моего появления.

— Ты думаешь, они этого не делали? — Шаллэ хмыкнула. — Наивный! Нас-то всех просматривают при Посвящении. А тебя… После того, как закрыли Врата, ты был героем, и было вроде как неудобно. Поэтому отложили до лучших времен. Дооткладывались.

— Подожди. Они, что, меня все-таки просмотрели? — удивленно поинтересовался Ярт. — А почему ничего не сказали?

— М-да, редко ты бываешь на обычных сборах братства, — покосилась на него Шалмира. — Когда ты брал посох, в тебя заглядывал Орегонд. Думаю, ты и сам это заметил.

— Да, только гораздо позже понял, что именно это было, — Ярт пожал плечами. — Ну, заглянул. Мне скрывать, в общем-то, нечего.

— Не уверена, что остальные старейшины считают так же, — Шаллэ улыбнулась. — Им приходится основываться только на слова Орегонда.

— Почему? — Ярт удивился еще больше. — Ты же сама только что сказала, что они в меня заглянули.

— Положим, я сказала, что они это делали, а не сделали, — девушка весело хмыкнула. — Ты не так прост, как кажется с первого взгляда, Лайнэ. У них ничего не вышло. Не обратил внимания, что они несколько лун подряд уделяли тебе пристальное внимание? Все тебя на Советы зазывали, подходили, говорили ни о чем по нескольку часов. А сами, словно невзначай, до тебя то и дело дотрагивались. Поздравляю тебя, ни один из них до тебя не достучался, — она несколько странно посмотрела на него. — Причем, как я понимаю, закрывался ты неосознанно? Но очень качественно. Поэтому теперь они сомневаются еще больше. Раз закрылся, значит, есть что скрывать. А уж если ТАК закрылся…

— Можно подумать, я специально, — буркнул Ярт. — О боги, да если им так хочется, пусть смотрят. Я откроюсь. Осознано. Мне действительно нечего скрывать.

— Тебе стоит им это предложить, — заметила девушка. — Одной проблемой станет меньше. Однако и других немало. Например, Ллаэ считает, что у тебя стоит забрать посох, пока ты не пройдешь полноценное обучение, как полагается Страннику. Правда, кем полагается, я так и не поняла. В Кодексе, даже новом, я ничего подобного не видела. Но Странниками не становятся — ими рождаются… От кого я это слышала?.. А впрочем, не важно. Главное, это передает суть дела. Если дар Пути есть — он есть. И рано или поздно проснется. Можно просто не обращать на него внимания, отказаться быть Странником, но от него нельзя избавиться. Однако с Ллаэ соглашаются многие. Конечно, если подумать, решать, будет у тебя посох или нет, сейчас привилегия Альтамира. Но под давлением большинства Совет может принять свое решение. Неподчинение которому повлечет за собой нехорошие последствия уже для Мирэла. Он и так сегодня наступил Ллаэ на больную мозоль — обозвал твердолобым придурком и в глаза высказал то, в чем даже сам Ллаэ, наверное, не решается себе признаваться. Да еще эта его клятва… Брат не на шутку разозлился. Даже высказался, что скоро возможно поднятие вопроса о том, насколько сам Альтамир предан братству.

— Что-о?! — Ярт округлил глаза. — Насколько Альтамир предан братству?! Твой брат совсем умом тронулся? Да он десятой доли того не сделал, на что Мирэл ради братства шел.

— Успокойся, — Шаллэ примиряюще подняла ладони. — Совет все прекрасно знает. Уж кому-кому, а Альтамиру точно ничего не грозит… Если ты чего-нибудь не выкинешь в ближайшее время. Сейчас он несет ответственность за все твои поступки.

— Если это так, я стану еще большим паинькой, чем был, — хмуро проговорил Ярт. — Хотя мне совсем не нравится менять свою жизнь и свою свободу на необходимость доказывать кому-то то, что уже десять раз доказано. Но ради Мирэла… Он — последний из Странников, кому я доверяю, как самому себе. И не хочу, чтобы из-за меня у него возникли проблемы.

— Ну… — Шаллэ задумчиво накрутила на палец прядь волос. — Положим, он знал, на что шел. Да и твоя наставница не была таким уж подарком. Вы действительно друг друга стоите, — с еле заметной горечью добавила она. — Живая легенда для всех. И живой пример того, что Странникам лучше не любить.

Ярт чуть дернулся, словно пытаясь уклониться от удара. На мгновение он проклял свое любопытство, заставившее пойти на этот разговор. Словно наяву перед ним встала картина того черного дня, забравшего его душу и смысл его жизни. Он с силой провел по глазам, будто пытаясь стереть эти воспоминания, и огляделся.

За разговором они вышли за ворота города и сейчас стояли перед мостом.

— Ваинэль очень красивый город, — негромко проговорила девушка, облокачиваясь на перила. Она ощутила перемену в его настроении и обругала свой длинный язык.

— Да. Ваинэль действительно красив, — кивнул Ярт, встав рядом и глядя на воду. — Он успокаивает и исцеляет. Но я не могу долго здесь жить. Четыре стены не для меня. Всегда были не для меня, сколько я себя помню.

— Ты ветер, Волк, — Шаллэ подняла на него сумрачные глаза. — Ты не можешь быть заперт, ибо тогда прервется твоя жизнь. Ветер может жить только на воле. Наверное, поэтому мне кажется, что ты все равно так или иначе покинешь братство. Оно сковывает тебя.

— Возможно, — Ярт слегка нахмурился. — Может, пойдем отсюда?

— Почему? — искренне удивилась она. — Мне здесь нравится. Я люблю смотреть на бегущую воду. Наши реки гораздо спокойнее. Или, — девушка повернула голову, — это место тебе о чем-то напоминает?

— О многом, — глухо пробормотал он и медленно побрел вдоль берега.

— Куда ты? — она сорвалась следом. Ярт неопределенно мотнул головой.

Шалмира догнала его и пошла рядом. Он молча оглядывался по сторонам, словно что-то искал.

— Ну, извини, если я что-то не так сделала, — проговорила девушка, недоуменно глядя на него. — Я не знаю, что именно, но поверь, я этого не хотела.

— Я знаю, — чуть помолчав, ответил Ярт и остановился на покатом спуске к реке, поросшем густой короткой травой, на вид такой шелковистой, что Шалмире сразу же захотелось на ней поваляться. Она уже собиралась плюхнуться, благо, спутник все равно стоял, но тут, при взгляде на него, ее захлестнула волна чувств. Восхищение, пьянящий азарт и пламенное желание. Не понимая, что делает, Шаллэ шагнула к нему и, обняв, приникла к его губам долгим поцелуем.

Ярт тоже не сразу сообразил, что происходит. Он стоял и вспоминал о том, что было здесь три года назад в праздник Восьми ветров, когда они с Фэль были избраны королем и королевой. Гибкое тело в своих руках, ее жадные пламенные поцелуи, ладони скользящие по его коже… Только через несколько минут до него дошло, что все это повторяется в реальности. Он резко отстранился и изумленно взглянул на свою спутницу. Бархатисто-синие глаза Шаллэ были затянуты туманной дымкой и слегка блестели в полусумраке уходящего дня, и ее взгляд подозрительно напоминал ему глаза Фэльмарэ в тот вечер.

— Ты что, с ума сошла? — поинтересовался он.

— Боги… — она пришла в себя и, густо покраснев, рванула от него вдоль берега.

— Стой, сумасшедшая… — Ярт мотнул головой и помчался за ней.

Девушка бежала не разбирая дороги. Ее сердце бешено стучало, норовя выскочить из груди. На глазах закипали непрошеные слезы.

«Что я натворила! — она до боли закусила губу, чтобы не разрыдаться. — Почему? Мы же просто стояли. Зачем я это сделала? Что он обо мне подумает? Повесилась на шею, как…»

Ее мысли прервал внезапно заскользивший под ногами глинистый берег. Шаллэ негромко взвизгнула и попыталась удержать равновесие.

— Ну вот, — раздался около ее уха негромкий голос Волка. — Как ребенок, честное слово! Куда ты помчалась? Это ведь не ваши песчаные пляжи. Здесь так по берегам бегать опасно. Могла бы себе все ноги переломать.

Она утвердилась на ногах и попробовала успокоить бешеный стук сердца. Это было невозможно — стоять рядом с ним вот так, в его надежных руках.

— Испугалась? — она почувствовала по голосу, что он улыбнулся. — Все в порядке. Я тебя поймал. Успокойся. Сегодня ты не искупаешься, — Ярт усмехнулся и поинтересовался. — Или ты именно это и хотела сделать, а я тебе помешал?

— Нет, — очень тихо прозвучал ее голос, и девушка осторожно высвободилась из его рук, отойдя на пару шагов. — Спасибо тебе. Я… не знаю, что на меня нашло, — Шаллэ нерешительно обернулась и слегка прикусила губу, глядя на его слегка взъерошенный вид. Он был необычайно привлекателен сейчас, с рассыпавшимися по плечам волосами, с глазами, горящими каким-то охотничьим азартом. Помимо ее воли, глаза девушки скользнули на распахнутый ворот рубахи, и Шаллэ сразу же ярко вспыхнула, вспомнив, какая нежная и горячая у него кожа, какие крепкие мускулы, как приятно стоять, прижавшись к нему, когда его ладони скользят по телу, а губы словно сводят с ума.

Ярт чуть изогнул брови и вопросительно взглянул на нее:

— Что с тобой? Ты в порядке?

— Да, вполне, — она слегка тряхнула волосами и перевела взгляд на реку. Пожалуй, идея искупаться была вовсе неплоха. Вода казалась прохладной и, возможно, остудила бы ее чересчур разгорячившуюся голову.

Под удивленным взглядом Ярта Шаллэ невозмутимо стянула сапоги и в одежде прыгнула в воду. Парень присел на берегу и насмешливо взглянул на нее:

— Ну, как? Не холодно?

— Чудесно, — она, отфыркиваясь, снова показалась на поверхности.

— Да? — он улыбнулся и тоже стал стягивать сапоги. — Не возражаешь, если я к тебе присоединюсь?

Шаллэ пожала плечами и снова ушла на дно.

Ярт стянул сапоги, скинул на траву рубаху и одним прыжком оказался почти на середине реки. Девушка восхищенно покачала головой и подплыла к нему:

— Здорово! У меня бы так не получилось!

— Я бы сказал, у меня весьма много талантов, — Ярт слегка дернул ее за свесившуюся на лоб косичку. — Не хочешь наперегонки поплавать?

Она слегка прищурилась:

— Проиграешь.

— Ты так уверена? — он склонил голову на плечо. — А если выиграю?

— Не выиграешь, — завелась Шаллэ. — Я с младенчества плаваю. Даже Мириала мне уступает.

— Вот и проверим, — хмыкнул он. — Можем даже поспорить.

— На что? — девушка с интересом взглянула на него.

— Ну-у… — он задумался. — Полчаса назад я бы попросил тебя в случае проигрыша рассказать мне все, что ты знаешь об этом Совете. А сейчас… Хм, если ты проиграешь, то… Ну… Дашь себя просмотреть. Обещаю глубоко не копаться.

Шаллэ на минутку заколебалась, но потом кивнула:

— Хорошо. Но если проиграешь ты, то за тобой будет выполнение любой одной моей просьбы. Даже не обязательно сейчас.

— Согласен, — легкомысленно отозвался Ярт. — Плывем вон до тех кустов и обратно. Кто первый, тот и победил.

— Отлично, — она усмехнулась. — На счет три. Готов?

— Конечно, — Ярт кивнул.

— Замечательно, — Шаллэ хихикнула. — Три!.. — и рыбкой сорвалась с места.

— Ну, держись, — Ярт рванул за ней.

Шалмира в несколько мгновений оказалась у кустов и, показав Ярту нос, повернула обратно.

— Ну что? — она весело улыбнулась вернувшемуся сопернику. — Я же говорила.

— Сдаюсь, — он рассмеялся и поднял руки вверх, медленно погрузившись в воду, но почти сразу же снова вынырнул. — Ты меня сделала. Признаю свое полное поражение.

— Я уже говорила, Лайнэ, — она неторопливо плавала вокруг него. — Ты — ветер. Тебе хорошо на земле. А я — вода. Для меня это родная стихия. Поэтому здесь тебе меня не победить. Так что за тобой должок.

— Надеюсь, ты не потребуешь, чтобы я для тебя луну с неба достал? — шутливо поинтересовался Ярт.

— Честно говоря, я пока сама не знаю, чего потребую, — Шаллэ вздохнула. — Сначала я хотела попросить тебя рассказать о том, что произошло раньше на том месте. Но потом подумала, что для тебя это будет неприятно — вспоминать…

— Там прошли одни из самых лучших моментов моей жизни, — негромко проговорил Ярт. — В ту ночь, когда я был королем праздника Восьми ветров…

— А Фэль тогда была королевой, я правильно помню? — Шаллэ чуть помрачнела. — Понятно. Это ваше место Памяти. Похоже, вы там испытывали весьма сильные эмоции… Раз даже место их запомнило, — она отвела глаза. — Вы там, что… — она слегка покраснела.

— Не совсем, — он вздохнул. — Но почти, — Ярт слегка повернул к ней голову. — А ты что-то там почувствовала?

— Еще бы, — она чуть передернула плечами. — Такое просто невозможно не почувствовать. Похоже, я ее эмоции уловила. Поэтому и… сделала то, что сделала.

— А что ты почувствовала? — Ярт ожидающе посмотрел на нее. Девушка остановилась и отвела глаза:

— Много…

— И все-таки? — допытывался он.

— Радостное ожидание чего-то необычного, но давно желанного. Нежность. Волнение. Восхищение. Огромное. Пьянящий азарт, — монотонно перечисляла она. — Еще желание. Пламенное, сжигающее. Безразличие ко всему, пока рядом ты. Страх, что все это может кончиться, что она потеряет все. И еще что-то такое, легкое, едва уловимое, трепетное… Это было такое беззащитное ощущение, которое страшно кому-то доверить. Такое хрупкое, нуждающееся в защите. Мне кажется, это было осознание любви.

— Я знаю, — просто кивнул Ярт и направился к берегу.

— Ты не думай, что я какая-нибудь там, — Шаллэ догнала его. — Я никогда никому на шею не вешалась. И тебе не собиралась, просто…

— Да, я знаю. Ты эмпат, — он чуть повел плечами. — Я ничего такого и не подумал. Ну, разве что удивился в первый момент, когда понял, что произошло. Я ведь как раз ту ночь вспоминал. Так что не волнуйся. Мое мнение о тебе ничуть не изменилось, — и, немного помолчав, добавил, — сестренка.

Девушка вздохнула, надеясь, что это прозвучало облегченно. Хотя на душе у нее было тоскливо и серо. Вечер как-то резко потерял свою прелесть.

— Мне уже пора, — чуть слышно проговорила она, отжимая волосы. — Иламир искать будет. Беспокоиться.

— Похоже, сейчас начну беспокоиться я, — пробурчал себе под нос Ярт и, подхватив сапоги и рубашку, помчался за ней. — Эй, Шаллэ! А ты уверена, что твой братец так уж будет тебя искать?

— Ну… — она остановилась и неуверенно пожала плечами. — Иламиру не нравится, когда кто-нибудь пропадает неизвестно куда, его заранее не предупредив. А что?

— Да так, — он перекинул рубашку через плечо и улыбнулся. — Подумал, может быть, ты не откажешься поужинать у Альтамира. Я сейчас как раз к нему собираюсь. Похоже, что наш с ним поход в Силливайор откладывается до лучших времен. Ну, так что? Пойдем? — Ярт поднял голову к небу и усмехнулся. — Заодно увидишь самое верное доказательство тому, что Странникам можно любить. Да еще как.

— Не думаю, что это будет удобно, — чуть помолчав, ответила Шаллэ. — Вряд ли они с Терти сейчас ждут гостей.

— Они с Терти всегда ждут гостей, — Ярт схватил ее за руку. — Пойдем-пойдем. Сама убедишься.

— Ох! — Шалмира слегка поморщилась, когда он потянул ее за собой. — Да уж, с тобой не поспоришь. Ты всегда так настойчив?

— А ты в этом еще не убедилась? — Ярт рассмеялся. — Меня не зря называют упрямым. Я всегда добиваюсь того, чего хочу.

«Мне бы так, — грустно вздохнула девушка. — Почему-то добиваться своего для меня всегда было нелегко. Никогда не была настойчивой».

В этот момент он отпустил ее руку и резко развернулся назад. Как раз вовремя, чтобы поймать волка, прыгнувшего на него. Крепко схватив его за загривок, Ярт улыбнулся:

— Все пытаешься застать меня врасплох?

— Раньше ведь получалось? — Сэллифэр вильнул хвостом и припал брюхом к земле. — Отпусти.

— Раньше я был маленьким и глупым, — назидательно проговорил Ярт и разжал пальцы.

— Вы меня напугали, — Шаллэ перевела дух. — Я не сразу узнала твоего волка, Лайнэ.

— Решила, что мы всерьез решили подраться? — Ярт рассмеялся и потрепал Сэллифэра по загривку. — Нет. Мы просто так играем.

— Странные игры, — она скользнула взглядом по небольшим царапинам от когтей на его груди. — Это действительно очень походило на поединок. Если бы я не узнала его, то… — девушка подкинула в воздух длинный узкий нож. — Я их метаю почти так же хорошо, как плаваю.

— Можешь считать, что ты сегодня второй раз родился, — усмехнулся Ярт, поглядев на Сэллифэра, и вновь поднял глаза на Шалмиру. — Это я шучу. Ему ничего не грозило. Ты не попала бы.

Девушка коротко замахнулась, и нож со свистом полетел к шару на ближайших воротах. Она даже не заметила его движения, но на полпути нож уже покоился в ладони Ярта.

— Возьми, — он протянул клинок ей. — Это не вода, Шаллэ.

— Как ты это сделал?! — она ошарашено хлопала глазами. — Это невозможно!

— Мне часто приходится это слышать, — Ярт лукаво улыбнулся. — Однако такие заявления меня не впечатляют. Пожалуй, единственное, что мне до сих пор не удалось, — он подхватил ее под руку и повел дальше, — это победить смерть. Вернуть кому-то жизнь…

— Это уж точно не под силу никому из нас, — хмыкнула Шаллэ и искоса поглядела на него, надеясь увидеть, что сейчас творится в его душе. Напрасно. На лице Ярта играла спокойная улыбка, словно он слышал что-то весьма приятное.

— Мы пришли, — он распахнул перед ней низкую резную калитку и пропустил девушку вперед. Шаллэ с интересом огляделась. Раньше ей не доводилось видеть дома семей Странников. Она, пожалуй, даже оказалась слегка разочарована, настолько все было обычно, как у всех. Небольшой двухэтажный домик, крытый черепицей, с пристроенной конюшней, зеленой лужайкой вокруг, несколькими клумбами с лесными цветами, лавочками около стен. Большие окна с резными наличниками, небольшое крытое крылечко. В общем, все как у других вокруг. По-своему, конечно, но абсолютно не выделяется из соседних домов.

Пока она осматривалась, дверь открылась, и на крыльцо вышла Терти, держа в руках небольшое ведерко.

— Ярт! — она улыбнулась и в этот момент заметила девушку. — Ой! Кого я вижу! Шалмира, ты ли это? Сколько лет, сколько зим! Совсем взрослая стала.

— Терти, — Шаллэ подбежала к хозяйке и обняла ее. — Да уж. Много времени прошло. И изменилось многое, как я погляжу. Альтамир говорил, у вас сын родился.

— Да, пойдем, познакомлю, — Терти расплылась в улыбке и снова перевела взгляд на Ярта. — Да, а чего это вы вдвоем и такие мокрые? — она чуть прищурила глаза. — Снова на площади Фонтанов?

— На какой площади? — с любопытством спросила Шаллэ, а Ярт пожал плечами:

— Нет, Терти. Мы на реке были. Я ей город показывал, а потом мы на реку ходили. Там Шаллэ поплавать захотелось. Я просто составил ей компанию. Так что не смотри на меня такими глазами. Ты не хуже меня знаешь, что на площади я купал одну лишь девушку. Альтамир дома?

— Дома, — брови Терти разошлись от переносицы, и она сунула ему в руки ведро. — Раз уж ты здесь, будь другом…

— Сейчас принесу, — он протянул ей рубашку и сапоги. — Положи куда-нибудь посушиться.

— Мог бы и не говорить, — притворно тяжко вздохнула хозяйка и обняла гостью за плечи. — Идем, Шаллэ.

— Идем, — Шалмира покорно направилась следом.

— Ты чего такая кислая? — удивленно поинтересовалась Терти, заводя ее в дом. — Ярт чем-то обидел? Не обижайся, он сам иногда не понимает, что творит. Потом будет извиняться. Я его знаю.

— Нет, он ничего не сделал, — негромко проговорила девушка. — Это я так. Грустно что-то.

— Просто так грустно не бывает, — Терти вытащила из ящика сухое полотенце. — Возьми. Может, тебе найти что-нибудь переодеться? Платье какое-нибудь. Или… у меня и брюки есть. И рубахи. Принести?

— Да, наверное, — Шаллэ осмотрела себя и покраснела. — Мокрая, как мышь утонувшая.

— Меньше надо в одежде плавать, — хмыкнула Терти и задумчиво почесала кончик носа. — Впрочем, понимаю. Если там был Ярт… Было бы весьма странно, если бы ты стала раздеваться. Ну, идем. Сейчас найдем тебе что-нибудь сухое. А твое пока высохнет.

Она подхватила девушку под руку и потащила наверх.

Шаллэ с интересом осматривалась вокруг. У Терти оказался очень теплый дом. Здесь было уютно и легко. Пожалуй, в таком доме можно было даже забыть о Зове Пути. Шаллэ чуть притормозила. Может, именно поэтому она сделала его таким? Наверное, ее до сих пор зовет Путь. И Терти пытается заглушить этот Зов.

— Заходи, — хозяйка распахнула перед ней одну из дверей.

Комната была небольшая и словно бы нежилая. Неширокая кровать в углу, стол у окна, узкий шкаф рядом с дверью, несколько полок с книгами и какими-то склянками и пучками трав, пара стульев, тонкий ковер на полу. И высохший цветок на столе. Шторы были полузадернуты, окно закрыто, и в комнате было довольно сумрачно.

Терти распахнула шкаф:

— Так, посмотрим, что тебе дать. Боюсь, платья у меня для тебя длинноваты, да ты и чуть потоньше будешь. Ну-ка, — она вытащила с полки рубашку и брюки. — Примерь, Шаллэ. Мне кажется, тебе будет как раз.

Шалмира начала переодеваться. Рубашка была свободная и пришлась впору, а вот брюки оказались немного узковаты.

— Хм, — Терти задумчиво смерила ее взглядом. — Подожди-ка. Сейчас другие принесу.

Она выскочила из комнаты и через несколько мгновений вернулась назад:

— Держи. Эти тебе точно узки не будут.

— Спасибо, — Шалмира натянула брюки, которые оказались ей слегка длинны.

— Ну, это не платье, — хмыкнула Терти. — Можно и подвернуть.

Она свернула первые брюки и стала укладывать их на полку. Шаллэ с любопытством заглянула в шкаф. На нескольких полках лежала всякая дорожная одежда: брюки, рубахи, жилеты, тонкие куртки. Рядом висели плащи, валялись пояса, стояли сапоги. И ни одного платья!

— Это, что, твоя одежда, когда ты по Пути еще ходила? — удивленно поинтересовалась девушка, перебирая плащи. Из-под одного вдруг полыхнул мерцающий свет. — Ой, а это что?

— Платье, — Терти чуть вздохнула. — Единственное здесь.

— Какое красивое! — восхищенно ахнула Шаллэ, сняв плащ и разглядывая платье из мерцающей серебряной дымкой ткани. — Словно из лунного света.

— А оно и есть из лунного света, который домовихи в Академии прядут. Они и ткань ткут, — кивнула Терти. Ее ладонь осторожно скользнула по наряду. От движения платье шевельнулась, и с вешалки с негромким стуком свалилось тонкой работы серебряное ожерелье.

— А почему оно здесь? — полюбопытствовала Шаллэ, поднимая украшение. — Ты его не носишь? Или оно только к этому платью?

— Оно не мое, — покачала головой Терти и, осторожно взяв ожерелье, бережно положила его на верхнюю полку. Рядом с изящной короной из чистейшего, явно силливайорского серебра с темными изумрудами, которую Шаллэ сразу не увидела.

— Ой, а это чье? — восторженно взвизгнула она. — Можно примерить?

— Ну, попробуй, — Терти пожала плечами. — Только, по-моему, тебе не пойдет.

— Думаешь? — Шаллэ стянула корону с полки и встала перед зеркалом, возложив ее на голову. Виски слегка сдавило. Корона оказалась тяжелее, чем она думала.

— Ты права, — Шалмира взглянула в зеркало. На ее белых, с легким зеленоватым отливом волосах корона смотрелась весьма странно. Она скосила глаза на Терти. Пожалуй, вот на таких черных в зелень… Хотя нет. Скорее, просто иссиня-черных, оттеняющих светлое серебро… И чтобы изумруды в тон глазам… И платье именно это, единственное здесь. И ожерелье сюда же… И чтобы кожа светлая…

Девушка стянула корону и протянула ее хозяйке, глухо поинтересовавшись:

— А корона Лайнэ тоже из серебра и с изумрудами?

Терти утвердительно качнула головой. Шаллэ слегка прикусила губу. Так вот чья это комната. Вот почему здесь так… необитаемо.

— Пойдем, — Терти закрыла шкаф и вздохнула. — Пора ужинать. А то Мирэл опять разворчится. Для него еда — это святое. Хоть конец света, а ужин должен быть по расписанию. Он в этом невозможный зануда.

Они вышли из комнаты и в коридоре нос к носу столкнулись с Яртом. Он удивленно вскинул бровь, потом скользнул взглядом по Шаллэ и слегка скривил губы в усмешке.

— Там Альтамир тебя потерял, Терти, — он толкнул соседнюю дверь и скрылся за ней.

— Я же говорю, — Терти улыбнулась. — Сейчас начнет рассказывать, что умирает от голода, а я, наверное, дожидаюсь его смерти, раз решила уморить в собственном доме.

Шаллэ несколько вымученно улыбнулась в ответ и пошла следом за хозяйкой.

— Какие гости! — Альтамир удивленно воззрился на девушку. — Ты просто так, или Иламиру что-то нужно?

— Просто так, — Шаллэ пожала плечами и опустилась на предложенный Терти стул.

Мирэл внимательно взглянул на нее, а потом перевел чуть помрачневший взгляд на жену.

— Что? — Терти недоуменно приподняла брови.

— Нет, ничего, — Альтамир зачерпнул ложкой суп и негромко поинтересовался. — Вы Ярта там не встретили?

— Встретили, — Терти кивнула. — Сейчас оденется и придет.

— Надеюсь, — Мирэл снова поглядел на Шаллэ и слегка вздохнул.

— Надеюсь, я не сильно задержался, — Ярт с улыбкой плюхнулся на соседний стул между ним и Шаллэ.

— Ничуть, — Терти с удивлением заметила, как расслабился ее муж.

— Ну, как, Шалмира? Убедилась, что здесь всегда и всем рады? — поинтересовался Ярт, повернувшись к девушке.

— Да, — она нашла в себе силы ответить ему улыбкой. — Здесь чудесно. Так тепло и спокойно. И очень уютно. Никогда бы не подумала, что у Странников может быть такой спокойный дом.

— Я старалась, — лукаво улыбнулась Терти. — Надеюсь, что всем нашим гостям здесь хорошо. Я именно этого добивалась.

— У тебя это получилось, — Шаллэ снова улыбнулась. На сей раз вполне искренне.

Они завели между собой обычный непринужденный женский разговор. О мужчинах, о детях, о домах, о знакомых.

Ярт еще немного понаблюдал за девушкой и уткнулся в свою тарелку. Ему вдруг стало тоскливо и одиноко.

— Ты в порядке? — Альтамир встревожено посмотрел ему в глаза.

— Да, — Ярт кивнул. — Не волнуйся за меня, — и усмехнулся, — наставник.

— Шаллэ рассказала? — Мирэл чуть виновато взглянул на него. — Поверь мне, это было необходимо.

— Я верю, — Ярт кивнул. — Я, в общем-то, не против. Хотя и не понимаю, зачем это нужно.

— Поймешь, — Альтамир пожал плечами. — Ты знаешь, что скоро Совет?

— Уже знаю, — Ярт усмехнулся. — Кажется, меня там не очень желают видеть. И, пожалуй, я не стану их раздражать своим упрямством.

— Глупости, — Мирэл покачал головой. — Ты поедешь. Как мой ученик. Я имею на это право. Так что собирайся. Там и поймешь, почему я самовольно взял над тобой опеку.

— Потому что я маленький и глупый. И не очень-то стремлюсь почитать законы и следовать дурацким советам, которые мне пытаются давать наши мудрые и взрослые братья, — широко улыбнулся Ярт. — И кому-то просто необходимо меня сдерживать и воспитывать в должном уважении к старшим. Надеюсь, драть ты меня не будешь, наставник?

— Посмотрим на твое поведение, — проворчал Альтамир, с трудом сдерживая улыбку, непослушно расползавшуюся от уха до уха, — ученик.

Они мгновение смотрели друг на друга, а потом дружно согнулись от хохота, не обращая внимания на удивленно замолчавшую женскую половину компании.

— По-моему, они ненормальные, — высказала догадку Шалмира.

— Я в этом никогда не сомневалась, — Терти с нежной насмешкой смотрела на мужа. — Все Странники немного ненормальные. А уж эта парочка в особенности. Не обращай внимания, Шаллэ.

— Я и не обращаю, — девушка пожала плечами. — Мне они нравятся такими, какие есть. Они, в отличие от многих, не пытаются стать такими, какими их хотят видеть. Поэтому им и удается так легко располагать к себе других. Им хочется верить. Хотя я нисколько не сомневаюсь, что в нужный момент они могут стать абсолютными «лишенными души». Впрочем, надеюсь, что мне никогда не доведется такого увидеть… по отношению к себе.

— Это верно, — Терти качнула головой. — Больно, когда от тебя кто-то закрывается. А если это твои друзья — больнее вдвойне. Осознание того, что тебе не доверяют, сильно ранит. Особенно юные души. Ты еще совсем девочка, Шаллэ. Слишком мечтательна и наивна. Это не плохо. Я не смеюсь над тобой. Только тебе нужно найти себе подходящую маску. Ты эмпат, и все твои чувства волной выплескивает наружу. Научись тормозить их. Не для себя, для других.

— Я умею это, — негромко ответила девушка и потупила взгляд. — Только не всегда получается.

— Как сейчас, например, — Терти чуть склонила голову. — Уверена, что не я одна чувствую, что тебя мучает какая-то душевная боль. Что случилось? Может, я смогу тебе помочь?

— Нет, — Шаллэ сперва залилась бледностью, а потом покраснела. — С этим я должна справиться сама. Это личное.

— А, — Терти кивнула. — Что ж, твое дело. Только иногда стоит хоть кому-то довериться. Тебе же самой станет легче. Но я тебя не заставляю. Не хочешь говорить — твое дело.

— Об этом — не хочу, — румянец на щеках Шаллэ заполыхал еще ярче.

Терти еще немного понаблюдала за ней, а потом направилась за новым блюдом.


— Оставайся у нас на ночь, — Альтамир стоял в дверях, надежно перекрывая выход на улицу. — Иламиру я сам все объясню. Да и не думаю, что он был бы против.

— В самом деле, Шалмира, — Терти положила ладони на плечи гостьи. — Оставайся. Уже поздно, куда ты сейчас по городу пойдешь? Да и зачем, если можно у нас переночевать?

— Но… неудобно же, — Шаллэ растеряно переводила взгляд с хозяина на хозяйку. — Да и ждут меня, наверное. Никто не знает, куда я ушла. Брат волноваться будет.

— Я же сказал, что Иламиру сам все объясню, — Альтамир чуть оттолкнул ее от дверей. — Не стесняйся, мы любим, когда в доме есть гости.

— Это точно, — Ярт, лениво потягиваясь, спустился с лестницы. — Чего ты боишься, Шаллэ? Можно подумать, тебя здесь съедят. Ну, хочешь, я прямо сейчас до Башни сбегаю и скажу Иламиру, что ты здесь останешься на ночь?

— Это хорошая мысль, Ярт, — Терти улыбнулась. — В самом деле, сходи.

— А ты сегодня к Альмарэн вернешься? — поинтересовался Альтамир. — Я думал, ты тоже останешься. Поговорили бы.

— Если хочешь, могу и вернуться, — Ярт пожал плечами. — Правда, о чем еще говорить по интересующему нас вопросу, я не знаю. По-моему, все уже сказано и обговорено.

— Можно подумать, нам больше и поговорить не о чем, — слегка обиделся Альтамир. — Ну, не поговорим, так песен попоем.

— Ты еще предложи тут ристалище устроить, — фыркнула Терти, только уложившая неугомонного Вэльфора. — Песни они петь будут… Спать оба заберетесь, вот что я вам скажу! А ты, Ярт, действительно возвращайся сюда. До нас ближе, чем до Старого города.

— Посмотрим, — неопределенно хмыкнул тот и, еще раз лениво потянувшись, вышел в дверь.

— Вот упрямец, — вздохнула Терти. — Ведь не придет же!

— Куда он денется, — усмехнулся Альтамир. — Прогуляется, голову свою проветрит и вернется. Не заявится же он к Альме без сапог и без пояса. Такое вопиющее нарушение приличий! Да его потом Лорелин луну изводить будет!

— С Альмой напару, — улыбнулась Терти. — Ты прав. Вернется. Только не уверена, что сразу. Придет где-нибудь под утро…

— А где же он проведет ночь? — нерешительно поинтересовалась Шалмира.

— Ярт? О, за него ты не волнуйся! Он предпочитает ночами и не спать вовсе, — Терти отмахнулась и взяла ее под руку. — Пойдем, расскажешь мне, что там за новый рецепт булочек у твоей матушки.

— Женщины! — Альтамир проводил их взглядом и поднял глаза к потолку, покачав головой. — Даже если они Странницы, они всегда останутся женщинами! У нас такая буря на носу, а их волнуют какие-то булочки… Впрочем, булочки — это тоже важно, — оборвал он сам себя и на цыпочках подкрался к кухне, где раздавались негромкие голоса и осторожное бряканье посуды.


Ярт тихо прикрыл калитку и бесшумно приблизился к дому. От дверей плыл восхитительный запах свежей выпечки. Похоже, Терти опять балуется кулинарными экспериментами. Напару с Шаллэ, очевидно. Потому что из кухни доносились два женских голоса.

Ярт хмыкнул и постарался бесшумно приоткрыть дверь. Проскользнув внутрь, он первым делом наткнулся взглядом на напряженно замершую фигуру у коридорчика, ведущего на кухню. Альтамир словно весь превратился в один большой нос.

— Только не вздумай ничего говорить сейчас, — предостерегающе прошипел он Ярту, даже не открывая глаз.

Губы Ярта дрогнули в улыбке, и он присоединился к другу, присев возле двери на корточки.

— Ну вот, — Шаллэ, судя по голосу, испытывала огромное облегчение. — Еще немного, и будет готово. И если судить по запаху, ты была права. Обязательно маме скажу, чтобы попробовала.

— Скажи, скажи, — голос Терти дрожал от нетерпения. — Я, конечно, попробую без нальцы испечь, но, по-моему, с ней гораздо лучше.

— Не буду с тобой спорить, — Шаллэ рассмеялась. Ярт тоже не сдержал улыбку. Смех у девушки был замечательный, слегка прохладный, как вода, и низко журчащий, как родник в лесу.

— Да, пока не забыла, — Шалмира присела. — Я точно вам не помешаю? Куда вы меня спать положите?

— Спать… — Терти вдруг призадумалась и попыталась отшутиться. — На кровать, разумеется!

— Я понимаю, что не на пол, — Шаллэ фыркнула. — Но ведь у вас всего две комнаты свободны. Не пойду же я спать к вам с Альтамиром.

— Почему бы и нет? — воодушевилась Терти.

— Тебе нужно быть рядом с сыном, — покачала головой девушка. — Поэтому я вижу всего две свободных комнаты. И одна из них…

— Зато во второй ты можешь спать без проблем, — Ярт встал на пороге, прислонившись плечом к косяку. — Надеюсь, то, что там разбросаны мои вещи, тебя не очень возмутит.

— А ты? — Шаллэ удивленно воззрилась на него.

— Я могу вообще не спать, — он слегка дернул головой, отбрасывая назад прядь волос, и спокойно добавил. — Или могу выспаться в комнате Фэль. Думаю, это будет самое разумное решение. Мне кажется, что мысль о том, чтобы спать там, тебя несколько нервирует.

Терти с легким беспокойством скользнула по нему взглядом и снова повернулась к печке. Шаллэ слегка покраснела и пожала плечами:

— Нет, почему же? Я могу спать и в той комнате. Только…

— Только не думаю, что это хорошая мысль, — немного резковато отозвался Ярт. — Так что оставим все так, как я предложил.

— У меня такое чувство, что там твой личный храм, — Шаллэ дернула плечиком, — а я собираюсь его осквернить.

Ярт окинул ее откровенно изучающим взглядом, от которого сердце девушки бешено заколотилось, а к щекам прилила краска, и лениво усмехнулся:

— А тебе так хочется там поспать, Шаллэ? Валяй, я тебя не удерживаю. Только вспомни, что с тобой случилось на реке… Готов поспорить, тут будет еще хуже. Впрочем, если ты действительно так хочешь получить все эти незабываемые впечатления, я могу даже посторожить возле твоей постели. Чтобы ты проснулась утром.

— Я всегда просыпаюсь, где бы ни ночевала, — Шалмира гордо вскинула голову. — Без чьей-либо помощи!

— Ты сначала сходи и просто посиди на ее постели, — улыбка Ярта стала еще шире, хотя глаза его не смеялись. — Тебе заранее рассказать все, что там было?

Девушка мучительно покраснела, а Ярт слегка дернулся от стиснувших плечо пальцев, показавшихся стальными.

— Довольно, — негромко проговорил Альтамир. — Шаллэ, тебе действительно стоит провести ночь в комнате Ярта, раз уж ты отказалась от нашей с Терти спальни. Хотя я бы и в этом случае предложил вам разделить комнату на двоих. Ему не впервой спать на ковре.

— Не вижу в этом необходимости, — Шаллэ покачала головой и кротко улыбнулась. — Если, конечно, ему не страшно самому нарушать покой того места.

— Это, — вскинулся Ярт, — мое личное…

— Предлагаю считать вопрос закрытым, — вмешалась Терти, вытаскивая из печи противень с безупречно ровными рядами золотисто-розовых булочек. — Мы уже все решили. Шаллэ спит в комнате Ярта. Ярт спит в комнате Фэль. Остальные — на своих обычных местах. Попробуйте булочки. На мой взгляд — совершенно изумительный вкус!

Первой хихикнула Шаллэ, за ней негромко рассмеялся Ярт, а следом их поддержал раскатистый смех Альтамира. Терти с улыбкой оглядывала компанию, радуясь, что так легко смогла замять рождающуюся ссору. Но пока компания уплетала выпечку и разражалась комплиментами, ее сердце сжималось от неясного предчувствия. Что-то недосказанное виделось ей за этой, так и не получившейся перепалкой. Что-то очень важное, способное повлиять на судьбы если не всех, здесь присутствующих, то уж на жизнь двоих точно.

Терти пригубила воды из ковша и метнула задумчивый взгляд на Шаллэ. Неужели действительно именно это являлось причиной ее душевных мук? Не может быть! А если все-таки… И что же тогда с этим делать? Она же себя замучает, а с собой и всех окружающих. Ведь совершенно себя не контролирует!

Девушка, слегка поперхнувшись, закашлялась, и Ярт осторожно похлопал ее по спине, обеспокоено окинув ее чуть насмешливым взглядом. Терти краем глаза заметила, как легкий румянец вспыхнул на щеках Шаллэ. Впрочем, это могло быть следствием удушья.

— Спасибо за булочки, Терти, — Ярт чуть склонил голову. — Они, как всегда, изумительны. Всем спокойной ночи.

Он легко подхватился со стула и бесшумно исчез из кухни. Следом за ним выскользнул Сэллифэр.

— Я прошу прощения, Терти, — Шаллэ опустила голову. — Я не должна была начинать ссору под крышей вашего дома.

— Не стоит, девочка, — Альтамир подпер щеку ладонью. — Тебе не за что извиняться. Ярт способен кого угодно вывести из равновесия своей непрошибаемостью.

«И своей незрячестью», — чуть не добавила Терти, но сдержалась и вместо этого спросила:

— Я надеюсь, ты на него не в обиде? Он, конечно, тоже перешел границы, но не обижайся на него.

— Нет, я не обиделась, — Шаллэ негромко вздохнула. — Я сама виновата. Меня никто за язык не тянул. Просто… — она не договорила и еще раз вздохнула. — Ладно, не будем. Уже поздно, а мне, наверное, стоит пораньше вернуться, чтобы Иламир не сердился за праздное шатание по городу. Поэтому я, пожалуй, пойду спать.

— Спокойной ночи, Шаллэ, — откликнулась Терти и встретила задумчивый взгляд мужа.

— Тоже заметила? — поинтересовался он.

Терти кивнула и устало опустилась на стул:

— Значит, я не ошиблась. Бедная девочка…

— Оба они бедные, — лицо Альтамира помрачнело. — Я только надеюсь, что это у нее пройдет со временем. Когда она перестанет быть романтичным подростком и найдет свою судьбу. Ей его жаль, он ей нравится, и у него такая слава… А она всего лишь девушка. Молодая. Пусть и принявшая посох. Мне ли тебе объяснять.

— Да хранит ее Мать Жизни, — тихо проговорила Терти и опустила голову ему на плечо. — Мне страшно за них, Мирэл. За обоих.


Шалмира на цыпочках пробиралась по коридору. Проходя мимо двери в комнату Фэль, она даже дыхание затаила, но не успела и пары шагов сделать, как дверь негромко скрипнула. Девушка замерла, втянув голову в плечи и не смея обернуться.

— Извини, что я так… — раздался за спиной тихий голос Ярта. — Просто… ты меня задела. Я не люблю это признавать, но это очень нелегко — пытаться жить как раньше, когда все изменилось. Помнить все, что было и чего теперь нет.

— Это мне стоит извиняться, — Шаллэ выпрямилась и со вздохом обернулась. — Я иногда бываю невыносимо упряма и прекрасно это осознаю. Просто я действительно не очень понимаю тебя. Если бы со мной произошло что-то подобное, тогда, возможно…

— Глупышка, — Ярт кривовато улыбнулся. — Твое счастье, что ты этого не знаешь. Надеюсь, не узнаешь никогда. Спокойной ночи, Шалмира.

— Подожди…

— Да? — он чуть приподнял бровь, оборачиваясь в дверях.

— Я… Мне… — Шаллэ беспомощно огляделась вокруг. — Наверное, нам с Терти не стоило трогать ее вещи? Моя одежда уже высохла. Я сейчас верну… Ладно?

Ярт несколько мгновений смотрел на нее, потом негромко рассмеялся и покачал головой:

— Не стоит. Ей они все равно не нужны. А тебе даже идет. Оставь. Если ты действительно считаешь, что там мой личный храм, и я молюсь на ее вещи, ты заблуждаешься, — он немного помолчал и добавил. — Там память, но не больше. И из всего, что там есть, я не отдал бы только платье, корону и Лотос. Впрочем, я надеюсь, что когда-нибудь для всего этого найдется достойная хозяйка.

— Спокойной ночи, — Шаллэ заметно покраснела и возблагодарила богов, что в коридоре было темно. О том, что Ярт отлично видит в темноте, она благополучно предпочла не вспоминать.

— Добрых снов, — Ярт чуть недоуменно пожал плечами и плотно затворил за собой дверь.

Девушка глубоко вздохнула и прижала ладони к пылающим щекам. Она осторожно открыла дверь в соседнюю комнату и на мгновение замерла на пороге.

Да, он предупреждал, что тут раскиданы его вещи. Но он ни словом не обмолвился, что она почти вся ими завалена! Девушка критически огляделась и поправилась. Нет, не вся, но раскиданы они так, словно нарочно, чтобы занять как можно больше пространства.

Шаллэ сгребла с кровати старый плащ и присела, сжимая его в руках.

Пожалуй, комната очень напоминала комнату Фэльмарэ, только была более обжита. Вон, даже засохшие остатки пирожка на подоконнике лежат. Возле кровати брошена книга, раскрытая где-то в середине. Девушка нагнулась, пробежала глазами пару строчек — какие-то легенды. На полке стояло еще несколько книг, но она не стала их смотреть. В кресле горкой лежали смятые рубахи. Одна была порвана на плече и даже еще не отстирана от крови. Шаллэ осторожно тронула ее кончиками пальцев. Недавно лежит. Странно, а на плечах у него ни царапины нет. Она задумчиво погладила темный шелк и повернулась к столу. Листы бумаги, перья, тушь. Под горкой смятых бумажных шариков угадывались какие-то записи, но она не посмела в них рыться, хотя хотелось так, что даже пальцы зудели. Небрежно брошенный пояс с ножнами от узкого длинного кинжала, да и сам он рядом. Работу Орфэльмера она узнала сразу, осторожно погладила лезвие, провела ногтем по скалящейся морде волка. Вспомнила — на Нохлайне такая же выбита, только еще зеленью светится. Точно, Нохлайн же тоже Орфэльмер ковал!

Шаллэ полюбовалась на смертоносную игрушку и огляделась в поисках места, куда можно было бы положить плащ. Небольшой шкаф приковал взгляд приоткрытыми створками, и она, пожав плечами, направилась к нему.

М-да, если комната поражала заваленностью, то шкаф отличался запустением. На одной полке одиноко лежала застиранная рубаха, на другой — короткий кожаный жилет и штаны. На самом верху обнаружился на удивление аккуратно свернутый тючок. Шаллэ свернула плащ, положила на пустую полку и, не в силах противиться любопытству, потянула сверток с верхней полки.

Тяжелый бархат легко развернулся под ее пальцами, и она приглушенно ахнула, поняв, что у нее в руках знамя Стаи — зеленоглазый черный волк на фоне серебряной луны. В него была завернута явно праздничная одежда — рубаха из тонкого черного шелка, вышитая по вороту и рукавам тонкой серебряной нитью, и почти не ношеные брюки из мягкой блестящей черной кожи. И вместе с ними — серебряная корона с яркими чистыми изумрудами, похожими на глаза Волка. Практически такая же, как та, что лежала в шкафу Фэль.

Шалмира осторожно разложила вещи на кровати и отошла на пару шагов. Полюбоваться. Она мысленно представила Волка в этом наряде и негромко вздохнула. Образ получился на редкость яркий и привлекательный. Девушка покачала головой и стала собирать все назад.

— Все. Спать, — шепотом приказала она сама себе. — А то утром Иламир мне точно голову отвернет, если поздно вернусь.

Раздевшись, девушка юркнула в кровать и уютно свернулась в комочек под легким одеялом. Но когда по привычке сунула руку под подушку, пальцы наткнулись на небольшой плотный мешочек.

— А это еще что? — она вытащила свою находку и распустила узелок. В подставленную ладонь выпал голубой камень с прожилками серебра — голубой гранит из Силливайора — и изящное колечко явно на женскую руку. Тоже из Силливайора. Только тамошние гномы могли так искусно сплести такой тонкий узор. В кольце переплетались цветы на длинных тонких стебельках и многолучевые звезды. Черненые листья, отливающие голубым напылением лепестки и чистое серебро лучей. Не на гномью ладошку делалось. Шаллэ примерила кольцо. Палец словно в тисках сдавило. Она приглушенно охнула и сдернула украшение. Нет, не для ее руки. Знает она, на чей пальчик это готовилось. Вот только интересно — примеряла ли хозяйка?

Девушка повертела колечко, полюбовалась тонким узором и положила на место. Нечего ползать в чужих вещах, пусть даже таких интересных. И вообще, действительно, спать пора. А то Иламир точно голову отвернет.

Она еще немного поворочалась с боку на бок и, в конце концов, заставила себя уснуть.


Ярт лежал без сна, чутко прислушиваясь к тому, что творилось за стенкой. Его губы время от времени кривились в усмешке, особенно когда Шаллэ полезла в шкаф. «Все женщины любопытны», — философски подумалось ему. Все равно ничего, что стоило бы спрятать, там не лежало.

Он мотнул головой и повернулся набок, уткнув нос в подушку. Она, казалось, до сих пор хранила ЕЕ тепло, ЕЕ запах… Сухая злая горечь стиснула душу. Три года он искал ее, но до сих пор не нашел даже следов. Иногда в памяти всплывали слова Рэмила, сказанные им тогда в Друидской Роще: «Я бы предпочел, чтобы она оставила вас без этого подарка…», и тогда Ярт начинал задумываться, может, Друид был прав. Не стоило Деве Ночи позволять им с Фэль ту, последнюю, ночь на грани жизни и смерти, в полной неопределенности будущего. Но тут же он вспоминал те часы, все, что было сказано и сделано, и опять решал, что именно та ночь до сих пор помогает ему жить и что-то делать, не считать, что все потеряно. Да, она ушла, но не на Звездный Мост. В этом он был уверен. А если даже и на Звездный Мост, убеждал себя Ярт, то она все помнит и узнает меня, как и я ее.

Он легко провел ладонью по постели и снова прислушался к тому, что творилось в соседней комнате. Возня там утихла, а значит, Шаллэ улеглась спать. Вот только дыхание у нее было очень неровное. Видимо, еще не уснула.

Ярт задумчиво прикусил прядь волос, упавшую ему на щеку. Почему-то эта девушка вызывала в нем желание защищать ее. Причем в первую очередь от нее самой. Одни эти ее эмпатические способности чего стоят. И угораздило же ее с таким даром еще и Странницей оказаться! Ярт и сам неплохо умел ловить чужие чувства и настроения, но у него это было как у Сэллифэра. Он их просто видел, но не влезал в чужую шкуру полностью, в отличие от эмпатов. Шаллэ, например, его внутреннему взору представала, как маленькая девочка, потерявшаяся в густых лесных дебрях. Причем она сама еще больше уходила в них, сбиваясь с тропинки обратно. Она пыталась управлять своими способностями, но слишком часто они выбивались из-под ее контроля, и это подрывало ее уверенность в себе. Ей бы учителя хорошего, Мага, подумалось ему. По Пути она еще набегаться успеет, если себя раньше не сломает чужими переживаниями.

Сон окончательно улетучился. Ярт задумчиво уставился в потолок. «Может, ее к Найрэ сводить? — мелькнула мысль. — Он наверняка что-нибудь придумает. Все-таки Айэрэн. Хоть пару полезных советов даст».

В этот момент его окатило чувство тревоги и… Странно, но он почувствовал рядом присутствие Фэль.

Ярт резко сел и прислушался. Все было тихо, только за стеной раздался приглушенный вздох. Знакомый до сладкой боли в сердце.

— Пламя… — он сорвался с места и в мгновение ока оказался у соседней двери. Рванув ее на себя, Ярт стремительно шагнул в комнату, и его захлестнуло волной присутствия Фэль.

Но ее не было. Только на кровати разметалась в тревожном сне Шалмира.

Ее лицо горело лихорадочным румянцем, пальцы нервно комкали простыню, грудь тяжело вздымалась. Неровное дыхание изредка переходило в легкие стоны и прерывистые всхлипы. Девушка словно застыла в весьма неудобной для сна позе, сильно изогнувшись и напряженно сведя колени.

— О боги! — Ярт с сожалением смотрел на нее. Шаллэ слишком глубоко ушла в свой дар. И он знал, что именно она сейчас видит.

Девушка снова изогнулась с тихим жалобным всхлипом и прошептала его имя. Ярт вздрогнул, словно его ударили. Она мучила не только свой разум, но и свое тело, получая ту гамму ощущений, которая владела в свое время той, что лежала с ним в этой постели. Он знал, есть только один способ успокоить мучения девушки, но по-прежнему не отрывался от дверного косяка.

— Я не могу, — услышал он чей-то негромкий стон словно со стороны и с удивлением понял, что сам произнес эти слова.

«А ты не боишься, что огонь чувств твоей Фэль сожжет эту тихую девочку, которая принадлежит Воде и не создана для таких желаний? — раздался в мыслях знакомый, чуть хрипловатый голос, так похожий на его собственный. — Что завтра она проснется опустошенная и разочарованная. Пусть даже не понимая почему. Ее сущность запомнит это самое первое разочарование неутоленности. Такой неутоленности. Ты же можешь помочь ей, малыш. Так помоги…»

— Я не могу, — тихо повторил Ярт. — Я не могу, отец. Она мне как сестренка. Младшая.

«А если она вообще завтра не проснется? — задумчиво добавил голос. — Ты же знаешь эмпатов. Особенно когда они так сильно уходят в себя. Придется звать другого, чтобы он туда забрался и вывел ее за руку… Ты этого хочешь? Она даже ничего не узнает. Просто ее видение станет чуть более реальным. Помоги ей. Странник ты, в конце концов, или нет? Помоги ей поскорее закончить и уходи. Тебя никто не просит здесь оставаться».

— А как я завтра ей в глаза посмотрю? — негромко простонал Ярт.

«Если ты ничего не сделаешь, упрямец, то неизвестно, посмотришь ли ты ей в глаза вообще. У Фэль был очень сильный Огонь… А она сейчас чувствует себя в шкуре Фэль. Представь, если бы твоя любимая Шеинэ оказалась в таком положении? Ты бы и ей не помог?»

— Я бы убил каждого, кто посмел бы к ней прикоснуться, — ревниво выдавил он и вскинул голову, услышав очередной жалобный всхлип с кровати.

«Не мучай ее. Дай девочке покой. Она даже не вспомнит утром. Будет считать, что ей просто приснился сон. Не самый приятный, возможно…»

— Ярт… — этот срывающийся шепот был таким знакомым, что он не выдержал.

Закрыв дверь, Ярт осторожно подошел к постели и на секунду в нерешительности замер. Но здесь ощущение присутствия Фэль было гораздо ярче. Он закрыл глаза и словно увидел ее перед собой. Здесь был ее запах, ее интонации в голосе, сейчас очень похожем на ее. Здесь была она…

И его ладони медленно скользнули по горячему влажному телу…

Глава 3

— Эй, соня! — Альтамир требовательно колотил в дверь. — Ты что, опять всю ночь до рассвета бегал по лесу? Уже почти полдень! Лорелин тебя искал, а ты до сих пор дрыхнешь! Я думал, ты уже домой усвистал!

— Нет, — Ярт, сонно протирая глаза, открыл и встал на пороге.

— Это на тебя не похоже — спать до полудня, — задумчиво выдал Альтамир, оглядывая его. — Ты не заболел?

— Нет, уснул поздно, — Ярт широко зевнул. — А зачем меня искал дядюшка?

— А то ты не знаешь? — друг отодвинул его с порога и решительно вошел внутрь. — Альма беспокоится. Ты же всегда с утра домой сбегал, даже позавтракать толком не удосуживался, а сегодня нет и нет.

Он огляделся по сторонам и плюхнулся в то кресло, куда обычно садился, когда заходил к Фэльмарэ.

— А-а, — протянул Ярт и опустился на кровать. — Ясно. Сейчас пойду, извинюсь, — он огляделся, словно что-то искал, а потом поинтересовался. — Шаллэ уже ушла?

— Да, — Мирэл кивнул. — Какая-то она тихая с утра была. Ты ничего ночью не слышал?

— Нет, — Ярт помотал головой. — А в каком смысле — тихая?

— Такая… задумчивая, — Альтамир пожал плечами. — И грустная немного. Наверное, в ожидании разговора с Иламиром. Ты точно вчера до него сходил?

— Обижаешь! — искренне возмутился Ярт. — Если я сказал, что схожу, значит, сходил. Он, конечно, был совсем не рад меня видеть, но против того, что она осталась ночевать у вас, ничего не сказал. По-моему, даже рад был. Но я мог и ошибиться.

— Орегонд вернулся, — Мирэл задумчиво постукивал пальцами по подлокотнику кресла. — Надо ехать на Совет…

— Мне туда ехать не стоит, — Ярт повернулся к окну. — Думаю, Орегонд тебе это сообщил.

— Между прочим, он-то как раз считает, что тебе стоит поехать, — Альтамир усмехнулся. — Правда, выволочку за своеволие он мне устроил.

— За то, что ты в мои наставники выбился? — Ярт слегка улыбнулся.

— За это тоже, — Мирэл хмыкнул. — Но больше за то, что я вчера Иламира обругал. Шаллэ тебе рассказала?

— Да, — Ярт рассмеялся. — Наконец-то хоть у кого-то хватило смелости это сделать. С этим занудой невозможно общаться. Я бы и сам с удовольствием его прокатил, да только и без этого у меня неприятностей хватает. Зачем вызывать лишнюю неприязнь у тех, кто меня и так едва терпит… — он задумчиво закусил прядь волос. — Может, мне уйти из братства?

— Ты что, рехнулся?! — Альтамир изумленно-негодующе вскинул на него глаза. — Даже думать забудь! Никуда ты не уйдешь. И никто тебя не прогонит. Это я тебе говорю. А еще раз от тебя такую чушь услышу — выпорю, так и знай.

— Слушаюсь, наставник, — кривовато улыбнулся Ярт.

— Ладно. Одевайся и иди завтракать. Вернее, обедать, — Альтамир поднялся. — А как к Альме сходишь, наведайся к Орегонду. Он с тобой поговорить хочет. Но учти, на Совет ты все равно поедешь. Даже если не хочешь, — он вышел и прикрыл за собой дверь.


«И чего же хочет Орегонд? — размышлял Ярт, неторопливо шагая к Башне градоначальника. — Если о Совете поговорить, то ничего нового он мне не скажет, и он должен бы об этом догадываться. Натворить я в последнее время вроде ничего не натворил. Может, новое задание? Так это теперь к Альтамиру надо. Он мой наставник, ему и решать», — от этой мысли Ярт поморщился. Он слишком любил свою свободу, которую и без того стеснили узы братства. А теперь еще и его друг будет принимать за него решения. Нет, Альтамир, конечно, ничего не будет предпринимать ему во вред, но одно осознание того, что теперь кто-то будет думать за него, приводило Ярта в мрачное настроение.

Он поднялся по ступеням Башни и открыл массивную дверь. Кабинет Орегонда был на самом верху, и к нему вела винтовая лестница. Поднимаясь по ней, Ярт невольно улыбнулся, вспомнив, как когда-то они сводили по этим ступеням лошадей. Когда пользовались не обычной дорогой, а быстрым путем, конечной точкой которого была потайная комната за кабинетом Орегонда.

— Добрый день, Ярт, — хозяин Башни стоял на предпоследней площадке лестницы и задумчиво смотрел на город в узкое окно.

— Добрый день, — Ярт встал рядом. — Альтамир сказал, что ты хотел поговорить со мной.

— Да, — Орегонд кивнул, не отрывая взгляда от окна. — Пойдем ко мне.

За последнее время его кабинет нисколько не изменился. Ярт привычно прошагал по ковру и плюхнулся в удобное низкое кресло, мягко обволокшее тело.

— Итак? — он вопросительно поднял глаза на Орегонда.

Старейшина задумчиво смерил его взглядом и неожиданно спросил:

— Ты отдашь посох?

— Нет, — Ярт быстро справился с удивлением, и его голос прозвучал твердо. — Посох мой. Я взял его. Он — часть меня. А если он кому-то нужен, пусть попробуют взять его сами.

— Я так и думал, — Орегонд согласно кивнул. — Не волнуйся, я не собираюсь его у тебя отбирать, хотя как раз у меня это может получиться. Нашим Странникам я посохи делаю сам.

— Зачем нужно отбирать у меня посох? — Ярт откинулся назад и смотрел на Орегонда сквозь сильный прищур. — Может, хоть ты мне объяснишь, что творится в головах нашего братства? Чем я им не угодил, что они хотят от меня избавиться? Я что-то нарушил? Что-то сделал не так? Преступил этот идиотский Кодекс, половину которого я бы вычеркал и предал забвению, как немыслимую глупость? Орегонд, по-моему, я был абсолютным паинькой. Даже ваши ученики ведут себя не так скромно и незаметно, как я. Так что я сделал не так, в чем моя вина? Если она есть, я хочу о ней знать. Если ее нет, пусть мне дадут жить спокойно дальше, как я жил до этого.

— Успокойся, Ярт, — Орегонд поднял ладонь. — Я не собираюсь тебя ни в чем обвинять, тем более что ты прав, и прицепиться к тебе не за что. Остальные Странники тоже не чисты, как горный снег. У каждого из нас есть, что скрывать, за что нам больно и обидно, что мы хотели бы забыть. Я тебя вообще не за этим пригласил. Тем более что все, что тебе хочется о себе узнать, ты услышишь на Совете. Ты ведь поедешь туда? — вскользь поинтересовался он.

— Я сейчас как раз думаю, а надо оно мне? — буркнул Ярт.

— Не глупи, поезжай, — Орегонд вздохнул и пристально взглянул на него. — А сейчас я хочу тебя попросить…

— О чем?

— Сними свою защиту и дай мне тебя просмотреть.

Ярт несколько секунд растеряно молчал, а потом высказался:

— У меня нет защиты. Я не умею защищаться. Это… это что-то наследственное, наверное.

— Я тебя просматривал, когда ты брал посох. Тогда у тебя защиты не было, — Орегонд свел кончики пальцев и опустил на них подбородок. — Давай попробуем еще раз. Это большая просьба Совета. Очень большая. Для тебя. А для меня это почти приказ.

— Ну, попробуй, — неуверенно проговорил Ярт и склонил голову. Орегонд положил ладони ему на затылок и напряженно вслушался. Его разум беспомощно тыкался в стену.

— Ярт, — пробормотал он, — откройся. Впусти меня. Я не собираюсь лезть далеко.

— Может, я смогу помочь? — рядом бесшумно возник Фольтес и испытующе взглянул на них.

— Давай вдвоем, — Орегонд кивнул. — Ты, все-таки, Маг.

Фольтес фыркнул и легонько ткнул пальцами в висок Ярту.

— Ой, — поморщился тот. — Осторожнее! Не проткни мне голову!

— Не проткну, — осклабился Фольтес и кровожадно рассмеялся. — А хочется!

Ярт фыркнул и шутливо клацнул зубами. Орегонд с интересом наблюдал за ними. Он не заметил, когда поддалась стена, и Волк впустил его в свой разум.


— Ну что? — Ярт поморщился и снова потер оцарапанный висок.

— Как я и думал, ничего такого нет, — Орегонд пожал плечами. — Я покажу это Совету, и будем надеяться, что их это успокоит.

— Я бы на твоем месте на это не надеялся, — негромко заметил Фольтес. — Они все равно будут к нему цепляться, ты же знаешь. Стаю не очень-то жаловали хотя бы потому, что почти ничего о ней не знали. Ни о самих Волках, на Советах лишь изредка бывающих, ни об их странной Силе, ни о том, почему они вообще по Пути бегали, да еще и всем кланом. Не любят наши старейшины таких загадок.

— Не любят, — подтвердил Орегонд, — но придется с ними смириться. В конце концов, все они прекрасно понимают, что такие Странники, как Ярт, рождаются раз в тысячелетие среди Дневных. И терять они его не захотят. Это я точно могу сказать.

— Тогда пусть отстанут, или я сам сбегу раньше, чем меня из братства выкинут, — хмыкнул Ярт. — Мне надоели вечное подозрение и придирки.

— Ладно, сейчас все шишки будут валиться не на тебя, а на твоего наставника, — заметил Орегонд. — Так что год-два спокойной жизни тебе обеспечены.

— Только меня не устраивает цена, которая за это заплачена, — Ярт прищурился. — Пройдет год, два, а потом? Что будет потом, Орегонд? Опять начнется? Если так, то мне лучше уйти сразу на Совете. Я так им и скажу.

— Не делай глупости! — возмутился старейшина. — Я не для того тебя перед ними оправдываю, чтобы ты так сорвался. Да и Альтамира подведешь…

— Он прав, — негромко проговорил Фольтес и взглянул на Орегонда. — Если Совет намерен и дальше изводить его таким вот образом, ему лучше сразу уйти из братства. Я не вижу смысла ломать себя. Да, Ярт из Стаи. Да, он Вожак. И это значит еще и то, что он прекрасно обойдется без братства. Без его покровительства и наставлений.

— Без последнего особенно, — хмыкнул Ярт. — А первое я и так не особенно вижу.

— И все-таки подумай, прежде чем делать глупости, — Орегонд вздохнул. — Хотя бы годик еще потерпи, может, привыкнут. Альтамир умеет всех убеждать, этого у него никто не отнимет.

— Я уже сказал, что ради Альтамира я буду паинькой, но если через год это не прекратится… — Ярт сжал пальцы в кулак и хмуро обвел комнату взглядом. — Я уйду. Благо, есть куда.

— Ты там уже был? — вскользь поинтересовался Фольтес.

— Пока нет, но обязательно схожу, — Ярт улыбнулся. — Это ведь часть моей жизни.

— Вы о чем? — Орегонд непонимающе смотрел на них.

— Так, ни о чем, — Фольтес едва заметно ухмыльнулся и подмигнул Ярту.

— Спелись, — буркнул старейшина. — Натворят дел, и что мне с ними делать? Фольтес, учти, если узнаю, что он с твоей подачи…

— Знаю, знаю, голову снимать будешь с меня, — уже открыто ухмыльнулся Маг. — Не в первый раз.

— Кхе… — Ярт прокашлялся. — Не волнуйся, Орегонд. Ничего выходящего за рамки Кодекса я творить не буду. Даже если уйду из братства. Я имею в виду настоящий Кодекс, а не сегодняшний свод всяких правил и запретов.

Орегонд только головой покачал.

— Ладно, пойду я, — Ярт поднялся. — Я еще к Найрэ хотел зайти. Надеюсь, ты сможешь успокоить Совет, Орегонд.

— Я тоже на это надеюсь, мой мальчик, — Орегонд кивнул. — Увидимся.

— Не сомневаюсь, — Ярт кивком попрощался с Фольтесом и вышел из комнаты.

Спускаясь, он услышал снизу голоса.

— Это не твое дело! И вообще, хоть ты мне и брат, не суйся в мою личную жизнь!

— По-моему, твоя личная жизнь должна учитывать твое положение. Ты же знаешь, мы не имеем права подвергать опасности других, тех, кто не наделен нашими способностями!

— Я никого не подвергаю опасности, не преувеличивай!

— Шаллэ!..

Ярт спустился еще на несколько ступеней и нос к носу столкнулся с Шалмирой и Иламиром.

— В чем дело? Вы так кричите, что у Орегонда слыхать!

— Я же тебе говорила, — Шалмира хмуро посмотрела на брата и перевела смущенный взгляд на Ярта. — Извините, мы вам помешали?

— Нет, мы уже поговорили, — Ярт уткнулся взглядом в стену. Смотреть в глаза Шалмире он сегодня был не в состоянии.

— Я надеюсь, у тебя хватит ума не приезжать на этот Совет? — прямо поинтересовался Иламир.

— Ллаэ! — Шаллэ густо покраснела.

— По-моему, это не твое дело, Иламир, — Ярт чуть приподнял брови. — Захочу — поеду, не захочу — не поеду.

— Твои «хочу — не хочу» меня не заботят, — Иламир слегка презрительно скривился. — Я бы посоветовал тебе остаться здесь и отговорить твоего наставника тащить тебя с собой.

— Теперь мне вдвойне интереснее, что же будет на Совете, — Ярт открыто ухмыльнулся. — Думаю, мы еще успеем поговорить на эту тему по дороге в Тхартнэль.

Шаллэ негромко прыснула, но под уничтожающим взглядом братца сделала вид, что закашлялась.

— Ты еще и простыла! — он смерил ее взглядом. — Вроде вчера еще была здорова. Может, тебя стоит отправить обратно в Марээл? А то заболеешь еще больше.

— Нет! — испуганно вскинулась она. — Я в порядке, просто что-то в горло попало.

— Сходи к лекарю, — Иламир пожал плечами и вновь поднял глаза на Ярта. — А ты все-таки подумай. Может, не стоит лезть шеей в петлю? Это тебе не Стая.

— О да, я заметил, — Ярт хмыкнул и негромко добавил. — И что-то мне подсказывает, что сравнение вышло бы не в вашу пользу.

— Что ты хочешь этим сказать? — вскинулся Иламир.

— Ничего, — Ярт улыбнулся и отлепился от стены. — Можно мне пройти? Я тороплюсь.

Иламир еще немного посопел и нехотя посторонился. Ярт спустился на пару ступенек, а потом обернулся и внимательно посмотрел на девушку:

— Я не успел спросить, Шаллэ. Ты сегодня хорошо спала? Все в порядке?

— М-м… Да… — протянула девушка и покраснела. — А что, по мне можно сказать, что я плохо выспалась?

— Нет, ты, как всегда, восхитительно выглядишь, — Ярт мотнул головой. — Я просто спросил.

— Спасибо за заботу, — Шаллэ тряхнула волосами и резво помчалась наверх.

Иламир проводил ее взглядом прищуренных глаз и в два прыжка догнал Ярта. Он схватил его за ворот рубахи и развернул к себе:

— Слушай, Волк. Не смей даже смотреть на мою сестру. Она не про тебя. Ты меня понял?

— Я почему-то думал, что эти вопросы Шаллэ в состоянии решить сама, — Ярт пожал плечами и стряхнул его руку.

— Я тебя предупредил — оставь ее в покое и поищи для себя кого-нибудь другого. Ты мне не нравишься, — Иламир хмуро смотрел ему в глаза.

— То, что я не нравлюсь тебе, меня не волнует, — Ярта словно что-то тянуло за язык. — Главное, чтобы я нравился ей, остальное не в счет. И не тебе указывать мне, с кем общаться. Ты мне никто!

— Ты что, не понял? Я не желаю видеть твою волчью морду рядом с моей сестрой, да и вообще рядом с кем-то из наших девушек, — Иламир почти рычал.

— И что ты мне сделаешь? — Ярта понесло. — Ударишь? Так я ведь и ответить могу. Убить ты меня не убьешь, на поединок меня вызывать не за что, я тебя не оскорблял. Это уж если мне тебя вызвать, — он открыто ухмылялся. — А я не стану об тебя руки пачкать.

Иламир резко выдохнул и коротко ударил. Ярт от неожиданности покачнулся и едва успел увернуться от нового удара.

— Осторожнее, Ллаэ, — ухмыльнулся он. — Здесь ступени. Катиться будет больно.

— Ублюдок… — Иламир не выдержал и прыгнул на него. Ярт снова увернулся, перехватил его и впечатал в стену:

— Остынь, Ллаэ. Не тебе со мной драться. Не хочешь же ты появиться на Совете в синяках! Это ведь так недостойно!

— Выродок! — Иламир в бессильном гневе плюнул в сторону соперника. Ярт слегка усмехнулся, вытирая щеку, и разжал руки. Иламир кулем съехал на пол.

— Дурак же ты, — Ярт задумчиво разглядывал его, стоя рядом. — Шаллэ умнее тебя. Знает, куда стоит лезть, а куда нет. Я общался с ней и буду общаться, потому что она — моя хорошая подруга. И не тебе соваться в наши отношения, ты меня понял?

— Если… Если ты действительно считаешь Шаллэ своим другом, оставь ее в покое, — голос Иламира звучал непривычно тихо. — Иначе она из-за тебя попадет в беду. Она для тебя — одна из многих девушек, а ты для нее — один. Пойми это. Пока еще не поздно, исчезни из ее жизни, Лайнэ. Я прошу тебя.

— По-моему, это тебе пора к лекарю, а не твоей сестре, — Ярт покачал головой. — Я не собираюсь ей навязываться в друзья, но и отталкивать ее я не стану. И еще раз повторяю, не вставай между нами. Я ей ничего не сделаю. Для меня в этой жизни была только одна девушка, и об этом все знают. И Шаллэ тоже. До встречи, Ллаэ.

Ярт развернулся и зашагал вниз.

— Идиот, она уже влюбилась в тебя, — прошептал Иламир. — И если я не вмешаюсь, ты погубишь ее. Так же, как Фэль. А это моя сестра, и я такого не допущу. Ни с кем больше не допущу.

— Что случилось, Ллаэ? — сверху неторопливо спускался проспавшийся Исси. — Тебе плохо? С Шаллэ поругался?

— Ничего, — Иламир с трудом поднялся. — Поругался. Но не с Шаллэ. В последнее время в Ваинэле развелась целая уйма невоспитанных личностей. Когда я здесь был несколько лет назад, ничего подобного еще не было.

— Это ты о ком? — поинтересовался Исси, помогая ему, и сочувствующе спросил. — Может, тебе помочь до комнаты дойти и лекаря позвать?

— Нет, — Иламир поморщился. — Сейчас пройдет.

— Как же ты так? — Исси с сомнением оглядел ступени. — Вроде, лестница не скользкая. Шаллэ вряд ли бы тебя так толкнула. Да и вообще, если бы толкнули, помогли бы встать. Что случилось-то? Или это тоже связано с твоими «невоспитанными личностями»?

— Если бы они были моими, я бы их живо воспитал, — через силу усмехнулся Иламир. — Ладно, помоги дойти до комнаты. Пожалуй, немного отлежаться мне не повредит.

— Сейчас, — Исси поудобнее перехватил его и осторожно повел наверх. — Так что все-таки случилось? Не сам же ты так навернулся.

— Нет, не сам, — Иламир помрачнел. — Столкнулся с Лайнэ. Мы немного… поспорили. Каюсь, я первый руки распустил. Но он меня довел. Специально на это нарывался. А потом приложил об стенку и спокойненько ушел.

— Лайнэ? — Исси изумленно взглянул на главу посольства. — Лайнэ тебя ударил и оставил сидеть?!

— Пусть бы еще попробовал помочь! Я от этого ублюдка Ночных никогда помощи не приму, — прошипел Иламир. — Его счастье, что он так ушел.

— По-моему, ты слишком его невзлюбил, — покачал головой Исси. — Что он тебе сделал? Лайнэ — замечательный парень, прекрасный Странник, один из лучших в братстве.

— Слишком идеальный, чтобы таким быть, — пробормотал Иламир. — Наверняка у него куча темных делишек за спиной, просто мы об этом не знаем. Он же никогда никого с собой не берет, всегда отправляется по Пути в одиночку. Я ему не доверяю.

— А мне кажется, ты ему просто завидуешь, — усмехнулся Исси. — Потому что ему дано больше, чем нам. Еще бы, он же из Стаи, он же Волк, — с ноткой зависти протянул парень.

— Не вижу в этом ничего хорошего, — Иламир криво улыбнулся. — По-моему, это скорее его минус, чем плюс. Волки всегда были себе на уме. Ничего хорошего от них не ждали. Уж поверь мне, я с ними встречался. И в жизни, и на Советах. Самая отвратительная их черта — ни в грош не ставили Совет старейшин и Кодекс Странников. Словно они выше всех нас, — Иламир тяжело опустился на кровать и прикрыл глаза. — Я уже устал вам повторять — не водитесь вы с ним, ни к чему хорошему это не приведет. От Волков жди только неприятностей.

— Я пойду, — Исси вздохнул и выскользнул за дверь. — Сейчас пришлю Шаллэ, пусть тебя посмотрит, вдруг все-таки лекарь потребуется.

— Не надо, — пробурчал Иламир, но Исси этого уже не слышал, торопливо спускаясь вниз. Больше всего он терпеть не мог занудные нотации Иламира. В их свете даже прежние упреки наставницы казались сладкой музыкой.

Он нашел Шаллэ в большой библиотеке Орегонда и нетерпеливо похлопал по плечу, отрывая от какого-то магического трактата:

— Шалмира, там твой брат…

— Не говори мне про него, — девушка негодующе зажала уши ладонями. — Знать ничего не хочу!

— Ему плохо, — прокричал Исси в закрытое ухо.

— Что случилось? — Шаллэ обеспокоено взглянула на друга.

— Его довольно сильно приложили об стену, — Исси ухмыльнулся. — Пожалуй, ему сейчас нужен тщательный осмотр и мазь от ушибов с хорошим массажем.

— Иламира? Приложили об стену?! — Шаллэ растерянно хлопала глазами. — Кто? Опять шутишь? Ни у кого на это духу не хватит.

— Ну, кое-кому хватило, — Исси прямо-таки сиял. — Иламир умудрился задеть Лайнэ, распустил руки, ну тот ему и ответил, если верить твоему брату.

— Лайнэ? — Шаллэ покраснела. — За что?

— Видимо, за дело, — Исси внимательно всмотрелся в девушку. — А что это тебя так волнует Волк? Как про него ни скажешь, ты просто в помидор превращаешься!

— Что? — Шаллэ вытащила зеркальце и внимательно на себя посмотрела. — О боги, неужели всегда?

— Всегда, всегда, — безжалостно подтвердил Исси и хитро поинтересовался. — Влюбилась, что ли?

— Вот еще, глупости какие! — возмутилась девушка. — Нет, он конечно симпатичный, но… И вообще, что он себе позволяет? Устроил драку с моим братом!

— Ллаэ сказал, что сам первый начал, — заметил Исси. — Да ты сама у него поинтересуйся! А про влюбленность я пошутил, — Шаллэ успокоено вздохнула, а парень добавил. — И так всем видно, что ты его просто любишь… Мне пора! — он сорвался с края стола, на котором сидел, и быстро выскочил прочь, пока девушка не поняла, что именно было сказано.

— Ну, погоди! — донеслось ему вслед, но Исси только весело хихикнул и выбежал на улицу. Дразнить Шаллэ всегда было истинным удовольствием. Она с таким простодушием покупалась.

Однако уже на выходе Исси притормозил и оглянулся. Почему-то хорошее настроение вдруг померкло. Он готов был свалить все на Шалмиру, но мимо, весело улыбаясь и беззаботно болтая о каких-то пустяках, прошли девушки из их посольства. А уж если плохое настроение Шаллэ разливалось по дому, то оно отразилось бы на всех. Значит, Шалмира тут не при чем… Или все же это из-за нее?

Исси неторопливо шагал по улице и пытался разобраться в себе.

Почему-то шутливая фраза про то, что Шаллэ любит Лайнэ, уже не казалась такой уж глупостью. И ему это совсем не нравилось.

«Я и Шаллэ?! — Исси даже остановился и отрицательно замотал головой. — Бр-р! Ну, нет! Ни за что! Я пока с ума не сошел! С Иламиром связываться…»

Он еще раз тряхнул головой, выбивая из нее дурацкие мысли, и вприпрыжку направился дальше. Сейчас его ждало более интересное дело — встреча с лучшим Мастером-художником в Ваинэле. А остальное… Остальное подождет до более подходящего времени.

Глава 4

— Ты уверен, что мне стоит идти с вами? — Сэллифэр чуть прижал уши, поймав выразительный взгляд Ярта.

— Если ты назовешь мне хотя бы одну объективную причину, почему нет, я соглашусь, чтобы ты побегал по округе пару дней, — скучающим тоном отозвался парень, поднимая глаза на громаду Тхартнэля, вырастающую из гор.

— Ну… — волк чуть слышно фыркнул и замолчал. За последние дни он не раз приводил Ярту множество причин, но тот все отметал, как необъективные, и необъективность эту тут же доказывал. На данный момент фантазия Сэллифэра изрядно истощилась. И волк послушно шагал рядом с Гэллэром, размышляя о том, что вожак определенно нарвется на неприятности. Или именно этого и добивается.

— Видишь, сам не знаешь, — усмехнулся Ярт и оглянулся на Альтамира, который ехал чуть позади, разговаривая с Орегондом.

— Езжай, докладывайся, — махнул ему наставник. — Пусть ворота открывают!

Ярт кивнул и подхлестнул коня. Сэллифэр от неожиданности прянул назад, получив мелким камешком по уху, а потом азартно помчался следом.

Привычно придержав Гэллэра в двух шагах от стражи, застывшей перед воротами Тхартнэля, Ярт соскочил на землю и, коротко поклонившись, проговорил:

— Ассэлэ, Стражи! Мы прибыли на Совет!

— Ассэ, Странник, — отозвался молодой парень с алебардой, с любопытством оглядывая его. — Вы — это ты, твой конь и волк?

— Нет, — Ярт улыбнулся, чуть расслабившись. — Мы — это отряд Странников Долины, я, Альтамир из Ваинэля и Мастер Орегонд. Они сейчас подъедут.

— Я их вижу, — раздалось сверху, и решетка на воротах начала медленно подниматься.

— Красивый волк, — заметил страж, глядя на Сэллифэра. — Ты его берешь с собой?

— Да, — Ярт невозмутимо кивнул и шагнул в ворота.

На внешнем дворе, как всегда царило суматошное оживление. Ярт мимоходом отметил, что под навесом стоят несколько повозок, значит, недавно прибыл какой-то караван. Похоже, в ближайшие дни здесь будет весьма оживленно.

Он неторопливо направился к конюшням, по пути отвечая на приветствия. Гэллэр послушно следовал за ним, негромко фыркая на Сэллифэра, который пытался примоститься между ним и Яртом.

Возле конюшни на них с любопытством уставилась ватага малолетних ребятишек самого разношерстного вида — и в характерных одеяниях Тхартнэльского двора, и в разноцветных платьях южан, и даже несколько — в кожаных одеждах кочевников.

— А я его знаю, — раздался за его спиной громкий шепот. — Он как-то был у нас на кочевье. Вместе с Летэрэмом. Они еще в шатре нашего вождя ночевали…

Ярт развернулся и внимательно посмотрел на говорящего. Конопатый парнишка лет восьми испуганно примолк.

— Иди на место, Гэллэр, — Ярт хлопнул коня по шее и подошел к детворе. — Слушай, малец. Ты из племени грона Тэриона?

— Да, чтимый, — паренек соскочил с ограды и поклонился. — А ты ведь тот Странник, что был у нас несколько лет назад?

— Верно, — Ярт присел на корточки и заглянул ему в глаза. — А скажи-ка мне, ваш грон тоже здесь? Хотелось бы поприветствовать старого знакомого.

— Не, — тот мотнул головой. — Грон в степи. Переводит племя на новые кочевья. Мы здесь на торги приехали. За оружием. Зато с нами Алига есть… — он с надеждой взглянул на Странника. — Помнишь Алигу?

— Разумеется, — Ярт улыбнулся. — Где вы встали? Я обязательно зайду, как только освобожусь.

Паренек ковырнул камень двора босым пальцем и смущенно пожал плечами:

— Так я, это, не знаю, как по-вашему объяснить, где мы встали… Это там где-то, — он махнул рукой на замок.

— Ладно, я у местных спрошу, — Ярт потрепал его по голове. — Увидишь Алигу, передай ему, что мы с Летэрэмом зайдем его навестить.

— Обязательно! — мальчишка почти светился от гордости.

— До встречи тогда, — Ярт поднялся и коротко бросил. — Идем, Фэр.

— Уй!!! — раздался позади восторженный вздох, когда Сэллифэр послушно зашагал рядом. — Лайнэ!

— Становлюсь знаменитым, — усмехнулся Ярт, пробираясь к боковому входу в замок. — Уже малышня узнает!

— На твоем месте, вожак, я бы этому не радовался, — негромко проворчал волк. — Слава порождает зависть, а зависть — это такое паршивое чувство…

— Кто тебе сказал, что я радуюсь? — Ярт скосил на него глаза. — Мне просто смешно. И интересно, что именно им про меня наговорили, кроме того, что я брожу в компании взаправдашнего волка…

— Спроси, — Сэллифэр тенью проскользнул в узкую неприметную арку и неторопливо потрусил вверх по ступеням. Ярт хмыкнул и направился следом.

Внутри царила кромешная тьма. Не горело ни одного факела, и не умеющему видеть в темноте подъем, наверное, казался бесконечным. Хотя на самом деле занимал не более нескольких минут.

Ярт увидел слева темную дыру небольшого коридора и свернул туда. Через пару шагов он уткнулся в окованную черненым железом дверь и осторожно постучал.

Петли скрипнули, и в глаза пришедшим ударил свет. Ярт на секунду прищурился и инстинктивно отступил на шаг.

— Лайнэ… — раздался слегка удивленный голос. — Заходи!

— Ассэ, Орфэльмер, — Ярт проморгался и шагнул в просторную комнату, заставленную шкафами, где в ячейках плотными рядами лежали тугие свитки, тяжелые фолианты в толстых обложках, пачки листов, перетянутые тонкими бечевками.

Орфэльмер внимательно оглядел неожиданного гостя и зацепился взглядом за ножны на поясе:

— Понравился? Я старался, как мог…

— Очень, — Ярт улыбнулся и провел пальцем по рукояти. — Отличная пара к Нохлайну. Спасибо!

— Как ты здесь оказался? — Мастер Тхартнэля вопросительно смотрел на него.

— Я на Совет, — Ярт огляделся и непринужденно плюхнулся в свое любимое кресло. — Или ты тоже считаешь, что мне здесь не место? Ты ведь вроде сам меня в гости звал…

— Я не знаю, насколько приятно тебе будет слышать то, что там скажут, — Орфэльмер пожал плечами и присел на край стола.

— Можно подумать, до этого Совета я ни разу не слышал, что обо мне говорят, — Ярт усмехнулся, сведя кончики пальцев. — Я тебя умоляю! У меня отменный слух… к сожалению.

— Услышать сказанное за спиной и услышать сказанное в глаза, да еще увидеть, кто и сколько это говорят… — Орфэльмер качнул головой. — Мне жаль, что я ничем не могу тебе помочь. Очень жаль!

— Спасибо, мне уже помогли, — Ярт негромко рассмеялся. — Я тебя заранее предупредить хочу, чтобы ты не особенно удивлялся на Совете. Для всех прочих это будет весьма… хм… неожиданно.

— Это ты о чем? — Орфэльмер вопросительно взглянул на него. Ярт хмыкнул и потрепал по загривку лежащего рядом Сэллифэра:

— Так, о последних новостях в братстве… О которых пока знает только один старейшина из Совета Двенадцати.

— Мне из тебя клещами вытаскивать? — Мастер нетерпеливо барабанил пальцами по крышке стола. — Давай, выкладывай свои новости!

— Да новость всего одна, — Ярт немного помолчал. — Альтамир стал моим наставником. На год. Поклявшись на посохе Странника именем Пути.

— Что-о?! — Орфэльмер чуть не свалился со стола. Он растерянно мотнул головой и почему-то шепотом поинтересовался:

— Ты пошутил? Альтамир ведь не…

— Нет, не пошутил, — Ярт вздохнул и заправил за ухо прядь волос. — Альтамир действительно это сделал. Можешь у него спросить. Он уже должен был приехать. Уверен, скоро он здесь появится собственной персоной.

— А знаешь, это не так уж и плохо, — задумчиво проговорил Орфэльмер, вытаскивая из-под стола кувшин и пару бокалов. — По крайней мере, часть проблем это у тебя убавит…

— А часть прибавит, — в тон ему проговорил Ярт.

— Не так уж и много, — Орфэльмер протянул ему бокал. — Уверяю, сейчас тебе будет гораздо проще. По крайней мере, если клятва признана Путем, старейшины уже ничего не смогут сделать. А там видно будет…

— Боюсь, что у Альтамира из-за этого будут проблемы, — Ярт отпил немного вина и вздохнул. — Честно говоря, я вообще собирался уйти из братства… Если очень начнут давить.

Орфэльмер мгновение молчал, а потом кивнул:

— Разумеется. Нельзя надеть на волка ошейник. Твой отец тоже терпеть не мог, когда ему начинали указывать, как себя вести и что делать. Он предпочитал иметь свои решения на все.

— Рад, что ты меня понимаешь, — Ярт усмехнулся. — Почему этого не хотят понять остальные?

— Наоборот, они это слишком хорошо понимают, — Орфэльмер вполголоса выругался и фыркнул. — Просто они не могут смириться с тем, что кто-то может себе позволить не подчиняться Совету. По крайней мере, открыто. Дурное влияние, знаешь ли.

— Ну да, конечно, — Ярт негромко рассмеялся. — Видно, судьба у меня такая. Везде я являюсь возмутителем спокойствия… Знаешь, — добавил он, немного помолчав. — Когда я только пришел в братство, я понятия не имел, какое это болото. Снаружи все казалось таким… возвышенным, красивым, достойным! А на деле…

— А на деле — болото, — кивнул Орфэльмер. — Кодекс, правила, Совет старейшин… И вся романтика больших дорог куда-то исчезает! Я сейчас даже представить боюсь, что бы со мной было, окажись я действительно Странником.

— В последнее время, когда я вижу ребят, в которых может проснуться Путь, и которые так жадно смотрят нам вслед, так ловят каждое слово, как последнее откровение, мне очень хочется позволить им пожить такой жизнью, где каждый шаг едва ли не предписан, — Ярт тряхнул головой и с грустной усмешкой взглянул на Орфэльмера. — А потом я думаю, что будет, когда Путь все-таки проснется. Не во всех, но в одном-двух наверняка, и понимаю, что им лучше будет здесь, под крылышком надежных наставников, которые помогут сделать первые шаги, найти себя, объяснят ошибки, где рядом всегда есть братья и сестры, готовые помочь, поддержать. Потому что один на один с Путем в себе — это очень тяжело. Я себя помню в Вэле. Это даже там, где меня держала Граница, было невозможно, хотелось куда-то уйти, убежать, куда-то неизвестно куда… И даже побеги из дома не помогали, только притупляли это чувство на неделю или две, а потом все начиналось сначала. Путь — это тоже Сила. И от нее тоже можно сгореть. Единицы могут, как Фольтес, самостоятельно сделать первый Шаг и при этом найти дорогу назад. Гораздо больше просто сгорят.

— Уверяю тебя, ты не единственный, кто хотел бы макнуть этих малолетних ильфэнтэ носом в действительность… И тыкали, — Орфэльмер долил себе вина. — Только не помогает. Сначала им все здорово, все возвышенно. А когда приходит понимание, они уже привыкли. У них на осознание истины уходит намного больше времени, чем у тебя.

— Разумеется, за их спинами никто не шепчется. И предвзято к ним тоже вряд ли относятся. Для них братство Странников — это действительно братство, — Ярт улыбнулся. — И для них все действительно возвышенно и здорово! Мы Странники! Мы нужны! Мы храним мир от вторжения извне! Многие до сих пор так считают. И в этом их счастье. И не хочется его разрушать. Хотя бы даже из чистого расчета. Ведь Странники действительно очень нужны. И в целом, нас не так много, как хотелось бы. По сравнению с теми же Магами или Стражами.

— Именно поэтому никто и не торопится гнать тебя из братства. Только ругают, — Орфэльмер усмехнулся. — Боятся, уважают, злятся, но не гонят. И не выгонят. В этом я почти уверен.

— Правильно, я сам уйду, — хмыкнул Ярт, допивая свой бокал. — Рано или поздно… Я это недавно окончательно осознал. Одиночку во мне никакое братство не выбьет… Даже если вдруг все в полном составе воспылает ко мне горячей любовью. Я не могу идти под чьим-то надзором. Я согласен вести кого-то, но только не быть ведомым там, где прекрасно могу пройти самостоятельно… И пусть это считают строптивостью или дуростью…

— Гордостью, — негромко заметил Орфэльмер. — Это гордость Стаи. Любой из Волков скорее умрет, чем позволит кому-то решать за себя, если этот кто-то не их Вожак. Поэтому, когда был создан Совет старейшин, Стая резко порвала отношения с братством и ушла на свои тропы. До этого Волки и Странники охотно действовали вместе. Но сейчас, к сожалению, об этом почти все забыли.

— Нет смысла, — Ярт пожал плечами. — Стаи больше нет. Считаться с ее мнением не приходится. Зачем помнить о том, что было когда-то? О том, что откровенно снижает уровень влияния старейшин на братство…

— Я слышу бунтарские речи? — раздался веселый возглас от дверей, и в комнату ввалился Альтамир.

— Да, — с самым серьезным выражением лица кивнул Ярт. — Сидим и готовим заговор по свержению Совета старейшин. Прямо на этом Совете… Присоединишься?

Мирэл несколько мгновений задумчиво смотрел на него и вздохнул:

— Знаешь, мне почему-то даже жалко, что ты шутишь… Если бы вы за это взялись, все могло бы получиться.

Орфэльмер подавился вином.

Ярт чуть приподнял бровь и негромко хмыкнул:

— А оно мне надо? Самая суровая кара, какую может придумать братство, мной будет воспринята как величайшее счастье. Свобода… А остальные сами хотели того, что имеют.

— Злой ты, нехороший! Уйду я от тебя, — хныкающим детским голоском протянул Альтамир и хлопнул Орфэльмера по спине. — Я пошутил, успокойся… Только бунта нам сейчас и не достает! И так от братства одно название осталось, еще не хватало и оставшееся рушить. Рано или поздно все поймут, что Совет старейшин нам не особенно нужен. И все решится само собой. Безо всяких восстаний и свержений… В конце концов, наши старейшины тоже Странники, пусть и бывшие. У них есть чему поучиться.

— Знаешь, Мирэл, — Орфэльмер чуть отдышался и кротко взглянул на друга. — За последние пару лет я с вашей компанией состарился сильнее, чем за прошедшие пару сотен. Такой насыщенной событиями жизни у меня уже давненько не было. Я с вами скоро с ума сойду, пусть целители и доказывают, что это невозможно.

— Ладно, не ворчи, — Альтамир бесцеремонно запустил руку в стол и вытащил еще один бокал для себя, после чего завладел кувшином. — Зато с нами не скучно!

— Да уж, с вами скучать просто некогда! — Мастер философски вздохнул, глядя на кувшин. — Я готов был чего угодно ожидать от Лайнэ. Хотя бы в силу его крови… Но с чего ты в такие «подвиги» ударился, я до сих пор не понимаю. Такое чувство, что вы с ним слегка местами поменялись.

— Ты о чем? — Альтамир на мгновение отвлекся от кувшина.

— Обо всем, — Орфэльмер пожал плечами. — Твои шумные походы, какое-то слегка безумное веселье на Пути… Ты, что, думал, о твоих подвигах никто не слышал? Одна мара для Мага чего стоит! — он покачал головой. — А уж что начнется, когда Совет узнает о твоей последней выходке…

— М-м? — Мирэл вопросительно приподнял брови.

— Я про твое наставничество, — Орфэльмер хмыкнул. — Впрочем, в этот раз я склонен углядеть здесь потрясающее благоразумие!

— Я всегда крайне благоразумен, — проворчал Альтамир. — И если я себя веду… как веду, значит, у меня есть на то причины! А мара, кстати, была большой просьбой! Стал бы я такую пакость в наш мир тащить сам! Просто Лен меня очень попросил… Как он о них вообще узнал, ума не приложу! Но, тем не менее, они чудно спелись. Я у него не так давно был — идиллия! Он эту птичку на жердочке держит и кормит по расписанию, а она ему песенки мурлычет!

— А если бы у тебя попросили шаральду привести? Или шиира изловить? — душевно поинтересовался Орфэльмер.

— Насчет шиира я бы подумал, все-таки почти птица, — Альтамир почесал кончик носа. — А насчет шаральды… Это не ко мне! По кошкам у нас другой мастер… был, — он вздохнул и снова взялся за кувшин.

— Кстати, — Ярт усмехнулся. — Мирэл, у нас здесь старые знакомые находятся. Ты в курсе?

— Кто? — Альтамир вопросительно взглянул на него.

— Алига со своими! Приехали торговать! — Ярт чуть пожал плечами. — Грон переводит племя на новые кочевья… Я так предполагаю, им нужны веские объяснения для прочих племен, искренне полагающих, что новые места — их собственность.

— Тэр — мудрый человек. Он способен объяснить словами, — проворчал Мирэл. — Или ты тоже ударился в рассуждения о высоте и мудрости Эльфов? Переобщался с Фольтесом?

— Не говори глупости, — голос парня отдал заметным холодком. — Я никогда не считал людей ниже Эльфов, и тебе это прекрасно известно!

— Ладно, не обижайся. Я пошутил, — Альтамир примиряюще поднял ладонь. — Согласен, неудачно…

— Вы знакомы с кочевниками? — поинтересовался Орфэльмер и махнул рукой. — Впрочем, о чем я… Разве этот бродяга может кого-то не знать на юге?

— Да. С этим племенем я знаком очень давно, — задумчиво кивнул Альтамир. — Надеюсь, Алига пошел в своих предков… Где они встали, Ярт?

— Не знаю, я хотел это выяснить у местных, — парень пожал плечами.

— В торговом крыле, с лошадьми, — Орфэльмер явственно фыркнул. — Мне всегда очень странно, что они столько лет к нам ездят, торгуют, но всегда остаются рядом со своими жеребятами, словно мы их уведем…

— Не в этом дело, — Мирэл с сожалением изучил пустой сосуд. — Просто кочевники привыкли жить на просторе, в окружении своих табунов… Им так легче. Увереннее. Представь себе, что ты из гор попал в открытую степь…

— Бр-р… — Орфэльмер мотнул головой и передернул плечами. — Ну да, мне в горах привычнее. Не спорю.

— Вот именно. На новом месте ты бы постарался окружить себя знакомыми вещами. Хотя бы для уверенности, — Альтамир хмыкнул. — Это только для бродяги — привычная обстановка везде…

— Не совсем везде, — негромко заметил Ярт. — Всегда увереннее под знакомым плащом, со своей сумкой под головой, со своим клинком под ладонью. Именно тогда спокойно… Мы просто любим бродить, нам нравятся новые места. Но далеко не везде мы себя чувствуем уверенно. В нашем мире — да. А в других? Другие миры для нас — то же самое, что для кочевников Тхартнэль. Можно ходить годами, столетиями… Но осторожности от этого не убавится.

— Слыхал? — Альтамир кивнул на него и усмехнулся Орфэльмеру. — Умница! Повезло мне с учеником, что ни говори… Ничему учить не надо! И когда успел так поумнеть? Вроде ж недавно мальчишка мальчишкой был!

— Жизнь учит довольно быстро. Особенно тех, кто хочет учиться, — Ярт поднялся. — Ладно, пойду, разберусь с пожитками. С народом пообщаюсь. Да и вам, наверное, есть, что обсудить?

— Иди-иди, — отозвался Альтамир. — За ужином увидимся.

— Ассэ, Мастер, — Ярт почтительно поклонился и вышел в неприметную дверцу. Сэллифэр скептически глянул на Альтамира, потянувшегося под стол, и выскочил следом.

— Ну а теперь поговорим серьезно… — негромко проговорил Странник и отставил бокал в сторону.


В торговых залах было шумно. Судя по всему, сюда пришло несколько караванов. И не только с юга.

Ярт разглядывал выставленные товары, принюхивался к аппетитно пахнущим лакомствам, с интересом слушал разговоры. Самая большая толчея стояла возле купцов из Ипри. Парень со смешком подумал, что и здесь Мирэл наверняка найдет с десяток старых знакомых. Если даже не родственников.

Он безразлично скользнул взглядом по тонким узорчатым тканям, задумчиво поперебирал разложенные поверх веера, отметив для себя, что надо бы купить подарок бабушке. И на какое-то время остановился возле украшений.

— Что-то приглянулось, юноша? — поинтересовался неожиданно возникший рядом купец.

— Что? А, да… — рассеяно кивнул Ярт, любуясь изящными безделушками на морские мотивы. Он внимательно разглядывал кулон из прозрачного камня необычного цвета, перетекающего из насыщенно-синего в светло-изумрудный, в оправе из белого золота, инкрустированной кусочками янтаря.

— Чудная вещица, — улыбнулся купец. — Такие нравятся девушкам. Возьми для возлюбленной.

— Скорее, для хорошей подруги, — Ярт кивнул. — Возьму. Сколько?

Названная цена заставила его неопределенно хмыкнуть, но он признался себе, что вещица того стоила. Ярт расплатился и опустил кулон в мешок.

— Для кого это? — поинтересовался Сэллифэр.

— Для Шаллэ, — Ярт пожал плечами. — Увидел и вспомнил о ней… Я ей должен.

— Ясно… — тон, которым Сэллифэр это заметил, наводил на размышления.

— Не веришь? — Ярт на мгновение притормозил.

— Нет, верю, — волк дернул ушами. — Только… Не нравится мне эта идея!

— Почему? — парень слегка приподнял брови. — Я, что, не могу сделать подарок своей подруге?

— Можешь, — Сэллифэр направился дальше, всем видом показывая, что на эту тему ему говорить не хочется.

— Ладно, после обсудим, — хмыкнул Ярт.

Людей из племени Тэра они нашли без труда. Надо было просто идти на конское ржание. Ярт еще издалека залюбовался красивыми степными лошадьми. Он хорошо помнил, как впервые увидел их табуны. Это живое разношерстное море, лоснящееся на солнце, текущее по равнине степи. Ярт всегда любил лошадей, особенно если вспомнить, что с детства у него была только одна старая кобыла, на которой еще его мать в Вэль приехала, когда он даже не родился. Но лошадей он безумно любил. И поэтому очень серьезно отнесся к старой вэльтаретской легенде про табуны Королевы Ночи. И отловил-таки призрачного жеребенка, который со временем стал великолепным конем, предметом его искренней гордости — Гэллэром.

Ярт чуть тряхнул головой, отгоняя воспоминания, и направился к степнякам. Их было немного, не больше дюжины. Но, как ни странно, в этом море купцов они не терялись. Даже наоборот, выделялись своей необычностью.

Алига оживленно спорил с парочкой представительных купцов и что-то им отчаянно доказывал. Они в свою очередь что-то доказывали ему. И согласия в этой компании не предвиделось.

Ярт облокотился о перила обширного загона и с улыбкой взглянул на старшего сына грона Тэриона:

— Какие-то проблемы?

— Да что вы все… — Алига мрачно оглянулся и удивленно моргнул. — Ты? Тоже на торги приехал?

— Нет, — Ярт отрицательно покачал головой. — Мы на Совет… Так что у вас за проблемы, уважаемые?

— А, — Алига расстроено махнул рукой. — Такую цену за лошадей дают, что мне легче всех обратно в степь свести! Дюжину золотяшек за каждого! Нет, ты подумай только!

— Так они у тебя малы еще, — возмутился один из купцов, явно старший в паре. — А если по пути падут? А если дикие? Кому мы потом такой товар передадим? Соображать ведь надо!

— Ипри… — Ярт хмыкнул и ласково посмотрел на купца. — Ты, уважаемый, не глупи, пожалуйста! У степняков лошади всегда отменные, это я тебе точно говорю. И любой, кто у них лошадей брал, мои слова подтвердит.

— Да мы ни в жизнь плохих лошадей продавать не станем! — убежденно подтвердил Алига. — Это для нас позор, если нашу лошадь кто хаять станет!

— Вот-вот, — Ярт кивнул и вновь душевно улыбнулся. — И цены они всегда просят справедливые. Это тоже кто угодно подтвердит. Больше правды не возьмут. Так что лучше даже не торгуйтесь… А то ведь можно здешних Мастеров-конюхов позвать. Они мигом разберут, кто и чего здесь стоит.

Алига благодарно взглянул на него и перевел суровый взгляд на приунывших купцов, явно рассчитывавших взять побольше, а заплатить поменьше.

— Ладно, — буркнул старший. — Мы, это, обговорим еще, а завтра подойдем. Только ты уж сделай одолжение, кобылку ту, серенькую, никому не отдавай. Я ее дочке возьму. Она давно просила.

— Не отдам, — пообещал Алига и свистнул одному из крутившихся рядом мальчишек. Тот подскочил и, выслушав короткий приказ, послушно поманил помянутую кобылку в сторону от остального поголовья.

Купцы степенно удалились, сохраняя на лицах выражение гордости и важности.

— Тьфу ты, — степняк сплюнул под ноги и посмотрел на Ярта. — Удружил отец, ничего не скажешь! Отрядил торгашом!

— Учись, учись, — ухмыльнулся Ярт. — В будущем пригодится. Не в последний раз ты с купцами дело имеешь. В племени, небось, грон торги ведет?

— Угу, — вздохнул Алига. — Грон… Только нет у меня к этому таланта! У отца есть, а вот у меня нет! Мне бы воевать, охранять — это мое. А торговать… — он кисло сморщился.

— Нет таланта, получай навыки, — Ярт пожал плечами. — Голову готов поставить, именно поэтому Тэрион тебя и отправил коней продавать. Чтобы опыта набрался.

Кислая физиономия Алиги лучше слов доказала его правоту.

— А, ладно, — степняк махнул рукой и вопросительно взглянул на него. — Рад тебя видеть… Хоть и поздненько уже здороваться-то…

— Здороваться никогда не поздно, — Ярт перемахнул через ограждение и улыбнулся. — А я к вам в гости решил зайти. Узнал, что вы тут, вот и пришел. Давно не виделись.

— Да уж три лета, — хмыкнул степняк. — А ты ж и не изменился совсем.

— Зато ты еще больше стал, — Ярт слегка толкнул его в плечо. — И на отца похож. Как дела у почтенного грона?

— Хорошо, дай боги ему еще долгих лет и побольше здоровья, — Алига кивнул на виднеющиеся в глубине шатры. — Пойдем, посидим. Там и поговорить можно спокойно.

— Только я не один, — Ярт смущенно почесал кончик брови. — Туда можно в обход табунов пройти?

— Можно, — немного недоуменно отозвался Алига. — Только так же быстрее?

— За лошадей ваших боюсь, — Ярт серьезно взглянул на него. — Моего спутника они немного… недолюбливают.

— Это что ж у тебя за спутник такой? — поинтересовался степняк, недоуменно оглядываясь.

Ярт на мгновение прикрыл глаза, и из толпы бесшумно выскользнул волк, сев на безопасном расстоянии от загона. Парень подошел к нему и опустил ладонь на его голову:

— Вот… Не уверен, что ваши лошади воспримут его спокойно…

— Так это ж… Волк? — неуверенно проговорил Алига, машинально положив ладонь на рукоять ножа.

— Волк, — согласился Ярт. — Северный. Горный. И мой спутник… Слышали, наверное, что мы, Странники, немного странные? Альтамир с птичками общается. А я вот — с волками… Не боишься меня в шатер пускать?

— Один раз вы уже спали в нашем доме, — негромко проговорил Алига. — И показали себя добрыми гостями. Я не вижу причин, чтобы это могло измениться. Я повторяю слова отца — наши шатры всегда открыты для вас. И для ваших друзей, если вы за них отвечаете.

— Отвечаю, — Ярт кивнул. — Сэллифэр не причинит беспокойств. Если на меня не станут нападать… А оставлять его одного здесь мне не хочется. Не всем известно, что он мой спутник.

— Идем, — Алига решительно тряхнул головой и направился вдоль загона, обходя жеребят.

— Пошли, — Ярт коротко кивнул волку и направился следом за степняком.

Уже на подходе к шатрам Алига вдруг улыбнулся и обернулся к ним:

— Ах да, хотел показать тебе кое-кого, — он негромко свистнул, и к ограждению подбежал красивый вороной конь. Он грациозно нагнул голову, принимая с ладони угощение, и негромко фыркнул, когда Алига хлопнул его по шее.

— Узнаешь? — поинтересовался степняк, хитро глядя на Ярта.

— М-м… — тот несколько мгновений смотрел на коня и чуть приподнял брови. — Да, кажется… Это не от Грайсера, случаем? Похож больно…

— От коня сестры Летэрэма, — кивнул Алига, гордо глядя на коня. — Мой. Второго такого во всей степи не найти… Только его отец будет лучше.

— Да. С Грайсером немногие сравнятся, — негромко проговорил Ярт, качнув головой. — Не знаю, где Фэль его нашла, но второго такого нет, — он задумчиво смотрел на вороного и уже не в первый раз за последние годы задавался вопросом, куда Грайсер мог пропасть из Друидской Рощи. Впрочем, он, как и Гэллэр, вряд ли признал бы другого седока после своей хозяйки.

— А твой еще бегает? — поинтересовался степняк, отлепившись от загона и шагая к своему шатру.

— Бегает, — Ярт усмехнулся. — С кем, с кем, а с Гэллэром все в полном порядке. Я на нем приехал. Хочешь увидеть, сходи в конюшни. Он там.

— Хороший конь, — уважительно отозвался Алига. — Только необычный слишком. Не для простых.

Ярт пожал плечами и вошел в шатер вслед за хозяином.

— Садись, — Алига плюхнулся на подушки, подобрав под себя ноги, и потянулся к низкому столику, где стоял узкий высокий кувшин и широкие чашки. — Чувствуй себя как дома. Пей, ешь.

— Благодарю, — Ярт взял чашку, наполненную еще теплым молоком. — Так как дела в степи? Что нового?

— Степь живет, — Алига вытер усы и мечтательно прищурил глаза. — Эх, хорошо там, дома. Жду не дождусь, когда же смогу туда вернуться. Еще столько дел тут… — он покачал головой и досадливо прицокнул языком. — А там благодать — простор, солнце, травы! Не то, что здесь. Камень, стены…

— Ничего, сам не заметишь, как скоро все закончится, — улыбнулся Ярт. — Сейчас сюда Странники наедут, им хорошие кони всегда нужны. Так что не расстраивайся. Быстро управитесь!

— Да хотелось бы, — Алига улегся и вздохнул. — Отца бы увидеть поскорее. Волнуюсь я за него!

— А что такое с почтенным гроном? — обеспокоенно спросил Ярт.

— Да все ничего… Только переживает он сильно, — Алига качнул головой. — Братец мой меньшой, Варрих… Не знаю, видал ты его или нет…

— Видел, — Ярт почувствовал, как что-то внутри замерло. — И что же натворил твой брат?

— Так в то лето, как вы у нас были, скидал свои пожитки в мешок, взял коня и ускакал неизвестно куда, — Алига нахмурился. — И с тех пор о нем ни слуху, ни духу. Хоть бы какая весточка пришла. Отец же его любил без ума… Переживает. Все ждет, когда же непутевый вернется! — он махнул рукой. — Ему, вишь ты, коня какого-то особенного захотелось найти… Сказал, что знает место и вернется с таким жеребцом, что вся степь ахнет! Ни у кого, мол, такого не будет во всей степи… Видать, до сих пор ищет, если жив.

— Будем надеяться на лучшее, — Ярт печально смотрел в чашку. — Я поищу его. Если он жив, я верну его домой.

— Мы не вправе просить вас об этом, — заметил Алига.

— А меня не нужно просить, — Ярт вскинул голову. — Вы были добры к нам, когда мы были у вас. Теперь наша очередь воздать добром за добро… Я найду его, Алига.

— Знаешь, сейчас я понимаю, почему она выбрала тебя, — негромко проговорил степняк, опуская взгляд. — У вас глаза похожие. Словно она посмотрела… — он запнулся и залпом допил молоко.

— Она была моей наставницей, — Ярт вновь вперил взгляд в чашку.

— Была?! — Алига поднял глаза, непонимающе глядя на него.

— Она умерла. Через несколько недель после того, как мы от вас уехали, — Ярт вздохнул. — И я ничего не мог сделать. Хотя очень хотел. Я бы умер за нее, но она решила иначе…

— Я же говорю, вы похожи, — Алига покачал головой и поднял свою чашку. — Как у вас говорят… Легкого тебе Пути, Странница!

Ярт усмехнулся и задумчиво взглянул на Сэллифэра, который настороженно поводил ушами.

— Твой наставник, — волк насмешливо оскалился.

— О, Альтамир идет! — усмехнулся Ярт и пожал плечами в ответ на недоуменный взгляд Алиги.

— Ты что же, видишь… — насмешливо начал степняк и замолчал, когда полог шатра откинулся, и внутрь шагнул Мирэл.

— Добрый день, Алига! Мое почтение твоему отцу и вашему племени, — Странник улыбнулся до ушей, глядя на весьма ошарашенное лицо хозяина, и плюхнулся на первую попавшуюся подушку. — Как дела? Как торговля?

— Добро пожаловать в мой дом, Летэрэм, — отозвался степняк, восхищенно косясь на Ярта. — Рад видеть тебя! Отец передавал тебе низкий поклон и интересовался, как поживает твой конь?

— Передай Тэру, что Буревестник поживает превосходно, и что я так же низко кланяюсь грону и рад слышать, что он не забыл меня, — Альтамир осушил чашку молока и довольно вздохнул. — Что у вас новенького?

— Степь велика, и время в ней течет неспеша, — хмыкнул Алига. — Мы мало меняемся. Да и не очень стремимся к этому… По-прежнему водим табуны. Вот разве что отец решил поменять место кочевья в очередной раз. Так это у нас почти традиция, вряд ли можно это новостью назвать… Сестер замуж выдали, десять солнц степь плясала, хороший праздник был, — Алига довольно улыбнулся. — Очень хороший… И у меня скоро свадьба, приезжайте. Рады будем!

— Обязательно приедем, — отозвался Альтамир. — Когда это случится?

— Да вот как день сравняется с ночью, так и будет… Приезжайте, отец рад будет вас увидеть. Он часто тебя вспоминает, Летэрэм.

— Я тоже буду рад увидеть грона Тэриона, — кивнул Мирэл.

— Грону не помешает твоя поддержка, — негромко заметил Ярт, поглядев на друга. — Варрих пропал.

— Как пропал? — Альтамир чуть молоком не подавился. — Когда? Что случилось?

Алига печально кивнул и начал повторять свою историю.

— Ты знаешь, где он, — Сэллифэр взглянул на вожака.

— Знаю, — Ярт едва заметно кивнул. — В Вэле… Он туда из-за меня пошел. Я ему рассказал, где Гэллэра поймал, а ему очень такого же хотелось. Вот и отправился.

— Ты действительно хочешь за ним пойти? — волк чуть склонил голову.

— Это моя вина, что он ушел из племени. Я должен исправить свою ошибку, — Ярт приложился к чашке. — Рано или поздно все равно пришлось бы вернуться в Вэльтарет. За мамой. Теперь этому есть две причины, и я не хочу откладывать это надолго. Степняки впустили нас в свой дом, отнеслись как к уважаемым гостям. Нельзя платить им такой черной неблагодарностью. Если я могу вернуть грону сына, я это сделаю.

— Сделаешь, — Сэллифэр опустил морду на лапы и прикрыл глаза.


— Ну, что хорошего сказал Орфэльмер? — поинтересовался Ярт, когда они возвращались в свои комнаты.

Мирэл пожал плечами:

— Да мы так, о всяких мелочах говорили… Пообсуждали, кто как воспримет эту новость о моем наставничестве… Кстати, Орфэльмер полностью поддерживает эту идею… Ну, почти полностью. По крайней мере, он согласился, что в данной ситуации это наилучший выход.

— Знаю, — Ярт кивнул. — А когда будет Совет? Точная дата названа?

— Послезавтра будет общий, а через день после этого хотят собрать еще и Малый Совет, — Альтамир усмехнулся. — Я так понял, все искренне надеялись, что ты, как обычно, не появишься, ведь никаких дел у тебя не было, которые тебе Совет поручал. Так, мелкие поручения от Орегонда, а за них ты перед ним самостоятельно отчитываешься…

— Еще бы они не надеялись, — Ярт фыркнул. — Гораздо легче все решить, не видя предмета решения, а потом развести руками и сказать: «Извини, Лайнэ! Ты ведь не приехал, а решать что-то было нужно… Смирись!»

Альтамир рассмеялся:

— Скорее всего. Так что не зря мы тебя сюда притащили. Радуйся!

— Ох, я и порадуюсь, глядя на их лица, когда они обо всем узнают, — едко проговорил Ярт. — Прямо дрожу от нетерпения!

— Что-то ты сегодня странно ядовитый на язык, — Альтамир чуть приподнял брови. — Все в порядке?

— В полном, — Ярт кивнул. — Просто настроение такое… никакое! Ты же знаешь, меня раздражает, когда при взгляде на меня начинают отводить глаза. А уж когда это делают те, с кем я в хороших отношениях… А здесь это происходит с самого моего приезда. И мне это оч-чень не нравится!

— Успокойся, — Альтамир махнул рукой. — Им, наверное, очень неловко, что они не могут тебе ничего сказать или как-то поддержать… Неужели у тебя никогда не было этого чувства стыда от бессилия что-либо изменить, исправить?

— Было, — Ярт вздохнул. — Ладно, я все понимаю. Мне просто надо выспаться. Дорога порядком измотала, знаешь…

— Тебя измотала дорога?! — вот теперь Альтамир уже по-настоящему удивился. — Ярт, ты не заболел? С каких это пор ты устаешь от путешествий?

Ярт передернул плечами и открыл дверь своей комнаты:

— Спокойной ночи, Мирэл. Потом поговорим.

Странник проводил его задумчивым взглядом, еще мгновение стоял напротив двери друга, но потом почесал затылок и, махнув рукой, отправился к себе.

А Ярту действительно очень хотелось отдохнуть и нормально выспаться. Потому что эта неделя пути далась ему весьма нелегко. Не объяснять же Альтамиру, что его так напрягало постоянное присутствие рядом Шалмиры. Пусть за всю дорогу они перебросились только парой ничего не значащих фраз, но он все равно чувствовал себя очень неуютно под ее взглядом. Словно она могла что-то помнить о произошедшем в доме Мирэла и Терти. Пусть ничего серьезного там и не случилось, все равно осталось чувство неловкости. И это было невыносимо.

А вчера он опять нарычал на Иламира, сунувшегося не в свое дело, а после из-за этого же разругался и с Шаллэ. Девушка теперь демонстративно с ним не разговаривала. С одной стороны это было весьма кстати, но с другой Ярт понимал, что не так уж и много у него друзей в этом мире, чтобы с ними ссориться из-за пустяков.

Он покопался в мешке и вытащил из него кулон. Полюбовавшись на сине-зеленые переливы камня, Ярт отложил его на стол, решив, что при первом же удобном случае передаст его девушке. Шаллэ он определенно пойдет. Может, хоть дуться перестанет.

Сэллифэр процокал когтями по полу и растянулся на ковре возле окна. Он зевнул и вопросительно взглянул на парня:

— Тебя что-то беспокоит?

— Так, мелочи, — Ярт качнул головой и сел на кровать. — Что ты думаешь о Шаллэ?

— Ты ей нравишься, — без промедления ответил волк.

— Хм, — парень усмехнулся. — Я многим нравлюсь, и мне это известно…

— Ей ты нравишься очень, — Сэллифэр потянулся. — Я бы даже сказал, что она в тебя влюблена.

— Не говори глупости, — Ярт отмахнулся. — Мы с ней хорошие друзья, но не больше… Нет, меня волнует другое — какой ты ее видишь?

— Маленькая, нерешительная, слегка испуганная… Зайчонок, — волк облизнулся и мечтательно зажмурил глаза. — Только зайчонок с клыками, знаешь… В ней есть какой-то стержень, но он так глубоко, что до него долго-долго докапываться… У нее много способностей, но она их боится.

— Значит, я не ошибся, — Ярт покачал головой. — Может, правда, отвести ее к Инри? Пусть он с ней поговорит. Объяснит, поможет, а то ведь сама она скоро себя куда-нибудь загонит.

— Она тебе нравится? — поинтересовался Сэллифэр.

— Как друг, — парень пожал плечами. — Как Терти или Эртэнэль. С ней интересно общаться. Она милая и добрая. И умная, в отличие от своего братца. Такая трогательно-беззащитная маленькая девочка.

— И ты ей нравишься, — снова повторил волк и вздохнул. — Но она не подходит тебе.

Ярт рассмеялся и упал на подушку:

— Фэри! Я тебя умоляю, прекрати искать мне подруг! У меня была любимая женщина. И я до сих пор ее люблю! Так что не старайся понапрасну.

— А вдруг когда-нибудь получится? — философски пробормотал Сэллифэр и закрыл глаза.

— Ты неисправим, — хмыкнул Ярт и принялся стягивать с себя рубаху.

— Кто бы говорил, — пробурчал Сэллифэр, приоткрыв один глаз. — На себя посмотри!

Ярт усмехнулся, потрепал его по загривку и задул свечу.

Однако поспать ему не дали. Не прошло и нескольких минут, как в дверь осторожно поскреблись.

— О боги… — парень тяжело вздохнул и громче проговорил. — Открыто!

— Лайнэ? Извини, что так поздно… — в дверь просунулась светловолосая макушка. — Не разбудил?

— Если бы разбудил, я бы с тобой не разговаривал. Получил бы сапогом по уху, и все дела, — проворчал Ярт. — Ладно, заходи.

Исси нерешительно огляделся, насколько позволяла свеча, попытался определить степень недовольства собеседника, но по голосу выходило неутешительно, а лицо во мраке не разглядывалось, и осторожно пробрался до кресла.

Ярт натянул штаны и зажег светильник. Комната озарилась веселеньким золотистым светом, и Исси вздохнул свободнее, не увидев в глазах друга особого недовольства.

— Чего тебя в такое время принесло? — поинтересовался Ярт, опускаясь на ковер и вопросительно глядя на гостя.

— Я поговорить хотел, — Исси теребил пальцами тонкую косицу на виске.

— Ну, так говори, — Ярт слегка недоуменно смотрел на него.

Тот опустил глаза и еще сильнее дернул себя за волосы.

— Случилось что-то? — попытался догадаться Ярт. — У тебя неприятности?

— Нет, — Исси выпустил косичку и с виноватой улыбкой взглянул на друга. — Я хотел попросить тебя, чтобы ты позволил мне после Совета поехать с тобой.

— Так, я чего-то не понимаю… — Ярт мотнул головой и вопросительно посмотрел на него. — Поехать куда? И зачем?

— Я долго думал, — Исси снова схватился за волосы и потупил взгляд. — С нашей первой встречи… Ты ведь Волк. Ты Вожак. Тебе нужна Стая… Я хочу быть в твоей Стае, — он с надеждой воззрился на Ярта.

— Он правду говорит, — пробормотал Сэллифэр, не открывая глаз. — Действительно хочет.

— Исси, ты вина перебрал? — Ярт недоуменно хлопнул глазами. — Какая Стая, малыш?! Ты что?! Стаи давно нет!

— Но ведь ты можешь собрать свою Стаю… — в глазах молодого Странника светилась почти безумная надежда. — Ты Вожак! Ты можешь, я знаю! Неужели ты никогда не думал, что было бы здорово ее вернуть?

Ярт слегка вздрогнул. Исси, конечно, не мог знать о его некоторых планах. О них никто не знал, кроме Фольтеса. Потому что именно Маг рассказал ему, что часть Стаи — старая часть — отделилась от племени, когда Алт погиб, и Вожаком стал Лайнэ. И эта часть ушла по Пути в какой-то из миров. И вот сейчас Фольтесу удалось найти слабый след, который мог привести к Волкам. К последним из Волков.

Разумеется, Ярт думал о том, чтобы вернуться к Стае. С того самого момента, как узнал, что кто-то уцелел. Просто не мог не думать об этом. Стая! Дом! Родная кровь! Кто бы на его месте не хотел?

— Вот видишь! — торжествующе проговорил Исси, заметив его задумчивый взгляд.

— Слушай, малыш, — Ярт тряхнул головой, отбрасывая с лица упавшие пряди волос. — Это невозможно! Стая это Стая! Это народ! Это одно из семи племен! Ты из детей Речной Воды, как Шаллэ, как Иламир… Стая — это не твой народ. Ты не можешь быть Волком. Неужели ты этого не понимаешь?

— Это ты не понимаешь, — Исси чуть нахмурился. — Мы могли бы смешать кровь, ты бы принял меня в свой род, как принимали Странников, женившихся на Волчицах, и Странниц, выходивших замуж за Волков. И я был бы Волком. Да, не рожденным. Но часть вашей крови была бы у меня… — он снова прямо взглянул на собеседника. — Я долго думал, Лайнэ… Долго и давно… Просто не знал, как к тебе с этим подойти…

— Ну вот, подошел, — Ярт усмехнулся. — Спасибо, теперь я точно не усну. После таких заявлений как-то не до сна, знаешь.

— Извини, — Исси подпер подбородок кулаками. — Я не думал, что тебе это так не понравится…

— Дело не в том, что это не нравится мне, — Ярт взъерошил челку и скорбно посмотрел на друга. — Ты же должен понимать, КАК на это посмотрят старейшины и братство. Они и так меня на дух не переносят. А если еще узнают, что собирается новая Стая… Да нас затравят!

— А кто сказал, что они об этом узнают? — Исси хитро улыбнулся. — Ты, что, хотел бы ритуал при всем народе проводить? Это, что, обязательно?

— Ну, допустим, будет. Проведу я этот ритуал, благо несложно, — Ярт качнул головой. — А что дальше? Смысл? Я вообще не понимаю, зачем тебе это нужно?

— Потому что моим прадедом был один из Волков, — негромко ответил Исси. — Он не был рожден Странником, поэтому ушел из Стаи. Ты ведь знаешь, такие всегда уходили в другие места. Только они всегда жили недолго… Мой дед говорит, что это было как проклятие какое-то. Или болезнь. Они угасали, как люди. Прадед успел жениться и обзавестись детьми. Но мой род считают по бабушке, — он ненадолго замолчал, а потом вновь с мрачной решимостью уставился на Ярта. — Да, во мне мизерная толика волчьей крови. Но я Странник! И я хочу быть в Стае! Я не собираюсь стыдиться своих корней! Я готов на завтрашнем Совете при всех объявить, что мой прадед и все его предки были Волками!

— Тише ты! — Ярт закрыл его рот ладонью и прислушался. Но нет, вокруг все было тихо. Он медленно отпустил друга и серьезно взглянул в его глаза:

— Ты понимаешь, на что собираешься себя обречь? Кровь Волков — это тебе не винная чаша при Посвящении. Твоя сущность от этого изменится, Исси. Ты перестанешь принадлежать своему роду. Любой Маг, умеющий Видеть, сразу же все поймет. Подумай еще раз, как следует. А завтра…

— Дрэит Нэртэ, Лайнэ! Я уже тысячи тысяч раз все обдумывал! Если бы я не решил окончательно, я бы не пришел сегодня к тебе! — Исси передернул плечами. — Ты вправе отказать мне. Только я хочу предупредить тебя, что так думаю не я один. В братстве довольно много тех, чьими предками были Волки, лишившиеся дара Пути. Кто-то стыдится этого, а кто-то с нешуточной надеждой смотрит в твою сторону. Я уйду. Но завтра в твою дверь постучится кто-то другой. И еще один. И еще. И через какое-то время ты сам поймешь, что это твой Путь — вернуть Стаю миру. И уже сам придешь к нам. Но я бы не хотел ждать.

Исси приподнял рубаху, и на его поясе Ярт увидел изогнутый в виде клыка нож в обтянутых вытертой кожей ножнах.

— Алтейн… — Ярт вскинул глаза на друга. — Твоего предка?

— Да. Он отдал его деду, а тот мне, — Исси снял нож с пояса и протянул его другу. — Возьми, если хочешь. Только прими меня в Стаю, — он медленно преклонил колено, все так же протягивая Ярту нож.

— Смелый мальчик… — раздался в сознании Ярта характерный хрипловатый голос. — Я помню его прадеда… Мне всего семь зим миновало, как он от нас ушел. Шэнхин — Сумеречный. У мальчика его глаза. И его характер. Много смелости требовалось, чтобы признаться себе, что ты не имеешь дара, и попытаться изменить свою жизнь…

Ярт провел пальцем по ножу и тряхнул головой:

— Хорошо, Исси. Я сделаю то, что ты просишь. Только учти, что пути назад уже не будет.

— А я и не собирался назад, — тихо ответил тот, поднимая глаза. — Это мой выбор.

— Встань, — Ярт взял алтейн и вытащил лезвие из ножен.

Сэллифэр поднял голову, уже не притворяясь спящим. Происходящее его крайне интересовало.

Ярт взял с полки несколько свечей и расставил их по кругу на ковре, после чего обернулся к Исси:

— Иди сюда.

Тот решительно шагнул в центр, вскинув подбородок. Ярт усмехнулся, глядя на огонек упрямства в его глазах, и проговорил:

— А теперь терпи, — и, подняв его руку, полоснул ножом по запястью. Исси сдавленно охнул, с каким-то обиженным изумлением глядя на темную кровь, толчками текущую из глубокой раны. Ярт повторил то же самое со своим запястьем и крепко прижал руку Исси к своей:

— Кровь к крови, род к роду. Перед лицом богов, с согласия предков принимаю этого юношу в свой народ. Отныне и до конца Пути он становится Волком, и домом для него будет Стая. Готов ли ты чтить Закон Стаи?

— Да! — Исси смотрел прямо ему в глаза.

— Готов ли ты подчиняться Вожаку и уважать его?

— Да.

— Готов ли ты идти за мной, куда я поведу тебя?

— Да…

— Как мне звать тебя, брат Волк? — Ярт чувствовал вокруг бешеный водоворот Силы.

— Хэйшин — Ветер Сумерек… — Исси неожиданно упал на одно колено. Бушующий вокруг незримый ураган сминал его, лепил заново.

— Да будет имя тебе Хэйшин, — Ярт крепко сжал его ладонь, и поток Силы ворвался внутрь новоиспеченного Волка. Глаза Исси широко распахнулись, но он не видел ничего вокруг. В его сознании водоворотом крутились воспоминания Стаи. Сила Волков смешивалась с его кровью.

Ярт с размаху залепил ему хорошую оплеуху и, увидев осмысленное выражение в глазах друга, протянул ему нож:

— Прими этот алтейн как знак своего племени, Хэйшин, наследник Шэнхина.

— Благодарю, Вожак, — парень склонил голову и принял нож дрожащими руками.

Ярт задул свечи, оставив гореть один только светильник, и опустился на кровать:

— Надеюсь, теперь ты счастлив.

— Еще как, — Исси поднялся на ноги и тщательно осмотрел левое запястье, на котором не было даже следа шрама. Только гладкая кожа, под которой тяжелыми толчками пульсировала его новая кровь.

— Только сделай милость, не говори другим, кто ты теперь такой. Я еще хочу пожить, чтобы завершить парочку дел, — Ярт развалился на покрывале. — Если хочешь — это мой приказ. Рано или поздно эта история, разумеется, выплывет наружу. Но не в ближайшее время. У меня и без того головной боли хватает.

— Не скажу, — пообещал новоиспеченный Волк. — Если кто-то еще придет к тебе с той же просьбой, можешь мне поверить, это не из-за меня.

— Надеюсь, ты в этой компании единственный сумасшедший, — проворчал Ярт.

Сэллифэр отчетливо фыркнул и снова опустил голову на лапы.

— А у меня тоже будет волк? — неожиданно поинтересовался Исси.

— Что? — Ярт мгновение смотрел на него, потом негромко рассмеялся. — Если найдешь себе спутника, будет.

— А как мне его искать? — растерянно проговорил тот.

— А очень просто — идешь в лес, ловишь подряд всех волков, какие на глаза попадутся, и у каждого спрашиваешь, будет ли он твоим спутником, — Сэллифэр перевернулся на другой бок.

Ярт насмешливо хмыкнул и кивнул:

— Точно, точно, так и надо! Хотя некоторых волки сами ловят.

Исси внимательно разглядывал волчью спину, а потом задумчиво выдал:

— Мне показалось, что твой волк заговорил.

— Не показалось, — Ярт потянулся. — По-твоему, почему нас зовут Волками? Об этом тебе не рассказывали?

— Значит, и говорить с ними я теперь тоже могу? — уточнил Исси.

— Можешь, — Ярт спустил руку с постели и нашел на ощупь волчью холку, зарывшись пальцами в густую жесткую шерсть. — Ты теперь многое можешь. Только учить я тебя буду позже. Сейчас у меня времени нет.

— Я подожду, — хмыкнул Исси. — Времени впереди у нас много.

— Да, времени у нас много, — задумчиво проговорил Ярт, глядя в потолок. Он чуть повернул голову и внимательно посмотрел на своего друга. На точку чуть выше его левого уха. В общем-то, он был готов к тому, что увидел. Не было больше светлых серебристо-голубых нитей — крови Речного племени, вместо них тесно переплетались черно-багровые, принадлежащие Волку.

— Что-то не так? — обеспокоился Исси.

— Напротив, все так, как должно быть, — Ярт усмехнулся. — Все нормально, — он вздохнул и посмотрел за окно. Небо уже отчетливо светлело. Рассвета осталось ждать недолго.

— Ну, я, наверное, пойду к себе? — поинтересовался Исси, перехватив его взгляд.

— Иди, — Ярт кивнул. — Может, хоть пару часов мне поспать удастся.

— Извини, — Исси чуть порозовел. — Спи. Увидимся днем.

— Ага, топай, — Ярт откровенно зевнул и проводил его взглядом. — Ужас! Что творится с этим миром?

— Ты правильно сделал, — раздался голос отца. — Тебе нужна своя Стая.

— Посмотрим, — парень закрыл глаза и сонно добавил. — Впрочем, не скажу, что я не рад. Я сегодня действительно почувствовал себя Вожаком. Это здорово!

Лайнэ негромко хмыкнул, но добавлять ничего не стал. Ярт несколько мгновений еще прислушивался к тому, что творилось вокруг, но усталость взяла свое, и он провалился в туманное забытье.

Проснулся Ярт от того, что его резко обдало холодной водой. Он распахнул глаза, готовый к защите, и увидел рядом насмешливый взгляд Альтамира.

— Ну и здоров же ты спать! — хмыкнул наставник, вытирая руки. — Я тебя уже полчаса добудиться пытаюсь! Неужели действительно так вымотался?

— Еще как, — Ярт отжал мокрые волосы и с укоризной взглянул на друга. — Неужели помягче было нельзя?

— Я честно пытался, но на все остальное ты просто не реагировал, — Альтамир бросил ему полотенце и сел в кресло. — Не злись. У тебя впереди еще целая ночь, чтобы проспаться. Которая, кстати, будет не так уж нескоро. Ты полдня продрых. Так что скажи спасибо, что я не разбудил тебя раньше.

— Спасибо, — проворчал Ярт, вытираясь, и посмотрел в окно.

Солнце, уже давненько перевалившее за полдень, убедило его, что он действительно продрых полдня самым бессовестным образом.

— Не понимаю, зачем тебе потребовалось меня будить? Сегодня же все равно ничего интересного не предвидится, — он пожал плечами и натянул рубаху.

— Поешь, — Альтамир кивнул на стол. — Обед ты проспал, но я тебе принес перекусить. Силы тебе сейчас потребуются. Видишь ли, тут ребята очень хотят потренироваться немного. И весьма надеются, что ты к ним присоединишься. Особенно на это надеется наша новая поросль… Им же так интересно увидеть, на что ты способен.

— Благодарю. На роль шута для братской молодежи я не записывался, — прохладно буркнул Ярт.

— Нет, роль шута там давно и прочно занята твоим дядей, — Альтамир хмыкнул. — А еще Фэссэ просила тебе напомнить, что ты ей задолжал.

— Ну, если Фэссэ… — Ярт вздохнул, покачал головой и принялся за еду. — Где?

— В Оружейной, естественно, — Альтамир улыбнулся. — Поторопись, а то все тебя уже ждут.

— Скажи, что скоро буду, — Ярт вздохнул еще тяжелее и ехидно усмехнулся. — Пусть Фэссэ готовится… А то получится, как в прошлый раз.

Альтамир рассмеялся и покинул комнату. Ярт задумчиво дожевал кусок пирога и вопросительно взглянул на Сэллифэра, глодающего сочную кость:

— Фэри, скажи мне, пожалуйста… Я вчера действительно сделал то, что сделал?

— Положим, не вчера, а уже сегодня, — волк оторвался от еды и ехидно посмотрел на вожака. — А ты, что, совсем ничего не помнишь?

— Я честно надеялся, что мне приснилось, — Ярт уныло подпер щеку ладонью. — Ну и что мне теперь с этим делать?

— Тебе не хочется быть Вожаком? — поинтересовался Сэллифэр.

— В том-то и дело, что хочется, — Ярт вздохнул. — Просто если кто-то узнает, меня-то не тронут, а вот Исси придется весьма туго…

— По-моему, тебя не совсем это беспокоит, — Сэллифэр вернулся к еде. — Тебя тревожит, что Исси прав, и следом за ним придет кто-то еще. И попросит о том же. И ведь тогда придется принимать решение — возрождать ли Стаю, брать ли на себя эту ответственность… Ведь гораздо проще отвечать только за себя, чем за целый народ.

— Слушай, это просто нечестно! Кто тебе позволяет копаться в моих мыслях? — ехидно поинтересовался Ярт.

— А я в них не копаюсь. Просто ты думаешь громко, — Сэллифэр скосил на него глаза. — И вообще, не понимаю, зачем тебе меня обманывать? Или что-то скрывать? Я твой спутник, твоя тень, если тебе так проще. Мы всегда заодно. Я же не пойду лаять на каждом углу, о чем ты думаешь и чего хочешь…

— Да ладно, не дуйся, — Ярт потрепал его по голове и поднялся. — Это я так, ворчу. Старею, видимо.

Волк отчетливо фыркнул и душевно вгрызся в мясо.


В Оружейной было шумно и весело. По залам гулким эхом прокатывался лязг металла и крики поддержки. Ярт несколько минут постоял в стороне, наблюдая за двумя Странниками с востока, которые сражались на длинных окованных посохах, а потом направился к Альтамиру, который оживленно подбадривал хрупкого большеглазого мальчишку, нападающего на высокую девицу в коротком кожаном корсете с накладками из чешуи дракона. Отдельные чешуйки переливались в свете факелов всеми цветами радуги.

Девица изгибалась под мыслимыми и немыслимыми углами, и учебный нож паренька раз за разом вспарывал пустоту. Наконец его сопернице надоело играть, и одним резким рывком она оказалась за его спиной, прижав нож к его шее:

— Ты убит…

Откинув за плечо длинный хвост, перевитый темно-зелеными лентами, девушка обернулась к зрителям и увидела Ярта.

— О! Лайнэ! Наконец-то! Похоже, ты стареешь, раз тебе нужно высыпаться с вечера до вечера!

— Фэсс, я тоже очень рад тебя видеть, — Ярт усмехнулся и протянул ей ладонь. — Как твои дела?

— Отлично! — Фэссэ играла с ножом. — Ты еще помнишь свое обещание? А то за последний год я тебя никак поймать не могла. Ты меня боялся или просто забыл? Говорят, у стариков память никуда не годится!

— Знаешь, милая, — душевно улыбнулся парень, положив руку ей на плечо. — Когда я доживу до твоих лет, мы об этом поговорим, если ты, конечно, еще будешь соображать.

Фэссэ рассмеялась и слегка толкнула его в бок:

— Рада видеть, что ты совсем не изменился.

— Насчет «совсем» это ты, конечно, погорячилась, — Ярт хмыкнул. — Но уделать я тебя по-прежнему могу, хотя ты, похоже, кое-чему научилась с нашей последней встречи, Драконица.

— Я многому научилась. Ты удивишься, — предупредила девушка, бросая нож мальчику.

— Проверим? — Ярт положил ладонь на рукоять кинжала. — Нож? Меч?

— Нож, — Фэссэ огляделась и крикнула. — Разойдитесь подальше!

— Да уж, место нам не помешает, — Ярт снял с пояса Нохлайн и протянул Альтамиру. — Подержи, пожалуйста.

— Будь осторожен, малыш, — негромко проговорил тот, принимая оружие.

— Буду, — отозвался Ярт, крутя в пальцах свою новую игрушку.

Фэссэ вытянула свой нож из набедренных ножен и встала в боевую стойку, пристально наблюдая за противником. Ярт с беззаботным видом прогуливался на некотором расстоянии, обходя девушку по кругу.

Фэссэ внимательно следила за ним, ни на миг не сводя глаз. Ярт усмехнулся и дернулся, изображая выпад. Девушка проворно отскочила в сторону, пытаясь блокировать несуществующий удар.

— По-моему, ты чересчур серьезно это воспринимаешь, — рассмеялся парень, вновь гуляя поблизости.

Фэссэ мрачно свела брови и, перехватив нож поудобнее, бросилась вперед. Ярт скользнул под ее руку и удивленно приподнял брови, когда противница, изогнувшись словно змея, повторила удар. Он отскочил на безопасное расстояние и улыбнулся:

— Считай, что ты меня уже удивила, Фэсс. Мне понравилось! Потом покажешь?

— Покажу, — кивнула она, вновь скользя к нему. — И не только это.

— Договорились! — Ярт блокировал удар кинжалом и подсек ее ногу. Фэссэ быстро сгруппировалась и откатилась в сторону, почти сразу же вскочив обратно на ноги.

— Ну, и кто из нас не выспался? — ухмыльнулся парень, весело глядя на нее.

Девушка скрипнула зубами и вновь бросилась в атаку, в последний момент изменив направление и одним прыжком перескочив ему за спину. Ярт на мгновение замер, но почти сразу же плюхнулся на пол, вновь подсекая ей ноги. Фэссэ негромко охнула, потеряв равновесие, и с размаху села на пол. Впрочем, скучать Ярту не пришлось. Он едва успел вскинуть руку, и нож девушки громко лязгнул о массивный серебряный браслет на его запястье.

Ярт перехватил ее запястье, одновременно выбрасывая руку вперед, задержав лезвие в каких-то миллиметрах от ее горла:

— Убита…

— Тебе повезло, — Фэссэ разжала пальцы, и нож упал на пол.

— Я знаю, — кивнул он. — В этот раз ты заставила меня потрудиться. Делаешь успехи!

— Рада слышать это от тебя, — Фэссэ потерла запястье и кивнула на его браслеты. — Ты их всегда носишь?

— Всегда, — Ярт внимательно оглядывал короткую царапину, оставленную ее ножом. — И в такие моменты я понимаю, как это разумно.

— Весьма, — Фэссэ вскочила на ноги и подняла нож, убирая его обратно в ножны. — Что ж, не сегодня… Но когда-нибудь я тебя одолею!

— Не буду спорить! — Ярт улыбнулся. — Ты с ножами лихо управляешься. И когда-нибудь мне может перестать везти.

— Когда-нибудь, — Фэссэ ухмыльнулась. — Я буду стараться.

— Удачи, — Ярт повернулся к Альтамиру, принимая из его рук Нохлайн. — Ты говорил, тут еще кто-то горел желанием со мной поиграть?

— Дай им отойти от восторга, — хмыкнул тот. — И набраться решимости.

— Что ж, я не спешу, — Ярт затылком почувствовал чей-то пристальный взгляд и резко обернулся в ту сторону. И краем глаза уловил мелькнувшую в толпе белую косу с легким зеленоватым отливом.

— Что-то не так? — Альтамир заметил его нахмурившееся на миг лицо.

— Все в порядке, — Ярт махнул рукой. — Так, мелочи покоя не дают.

Он тряхнул головой и, повысив голос, с усмешкой поинтересовался:

— Ну что? Кто-нибудь еще желает получить пару уроков?


Над Тхартнэлем стояла ночь. Небо было усеяно тысячами звезд, казавшихся ярче и больше из-за чистого горного воздуха. Ярт задумчиво смотрел на них, размышляя о том, что каждая звезда это отдельный мир, часть Звездного Моста — который есть воплощение Пути. И что где-то там живут те, кто ушел от них. Каждый раз, глядя на ночное небо, он пытался отыскать звезду Фэль. Но почему-то не находил. Возможно, потому, что ее мир просто не был виден отсюда. Если у нее, конечно, был свой мир.

— Не помешаю? — на перила террасы облокотилась Фэссэ, тоже глядя на небо.

— Нет, — Ярт качнул головой.

— О чем задумался? — негромко поинтересовалась девушка, кутаясь в широкую рубаху. На высоте было прохладно.

— Так, на звезды любуюсь, — хмыкнул парень, поглядев на нее.

— Да, звезды здесь красивые, — Фэссэ улыбнулась. — В горах, я имею в виду. Потому что высоко здесь, воздух прозрачнее, небо ближе…

— Да, — задумчиво согласился Ярт. — Ближе… — он вновь скосил на нее глаза и спросил. — А ты что тут делаешь?

— Я всегда сюда прихожу, когда в Тхартнэле ночую, — девушка пожала плечами. — Здесь когда-то драконы жили. А говорят, и до сих пор живут. Мечта у меня есть — дракона увидеть. Хоть одного. Летающего. Мой учитель говорит, что они только по ночам летают. Раньше и днем. А теперь днем небезопасно, так они по ночам, пока спят все… — она мечтательно улыбнулась. — Представляешь, как красиво! Ночь, звезды — и парящий дракон!

— Представляю, — Ярт кивнул. — Видел я полет дракона. Действительно, зрелище просто потрясающее!

— Это который у Айэрэн? — догадливо проговорила Фэссэ. — Когда вы в Друидской Роще были?

— Да, — Ярт качнул головой.

— Но ведь это не совсем настоящий дракон, — заметила девушка. — Это только дух драконьей общины. А я настоящего увидеть хочу.

— Хочешь, значит, увидишь, — хмыкнул парень. — Если ты их ищешь, то когда-нибудь найдешь. Не могли же они просто так исчезнуть?

— Знаю, что найду, — Фэссэ кивнула. — Только иногда не хватает терпения ждать.

— Да, иногда не хватает, — задумчиво повторил Ярт, вновь посмотрев на небо. — Но если веришь, рано или поздно твоя мечта сбудется. Возможно, тогда, когда ты и думать о ней забудешь. Представь, что ты уже старушка… Давным-давно забыла, зачем это ты каждый раз, пребывая в Тхартнэле, ночью поднимаешься на это место и смотришь в небо над горами. Может быть, даже решишь, что это какая-то древняя традиция, освященная веками, которую тебе передал твой учитель, — его глаза искрились смехом. — И водишь ты за собой своих учеников, тоже твердя им, что это традиция. Старая-старая, прямо как ты… И вот одной ночью вы стоите на этом самом месте, и вдруг в небе пролетает дракон. Самый настоящий! И ты вспоминаешь свою мечту — увидеть полет дракона… — он на мгновение замолчал и уже другим голосом добавил. — Однако ученикам ты ничего не скажешь, потому что тебе будет стыдно признаваться, что у тебя застарелое невылеченное старческое беспамятство. И появится в этом мире еще одна традиция, якобы ушедшая корнями в глубь веков… Впрочем, на то время ее корни, наверное, и будут в такой глубине!

Фэссэ не выдержала и рассмеялась. Ярт еще какое-то время сохранял торжественно-задумчивую мину, но потом присоединился.

— Ой, ну надо же придумать! Старческое беспамятство у Эльфа! — Фэссэ согнулась от хохота, держась за живот. — Традиция, освященная веками!

— По-моему, большинство традиций именно так и возникли, — Ярт вытер заслезившиеся глаза ладонью и с улыбкой взглянул на собеседницу.

Фэссэ просмеялась и тоже улыбнулась, глядя на него:

— Знаешь, мне с тобой легко, как ни с кем. Ты забавный, Лайнэ.

— Ты тоже, — Ярт усмехнулся. — Жаль, что таких, как ты, мало. Большая часть считает, что от меня надо держаться подальше, и даже не стремится меня узнать.

— Дураки потому что, — фыркнула Фэссэ и чуть посерьезнела, подняв голову к небу.

— Может быть, — Ярт пожал плечами и вновь облокотился на перила.

— Знаешь, если бы ты не был членом братства, а пытался бы вернуть Стаю, я первой попросилась бы к вам, — неожиданно произнесла девушка, и Ярт отчетливо вздрогнул, изумленно поглядев на нее:

— Что?

— Ой, не делай вид, что ты глухой, — Фэссэ досадливо поморщилась. — Это я просто так сказала, не переживай. Вернее, как сказать, просто так… Когда ты появился в братстве, и все узнали, кто ты такой, возникло несколько весьма странных компаний. Ты же знаешь, что, несмотря на такое вот, казалось бы, единое целое, братство делится на группы по племенам и народам. Это редкость, когда Странники разных племен и рас работают вместе, если это не приказ старейшин, — девушка усмехнулась. — А сейчас есть несколько таких разношерстных компаний, которые объединяет одно — у них у всех в родословной имеются Волки. И все они иногда встречаются и по уголкам шепчутся, как здорово было бы стать частью Стаи. Сейчас эти разговоры почти стихли, потому что ты тихо сидишь в своем одиночестве и ничего в эту сторону не предпринимаешь. Но несколько упорных все еще есть. Кто верит, что ты просто присматриваешься и выбираешь, с кем тебе будет можно начать.

— Ты тоже в это веришь? — негромко поинтересовался Ярт.

— Не знаю, — Фэссэ пожала плечами. — Я не думаю, что ты выбираешь. И вообще, я уверена, что если бы в братстве к тебе отнеслись спокойно, без напряженного внимания, ты и не собирался бы ничего менять… Но в свете ходящих сейчас слухов у меня есть стойкое подозрение, что из братства ты выйдешь. И, скорее всего, сам. Не позволишь себя выгнать, ты для этого слишком умный и гордый, — она прямо взглянула ему в глаза. — Я знаю, что права, можешь ничего не говорить. Я сейчас начала этот разговор только затем, чтобы ты знал, что ты не один. И многие на твоей стороне…

— Неужели только за этим? — Ярт чуть приподнял брови и усмехнулся. — По-моему, я услышал практически открытую просьбу взять тебя в Стаю, буде такая появится снова.

— Да, — Фэссэ гордо вскинула голову. — Я не собираюсь напрашиваться! Потому что это бессмысленно и ниже моего достоинства! Но ты можешь на меня рассчитывать!

— Фэсс, я тебя очень прошу, на полтона пониже, — Ярт уже не улыбался. — Здесь голоса весьма далеко разносятся… И если кто-то услышит, проблем мы не оберемся! — он скорбно заломил брови и посмотрел на небо. — Да что на вас всех нашло?! Как будто я прямо завтра из братства ухожу! Да мне это в ближайший год не светит в принципе.

— На — нас? — Фэссэ с интересом взглянула на него. — Значит, я уже не первая? Как любопытно! И кто же еще?

— Неважно, — Ярт досадливо поморщился. — Был еще один ненормальный.

— И что же ты ему ответил? — девушка жадно смотрела ему в лицо.

— Я сказал, что он не представляет, на что хочет себя обречь, — Ярт вздохнул. — Поймите вы, стать Волком — это вам не Посвящение в братство пройти! Это гораздо сложнее! Это изменит вашу сущность, вашу кровь! Вы уже не будете теми, кто вы есть! Каждый, принимающий в себя часть крови Стаи, меняется, и обратного пути уже не будет. Он лишится своего старого рода, но нет никакой уверенности, что сможет прижиться в новой шкуре… Я послал его подумать.

— А если он вернется и попросит снова? — Фэссэ чуть приподняла брови. — Или… Подожди, он уже вернулся?

Ярт промолчал. Девушка задумчиво потеребила кончик хвоста и, размышляя, пробормотала:

— Нет, этот еще не решился… Этот готов, но не знает, как сказать и когда, ты его даже не знаешь… Хм… Эта компания… Нет, они бы все вместе пришли… — она прикусила губу и вдруг выгнула бровь. — Лайнэ, это был Исси?

— С чего ты взяла? — удивился он.

— Потому что больше мне думать не на кого, — Фэссэ пожала плечами. — Он тебя довольно давно знает, вы хорошо общаетесь. И он вполне мог обратиться к тебе с этой просьбой. К тому же, сегодня, когда мы дрались, я заметила у него на запястье под рукавом весьма характерный нож. До этого дня он его прятал в мешке. Как все прочие… За редким исключением, — она двумя пальцами выхватила из-за высокого голенища узкий клинок в форме клыка и ответила на весьма изумленный взгляд Ярта. — Я не привыкла держать хорошее оружие на полке. К тому же, мой отец всегда носил его с собой, и в братстве никто не обращал на него внимания. Мало ли у кого какое оружие. В нашей семье он с давних времен… Но я все-таки старалась не светить его без надобности. Потому что при достаточно близком рассмотрении алтейн весьма легко отличить от похожего ножа.

Ярт согласно кивнул и вздохнул:

— Я надеюсь, подобной зоркостью больше никто не отличается. Исси получит крупные неприятности, если не станет осторожнее.

— Значит, я угадала. Это был Исси, — спокойно констатировала Фэссэ и вопросительно взглянула на друга. — И что ты ему ответил? Судя по ножу, обнадежил… Уйдешь из братства и проведешь для него ритуал?

— Нет, — Ярт отрицательно покачал головой.

— Что же тогда? — Фэссэ задумчиво вертела алтейн в пальцах. — Ты ведь не стал бы его обманывать. Слово Вожака и все такое… — она поглядела ему в глаза.

— Я уже провел ритуал для Исси, — спокойно ответил Ярт. — Он этого хотел. Я это сделал. А что будет потом, потом и посмотрим.

— А для меня? — девушка вскинула голову. — Проведешь его для меня? Я тоже хочу! Нет, хочу — это даже не точное отражение ситуации! Когда дед моего деда ушел из Стаи и стал мастером в Тентроде, он взял слово со своих детей, что если в нашей семье появятся Странники, они должны будут вернуться к своему народу — к Стае. Отец не смог, не успел. Женился прежде, чем узнал, что он Странник… Зато я могу! — она неотрывно смотрела в глаза Ярту. — Ты примешь меня домой, Вожак?

— Тебе не стоит ломать себя лишь для того, чтобы выполнить давнее обещание, — Ярт серьезно взглянул на нее. — Нет радости в том, что тебе приказано сделать.

— Ты не понимаешь, я сама хочу этого, — Фэссэ упрямо вздернула подбородок. — Я хочу стать Волчицей! Я хочу, чтобы ты был нашим Вожаком! Я хочу, чтобы Стая вернулась в этот мир! И мы можем вернуть ее, ты можешь! Подумай, Лайнэ, ведь это гораздо проще, чем мне дождаться летающего дракона над Тхартнэлем!

Ярт негромко рассмеялся и покачал головой:

— Ну что мне с вами делать?

— Принять, — без тени улыбки отозвалась Фэссэ.

Ярт задумчиво приподнял ее лицо за подбородок и прямо взглянул ей в глаза, пытаясь найти в них хоть каплю сомнения. Но в их темной глубине была только холодная решимость и уверенность. Он даже вздрогнул от неожиданности. На мгновение перед ним появились другие глаза, в которых часто стояло такое же выражение решимости и упрямства.

— Хорошо, — Ярт отпустил ее и кивнул. — Ты станешь Волчицей.

— Сейчас, — Фэссэ протянула ему нож. — Чтобы не откладывать.

— Нужен круг из огня или хотя бы несколько костров, — Ярт покачал головой. — Идти за факелами будет слишком неосторожно…

— Обойдемся, — Фэссэ сосредоточилась. — Я, конечно, слабый Маг, не чета некоторым, которые с саламандрами только что не целовались, но кое-что могу, — она медленно обошла вокруг Ярта, чертя в воздухе символы. Вернувшись к тому месту, с которого начала, Фэссэ осторожно коснулась камня пальцами, и на террасе вспыхнул неширокий огненный круг.

— Огонь есть, — девушка серьезно смотрела на него. — Ну же, Лайнэ. Раз Исси это выдержал, значит, и я смогу, — она закатала рукав и протянула ему левую руку.

Ярт обреченно вздохнул и расстегнул браслет…

— Я почему-то думала, что будет больнее, — проговорила Фэссэ, разглядывая чистую кожу запястья. — Знаешь, мне как-то странно сейчас. Я уже не совсем я…

— Ты меняешься, — отозвался Ярт. — Меняется твоя кровь, меняется твоя Сила. Твоя сущность получает новые способности и тоже меняется под их влиянием. Я ведь говорил, что стоит подумать. Потому что обратно ты уже не вернешься.

— А я не жалею, — несколько легкомысленно ответила девушка. — Мне нравится то, что я чувствую. И нравится, что я наконец-то осознаю себя достойной этого ножа, — она подкинула алтейн в воздух и одним движением убрала его обратно за голенище. — И очень благодарна, что ты мне не отказал.

— Не получилось, — Ярт пожал плечами и усмехнулся. — Вы все такие настойчивые, что вам не откажешь. Чует мое сердце, что это коварный план старейшин, как избавить братство ото всех сомнительных личностей. Они все притянутся ко мне, напросятся в Стаю, а потом нас всех дружненько попросят уйти.

Фэссэ весело рассмеялась:

— Нет, все-таки богатая у тебя фантазия, Лайнэ! Аж завидно! Тебе бы книги писать.

Парень хмыкнул:

— Когда-нибудь, может, и напишу. Но не сейчас, — он посмотрел вниз, на далекие огни внутреннего двора Тхартнэля, и негромко вздохнул. — Надеюсь, хуже от этого никому не будет.

Фэссэ молча положила ладонь на его плечо и тихо проговорила:

— Это нужно. Ты все делаешь правильно, Вожак…

— Пока еще нет, — Ярт задумчиво свел брови. — Пока еще я Странник и состою в братстве. Стаи нет…

— Но для нас она уже есть, и ты — наш Вожак, — Фэссэ подняла голову. — И нам не важно, что нас всего-то трое. Я знаю, что скоро будет больше. Недолго ждать, когда придут остальные.

— Да, насчет остальных… — Ярт повернулся к ней. — Ты сейчас чем-нибудь занята?

— Нет, — девушка мотнула головой.

— Я хочу тебе кое-что поручить, — Ярт улыбнулся. — Поприсматривайся к этим ребятам, которые шепчутся по углам. Я хочу знать, кто действительно готов быть в Стае, а кто просто сотрясает воздух пустыми измышлениями. А заодно нужно узнать, кто там может быть ушами Совета… Я уверен, что такие есть.

— Я все сделаю, — Фэссэ отсалютовала ему жестом Стражей.

— Не придуривайся, — Ярт отвесил ей символический подзатыльник и накинул на девушку свой плащ. — И иди-ка ты спать и отогреваться! У тебя уже губы посинели!

— Спасибо, — негромко и как-то торжественно проговорила Фэссэ и, коснувшись губами его щеки, ускользнула прочь. А Ярт остался размышлять, за что именно его только что поблагодарили.


Шалмира прижалась к стене за колонной и постаралась не дышать, когда Фэссэ легко сбегала по ступеням мимо нее. Она проводила девушку долгим взглядом и обхватила плечи руками, только сейчас ощутив, как зябко тут, наверху.

Выглянув на площадку, Шаллэ убедилась, что Ярт по-прежнему стоит у перил, глядя на небо. Но она уже не была уверена, что стоит к нему подходить. После того, что она здесь видела минуту назад. В самом деле, разве есть у нее хоть какая-то надежда? Ей никогда не сравниться с Фэль, ей даже с Фэссэ никогда не сравниться! А ему нравятся именно такие девушки.

Шалмира прислонилась к стене, вспомнив, как они сегодня дрались в Оружейной. Они играли, это было понятно. Но играли всерьез, не щадя ни себя, ни противника. И им это нравилось. Фэссэ была для Лайнэ достойным противником, несколько раз она почти достала его. И в такие моменты его глаза вспыхивали азартом и чуть ли не счастьем.

Шалмира еще раз бросила взгляд на высокую фигуру на террасе и медленно направилась назад, стараясь не шуметь.

Она пришла сюда в надежде поговорить с ним, чтобы поставить точку в этой глупой ссоре. Потому что ей не хотелось с ним ссориться. И девушка очень жалела, что так получилось, ведь в чем-то Лайнэ был определенно прав — ее брат сам первый начал.

А еще она просто не могла долго быть без него. Рядом с ним было так хорошо, так легко! И ей очень хотелось, чтобы однажды сбылся ее сон, тот, что приснился ей в его комнате. Сон, в котором он был рядом с ней, и им было хорошо вдвоем. Сон, в котором он любил ее…

Но сейчас девушка не была уверена, что им вообще теперь стоит встречаться. По крайней мере, в ближайшее время, пока она не успокоится.

Шаллэ завернула в свой коридор и, не выдержав, села на скамейку и расплакалась. Было больно и обидно. И странно пусто внутри. И где-то в этой пустоте перекатывался тугой тяжелый комок горечи.

— Шалмира? — на ее плечи легли чьи-то ладони, и девушка увидела над собой тревожные глаза Нэлэ. Подруга вопросительно смотрела на нее:

— Что случилось? Ты почему здесь? И почему ты плачешь?

— Так, — Шаллэ вытерла глаза и через силу улыбнулась. — Не обращай внимания. Соринка в глаз попала, вот и слезится.

— Угу, — Нэлэ подняла ее со скамейки и затащила к себе в комнату. — Понятно. Как эту соринку зовут? Иламир?

— При чем тут Иламир… — Шаллэ передернула плечами и досадливо поморщилась. — Что он мне сделает? И вообще, с чего ты взяла, что я из-за кого-то плакать буду? Я же говорю, соринка в глаз попала!

— Да, конечно, — насмешливо кивнула подруга и протянула ей стакан воды. — Выпей и успокойся! Ты же не собираешься завтра на Совет заявиться с покрасневшими глазами?

— Нет, — Шалмира взяла стакан и мрачно посмотрела в воду.

— Может, расскажешь? — полюбопытствовала Нэлэ, присаживаясь рядом. — Тебе же самой будет легче. Уж поверь мне. Даю слово, что никому ничего не расскажу.

— Да нечего мне рассказывать, — вздохнула девушка, отпивая воду мелкими глотками. — Просто плохое настроение…

— Уже ближе к истине, — Нэлэ улыбнулась и чуть склонила голову набок. — А какова причина твоего плохого настроения? Я готова поспорить, что это парень. Если это не из-за твоего зануды-братца, то из-за кого?

— Какая разница? — Шалмира ссутулилась. — Все равно он другую любит. Я для него так, сестренка младшая… — она отставила стакан в сторону и мрачно посмотрела на подругу. — Ну, вот скажи мне, почему я не могу быть такой? Почему у меня не получается быть смелой и решительной? Почему одни — яркие и свободные, и на них все обращают внимание, а я, как серая мышка, все время в уголке? Почему я даже от присмотра Иламира избавиться не могу?

— Это потому, что мы все разные, — Нэлэ пожала плечами. — Не стоит изображать из себя то, чем ты не являешься, Шаллэ. Поверь мне, далеко не всем нравятся яркие и решительные девушки. Они чаще всего остаются одни дольше всех. Потому что их боятся. Ими любуются, но их опасаются. Их любят на расстоянии. Для того, чтобы быть рядом с такой, мужчинам приходится самим быть сильнее и изощреннее, чтобы покорять их, — она покачала головой. — А на это мало кто способен.

— Поверь мне, этот способен, — Шалмира запустила пальцы в волосы. — Они друг друга стоят.

— Если он любит другую, отступись, — посоветовала подруга и слегка усмехнулась. — Пока ты не убедила себя, что любишь его и только его.

— А я и не собиралась за него бороться. Это бесполезно, — вздохнула Шаллэ. — Я же говорю, он видит во мне только сестру по братству. И не больше.

— Тем более, — Нэлэ приподняла бровь. — Оно тебе надо? У тебя еще сотня парней будет, как только Иламир от тебя отцепится, — с задорной усмешкой прошептала она.

Шалмира негромко рассмеялась и покачала головой:

— Боюсь, такого чуда никогда не случится.

— Фи! Не говори глупости! — Нэлэ махнула рукой. — Оставят его при Совете, и ты получишь долгожданную свободу! Разве нет?

— Если оставят, — Шаллэ скептически усмехнулась. — Если Иламиру дадут долгожданный пост старейшины, он тут же рванет в Альмэсэйе, строить нас всех шеренгами и группами. Ты просто не слышала всех этих грандиозных планов, какие он строит в одиночестве. Вернее, когда думает, что он в одиночестве, — поправилась девушка. — Лично мне, если ему это счастье свалится на голову, домой уже возвращаться как-то не хочется.

— Неужели все так плохо? — удивилась Нэлэ. — Иламир, конечно, зануда, но не может же он не понимать, что мы все его… м-м…

— Пошлете подальше со всеми его планами? — договорила Шалмира и чуть приподняла бровь. — Старейшину? Так ведь не выйдет ничего! Большее, что вы сможете сделать, это подать жалобу в очередном Совете. Которую будут долго рассматривать и обсуждать, а до решения вам придется подчиняться. Одна надежда, что Радэль его чем-нибудь другим займет.

— М-да, — кисло протянула Нэлэ. — Об этом я как-то не подумала… — она задумчиво вгрызлась в грушу и пожала плечами. — Тогда, боюсь, половина нашей части братства просто сбежит на Путь.

Шалмира вдруг беззвучно засмеялась, закрыв лицо ладонями.

— Что с тобой? — недоуменно поинтересовалась подруга.

— Ничего, — Шаллэ посмотрела на нее смеющимися глазами. — Я вспомнила, как Иламир рассуждал, что для пущего порядка стоило бы установить очередность выхода на Путь. Чтобы никто не таскался туда без дела и без разрешения… — она снова согнулась от хохота.

— Ага, а для точности и отчетности сделать специальные формуляры разрешения, — принялась развивать мысль Нэлэ. — Заведет толстую учетную книгу. Ушел — отметился, пришел — отметился. И отчеты на десять листов в трех экземплярах — для книги, для Совета и в архив.

Они переглянулись и дружно расхохотались.

— Ты только ему про это не говори, — сквозь смех простонала Шаллэ. — А то ведь ему может и понравиться. И будете писать отчеты на десять листов.

— У-ужас, — искренне выдохнула Нэлэ. — А может, обойдется? Может, старейшины решат подождать?

— Надейтесь, — хмыкнула Шаллэ и уже серьезно проговорила. — Только, знаешь, мне уже все равно. Я решила после Совета куда-нибудь сбежать. И пусть потом будет что будет. Ты не подумай, я люблю своего брата, — добавила она. — Но мне уже невозможно постоянно находиться под его надзором…

— И правильно, — поддакнула Нэлэ. — Почувствуй себя самостоятельной. Вернуться ты всегда сможешь. Если что, просто скажешь, что тебя позвал Путь. Против этого никто не сможет возразить. А насчет парней, — вернулась она к первоначальной теме и негромко вздохнула. — Не переживай особо… Ты ведь не хуже меня знаешь, что в братстве редко кто заводит семьи. Это опасно. Нам об этом с самого начала говорят. Я вот, например, до сих пор не решилась, хотя и могла бы. А так встречаемся тайком, никто и не знает даже, — Нэлэ грустно улыбнулась. — Он не Странник, но я его люблю. Однако не уверена пока, что это будет разумно — связать себя семьей. Потому что тогда мне придется беспокоиться о нем и бояться за себя. Ты не представляешь, какая ты счастливая, Шаллэ, что пока еще не любила и не любишь сейчас. Ты свободна. А я уже начинаю рваться между ним и братством.

— Если бы ты любила Странника, все было бы по-другому, — негромко заметила Шалмира. — Вы могли бы ходить вместе. И защищали бы друг друга.

— Мы боялись бы друг за друга, — покачала головой подруга. — И точно не были бы вместе. Потому что это слишком тяжело — встречаться на пару недель, а потом расходиться в разные стороны… И постоянно думать, все ли у него в порядке, как у него дела, цел ли он, в какой мир его занесло — Светлый или Темный… — она вздохнула. — И прятать все это в себе, копить, не зная, как избавиться, постоянно беспокоится, что кто-нибудь на Пути это узнает и использует против тебя… Я вообще когда-то поклялась, что не полюблю никогда. Только против сердца не попрешь, — девушка усмехнулась. — К сожалению, нас только называют Лишенными души. И иногда поневоле пожалеешь, что это не так.

— А я бы не хотела лишиться души, возможности сочувствовать и сострадать, любить и дружить, — прямо посмотрела на нее Шаллэ. — Потому что иначе это уже будет не жизнь. А любовь… Знаешь, Нэлэ, если бы я кого-то любила, я бы в сотню раз сильнее старалась вернуться живой, чтобы увидеть его. Пусть на неделю, даже на день, но вернуться. Обязательно. Или даже отказалась бы от Пути, хоть это и больно. Очень больно. Но если бы я любила, я сделала бы это. Как Терти.

— Терти — это исключение, — Нэлэ вздохнула. — Она смелая и сильная. Она никогда не скрывала того, что было у нее на сердце. И полюбила такого же сильного, как она сама. Ты же знаешь, Альтамир один из лучших Странников в мире. У них вся компания была такая. Даже Лорелин, пусть и полный разгильдяй на первый взгляд, но я как-то видела его в деле и, пожалуй, никогда не забуду. А на Лайнэ посмотри… Хотя Волки не в счет. Стая была Стаей и на Пути. Они почти всегда бегали вместе.

— Но Стаи нет, Лайнэ рос в Вэле, даже не зная, кто он такой, — возразила Шалмира.

— Тем не менее, он Волк и уже вполне осознал это, — Нэлэ пожала плечами. — Пусть он в братстве и подчиняется нашим законам… Пока подчиняется. Но он никогда не забудет, кто он такой, чей он сын, и не сможет быть просто Странником, как другие. И все это понимают. И он тоже, — она немного помолчала. — И вот тебе еще один пример грустной истории любви между двумя Странниками… Фэль пожертвовала собой, чтобы спасти его. Хотя если объективно подумать, на тот момент она была ценнее, потому что была опытнее и могла многое передать своим ученикам, если бы решила кого-нибудь еще вывести на Путь. Но она спасла его, потому что любила. И он тоже замкнулся в себе, потому что любил ее. И когда Лайнэ оттает настолько, чтобы наладить нормальные отношения с братством, неизвестно, — девушка задумчиво хмыкнула. — Впрочем, вряд ли он станет брать учеников.

Шаллэ скептически усмехнулась и качнула головой:

— Ему пока что не доверяют. Боятся, что он воспитает кого-то, похожего на себя. Но рано или поздно он выведет кого-то на Путь, и тогда уже никто ему не помешает. Просто не смогут, потому что это будут узы ученичества.

— Он уже сто раз мог вывести кого-нибудь на Путь, — Нэлэ задумчиво накрутила на палец золотистый локон. — Но Лайнэ просто сообщает в Совет, что там-то и там-то есть потенциальный Странник, и если кто горит желанием понаставничать, могут хоть сейчас туда отправляться. Стал бы он так делать, если бы сам хотел быть наставником? Ты слишком мало знаешь о Волках, Шаллэ. Они могли видеть сущность и чувствовать Путь, даже если он еще не проснулся, как наши старейшины. Все Волки были Видящими Путь. И Лайнэ его видит. Но учеников не берет. Может быть, действительно не хочет, чтобы братство косилось на него еще сильнее. Но, по-моему, он просто не хочет. Недаром же его еще зовут Яртом — Одиночкой.

— Да, я о Волках знаю немного, — кивнула Шаллэ и с легкой хитринкой в глазах взглянула на подругу. — А вот откуда ты о них столько знаешь?

— Просто было любопытно, с кем именно нам пришлось столкнуться, — пожала плечами девушка. — Волки, знаешь, всегда были предметом пересудов. О них столько слухов ходило. Мне было любопытно, сколько в этом истины. Я специально разыскивала старые легенды, предания, истории, которые были написаны еще в бытность Стаи. У меня дома целая куча, впору книгу составлять, — она улыбнулась. — Там есть воспоминания тех Странников, которые работали вместе с Волками. И они много интересного о них рассказывают. В частности вот об этой их способности Видеть Путь. А вообще, знаешь, почитала, и так обидно стало, что Стаи больше нет. Если бы с ними договориться, Странники получили бы немало ценных знаний. А договориться возможность была… Ведь когда-то, когда еще не было Совета старейшин и нынешнего Кодекса, Волки приходили на собрания и помогали братству. На них можно было положиться. Да, они были слегка нелюдимы, резки, слишком своевольны, но если нужна была их помощь, никогда не отказывали и всегда держали данное слово. У них часто менялись Вожаки, очень часто. Потому что они всегда шли первыми, защищая свою Стаю до последнего вздоха. И поэтому Стая всегда уважала своих вождей. Им подчинялись беспрекословно и даже с радостью. И если бывший Вожак погибал, а новый еще был слишком мал, вся Стая защищала его. Кстати, единственный клан, где могли править женщины, — вдруг заметила Нэлэ. — Жена Вожака, если он погибал, а сын, как я уже сказала, не вырос. Либо если сына не было, но была дочь. В Стае всегда были сильные женщины.

— А правда, что Волки, которые не могли быть Странниками, изгонялись? — жадно поинтересовалась Шалмира.

— Нет, их никто не изгонял. Стая защищала их, как всех прочих, — Нэлэ покачала головой. — Но они уходили сами. Потому что это было выше их гордости — чувствовать себя беспомощной обузой. Только долго такие Волки не жили. Они словно бы становились людьми. И некоторые даже жили с людьми, преодолевая старую неприязнь. Хотя их дети все равно рождались полуэльфами, — девушка задумчиво посмотрела в никуда. — Ты, возможно, удивишься, но если покопаться в родовых древах братства, у немалого количества выявятся такие родственные связи! Чуть ли не до Вожаков.

— Но ведь это было давно, — вздохнула Шалмира. — Какое это сейчас имеет значение? У них уже другой род, другие племена… Какая-то малая капля волчьей крови не делает их Волками.

— Нет, не делает, — улыбнулась Нэлэ и потянулась. — Но она в них есть, хотя многие предпочитают об этом даже не вспоминать и не думать, что, возможно, именно благодаря этой крови они стали Странниками. Зато они с радостью шипят вслед Лайнэ.

— Слушай, что это ты его так защищаешь? — с легким удивлением поинтересовалась Шалмира. — Нравится, что ли?

Нэлэ чуть покраснела и с укоризной взглянула на нее:

— Ну что ты! Просто мне действительно интересны Волки. После всех этих историй я к ним совсем по-другому отношусь. И не понимаю, зачем ему тычут в лицо, что он — не такой, как все в братстве. Если уж на то пошло, так Стая была намного выше братства по отношению к Пути. Можно даже сказать, что она на нем жила.

Шалмира хмыкнула и зевнула:

— Ладно. Разговорами мы ему все равно не поможем, а сделать что-то не в наших силах. А вот выспаться не помешает. Потому что спать на Совете — верх неуважения к братству, — последнюю фразу она произнесла с интонациями Иламира, и Нэлэ рассмеялась:

— Ты права. Пора спать. Если мы уснем во время благодарственной речи твоего братца, он нам этого никогда не простит.

Девушки весело хихикнули и занялись подготовкой ко сну.

Глава 5

— Ну что? Как настроение? — поинтересовался Орфэльмер, присаживаясь рядом с Яртом в Трапезной.

Тот дожевал мясо и пожал плечами:

— Нормально. А каким оно у меня должно быть? Я уже ко всему давно готов. Не волнуйтесь. «В душе моей покой, я сделал выбор…» — промурлыкал он вполголоса. — К тому же вряд ли что-то случится сегодня. Иначе завтрашний Малый Совет потеряет свою необходимость.

— Не уверен, что ничего не случится, — задумчиво выдал Орфэльмер. — Неспокойно мне что-то.

— Не волнуйся, — снова повторил Ярт, уже настойчивее, и бросил Сэллифэру кусок мяса. — Все будет нормально. Они же все равно ничего не смогут сделать. Уже не смогут.

— Ладно, собирайтесь. Через полчаса будет начало, — Орфэльмер хлопнул его по плечу и поднялся. — Встретимся наверху.

— Встретимся, — все так же спокойно кивнул парень, продолжая завтрак.

Орфэльмер огляделся и направился еще к кому-то.

Сэллифэр проводил его взглядом и поднял голову на Ярта:

— Он что-то знает, но не говорит.

— Знаю, — Ярт вздохнул. — Но есть такие секреты, которые нельзя раскрывать раньше времени. У Орфэльмера их целая куча. Возможно, он просто не может сказать. Но не думаю, что это серьезно осложнит мое положение.

— Будем надеяться, — Сэллифэр вильнул хвостом, когда Ярт опустил ему на пол блюдо с водой. — Спасибо… Ты по-прежнему хочешь взять меня с собой?

— Разумеется, — парень вытер руки и с усмешкой посмотрел на спутника. — Мне надоело изображать из себя паиньку, если мне все равно никто не верит. Значит, буду вести себя так, как хочется, насколько это позволяют рамки.

— Ты дразнишь их, — вздохнул волк. — Это может выйти тебе бедой.

— Посмотрим, — хмыкнул Ярт и встал. — Пойдем. Нам еще на башню подниматься.

Волк огляделся и последовал за ним, стараясь не отходить далеко.


В зале Совета, как и всегда, было шумно. Раздавались приветствия, носились разговоры. Буквально перед Яртом в дверь ввалилась компания Странников, только что прибывшая в Тхартнэль. В общем, все было как обычно.

И только напряженный интерес, кажется, возросший до предела при его появлении, портил эту знакомую картину.

Поприветствовав знакомых, Ярт невозмутимо прошествовал на свое любимое место в тенистом уголке, противоположном тому, где сидел Совет старейшин, и опустился в тяжелое кресло, положив ладонь на голову севшего рядом Сэллифэра. И мило улыбнулся всем, кто сейчас смотрел в его сторону. Странники, словно по команде, отвели взгляды и продолжили оживленно беседовать.

— Весьма эффектное появление! — раздался рядом смех Альтамира. — Тебе еще надо было завопить: «Да, я Волк! Вожак! И плевать мне на ваше мнение!»

— Это совет наставника? — Ярт ехидно выгнул бровь. — Если ты одобряешь…

— Я пошутил, — поспешно отозвался Альтамир. — Не сейчас. Потом, когда все определится, можешь кричать это сколько твоей душе угодно. Но только не сегодня, малыш.

— Да ладно, я тоже пошутил, — ухмыльнулся Ярт. — Я еще не выжил из ума. И знаю, чем закончится такое мое выступление. Вряд ли многие здесь присутствующие его оценят.

— Рад, что ты это понимаешь, — Альтамир прислонился к стене и внимательно оглядывал собравшихся. — Сейчас начнется. Первую половину собрания можно было бы спокойно проспать. Хотя и интересно, кого же в этом году собираются чествовать…

— Да уж, кого будут порицать, мы и без того знаем, — рассмеялся Ярт.

Он поймал возмущенный взгляд Иламира, брошенный в его сторону, и душевно улыбнулся ему в ответ, демонстративно потрепав Сэллифэра за ухо. Странник недовольно перекосился и отвернулся в сторону старейшин, один из которых уже встал со своего места, держа в руках длинный свиток.

В глубине души Ярт был согласен с Альтамиром. Церемония была знакомая до однообразия. Он мог бы без труда продекламировать всю речь старейшины, разве что делая пропуски для имен. На этом Совете братство пополнилось еще семью новыми Странниками, которым наконец позволили взять посох и пройти Посвящение. Две девчушки и пятеро мальчишек. Ярт, конечно, осознавал, что каждый из них самое малое вдвое его старше по возрасту, и, тем не менее, про себя он называл их именно так. Потому что чувствовал себя взрослее и опытнее. Он негромко хмыкнул, подумав, что и их ровесники, сейчас стоящие здесь на правах Странников, принятых раньше, тоже смотрят на новеньких, как на младших. У Эльфов действительно нет возраста, как когда-то говорила Фэль. Есть только мудрость, приходящая с годами.

— Хорошие ребята, — вполголоса проговорил Альтамир, разглядывая семерку, стоящую в центре.

— Хорошие, — кивнул Ярт. — Особенно девчонки и тот мальчик с краю… Они быстро пойдут вперед. В них Путь более сильный. Рыженькую я бы на месте ее наставника еще в том году до испытания допустил. Не ждал бы так долго. Если у нее будет хороший спутник дальше, она еще покажет себя братству.

— Возможно, — Альтамир пожал плечами. — Но у Сайрэсс довольно неуживчивый характер, с ней еще работать и работать. Слишком строптива и своевольна. Поэтому и взяла посох только в этом году. С третьей попытки. Ее бы еще подержали, но в их компании недавно несколько Странников исчезли. Поэтому и пришлось пополнять ряды.

— Рыжее безумие, — Ярт хмыкнул. — Чудное имечко. Кто придумал?

— Ее наставница. А ей понравилось, — Альтамир негромко рассмеялся. — Вот и взяла именем Пути. Ко всеобщему ужасу.

— Она мне уже нравится. Я чувствую, мы с ней поладим, если у нее нет застарелой неприязни к Волкам, как у прочих, — Ярт взглянул на Альтамира. — Мне уже любопытно, что с ней будет дальше. Как здесь относятся к моей строптивости, я знаю. А вот как отнесутся к ней?

— Поживем — увидим, — тот качнул головой. — Но кому в ближайшее время будут предъявляться взыскания, я уже знаю.

— Может быть, даже от нас отстанут! — мечтательно протянул Ярт.

— Если бы, — не менее мечтательно вздохнул Альтамир, и они снова рассмеялись.

Когда торжественная клятва новоиспеченных Странников отзвучала под сводами зала, старейшина взял новый свиток. Из которого следовало, что за особые заслуги перед братством трое присутствующих здесь Странников становятся старейшинами.

— Разбудишь, когда закончится? — Ярт демонстративно зевнул, когда вперед с благодарственной речью выступил Иламир.

— Разбежался, я тебя хотел о том же самом попросить, — фыркнул Мирэл, присаживаясь рядом и вытягивая ноги.

— Вы поосторожнее, — негромко произнес появившийся возле них Орфэльмер. — Влепят взыскание за неуважение к Совету…

— Да мы просто шутим, — усмехнулся Альтамир и чуть потеснился на лавочке. — Садись. Что там в толпе?

— Полный разброд, — вздохнул Мастер. — Никакого общего мнения. Такое чувство, что за эти несколько дней все братство славно переругалось, но ни к чему так и не пришло.

— Это неплохо, — Альтамир кивнул. — Пусть и дальше так будет. Тогда все спокойно прокатит, и никто особенно не возразит.

— А у них есть выбор? — Орфэльмер приподнял брови. — По-моему нет. Только вот способ испортить вам жизнь у них точно найдется.

— Это ты о чем? — живо поинтересовался Альтамир.

— Так, слышал кое-что краем уха, — Орфэльмер вздохнул. — Извини, Мирэл. Не могу сказать.

— Ничего, — Странник пожал плечами. — Если это касается нас, мы все равно об этом узнаем. И довольно скоро. Надеюсь только, это не особенно неприятно?

— Смотря как получится, — Орфэльмер изобразил воодушевление на лице и издал несколько хлопков в ладони, поддерживая общество.

— Интересно, это выражение согласия с Ллаэ или облегчение от того, что он свою речь закончил? — усмехнулся Ярт, оглядывая зал.

— Второе мне кажется более реальным, — рассмеялся Лорелин, опускаясь на подлокотник его кресла. — Что-что, а поистине гномскую занудность у Ллаэ не отнимешь. Я искренне сочувствую альмэсэйцам. Вы только на их лица посмотрите!

Да уж, лица у Странников Альмэсэйе были действительно колоритные. Сквозь наигранное воодушевление довольно отчетливо проступали весьма кислые выражения.

Ярт покачал головой и вполголоса проговорил:

— Надо им что ли сочувственную грамоту послать. Выразить соболезнования.

— Угу, и отправить ее на имя Радэля. Вот повезло парню с напарником, — Лорелин фыркнул и мотнул головой. — Остается только уповать, что Радэль его чем-нибудь увлечет. Например, заставит ученикам в голову Кодекс вдалбливать. Это у Ллаэ лучше всего получается.

Ярт кивнул, вполуха слушая шум вокруг. Братство среди своих не стеснялось проявлять чувства. И поздравляли новоиспеченных старейшин весьма воодушевленно. Чуть ли не с танцами и фейерверками. Особенно старались те, к чьим племенам принадлежали избранники.

Шум постепенно стихал, и Ярт мельком глянул на старейшин. И примерз к месту. Возле них стоял Иламир и что-то негромко рассказывал.

— Мирэл, — Ярт тронул друга за плечо и кивнул в ту сторону.

— Ага, началось, — ухмыльнулся тот, прислушавшись, и встал, кашлянув на весь зал. — Зачем же так тихо, Ллаэ?! Ты скажи, чтобы все услышали! Тайны из этого делать не нужно. Пусть все в братстве знают, что я взял Лайнэ в ученики. И что клятва принесена именем Пути. И признана. Это Орегонд подтвердит!

Ярт поразился, как резко наступила тишина. Словно народ даже дышать перестал. Время как будто замерло на месте. Все недоуменно смотрели на Альтамира, словно смысл его слов до них еще не дошел…

А потом поднялся шум, еще более оглушительный, чем раньше. Кто-то с радостными возгласами продирался к Альтамиру и Ярту, чтобы выразить свое одобрение их решению, кто-то недоуменно пожимал плечами и интересовался у окружающих, будет ли теперь Малый Совет, ведь он же по этому вопросу должен был собраться? Кто-то откровенно возмущенно спрашивал старейшин, долго ли еще будет длиться такое самоуправство?

Ярт перехватил мрачный взгляд Иламира, брошенный в их сторону.

— Похоже, он тебя уже почти ненавидит, — негромко заметил парень, когда Альтамир к нему повернулся. — Я про Ллаэ, если ты не понял.

— Он просто злится, что не успел настроить старейшин на свою сторону, — Мирэл пожал плечами и коротко хмыкнул. — Особенно если учесть, что большую их часть мы с Орфэльмером проработали еще до Совета. По крайней мере, тех, кто в своем к тебе отношении пока не определился, — он улыбнулся в ответ на слегка удивленный взгляд друга. — Нельзя было оставлять это на самотек, Ярт. Ты же понимаешь. Извини, что не предупредил. Не успел как-то. Зато и расхождения особого не будет. Орегонд их тоже… обрабатывал.

Ярт с трудом подавил смех и широко ухмыльнулся:

— Знаешь, мне их даже жалко стало… Под таким напором с трех сторон у них не было шанса устоять.

— А вот это мы сейчас узнаем, — Альтамир пристально следил за старейшинами. — Они еще могут оставить ход за собой. Принять мою выходку, но повернуть ее себе на пользу.

— Здорово, Лайнэ, — рядом с ними появилась Фэссэ и весело подмигнула Альтамиру. — Поздравляю с учеником, Мирэл. Тебе повезло!

— Да уж, свалилось счастье, — хмыкнул он. — Непокорное, беспокойное, драчливое! Нашла с чем поздравить!

— Так ты же сам хотел, — Ярт фыркнул. — А теперь еще и я во всем виноват?

— Да хватит вам! — девушка обняла их. — Все равно не поверю, что вы ругаетесь! — она повернулась к Ярту и негромко поинтересовалась. — Ты это имел в виду, когда про ближайший год говорил?

— Именно, — он чуть заметно кивнул и прижал палец к губам. — Тише, старейшины свое слово сказать хотят.

Фэссэ непринужденно опустилась на его подлокотник, ласково потрепав по голове волка, который слегка удивленно ее обнюхивал. Сэллифэр поднял морду к вожаку и поинтересовался:

— Еще одна? Ты же, вроде, не хотел?

— Захотел, — Ярт бросил на него короткий взгляд и вновь повернулся к старейшинам.

— Мы обсудили то, что было здесь сказано, — проговорил один из них и задумчиво взглянул на Странников. — Совет согласен с тем, что клятва принята Путем и законна. И Лайнэ на этот год действительно является учеником Альтамира. Но окончательное разбирательство по этому вопросу мы переносим на завтрашний Малый Совет. Все, кому есть, что сказать, могут принять в нем участие. Завтра, здесь же, в полдень.

— Йхарт, — пробормотал Ярт, сведя брови. — Только этого не хватало!

— В чем дело? — Фэссэ вопросительно взглянула на него.

— Так, — Ярт прикусил губу. — Я хотел сегодня уехать. Есть у меня одно дело. И не хотелось бы его откладывать надолго.

— Ясно, — Фэссэ качнула головой и пожала плечами. — Так уезжай. Скажи Альтамиру и уезжай.

Ярт скептически взглянул на нее и промолчал. В самом деле, не мог же он сказать, куда собрался ехать.

Он задумчиво заправил прядь волос за ухо и вдруг подумал, что это даже неплохо. Хотелось бы, конечно, узнать, что затевает Совет. Но с другой стороны — Альтамир на него точно пойдет. Значит, появится шанс незаметно ускользнуть. А поговорят, когда он вернется. Если вернется…

Ярт чуть помрачнел и вернулся мыслями в пустеющий зал Совета. В толпе мелькнула светлая макушка Шалмиры, и он вспомнил еще об одном несделанном деле.

— Извини, Фэссэ. Мне нужно кое с кем поговорить, — Ярт улыбнулся подруге и поднялся с места. — Идем, Сэллифэр.

— Встретимся позже, — она тоже поднялась и присоединилась к Альтамиру и Орфэльмеру.

Шалмира в это время мрачно размышляла, что зря она вообще сюда пришла. Наблюдать за тем, как он с этой девицей флиртует? Да зачем ей это?

Утром она еще надеялась, что ошиблась. Но сейчас была в полной уверенности, что Лайнэ встречается с Фэсс. Вон как мило сидели, как голубки, честное слово! Она тряхнула головой и направилась к двери.

И в этот момент за спиной раздалось:

— Шаллэ! Подожди! — и ее сердце громко бухнулось в грудную клетку. Девушка так и замерла на месте.

— Даже не вздумай, — прошипел Иламир, крепко стиснув ее руку.

— А ты мне не указывай! — мрачная ярость наконец-то нашла выход. Сестра смерила его холодным взглядом и вырвала руку.

— Я тебе сказал, не вздумай с ним общаться! — повторил Ллаэ, сурово глядя на нее.

— С кем хочу, с тем и общаюсь! — взъерошилась Шалмира, мгновенно забыв, что пару минут назад сама не хотела видеть Лайнэ. — Не твое дело!

— Я пока еще старший! — Иламир скрестил руки на груди. — И имею право тебе указывать. А ты должна меня слушать!

— Знаешь, а ведь он тогда был прав! Ты действительно эгоист, братец! — строптиво фыркнула девушка, вздергивая подбородок. — Думаешь только о себе и стараешься утвердить себя везде, где только можно! Решаешь за других, не позволяя нам думать самим! Это нечестно! Я уже давно не ребенок… Так что отстань от меня! — она резко развернулась и нос к носу столкнулась с Яртом. — Ну? Чего тебе?

— Шаллэ, тише! Я не ругаться пришел! — Ярт отступил на шаг и поднял ладони. — Я только хотел поговорить с тобой. Просто поговорить!

— Ладно, идем, — мрачно буркнула девушка и, демонстративно не глядя на Иламира, вышла из зала.

Ярт хмыкнул и направился следом.

— И о чем же ты хотел поговорить? — поинтересовалась она, хмуро глядя в окно в одном из коридоров.

— Да знаешь, с самого приезда хотел подойти и извиниться за свои слова. Тогда, во время поездки, — Ярт чуть пожал плечами и виновато улыбнулся. — Только все не получалось тебя выловить… Извини, я тогда не должен был на тебя срываться, ты ведь просто брата защищала. Но Ллаэ меня действительно немного достал за те дни.

Шалмира несколько мгновений смотрела на него, а потом негромко хмыкнула:

— Забыли. Я сейчас тебя, как никогда, понимаю. В последнее время Ллаэ положительно невыносим! Боюсь, дальше будет только хуже. Он очень рассчитывал, что Совет не примет решение Альтамира. Но ему не повезло. И я даже где-то рада. Потому что он был не прав.

— Спасибо за поддержку, — серьезно кивнул Ярт. — Ты не представляешь, как много это для меня значит!

— Как ты думаешь, что завтра скажут на Малом Совете? — поинтересовалась девушка, запрыгивая на подоконник. — Что им скажешь ты?

— Ничего, — Ярт немного поколебался. — Только не говори никому, Шаллэ. Я сегодня уеду. Мне нужно в гости к старым знакомым съездить, у которых я давно уже не был. Меня там ждут, и я не могу задерживаться надолго. Альтамир и без меня справится. Потом расскажет, когда я вернусь, — а про себя парень снова подумал. — «Если вернусь…»

— Это обязательно? — осторожно поинтересовалась девушка. — Зачем тебе туда именно сейчас ехать?

— Потому что я обещал, — серьезно отозвался Ярт и тут же улыбнулся. — Да не смотри ты такими глазами, это недалеко. И неопасно, — «мои бы слова — да на плотно Тэиссэ…»

— Точно? — Шалмира схватила его за руку.

— Точно, — Ярт кивнул и протянул ей небольшой сверток. — Кстати, у меня есть для тебя подарок. Увидел и вспомнил тебя. Только не смей отказываться! — сразу же предупредил он.

— А что это? — девушка с любопытством развернула ткань и восторженно ахнула. — Лайнэ… Прелесть какая!.. Но ведь это очень ценная вещь! — она смущенно покачала головой. — Извини, я не могу ее принять. Слишком красиво для меня.

— Я же сказал — не смей отказываться, — Ярт сжал ее пальцы на кулоне. — Я его специально для тебя покупал. Он на тебя похож. Чтобы у тебя осталось что-то хорошее на память обо мне… — он на миг запнулся и пожал плечами. — Если тебе не нравится, можешь подарить кому-нибудь из подруг. Но, по-моему, тебе он будет больше к лицу.

— Спасибо, — девушка мило порозовела и сняла с шеи цепочку.

Ярт улыбнулся и заговорщическим тоном добавил:

— Только не говори Иламиру, от кого этот подарок. А то опять нудить начнет.

— Не скажу, — Шалмира рассмеялась, хотя в глубине ее глаз притаилась тревога.

Девушка чувствовала, что он солгал. Его дорога была опасной, и он знал это. И задумывался над тем, что может и не вернуться назад. Его это беспокоило.

— Ну ладно, — Ярт отлепился от подоконника и чуть склонил голову. — Еще увидимся. У меня сейчас куча дел. Извини.

— Ничего, — Шаллэ пожала плечами. — Я понимаю. Подготовка к отъезду. И все такое. Удачи тебе.

— Спасибо, — серьезно откликнулся он и направился к лестнице.

«Да уж, удача тебе пригодится», — мрачно подумала девушка, провожая его взглядом.

Она чуть прикусила губу и глубоко задумалась, пытаясь угадать, что же снова затевает Лайнэ. Для объективного вывода было слишком мало информации. Но его затея ей уже не нравилась.

— Чего такая кислая? — раздался позади жизнерадостный голос Исси.

— Думаю, — отозвалась девушка, продергивая в кулон цепочку.

— Интересно, о чем это можно думать в такой чудный вечер с такой кислющей физиономией? — поинтересовался парень и догадливо протянул. — А-а, знаю! Иламир уже загрузил тебя первыми приказами старейшины!

— Ох, Исси! Отстань! Не до тебя сейчас! — Шаллэ застегнула цепочку на шее и укоризненно взглянула на друга. — В отличие от тебя, я хотя бы думать способна! И уж поверь, есть о чем…

— Поделись, — Исси запрыгнул на подоконник и вопросительно приподнял брови. — Может, я смогу чем-то помочь?

— Это вряд ли, — Шалмира вздохнула и покачала головой. — Тебе он тоже ничего не расскажет. И от идеи своей вряд ли откажется. Разве что действительно с Альтамиром поговорить. Так ведь я обещала…

— Подожди, — Исси моментально стер с лица улыбку и пристально посмотрел на девушку. — Ты о Лайнэ, да? Он что-то собирается натворить?

— Не знаю я… — девушка досадливо передернула плечами и огляделась вокруг. — Ты только не говори никому. Я ему обещала… Он хочет куда-то уехать сегодня ночью или завтра утром. Я не знаю куда, он не сказал.

— Тогда с чего ты взяла? — Исси внимательно слушал ее.

— Он сказал, что поедет к старым знакомым. К тем, кого давно не видел. Даже на завтрашний Совет остаться не может. Сказал, что дал обещание и должен поехать…

— Слово Вожака, — с некоторой гордостью констатировал Исси.

Девушка кисло взглянула на него и качнула головой:

— А еще он уверяет, что это ничуть не опасно, и при этом ведет себя так, словно прощается, а в душе слегка беспокоится, что может не вернуться назад, — она облокотилась на подоконник и тихо добавила. — Мне это не нравится. Нельзя ему позволить уехать.

— И кто же ему запретит? Ты? — Исси усмехнулся. — Я так понял, он с тебя слово взял никому не говорить…

— Только я его уже нарушила, — проворчала девушка. — Так что можно и пойти…

— Давай еще к Иламиру сходи! Вот уж он обрадуется! — едко проговорил друг и задумчиво повертел в пальцах кончик косички. — Нет, остановить мы его не можем…

— Мы? — Шаллэ чуть приподняла брови.

— А ты думаешь, мне очень хочется, чтобы он во что-нибудь встрял в одиночку? — Исси возмущенно взглянул на нее. — Это вообще-то мой Во… во-от такой друг! Да я за него…

— Много ты сделаешь, когда он уедет, — фыркнула она.

— А кто помешает мне поехать следом за ним? — хитро улыбнулся парень, и его глаза вспыхнули предвкушением. — Это мысль, Шаллэ! Сбежать и присоединиться к нему! Только не пойти и попроситься с ним, а просто присоединиться в дороге.

— Да ты что? Ллаэ этого в жизни не позволит! — Шалмира округлила глаза, но ее сознание уже смаковало возможности этого приключения.

— Ты, похоже, до конца Пути собираешься стоять за Ллаэ, — ехидно хмыкнул Исси и слез с подоконника. — В общем, я пошел собираться.

— Подожди, — девушка схватила его за руку и качнула головой. — Я с тобой. Только нужно придумать, как сбежать, чтобы Ллаэ не заметил… Он ведь за каждым моим шагом следит, от любого шороха просыпается. Как бы я чего не натворила. Вчера ночевать у Нэлэ осталась, так он мне утром такой скандал устроил!

— Слышал, — Исси ухмыльнулся.

— А кто не слышал? — Шаллэ тяжело вздохнула.

Друг задумчиво почесал кончик носа и предложил:

— А ты его усыпи! У Нэлэ вроде было то горское зелье, — он тряхнул головой. — Точно! Подлей ему в вино или в еду. До утра точно проспит. А ты спокойно выйдешь. Я пока еды в дорогу нам соберу. И лошадей проверю. Встретимся на лестнице, когда Око будет в зените. Лучше выехать пораньше и дождаться Лайнэ у Врат Тхартнэля. Тогда он точно не сможет от нас отмахнуться, — Исси ухмыльнулся и бегом устремился к лестнице. — Только не задерживайся!

Шаллэ пораженно смотрела ему вслед, размышляя, что такого Исси она никогда раньше не видела. Он как-то странно изменился за последние дни. Стал чуть сумасброднее и решительнее. Это было непривычно, и в то же время она поймала себя на мысли, что такой Исси ей нравится даже больше прежнего.

Шалмира поправила кулон и неторопливо направилась в их крыло, размышляя, как бы действительно усыпить Иламира на эту ночь. Задача усложнялась тем, что они здорово разругались за последнее время.

Брата в комнате не было, и девушка присела за арфу, задумчиво тронув струны. Сейчас, когда рядом не находилось азартно планирующего побег Исси, эта идея начала казаться несколько сумасшедшей.

— О боги, что же делать? — шепотом взмолилась она, нервно дернув струну. — Я не знаю! Я не знаю, правильно ли то, что мы задумали. Или лучше оставить все, как есть?

Резко оглянувшись на шум открывшейся двери, Шаллэ увидела вошедшего брата. Иламир бросил на нее мрачный взгляд и ехидно поинтересовался:

— Что? Уже наговорилась? Судя по твоему кислому личику, общего языка вы так и не нашли.

И Шалмира вдруг поняла, что она сделает это. Что она уйдет сегодня вместе с Исси. И даже знает, как это сделать.

— Ллаэ, не дуйся, пожалуйста, — девушка ласковой кошечкой подобралась к нему и виновато посмотрела брату в глаза. — Я, конечно, погорячилась и была не права. Не надо было на тебя кричать, тем более при старейшинах. Но пойми, мне невыносимо, что ты все решаешь за меня. У меня же нет никакой возможности почувствовать себя взрослой, а ведь я уже давно не ребенок. Позволь мне хоть немного думать за себя…

— Ох, Шаллэ, Шаллэ, — лицо Иламира смягчилось, и он грустно улыбнулся сестре, ласково поправив ее волосы. — Да, наверное, я чересчур о тебе забочусь. Но только потому, что хочу, чтобы у тебя все было хорошо. Чтобы тебе не сделали больно. Чтобы ты была счастлива. Потому что я очень люблю свою младшую сестренку, которая для меня навсегда останется малышкой.

— Я знаю, — Шаллэ кротко улыбнулась и заботливо заметила. — Ты выглядишь уставшим…

— Да, говорил со старейшинами насчет завтрашнего Совета, — он досадливо поморщился. — Не хотят ничего предпринимать. Раз клятва признана, они решили смириться. Думал, хоть Альтамиру объяснят, что он не прав, что у него не было права принимать такие обязательства в обход Совета, но им, похоже, это даже в радость. Теперь еще целый год можно рассуждать, что делать с Лайнэ, и не дергаться в его сторону. Самое большее, наблюдателя им выделят, и все…

— Да не переживай ты так! — девушка усадила его на диванчик и помогла разуться. — Если все уже решено, ты тоже забудь! По крайней мере, на этот год. А там видно будет… Это же не твоя головная боль! Пусть Альтамир сам разбирается.

— Шаллэ, я думаю о будущем. О будущем всего братства! — назидательно проговорил Иламир. — Ты думаешь, Альтамир будет его учить? Да он же на все его выходки посмотрит сквозь пальцы!

— Ллаэ, я очень тебя прошу! Хотя бы на сегодня отрешись от своих забот! — девушка ласково посмотрела ему в глаза. — У нас праздник. Тебя старейшиной избрали! Праздновать нужно. А ты сидишь, о делах думаешь!

— А как можно о них не думать? — Иламир недоуменно приподнял бровь. — Это такие, как Лайнэ, никогда ни о чем не думают. Все у них легко и просто. А старейшинам нужно работать в десять раз больше, чем прочим. Они ведь за все братство отвечают.

Шаллэ немного скептически приподняла брови, постаравшись, чтобы брат этого не заметил, и поинтересовалась:

— Ты со своими делами хоть поужинать успел?

— Нет еще, — рассеяно отозвался он. — Не до того было.

— Ясно, — она вскочила на ноги. — Тогда ты сиди, отдыхай и размышляй о своих важных делах, а я позабочусь о мелочах. На кухне наверняка еще что-то осталось! — девушка улыбнулась ему и выскользнула за дверь.

В коридоре она снова заколебалась, размышляя, правильно ли поступает. А потом решительно направилась к Нэлэ.

— Можно? — приоткрыв дверь, Шалмира убедилась, что подруга как всегда занята своими листиками, цветочками и прочими травками. Недаром Нэлэ считалась одной из их лучших целительниц. Свою работу она искренне любила и занималась ею в любое подходящее время. То есть практически всегда.

— О, Шаллэ, заходи, — весело отозвалась девушка и подняла какой-то чахоточный стебелек. — Посмотри, какая прелесть! — Нэлэ глядела на него почти влюбленными глазами. — Представляешь, такая редкость и всего за какой-то жалкий гран золота!

— А что это? — травинка Шалмире ровным счетом ни о чем не говорила.

— Это степная керчана. Очень редкое растение, — Нэлэ трепетно положила стебелек в кучку таких же. — Обладает множеством целебных свойств. Хотя на юге ее ценят в основном за то, что придает любому блюду неповторимый вкус, — она слегка сморщилась. — Знаешь ведь, они там, на юге, на еде помешаны. В том же Ипри от таверн не протолкнешься… Зато степняки цену этой травке знают. И где искать ее — тоже, — девушка мечтательно прищурилась. — Эх, поехать бы в степь, да самой посмотреть! Там столько трав растет!

— Съездишь еще, — улыбнулась Шаллэ и просительно взглянула на подругу. — Я вообще-то хотела спросить. У тебя еще то сонное зелье, что горцы нам дают, осталось?

— Зачем тебе? — удивилась Нэлэ.

— Так осталось? — нетерпеливо переспросила девушка.

— Разумеется, еще целый пузырек, — Нэлэ непонимающе смотрела на нее. — Только зачем тебе?

— Надо. Для дела, — Шалмира умоляюще взглянула на нее. — Я тебе потом все расскажу. Обещаю!

— Ладно, — подруга пожала плечами и, порывшись в сумке, протянула ей плотно закупоренную колбочку.

— Чтобы до утра — это сколько надо? — Шаллэ внимательно изучала насечки.

— Вот столько, — показала Нэлэ и хитро улыбнулась. — Для Иламира, что ли? Свидание, а он не отпускает?

— Я же сказала, потом расскажу, — Шалмира слегка покраснела.

— Ладно, ладно, — подруга зацепилась взглядом за новое украшение и понимающе хмыкнула. — Ну, удачи.

— Спасибо, — Шалмира спрятала пузырек и поспешила на кухню.

Когда она вернулась в комнату, Иламир уже сидел за столом и что-то быстро писал. Увидев сестру с подносом, он улыбнулся и отодвинул бумагу:

— Ты быстро!

— Просто там было очень много всякой вкусноты. Я дольше выбирала, чем собирала, — Шалмира поставила поднос на стол и лукаво посмотрела на брата. — А угадай, что я тебе принесла?

— Боюсь даже представить, — Иламир хмыкнул. — Надеюсь, не отраву?

— Ну и шуточки у тебя, — она надулась.

— Прости, прости, — он засмеялся. — У меня сегодня с юмором тяжело. Так что там?

— Вот! — девушка торжественно поставила перед ним глубокую миску с аппетитно пахнущим содержимым. — Твой любимый карадовый соус! Как раз к пирожкам!

— Шалмира, ты лучшая сестра в мире! — торжественно объявил Иламир, зависая над миской. — Ух ты! Даже еще горяченький! Прелесть!

— Не против, если я с тобой за компанию поем? — поинтересовалась она, разливая вино по чашам. — Я тоже еще сегодня не ела.

— Почему это я должен быть против? — он улыбнулся. — Я буду только рад.

— Приятного аппетита, — пробурчала девушка с набитым ртом.

— Шаллэ, — Иламир чуть приподнял брови. — Где твое воспитание?

— Так здесь же все свои, — засмеялась она и с опаской поинтересовалась. — Я надеюсь, ты никому не скажешь, что я говорила жуя?

Брат насмешливо взглянул на нее и принялся за ужин.


— Ллаэ… — негромко позвала Шалмира, глядя на брата, спящего на диване.

Иламир мирно сопел, удобно развалившись на подушке. Шалмира осторожно тряхнула его за плечо и убедилась — спит. Брат даже не пошевелился, хотя обычно вскакивал от малейшего прикосновения. Даже от простого шороха был способен проснуться.

— Спасибо, Нэлэ, — девушка повертела в пальцах пузырек и спрятала его в привесной кошель на поясе.

Выглянув в окно, Шалмира убедилась, что Око уже скоро встанет в зенит, и пора собираться. Она бесшумно пробежалась по комнатам, собирая все, что успела вытащить за эти дни, и внутрен-не радуясь, что почти не разбирала свой походный мешок.

— Будем надеяться, что он не забыл про еду, — вздохнула девушка, вытаскивая из недр мешка плащ. — Иначе наш поход очень быстро закончится.

Она еще раз огляделась вокруг, вспоминая, не забыла ли чего, и осторожно покралась из комнаты.

На столе остался лежать сиротливый листок с короткой надписью:

«Ллаэ, я уехала с Исси. Извини, что не стала будить. Скоро вернусь. Шаллэ».

По крайней мере, теперь она была уверена, что в ближайшие пару дней брат ее не хватится. А потом уже будет слишком поздно отправляться вслед. Их даже с собаками не найдут.

В коридоре стояла тишина. Если кто-то и не спал, то явно старался не помешать сну других. Шаллэ огляделась и почти сразу заметила темную тень возле выхода. Исси уже стоял на лестнице, сжимая в руках две седельные сумки. Он выглядел непривычно серьезным и решительным.

— Я уже думал, ты не придешь, — вполголоса проговорил парень, протягивая ей одну из сумок. — Держи. Это наш запас. Я на всякий случай побольше набрал. Мало ли чего.

— Разумно, — девушка взяла припасы и оглянулась на тихий коридор. — Ну что? Пойдем, что ли? А то кто-нибудь выйдет еще…

— Пойдем, — он развернулся и осторожно зашагал вниз по ступеням.

— Да, — Шаллэ еще раз бросила последний взгляд на коридор. Где-то внутри нее маленькая девочка со страхом подумала, что еще не поздно вернуться в уютную комнату и лечь в постель. И пусть эти сумасшедшие ищут приключений на свои головы в одиночку. Но девушка решительно тряхнула головой и торопливо сбежала следом за Исси.

— Тише, — он укоризненно взглянул на нее. — А то еще спросят, что мы тут в такой час делаем.

— Все равно со стражей на воротах объясняться, — пожала плечами Шаллэ. — Что мы, кстати, им скажем?

— Что Совет закончился, и мы уезжаем, — хмыкнул парень, насмешливо посмотрев на нее. — И ведь что самое главное — чистая правда!

— И что самое смешное — истины в этом ни капли! — в тон ему добавила девушка и негромко рассмеялась.

Они вошли в конюшни и нашли своих лошадей.

— Все в порядке, можно ехать, — Исси навьючил сумку на своего жеребца и посмотрел на девушку. — Готова?

— Да, — Шаллэ решительно кивнула и оглянулась. — Кстати, Гэллэр здесь. Значит, Лайнэ еще не уехал.

— И это просто замечательно, — хмыкнул друг. — Не хотелось бы мне искать следы его скакуна, а тем более пытаться его догнать. Это была бы заранее обреченная на провал затея.

— Да уж, точно, — девушка усмехнулась и взяла коня за повод. — Ну, да помогут нам боги!

— Да помогут, — эхом отозвался Исси и повел коня на выход.

Стражи на воротах даже ухом не повели, когда они выехали. Их даже не спросили, куда они в такое время. Просто молча открыли ворота и так же молча закрыли их за спинами Странников.

— Похоже, здесь часто уезжают посреди ночи, — хмыкнул Исси, оглянувшись назад.

— Наверное, — Шалмира пожала плечами и добавила. — Но нам это только на руку.

Исси кивнул и подхлестнул коня. Девушка поравнялась с ним, и они стремглав понеслись по каменной равнине к Вратам Тхартнэля.


Ярт осторожно приподнялся и посмотрел на спящих неподалеку Алигу и Альтамира. Они вчера хорошо погуляли и теперь замечательно сопели в обнимочку.

— Извини, Мирэл, — тихо проговорил парень, с сожалением глядя на наставника. — Я должен это сделать. Ты все поймешь. Позже.

— Пора, — в шатер заглянул Сэллифэр.

— Знаю, — Ярт бесшумно выбрался наружу и потянулся.

— Я принес твой мешок, — Сэллифэр носом подтолкнул к нему вещи.

— Спасибо, — Ярт подхватил их и перекинул через плечо. — А теперь очень тихо, чтобы лошади не встревожились.

— Да знаю я, — ворчливо отозвался волк и скрылся в сумерках, уходя подальше от загона.

Ярт проводил его взглядом, еще раз обернулся на шатер и осторожно направился прочь.

Вчера вечером он еще размышлял о том, чтобы поговорить с Альтамиром, рассказать ему все, поставить в известность и получить согласие. Но так и не решился. Не то чтобы он не доверял другу. Просто знал, что тот вряд ли согласится отпустить его одного. Еще и сам туда пойдет.

Ярт прекрасно помнил, как они в свое время уходили из Вэля. Как это было трудно. И ему не хотелось подвергать кого-то еще опасности затеряться в Золотом Городе. Поэтому Альтамиру он ничего так и не сказал. Если не вернется он один, все это как-нибудь переживут. А у Мирэла семья. Сын, в конце концов, которому очень нужен отец.

Ярт зашел в конюшни и направился к Гэллэру. Тот скосил на него глаз и нетерпеливо переступил с ноги на ногу. Он еще вчера понял, что скоро снова в дорогу, и теперь не мог устоять на одном месте.

— Ну, тише, тише, — проворчал Ярт. — Успокойся! А то мы нескоро отсюда выйдем. А нам нужно поторопиться, малыш.

Гэллэр изо всех сил постарался стоять спокойно, жадно принюхиваясь к прохладному воздуху, текущему в приоткрытые двери конюшни.

Ярт уверенно седлал коня, не глядя по сторонам. И даже вздрогнул от неожиданности, когда Сэллифэр толкнул его носом.

Обернувшись, парень застыл на месте, увидев в проеме дверей знакомый вихрастый силуэт.

— Я так и понял, что ты что-то затеваешь, — негромко проговорил Альтамир, прислонившись к косяку и внимательно глядя на друга. — Не хочешь мне ничего рассказать?

— Мне нужно уехать, — Ярт положил ладонь на спину коня и чуть пожал плечами.

— И куда же ты собрался? — поинтересовался Мирэл. — Расскажи уж, сделай милость. Мне же надо будет что-то объяснять на Совете.

— Настала пора оплачивать старые долги, — Ярт отвернулся и принялся затягивать подпругу.

— А подробнее? — Альтамир встал возле стойла, преграждая ему путь.

— Мне нужно съездить в Вэль, — спокойно, даже как-то буднично ответил Ярт.

— Куда?! — Мирэл округлил глаза. — Ты с ума сошел?! Я, конечно, ждал от тебя чего-то… Но это уж слишком!

— Я абсолютно разумен, — Ярт прямо взглянул ему в глаза. — Поверь, Мирэл. Это действительно необходимо.

— Ярт, ты понимаешь, насколько это опасно? — поинтересовался друг.

— Да. Один раз я уже оттуда уходил, — парень кивнул. — И знаю, как это сложно. Но у меня есть там пара неоплаченных долгов, которые я не могу отложить, — он усмехнулся. — Не волнуйся, через луну я снова буду в Ваинэле. Мне совсем не хочется пропустить степную свадьбу. Это должно быть очень весело.

— Ты же понимаешь, что я не могу тебя отпустить, — вздохнул Альтамир.

— Да. Только удержать меня ты тоже не сможешь, — отозвался Ярт.

— Я твой наставник, я несу за тебя ответственность, — заметил друг.

— Поэтому тебе лучше сказать, что я уехал, допустим, на юг, — Ярт вывел коня из стойла. — За подарком на свадьбу Алиги. Впрочем, в такие мелочи вдаваться не обязательно.

— Допустим, я могу поехать с тобой, — Альтамир пристально смотрел на него.

— Я сомневаюсь в том, что ты настолько же сумасшедший, как я, — Ярт покачал головой. — Нет, Мирэл. Ты со мной не поедешь. У тебя семья. У тебя сын, которому ты нужен. А у меня там мать, которой нужен я. Это только одна из причин, по которым я туда собрался, — добавил он.

— Назови еще хотя бы одну, — Альтамир чуть нахмурился.

— Варрих, — Ярт пожал плечами. — Он сейчас в Вэле. И это моя вина. И я обещал Алиге, что верну его домой. Степняки в свое время были к нам добры и щедры. Я не привык отвечать на добро неблагодарностью.

— Откуда ты знаешь, что он там? — поинтересовался Мирэл.

— Потому что я сам тогда рассказал ему, где поймал Гэллэра. А ему очень хотелось такого же коня, — Ярт вздохнул. — Знал бы, что так получится, не стал бы вообще ничего говорить. Это моя вина, что он ушел из дома. И я должен исправить это.

— Ясно, — Альтамир о чем-то размышлял. — Две недели туда, две — обратно. Плюс несколько дней на поиски… Впрочем, с Гэллэром ты управишься быстрее… Да, где-то луна и выходит, — он вздохнул и серьезно посмотрел на Ярта. — Если ты через луну не объявишься в Ваинэле, я пойду за тобой. Запомни это. Потому что иначе мне сразу несколько наших друзей дружно открутят голову.

— Я вернусь, — пообещал Ярт и крепко обнял друга. — Спасибо, Мирэл.

— Ладно. Давай, пока я не передумал, — ворчливо отозвался тот и покачал головой. — Боги, что я взвалил себе на шею?

— Можно подумать, ты только сейчас узнал, какая я драгоценность, — Ярт вывел Гэллэра на двор и ухмыльнулся. — Помнится, не далее чем вчера, ты довольно точно описал, какое именно счастье тебе выпало.

— Честно говоря, я надеялся, что это была шутка. Но теперь я вижу, что мне именно такие ученики будут доставаться, — невесело усмехнулся Альтамир и вздохнул. — Передавай привет Найрэ… И будь осторожен, мальчик. Береги свою голову. Она нам слишком дорога.

— Мне тоже, — Ярт еще раз обнял друга и вскочил на коня. — Увидимся через луну! Пусть даже не надеются, что я не вернусь!

— Да уж вернись, — негромко проговорил Альтамир, провожая их взглядом.

— Уехал все-таки, — раздался рядом еще один голос, и Странник вздрогнул от неожиданности.

Фэссэ с легким сожалением смотрела вслед Вожаку.

— Ты что здесь делаешь? — поинтересовался Альтамир.

— Стою, — хмыкнула она, повернувшись к нему. — Куда его понесло?

— На юг, в Ипри, — невозмутимо ответил Мирэл, разворачиваясь к замку.

— Да? — с нескрываемым сарказмом протянула Фэссэ, шагая рядом с ним. — Угу, верю.

— Нет, правда, в Ипри, — Альтамир остановился в дверях.

— Не хочешь говорить, не надо, — девушка пожала плечами. — Лучше просто скажи, что он просил не распространяться, чтобы не напороться на неприятности, — она слегка улыбнулась и бросила короткий взгляд на ворота. — Я и так знаю, что у него очередное приключение. И, конечно, далеко не такое безопасное, как вы хотите представить. Остается только надеяться, что он спокойно из него вернется, — чуть тише добавила Фэссэ.

Альтамир вздохнул и кивнул:

— Да уж. Остается на это надеяться. Он всегда и все делает по-своему. Совсем как Фэль. Ту тоже нипочем не переупрямить было, если что вбивала себе в голову.

— М-да, везет тебе с учениками, — негромко рассмеялась девушка и направилась в Трапезную.


Ярт подъехал к Вратам Тхартнэля и чуть придержал коня, увидев в арке силуэты двух всадников. Один из них тронулся с места, и парень опознал Исси.

— Ты куда-то собрался? — поинтересовался он.

— Да, — Исси кивнул. — С тобой.

— Это невозможно, — Ярт отрицательно покачал головой. — Я еду по своим делам. Тебе там не место.

— Я обещал идти за тобой куда угодно, Вожак, — негромко заметил друг. — И я сдержу свое обещание. Я пойду за тобой. Даже если ты меня не возьмешь, я следом поеду.

— Тебе может потребоваться помощь, Лайнэ, — из тени выехала Шалмира и невинно улыбнулась. — Ты сомневаешься, что сможешь справиться со своим делом, что сможешь вернуться… Значит, поддержка тебе не помешает.

— Возвращайтесь обратно, Шаллэ, — хмуро попросил Ярт. — Вам со мной нельзя.

— Не тебе решать, куда нам идти, — хмыкнула девушка. — Я хочу пойти твоей дорогой. И пойду. По крайней мере, попытаюсь… К тому же, помнится, ты утверждал, что это совершенно безопасно.

— Шаллэ, я очень вас прошу — вернитесь в Тхартнэль, — Ярт прямо смотрел на нее. — Ты же разумная девочка. И понимаешь, насколько трудной может быть моя дорога. Это неопасно для меня… Но не скажу, что это безопасно для вас.

— Неопасно тоже не значит — безопасно, — упрямо заявила она. — Если ты не возьмешь нас, мы поедем следом. Я уверена, что помощь всегда может пригодиться. Уж лучше подстраховаться, чем потом искать выход из ловушки в одиночку. К тому же, ты просто не можешь нам запретить поехать следом за тобой. А мы поедем, будь уверен!

Ярт мрачно смотрел на этих двух упрямцев, перегородивших ему дорогу, и размышлял, что теперь делать. Ведь в самом деле поедут.

— Что-то это мне напоминает, — хмыкнул Сэллифэр. — А тебе, вожак?

Ярт взъерошил волосы и негромко рассмеялся:

— Да, верно! Очень даже напоминает. Только, помнится, тогда я напрашивался.

— И ведь напросился. Она тебя взяла. Хотя было не менее опасно, — Сэллифэр сел и чуть склонил голову набок, изучая парочку. — Тебе нужно натаскивать Стаю, учиться управлять и командовать… Можно начать с этих двоих. Отличная возможность!

— Он прав, Лайнэ. Это прекрасная возможность, — улыбнулся Исси, внимательно слушающий разговор. — Раз уж мы пришли сюда, чтобы присоединиться к тебе, так стоит ли гнать нас назад? Ты же понимаешь, что мы все равно сделаем по-своему.

— А если я прикажу тебе вернуться и ее с собой захватить? — с любопытством спросил Ярт.

Исси чуть помедлил и напряженно ответил:

— Если прикажешь, я подчинюсь… Но это будет дурацкий приказ, недостойный тебя. Уж извини.

Шалмира уже открыла рот, чтобы спросить, но тут Ярт проворчал:

— Любители приключений! — и тронул поводья. — Ну, поехали… Только потом не ныть!

— Один вопрос, — Исси поравнялся с ним. — А куда именно мы едем?

— Я — в Вэльтарет. А вы, если не ошибаюсь, следом за мной, — Ярт усмехнулся, глядя на их слегка вытянувшиеся лица. — Я ведь никого не заставляю и силой не тяну. Вы можете вернуться прямо сейчас.

— Вэль? А это любопытно! Всегда хотел на него посмотреть, — усмехнулся Исси. — Я слышал, что он очень красив, этот Золотой Город…

— Который чаще всего называют проклятым, — усмехнулся Ярт. — Но, пожалуй, он действительно красив. Только очень скучен, — и обернулся к задумчивой Шалмире. — Тебе это тоже кажется интересным?

— Мне это кажется безрассудным. Именно поэтому я еду с вами, — отозвалась она и слегка пожала плечами, заметив недоуменно приподнятую бровь Ярта. — Потому что только женщина способна удержать мужчин от типично мужских глупостей.

— Очень верное заявление, — хмыкнул Ярт, чуть прищурившись. — Если не вспоминать, что большинство глупостей мужчины обычно делают именно из-за женщин.

— И, скажем прямо, нам это обычно нравится, — спокойно ответила девушка. — Но чаще всего мы просто скромно молчим, чтобы не портить вам триумф. Ведь от того, что глупость была сделана ради нас, глупостью она быть не перестает.

Ярт рассмеялся, запрокинув голову, и издал призывный клич вожака волчьей стаи.

— Ух ты! — Исси едва усидел на спине вставшего на дыбы коня и восхищенно повел носом. — Научишь?

— Тебе нужно петь по-другому, — Сэллифэр выскочил на пригорок и, подняв морду, выдал не менее переливчатый ответ младшего собрата по стае. — Вот! Клич вожака не для тебя!

Лошади уже окончательно потерялись в этом гаме. Они испугано ржали, брыкались и пятились назад.

— Все, Фэри, хватит, — Ярт усмехнулся. — Эти жеребята пока не привыкли к твоему присутствию. Вряд ли они сильно любят волков. Не пугай их. Мне дороги головы этой парочки. Да и все прочее тоже, — он повернулся к другу, пытающемуся успокоить своего коня. — Эй, Исси, не пытайся повторить это сейчас. Иначе твой конь точно взбесится. Будет привал, отойдем подальше и попоем в свое удовольствие.

— Ладно, — довольно отозвался Исси, наконец успокоив коня и заставив его двигаться в нужном направлении.

Ярт перевел взгляд на задумчивую Шалмиру, которая стояла посреди дороги. Девушка почувствовала его взгляд и подняла глаза, переводя их с одного парня на другого:

— Я что-то ничего не понимаю? Может, мне кто-нибудь объяснит? Почему ты можешь ему приказывать, Лайнэ? А ты, Исси? Почему ты ведешь себя, как… как Волк?!

— Потому что он и есть Волк, — с усмешкой отозвался Ярт. — Полноправный собрат Стаи. Хэйшин… Неужели ты сама не догадалась? — он чуть склонил голову набок и усмехнулся еще шире. — Не боишься ехать в одной компании аж с двумя Волками? За это, если узнают в братстве, никто по голове не погладит. И доказывай потом, что ты ничего не знала.

— Вы, что, хотите… создать новую Стаю? — Шалмира смотрела на него круглыми глазами. — Но ведь этого никогда не разрешат!

— Сейчас не самый подходящий момент, чтобы об этом говорить, — Ярт чуть поморщился. — Пока что Стаи нет. Есть только несколько Волков… А если от меня отстанет братство, то ее, наверное, никогда и не будет. По крайней мере, со мной в роли Вожака… Так что успокойся. Просто несколько собратьев решили признать свои корни. Из-за этого никто не пострадает. Если, конечно, им хватит ума не заявлять об этом при всех.

— Исси, но зачем тебе это? — девушка подъехала к другу. — Я не понимаю, тебе, что, не нравится твоя семья, твои друзья?

— Дело не в этом, — Исси качнул головой. — Мои друзья остались моими друзьями. А я просто вернулся туда, где должен быть… — он чуть улыбнулся и поднял глаза к небу. — Во мне с самого рождения была кровь Волков. Мой предок был Волком, одним из тех, что покидали Стаю, не имея дара Пути. И мне всю жизнь казалось, что что-то вокруг не так… Потом я узнал, что я Странник, и пришел в братство. В надежде, что там все встанет на свои места, среди таких же, как я. Но и там у меня осталось ощущение какой-то недостаточности… Не подумай, мне было хорошо среди вас. У меня там много отличных знакомых. Но только сейчас я действительно ощущаю себя на своем месте. Тем, кто я есть. Свободным… Понимаешь, я теперь не боюсь что-то сделать, совершить какой-то шаг. Я могу сам решать, что мне делать. Потому что надо мной больше не стоят старейшины, на которых я всегда оглядывался. Нет этих дурацких правил, которые мы должны были соблюдать… У меня есть Вожак. У меня есть Закон Стаи. И я подчиняюсь только этому. Ты даже не представляешь, какое это прекрасное ощущение — свобода!

— Пока что я за тобой особого подчинения не замечал, — фыркнул Ярт.

— Но ведь ты был не прав, — отозвался Исси. — Я же клялся идти за тобой.

— А еще, помнится, ты клялся подчиняться своему Вожаку, как любой Волк в Стае, — Ярт бросил на него насмешливый взгляд. — Впрочем, я где-то даже рад, что так получилось. Пусть. Я тебя на этот раз прощаю. Ты напомнил мне меня самого. Я такой же упрямый. А упрямство в меру очень даже хорошо.

— Лайнэ, извини, но что с ним будет дальше? — поинтересовалась Шаллэ. — Он Волк, но без Стаи. И что-то мне подсказывает, что он уже не принадлежит братству.

— Практически — не принадлежит, но формально все еще состоит в нем. Его не выгоняли, он не отрекался, значит, по-прежнему Странник, — Ярт пожал плечами. — Это для меня и еще нескольких таких же он теперь Волк Хэйшин, а для прочих в братстве все тот же Странник Исси. Так что ничего ему делать не надо. Пусть все так и будет.

Девушка хмыкнула, бросив скептический взгляд в сторону Исси, и негромко заметила:

— Не тот же. Он изменился, Лайнэ. И если достаточно внимательно присмотреться, это сразу бросается в глаза. Это уже не тот Исси, которого мы знали столько лет. И его друзьям это довольно скоро станет понятно. И тогда правда выплывет.

— Знаю, — коротко бросил Ярт и замолчал.

— Ты ведь с самого начала знал, что так получится, — полувопросительно-полуутвердительно проговорила Шаллэ. — Я не знаю, как ты сделал его Волком. Могу только догадки строить. Но ты ведь знал, что так получится.

— Знал. И предупреждал его, — Ярт чуть пожал плечами. — Но это был его выбор. Он сам пошел на это. А я не видел причин ему отказывать. Если ему хочется быть Волком, пусть будет. В конце концов, не так уж сильно он и изменится. Не станет абсолютно другим существом. Просто получит новые умения и возможности. Вернее, разбудит. Трудно дать что-то, чего в тебе изначально не существовало. Он был Волком и раньше, просто где-то очень глубоко. А сейчас его кровь просыпается.

— Но что будет с Исси из народа Речной воды? — тихо спросила девушка.

— Этого я не знаю, — Ярт пожал плечами. — Взгляни на него сейчас. Он уже Волк, но все, что было у него раньше, осталось с ним. Просто потеснилось, освободив место для нового. Мы все меняемся, Шаллэ. В течение жизни, времени. Новые знания, новые друзья, новые возможности… Ты сейчас и ты лет двадцать назад — это же совершенно разные девушки. Разве нет? Но что-то общее у вас есть. То, что всегда будет с тобой. Исси тоже просто перешагнул на очередную ступень своей жизни… — он вздохнул и посмотрел на девушку. — А, в общем, тебе лучше просто пообщаться с ним, чтобы понять, кто он сейчас. Я ведь не могу говорить за других. У них своя жизнь. Даже если они и признали меня Вожаком. И я не собираюсь за ними следить. Я им доверяю. И хочется верить, что мое доверие они не обманут.

— Кто еще в братстве… обратился? — Шалмира с любопытством смотрела на него.

— Прости, но я не могу тебе сказать, — Ярт покачал головой.

— Ты мне не доверяешь? — она чуть насупилась.

— Не в этом дело, — он задумчиво смерил ее взглядом. — Ты эмпат. Я даже сейчас ощущаю твои эмоции. Они просто хлещут через край. И меня немного беспокоит, что при встрече с другими, у тебя непроизвольно будут вырываться такие вот всплески, когда ты будешь смотреть и думать: «Еще один Волк… А вот интересно, он такой же, каким был? Или раньше он был совсем другим?» Возможно, ты постараешься следить за собой, но это может вырваться, Шаллэ. И кто-то сможет это понять. А кто не поймет, вдруг задумается, что вот этот собрат как-то изменился, и начнет доискиваться до причин. А я не хочу, чтобы у тех, кто мне доверился, были проблемы. В конце концов, их вина только в том, что они хотят признать своих предков, которых никто не выбирает. Разве они виноваты в том, что братство так резко настроено к моему народу?

Девушка смущенно отвела глаза:

— Неужели так заметно, что я думаю?

— Мне — заметно, — Ярт чуть пожал плечами. — Если ты не научишься себя как следует контролировать, управлять своими эмоциями, когда-нибудь это может обернуться бедой. Честно говоря, — он слегка улыбнулся, — я бы тебе вообще посоветовал пару лет поучиться у Магов. Они умеют с этим справляться. Ты слишком чувствительна и почти не способна закрываться. Что на приятие, что на отдачу.

— Я училась, — отозвалась она, не поднимая глаз. — Только ничего не получилось.

— Значит, нужно учиться дальше. Пробовать снова и снова, — он усмехнулся. — С первого раза ничто не дается. Это нужно просто выдающимися талантами обладать, чтобы с первого раза что-то получилось! А уж в магии тем более! Там иногда только с десятой попытки что-то выходит, — Ярт негромко рассмеялся. — Тебе бы с Инри поговорить. Он живо тебе все объяснит и по полочкам разложит!

— А кто это — Инри? — полюбопытствовала девушка. Парень вскинул брови, а потом хмыкнул:

— А, ну да! Совсем забыл! Вы же привыкли его называть Айэрэн Найрэ.

Шалмира на мгновение округлила глаза, но тут же кивнула:

— Точно. Вы же с ним друзья. Вместе у нас появились, — она покачала головой. — Как-то даже не сообразила сразу, что ты про него говоришь.

— Конечно, — невозмутимо ответил Ярт. — Его мало кто в братстве знает под этим именем. Я же с детства его так зову, уже трудно переучиваться. Сам не сразу привык, что ко мне обращаются — Лайнэ. Это сейчас нормально, а тогда было как-то странно слышать.

— Зачем же ты тогда себе это имя взял? — удивилась Шалмира. — Я, например, не стала другое брать…

— Потому что Волчонок звучало как-то несолидно, — Ярт хмыкнул. — А Одиночка на тот момент казалось немного не тем. Зато Волк было в самый раз. Да и, в общем-то, я уже достаточно вырос, чтобы иметь право так зваться. А в тот момент, когда меня Орегонд в братство принимал, мне еще и очень хотелось Фэль подразнить. Она так старательно делала вид, что понятия не имеет, кто мой отец, и откуда я родом… — он насмешливо прищурился. — И я при любом удобном случае напоминал ей про Волков и про отца. Так забавно было смотреть, как вечно невозмутимая Фэльмарэ в душе мечется от ужаса и не знает, как теперь выбраться из капкана, в который сама себя загнала.

— А почему она тебе сразу не сказала? — полюбопытствовала девушка.

— Потому что ей очень не нравилось, что я с самого начала стал ее добиваться, — Ярт улыбнулся. — Как она на меня фыркала! Это надо было видеть! А пока я думал, что я человек, я как-то не особенно упорствовал. И Фэль это понимала. И старательно делала вид, что ей обо мне ничегошеньки неизвестно. Хотя почти сразу после начала наших совместных скитаний выяснилось, что она знакома с моей матерью… Впрочем, она мне даже не призналась, что моя мать — Эльфийка. Как по этому поводу выразилась сама Фэль, она ничего не сказал, чтобы у меня «не было несбыточных надежд»… И в целом она была права. После этого от меня стало очень трудно отделаться. Мы с ней оба отличались ослиным упрямством. И оставалось только ждать, кто же кого переупрямит. В конце концов, мы пришли к некоему соглашению, позволившему нам быть вместе и оставить для нее чувство свободы… — Ярт слегка сдвинул брови и чуть сильнее стиснул поводья. — Впрочем, я уже тогда знал, что она меня любит. Пусть и не хочет этого признавать. Гордости у нее тоже было не меньше, чем у меня.

— А когда она тебе сказала, что ты Волк? — Шаллэ с интересом смотрела на него.

— А она мне так и не сказала, — Ярт пожал плечами. — Мне об этом сказал Фольтес. Когда мы в самый первый раз встретились, и я ему чуть голову не свернул, — он ухмыльнулся. — Веселенькая была встреча, ничего не скажешь. Он как раз Рэмила к себе забрал. А Фэль, разумеется, воспылала жаждой мщения за учителя. А он пытался ее остановить и при этом не задеть. А я не мог спокойно смотреть, как кто-то посмел поднять руку на мою любимую. В общем, у нас там очень шумно было. Тен, наверное, так до сих пор и не понял, что мы там творили. А потом Фольтес меня разглядел, ну и высказал, что мой отец действительно оказался мастером на сюрпризы. Вот тогда, в общем-то, как бы и открылось то, что я сын Лайнэ. Хотя к тому времени я уже об этом и так знал.

— А откуда Фольтес знал Лайнэ? — поинтересовался Исси. — Вы с ним поэтому так мило общаетесь? Он же ведь…

— Создал Врата? — Ярт грустно усмехнулся. — Фольтес любил всякие эксперименты, поиски новых заклинаний, зелий… Он искатель. Один из лучших в нашем мире. И изначально Врата были задуманы, как возможность перехода из мира в мир для кого угодно. Даже для тех, кто дара Пути не имеет… Видите ли, он просто очень хотел понять, как нашим предкам удалось уйти из того мира в этот. Потому что никто из Пришедших даром Пути не обладает. На основе этого он сделал вывод, что можно создать такой переход путем магии. Поэтому в свое время его и понесло в Вэль, потому что это тоже своего рода Врата. Город, существующий одновременно в двух мирах.

— Да-а?! — удивленно протянули спутники. — А почему об этом нигде не сказано?

— Потому что сказать было некому, — Ярт пожал плечами. — Те, кто туда уходит, как вы знаете, назад не возвращаются. А кто намерен сходить и вернуться, как-то о природе Золотого Города и его Границы не задумываются. Это только Фольтес такой повернутый на исследованиях был, что ради них туда и сунулся. Ну, а там он с этой ведьмой и познакомился… — парень мрачно сжал губы и негромко выдал. — Если бы я раньше знал, кто она такая, Арси очень быстро попала бы в несчастный случай. Но, к сожалению, я всегда считал ее своей хорошей подругой. Такая вот ирония… — он немного помолчал и тряхнул головой. — И я не виню Фольтеса в том, что его творение обернулось такими бедами. Он просто пытался найти истину. Как многие другие до него. Это как с лекарствами — когда все в меру, оно лечит, а если чуть-чуть изменить состав или взять чего-то больше, чем было нужно, оно и убить может. Арси или Мэйр… даже не знаю, как и называть ее… Она использовала его в своих целях. Когда она рассказывала о том, зачем ей все это было нужно, вокруг нее разливалась такая ненависть к нам всем! Вас там просто не было, а я рядом стоял. И это было жутко! Я всегда видел в ней такую милую девочку, и вдруг словно углядел под знакомым лицом оскал чудовища… Но я слишком хорошо помню, какой милой она могла быть, когда хотела. Поэтому прекрасно понимаю Фольтеса. Как я уже говорил, ради любимых мужчины зачастую совершают немыслимые глупости.

— И ты его простил? — Исси удивленно смотрел на него.

— Мне нечего было прощать, — Ярт пожал плечами. — То, что получилось из Врат, я считаю полной заслугой этой ведьмы. А все остальное — страшная случайность. Если бы Фольтес пришел на несколько минут раньше, он сам вызвал бы «эфирный огонь»… Если бы Инри вернулся до того, как мы «огонь» разбудили, все обошлось бы без таких жертв… Но случилось так, как случилось. И этого уже никто не изменит, — он оглянулся на них и усмехнулся. — А насчет нашего милого общения… Он очень много знает и умеет… И у нас вообще много общего. Фольтес весьма непростая личность, уж вы мне поверьте.

— Интересно, и что же у вас есть общего? — недоверчиво поинтересовалась Шалмира.

— О, крайне много! — Ярт хмыкнул. — Например, мы оба изгои. Нас так дружно терпеть не могут! Как подумаешь, так поневоле и умилишься! Но меня хотя бы только Странники, а его еще и Маги. Да и вообще, подумайте сами, сравните меня и его. И сделайте выводы. И поймете, что я прав.

Спутники замолчали, сосредоточенно размышляя на заданную тему.

— Ты не слишком откровенен? — поинтересовался Сэллифэр, неторопливо скользя рядом с Гэллэром.

— В меру, — Ярт пожал плечами. — Вряд ли Шаллэ станет с кем-то обсуждать мою личную жизнь. Ее и так уже затерли до дыр. Ничего нового я им не сказал. Просто не стал топить все в лирической воде, которую так любят разливать в своих балладах наши менестрели. А Исси в любом случае должен знать обо мне больше, чем прочие. Брат, в конце концов. Волк.

— Смотри, — Сэллифэр мотнул головой и метнулся в сторону. — Ты уже взрослый.

— Спасибо за признание, — хмыкнул Ярт и вновь взглянул на задумчивых спутников. И почувствовал, как в душе разливается тепло. На какой-то миг появилось чувство, что он в своей семье. Исси поднял глаза и смущенно улыбнулся. Ярт неожиданно задорно подмигнул ему и крикнул:

— Догоняйте!

Глава 6

Альтамир с каменным выражением лица слушал говорящих. Странники с удовольствием обсуждали очередную их выходку. И непонятно было, осуждают они его или, наоборот, довольны тем, что он это сделал.

— Ну, если принята эта клятва, так чего тут еще обсуждать? — кричал кто-то из угла. — Пусть себе учится. Если Альтамиру так хочется с ним возиться, пусть! Пусть хоть весь Путь с ним возится. И нам проще.

— Да, конечно! — доносился ехидный голос с другой стороны. — Принята клятва. А дальше что? Думаешь, он за какой-то год изменится? Сомневаюсь!

— А через год его еще кто-то в ученики возьмет!

— Уж не ты ли?

— Ну, не я, конечно, но мы выберем! Голосованием!

— А я вообще не понимаю, что вы так его тираните? — возмутился кто-то третий, явно из молодых. — Он вполне прилично себя вел все это время. Никуда не встревал, свою работу делал. Пусть себе живет, что вы к нему цепляетесь?

— Точно! — поддержал кто-то еще. — Оставьте его в покое! Ну, подумаешь, Волк! Что, первый Волк, с которым братство общается, что ли?

— Вот то-то и оно, что Волк! Видали, чего он на вчерашнем Совете устроил! Притащил с собой свою зверюгу! А если я в следующий раз коня с собой притащу? Это же прямое неуважение к Совету!

— Да что убыло от тебя, что ли, если его волк рядом с ним посидел? — рассмеялся кто-то в стороне северян. — Ну, привел, ну, посидели они тут. Как будто этот волк по залу носился и мешал нам Совет проводить! Не сожрал же он тебя!

— А кто его знает, вдруг бы ему что-то не понравилось, и он бы его на нас натравил? Много бы бед он натворить не успел, конечно. Только кому бы приятно было волчьи укусы залечивать?

— Да ты что, сдурел, что ли?! Лайнэ, конечно, со странностями, но уж натравливать своего волка на Совет он бы не стал! — возмутился молодой Странник, сидящий рядом с Альтамиром, и обернулся к нему. — Мирэл! А ты чего молчишь?! Скажи хоть слово!

— Зачем я буду спорить с дураком? — Альтамир пожал плечами. — Если ему так хочется сидеть и дрожать, представляя, как Сэллифэр загрызает Совет, пусть сидит и дрожит. А если кто-то еще думает так же, значит, плохо они знают Лайнэ.

— А мы его вообще не знаем, — ворчливо отозвались несколько голосов сразу.

— Потому что и не стремитесь узнать, — Альтамир встал и огляделся, задерживая взгляд на каждом лице. — Ну, скажите мне, кто из здесь присутствующих ни разу не фыркал ему вслед? Кто хоть раз попытался подойти и нормально с ним поговорить? Двое-трое из молодежи, да и то из чистого интереса. Кто из вас хоть раз предполагал, что он действительно хочет быть в братстве и не собирается ничего тут устраивать? Что ему просто нужно иметь возможность спокойно жить, не слыша вашего шепота за спиной? Вы когда-нибудь задумывались над тем, что он такой же Эльф, как и большинство из здесь сидящих, что единственное его отличие это то, что его отцом был Лайнэ. Вы хоть понимаете, что он далеко не дурак и соображает, что ему смысла нет бунтовать? И хоть раз кто-то из вас подумал, что если из братства его выгонят или, что мне кажется более вероятным, он сам отречется, видя такое ваше отношение, то ведь он-то без нас проживет? Нужно ему ваше разрешение, чтобы на Путь выходить! Нужен ему ваш надзор и ваша подозрительность! Просто пустится в свой одиночный бег. А вот братство лишится одного из лучших Странников в этом мире. Самого лучшего из всех, кого я знаю. А знаю я всех, кто тут есть и был. Так вот я вам говорю, чтобы вы подумали. А стоит ли так стремиться к тому, чтобы он ушел? Или вы не верите в то, что он способен это сделать? Сделает, еще как сделает. Я его хорошо знаю. Весь в свою наставницу, такой же гордый и упрямый… Только вот Фэль себя без братства мыслила с трудом, потому что она такого неодобрения не видела. Как и любой из вас, поэтому для вас одна мысль об отречении кажется ужасом смертным, разве нет? Так вот Лайнэ, прямо вам скажу, об этом уже думал. И не раз. И если его допечет, он просто встанет, сломает свой посох и уйдет, бросив обломки вам под ноги. И поверьте мне, вы все это никогда не забудете. А он уже через луну перестанет вспоминать о том, что вообще когда-то в братстве состоял. И никогда о своем решении не пожалеет.

— Ты преувеличиваешь, — Иламир бесстрастно смотрел на него. — Ни один Странник в здравом уме не отречется от братства и не сломает посох Посвящения. И Лайнэ тоже…

— Ты так хорошо знаешь Лайнэ? — ехидно усмехнулся Альтамир. — Судя по тому, что всю дорогу сюда от тебя только и слышно было «волчье отродье» и «Волк паршивый», ты его вовсе не знаешь. Иначе попридержал бы язык. Потому что в отличие от всех прочих, Лайнэ каждое твое слово прекрасно слышал, уж ты мне поверь. Несмотря на то, что ты их себе под нос бормотал.

Иламир чуть покраснел и мрачно свел брови:

— А он и есть волчье отродье! Разве нет? И то, что он стал твоим учеником или был учеником Фэль, этого не исправит. Он Волк. А, как известно, волк всегда останется волком, сколько ни убеждай его, что он собака. И, кстати, мне крайне любопытно, а где же твой ученик изволит быть сейчас?

— В данный момент мой ученик направляется в Ипри, — и глазом не моргнув, ответил Альтамир.

— Но позвольте, а как же «отныне и на год только смерть разлучит вас»? — Иламир ехидно улыбался.

— А ты не хуже меня знаешь, что Лайнэ уже большой мальчик. И я вполне ему доверяю, — Альтамир сложил руки на груди и ухмыльнулся. — Ему нужно было на юг, и я его отпустил. Потому что, в отличие от тебя, знаю, что ему можно верить. И отпускать в самостоятельный бег тоже.

— Ты, судя по всему, тоже потихоньку становишься Волком, Альтамир, — Ллаэ чуть склонил голову набок. — «Отпускать в самостоятельный бег» — это понятие Стаи. А не наше.

— Но ты же сам говоришь, что он Волк. Значит, про него нужно говорить именно так, — Мирэл хмыкнул. — Или он уже перестал быть Волком?

— Он никогда не перестанет им быть, — прошипел Иламир и сел на место. — Хватит пререкаться! Может быть, Совет старейшин выскажет нам, наконец, свое решение?

Орегонд кивнул и поднялся с места:

— Что ж, мы внимательно выслушали все, что здесь было сказано. Еще раз повторяем, что клятва была признана действительной и принята нами. И только смерть одного из них ее разрушит. Ну, или отречение одного из них от братства… Надеемся, этого не случится. Далее, Лайнэ по-прежнему считается нами действительным Странником, прошедшим Посвящение… И тем не менее на этот год, пока действительна клятва, данная Альтамиром именем Пути, Совет считает возможным и даже желательным определить к ним своего наблюдателя. Которым не будет кто-то из старейшин, — добавил он, заметив радостный блеск в глазах Иламира.

— Почему?! — тот даже вскочил от возмущения. — На мой взгляд, сделать наблюдателем именно старейшину — самое правильное решение!

— Потому что у старейшин более важные заботы, — невозмутимо ответил Орегонд. — И ты должен бы знать это… брат мой.

Иламир стиснул зубы и медленно опустился на место, даже не глядя в сторону откровенно смеющегося Альтамира. Орегонд укоризненно взглянул на Странника, и тот сразу же принял подобающее происходящему выражение лица. Старейшина кашлянул и продолжил:

— Поэтому наблюдателем был избран один из вас, — он обвел зал взглядом и выцепил кого-то в толпе. — Альтамир, прошу любить и уважать… Сайрэсс — наблюдательница от Совета. Считайте, что на этот год она ваш новый спутник.

Альтамир откровенно отвесил челюсть.


Девушка насторожено наблюдала за ним исподлобья. Странник молча мерил комнату шагами, время от времени еще сильнее взъерошивая и без того непослушные вихры.

Через какое-то время Сайрэсс пожала плечами и, чуть расслабившись, спокойно проговорила:

— Да ты ругайся, ругайся! Что я, маленькая что ли? Думаешь, не слышала?

— Спасибо, — с некоторой ехидцей ответил Альтамир и отвесил ей поклон. — Может, еще что-нибудь столь же умное посоветуешь?

— Например, успокоиться, — Сайрэсс усмехнулась. — Ты думаешь, это вы страдать будете? Не-а! Вам-то что? Вы можете делать все, что угодно. А вот мне придется целый год таскаться за вами, даже не думая о том, чтобы увильнуть… Впрочем, да, — она чуть задумалась, — целый год под надзором — это все-таки тоже тяжело. Сочувствую!

Альтамир вздохнул и сел на край стола:

— Ну и что мы делать будем?

— А мы можем что-то сделать? — Сайрэсс хмыкнула, с некоторым интересом глядя на него.

— Мы можем попытаться как-то сработаться, — Альтамир задумчиво изучал ее. — Если, конечно, у тебя нет никакой личной неприязни к Лайнэ…

— Шутишь?! — глаза Сайрэсс вспыхнули азартом. — Если что и способно меня заставить смириться с этой ситуацией, так это возможность с ним пообщаться!

Альтамир подавился смешком и с запинкой выдавил:

— Да… А я-то надеялся хоть на какое-то спокойствие… Хочется верить, что вы с ним не перегрызетесь в первый же вечер. Точнее, ты с ним. Он с тобой из принципа не станет.

— Почему? — она чуть приподняла брови и немного поправилась. — Я имею в виду, почему мы перегрызться должны?

— Да просто два таких характера, мягко говоря, не идеальных, — Альтамир усмехнулся. — Боюсь, как бы вы в своих колючках не запутались.

— Да уж как-нибудь не запутаемся, — с ноткой высокомерия проговорила девушка и обернулась на негромкий скрип двери.

— Ну что? Как дела? — Фэссэ скользнула по Сайрэсс коротким взглядом и посмотрела на Альтамира. — Ругаетесь?

— Пока не очень, — улыбнулся тот. — А что? Нас уже слышно?

— Пока не очень, — хмыкнула Фэссэ и поинтересовалась. — Ты когда освободишься?

— Да я, в общем-то, и так не особенно занят, — Альтамир взглянул на Сайрэсс, которая старательно делала вид, что разговор ее совершенно не волнует. — Что-то случилось?

— С тобой Орегонд хочет поговорить, — девушка мило улыбнулась Сайрэсс. — Да ты не старайся. У тебя ведь работа такая — смотреть, слушать и запоминать.

Рыжая фыркнула и отвернулась к стенке.

— Фэсс, мне с ней еще целый год работать, — скислился Альтамир. — Ты уж заранее ее против нас не настраивай!

— Ну что ты, Мирэл, — Фэссэ пожала плечами. — Я просто сказала правду. Разве эта девочка не должна за вами присматривать? Совет снял со своей шеи сразу два груза. Во-первых, ограничил вашу с Лайнэ самодеятельность, если таковое применительно к Лайнэ вообще возможно… А во-вторых, избавился от проблем с Сайрэсс. И сейчас у старейшин есть целый год, чтобы подыскать ей подходящего спутника. А пока что за нее будете отвечать вы.

— Спасибо, милая, — едко улыбнулся Альтамир. — Я как-то старался об этом не думать. Что-то слишком печальная картина вырисовывается!

— Да, весьма, — вздохнула Фэссэ и коротко ухмыльнулась. — Почему-то я теперь еще больше уверена, что Лайнэ до конца этого года ждать не станет.

— Чего ждать? — полюбопытствовала Сайрэсс, пересилив обиду.

— Ничего, — откликнулась Фэссэ. — Уйдет он из братства! Лайнэ такой! Терпеть не может, когда над его душой стоят. А уж если за ним — извини, конечно, Сайрэсс — дите поставили наблюдать… Ты хоть представляешь, какое это оскорбление для Волка? Для того, кто не привык ограничивать свою свободу.

— Я смотрю, ты его очень хорошо знаешь, — строптиво отозвалась рыжая.

— Он мой друг, — серьезно ответила Фэссэ и направилась к двери. — Мирэл, Орегонд ждет тебя у Орфэльмера. Я бы советовала поторопиться.

— Иду, — отозвался тот и с печальным вздохом взглянул на Сайрэсс. — Я надеюсь, беспорядок ты здесь устраивать не станешь. Честно могу предупредить — мне прятать нечего. Впрочем, догадываюсь, что ты постараешься убедиться в этом сама. Хотя бы из чистого любопытства. Только потом положи все на места, ладно?

Сайрэсс смерила его взглядом оскорбленного достоинства и демонстративно вытащила с полки книгу, уткнувшись в нее.

Альтамир еще раз вздохнул и направился на поиски старейшины.

Фэссэ неторопливо шагала рядом с ним и вдруг заметила:

— Постарайтесь найти с ней общий язык.

— Да я уж как-то и сам до этого додумался, — мрачно ответил Альтамир. — Мне оно надо, чтобы за нашей спиной постоянно недовольный наблюдатель торчал?

— Только вам сразу придется поставить ее на место, — все так же спокойно добавила Фэссэ. — Но я думаю, что Лайнэ с этим быстро справится.

Альтамир неожиданно рассмеялся.

— Чего? — девушка удивленно покосилась на него.

— Так, — он хмыкнул. — Рэсс очень хочет с ним пообщаться! Интересно, а старейшины об этом знают?

— Да? — мурлыкнула Фэссэ, чуть приподняв бровь. — Тогда это очень отрадно! Вряд ли старейшины об этом знали, если поставили ее за вами наблюдать. В таком случае они нашли бы кого-нибудь другого.

— Будем на это надеяться, — Альтамир усмехнулся. — А заодно на то, что Лайнэ ее не разочарует при ближайшем общении.

— Ладно, — Фэсс остановилась у одного из коридоров. — Еще увидимся. Удачи вам!

— Спасибо, — кивнул Мирэл. — До встречи.

Девушка исчезла за поворотом, а Альтамир продолжил свой путь в кабинет Орфэльмера.

Орегонд действительно сидел там. Он встретил Странника весьма довольным видом:

— Ну, как? Пообщались? Общий язык нашли?

— Ты, что, посмеялся? — Альтамир кисло взглянул ему в глаза. — Спасибо вам большое! Хуже никого не нашлось?

— Ты бы предпочел Иламира? — ехидно поинтересовался Орегонд.

— Ну, разве что Иламир, — проворчал Мирэл и сел в кресло. — Но все равно! Можно подумать, вы не знаете — какое Сайрэсс сокровище!

— Поверь, это ты еще не знаешь, какое она сокровище, — ухмыльнулся Орфэльмер, переглянувшись с Орегондом. — Думаю, через пару недель вы уже вполне мило станете общаться.

— Это с ее-то неуживчивым характером? — изумился Альтамир. — Да вы шутите!

— Ну, положим, к неуживчивым характерам тебе не привыкать, — Орегонд откровенно смеялся. — Ты с ними очень неплохо управляешься. Одним больше, одним меньше… В конце концов, это всего-то на какой-то год!

— Что ж не на десять? — проворчал Альтамир. — Знаете ли, наше прошлое общение меня как-то не вдохновляет. А уж что по этому поводу скажет Лайнэ, я даже боюсь представить.

Орфэльмер немного поколебался и негромко спросил:

— Альтамир, куда он уехал на самом деле?

— Я же сказал, — Странник чуть приподнял брови.

— Мне это очень сомнительно, — Мастер прямо смотрел на него.

— Лайнэ уехал на юг. Это все, что я знаю, — Альтамир ответил ему таким же прямым взглядом. — У него там важное дело. Иначе я бы его не отпустил. Ты не хуже меня знаешь, что это правда.

Орфэльмер отвел взгляд первым.

Орегонд покачал головой и поинтересовался:

— Когда он вернется?

— Через луну, может быть, чуть больше…

— Ясно, — старейшина поправил обруч на голове и невинно добавил. — Значит, у тебя есть время, чтобы подружиться с Сайрэсс, пока все ее внимание не будет принадлежать одному Лайнэ.

— В смысле? — Альтамир подозрительно смотрел на него.

— В смысле, что ты несешь за нее ответственность, как за младшего в вашей группе, — Орегонд довольно улыбнулся, глядя на изумленно молчащего Альтамира, и добавил. — Да ты не переживай так. На самом деле, все гораздо лучше, чем тебе кажется.

— Пока что я в этом очень сильно сомневаюсь, — буркнул Странник.

— А ты мне поверь, — Орегонд пожал плечами. — На самом деле это лучший вариант, на какой вы только могли надеяться. И даже еще лучше.

— Объясни, в чем же его лучшесть выражается, — фыркнул Альтамир.

— Да в том, что у вас теперь полная свобода и никакой необходимости ни перед кем отчитываться, — Орфэльмер улыбнулся. — Сайрэсс не станет вам мешать, потому что она сама — любительница приключений. А уж в компании с вами она их на всю жизнь получит.

— И вы считаете, что это лучше? — Альтамир усмехнулся. — Как-то вдвоем с Лайнэ мы еще сработались… А вот то, что нам теперь еще и за эту девочку отвечать, слегка связывает нам руки, вы так не думаете?

— Лично я считаю, что для нее это будет прекрасная школа. Гораздо лучшая, чем та, которую Рэсс уже прошла. Ей нужен достойный наставник, и таким я считаю именно Лайнэ, — без тени улыбки ответил Орегонд. — У девочки огромный потенциал. И к тому же Сайрэсс втайне просто «болеет» Волками. Я сам принимал ее в братство. И просматривал, как и прочих. Ты же сам знаешь, Мирэл, что Лайнэ рано или поздно уйдет из братства, и это уже предопределено. Так пусть хоть часть его знаний и умений останется здесь. Братству нужна свежая кровь, новые силы. Мы слишком сильно увязли в прошлом. Все, кто был молод и силен, почти все, на кого мы возлагали надежды, ушли на Звездный Мост. Осталась жалкая горстка, и живущие прошлым мы. И куча несмышленышей, которым еще учиться и учиться, чтобы дорасти. Недаром в последнее время так много Странников не возвращается с Пути. У них нет опыта, нет умения, которые помогли бы им выжить там. Нам приходится отпускать вчерашних детей, не успев выучить их, как следует. Глядя на наши Советы, я начинаю думать, что братство изживает себя, — Орегонд горько усмехнулся. — Не думал, что это возможно, а вот теперь вижу своими глазами. Старейшины уже давно не выходят на Путь. Мы не более чем приложение к братству, которое слушают из-за прежних заслуг. А кто сейчас состоит в братстве, ты сам знаешь. Вчерашние ученики, дети… А все лучшие учителя, сильнейшие, способные — почти все — там, на Мосту. Потому что собой закрывали своих младших, потому что только они могли долго противостоять Ищейкам…

Альтамир отчетливо вздрогнул, вспомнив жуткие картины, виденные ими в тот день у Камня Судеб:

…Битва. Судя по всему, где-то на краю Хранимой Земли. Странники… Их видно сразу, братья выделят подобных себе из любой толпы. И один за другим они опускают оружие и медленно оседают на землю, разом теряя внутренний Огонь. Те, до кого еще не дошла эта волна, всполошено осматриваются, пытаясь найти того, кто напал на них. И находят. ЭТО стоит посреди отряда нападающих, окруженное пустым пространством. Даже союзники боятся подходить ближе, чем на пять шагов. У ЭТОГО нет четкого образа. Только глаза, горящие алчным неутолимым голодом, жаждой свежих сил. И оставшиеся Странники, уже понимая, что конец, что жить осталось ровно столько, сколько нужно, чтобы этот жуткий взгляд коснулся их, отчаянно бросаются вперед, стремясь успеть хоть чем-то помочь своим друзьям, своему народу.

…Чужое сознание. Страх. Боль. Ненависть. Но страха больше всего. Не за себя, за других. Сердце бешено колотится. А за спиной ощущается чужое дыхание. Затылком чувствуется стойка по следу. Главное — не оборачиваться, Шаг за Шагом не идти — бежать по Пути. Увести их подальше от остальных, за Грань, а там пока вернутся… Силы на исходе, но из упрямства Шаг за Шагом… Темная волна накатывает, накрывает с головой, пеленает по рукам и ногам, но силы бороться еще есть. И еще один Шаг… Огненное дыхание в лицо, алчный взгляд в глаза — и все…

Крепостная стена. Покой. Тишина. Только мерное поскрипывание сапог раздается неподалеку. Небольшая компания. Тоже Странники. Один совсем мальчишка. Еще глядит в рот своим старшим братьям, видимо только-только взял посох и боится сделать что-то не так. Боится поверить до конца, что и он Избранный Путем… Мальчик, скоро это перестанет тебя радовать…В глазах нетерпеливое ожидание первого боя. Наставники были прекрасные, редко кто мог побороть в кругу на мечах или ножах. Но, малыш, это ведь только дружеские поединки! В бою все совсем иначе… Но ты не можешь нас услышать, а твои старшие сейчас слишком встревожены, чтобы заметить твое нетерпение и все объяснить… Ощущение холода обдает вас всех одновременно, и все вы оборачиваетесь. Не слышите, как мы кричим «Нет»… Малыш, не смотри ЭТОМУ в глаза. Не смотри!.. Но — поздно…

Орегонд сочувственно похлопал его по плечу:

— Я тоже часто вспоминаю это. По ночам снится… Если бы не Элээн, вообще не знаю, что бы со мной было… А представь, каково тем, кто не успел умереть, но лишился всей своей Силы? Они могли бы быть наставниками, но после тех дней в них что-то сломалось…

— Я знаю, — Альтамир судорожно дернул головой. — Я был у Оура. Сразу же после тех дней. И знаю, как это жутко. Тогда он радовался тому, что остался в живых. А через луну уже сам просил смерти. Потому что невозможность выйти на Путь его сломала. Он слышал его Зов, но не мог сделать Шаг…

— Я знаю, что это ты вывел его из мира, — Орегонд прямо смотрел на Альтамира. — Уже тогда знал.

— Я не мог поступить иначе, — Альтамир вскинул голову. — Потому что он сделал бы для меня то же самое.

— Разве я осуждаю тебя? — вздохнул старейшина. — Возможно, для них это действительно лучший выход… Но я не об этом, — он немного помолчал. — Я не хочу, чтобы Лайнэ уходил из братства. Очень не хочу. Не столько из-за него, сколько из-за того, на что он способен. Понимаю, что это чистый расчет, но все-таки… Лайнэ может дать нашему миру второй шанс, возродить братство, дать ему новые силы и знания. Истинные знания, забытые…

— Ты о чем? — Альтамир слегка приподнял брови, недоуменно глядя на Орегонда.

— Я об истории Странников, — тот вздохнул.

— Об этом никто не говорит. В общем-то, об этом уже никто и не помнит, — заговорил молчавший до этого Орфэльмер и бросил Альтамиру на колени древний истрепанный свиток. — Это тайный документ, ранее хранившийся в библиотеке Школы Стали. Я его полгода назад нашел. Случайно. И это многое поставило на свои места.

— И что в нем? — Альтамир не торопился разворачивать кожу.

— Это начало братства, — Орфэльмер пожал плечами. — Договор нескольких Эльфов и людей, имеющих дар Пути, о том, что они образуют братство, клянутся помогать друг другу и поддерживать Закон, в дальнейшем именуемый Кодексом.

— Что же в этом такого? — Альтамир чуть пожал плечами. — Так и должно было быть. Не возникло же братство таким, какое оно сейчас.

— Дата написания этого договора — шестьсот семьдесят восьмой год от Прихода, — Орфэльмер смотрел на него так, словно ждал какого-то озарения. Альтамир чуть свел брови и задумчиво повертел свиток в руках. И недоуменно вскинул глаза на Мастера:

— Шестьсот семьдесят восьмой?! Но получается, что…

— Что Стая к тому времени существовала уже более половины тысячелетия. И примерно столько же бегала по Пути, — кивнул Орфэльмер и взглянул на свиток. — Здесь около пятнадцати имен. И внимательно изучив все семейные древа, я сделал весьма интересный вывод. У каждого из основателей братства в роду были Волки. И, что еще более любопытно, один из них предположительно наполовину сын Стаи. Потому что очень уж характерное у него имя. Лайнхэн — Тень Волка, — Орфэльмер усмехнулся. — Правда, интересные факты? Но это еще не все. Закон, в дальнейшем именуемый Кодексом… За исключением нескольких отличий вроде «подчиняться Вожаку», это тот же Закон Стаи… А в самом конце есть еще одна любопытная запись о том, что братство обязано заботиться о каждом, имеющем дар Пути. А также не вправе препятствовать никому из будущих и нынешних братьев возвращаться в Стаю… Заметь — возвращаться! — многозначительно добавил он.

— Подождите, но ведь тогда получается, что братство было создано Стаей, — ошарашено промолвил Альтамир, разворачивая свиток и углубляясь в изучение.

— Ну, не совсем Стаей, но с ее несомненной помощью, — Орегонд усмехнулся. — Я тебе даже больше скажу. Все Странники без исключения — потомки Стаи. Просто сейчас эти корни уже довольно глубоко. Почти у всех. Разве что у некоторой молодежи, появившейся после того, как Стаи не стало, их еще очевидно можно проследить… До той поры, пока из Стаи не стали уходить Волки, среди остальных народов не было ни одного Странника. Это совершенно точно. Мы все летописи и родословные изучили. То есть абсолютно все. С самого Прихода. Среди Дневных Эльфов и людей не было никого, кто когда-либо выходил на Путь. Жаль, что списков народа Фэль не уцелело. Но мы предполагаем, что и там была бы та же самая картина. А вот когда в Стае появились первые Волки, не имеющие дара Пути, и стали уходить к другим народам, вот тогда все и началось. Почему такие рождались, никто так и не знает. Проклятие, болезнь… Неизвестно, но факт такой имеет место. Были Волки, неспособные к Шагу на Путь. И, тем не менее, кровная память в них жила. И передавалась по наследству. И где-то в третьем-четвертом поколении их потомки уже могли выходить на Путь. Не все, естественно. Во всех сразу это не просыпалось. В какой-то ветке — раньше, в какой-то — позже. Среди людей так вообще иногда, когда и не помнили уже, что в семье чужая кровь затесалась. Хотя те, первые, об этом знали. Стая всегда следила за теми, кто ее покинул. Они всегда могли рассчитывать на ее помощь. И в самом начале вот то братство поддерживало с родичами самые теплые отношения. Охотно учились использовать свои возможности, но не очень спешили возвращаться, хотя и могли. Наверное, потому, что очень трудно так вот сразу изменить свою жизнь… Впрочем, сейчас мы этого уже узнать не сможем, все они давно ушли на Звездный Мост. Этот документ сдали в архив, где он уже не одно тысячелетие пылился… Те же Странники, что пришли позже, уже были воспитаны по-другому. На сложившемся о Стае впечатлении. Что Волки — это мрачные гордецы. И вообще дикари полнейшие. Живут с волчьими стаями, абсолютно невоспитанны, в приличное общество их впустить стыдно. И общаться с ними ну никак невозможно… Ах, мы ведь все такие утонченные Дневные Эльфы, у нас города, ремесла, искусства! Разве мы можем серьезно воспринимать эту кучку ненормальных, живущих в диких лесах вместе с дикими зверями? Зато как только какие проблемы с соседями, которым в своих границах спокойно не сидится, или еще что, так Стая сразу становилась очень нужной. Потому как утонченным Эльфам несколько тяжеловаты мечи и доспехи, разве что игрушечные, для праздничных состязаний. Да и зачем, если где-то целое племя воинов носится? Но в остальном совсем ничего общего, только что от одного корня народы растут, — Орегонд мрачно усмехнулся. — Слишком мало было о них известно. Да они и сами не особенно стремились к общению… И разумеется, со временем на тех, кто уходил в Стаю, стали смотреть косо. Знали, что можно, а почему и зачем — уже не помнили. А потом появились первые старейшины и вообще запретили это, как действие, подрывающее устои братства. Кстати, одна из причин, почему Стая перестала появляться в братстве. Этот договор в Тентрод принес последний ученик Лайнхэна. Перед тем, как уйти в Стаю. И можно считать, с этого момента братство стало таким, каким мы его знаем. Пошло своим путем, самостоятельно доискиваясь до того, что Стая когда-то предлагала просто так, из родственных соображений, в надежде, что кто-то все-таки придет к своим. И в том, что сейчас мы так слабы, мы виноваты сами.

Альтамир, уже дочитавший документ, потрясенно молчал, стискивая свиток в пальцах. Орфэльмер покачал головой и задумчиво взглянул на Орегонда:

— Ты уверен, что стоило все это на него вот так вываливать?

— Уверен. Потому что он один из тех, кто способен это понять. И принять, — Орегонд налил себе вина, но пить не стал, отставив чашу в сторону. — Нам нужно что-то делать. Пока еще не поздно. Нужно заставить братство принять Лайнэ. А это возможно лишь в том случае, если оно осознает, откуда берет свое начало. Но и всем это тоже не расскажешь… Старейшины, например, в большинстве своем с цепи сорвутся, услышав подобное заявление. Они пинками погонят любого, кто хотя бы заикнется о том, что братство — это отпрыск Стаи. Да они скорее умрут, чем это признают, даже если им сами основатели это подтвердят…

— Это точно, — Альтамир мотнул головой и криво усмехнулся. — Да и не только Совет. Еще и большая часть старших. Вот молодежь, пожалуй, отнеслась бы к этому спокойно. Потому что их уже воспитывают на легендах о Стае. Сами они, в большинстве своем, помнят Стаю, которую водил Лайнэ-отец, а это было чуть-чуть не то, что раньше, не говоря уже о том, что наш Волк — и вовсе исключение, — он отложил свиток на стол. — Так чего же ты хочешь от нашего Лайнэ, Орегонд? Чтобы он возродил традицию своих предков и стал бы делиться с братством знаниями Волков? Так ведь он, как и все мы, рос не в Стае…

— Это не беда, — Орегонд улыбнулся. — Поверь мне, он уже знает все, что знали Вожаки. Ну, почти все. А нам и того меньше нужно. Хотя бы малая толика, которая позволит нашей талантливой молодежи вылезти из этой дыры и выжить.

— Ну, хорошо. Пусть у него есть эти знания, — Альтамир чуть склонил голову набок. — И что дальше? Как вы себе представляете этот процесс? Совет никогда в жизни не позволит ему взять себе учеников. А те, кто может учить, не станут учиться у него.

— Вот именно поэтому в этот год с вами будет ходить Сайрэсс, — Орфэльмер протянул ему чашу с вином. — Девочка прекрасно знает, кем были ее предки. И стыдиться этого явно не намерена. Хотя не говорить об этом при всех ей ума пока хватает. Она весьма упорная и любознательная личность. И ей очень интересно учиться. А еще очень хочется понять, что ей может дать кровь Волков.

— Поэтому я очень прошу тебя, Мирэл, как друга Лайнэ, — Орегонд прямо смотрел на него. — Уговори его обучить девочку хотя бы самой малости. Хотя бы просто тому, чтобы острее чуять, быстрее бегать и лучше слышать. Я не прошу о тайных умениях, о которых до сих пор легенды ходят. Но хотя бы такой мелочи… В противном случае братство просто обречено на вымирание. Сейчас эти дети держатся только за счет везения и достаточной легкости тех ситуаций, куда их заносит. Но что будет дальше? Без обучения опыт не приходит. А по сути обучать-то уже некому. Все, что осталось, слишком слабо. А, как ты верно заметил, те, кто мог бы учить, сами учиться не хотят. И ничего передать уже не в состоянии. Братство дробится. Мы уже давно забыли, что такое — быть единым целым. Слишком привыкли ходить в одиночку. Только большинство нынешних одиночек просто обречены. Это печальная истина, Мирэл. Но истина. Это будет просто невероятным везением, если кто-то из них успеет вырасти и набраться опыта. Поэтому братству нужен Лайнэ. Он достаточно силен, чтобы быть одному, тут ты прав. И в то же время он способен создать вокруг себя единую группу, потому что он Вожак. Может научить братьев работать одним целым… Но на последнее я уже не надеюсь, потому что это от глаз Совета никак не скроешь. Но в то же время нигде не сказано, что никто не может у него учиться.

— А если он сам не согласится? — поинтересовался Альтамир.

— Вот поэтому я и прошу тебя его уговорить. К тебе он прислушается, — Орегонд пожал плечами.

— Скажи, что братство его слезно умоляет и валится в ноги, — со смешком добавил Орфэльмер.

Альтамир негромко рассмеялся и кивнул с задумчивой улыбкой:

— Я попробую. Но учтите, что давить на него в случае отказа я не стану. Потому что пойму, если после всего, что было, он откажется.

— В этом случае просто попроси его не ссориться с Сайрэсс и не злиться на ее пристальное внимание, — усмехнулся Орегонд. — Это все, что нам нужно. Она сама все выглядит. Как уже было сказано, это весьма любознательная и упорная девочка.

— Надеюсь, эта любознательность не слишком будет осложнять ее жизнь, — хмыкнул Странник и встал. — Ну что ж… Пожалуй, мне надо навестить эту особу и еще раз попытаться с ней договориться по-хорошему. Да и собираться пора. Смысла тут задерживаться уже нет.

— Это верно, — Орегонд кивнул и чуть придержал его за плечо. — А о том, что мы тут рассказали… Лучше не особенно задумывайся. Твою жизнь это не изменит.

— Да уж, мою жизнь это уже не способно изменить. Возможно, если бы я узнал об этом, когда вступал на Путь, это могло бы повлиять на меня и мое отношение к братству и нашему делу, — Альтамир пожал плечами. — А сейчас я уже как-то состоялся в жизни. И менять ее не буду. И рассказывать об этом кому-то еще тоже, — добавил он со смешком, глядя в серьезные глаза Орегонда. — За это можешь не волноваться. Я не вчера родился. И язык за зубами держать уже умею.

— Я в этом не сомневаюсь, — улыбнулся старейшина.

— До встречи в Ваинэле, — Альтамир чуть поклонился и кивнул Орфэльмеру. — До встречи, Мастер.

— Удачного пути, — Орфэльмер склонил голову. — Ассэмэ.

— Ассэмэ, — дверь за Странником бесшумно закрылась.


Альтамир медленно шагал по коридорам Тхартнэля, размышляя над тем, что только что узнал от Орегонда и Орфэльмера. Сказать, что новости его ошарашили, значит, не сказать ничего. Все это было настолько невероятно, что просто в голове не укладывалось!

Он на миг представил себе, что произошло бы, если бы об этом стало известно всем. Ох, какой бы крик поднялся! И точно, это был бы конец братству.

— Причем абсолютный, — пробормотал он, остановившись возле окна и глядя на каменистую равнину, расстилающуюся за крепостной стеной и пересеченную наезженной за многие годы дорогой. Дорогой, по которой сегодня на рассвете уехала надежда Орегонда.

Надежда… Альтамир скривил губы в усмешке, взъерошил волосы и опустил голову на кулаки:

— Ярт, Ярт… Волчонок ты наш… Что ж ты принес с собой?.. Может, лучше было бы, если бы вы с Фэль никогда не встретились? Если бы ты так и жил в Вэле?.. Но кто же мог знать? Кто?

— Мирэл, что-то случилось? — рядом с ним стояла неслышно подошедшая Сайрэсс и слегка встревожено смотрела на него.

— Ничего, — он мотнул головой и выпрямился. — Пойдем, рыжая. Надо собираться, да и поедем, пожалуй. Что здесь еще делать?

— Хорошо, — серьезно кивнула она, прямо глядя ему в глаза. — С тобой все в порядке?

— Просто устал, — Альтамир кривовато улыбнулся и положил ладонь ей на плечо. — Видишь ли, Странники тоже могут устать. Не беспокойся.

— Хорошо, — все так же серьезно ответила Сайрэсс. — У меня все собрано. Я так и подумала, что мы сегодня уедем. Ты иди, собирайся. Я пока лошадьми займусь.

Альтамир несколько мгновений смотрел на нее, а потом хмыкнул:

— Сработаемся… Знаешь, где стоит Буревестник?

— Знаю, — она кивнула и, развернувшись, направилась на выход.

Альтамир задумчиво потер лоб, глядя ей вслед, и двинулся к себе. Собираться.

Когда он спустился во двор, Сайрэсс уже ждала его, держа лошадей за поводья.

— Красивая, — хмыкнул Альтамир, бросив взгляд на ее изящную кобылку золотистого окраса. — На тебя похожа.

— Это стоит расценивать, как оскорбление или комплимент? — поинтересовалась девушка, поднимая брови.

— Лучше, как комплимент, — подумав, усмехнулся он. — Оскорблять я тебя не собирался.

— Надеюсь, — Сайрэсс легко вскочила в седло и уверено осадила лошадь. — Тише, Айрэс, тише.

Альтамир фыркнул, подавляя смешок, и тоже сел верхом:

— Поехали, напарница.

Девушка ухмыльнулась и первой направилась к воротам.


Через несколько часов они нагнали уехавшее чуть раньше альмэсэйское посольство. Избавившиеся на время от пристального наблюдения Иламира, Странники наслаждались жизнью. Даже унылые картины здешних окрестностей не могли понизить их радужного настроения.

— Как он только вас одних отпустил? — поинтересовался Альтамир, покачав головой.

— Да ему просто еще на пару дней придется задержаться, — улыбнулась Нэлэ, со смехом уворачиваясь от водяного шарика, которым перебрасывались двое ребят, ехавшие по разные стороны от них. — Вот он нас и отпустил. Потому что мы дружно доказывали ему бессмысленность нашего пребывания в Тхартнэле после окончания Совета. И, в конце концов, доказали, как видишь.

— А что? Шаллэ решила остаться с братом? — Альтамир огляделся.

— Не знаю, — Нэлэ пожала плечами. — Я ее со вчерашнего вечера не видела. По-моему, она раньше уехала. Ее Ручейка не было в конюшне… Хотя, может, у него с подковами что случилось, и его просто в кузницу отвели… Да и Исси тоже куда-то пропал. Нет, наверное, они все-таки уехали раньше. По крайней мере, мне так кажется, — добавила она. — Раз Иламир не волнуется, значит, все в порядке.

— Уехали, да? — рассеяно отозвался Альтамир, на душе у которого появилось странное ощущение.

— Наверное, — девушка тряхнула мокрыми волосами и недовольно взглянула на парочку. — Эй, вы! Играйте в другом месте! Еще одна капля на моей одежде, и вы у меня схлопочете!

— Да ладно тебе, Нэлэ! — улыбнулся один, отъезжая подальше. — Мы случайно! Не злись!

— Я не злюсь, я предупреждаю, — с намеком ответила она и посмотрела на Сайрэсс, гонявшую с другими девчонками наперегонки. — Значит, ты согласился?

— А у меня был выбор? — Альтамир проследил ее взгляд и пожал плечами. — К тому же, Орегонд мне крайне доступно разъяснил, что нам с Лайнэ вообще повезло, и так будет гораздо лучше.

— Ну да, представляю, как он разъяснял, — Нэлэ состроила серьезную физиономию и душевным голосом проговорила. — Поверь мне, Мирэл, ведь все могло быть гораздо хуже! Совет мог бы поставить над вами Иламира… Хочешь, чтобы наблюдателем был он? Не хочешь, значит, привыкай к Сайрэсс! Она, конечно, особа невозможно строптивая, неуживчивая, нахальная, непочтительная, любопытная и непослушная, но поверь, вы ее полюбите!.. Что-то в таком ключе? — поинтересовалась она уже своим голосом.

— Почти, — Альтамир неопределенно покрутил рукой и улыбнулся. — На самом деле, он назвал мне весьма убедительные причины, по которым вышло, что Сайрэсс к нам приставлена исключительно в интересах братства. И я склонен с ними согласиться.

— Например? — осторожно полюбопытствовала Нэлэ.

— Секрет Совета, — Альтамир сделал страшные глаза и чуть пожал плечами. — Меня просили об этом не говорить.

— Попытаюсь догадаться, — Нэлэ задумчиво накрутила поводья на руку. — Вариант первый — Совет решил избавиться от этой головной боли хотя бы на год, чтобы иметь возможность как следует подобрать ей подходящего напарника, — она вопросительно взглянула на Мирэла, но он молчал. — Вариант второй… Чтобы она набиралась опыта у вас с Лайнэ, как у наиболее сильных сейчас братьев… Хм, вариант третий — чтобы вы не делали всяких глупостей, которые могут настроить братство против Волка еще сильнее. Или четвертый, но это мне совсем сомнительно — что она действительно работает осведомителем Совета, и это ее первое задание… Но тогда бы вам этого не сказали, — Нэлэ почесала кончик носа. — Да и не похожа она на наблюдателя. Есть те, у кого это получилось бы лучше. Значит, один из первых трех или что-то, о чем мы даже не знаем.

— Поверь мне, Нэлэ, у братства очень много секретов, с которыми оно и само не знакомо, — вздохнул Альтамир. — Лучше не гадай. Когда-нибудь вы все поймете, но не сейчас. Это слишком трудное понимание. И время для него еще не пришло. И, честно говоря, мне бы хотелось верить, что и не придет вообще.

— Ты меня пугаешь, — девушка недоуменно взглянула на него. — Неужели все настолько серьезно? Что-то назревает? Поэтому Лайнэ и уехал?

— Лайнэ уехал в Ипри, — Альтамир улыбнулся. — У нашего друга скоро свадьба, он поехал искать подходящий подарок.

— Знаешь, мне иногда жаль, что я не эмпат, как Шаллэ, — Нэлэ пристально изучала его спокойную улыбку. — Очень хочется порой точно знать, правду тебе говорят или нет. Со Странниками, особенно такими, как ты, никогда нельзя быть в этом уверенной. Вы слишком хорошо умеете прятать свои истинные лица и чувства. К сожалению, мы таких высот пока не достигли. Со временем все придет, конечно. Но вот так на вас посмотришь, и прямо завидно становится, что вы можете, а мы нет.

— Поверь, я когда-то так же думал, — Альтамир усмехнулся. — Когда смотрел на своего наставника и не мог понять, о чем он в какой-то момент думает. И думает ли он в этот момент вообще хоть о чем-нибудь. У меня это стало получаться далеко не сразу. Честно говоря, — он заговорщически понизил голос и склонился к девушке, — меня этому заставила научиться Фэль. До этого я просто не понимал, а зачем это нужно?

— Она тебе объяснила? — поинтересовалась Нэлэ.

— Лучше. Она мне показала, — Альтамир негромко рассмеялся. — Весьма обидно было, что моя ученица читала меня словно открытую книгу. Пусть она и была моей подругой. А еще обиднее стало, когда я перестал понимать, о чем думает она. Вот тогда-то я и научился закрываться. Скажем прямо, мне это далось нелегко.

— Почему? — полюбопытствовала девушка.

— Потому что трудно было закрываться от тех, кто мне нравился. Я слишком привык смеяться, когда смешно, радоваться, когда хорошо, злиться, когда плохо, хмуриться, когда тоскливо… Непросто было упихивать все внутрь себя, когда оно просто рвалось наружу, — Альтамир покачал головой. — Да, в общем-то, можно сказать, что я до сих пор не достиг в этом совершенства. С такой вот молодежью, как вы, еще может получиться, а вот моя жена, или та же Фэль… Они меня всегда читали, как открытую книгу. Закрывался я или нет… Им это никогда не мешало.

— Терти не хочет вернуться на Путь? — спросила Нэлэ. — Братству нужны Странники. А она была прекрасной Странницей, насколько я о ней наслышана.

— Нет, — отозвался Альтамир. Немного резковато.

— Жаль, — девушка вздохнула. — Она многому могла бы научить. У нее ведь даже учеников не было.

— Сейчас она уже не в состоянии чему-то научить, — Альтамир покачал головой. — Чтобы учить, нужно быть в курсе того, что происходит на Пути. А Терти там уже несколько десятилетий не бывала. И у нее есть более важные заботы — сын, например.

— Да я понимаю, — Нэлэ вздохнула еще тяжелее. — Просто обидно, что столько Странников, которые могли бы многому научить нашу молодежь, ушли.

— Нашей молодежи просто нужна хорошая практика, — отозвался Альтамир. — Почаще тренироваться и побольше по Пути бегать. Теория никогда не заменит практики.

— Ой, ты не хуже меня знаешь, что сейчас учеников не выпускают на Путь без наставников, — сморщилась девушка. — А среди наставников сейчас уйма таких, которые сами еще молодежь молодежью.

— Да? — Альтамир приподнял брови. — Самый юный Странник в братстве — это Лайнэ. Но не далее, чем несколько минут назад, я слышал от тебя заявление, что у него есть чему поучиться, как у одного из наиболее сильных братьев… Ты себе противоречишь. Опыт не зависит от возраста.

— Да, не зависит, — согласилась Нэлэ. — Но ты выбрал неудачный пример, Мирэл. Лайнэ — это просто невозможно талантливый Странник. Никто из нас схожими талантами не обладает. По целому ряду причин.

— Одна из которых — то, что он прямой наследник Стаи, — фыркнул Альтамир, насмешливо глядя на нее. — Хорошо, пример действительно не самый удачный. Но ты не права. Среди братства есть ребята не менее талантливые. Фэссэ, например. Она практически не уступает мне, только и разницы, что в несколько столетий.

— У Фэссэ был достойный наставник, — Нэлэ качнула головой. — Ее отец просто жил на Пути. И передал это своей дочери. Ты ведь сам знаешь, что самые сильные из таких, как мы, именно те, кого на Пути обучали их родители. Уверена, что ваш с Терти сын сможет даже тебя превзойти, когда вырастет. Я даже не сомневаюсь в том, что он будет Странником.

— Мы об этом пока не думали, — Альтамир взъерошил волосы. — Терти не говорит об этом. По-моему, она опасается, что это будет правдой. Я знаю, насколько ей тяжело отпускать меня. И даже представить боюсь, что будет, если Вэльфор тоже выйдет на Путь.

Он вдруг подумал, что так и будет. Что его сын наверняка станет Странником. Потому что Орегонд и Орфэльмер правы. Братство — наследие Стаи. А среди Волков очень редко появлялись не имеющие дара Пути. Конечно, за все эти тысячелетия с Прихода их было достаточно, чтобы среди остальных народов появились Странники. Но в целом в Стае обычно рождались дети, обладающие даром выходить на Путь. А раз Странники — потомки Волков, то и в их семьях дети будут обладать тем же даром. Конечно, слишком мало было таких семей. Но как Альтамир ни старался, ни одного случая, когда у двух Странников родился бы обычный ребенок, он вспомнить не мог. И оставалось только надеяться, что Ильфорэ не будет Странником. Но это была такая призрачная надежда…

— О чем ты задумался? — поинтересовалась Нэлэ.

— О будущем, — Альтамир качнул головой. — О том, что будет с моим сыном.

— Ты выведешь его на Путь. Это судьба, — Нэлэ пожала плечами. — И ты это знаешь.

— Терти с ума сойдет, — буркнул Странник.

— Вот поэтому ты, как и другие родители-Странники, станешь воспитывать его и учить, как никого другого. Чтобы он сумел выжить в изгибах Пути, когда тот позовет его в одиночную дорогу, — Нэлэ немного грустно усмехнулась. — Конечно, и требовать ты от него станешь многого. Но учиться он будет уже с детства. Всему, что вы можете дать. Мне кажется, Терти это понимает. И приложит свою руку к его взрослению. Поэтому, когда придет время принимать его в братство, он уже будет опытнее многих, пришедших раньше него… Может быть, зря братья так боятся создавать семьи? — добавила она, чуть помолчав.

— Ты так думаешь? — Альтамир прямо взглянул на нее и жестко усмехнулся. — Ты ведь была на Пути, Нэлэ… Как оно тебе?

— Это прекрасно. Я не хотела бы другой судьбы, — качнула головой девушка. — Но иногда там страшно. Бывали моменты, когда я опасалась, что не смогу выжить. Что никогда не выберусь оттуда. Особенно за Гранью…

— А теперь представь, что твой ребенок, твоя кровь, самое дорогое тебе на свете существо — там. И, может быть, именно в такой ситуации, — Альтамир чуть стиснул поводья. — А ты не в состоянии помочь. Потому что это бессмысленно — искать его в бесконечности миров. Шансы на успех ничтожны. И все, что тебе остается, это метаться из угла в угол, не зная, увидитесь ли вы снова. Или у тебя не будет даже возможности над его костром поплакать… Нэлэ, когда учим, мы часть своей души, своей силы вкладываем в учеников и беспокоимся, когда они впервые в одиночку туда идут. Поэтому за весь Путь у Странников больше двух-трех учеников никогда не бывает. Они нам как дети становятся… А тут — твой ребенок. Которого ты сам растил, с колыбели. Который еще вчера у тебя на коленях играл… Ты себе представляешь, что это такое — отпустить свое дитя неизвестно куда? Одного…

Он замолчал, осознав, что уже почти кричит. Все вокруг молча слушали его слова. Нэлэ вздохнула и негромко проговорила:

— Знаешь, Мирэл. Мне иногда жаль, что я не родилась в Стае… Нас приучают к тому, что мы выживаем в одиночку. Чтобы компании свыше двух братьев наверняка оказаться где-то в одном месте не одновременно, нам приходится обговаривать все до мелочей… Мы никогда не умели работать командой, и нам действительно остается только сидеть и ждать известий… А Волки умели ходить всем народом. И никто там никого за руку не держал. Они всегда были Стаей. И если в беду попадал кто-то один, родичи всегда приходили на помощь… Для них Путь был понятен, как тропинки в лесу. Они не ходили по нему с закрытыми глазами, как мы. В сущности ведь от нас при Шаге ничего не зависит. Мы наверняка можем попасть только в те миры, в которых уже не один раз были или провели там долгое время. А для них это было — что от одного дерева до другого дойти… Может, я и преувеличиваю, конечно, — добавила она. — Но отрицать, что Стая была Стаей даже на Пути, нельзя. И они никогда не волновались, что с кем-то из их близких что-то случится. Потому что стояли там друг за друга.

— Но братство не Стая, — заметила Сайрэсс и добавила. — К сожалению.

— Девочка, за такие речи тебя и выгнать могут, — усмехнулся один из ребят. — На твое счастье с нами Ллаэ нет. Он бы уже сидел и жалобу Совету кропал.

— Ну и пусть, — Сайрэсс независимо вздернула подбородок. — Если я действительно так думаю.

— Лучше бы ты думала про себя, — проворчал Альтамир. — Себя не жалко, так хоть нас пожалей! Думаешь, тут кому-то нужны проблемы с Советом?

Сайрэсс что-то фыркнула себе под нос и подхлестнула Айрэс, рванувшись вперед.

— Да, хлебнешь ты с ней хлопот, — усмехнулась Нэлэ, меняя тему.

— Я в этом с самого начала не сомневался, — Альтамир философски пожал плечами. — И уже успел с этой мыслью свыкнуться… Мне, знаешь ли, к неприятностям не привыкать. Фэль, Лайнэ… Теперь вот рыжая… Судьба у меня такая, видимо.

Нэлэ рассмеялась и, хлопнув его по плечу, погналась вслед за девчонкой.


Шалмира готовила ужин, с любопытством наблюдая за своими спутниками. Ярт всерьез решил взяться за Исси. В данный момент он гонял его по лесу, заставляя отбиваться. Исси уже просто потерялся, не зная, с какой стороны и в какой момент ожидать нападения. Ярт, словно призрак, возникал неожиданно и оттуда, откуда его меньше всего ждали.

Вот и в данный момент Исси беспомощно озирался по сторонам и напрягал слух, пытаясь по шороху угадать, откуда ждать подвоха. И обреченно замер, ощутив шеей прохладное касание металла.

— Не пытайся увидеть противника, — негромко проговорил Ярт, стоящий за его спиной. — Твои глаза могут подвести. И уши тоже… Но у тебя есть твое чутье. Разбуди его и заставь работать. Используй его. Ты должен ощущать противника, а не пытаться угадать, где он может прятаться, — Ярт убрал клинок в ножны и позволил Исси обернуться.

— У меня не получается. Слишком сложно, — вздохнул тот.

— Ты просто не стараешься, — парень пожал плечами. — Убери оружие. На сегодня беготни хватит. Ты устал.

— Я еще могу, — воспротивился Исси.

— Хватит! — властно заявил Ярт и, чуть смягчившись, добавил. — Я понимаю, что ты хочешь научиться поскорее. Доказать мне и себе, что способен на большее. И я знаю, что ты способен. Но не собираюсь изматывать тебя настолько, чтобы ты завтра утром не смог сесть на лошадь, потому что все тело ломит. Сейчас у нас нет времени задерживаться. Нужно успеть в срок, а для этого стоит поторопиться. Но поверь мне, когда мы вернемся, я так за тебя возьмусь, что ты взвоешь.

Исси нехотя убрал меч и направился к огню.

— Подожди, — окликнул его Ярт и уселся на землю, скрестив ноги. — Сядь здесь.

Друг примостился рядом и слегка недоуменно взглянул на него. Ярт чуть усмехнулся и потребовал:

— Закрой глаза.

— И? — Исси чуть приподнял брови.

— Слушай. И не только ушами. Почувствуй все, что тебя окружает.

Исси сосредоточено замер. А потом качнул головой и со вздохом проговорил:

— Ничего. Земля, трава, воздух. Птички поют. Листья шуршат…

— Ручей журчит, — со смешком добавил Ярт и оглянулся на костер. — Шаллэ, а ну-ка оставь котелок на пару минут… Да сними его! И иди сюда. Мне нужна твоя помощь.

Девушка осторожно сняла ужин с огня и торопливо направилась к ним.

— Что? — она вопросительно взглянула на Ярта.

Он развалился на траве и улыбнулся:

— Сядь, закрой глаза и почувствуй это место.

Шалмира слегка недоуменно приподняла брови, но спрашивать ничего не стала и села рядом с ними, прикрыв глаза.

Ярт внимательно следил за ее лицом. Через некоторое время оно приобрело умиротворенное выражение, и он понял, что девушка сделала то, что он просил. Ярт осторожно потянулся к ней, и Шаллэ, не открывая глаз, поинтересовалась:

— Чего?

— Ничего, продолжай, — Ярт улыбнулся. — Только теперь Исси за руки возьми. Пусть он с тобой послушает. А то в одиночку он собраться не может… Ты ведь услышала?

— Да, — она мечтательно улыбнулась и протянула ладони к другу. — Готовься, Исси… Это, правда, нечто.

— Я уже боюсь, — ехидно пробурчал он, беря ее за руки.

— Тебе что-то не нравится? — вскользь поинтересовался Ярт.

— Почему у меня одного не получается? — Исси тревожно смотрел на него. — Я такой неспособный, да?

— Нет, просто ты чересчур волнуешься и напрягаешься. Не стоит. Нужно просто расслабиться и слушать, — Ярт усмехнулся и, хлопнув его по плечу, вскочил на ноги. — В общем, Шаллэ, посиди с ним и постарайся, чтобы он вник. А я пока ужином займусь. Надеюсь, ты справишься с этой ответственностью? — поинтересовался он, лукаво глядя на девушку.

— Главное, чтобы ты с готовкой справился, — усмехнулась она и посмотрела на Исси. — Да расслабься ты! Что ты прямо закаменел весь! Подумай о чем-нибудь приятном.

Исси честно попытался расслабиться.

Ярт вернулся к костру и продолжил доводить ужин до готовности, время от времени прислушиваясь к происходящему в той стороне. Сэллифэр, лежащий в некотором отдалении от огня, внимательно смотрел в лес.

— Думаешь, получится? — поинтересовался у него Ярт, пробуя кашу.

— Он слишком взволнован. Боится не оправдать твоих надежд, — Сэллифэр опустил голову на лапы и задумчиво взглянул на вожака. — Осознает твое превосходство и мучается тем, что никогда таким не станет. Стыдится своей неумелости. Беспокоится, что ты в нем разочаруешься и решишь, что зря принял его в Стаю.

— Глупо, — Ярт добавил немного соли и снял еду с огня. — У меня не так много друзей, чтобы ими разбрасываться.

— Тогда добавь ему уверенности в себе. Поручи ему сделать то, что он сможет сделать, — Сэллифэр снова отвернулся в лес. — Знаешь, он, кажется, понимает, чувствует, чего ты от него требуешь. Но не может воплотить это понимание в жизни.

— Я постараюсь, чтобы смог, — Ярт кивнул и крикнул. — Эй, вы там не заснули еще? Ужин готов!

— Идем, — отозвался Исси.

— Ну что? — поинтересовался Ярт, когда они вернулись к костру. — Успехи есть?

Кислое выражение лица Исси ответило ему лучше слов.

— Это сложнее, чем я думала, — вздохнула девушка. — Почему-то, когда мне не надо, оно само выходит. А вот когда пытаюсь что-то осознанно передать — и не получается.

— Чудненько, — Ярт довольно улыбнулся. — Можете считать, что у вас это ежевечерняя практика. Пока не начнет получаться. И у того, и у другого, — он положил нарезанный хлеб на ткань и взглянул на хмурого Исси. — Не переживай. Не ты первый, не ты последний, у кого сразу не вышло.

Исси досадливо дернул плечом и взял ложку.

Ярт переглянулся с Сэллифэром и как бы между прочим проговорил:

— Да, чуть не забыл… Ты ведь вроде петь хотел научиться? Не раздумал еще?

— Петь? — Исси чуть свел брови, не совсем понимая, о чем речь, и вдруг просиял. — Конечно, не раздумал!

— Тогда после ужина пойдем, попоем, — Ярт усмехнулся, глядя на его воспрянувший вид, и добавил. — Да не спеши так! Подавишься, там уже не до пения будет. Я ведь никуда от тебя не убегу.

Исси торопливо кивнул, пытаясь есть помедленнее, и бросил насупленный взгляд на смеющуюся девушку. Ярт хмыкнул и наполнил кашей глубокую миску. Шалмира чуть удивленно посмотрела на него и улыбнулась, глядя, как он ставит ее возле волка и сам присаживается рядом. Она легко вздохнула, подумав, что общество зверя ему гораздо интереснее, чем их.

— Подожди, пусть поостынет, — Ярт взъерошил его густую шерсть и задумчиво прикусил губу. — Как ты думаешь, я правильно поступаю, что учу его быть Волком? Может, не стоит этого делать? Он и так уже изменился.

— Это нужно и ему, и тебе, — Сэллифэр положил голову ему на ладонь. — Тебе же самому нравится эта новая роль…

— Нравится, — Ярт кивнул. — Но я плохо представляю себе, как это нужно делать. Как правильно учить Волчонка из Стаи. Может, я допускаю ошибки…

— Не волнуйся. Пока что ты все делаешь верно. Только не требуй от него много сразу. Помни, что он только-только ощутил себя одним из Волков и еще не до конца осознал, что он теперь не совсем прежний… Со временем все само придет и станет привычным. А сейчас он еще слишком взволнован происходящими в нем переменами, — волк встал на ноги. — Иди, он тебя уже ждет.

— Поешь, присоединяйся, — Ярт улыбнулся, потрепав его по груди, и направился обратно к костру, где Исси уже изнывал от нетерпения. — Ну что? Готов?

— Конечно! — тот моментально вскочил на ноги.

— Тогда идем, — Ярт направился в лес.

Шаллэ со вздохом проводила их взглядом и направилась к ручью мыть посуду.

Ярт выбрал место подальше от костра, чтобы лошади не особенно обеспокоились, и повернулся к другу:

— Помнишь, как Сэллифэр пел?

— Как-то так, кажется, — неуверенно ответил Исси, издав тоненькое жалобное мычание.

Ярт кашлянул, усилием воли подавляя смех, и напомнил себе, что у него сначала тоже щенячий визг получался.

— Не совсем, — он подошел к Исси и расправил ему плечи. — Во-первых, не зажимайся, дыши свободно. И голос не перекрывай. Голову можешь поднять. Так легче будет. А теперь слушай, — Ярт запрокинул голову к небу и издал такой же переливчатый вой, что и Сэллифэр утром. — Это должно так звучать… Попробуй… Главное, не бойся. Я тоже не сразу смог петь. Сперва я только выл.

Исси смерил его недоверчивым взглядом, решительно набрал в грудь побольше воздуха и честно завыл, пытаясь повторить услышанное.

— Хорошо. Очень хорошо, — серьезно кивнул Ярт. — И не бойся петь так высоко. Не зажимай голос наверху. Это должно звучать звонко, как горн. Давай еще раз вместе.

— Давай, — радостно кивнул Исси и, закинув голову, издал еще один клич.

— Совсем здорово. Только ты в конце мелодичность теряешь, — напротив них сидел Сэллифэр и насмешливо наблюдал за занятием. — Слушай и запоминай!

И над лесом снова раздалась волчья песня.

Когда довольные донельзя, они вернулись назад к костру, из-под плаща Шалмиры раздался бурчащий голос:

— Вы, что, подальше отойти не могли? Лошадей перепугали…

— Ничего, им полезно поскорее привыкнуть, — рассмеялся Ярт. — Как никак, им и дальше Волков на себе носить.

Шалмира что-то профыркала, и потом задумчиво добавила:

— А знаете, это, оказывается, красиво… Никогда бы не подумала, что можно так вдохновенно выть!

— Петь! — хором поправили ее Ярт и Исси и, переглянувшись, хором же рассмеялись.

— Волки!.. — фыркнула девушка, смерив их взглядом, и снова с головой укрылась плащом.

— А никто и не спорит, — Ярт подмигнул другу и зевнул. — Ладно, спать, спать… Иначе я завтра в дороге усну, и еще забредем непойми куда.

— А мне так спать не хочется еще, — Исси пожал плечами.

— А ты через «не хочу», — посоветовал Ярт, разваливаясь на плаще. — Потому как надо! Успеешь еще по ночам набегаться. Уж ты мне поверь.

Исси плюхнулся рядом с ним и поинтересовался:

— А долго нам до Вэля ехать?

— Ну, если в прошлый раз мы оттуда до Тхартнэля ехали около двух недель, — ответил Ярт, чуть подумав, — притом, что плутали по лесу. Да еще Инри нас на своей тихоходной кобыле тормозил. Да и Фэль нас старалась щадить, двигаясь со скоростью улитки… Я думаю, мы дней за десять-одиннадцать доберемся. Может быть, даже раньше… Но тут по дороге есть одно место, которое я должен найти. Да и тебе будет полезно там побывать.

— А что за место? — уже сонным голосом спросил Исси.

— Курган Стаи, — коротко ответил Ярт и окончательно замолчал. А через некоторое время до него донеслось мирное сопение обоих спутников.

Бесшумно появился Сэллифэр и лег рядом с ним. Ярт приоткрыл глаза и вздохнул.

— О чем беспокоишься? — Сэллифэр оторвался от вылизывания лапы.

— О том, как бы не брать их с собой в Вэль, — Ярт повернулся на спину и заложил руки за голову. — Не хочу я, чтобы они туда шли. Но вовсе не уверен, что они станут меня дожидаться, а не рванут следом.

— Попробуй заключить с ними договор. Такое же соглашение, как со своим другом, — Сэллифэр прикрыл глаза и потянулся. — Поставь срок, через который они получат право пойти за тобой. Желательно такой, чтобы, если с нами действительно что-то случится, твой друг как раз успел бы их оттуда вытащить.

— С нами? — Ярт слегка улыбнулся.

— Но ведь меня ты точно возьмешь с собой, — спокойно отозвался волк и устало вздохнул. — И не говори, что в этом сомневался.

— Нет, — Ярт негромко рассмеялся и потрепал его за ухо. — Ну, куда же я без моей пушистой няни?

— Никуда, — Сэллифэр шутливо клацнул зубами на его руку и подвалился ему под бок. — И мы оба это знаем.

Глава 7

— Заходи, — Альтамир пропустил девушку вперед и вошел следом.

Сайрэсс опустила мешок у двери и прошла чуть дальше, внимательно оглядываясь.

— Знаешь, — прозвучал ее задумчивый голос, и она обернулась к напарнику, — я почему-то представляла себе дом Странников иначе.

— Это как же? — полюбопытствовал он, разуваясь.

— Более… странным, — девушка пожала плечами. — Необычным. Чтобы чувствовалось, что в нем Странники живут… Диковинки какие-нибудь на полках, мешки у дверей. И, наверное, меньше оседлости и уютности. Более запустелым, что ли…

— Сразу предупреждаю, не вздумай этого при Терти сказать, — Альтамир усмехнулся. — Кровно обидится.

— Да. Понимаю. Чувствуется, что она любит ваш дом. И, наверное, гораздо больше зануды-мужа, — ехидно добавила Сайрэсс.

— Вот жаль, что я у Орегонда не выяснил, допустимы ли применительно к наблюдателю физические меры воздействия в целях воспитания в случаях невыносимого нахальства… — задумчиво проговорил Альтамир, глядя в угол. — Но это поправимо. Он через пару дней вернется сюда. Так что готовься.

Сайрэсс показала ему язык и на всякий случай отбежала подальше:

— Ты меня поймай сначала, воспитатель!

— Ты думаешь, этим буду я заниматься? — Альтамир хмыкнул и не менее ехидно улыбнулся. — У меня ученик есть.

Девушка заметно сникла. Мирэл вдоволь полюбовался на ее погрустневшее личико и спокойно заметил:

— Между прочим, есть способы избежать… Например, думать, прежде чем говорить. А то ведь Лайнэ очень не любит, когда за слова не отвечают. На первый раз он, возможно, еще простит. Но вот насчет второго — не думаю.

— А ты умеешь? — фыркнула Сайрэсс и звонко захлопнула рот сразу обеими ладонями. — Ой!..

— Учишься. Отрадно видеть. Значит не все еще потеряно, — Мирэл довольно улыбался. — Правильно, учись сейчас, пока его нет. Лучше тренироваться на более терпеливом. Мне, знаешь, к этому не привыкать. А вот кому другому могло бы и не понравиться.

Сайрэсс чуть свела брови и пожала плечами:

— Я постараюсь. Просто характер у меня такой.

— Ничего. За год общения с Лайнэ изменится, — Альтамир направился наверх, буркнув себе под нос вполголоса. — Остается только надеяться, что не в худшую сторону…

— Я здесь жить буду? — полюбопытствовала Сайрэсс, идя следом.

— Видимо, — Альтамир хмыкнул. — Только первое время тебе придется потерпеть у себя несколько вещей Лайнэ. Он обычно в этой комнате остается, когда ночует у нас, а не у своей родни. Он у нас на два дома живет. То здесь, то у Альмы. Все уже как-то привыкли.

— А это чья комната? — девушка сунулась, было, к двери, но Альтамир крепко ухватил ее за плечо:

— Сейчас ничья. Не ходи.

— Почему? — Сайрэсс чуть подняла брови. — Если она ничья, почему я не могу жить в ней, а не в комнате Лайнэ?

— Потому что там еще слишком много памяти, — Альтамир качнул головой. — Там долгое время жила Фэль, и место еще не очистилось. В этой комнате только Лайнэ себя чувствует нормально. Остальные долго не выдерживают.

— Ясно, — девушка зашла в соседнюю комнату и слегка удивленно огляделась. — Он тут живет?! Никогда бы не подумала!

— А здесь-то что не так? — усмехнулся Альтамир.

— Да не знаю. Как-то… чересчур светло, — Сайрэсс задумчиво почесала кончик носа. — Я почему-то думала, что в его комнате обязательно куча оружия будет, шкуры какие-нибудь… Трофеи охотничьи. Волк, все-таки!

— Фи! Он вполне воспитанный Эльф, — Альтамир чуть поморщился. — Иногда даже чересчур. Думаю, пообщавшись с ним поближе, ты многому удивишься. Он вовсе не такой дикий монстр, каким его иногда пытаются представить. Даже совсем наоборот.

— А это правда, что Фэль была ему не только наставницей, но еще и женой? — полюбопытствовала девушка. — У нас такие разноречивые слухи ходят.

— Вот у него и спросишь, — Альтамир сгреб вещи друга в охапку и кивнул на полупустой шкаф. — Располагайся. Отдыхай. Скоро Терти вернется, будем ужинать.

Сайрэсс бросила тоскливо-заинтересованный взгляд на кучу в его руках и принялась разбирать мешок, справедливо рассудив, что в комнате осталось еще достаточно интересного. В конце концов, на столе куча бумаг, да и в шкафу что-то наверняка завалялось. И, судя по всему, под кроватью тоже. Так что до приезда хозяина будет, в чем порыться.

Она услышала в коридоре веселый женский голос и, побыстрее упихнув все в шкаф, высунулась за дверь.

Судя по всему, высокая черноволосая Эльфийка, стоящая у двери соседней комнаты, и была женой Альтамира — Терти. А малыш, даже спорить смысла нет, его сын. Ну, просто копия Странника…

Девушка заметила внимательный взгляд хозяйки и смущенно поздоровалась.

— Ассэ, — Терти улыбнулась. — Значит, это ты — Сайрэсс? Очень приятно. Люблю, когда появляются новые лица.

— О! Это новое лицо ты будешь еще долго наблюдать в нашем доме. Скоро оно тебе уже старым покажется, — Альтамир весело хмыкнул, ласково глядя на жену. — Сайрэсс — наблюдатель от Совета. И на этот год она — наш новый спутник.

— Да? — Терти удивленно приподняла брови. — А не слишком ли она молода для наблюдателя?

— Совет решил, что нет, — Мирэл пожал плечами. — Так что придется терпеть. Я тебя заранее предупреждаю, что это не самое уживчивое создание на свете.

— Ты про всех так говоришь, — Терти усмехнулась. — И про Фэль. И про Ярта… Так что думаю, что справлюсь как-нибудь. Если уж я с ними уживалась…

— Думаю, я не доставлю тебе много неприятностей, — Сайрэсс скромно улыбнулась. — На самом деле я тихая и послушная. Просто об этом мало кто знает.

Терти весело рассмеялась. Альтамир скептически хмыкнул, бросив на девушку недоверчивый взгляд, и снова посмотрел на жену:

— Я тут решил, что Ярта мы в комнату Фэль переселим. Как думаешь?

— Думаю, что ты прав, — Терти чуть посерьезнела. — Не в одной же комнате им жить? А у Альмы он долго не засиживается. Видимо, с Лорелином ему уживается гораздо хуже, чем с нами… К тому же, вам сейчас нужно почти постоянно быть вместе, раз уж ты на себя эти обязательства взял.

— На свою голову, — притворно тяжело вздохнул Странник.

— Сам виноват, — хмыкнула Терти и пожала плечами. — Да и вообще, знаешь, давно надо было его в ту комнату выселить. Он и сам этого хочет, просто попросить не решается. И кстати, о Ярте, — она задумчиво оглянулась и недоуменно спросила. — Он, что, решил сразу к Альме уехать? Что-то я его вещей не видела…

— А… Нет, не к Альме, — Альтамир многозначительно взглянул на жену, постаравшись, чтобы Сайрэсс этого не заметила. — Он сейчас на юг уехал. У него там очень важное дело. Я его отпустил.

— Ага, ясно, — Терти чуть прищурилась и кивнула. — И надолго у него это дело?

— Через луну обещал вернуться. Уже меньше, — Альтамир подхватил сына на руки и сменил тему. — А как у нас насчет поужинать?

— Положительно, — она усмехнулась и с тревогой заметила. — Ты поосторожнее! Не урони!

— Не уроню! — Альтамир снова подбросил заливающегося счастливым хохотом Вэльфора в воздух.


— Кстати, Инри хотел бы с вами поговорить, — сказала Терти, когда они уже сидели за столом. — Он просто извелся весь от нетерпения, пока вас ждали.

— С нами? — Альтамир чуть приподнял бровь.

— Ну, в данный момент, с тобой, — поправилась Терти. — Вообще-то, с тобой и Яртом. Но раз его нет… Он очень волнуется. Еще с вашего отъезда.

— Завтра зайду в Академию. Все равно делать пока нечего, — Альтамир задумчиво покачал в руке чашу. — Мне в любом случае надо было бы с ним поговорить… — он отхлебнул вина и вопросительно взглянул на жену. — А Эртэ как? Не родила еще?

— Нет пока, — Терти улыбнулась и несколько ехидно заметила. — Уж если бы такое случилось, я, наверное, сказала бы.

— Кто знает, ты ведь и забыть могла, — ухмыльнулся Мирэл.

— А в лоб? — строго поинтересовалась Терти.

— А может, лучше поцеловать? — он на всякий случай отклонился подальше.

Терти бросила взгляд на тяжелую поварешку и со вздохом отказалась от своего плана. Слишком далеко тянуться.

— Вы всегда так? — поинтересовалась Сайрэсс, потягивая чай.

— Почти, — Терти улыбнулась. — Не обращай внимания. Просто у нас обычно так мало времени быть вдвоем, что хочется вместить все сразу. И поругаться, и помириться…

— Ясно, — девушка задумчиво кивнула и поинтересовалась. — А почему ты не хочешь ходить с ним?

Терти на миг сжалась, но почти сразу вновь улыбнулась, правда, уже задумчиво:

— Потому что я выбрала дом. Мне нужно заботиться о сыне.

— Но послушай, ведь он скоро вырастет, — Сайрэсс отставила чашку и серьезно взглянула на хозяйку. — И что ты будешь делать тогда?

— Рыжая… — предостерегающе прошипел Альтамир.

— Ничего, Мирэл. Все в порядке, — Терти положила пальцы на стиснутый кулак мужа. — Девочка права. Я уже сама давно об этом размышляю.

— У тебя дом и семья, — буркнул он. — Над чем тут еще думать?

— Над тем, что с такой семьей я очень скоро останусь одна в этом доме, — вздохнула Терти. — Я ведь знаю, что Ильфорэ тоже будет Странником. Чувствую это. И как бы мне ни хотелось, чтобы это оказалось не так, я не могу не думать, что наступит день, когда вы оба уйдете, а я останусь тут одна. Слоняться по комнатам и ждать, вернетесь ли вы обратно, — она склонила голову и взглянула на Сайрэсс. — Вот тогда я, наверное, тоже вернусь на Путь… Если, конечно, еще смогу туда выходить. В последнее время я слышу его Зов все реже.

Сайрэсс покачала головой и негромко произнесла:

— Ты сильная. Я бы так не смогла. Когда меня зовет Путь, я не могу сопротивляться. Это слишком больно — глушить в себе этот Зов.

— Я уже научилась, — Терти печально усмехнулась. — Сначала это действительно было больно, но я уже привыкла. И сейчас это ограничивается несколькими днями тоски.

— Нет, я бы не смогла, — убежденно повторила Сайрэсс. — Отказаться от Пути… Впрочем, возможно, я просто еще не могу понять. Но, боги, Терти, я бы хотела и дальше этого не понимать. Потому что такое понимание означало бы, что и мне пришлось сделать выбор между Путем и чем-то не менее важным. А я не хочу делать выбор. По крайней мере, выбор, при котором на одной чаше весов лежит Путь.

— Будем надеяться, что тебе и не придется выбирать, — улыбнулась Терти. — В любом случае, я никогда не жалела о своем решении. У нас прекрасный сын, замечательный дом, много друзей…

— И беспокойный я, — ухмыльнулся Альтамир, — которому никак не сидится на месте спокойно.

Терти рассмеялась и покачала головой:

— Если бы ты вдруг стал сидеть на месте спокойно, я бы всерьез обеспокоилась о твоем душевном здоровье. Потому что спокойно сидящий на месте Альтамир — это в принципе невозможно! В этом я успела за долгие годы убедиться окончательно. Даже если тебя Путь не зовет, тебя вечно куда-то уносит! То по поручениям Совета, то просто так, друзей навестить, большую часть которых я просто-напросто не знаю! Тебя чаще можно в Силливайоре найти, чем здесь. Иногда вот сижу и думаю, может, стоило все-таки с Лорелином встречаться. Он, кажется, больше любит наш спокойный город, чем бесконечные мотания по свету.

— Хм, на твоем месте я бы поосторожнее бросался такими заявлениями, — Альтамир чуть приподнял бровь и с намеком добавил. — Потому что у кого-то могут опять появиться непредвиденные неприятности. Не так давно это время и прошло. И Элэ пока еще никуда не собирается исчезать.

— Я пошутила! — поспешно проговорила Терти, поднимая ладони. — Ты же знаешь, я всегда любила тебя. И с Лори встречалась исключительно для того, чтобы тебя позлить.

— Надеюсь, надеюсь, — с сомнением протянул Альтамир. — Но вот что-то мне подумалось, что на всякий случай…

— Не будет всяких случаев! — Терти вздохнула и кисло посмотрела на девушку. — Вот так весело мы и живем! Он меня ревнует и при этом большую часть времени шляется неизвестно где! Нет чтоб дома сидеть! И мне приятнее, и ему спокойнее.

Сайрэсс негромко рассмеялась и заметила:

— Ты же сама сказала, что, если бы он вдруг решил спокойно осесть на одном месте, ты бы первая обеспокоилась его душевным здоровьем.

— И это правда, — Терти ласково взъерошила волосы мужа. — Потому что другим я его уже не представляю.

— Я очень надеюсь, что ты вытерпишь целую луну рядом со мной, — усмехнулся он.

— Это мне нужно надеяться, что ты сможешь целую луну вытерпеть на одном месте, — ответно ухмыльнулась она. — Просто чудо будет, если ты хотя бы две недели сможешь высидеть и никуда не сорваться!

Альтамир задумчиво пожал плечами:

— Ну, я обещал дождаться Ярта. Так что точно никуда не сорвусь. Если никаких срочных дел не возникнет.

— Не должно, — Сайрэсс качнула головой. — По крайней мере, в ближайшее время. Если бы что-то назревало, об этом бы уже говорили на Совете. Не в открытую, конечно, но слухи бы ходили.

— Слава богам, — Терти довольно улыбнулась. — Наконец-то можно будет спокойно пообщаться с мужем!

— Можно подумать, ты со мной так мало общаешься, — чуть обижено отозвался он. — Совсем недавно мне показалось, что ты ради того, чтобы от меня отдохнуть, на целую луну к своей бабушке в Марээл уехала.

— Ой, ой! — Терти показала ему язык. — А мне все время кажется, что ты уезжаешь так часто, чтобы от меня отдыхать! И, между прочим, я у бабушки уже кучу времени не была!

— Аж с прошлого года! — Альтамир фыркнул.

— Разумеется, тому, кто у себя на родине бывает раз в десятилетие, этого не понять, — Терти обижено отвернулась.

— М-м, я пойду, пожалуй. Что-то спать хочется, — Сайрэсс чуть улыбнулась и встала со стула. — Спасибо за ужин, Терти. Все очень вкусно! Ты замечательная хозяйка.

— Я стараюсь, — Терти усмехнулась. — Приятных снов, Рэсс!

— Вам тоже, — девушка вприпрыжку выскочила с кухни.

— Милая девочка, — вполголоса проговорила Терти.

— Да, милая, — согласился Альтамир. — Но иногда очень несносная.

— Все мы иногда бываем несносными, — Терти принялась убирать со стола. — Зато она всегда говорит то, что думает. Это довольно ценное качество.

— Не всегда, — Альтамир усмехнулся. — Вести переговоры я бы ей не доверил. Великого политика из нее не получится.

— Со временем она научится быть сдержаннее. Просто сейчас она молода и наслаждается своей молодостью, — Терти пожала плечами и немного грустно улыбнулась. — Да и не всем же быть политиками! Она больше воин и разведчик, чем политик. Каждому — свое. Зато из нее выйдет великолепная Странница. Она очень способная.

— Ярт то же самое сказал, — Альтамир покачал головой. — Знаешь, я уже начинаю беспокоиться. Если этих двоих свести вместе, может случиться все, что угодно. Рыжая млеет от одного упоминания о Волках, а Ярту показалось, что было бы очень интересно принять участие в ее воспитании… А если учесть, что Орегонд разрешил это почти официально и всячески поддерживает подобное развитие событий… В общем, по-моему, у нас скоро появится Волчица.

— Значит, Орегонд ее к вам обучаться приставил, а не наблюдать? — Терти задумчиво улыбнулась. — Это хорошо…

— Что же в этом такого хорошего? — проворчал Альтамир. — А если им это понравится, и мне придется уже за двоих перед Советом отвечать? Не боишься, что Ярта просто выгонят? Да и ее заодно.

— Ну, положим, Ярт от этого сильно страдать не станет, ты не хуже меня знаешь, — Терти фыркнула. — Нужен ему этот Совет, как Волку — посох! А Сайрэсс… Если их выгонят напару — это будет чудесный шанс для Ярта собрать свою Стаю. Ему давно пора реализоваться, как Вожаку, а не как Страннику.

— Ты, что, с ума сошла? — Альтамир изумленно взглянул на жену. — Только Стаи нам не хватало! Ты хоть представляешь, что тогда будет с братством?

— Вполне, — Терти спокойно взглянула на него. — И знаешь, что я тебе скажу… Если бы не Вэльфор и не ты, я бы и сама с удовольствием приняла в этом участие. Потому что тогда мне не пришлось бы так беспокоиться ни за мужа, ни за будущее сына.

— Надеюсь, до этого не дойдет, — проворчал Альтамир. — Ярт, на мой взгляд, вполне здравомыслящий парень и не будет затевать подобную дурость!

— Да, кстати, о дуростях, — Терти прямо посмотрела на мужа и поинтересовалась. — Куда он уехал? Это Сайрэсс знать не положено, а мне, надеюсь, ты сказать можешь?

— В Вэль, — буркнул Альтамир, опуская глаза. — И поверь мне, у него действительно важные причины туда поехать.

Терти осторожно закрыла рот и задумчиво поправила волосы.

— А знаешь, — вдруг произнесла она. — Мне кажется, ты правильно сделал, что отпустил его. У Ярта там осталось слишком много, чтобы он однажды туда не сорвался. Достаточно вспомнить, что там осталась его мать. Честно говоря, на его месте я бы уехала туда гораздо раньше. Но все-таки слишком высока вероятность, что он не вернется.

— Я хотел поехать с ним, но он сказал, чтобы я возвращался домой, — Альтамир чуть поморщился. — Очень удачное время выбрал. Как раз в ночь перед Малым Советом… Остановить его я бы не смог, он нашел бы способ сбежать. А мне нужно было присутствовать там, потому что решался наш вопрос. В общем, пришлось отпустить. Но если через луну он не вернется, я поеду за ним.

— Ярт умный мальчик, — Терти хмыкнула. — Он найдет выход. В конце концов, один раз он уже ушел оттуда. Значит, уже знает, чего ждать от Вэля. А вот если бы ты отправился вместе с ним, вероятность вашего невозвращения выросла бы вдвое. Потому что не ты его, а он бы тебя стал вытаскивать… Так что мне остается только поблагодарить его за то, что он отправил тебя домой. И я обязательно это сделаю, когда он вернется.

— Если вернется, — проворчал Мирэл.

— А я в него верю, — категорично заявила Терти и вернулась к посуде.


Айэрэн Найрэ беспокойно мерил комнату шагами. Поводов для беспокойства у него имелось немного, но и их было вполне достаточно, чтобы время от времени метаться от стенки к стенке. Например, это очередное собрание Совета Странников и то, что сделал Альтамир.

Слухи по городу разносились довольно быстро, но поговорить с друзьями до отъезда Маг просто-напросто не успел. И теперь волновался, чем все закончилось. Зная вспыльчивость Ярта и отношение к нему Совета…

— Можно? — Найрэ даже вздрогнул, когда в комнату вошел Фольтес. Маг слегка недоуменно смерил Айэрэн взглядом и поинтересовался:

— Что-то случилось? Ты сам не свой.

— Жду новостей с Совета Странников, — Найрэ тяжело опустился в кресло. — Места себе найти не могу с тех пор, как они уехали. Чует мое сердце, что-то там было. Что-то там случилось…

— Ничего, сейчас Альтамир придет, и ты все узнаешь, — Фольтес чуть пожал плечами. — Они еще вчера приехали. Вечером. И ему наверняка уже передали твою просьбу зайти.

Найрэ чуть расслабился и даже улыбнулся. А Фольтес, налив себе воды из графина, как бы между прочим заметил:

— Только Ярта с ними не было.

— Что?! — Найрэ округлил глаза и подскочил. — Как это не было?! Куда он делся?! — и обреченно взмахнул руками. — Ну, так и знал! Что-то случилось.

— Да с чего ты взял? — Фольтес чуть приподнял брови. — Ну, мало ли, может, его попросили задержаться на Совете. Может, с ним старейшинам пообщаться захотелось. Лично я бы этому не удивился. Они к нему весьма неровно дышат.

— Хотелось бы верить, — буркнул Найрэ. — Только мне неспокойно. А если мне неспокойно, значит, будет какая-то пакость! В этом я уже успел убедиться.

— Чем больше ты будешь себя накручивать, тем сильнее будет возрастать твое беспокойство, — заметил Маг. — Так что сядь, успокойся и дыши глубоко. Ты вообще точно уверен, что твое беспокойство именно с Яртом связано?

Найрэ кисло взглянул на него, ничего не ответив, но все-таки сел на место. Фольтес хмыкнул и подошел к книжному шкафу:

— И вообще. Он все-таки Волк, и за себя постоять сумеет. Ты же об этом не хуже меня знаешь. Так что расслабься. У Странников вообще работа опасная. Ты, что, каждый раз вот так дергаешься, когда он уходит?

— Нет, — Найрэ потер виски. — Просто мне в последние дни слишком беспокойно. И связано это именно с ним, что бы ты ни говорил. Это я уже чувствую. Примерно такое же ощущение у меня было, когда он за Грань ушел и вернулся оттуда не самым счастливым образом.

— Ну, знаешь! Если бы ты оказался один на один с целой кучей храгов, я бы на тебя посмотрел! — фыркнул Фольтес, роясь в книгах. — С ними и Стая-то не всегда связывалась. Так что стоит сказать спасибо, что он хотя бы вернулся.

— Вот именно, — Найрэ печально посмотрел на друга. — А сейчас у меня такое же паршивое чувство. И я могу сделать только один вывод — Ярт опять во что-то влез. Или собирается. Еще бы знать, во что именно.

— Знать бы, где упадешь, соломки бы подстелил, — вполголоса мурлыкнул Фольтес и оглянулся. — О! К тебе гости. Так что прекращай дергаться. Ты, в конце концов, Айэрэн или нет? Что за привычка дергаться по мелочам?

— Ничего себе — мелочи! — Найрэ округлил глаза. — Тебе, что, совсем не тревожно?

— Просто я не сомневаюсь, что Ярт везучий. И куда бы он ни влез, он из этого вылезет, — Фольтес пожал плечами и снова повернулся к книгам.

— Инри, привет, — Альтамир с неизменной улыбкой до ушей переступил порог кабинета. — Как дела? Терти сказала, что ты хотел со мной поговорить… — он осекся, увидев Фольтеса, и слегка помрачнел. — Я, наверное, не вовремя.

— В самый раз. Я уже собирался уходить, — Маг вытащил одну из книг и слегка ухмыльнулся. — Разговаривайте. Не стану вам мешать.

— Спасибо, — пробурчал Странник и проводил его взглядом, подождав, пока закроется дверь. — Ну что? О чем речь? И что это ты такой хмурый?

— Где Ярт? — напрямик спросил Найрэ.

— Знаешь уже… — Альтамир сел в кресло и пожал плечами. — Уехал на юг.

Найрэ несколько мгновений буравил его взглядом, а потом криво усмехнулся:

— Верно, в сторону юга. А вот куда конкретно?

Альтамир тяжело вздохнул и, чуть помедлив, кивнул:

— Хорошо. Тебе я сказать могу. Он поехал в Вэль. По делам.

— И ты его отпустил?! — Найрэ вскочил и снова метнулся по комнате, а потом замер у стола, о чем-то сосредоточено размышляя.

— А что, по-твоему, у меня был выбор? Или шансы его удержать? — Альтамир скептически смотрел на друга. — Ты, кажется, забыл, что такое Ярт. И как он любит подчиняться.

— Но это чистое безумие — отпускать его в одиночку, — Найрэ тряхнул головой и с болью посмотрел на Странника. — Мирэл, я там был! Я знаю, как это тяжело — сопротивляться городу, его Границе, его колоколам…

— Но я не мог поехать с ним. И остановить его не мог, — Альтамир серьезно взглянул на Мага. — А у него есть такие долги, которые Ярт обязан оплатить. И там его мать, Инри!

— У меня там тоже остались родители, — едко заметил тот, обернувшись. — И куча братьев и сестер!

— Ты действительно не понимаешь? — Альтамир вопросительно приподнял брови.

— Чего? — хмуро буркнул Найрэ.

— Ты — провозглашенный Верховный. Ты принят вашим Советом. После истории с Вратами тебя только что на руках не носят. У тебя здесь любимая жена, скоро будет ребенок… А Ярт… Он, как Фольтес у вас. Такой же неприкаянный в братстве Странников… А твои родители… Судя по тому, что я слышал от Фэль, когда вы приехали, твой отец принял жизнь Вэля. Изменил себя. Выбрал человеческую половину своей сущности. До прихода в Вэль он был Эльфом, да. Но еще раньше он сделал выбор у Камня Судеб.

— Да, я знаю, — буркнул Найрэ, не поднимая глаз. — Но при чем тут это?

— При том, что Хэйла, в отличие от Найрэ, чистокровная Эльфийка. И она не сама пришла в Золотой Город. Ее туда занесла судьба, — Альтамир стиснул пальцы. — У Хэйли было достаточно Силы, чтобы вырастить сына и защитить его от города. Но она не смирилась. А Силы, чтобы теперь защищаться самой, у нее уже почти нет. Это не наш лес. Там ей Силу брать неоткуда. Она умрет, в конце концов. Уже умирает. И Ярт об этом знает. Он с самого начала об этом знал. Тебе нет смысла бояться за родителей, Инри. Они выбрали ту жизнь, и они счастливы. Им спокойно в Вэле. Они живут как люди. И, да, умрут, как люди. Но умрут спокойно и легко, без мучений. А Хэйла сейчас борется с городом. А это больно. Фэль мне рассказывала о том, как чувствовала себя там. Такое ощущение, что тебя забивает пылью Вечности, ломает… И Хэйлу ломает так же, потому что сама она от своей сущности не откажется до последнего вздоха. Вэль ненавидит бессмертных. И старается сделать все, чтобы они познали смерть. Только для кого-то она легкая. А для кого-то страшная… А Хэйла — последнее, что осталось у Ярта. Вторая из двух самых дорогих для него женщин. Если она умрет, у него не останется ничего.

Найрэ подавлено молчал. Альтамир качнул головой и негромко заметил:

— Знаю, ты сейчас хочешь сказать, что в таком случае я мог бы поехать с ним. Да, мог, наверное. Мог! Но не поехал, потому что смысла в этом не было.

— Но ведь он может попасть в беду! — горячо воскликнул Маг. — Ты же взял на себя обязательства его наставника! Ты должен был с ним поехать, даже ваш Кодекс об этом говорит! Как ты мог остаться и отпустить его одного?

— Просто. Потому что у меня тоже есть семья! И есть мой сын, которого нужно растить и воспитывать! — резко отозвался Альтамир. — А еще был Совет, на котором я не мог не присутствовать! Потому что там решали нашу дальнейшую жизнь! И к тому же, если ты забыл, Ярт — Странник. Очень своевольный. И сильный! Он справится! Я в него верю.

— Да я тоже верю, — буркнул Найрэ. — Просто мне тревожно за него.

— Я тебя понимаю, — Альтамир вздохнул. — И я тоже беспокоюсь. Вэль все-таки… Но, как верно заметила Терти, я был бы для него только лишней помехой. Да и вообще… Мне сейчас только Вэля и не хватало! Когда Ярт вернется, и так придется заслуженную выволочку от Орегонда получать. Там уже скрыть просто не получится. Он без Хэйли оттуда не уедет. А так как Совет ничего не знает…

— Совет не знает?! — изумился Найрэ.

— Разумеется, нет! — Альтамир слегка удивленно взглянул на него. — Кто бы ему позволил вытворять такое с разрешения? Он же не Фэль. На него и так все косятся. Все ждут, когда же он свое истинное волчье лицо покажет.

— Долго же им ждать придется, — Найрэ усмехнулся и задумчиво покачал головой. — И что они все к нему прицепились, как репьи к собаке?

— Ты не состоишь в братстве. Тебе не понять эти внутренние распри, — Альтамир пожал плечами.

— Ну, Фольтес вообще-то мне кое-что рассказывает, но очень мало. Да и, честно говоря, у меня просто не хватает на все времени, — Маг слегка смущенно улыбнулся. — Так что ваши внутренние распри мне действительно не очень понятны… Да мне вообще очень трудно понять, как можно судить о ком-то, даже не зная его. Да еще и других против настраивать. Это, на мой взгляд, низко и недостойно. Я был о Странниках более высокого мнения.

— Страх, — Альтамир развел руками. — Обычный страх. Перед новым, неизвестным, непонятным… Ярт не такой, как все. Если бы до этого в братстве были случаи, когда Волки-одиночки становились Странниками, его появление не вызвало бы такой реакции. Но Стая не очень охотно шла на контакты. Волки вообще несколько недолюбливали братство, хотя и часто приходили к нам на помощь. Конечно, среди Странников были такие, кто общался с ними и даже дружил… Да вот хоть Терти. Были те, кто относился к ним с любопытством и интересом. Как Лорелин, например. Но все равно о них очень мало знали… И к тому же, как это ни печально, но даже Странники подвержены обычным эмоциям. И у многих Ярт просто-напросто вызывает зависть. Зависть к тому, что дано ему по праву рождения, к его умениям и способностям, к тому, что его наставницей была Фэль. К тому, что он уже сейчас один из лучших Странников, пусть Совет этого открыто и не признает. К тому, что он столького достиг в свои годы, хотя по возрасту годится едва ли в ученики. К тому, что давно обошел многих, кто и старше, и опытнее. К его непомерному везению. К тому, что он так свободен и чихать хотел на кучу запретов… Но ты не подумай. Отнюдь не все братство относится к Ярту столь предвзято. Есть и те, кто искренне ему симпатизирует, кому действительно интересно с ним общаться, чему-то учиться у него. И таких довольно много. Но все же большая часть смотрит на него очень насторожено. А его частое неподчинение и своевольство отнюдь не способствуют снятию напряженности. Ты ведь читал Кодекс.

— Да, — Найрэ откровенно фыркнул.

— Вот-вот, — Альтамир усмехнулся. — Он так же отреагировал. Я думаю, ты догадываешься, как Ярт относится к большинству правил.

— Еще бы! Я с ним вырос все-таки, — Маг весело ухмыльнулся и присел на край стола. — Ты даже представить себе не можешь, как он обожал ходить туда, куда нельзя, и делать то, что запрещено! В этом был весь Ярт! От него город просто за голову хватался. По-моему, большинство жителей должны были вздохнуть с явным облегчением после нашего отъезда. Особенно почтенные матери легкомысленных молодых девушек. Второго такого, как Ярт, там просто нет. Как они на него гроздьями вешались! И, что самое смешное, каждая из них была уверена, что она единственная и неповторимая, а все остальные — так, просто подруги, — глаза Найрэ затуманились дымкой воспоминаний. — Впрочем, их можно понять. Когда рядом такой очаровательно улыбающийся красавчик-оболтус, очень трудно думать о чем-то другом. И Ярт об этом знал. И пользовался самым бессовестным образом.

— Удивительно, что он дожил до приезда Фэль, — фыркнул Альтамир. — Неужели некому было поставить его на место?

— Во-первых, не было подходящей причины, они сами на него бросались, — Найрэ хмыкнул и пожал плечами. — А во-вторых, он уже тогда очень хорошо дрался. Сколько раз ему городничие выговоры влепляли, и матери жаловались, его это не исправляло. Сбежит на пару дней из города, а потом возвращается, и все начинается по новой… Да и компания наша его в обиду не давала. С нами долгое время младший сынок коронного таскался. Он всегда все улаживал, даже если не просили. А Ярт никогда не просил о помощи, гордый слишком. И уверенный, что если ты попался, то за свои поступки отвечать должен… Да и вообще, ребята у нас за своего вожака стеной стояли. Они его верховодство воспринимали, как нечто само собой разумеющееся. Даже несмотря на то, что некоторые были гораздо старше… Вот интересно, кто занял его место после нашего отъезда? Или все сразу же разбежались по углам…

— Вернется — спросишь, — Альтамир усмехнулся. — Уверен, что Ярт старую компанию навестит. Куда же без этого? Он не из тех, кто забывает прошлое. Только вряд ли они сейчас от него прежних безумств дождутся.

— Это верно. Ярт повзрослел, — Найрэ задумчиво кивнул. — Хотя иногда он все равно ведет себя, как мальчишка.

— Пусть, — Альтамир отмахнулся. — Самое главное, что он перестал, наконец, замыкаться в себе. Снова идет на общение и ищет друзей. А не сидит целыми днями в комнате Фэль, перебирая ее вещи.

— Да уж, слава богам! — вздохнул Найрэ. — А то у меня просто руки опускались при его виде. Он ведь никакой помощи не хотел принимать… — он вдруг к чему-то прислушался и осторожно поинтересовался. — Мирэл, милая рыженькая девчушка с тобой?

— Рыжая?! — Альтамир даже подскочил. — Она что, здесь?!

— Уже минуты три за дверью отирается, — невозмутимо кивнул Маг. — Что? Ненавязчиво попросить ее уйти?

— Не стоит, — Мирэл скислился. — А то пожалуется Совету, что у меня какие-то тайны… Вот уж досталось счастье!

— А кто она такая? — полюбопытствовал Найрэ.

— Она? Сайрэсс, наблюдатель от Совета, — Альтамир тяжело вздохнул и пояснил в ответ на слегка недоуменный взгляд друга. — Решили вот так ограничить нашу с Яртом свободную самодеятельность. А Орегонд — еще и кое-что поиметь с этого намерен, — он повернулся к двери и громко сказал. — Открыто!

В коридоре что-то прошуршало, дверь приоткрылась, и в комнату заглянула смущенная мордашка Сайрэсс:

— А как ты узнал, что я тут? Магия?

— Девочка, здесь везде свои глаза и уши, — весело хмыкнул Найрэ и протянул вперед руку, на которую спикировал миниатюрный золотисто-алый дракон, размером с голубя. — Спасибо, Фэй.

— Ой, — Сайрэсс округлила глаза, восторженно глядя на Мага. — А вы — Айэрэн Найрэ, да? А это тот самый дракон? Нэрфэйер, правильно?

— Приятно осознавать, что тебя уже знают, — усмехнулся Найрэ.

— Ну, еще бы! Вы же — лучший друг Лайнэ! — заявила Сайрэсс и недоуменно-вопросительно взглянула на Альтамира, давящегося смехом. — Чего?

— А тебе нравится Лайнэ? — поинтересовался Маг, поглаживая дракончика.

— Это мой идеал Странника! — с какой-то гордостью проговорила девушка. — Я хочу быть такой же! И к тому же, он один из Волков!

— А Совет об этом знает? — спросил Найрэ и сам себе ответил. — Ну да, вряд ли. Иначе бы тебе это задание не поручили.

Сайрэсс безразлично пожала плечами и хмыкнула:

— Чем меньше знает Совет, тем легче живется братству. Эту истину я уже уяснила. К тому же, мои личные симпатии касаются только меня, и делать их достоянием общественности я не собираюсь.

— А почему именно Лайнэ? А не кто-то другой? — полюбопытствовал Найрэ. — В братстве много не менее достойных и не таких… хм…отверженных, наверное.

— Я же сказала — он один из Волков, — девушка слегка недоуменно взглянула на Мага. — И он этого не скрывает, а напротив — гордится тем, что он — сын Вожака Стаи. Он смелый, сильный и… — она задумчиво запнулась.

— Красивый? — подсказал Найрэ.

— Что? А, ну, в общем-то, да, конечно… Но это не главное, — Сайрэсс отмахнулась. — Такая дикая привлекательность была у каждого из Волков. Из чистых Волков. Животный магнетизм, знаете… Я же хотела сказать — свободный. И готовый за эту свободу бороться, — она заправила прядь волос за ухо очень знакомым Найрэ жестом и добавила. — А еще он надежный. Если Лайнэ что-то сказал, он это сделает. И именно потому, что он такой, у него так мало друзей в братстве.

— В смысле? — Найрэ чуть приподнял брови, весьма заинтересованно глядя на собеседницу.

— Все его друзья похожи на него, — Сайрэсс улыбнулась. — Тоже хотят свободы. Свободы от Кодекса, от Совета, возможности пожить своей жизнью, своими силами… Вернее, как сказать… Хотят-то этого многие. Но немногие решаются признаться в этом хотя бы себе, — девушка хмыкнула. — А вокруг Лайнэ именно те, кто готов в любой момент заявить, что они устали от этих дурацких правил и невозможности решать за себя… Некоторые уже за глаза называют его окружение Стаей. И, в общем, сходство явное есть… Пока Лайнэ будет терпеть, они тоже не сдвинутся. Разве что будут вести с ним наводящие разговоры.

— Что-то в твоем голосе сквозит подозрительная мечтательность, — усмехнулся Найрэ. — Тоже хочется свободы?

— А я не спорю! — Сайрэсс гордо вскинула голову. — Я хочу попасть в эту Стаю! Очень хочу! Мне нравятся те, кто там есть! И к тому же, моя прапрабабушка была Волчицей! И я не собираюсь стыдиться своих корней, как некоторые!

— Мирэл, и это она должна за вами присматривать?! — изумился Айэрэн. — Ты в этом точно уверен?!

— Я уже давно ни в чем не уверен, — проворчал Странник. — Но Орегонд настоял. Хотя он все знает. Да-да, — ехидно усмехнулся он в ответ на недоверчивый взгляд девушки, — знает! Он ведь тебя просматривал перед Посвящением. Работа у старейшин такая — в наших помыслах копаться. Во избежание дальнейших неприятностей… Я вот удивляюсь, как тебя допустили?

— Раз допустили, значит, достойна, — вмешался Найрэ, ободряюще глядя на Сайрэсс. — Главное, чтобы Совет про эти ее измышления не узнал. И все будет нормально. В конце концов, это не так уж плохо — иметь собственное мнение на все.

— Скажи-ка это своим ученикам, — подколол его Альтамир. — Как-нибудь на уроке по правилам безопасности и правомерности использования магических сил.

— Вот поэтому помимо своего мнения нужно иметь еще и здоровый реализм в мышлении, — с достоинством ответил Маг. — Иначе могут быть крупные неприятности. И, поверь мне, молодежь это очень быстро постигает. Если судить по тому, что за все время существования братства изгнание применялось всего несколько раз.

Альтамира откровенно передернуло от воспоминаний. А Сайрэсс пожала плечами и заметила:

— На мой взгляд, в ближайшее время Совет на это не пойдет в любом случае. Ему сейчас еще бреши в наших рядах заделывать и заделывать. Какие уж там изгнания! Они и на Лайнэ-то только фыркают. Но что бы он ни устроил — самое страшное, что может случиться — это строгий выговор и какое-нибудь наказание, как бы кое-кому ни хотелось его выгнать. Потому что Мирэл правду сказал на Совете — Лайнэ один из лучших Странников. А таких немного осталось. И за последние годы незаметно, чтобы прибавилось… Конечно, рано или поздно эта ситуация исправится. Но совсем не так скоро, как хотелось бы Совету.

— Почему же? — полюбопытствовал Найрэ, глядя на девушку со все возрастающим интересом.

— Потому что старейшины боятся отпускать нас на Путь в одиночку, а найти наставников для всех сразу не представляется возможным, — она пожала плечами. — А как мы будем набираться опыта без практики? Нет, я понимаю, что они о нас волнуются. Но такой своей заботой Совет сам загоняет братство в тупик. Оставаясь здесь и зубря теорию, не научишься вести себя в сложных ситуациях в другом мире. Братству нужен именно опыт, который негде взять кроме как на практике. А для практики нет достаточно опытных наставников. Замкнутый круг получается. Представляете, сколько потребуется времени, чтобы вся наша молодежь получила этот жизненно необходимый опыт при том количестве наставников, которые есть сейчас? Ведь многие Странники отказываются учить. И Совету приходится их уговаривать. Вот ты, Мирэл, например, — она с долей осуждения посмотрела на него.

— Это будет даже дольше, чем ты думаешь, — едко заметил он. — Ты хоть представляешь, сколько времени нужно на самом деле, чтобы из одного ученика сделать действительно опытного Странника? На это годы уйдут! А мне как-то не особенно нравится мысль об ускорении обучения, чтобы за год из ребенка что-то вылепить, а тем более из двух-трех сразу. Потому что это получится именно что-то. В одиночку такие создания и года на Пути не выдержат. Нельзя за день научиться мастерски владеть мечом или за неделю познать всю магию. На это никто не способен! Настоящее наставничество понимает под собой определение сущности ученика, раскрытие его сильных и слабых сторон. Их развитие и тренировку. Выбор наиболее подходящей тактики поведения в различных ситуациях и ее отработка до уровня рефлекса. Жизнь в нескольких мирах… Это годы, Сайрэсс. Десятилетия! И это только с одним учеником. Не с двумя-тремя… А если будет неудача? Если после всего этого твой ученик, в которого ты часть своего сердца, своей души вложил, не выдержит? Не сможет выбраться из какой-то ситуации? Не вернется? Ты хоть знаешь, насколько это больно? Это так, словно из тебя душу вырывают! Поэтому те, кто действительно способен принять наставничество, не спешат сейчас брать новых учеников и выполнять требования Совета. Потому что неважно, год ты учишь или десять. Ты отдаешь им часть себя, сближаешься с ними. Иначе ты не настоящий наставник… Но реально сделать за год ученика полноценным Странником невозможно! Это нужно так все смять и скомкать, впихнуть годы обучения в луны… А уж если с несколькими сразу — точно не получится уделить им всем должного внимания. И слишком высока вероятность того, что они не вернутся из самостоятельного похода. А наставник будет всю жизнь помнить, что это были его ученики, его дети. И навсегда останется с ним это ощущение вины, потому что это и будет его вина, раз он не смог, не научил… Как ты думаешь, многим хочется это испытывать?

— Между прочим, из Лайнэ Странника меньше чем за год сделали, — заявила Сайрэсс. — И он до сих пор жив!

— Лайнэ, знаешь, не с нуля начинал. У него и школа была пожестче, чем у прочих. Так что это — совсем другая история, — отмахнулся Альтамир. — Ему с рождения было дано больше других. Но и спрос с него выше, если ты не заметила.

— Ему действительно дано намного больше, — кивнул Найрэ. — Он — воплощение духа Стаи. Он — созданный Силой Вожака. Я иногда даже не знаю, можно ли называть его рожденным. Ты просто не понимаешь, Сайрэсс. Он все это знал еще до своего рождения. Его отец предвидел, что скоро покинет этот мир. Но он не мог уйти, оставив Стаю без Вожака. Без такого Вожака, которому не могли не подчиниться Волки. Хэйла не могла вести их народ. Она не была ни Волчицей, ни Странницей, даже Вожачкой она не была. Поэтому их сын должен был быть таким, чтобы никто не сомневался в его волчьем духе. Чтобы Стая не ставила под сомнение, сможет ли сын такой матери повести их за собой. У Лайнэ огромная Сила, с большей частью которой он и сам до конца не разобрался. Но это Волк, для которого Путь — родной дом. Поэтому не стоит приводить его в качестве примера, — Маг вздохнул. — Боюсь, что и учить он станет вряд ли. Во-первых, Совет скорее всего не согласится, чтобы у него были ученики, справедливо опасаясь, что они станут такими же, как он. А во-вторых, почти все его знания и умения — это знания и умения Волков. И вряд ли они подойдут Странникам. Вы же совершенно разные.

Альтамир состроил неописуемую гримасу, а Сайрэсс горячо возразила:

— Но во мне тоже есть кровь Стаи! Я смогла бы понять!

— Нет, не думаю, — Найрэ покачал головой. — Ярт — чистый Волк. Наследник. Стараниями Лайнэ, крови Дневных в нем мизерная капля. А ты все-таки большей частью — Дневной Эльф. И как Лайнэ капля крови Лиственных не делает Дневным, так и тебя капля крови Стаи не делает Волчицей.

Девушка насупилась и молча отвернулась к шкафу.

— Знаешь, Инри. Поживем — увидим, — негромко проговорил Альтамир, справившись со своим лицом. — Когда очень хочется чему-то научиться, и ты прикладываешь к этому все силы… Я не говорю о том, что она сможет обрести Силу Волков. Но какие-то знания несомненно получит. Никому не помешает развить, к примеру, свою ловкость, силу, владение оружием. Научиться максимально использовать свои возможности… Ярт может научить этому, было бы желание.

— Да, этому может, — согласился Найрэ и взглянул на неподвижно застывшую фигурку возле книг. — Но, по-моему, ей хочется получить что-то большее, чем обычные тренировки. Верно, Рэсс?

Девушка, чуть помедлив, утвердительно кивнула.

— Может, и получит, — Альтамир пожал плечами. — Не думаю, что много. Но кто знает? Пока что Ярт даже не знает, что на нашу шею упало такое счастье.

— О! Когда узнает, я бы не хотел оказаться рядом, — со смешком отозвался Маг. — Зная Ярта, могу сразу сказать, что он будет весьма недоволен.

— Да почему? — недоуменно обернулась Сайрэсс.

— Да потому! — Найрэ усмехнулся. — Уж извини, девочка, но он никогда не потерпит, чтобы за ним присматривала соплячка.

— Я не соплячка! — взвилась она и удивленно хлопнула глазами, когда Найрэ упал на стол, задыхаясь от хохота.

— Знаешь, Мирэл! Мне кажется, они смогут понять друг друга, — выговорил он сквозь смех. — Если, конечно, не успеют до этого друг друга прикончить!

— Вот поэтому, видимо, к ним и приставлен я, — скорбно ответил Странник. — Никогда не думал, что меня будут использовать в качестве громоотвода. Вот она — благодарность братства за все годы моего тяжелого служения!

Найрэ даже прочувствовано всхлипнул. Зато Сайрэсс откровенно ехидно ухмылялась.

— Ой, Мирэл! А вы уже приехали? — раздался за спиной Странника радостный возглас.

— Эртэ, — он поспешно вскочил, чтобы обнять девушку, и улыбнулся. — Да, вчера вечером… А как твои дела? Когда же мы дождемся счастливого момента?

— Скоро уже, — Эртэнэль осторожно положила ладони на живот. — Просто наш малыш такой же неторопливый, как и его отец. Видимо, он все еще не может решить, стоит ли ему появляться на свет, или там, где он сейчас, ему лучше, — она чуть насмешливо взглянула на мужа.

— Тебе не стоило подниматься сюда, — Найрэ с легкой тревогой смотрел на нее. — А вдруг опять станет нехорошо?

— Ну, ведь здесь ты, — девушка ласково улыбнулась. — Чего мне волноваться?

— Тебе могло стать плохо на лестнице, — он решительно усадил в кресло. — Ты же понимаешь, что не стоило так рисковать! Тебе нужно заботится о себе!

— Инри, милый! Твоими стараниями обо мне заботится весь преподавательский состав Академии, — Эртэ отмахнулась. — Они вокруг меня бегают, как будто я из стекла сделана! Я сейчас еле-еле от Элээн отбилась. Она надо мной как наседка трясется… Это уже начинает раздражать, знаешь ли! Я ведь не больна! Я просто жду ребенка!

— Тебе вредно волноваться, — наставническим тоном проговорил Найрэ. — Поэтому я тебя очень прошу успокоиться.

— Я спокойна, — она обреченно вздохнула и заметила Сайрэсс, стоящую возле шкафа. — Ой, простите! Я, кажется, невовремя! У вас какой-то важный разговор? Я помешала?

— Нет, ничего серьезного, — Альтамир улыбнулся. — Обсуждаем Ярта. И пытаемся доказать этой молодой особе, что идея вернуть Стаю — не самая удачная.

— А Ярт хочет вернуть Стаю? — живо заинтересовалась Эртэ. — Как интересно! А что по этому поводу думает Совет?

— Слава богам, Совет об этом не слышал, — вздохнул Странник. — Да и Ярт, надеюсь, об этом тоже не думает… Просто эта девочка… Ах да! Простите мое воспитание!.. Эртэ, это Сайрэсс — наш наблюдатель от Совета. Сайрэсс, это Эртэнэль — жена Верховного, как ты уже могла догадаться… — он чуть помолчал и вопросительно взглянул на Найрэ. — Так о чем я?

— О том, что Сайрэсс мечтает попасть в Стаю, — улыбнулся Маг. — В целом, не такая уж плохая мечта. Некоторые, например, мечтают Врата поближе изучить. Это уже гораздо похуже будет, согласись.

— Между прочим, я считаю, что это у меня не мечта, а конкретная цель. Которой я намерена достигнуть, — буркнула Сайрэсс. — Поэтому, что бы вы ни говорили, Лайнэ долго на меня злиться не станет. Я ему свою правоту доказать смогу!

— Сможешь, — Эртэ скользнула по ней задумчивым взглядом. — Вы похожи. Думаю, он довольно быстро переведет тебя в младшие сестренки, — она посмотрела на Альтамира. — На твоем месте я бы не надеялась, что Ярт не думает о Стае… Думает. Он тоскует и чувствует себя неприкаянным, бездомным. И это верно. Потому что его дом — среди Волков, таких же, как он сам… — Странник слегка нахмурился, вспомнив разговор на дне рождения друга. — Я слышала, ты стал его наставником?

— Да, — Альтамир кивнул. — Были причины.

— Знаю. Терти рассказывала, — Эртэнэль задумчиво склонила голову набок и легко вздохнула. — Не уверена, что тебе стоило это делать.

— Я сделал так, как было лучше всего, — Альтамир чуть помрачнел. — Поверь мне, лучшего выхода просто не было.

— Ты так думаешь? — девушка качнула головой. — Ты ведь судишь по себе, Мирэл. Но Ярт другой. И я не уверена, что так лучше для него.

Сайрэсс с напряженным интересом ловила каждое слово. Если до этого момента она еще сомневалась, стоило ли следить за Альтамиром, сейчас ее сомнения рассеялись окончательно. Дискуссия, здесь протекающая, была весьма и весьма занимательной.

— Почему ты так говоришь? — поинтересовался Странник. — Ярт вполне согласен со мной. Он не возражает.

— Потому что ему нет причины возражать, — Эртэ пожала плечами. — В целом, это весьма неплохое решение. Он понимает, что ты это сделал, чтобы ему помочь. И что особенно это его не затронет. Вряд ли ты станешь ограничивать его волю… Но, на мой взгляд, стоило бы оставить все так, как было.

— И тогда это решение принял бы Совет. И попытался ему навязать, — Альтамир нервно взъерошил волосы. — А Ярт, разумеется, не подчинился бы! И знаешь, что могло из этого выйти?

— Он, наконец, стал бы свободным, — спокойно ответила Эртэнэль и прямо взглянула на друга. — Ваше братство держит его, сковывает. И Ярт это понимает. Он пытается приноровиться, но его сущность сопротивляется рамкам Кодекса. Хочет он этого или нет, осознанно или случайно так действует, но все его поступки просто кричат, что ему тесно в этой клетке, что ему не терпится скинуть ошейник. Это для тебя нормально — быть Странником, потому что иного ты не мыслишь. Для сестры это было приемлемо, хотя и она частенько ворчала по поводу старейшин. А для Ярта быть Странником — это фактически бороться со своей сущностью.

— Он был рожден Странником, как любой Волк, — возмутился Альтамир.

— Любой Волк был в десятки раз свободнее Странников, — парировала Эртэ, не сводя с него глаз. — И тебе это известно. Ты ведь тоже читал про Закон Стаи. Скажем прямо, он подразумевает под собой гораздо больше воли, чем ваш Кодекс. Напридумывали себе дурацких правил… Впрочем, извини. Я — не Странница. Не мне судить… Но запомни мои слова! Ярт уйдет из братства, не сам, так добьется того, что его выставят. И не стоит этому противодействовать. Потому что ему так будет лучше… И, знаешь, в этом они похожи с Фэль. Ей как-то удавалось мириться с братством и Советом. Наверное, потому, что ее там любили и ценили. И, к тому же, в свое время именно братство спасло ее от того еще Лайнэ… Но я знаю, как часто сестричка задумывалась о том, что было бы, уйди она в Стаю. И я помню, как грустнели при этом ее глаза. И как она страдала, когда Волки исчезли. Фэль до самого конца считала, что с Уходом Волков наш мир потерял слишком много. И если бы это было в ее силах, Фэль постаралась бы вернуть их, чего бы ей это ни стоило. Она еще и поэтому так возилась с Яртом, потому что он был последним из них… Ему я, конечно, об этом не рассказывала…

— И огромное тебе за это спасибо, — серьезно заявил Альтамир. — Если бы Ярт узнал, что таково было желание Фэль, он бы не задумываясь и не медля его выполнил, даже не представляя последствий. А сейчас это чревато слишком крупными проблемами для всего братства.

— Рано или поздно, но Ярт все равно начнет собирать свою Стаю, Мирэл, — вздохнула Эртэнэль. — И мне бы не хотелось, чтобы это послужило причиной для вашей ссоры. Ты должен осознать, что Волки необходимы нашему миру. Они — его часть. И они нужны Ярту. Для него это очень важно. Как для тебя — братство. И если есть еще такие желающие, как Сайрэсс, это просто прекрасно. Значит, есть надежда на то, что скоро мечта Фэль исполнится, — она слегка улыбнулась, посмотрев на девушку, изучающую названия книг. — Я не стану говорить об этом с Яртом. Не беспокойся. Потому что понимаю, что в этом случае он начнет торопиться и действительно натворит кучу глупостей. Он и сам осознает скоро, что Вожаку нужна Стая. И тогда выберет именно тех, кто точно будет близок ему, кого он сможет вести за собой, на кого сможет положиться. Тех, кто такой же, как он сам… И не сердись. У него просто такая судьба. Для тебя семья — это братство. Для Ярта семья — это Стая. Но ведь вы-то по-прежнему будете такими, как сейчас. И то, что он станет Вожаком, этого не изменит. Не изменит вашей дружбы. Разве я не права?

— Не знаю, — честно ответил Странник. — Я даже думать не хочу о том, что кучка молодых сорвиголов выйдет на Путь. Мне от одной такой мысли становится жутко. Ведь для них это будет означать отречение братства. А нынешняя молодежь очень неопытна…

— Стая тоже не сразу все постигла. И все Странники когда-то тоже были молодыми и глупыми, — усмехнулась Эртэ. — К тому же мне не кажется, что Ярт поведет за собой тех, кто не будет готов. А, поведя, головой будет отвечать за каждого из них не перед Советом, а перед собой. Как Вожаки Волков.

— И все-таки я бы не хотел, чтобы подобное случилось, — буркнул Альтамир.

— Но, к сожалению или к счастью, это зависит не от тебя, — Эртэнэль качнула головой. — И не от братства. Даже от Ярта это почти не зависит… Хотя он замешан в этом будет более прочих. Ярт может вернуть Волков. Потому что он Вожак. И это будут именно Волки, а не компания Странников, назвавшая себя Стаей.

— Правда, может? — Найрэ с любопытством смотрел на жену. — Почему ты мне никогда об этом не говорила?

— Потому что это касается Фэль, — девушка пожала плечами. — Я и сейчас не стану объяснять. Просто говорю, что Ярт может. Не знаю, умеет ли он, но что может — это несомненно.

Ушки Сайрэсс уже едва заметно подрагивали от напряжения. Ей большого труда стоило изображать безразличие. Она глубоко вздохнула и, не выдержав, спросила:

— А если он не умеет, кто-нибудь может ему объяснить?

— Только тот, кто лично знал Волков и присутствовал при их ритуалах, — улыбнулась Эртэнэль, игнорируя мрачный взгляд Альтамира. — Ну, или слышал очень подробный рассказ, хотя в этом случае могут быть неточности в описании. Да и в любом случае, таких знающих очень мало, если они вообще еще сохранились… И, к тому же, объяснить не значит — научить. Так что, если он не умеет, ему придется очень долго искать решение.

— Ну, скажем, сам ритуал довольно прост, — задумчиво пробормотала Сайрэсс. — Но, кажется, там нужно как-то использовать Силу Волка… Я точно не знаю, я об этом только слышала, — она тряхнула головой и с усмешкой взглянула на Найрэ. — Вот яркий пример необходимости опыта. В теории даже я могу рассказать, как проходит ритуал принятия в род… А я склонна предполагать, что именно так Стая сохраняла волчью кровь у своих детей, даже если один из родителей был Странником из другого народа… Но я слабо представляю, как это происходит на практике. Впрочем, если Лайнэ пожелает попрактиковаться, я даже согласна послужить материалом для испытания…

— Даже не думай! — оборвал ее Альтамир, сдвинув брови. — Пока ты с нами, я такого не позволю! — он посмотрел на друзей. — Нам пора. Рад был вас увидеть.

— Разве вы не останетесь на ужин? — Эртэ чуть приподняла брови.

— Нет, спасибо, — Альтамир кривовато улыбнулся. — Нас Терти дома ждет. Так что как-нибудь в другой раз.

— Ну, смотрите, — девушка пожала плечами. — Я тоже была рада увидеть тебя, — она сжала пальцами его ладонь и серьезно взглянула на Странника. — Мирэл, я прошу тебя, не спеши судить и осуждать. Подумай, что для тебя важнее — спокойствие братства или счастье друга. На чью сторону ты встанешь, когда придет время. А оно придет…

— Я бы предпочел не выбирать, — глухо проговорил Альтамир и кивнул Сайрэсс. — Идем, рыжая. Не будем мешать учебному процессу, раз уж ты так борешься за необходимость получения опыта.

— Да уж, Магам с этим не в пример легче, — вздохнула девушка и коротко поклонилась. — Приятно было познакомиться.

— Взаимно, — Эртэ улыбнулась ей. — Заходи еще, Сайрэсс. Поболтаем. Ты говоришь интересные вещи.

— Посмотрим, — Сайрэсс подошла к Альтамиру. — Ну, пошли, что ли?

— Ассэ, — Странник кивнул Магам и вместе с девушкой покинул кабинет.

— Зачем ты так с ним? — слегка укоризненно поинтересовался Найрэ, обнимая жену за плечи.

— Затем, что Мирэл должен понять, что не все в этом мире строится по одной мерке, — Эртэ прижалась щекой к его ладони. — Он знает, что Ярт может без братства, но все-таки считает, что в братстве ему будет лучше, и всеми силами пытается его там оставить. Он отказывается воспринимать Ярта как Волка, а не Странника, и однажды это может привести к серьезному конфликту. А мне бы не хотелось, чтобы они ссорились.

— Да, мне тоже, — Найрэ кивнул, зарываясь носом в ее волосы. — Но не стоило так давить на Альтамира. Он живет так, как привык за долгие годы.

— Наоборот, — возразила Эртэ, поднимая голову. — Именно поэтому и надо было давить на него. Потому что все меняется. Зато теперь он начнет думать и скоро поймет, что я права. Лучше будет, если Мирэл уже сейчас решит для себя, как относиться к той ситуации, чем разрываться между братством и Яртом, если бы это стало для него неожиданностью. Сейчас у него есть достаточно времени для обдумывания всего.

— Да уж. И свидетельство твоей правоты и одновременно повод для беспокойства у него прямо под носом, — Найрэ фыркнул. — Да теперь даже если он захочет, то не сможет об этом не думать!

— Ты об этой девочке? Сайрэсс? — уточнила Эртэ и хмыкнула. — А она милая!

— И действительно очень схожа с Яртом, — Найрэ улыбнулся. — У них даже жесты похожи… Интересно, это просто совпадение, или же она ему подражает?

— Думаю, немножко и того, и другого, — Эртэнэль взъерошила ему челку и поинтересовалась. — Она, правда, наблюдатель от Совета?

— Правда, — кивнул Найрэ. — Старейшины решили, что так безумства Ярта станут чуть посдержанней. А девушка получит жизненно необходимый для Странника опыт, поучившись у Волка.

— Бедное братство! — Эртэнэль хихикнула и вопросительно посмотрела на мужа. — А как к этому отнесся Ярт? Полагаю, без особого восторга.

— А Ярт пока ничего не знает, — Найрэ пожал плечами. — Он уехал еще до принятия решения.

— И, по-моему, тебя беспокоит его поездка, — заметила Эртэ. — Что-то случилось?

— Пока нет, — он вздохнул. — Да и вроде бы опасаться нечего. Но мне все равно неспокойно.

— Если тебя что-то беспокоит, поговори с ним и узнай все сам, — Эртэнэль поднялась и подошла к небольшому круглому столику темного дерева в углу кабинета. Положив на него ладони, девушка негромко проговорила:

— Энфэи лорэ…

На поверхности крышки проступили очертания материка. Вздыбились цепи гор, пышной зеленью покрылись леса, белым песком растеклась пустыня, серебристыми ниточками протянулись реки. К югу от Ваинэля едва заметно мерцала светлая точка, находящаяся в лесу.

— Он не так далеко, — заметила Эртэнэль и, улыбнувшись, обернулась к мужу. — Впрочем, твой связник его даже в Ипри выловит, — она вдруг чуть слышно охнула и вцепилась в его ладонь. — Ой-ой… Неужели началось?

Найрэ слегка побледнел и тревожно осведомился:

— Ты думаешь?

— Ох… Похоже на то, — Эртэ прикусила губу и вымучено улыбнулась. — Кажется, малыш, наконец, принял решение…


Академия словно затаила дыхание. Такая тишина стояла в ее коридорах и классах. Редкие ученики проходили по коридорам, да и те старались красться бесшумно, чтобы не потревожить эту необычную тишину.

Найрэ сидел в кабинете, беспокойно прислушиваясь к каждому шороху. Он вздрагивал всякий раз, как за дверью раздавались торопливые шаги. Но дверь не открывалась, и он снова замирал в напряжении.

Казалось, время движется бесконечно медленно. Всего около часа прошло с тех пор, как Элээн и Фальма выставили его из их с Эртэнэль комнаты, несмотря на все протесты и заявив, что маленьким на такое смотреть не рекомендуется. Но по ощущениям Айэрэн с тех пор минула уже не одна Вечность.

Он вскочил и описал еще один нервный круг по кабинету. И наткнулся взглядом на объемную карту Альтанатанэ на столе, которую Эртэ не успела закрыть. Светлая точка по-прежнему ровно мерцала в отдалении от серой мути за Границей Вэльтарета. Что-то по несколько странной дуге двигался Ярт. Зная его, Найрэ был готов предположить, что друг рванет напрямик через лес. А он пока что ехал караванной тропой на юг. Может, опасался слежки?

Маг несколько мгновений внимательно наблюдал за ним, а потом решительно коснулся точки пальцем. Над картой развернулся мерцающий экран…


— Лайнэ! — раздался слегка встревоженный голос Шалмиры, и Ярт, оставив измученного Исси в покое, помчался к костру.

— Что случилось? — поинтересовался он у девушки, внимательно что-то разглядывавшей.

— Вот, — она растерянно кивнула на его плащ, пряжка которого переливалась серебристым светом, неярко пульсирующим в сумерках.

— Так… — Ярт слегка помрачнел и щелкнул по камню ногтем. Перед ним появилась полупрозрачная фигура Найрэ.

— Ассэ, — Маг приветственно склонил голову. — Ну, и куда тебя опять понесло, непоседливый ты наш?

— Судя по тому, что Альтамир уже должен был бы вернуться, ты и сам знаешь, — успокоено хмыкнул Ярт, опускаясь на скрещенные ноги. — Надеюсь, ты меня вызвал не для того, чтобы читать мне гневные нотации на тему «Как ты мог…» и тому подобные?

— А что? В этом есть смысл? — Найрэ приподнял брови. — Нет, я просто хотел убедиться, что ты в порядке, и попросить тебя быть поосторожнее. Вэль коварен, не забывай об этом.

— Не забуду, — Ярт кивнул и слегка вопросительно взглянул на друга. — Что-то ты какой-то немного измученный… У тебя самого-то все в порядке?

— А… д-да, — отозвался тот, нервно к чему-то прислушавшись.

— Заметно, — Ярт ухмыльнулся. — А дергаешься ты для удовольствия, да?

— Уж поверь, есть причины, — буркнул Найрэ. — Но действительно, ничего серьезного… Как мне сегодня заявил Фольтес, я склонен дергаться по пустякам.

— Лайнэ, что случилось? — к костру выбежал запыхавшийся Исси и замер, глядя на Мага. — Ой…

— Вот теперь действительно «ой», — Найрэ сурово огляделся, задержав взгляд на Шалмире, и мрачно посмотрел на друга. — Ты, что, сдурел?! Ты этих щенков за собой в Вэль тащишь?!

— Ну, не такие уж они и щенки, — Ярт слегка прищурился. — И я их за собой не тащу. Они сами идут! Ты, кажется, должен бы меня знать лучше всех. И понимать, что я с собой никого не беру. Тем более в такие прогулки… Я их предупреждал. Но я им не указ. Они мне не подчиняются…

— Зато подчиняются Совету, — Найрэ сурово свел брови. — Совет знает, что они с тобой?.. Впрочем, да. О чем я… Совет не знает даже того, куда ты ушел… — он снова оглянулся на парочку. — Вы, двое! Не вздумайте с ним идти и возвращайтесь-ка домой! Иначе мне придется поставить старейшин в известность!

— Ты этого не сделаешь, — спокойно сказал Ярт. Очень спокойно.

— Это еще почему? — Найрэ фыркнул. — Они не должны попасть в Вэль!

— Зато я должен туда попасть, — Ярт слегка свел брови. — Но я не намерен по этому поводу грызться с Советом и доказывать свое право идти туда, когда мне хочется. Если старейшины узнают, что мы туда идем, эти ребята пострадают гораздо больше меня, даже если я скажу, что это моя вина… И вообще, Инри! Странники — существа свободные! У них сейчас нет задания и нет желания сидеть на одном месте! Поэтому эти двое идут со мной. И пока они со мной, я за них отвечаю, — он устало заправил непослушную прядь за ухо. — Если ты думаешь, что это моя идея, ты ошибаешься. Я не просил их идти за мной. Они пошли сами. И если бы я не взял их с собой, они пошли бы следом. Так, по крайней мере, они у меня на глазах. И если что, я смогу помочь… Или ты считаешь, что было бы лучше, иди они за мной самостоятельно?

— Но если с ними все же что-то случится… — начал Найрэ.

— Пока я жив, с ними все будет в порядке, — утвердительно заявил Ярт. — Я же сказал, что несу за них ответственность! Ты знаешь, я держу свое слово.

— Да, знаю, — Маг чуть помедлил. — Но мне кажется, Совету все-таки стоило бы об этом узнать. А то, похоже, их зря учат тому, куда и когда можно соваться. И когда есть смысл собой рисковать…

— Они не будут рисковать собой. За Границу я их не возьму, — Ярт качнул головой. — Они просто подождут меня в лесу. Верно, ребята? — он прямо взглянул на спутников и услышал в ответ нестройное «да». — Вот видишь? Так что не волнуйся за них и не подставляй меня перед Советом. У меня с ним и без того море неприятностей.

— Хорошо, — Найрэ задумчиво кивнул. — Но если вы не вернетесь через луну, я все-таки сообщу старейшинам о вашем местонахождении.

— Если мы через луну не вернемся, думаю, нам это уже будет без разницы, — усмехнулся Ярт. — Но мы вернемся. Поверь мне.

— Надеюсь, — Найрэ вздохнул. — Удачи тебе и береги себя. И возвращайся поскорее, — он чуть помолчал и добавил. — И… отцу там привет передавай. Скажи, что я бы приехал с тобой, но…

— Но у тебя жена скоро родит, и тебе некогда шататься в Вэль, — Ярт улыбнулся. — А ты Эртэ за меня обними. И Альтамиру скажи, что у меня все в порядке. Пусть бабушку успокоит. И скажет, чтобы она к сюрпризу готовилась…

— Да и ты тоже… к сюрпризу готовься, — неожиданно ухмыльнулся Маг и снова нервно дернулся. — Ладно. Извини. У меня дела, — и фигура Найрэ исчезла. Камень на пряжке перестал мерцать и теперь исправно отражал только блики костра.

— Ух, ты! — Шалмира коснулась украшения. — Связник! Настоящий! Никогда еще их не видела!

— Да. Это мне Инри на день рождения подарил, — Ярт задумчиво взъерошил челку и покачал головой. — Интересно, о каком сюрпризе он говорил?

Исси плюхнулся рядом с ним на траву и вопросительно взглянул на друга:

— А кто это был?

— Айэрэн Найрэ! — укоризненно ответила Шалмира еще до того, как Ярт рот открыл. — Должен бы знать!

— Откуда? Я же его ни разу в жизни не видел! — принялся оправдываться Исси. — Если бы знал, уж, наверное, не спрашивал бы!..

Ярт бросил еще один задумчивый взгляд на пряжку, словно ожидая, что Найрэ появится снова, а потом посмотрел на спутников:

— Так. Ужином займусь я. А вы, пожалуй, идите, займитесь своей практикой.

Шаллэ, только собравшаяся что-то сказать, закрыла рот и, встав, послушно направилась в Лес. Исси, ухватив из мешка яблоко, поспешил следом.

— Как ты думаешь, он это серьезно? — поинтересовалась девушка, опускаясь на мягкий мох.

— Что именно? — Исси вопросительно приподнял брови.

— О том, что он не возьмет нас за Границу, — она не спешила протягивать ему ладони, ожидая ответа.

Исси задумчиво догрыз яблоко и пожал плечами:

— Нет, конечно. Он это сказал, чтобы Айэрэн не стал сообщать о нас Совету. Не может же он всерьез рассчитывать, что после всего, что мы уже сделали, мы действительно станем просто дожидаться его перед Границей? Лайнэ не настолько наивен!

— Но мы подтвердили, что будем его ждать, — заметила Шаллэ.

— Это не считается! Мы просто не могли сказать иначе, — возразил Исси, но уверенности в его голосе поубавилось.

— И, тем не менее, мы дали слово, — Шалмира вздохнула и подала ему руки. — Ладно, после обсудим.

— Ну да, — Исси чуть помрачнел и сжал ее пальцы…

— И все-таки, это будет нечестно, если он воспользуется нашим словом, — заявил он, когда девушка решила передохнуть.

— Но мы ведь тоже поступили не совсем по чести, вынудив его взять нас с собой, — она вертела в пальцах веточку. — Лайнэ ведь действительно несет за нас ответственность, просили мы его об этом или нет. Мы для него — младшие…

— Мне кажется, или ты об этом сожалеешь? — ехидно поинтересовался Исси. — Тебе хочется, чтобы он видел в тебе равную, Шалмира? Или чтобы он видел в тебе достойную себя спутницу?

— Мне кажется, или эти глупости тебя заставляет говорить ревность? — не менее ехидно огрызнулась девушка и напряженно замолчала, глядя на помрачневшего Исси.

— Может, и ревность, — буркнул парень, не поднимая глаз. — Тебе-то что? Я ведь вижу, что ты в него влюбилась. А мне и на десятую долю таким не стать. И я это знаю. А еще знаю, что спутницу для себя он уже выбрал раз и навсегда, — Исси вскинул голову и прямо посмотрел на нее. — И тебе на ее место не встать, как бы ты ни старалась. Потому что никто в его глазах не сравнится с Фэльмарэ. Так что не будь смешной, Шаллэ. Даже не пытайся!

Шалмира резко вскочила и бросилась прочь. Исси какое-то время смотрел ей вслед, а потом с силой дернул себя за косичку и помчался за девушкой.

— Уйди! — крикнула она сквозь слезы, когда он ее нашел.

— Прости меня, — Исси мотнул головой и печально посмотрел на подругу. — Я не хотел… То есть, я хотел, чтобы… — он расстроено взмахнул руками. — Дрэит Нэртэ! Шаллэ, я так не могу!

— Чего ты не можешь? — она яростно смотрела на него. — Извиниться? Или придумать, как еще сильнее меня обидеть?

— Я не хотел тебя обижать, — Исси стиснул пальцы в кулак. — Просто я действительно не могу больше так на это смотреть! Шаллэ, я понимаю, что он — великолепный парень! Он лучше всех, кого я знаю. И, наверное, для вас, женщин, это еще более понятно. Недаром же вы все так на него смотрите… Но Лайнэ для вас недосягаем!

— Да! Потому что мы все для него — хуже, чем его Фэль! — Шалмира замотала головой. — Но ее больше нет! Она умерла!

— Но не для него, — Исси осторожно приблизился. — И никто из вас не сможет этого изменить. Она всегда будет с ним… Всегда — между вами… И я не хочу, чтобы ты себя мучила, — он нерешительно положил ладони ей на плечи. — Ты — моя подруга, Шаллэ, и я не хочу, чтобы тебе было больно. Да, я знаю, что я — не Лайнэ. И никогда таким не стану. Но в отличие от него, для меня ты — самая лучшая девушка на свете, потому что я тебя люблю…

— Что?! — она моментально забыла про свои обиды, так неожиданно это прозвучало.

— Я люблю тебя, — повторил Исси, прямо глядя в ее наполненные изумлением глаза. — Я это за прошедшие дни понял… Раньше, когда рядом с тобой все время Иламир был, я на тебя даже посмотреть боялся. Но ты мне всегда нравилась, Шаллэ, — он разжал руки и отвернулся, опустив плечи и чуть сгорбившись. — Хотя да… Не самое лучшее время и место для подобных признаний. Тем более, заранее бессмысленных…

— Почему ты так думаешь? — негромко поинтересовалась девушка.

— Да потому что тебе нравится Лайнэ, — парень махнул рукой. — А соперничать с ним — безнадежная затея. Хотя я все равно попытаюсь, — Исси обернулся, решительно глядя на нее.

— В вашем соперничестве нет смысла, — Шалмира прижалась к дереву и задумчиво-печально посмотрела на небо. — Лайнэ действительно нравится мне. Но я понимаю, что он никогда не посмотрит на меня. Так же, как на любую другую девушку. Мне бы, конечно, хотелось верить в обратное… Но я знаю, как он любит Фэль. Я понимаю, что воде никогда не заменить огонь. Мне не стать такой, как она. Тут ты прав. И никому не стать. Даже пытаться бесполезно… Так что зря ты начал этот разговор. Я не хуже тебя понимаю, как он ко мне относится. И что по-другому относиться не станет… Да, он потрясающий парень, это правда. Но он — как звезда. И чтобы до него дотянуться, нужно тоже быть звездой. Так что он тебе не соперник, Исси. Мы с ним просто друзья, не больше. И чем дольше мы вместе, тем сильнее мое восхищение его умом, его способностями, его талантами. Я восхищаюсь им и хочу быть похожей на него. Как на лучшего из нас. Но одновременно я все сильнее понимаю, что уже не вижу в нем героя из романа. Пропадает эта таинственность и возвышенность, потому что я узнаю его, как друга. Как хорошего друга. Узнаю, что ему нравится, а что нет. Что он любит, чем живет. Узнаю его характер, не самый простой, стоит признать. Раньше я столько о нем не знала, даже предположить многого не могла. А мы, женщины, склонны влюбляться в тайны, — Шалмира пожала плечами и неожиданно улыбнулась. — И знаешь, недавно я поняла, что сейчас я бы еще больше хотела быть с ним, но не как с парнем, а как с Вожаком. Ну, как ты. Потому что с ним просто. И очень надежно. И, ты прав был тогда, свободно. Я впервые ощутила себя свободной. Свободной от контроля брата, от контроля Совета. И это такое потрясающее чувство! Мне даже жаль стало, что в моей семье не было ни одного Волка… Тогда я бы тоже смогла попроситься в вашу компанию.

Исси удивленно смотрел на нее.

— Ладно, пойдем, — Шалмира вздохнула и отлепилась от ствола. — А то решит, что мы заблудились. И пойдет искать. С него станется.

Друг согласно кивнул, и они направились обратно к костру, не заметив, как за кустами прошелестел Сэллифэр.

Когда парочка вернулась на стоянку, Ярт взглянул на них и поинтересовался:

— Из-за чего поругались?

— А мы не ругались, — Шалмира пожала плечами.

Он несколько мгновений смотрел на нее, а потом хмуро свел брови:

— Но ты недавно плакала…

— Просто соринка в глаз попала, — торопливо проговорила девушка.

— Угу, — Ярт скептически приподнял бровь и кивнул. — Я вижу… Соринка… Исси, что случилось? И не вздумай врать!

— Ничего. Мы просто поспорили. Уже все в порядке, — друг мотнул головой.

— Я очень на это надеюсь, — Ярт снял котелок с огня. — Потому что меня не привлекает возможность поездки в обществе двух обиженных друг на друга друзей. Так что, если вы намерены и дальше ссориться, вам лучше развернуться и прямо сейчас поехать домой.

— Мы больше не будем, — тихо ответила Шалмира.

— Не рычи на них, вожак, — Сэллифэр повернулся к Ярту. — Они уже разрешили свои разногласия. У них просто был разговор по душам.

Ярт покачал головой и продолжил нарезать хлеб.

— Ужинайте, — он положил еду на кусок ткани и поднялся на ноги, повернувшись к лесу.

— А ты? — хором поинтересовались спутники.

— А я попозже поем, — Ярт подхватил свое оружие и оставил их у костра.

Сэллифэр бросил косой взгляд на полную миску и помчался следом.

— Что у них случилось? — поинтересовался парень, не оборачиваясь.

— Он любит ее и ревнует к тебе, — волк пристроился рядом. — Поэтому случайно сделал ей больно. А потом извинялся.

— Только этого мне не хватало, — Ярт тяжело вздохнул. — Может, мне тоже с ним поговорить по душам?

— Не стоит, — Сэллифэр покачал головой. — Ты им не поможешь. Можешь только помешать. Они должны разобраться в себе. Ей это сейчас необходимо. А он все равно будет беспокоиться, просто потому, что она ему дорога. Как тебе твоя волчица… — Ярт чуть помрачнел, а Сэллифэр, помолчав, договорил. — Твой друг считает, что она по-прежнему в тебя влюблена. И будет так считать, пока она не разубедит его… Хотя он уже сомневается. Но ему кажется, что ты можешь сделать ей больно. Даже если ты этого не хочешь сам.

— Йхаррэ… — Ярт остановился, мрачно глядя перед собой. — Да с чего ему в голову пришла такая глупость?! Чтобы я сделал Шаллэ больно?!

— Он любит ее. И боится за нее… Вспомни себя, — Сэллифэр сел. — Но я тебе говорю — не волнуйся. Я думаю, они быстро разберутся. Им просто нужно подольше побыть рядом… Они, правда, уже помирились. Не переживай.

— Ты не понимаешь. Я не могу вести за собой того, кто мне не доверяет, — Ярт покачал головой.

— Он доверяет тебе. Но он и боится за нее. Не сравнивай эти два чувства, — волк ткнулся носом в его ладонь. — Вожак, они уже не маленькие. И сами разберутся между собой. Ты им в этом не сможешь помочь. Так что успокойся. У тебя важное дело. Не стоит перед ним себя взвинчивать.

— Меня тревожит, что они могут снова поссориться. И не смогут действовать вместе, если это вдруг потребуется, — Ярт вытащил Нохлайн из ножен. — Хочется верить, что это не потребуется… Но после сегодняшнего визита Инри уверенности у меня поубавилось. Не стал бы он спрашивать — все ли в порядке, если бы все было в порядке.

— Если ты будешь и дальше настраивать себя, что впереди ждет что-то плохое, оно обязательно появится, — волк внимательно наблюдал за его кружением по небольшой полянке. — Ты сам найдешь его. Не думай о плохом. У тебя есть цель, которой ты должен достичь. Думай лучше о ней.

Ярт кивнул и перебросил клинок в другую руку.

Нохлайн бабочкой порхал в его пальцах, словно был невесомым. Чуть погодя, Ярт присоединил к нему и кинжал, решив, что стоит привыкнуть к новому оружию. Для полнейшего сосредоточения он закрыл глаза и теперь полагался только на свои ощущения и натренированное до уровня рефлексов тело.

Постепенно его движения стали более уверенными и быстрыми. Ярт атаковал невидимого противника или закрывался от несуществующих выпадов. И вскоре он уже кружился волчком в ореоле мерцающей в сумерках стали, краем сознания отмечая, что оружие становится все более послушным, начинает работать все более слаженно, не мешая друг другу.

Он замер в выпаде и открыл глаза, медленно опуская руки.

— Не устал? — поинтересовался Сэллифэр, лежащий неподалеку.

— Не волнуйся. Я еще и тебя потрепать могу, — ухмыльнулся парень, убирая оружие в ножны.

— Проверим? — глаза волка задорно блеснули, и он лениво потянулся.

— Без проблем, — Ярт скинул рубашку и расслабленно встряхнул руками. — Смотри, опять ведь иголок накушаешься.

— Здесь только листья, — Сэллифэр радостно оскалился и пробежался по поляне, огибая вожака по широкой дуге. — А их у нас обычно ешь ты.

— Значит, сменим традицию, — Ярт насмешливо наблюдал за его перемещением. — Что? Наивно надеешься усыпить мою бдительность?

Волк шутливо рыкнул и взлетел в прыжке. Парень легко уклонился и отскочил в сторону.

— Боишься? — Сэллифэр припал на передние лапы. — Да ты не беспокойся, сильно не оцарапаю.

— Да я боюсь, как бы тебя не помять, — усмехнулся Ярт и вновь увернулся от его выпада, успев дернуть волка за хвост. Сэллифэр не стал ждать и тут же вновь бросился на него.

— Да, на двух ногах ты освоился, — проговорил он, когда Ярт крепко держал его за холку. — Зато на четырех я тебя по-прежнему уделаю.

— А это неплохая мысль, — Ярт отпустил его и задумчиво прислушался к себе, будя волка внутри.

Его сознание на миг затуманилось в кратком всплеске сладкой боли, и мир ударил по нему всем своим многообразием. Он с наслаждением потянулся и встряхнулся, привыкая к себе.

Сэллифэр насмешливо смотрел на молодого черного волка, скачущего по траве:

— Щенок…

— А за щенка ответишь, — тот издал воинственный клич и бросился к нему.

Шаги невдалеке они услышали одновременно.

— Твои друзья о тебе беспокоятся, — Сэллифэр отскочил от него, выпуская яртову холку из клыков.

— Ничего, они нам не помешают, — Ярт бросил короткий взгляд в лес и снова налетел на спутника.

— Кажется, где-то здесь, — Шалмира неуверенно огляделась и прижала ладони к лицу, испуганно охнув. — Ой, Сэллифэр…

Она с тревогой наблюдала, как по траве катаются два волка — серебристо-белый и угольно-черный.

— Нужно ему помочь! — Исси рванулся вперед через кусты, стискивая в пальцах алтейн, но Шаллэ крепко схватила его за локоть и с легким недоумением вновь взглянула на зверей:

— Подожди… Ему не нужна твоя помощь… Это… Это, кажется, Лайнэ…

— Что?! — Исси изумленно взглянул на подругу. — Это Лайнэ?! Не может быть! Это невозможно!

— А ты много знаешь о том, что именно могли Волки? — девушка усмехнулась и уверенно кивнула. — Да. Точно Лайнэ. Неужели ты не чувствуешь? И они не дерутся, а просто играют.

Ярт вырвался из когтей Сэллифэра и усмехнулся:

— Крайне умная девочка. Ты согласен?

— Да уж, — Сэллифэр уклонился от его выпада. — Думаю, она бы со мной даже скорее тебя справилась.

— Пытаешься меня дразнить? — Ярт увернулся от него и клацнул зубами возле его уха. — Не получится!

— Зачем мне тебя дразнить? — Сэллифэр лапой шлепнул его по носу, из-за чего Ярт расфыркался и на некоторое время потерял бдительность. — Я и так могу с тобой справиться.

— Ладно-ладно, — Ярт мотнул головой, пытаясь избавиться от осторожно-крепкой хватки клыков на загривке. — Не всегда тебе будет везти. Рано или поздно я освоюсь со своими лапами и хвостом. Вот тогда и посмотрим.

Он чихнул и встряхнулся, ощутив, что Сэллифэр его отпустил.

— Знаю, — волк развалился на траве и лизнул свою лапу. — Вожак должен быть сильным и умным. Так что учись.

— Я стараюсь, — Ярт уселся и весело посмотрел в сторону друзей. — Эй, что вы там встали? Боитесь, что ли?

Исси неуверенно шагнул на поляну и внимательно оглядел молодого волка:

— Лайнэ?

— Нет, мой брат-близнец, — отозвался тот и вернулся в более привычную форму.

— Ух… — друг даже отшатнулся от неожиданности. — Ты умеешь превращаться в волка?

— Как и любой из Волков я могу быть волком, — Ярт пожал плечами и направился к своей рубахе, лежащей рядом с оружием, а потом ухмыльнулся, смерив удивленного Исси взглядом. — Да, любопытно будет взглянуть, какой волчонок из тебя получится.

— Я тоже так смогу? — недоверчиво посмотрел на него друг. — Ты не шутишь?

— Нет, не шучу, — Ярт натянул рубаху и поднял свои смертоносные игрушки. — Сможешь. Вот только для этого тебе сперва нужно разбудить свое чутье. А что-то успехов в этом направлении я пока не наблюдаю.

— Я буду стараться! Честно! — заверил его Исси и гордо посмотрел на девушку. — Я буду настоящим Волком!

— Будешь, будешь, — усмехнулся Ярт и чуть склонил голову набок. — А кстати… Что вы здесь делаете? Кто за костром приглядывает?

— А мы… — они переглянулись, — просто беспокоились. Тебя долго не было…

— А потом я боевой клич услышал, — Исси слегка виновато пожал плечами. — Вот и подумали…

— Ясно, — Ярт рассмеялся. — Нет. Все нормально. Мы просто поразмялись, — он обнял их за плечи и направился к костру. — А вот теперь самое время для ужина!

— Только он уже остыл, — осторожно заметила Шаллэ, стараясь поспеть за широкими шагами Волка.

— Это не беда. Я готов быка съесть. С рогами и копытами, — заявил Ярт. — Так что остывший ужин меня не пугает. При желании его ведь и подогреть можно… Если, конечно, будет на чем, — он остановился и скептически посмотрел на слабое трепыхание угасающего огня. — Разумеется, подбросить хвороста вы не догадались…

— А мы сейчас дров принесем, — Исси бросил остатки веток в костер и косо взглянул на подругу. — Да, Шаллэ?

— Конечно, — она кивнула и виновато посмотрела на Ярта. — Ты пока грей. Мы быстро.

— Давайте, — он улыбнулся и подвесил котелок с остатками ужина над огнем.

На следующее утро, открыв глаза, Шалмира обнаружила Лайнэ склонившимся над старой картой. Он внимательно изучал ее, время от времени бросая молчаливые взгляды на своего волка. Девушка уже знала, что так они беседуют, и иногда ей казалось, что она даже слышит обрывки фраз или даже куски диалогов.

Вот и сейчас Сэллифэр повел в ее сторону ухом, и Шаллэ словно услышала глуховатый голос: «Проснулась…». И сразу вслед за этим прозвучало:

— Доброе утро…

Лайнэ улыбнулся ей, сворачивая карту.

— Доброе утро, — девушка потянулась и слегка поклонилась на восток. — Приветствую…

— Завтрак скоро будет готов, — Ярт кивнул в сторону леса. — Ручей сама найдешь?

— Разумеется! — она фыркнула и направилась на журчание. Вернувшись, Шалмира обнаружила широко зевающего Исси, которого, похоже, только что растолкали.

— Садись, ешь, — он кивнул на завтрак.

Исси рысцой сбегал до ручья и вернулся изрядно взбодренный холодной водой. Он плюхнулся рядом с котелком и, последний раз зевнув, поинтересовался:

— Зачем надо было так рано вставать?

— Затем, что нас ждет длинный переход, — Ярт бросил на него короткий взгляд. — Нужно успеть до вечера добраться к Вороньим Елкам.

— Почему? — удивилась Шалмира. — Что за спешка?

— Я вообще спешу, если вы не заметили, — Ярт пожал плечами. — У меня дело, которое уже на дни считается. А от Вороньих Елок до Вэля за несколько дней можно добраться. Там прямая дорога идет. И там нас уже бесполезно будет догонять, даже если кто-то узнает. А пути до них как раз на день хорошей скачки. Так что лучше встать пораньше, чтобы лошадей не загонять. Твой Ручеек и так выглядит слегка измотанным.

— Это потому, что рядом слишком много волков, — усмехнулась Шаллэ. — И он еще не привык.

— Надеешься, что привыкнет? — Ярт, даже не дослушав ответа, резко обернулся к чаще и чуть прищурился. — Сэллифэр, слышал?

— Да, — волк сел рядом и посмотрел в том же направлении. — Там был кто-то… Мне кажется, что…

— Волк, — Ярт утвердительно кивнул. — Чужой?

— Нет, местный. Запах слишком сливается с запахом этого леса, — Сэллифэр жадно втянул носом воздух и нервно пристукнул хвостом. — И это волчица!

— Надеюсь, не брачная? — осведомился Ярт, слегка насмешливо глядя на него.

— Нет, — волк отвернулся. — Просто волчица. Молодая еще. Вряд ли старше трех лет… Старую мы бы не заметили.

— Это точно, — Ярт взъерошил его загривок и отвернулся от дебрей.

— Что случилось? — тревожно осведомилась Шалмира. — Вы кого-то учуяли там? Кого-то опасного?

— Нет, просто волчица с охоты возвращалась, — улыбнулся он. — Все в порядке.

Девушка заметно расслабилась. И Ярт вдруг поймал себя на странном ощущении удовольствия от этого небольшого признака доверия ему и веры в него. От того, что они не ставят под сомнение его слова и решения. Это было приятно. И в то же время неожиданно естественно.

И вдвойне ценнее это признание было из-за того, что его спутники были не вэльтаретской молодежью, готовой табуном идти за самым безбашенным, а вполне себе умными и даже где-то опытными Странниками.

Он тряхнул головой, отгоняя мысли, и принялся собирать свою сумку. Исси дожевал завтрак и помчался мыть посуду. Шалмира в свою очередь убралась на месте стоянки и занялась своей шевелюрой. И впервые обратила внимание на то, чем свои волосы расчесывает Ярт.

Гребешок у него был старый, костяной, с темным изумрудом по центру. И явно женский. Потому что был чересчур изящным для руки Волка.

Ярт заметил ее удивленный взгляд и вопросительно приподнял брови:

— Что?

— Ничего, — девушка качнула головой. — Просто гребень у тебя необычный. Наверное, не очень удобно таким маленьким расчесываться?

— Меня устраивает, — коротко ответил Ярт и чуть крепче сжал пальцы.

— Подарок? — поинтересовалась Шаллэ.

— Память, — он заправил упавшую на лицо прядь за ухо и несколько поспешно убрал гребень в сумку.

Шалмира взглянула в его глаза и сочла за благо дальше не расспрашивать.

— Исси, ты там еще не утонул? — крикнул Ярт, перекидывая плащ через плечо.

— Нет, — друг с пыхтением продирался сквозь кусты. — Там просто…

— Волки, — договорил Сэллифэр, бесшумно возникший рядом с Яртом. — Я еще троих видел, но, кажется, их больше. Похоже на целую семью. А может быть, даже стая.

— Возможно, это потомство спутников Стаи, — Ярт задумчиво потеребил прядь волос, а потом чуть улыбнулся. — Что ж, если так, то это даже к лучшему! По крайней мере, с ними можно будет попытаться договориться. Они должны знать о Стае!

Сэллифэр согласно кивнул:

— Я попробую поговорить с ними. Хотя они и не показались мне особенно общительными.

— Поговори, — вслух пробормотал Ярт, почесав его за ухом. — Если это действительно спутники Стаи, это будет просто великолепно.

— Ты о чем? — поинтересовалась Шалмира, безуспешно пытающаяся угадать содержание их безмолвной беседы.

— О делах, — Ярт качнул головой и взлетел в седло. — Ладно, поехали. Мы и так уже задерживаемся.

Шалмира недовольно пробурчала под нос, что вот так всегда — ее вопросы пропускают мимо ушей, но все же села верхом и направила Ручейка следом за Гэллэром.

«Исси», — мысленно окликнул друга Ярт.

Тот встрепенулся и ошалело посмотрел на него:

— Чего?

«Слышишь… Это радует, — Ярт отвернулся. — Только не говори вслух. Я тебя услышу…»

Шалмира недоуменно смотрела на друга:

— Исси, ты что, на ходу спишь?

— Угу, — пробурчал тот, бросив косой взгляд на ее насмешливую улыбку. — Не выспался…

Девушка рассмеялась и хлопнула его по плечу:

— Давай, просыпайся! А не то отстанешь!

— Постараюсь, — парень поднял глаза на едущего впереди Ярта и с мысленным напряжением обратился к нему. — «Ты чего-то сказать хотел?»

«Не напрягайся так… А то ты не говоришь, а как будто кричишь… Я тебя слышу, не волнуйся… — Ярт не оборачивался, но Исси словно воочию увидел легкую насмешку. — Да, хотел… Возможно, что эти волки — потомство спутников Стаи. Ты же знаешь, что с Волками всегда бегали звери… Я думаю, что кто-то из них уцелел, а это их дети… Я хочу попытаться договориться с ними… Как думаешь?»

«И у нас будут свои спутники? — восхищенно отозвался Исси. — Это здорово!»

«Не знаю… Может ведь и не получиться. Я все-таки не мой отец, меня они могут и не признать Вожаком. А может быть, это просто волчье семейство, а не спутники Стаи, — Ярт немного помолчал. — А если и спутники… Мы ведь не можем точно знать, есть ли среди них именно твой волк… Так что ты заранее не обнадеживайся. Я тебе просто сказал, чтобы ты был готов… Но вероятность того, что это просто волки достаточно велика, так что…»

— Сэллифэр тоже обычный волк, — вслух заметил Исси. — Но ведь он с тобой бегает…

Ярт со вздохом обернулся и кисло посмотрел на друга:

— Если тебе так хочется, можешь за ними погоняться. Коли там есть предназначенный для тебя зверь, он тебя сам найдет… Но только ждать я тебя не стану, ты это учти… На обратной дороге — сколько угодно. Но не сейчас. Поедешь?

— Не, — Исси отрицательно замотал головой. — Я с тобой.

— Я не сомневался, — Ярт отвернулся и чуть ускорил бег коня.

— Ребята, а вы вообще о чем? — Шалмира недоумевающе переводила взгляд с одного на другого.

— О волках, — лаконично отозвался Ярт.

— Лайнэ сказал, что здесь, возможно, бегают остатки той стаи, которая… бегала со Стаей, — Исси рассмеялся неожиданному каламбуру. — Если это так, то у меня есть возможность получить своего спутника…

— Найти, — поправил его Ярт и снова замолчал.

— Ну да, найти, — согласился Исси. — Насколько я помню, в Стае спутник означал…

— Ничего, — закончил Ярт и обернулся. — Просто каждому Волку с рождения был предназначен волк. Это алтейн означал вступление в возраст, когда ты свободен принимать свои решения, заводить семью, выполнять одиночные поручения. В общем, то, что ты уже взрослый. А волки всегда были друзьями Стаи. С самого Прихода. Это они изменили то племя Эльфов в Стаю, а Эльфы, в свою очередь, немного изменили волчий народ… Спутники Стаи отнюдь не обычные звери. Как и всякий волк, пришедший извне и принявший узы единения… Есть такой ритуал. Такого не могло быть, чтобы у Волка не было спутника. Он мог родиться без дара Пути, но волк был ему предназначен в любом случае. Это наша часть, наши тени, как однажды выразился Сэллифэр… Вот так.

— А сам Сэллифэр тоже из спутников? — Шалмира с любопытством слушала его рассказ.

— Сэллифэр был обычным северным волком, когда я его встретил, — Ярт легко улыбнулся. — Но мы нашли друг друга… Хотя ритуал уз единения я провел не так давно. Просто до недавнего времени я о нем даже не подозревал. Но теперь Сэллифэр — мой волк, мой полноправный спутник…

— И вожак волков, которые станут бегать с нашей Стаей, — добавил Исси.

— Если Стая будет, — качнул головой Ярт. — Ее может и не быть… Потому что я не уверен в том, что это правильно — возвращать ее.

— Слава богам! — вполголоса вздохнула Шаллэ.

— А почему тебе не нравится мысль о том, что это может произойти? — прямо спросил Ярт.

— Нет, не то чтобы не нравится… Меня пугает мысль о том, что об этом могут узнать старейшины. И тогда вас всех изгонят, — твердо ответила девушка. — Я бы такого не хотела! Вы же мои друзья!

— Если я когда-нибудь на самом деле решу создать Стаю, я сам уйду из братства, — усмехнулся Ярт, хотя глаза его были серьезны. — Потому что Стая, которая станет подчиняться Совету, Стаей по определению быть не может. Волки свободны и подчиняются лишь своему Вожаку и своему Закону… — он взглянул на Шалмиру. — И знаешь, мне кажется, что это понравилось бы многим. И именно поэтому я не знаю, правильно ли будет сейчас так поступать. Потому что теперь это только еще больше ослабит братство. А я не хочу этого. Фэль мне этого не простила бы. Да и Альтамир, мне кажется, не одобрит…

— Как будто, если ты захочешь что-то сделать, тебя это остановит, — фыркнула девушка и хитро прищурилась. — Альтамир ведь и эту поездку одобрил вряд ли. Но ты же поехал! Разве нет?

— Потому что в этом случае он меня понимает и знает, что мною движет. Это близко и ему. Он осознает, насколько важна для меня эта поездка, — Ярт пожал плечами. — Да, не одобряет, но может понять и решить, как бы сам поступил на моем месте… А вот Стаю — новую Стаю, мою — он осудит… Потому что для него очень важно братство. Потому что я не смогу ему объяснить, чем это важно для меня. Я слишком хорошо знаю, насколько Мирэл предан своему делу. И как бы ему ни претили некоторые поступки и решения Совета, он будет бороться за братство до конца. Что бы Мирэл ни сделал, это всегда будет защищать интересы братства. И это еще одна причина моего колебания. Я не хочу ставить друга перед выбором — я или его идеалы. Я не хочу быть ему противником.

— Если он действительно твой друг, он должен будет понять, почему для тебя это так важно. Понять и принять… — негромко проговорила Шалмира, поднимая на него сумрачные глаза. — Ты не сможешь всю жизнь балансировать между своими интересами и его надеждами. И не сможешь всю жизнь жить в одиночку. Хочешь ты того или нет, ты — Вожак. И вокруг тебя всегда будет собираться Стая… Как бы она ни называлась… Ты можешь не замечать этого, но к твоим словам будут прислушиваться, а твои просьбы будут выполняться охотнее. Уже выполняются… По крайней мере среди тех, кто считает тебя своим другом, — она задумчиво поправила волосы. — Даже те, кто старше тебя, признают твое главенство. Независимо от того, знают ли они о том, что ты Вожак, или нет. Это у тебя как-то само собой получается. Не зря же у тебя имя такое…

— Какое? — Ярт чуть приподнял бровь.

— Я про первое. Тебя ведь еще Яртом зовут, — Шаллэ пожала плечами.

— Ну да, Одиночка. Только в братстве меня привыкли звать Лайнэ, — он кивнул.

— Нет-нет, не Одиночка, — девушка замотала головой. — «Ярт» имеет более древнее значение — «первый»… Не знал?

— Нет, — Ярт удивленно моргнул. — В Вэле это имело именно значение «одиночка», «один»… Я про другие даже не думал.

— Ну вот, а они есть, — Шаллэ улыбнулась. — И на мой взгляд гораздо правильнее звать тебя Первым. Это ведь тоже в твоем характере — быть впереди всех, лучше всех… И, кстати, чудное сочетаньице твоих имен получается. Как раз под стать Вожаку.

— Ярт Лайнэ — Первый Волк, — Исси на мгновение зажмурился. — А это ведь и есть Вожак, если подумать.

— Пожалуй, — Ярт призадумался и вдруг подозрительно уставился на подругу. — Слушай-ка, Шаллэ… Я понять не могу, ты меня осуждаешь или, наоборот, поддерживаешь эту затею?

— А я и сама пока не знаю, — честно ответила девушка. — И интересно, и, одновременно, страшно узнать, что же из всего этого может получиться…

— Отличное приключение, — заявил Исси, насмешливо взглянув на нее. — И тема для обсуждения в Совете как минимум еще лет на десять. Будет старейшинам чем заняться. Вот уж твой братец порадуется.

— Исси… — предупреждающе начал Ярт, но смех Шалмиры его перебил. Девушка звонко расхохоталась и кивнула:

— Вот уж точно! Кто этому больше всех… не знаю даже — огорчится или обрадуется, так это Ллаэ… Может быть, хоть от ребят на время отстанет!

— Мне вот любопытно, за что Иламир меня так невзлюбил? — поинтересовался Ярт. — Давно хотел спросить, да как-то к месту не приходилось… Вроде бы я ему ничего плохого в жизни не сделал!

— А он тебя не невзлюбил. Он тебе просто завидует, — пожала плечами Шалмира. — Хотя очень не хочет в этом даже себе признаваться. Ллаэ — это просто ходячее воплощение Кодекса. Ему даже в голову не может придти, что правила иногда стоит нарушать. Поэтому у него очень часто ничего не выходит, а если и выходит, то с таким скрежетом… И ему просто обидно, что появился вот такой непочтительный и непослушный ты, которому все как будто само лезет в руки. И по Пути ты ходишь проще и чаще, и дерешься лучше, и Фэль твоей наставницей была, и герой, и любят тебя больше, а не любят, так уважают… А ведь по его мнению, он и старше, и опытнее, и достойнее. И самое главное — абсолютно Дневной Эльф, истинный Странник, а не какой-то там сомнительный Волк, не пойми, где выросший. А вот поди ж ты, не везет ему — не ценят, не любят, не уважают, не слушают, а некоторые — так и вообще откровенно смеются, — она бросила косой взгляд на ехидную ухмылку Исси. — Вот он и бесится, пытается найти в тебе все самое неприглядное, чтобы себя убедить в собственной правоте. А ведь в душе Иламир прекрасно осознает, что правды в этом нет, что ты действительно достоин всего, что имеешь, и что бьет тебя жизнь не в пример сильнее, чем его, что потерял ты много больше, чем любой из нас, и это осознание собственной неправоты его еще сильнее злит. Ведь Ллаэ привык всегда быть правым.

— Могу ему только посочувствовать, — вздохнул Ярт. — Боюсь, что помочь Иламиру не в моих силах. Хотя я все равно не могу понять, как он может быть таким… э-э…

— Тупоголовым? — подсказала Шаллэ. — Альтамир именно так выразился.

— Ну, иногда возможно. Хотя Ллаэ вполне способен на светлые мысли, — Ярт качнул головой. — Нет, я хотел сказать — предвзятым. Он же меня совсем не знает. И узнать даже не пытается.

— Иламир не любит Волков. Он не может простить себе, что однажды Стая спасла ему жизнь, когда братец в очередной раз пытался выполнить все по правилам, — Шаллэ вздохнула. — В Темном мире…

— О-о… — Ярт сочувствующе покивал. — Ясно.

— Они его спасли, естественно, нарушив при этом всевозможные уложения Кодекса, — Шалмира вздохнула еще тяжелее и кисло взглянула на Ярта. — А потом кто-то еще и отчитал его, сказав, что таким непутевым соплякам, как мой брат, нечего делать на Пути, если они не способны разобраться, когда уместен дурацкий Кодекс братства, а когда нужно забывать про все правила, чтобы выжить… Я сильно подозреваю, что этим некто был твой отец.

— Это многое объясняет, — Ярт хмыкнул.

— Вы, разумеется, понимаете, что Ллаэ предпочитает никому об этом не рассказывать, — Шаллэ бросила на него косой взгляд.

— Разумеется, понимаем. И рассказывать никому не будем. Верно, Исси? — Ярт в упор смотрел на друга, по лицу которого уже разлилась великолепно-хитрющая улыбка.

Исси скис и кивнул:

— Верно. Хотя и хочется.

— А ты подумай, насколько это не по чести, — подмигнул ему Ярт. — И сразу расхочется.

— Да, пожалуй, ты прав, — призадумался друг.

А Ярт в очередной раз нервно огляделся. Его не оставляло чувство, что за их компанией пристально следят. И невозможность уловить местонахождение их незаметного попутчика его несколько озадачивала. Было весьма неуютно ощущать себя под надзором, природа которого была не совсем ясна. Он не был агрессивным, даже просто настороженным. Иногда пропадал, но вскоре появлялся снова. И носил скорее отпечаток любопытства. Но все же чувствовалось, что их сопровождающий отнюдь не желал вступать в контакт. Словно незаметные сторожа провожали их по своей земле, следя, чтобы незваные гости чего не натворили.

И это слегка настораживало. Парень терпеть не мог такой неопределенности, когда непонятно, стоит ли опасаться или лучше махнуть рукой. Ярт сам не заметил, как его пальцы машинально проверили удобное расположение кинжала и меча. Он вполуха слушал беззаботную болтовню спутников и цепко ощупывал глазами лес по обе стороны от дороги. В какой-то момент ему показалось, что в тени мелькнул темно-серый мех, но полной уверенности в этом не было. А Сэллифэр носился где-то впереди, пытаясь найти тех волков, что посетили их сегодня утром.

«Ладно, успокойся! — приказал себе Ярт. — Хватит метаться! Пока что ничего опасного не случилось. И ничего не будет! Ты быстрее и сильнее… Чтобы напасть, всегда нужно какое-то время. А приготовиться к отражению атаки — хватит и мгновения… И вообще, непохоже, чтобы кто-то собирался на нас нападать. Просто следят, чтобы мы ничего не натворили», — но пальцы его еще раз скользнули по кинжалу.


Вороньи Елки появились перед ними уже в густых сумерках. Ярт сочувственно посмотрел на спутников, которые осторожно брели за ним, словно слепые котята, и в очередной раз порадовался, что его зрение позволяет видеть даже в кромешной темноте.

Он отыскал приличное место для стоянки невдалеке от небольшого ключа и быстро развел костер. Исси отправился в лес за дровами. А Шаллэ занялась готовкой. Но время от времени девушка неуютно поводила плечами и украдкой оглядывалась по сторонам.

Ярт некоторое время наблюдал за ней, а потом поинтересовался:

— В чем дело? Тебя что-то беспокоит?

— Нет, — она слегка смутилась и нервно стукнула ложкой по краю котелка. — Просто… Что-то здесь не так. Как будто давит слегка.

— А, ну здесь это нормально, — успокоился Ярт. — Расслабься, и все пройдет.

— Не думаю, — пробурчала девушка.

Из леса, нервно озираясь, вернулся Исси, неся охапку хвороста.

— С ума сойти! Никогда не слышал в лесу такой тишины, — почему-то шепотом проговорил он. — Мне даже не по себе стало… Лайнэ, куда ты нас завел? Что это за место?

— Скоро узнаешь, — Ярт непринужденно улыбнулся и развалился на плаще, играя кинжалом.

Ощущение пристального внимания ничуть не ослабевало. Даже наоборот, оно стало постоянным, и вот теперь в нем сквозило определенное напряжение.

— А где Сэллифэр? — вдруг спросила Шаллэ. — Странно, я только сейчас подумала, что его весь день не видно было.

— Скоро придет, — отозвался Ярт и чуть усмехнулся. — А ты бы лучше за ужином следила, а то ведь пригорит сейчас, судя по запаху.

— Ох, — спохватилась она и склонилась над котелком.

Ярта несколько забавляла неожиданно появившаяся сплоченность их компании. Ребята дружно направились с ним до ключа мыть посуду, а потом, ни на шаг не отставая, вернулись обратно. И на стоянке сели в нескольких шагах от него на одном плаще, как два взъерошенных воробья. Оба слегка нервничающие и чуть испуганные странностью этого места.

Ярт тоже ощущал ее. Здесь была Память. Очень много Памяти… Много крови… Ее запах до сих пор шел от этой земли. Временами на него накатывали слабые потоки видений. Видений двадцатичетырехлетней давности. Огни, сверкающее оружие, отзвуки боя, воинственная песнь Волков, чужие оскаленные морды, тощие темные тела…

Ярт сам не заметил, как на стоянке воцарилась мертвая тишина, прерываемая только потрескиванием костра. Очнувшись, он посмотрел на небо и решил — пора!

— Шаллэ, присмотришь за огнем, — проговорил парень, поднимаясь на ноги.

— А вы куда? — тревожно встрепенулась девушка.

— Недалеко, — Ярт взглянул на Исси. — Тут рядом одно место Памяти… Нам нужно туда сходить.

— Можно мне с вами? — неуверенно попросилась она. — Одной оставаться как-то не хочется. Тут действительно неуютно.

— Хорошо, — Ярт пожал плечами и покачал головой. — Тогда подбрось пару веток потолще. И пойдем, — он резко обернулся в лес, ощутив, что их сторож встревожился.

— Что-то не так? — Исси, вставший рядом с ним, тоже нервно озирнулся и машинально сжал меч.

— Нет, показалось… — медленно проговорил Ярт и бросил взгляд на друга. — Успокойся. Все нормально… И оставь оружие здесь, — он еще раз посмотрел на кусты и бесшумно направился в темноту.

Позади раздался лязг брошенного меча и торопливые шаги друзей, быстро бегущих за ним. Если до этого в лесу было тихо, то теперь это место явно вспомнило, что такое звуки.

— Ну, кто же так ходит по лесу? — укоризненно заметил Ярт, когда парочка его нагнала. — Вы же Странники! Неужели вас не учили не устраивать шум? Нужно уметь передвигаться так, чтобы ни одна веточка не хрустнула!

— Учили, — Шаллэ виновато потупилась. — Только тогда был день, и все веточки и кусты видно было! Днем я так ходить могу!

— А нужно и ночью так ходить, — назидательно заметил он. — Попробуйте! Потом пригодится.

Спутники, старательно затаивая дыхание, попытались. Ярт, посмеиваясь, присел на корягу:

— Давайте-давайте! Учитесь! Исси, не надо так пыхтеть. Дыши спокойно… Шаг мягче! Представьте, что у вас ноги как вода, обтекают, обволакивают, сливаются… Вы же не на параде! Вот, уже лучше… Шаллэ, молодец! Все правильно делаешь! Так и продолжай… — он ощущал, как занятые посторонним делом, друзья забывают о своей тревоге и настороженности, а потом резко поднялся и хлопнул в ладоши. — Ладно, хватит! Потом еще раз попробуете! А сейчас дальше пойдем. Не стоит время терять.

И вновь зашагал по лесу.

Терти достаточно подробно описала ему, как добраться до того места. Но за прошедшие годы лес несколько изменился, и приходилось наполовину полагаться на свое чутье.

Высокий холм, покрытый густой высокой травой и небольшими кустиками, где в сплетении гибких ветвей проглядывали бутоны эллайн — Волчьих Звезд, как их в свое время назвал Ярт, появился перед ними несколько неожиданно. Ярт остановился и ощутил, как ему в спину уткнулся Исси.

— Это здесь, да? — шепотом поинтересовался друг.

— Да, — коротко ответил Ярт и медленно подошел к кургану.

Над этим местом тоже висела тишина. Только какая-то задумчивая. Даже трава не шелестела, хотя ветер ее очевидно пригибал.

Ярт осторожно опустился на колени и положил ладони на подножие холма. Исси и Шаллэ стояли позади, притихшие и серьезные. Их молчание было благоговейно-робким.

— Мы помним вас. И никогда не забудем, что вы сделали для этого мира, — одними губами произнес парень и прикрыл глаза, вслушиваясь в это место.

И вдруг его ладоней как будто коснулись десятки рук одновременно. Он услышал беззвучную волчью песнь.

«Мы слышим тебя…»

«Мы чувствуем тебя…»

«Мы благословляем тебя…»

«Мы надеемся на тебя…»

Голоса сливались, и вскоре Ярт мог различить лишь одну фразу, проникнутую страстью и мольбой:

«Собери Стаю… Ты должен найти Стаю… Тогда мы обретем покой…»

— Ты слышал слово своего народа, — раздался голос Лайнэ, и Ярт непроизвольно огляделся по сторонам. Разумеется, отца рядом не было. Он, как всегда, был где-то внутри.

— Что же мне делать, отец? — беззвучно спросил Ярт, опуская голову.

— Мы не можем приказывать тебе, сын, — Лайнэ помолчал. — Ты все равно должен решать сам. Это должно быть твое решение. Что будет лучше для тебя. Но ты слышал слово своего народа, его желание. И мое мнение ты тоже знаешь — Вожаку нужна Стая. Он не может быть один… И все-таки, чего же хочешь ты сам? Хочешь ли ты сам быть Вожаком и вести за собой? Это должен быть твой выбор!

Ярт на мгновение прикрыл глаза и решительно кивнул:

— Хочу! Я слышал слово моего народа! Я верну Стаю миру! Слово Вожака…

— Я надеялся это услышать, — произнес Лайнэ и уже другим тоном добавил. — Как-то странно осознавать, что стоишь на собственной могиле…

Ярт рассмеялся. Свободно и счастливо. Ощутив, как свалился с плеч тяжелый груз сомнений и тревог.

И, резко оборвав смех, отпрыгнул в сторону, уклоняясь от чего-то черного, налетевшего на него со стороны, и краем сознания слыша слаженный вскрик Исси и Шалмиры:

— Осторожнее!

В темноте сверкнул нож, и Ярт несколько обеспокоено вспомнил, что оружие они оставили у костра.

— Это ты за нами следишь? — поинтересовался он у неизвестного противника, пытаясь избрать наиболее удачное положение для продолжения схватки. Судя по всему, одним прыжком намерения нападавшего не ограничатся. Ярт краем глаза оглядел окрестности, ни на миг не выпуская из виду черную тень перед собой.

— Я тебя с утра заметил, — насмешливо добавил он, пытаясь вывести противника из равновесия. — Впрочем, тебя даже глухой заяц за сто шагов услышит.

Впереди послышалось низкое рычание и ожидаемый им бросок. В этот раз Ярт уворачиваться не стал, а, слегка уйдя от удара, перехватил противника за запястье, вынуждая бросить нож, и завернул ему руку за спину.

Вернее, ей. Потому что при ближайшем рассмотрении оказалось, что на него напала девушка.

— Так, красавица, — Ярт сжал руку покрепче, пресекая всякие попытки вырваться. — Ну-ка, объясни мне, что это ты на мирных проезжих с ножами бросаешься? Мы тебе, вроде бы, ничего дурного не сделали. И даже не собирались. Или ты нечаянно людоедством грешишь?

— Нет! Просто собака, смеявшаяся над прахом великого народа, достойна смерти, — прошипело это чудо природы, бессильно сжимая кулаки.

— Чудесно, — Ярт приподнял брови. — Ты кто? Местный Страж, что ли?

— Можешь считать, что да! — она попыталась гордо вздернуть голову, отчаянно косясь назад в надежде разглядеть своего противника.

— Угу… — задумчиво хмыкнул парень и заметил ее косые взгляды. — Что? Посмотреть на меня хочется? А сделать это до того, как налететь, ты не догадалась? Ну ладно, смотри, — он разжал руки и сложил их на груди, чуть насмешливо глядя на нее сверху вниз.

В следующий момент ему посчастливилось наблюдать молниеносную смену выражений на ее лице: узнавание, изумление, суеверный страх, задумчивость и восторг. Все это промелькнуло за мгновение, после чего девчонка бросилась ему на шею с радостным визгом:

— Лайнэ!!! Это ты?!! Но как это возможно?! Я ведь… — она покосилась на курган и вопросительно посмотрела на него.

— Так. Начнем с простого, — Ярт разжал ее руки и поинтересовался. — Тебя как зовут?

— А ты, что, не помнишь? — с совершенно детским огорчением выдохнула она. — Ты меня забыл?!

Ее лицо действительно было ему знакомо, и Ярт усиленно напряг память, пытаясь вспомнить, где же мог ее видеть. И вспомнил…

Она была в Стае, когда его отец приезжал в Сэлсоир обручаться с Фэль. Именно она подносила им чашу, когда их кровь смешивали в волчьем круге. Но имени ее он не знал.

— Знаешь что, — Ярт убрал с лица непослушную прядь и чуть склонил голову набок, — пойдем к костру. Посидим и поговорим спокойно. Думаю, нам есть, о чем поговорить.

— Ну, хорошо, — чуть помедлив, отозвалась девушка и со вздохом добавила. — А зовут меня Лаэнэ. Ты сам меня так назвал, Лайнэ.

— Лаэнэ? — Ярт чуть наморщил лоб, шагая рядом с ней. — Не Лайэнэль?

— Нет, именно Лаэнэ, — та упрямо вздернула подбородок. — Не Лайнэн, не Лайэнэль, а Лаэнэ!

— Да я просто пытаюсь перевести на Всеобщий, — оправдался Ярт. — И выходит что-то непонятное…

— Наиболее равноценный перевод на Всеобщий — это Волчонка, — равнодушно бросила девушка. — Когда-то ты так считал.

— Я еще вообще ничего не считал, — вздохнул Ярт и кивнул ей на плащ возле едва трепещущего огня. — Присаживайся… Исси, Шаллэ, займитесь костром!

Парочка послушно кивнула и бросилась к костру.

— Значит, Лаэнэ, — Ярт с интересом разглядывал первую встретившуюся ему соплеменницу.

Девушка была среднего роста, сухощава. Если не сказать — тощевата. Длинные прямые волосы, черные, как и у него, были несколько спутаны и нуждались в хорошей ческе. Миндалевидные, слегка раскосые глаза темного цвета как будто бы подернуты туманной дымкой, и ощущение от них такое же магнетическое, затягивающее, какое появлялось, когда в тело Фольтеса вселялся отец. Кожа смуглая, как у всех Волков. Одета она была в чуть потрепанную, но вполне еще добротную одежду. Рубаха и штаны явно купленные или заработанные, а вот сапоги и толстая кожаная безрукавка определенно самодельные. Чеканный серебряный браслет на плече тот же, что и тогда был, когда она стояла в круге, держа в руках широкую чашу с вином. Вот только сейчас он держится в основном за счет ткани рукава, с голой руки просто свалился бы. Из оружия один алтейн. Странно, что он его в лесу не опознал. Впрочем, это как раз понятно, он просто не мог ожидать, что встретит здесь живую Волчицу.

Девчонка вопросительно зыркала на него из-под густой длинной челки и слегка напряженно молчала.

— Есть будешь? — поинтересовался Ярт.

Она бросила косой взгляд в сторону сумки с провизией и торопливо мотнула головой:

— Нет. Я сыта.

— Врешь, — хмыкнул Ярт и кивнул Исси. — Покорми нашу гостью.

— Сейчас, — тот метнулся к сумкам, сложенным неподалеку.

— Ты хотел поговорить, — напомнила Лаэнэ.

— Да, — Ярт растянулся на плаще и чуть улыбнулся. — Давай знакомиться дальше. Я Лайнэ…

— Я заметила, — фыркнула она.

— Лайнэ, которого ты знала, мой отец, — добавил он.

Девушка растерянно хлопнула глазами:

— То есть как это? Ничего не понимаю! Как это — Лайнэ твой отец? Ты же только что сам сказал…

— Меня зовут, как отца. И мы очень похожи. Но я не он, — Ярт пожал плечами. — Когда отец погиб, я еще не родился. Наверное, поэтому ты ничего не знала, — он придвинулся поближе к ней. — Посмотри внимательнее. Если ты хорошо его знала, то заметишь, что есть различия.

Лаэнэ пристально изучила его и сумрачно кивнула:

— Да, я вижу… Глаза… Как у нее…

— Ты знала мою мать? — Ярт чуть не подпрыгнул на месте.

— Хэйа… Хэйлирэн из Лесного Города. Лиственная. У нее еще братец — шалопай порядочный, хотя и Странник, — Лаэнэ безразлично пожала плечами. — Да, знаю… — она отвернулась от парня и вполголоса проговорила. — Ну вот. Дожили до дня, когда нам с ней уже нечего делить.

— А что? Раньше было? — Ярт приподнял бровь.

— Да. Раньше мы не могли поделить твоего отца, — Лаэнэ вгрызлась в кусок мяса и молча жевала.

— Отца?! — Ярт недоуменно округлил глаза. — Разве он вещь, чтобы его делить?

Девушка косо взглянула на него и ехидно ухмыльнулась:

— Ты, что, никогда не влюблялся, что ли? Мы обе были в него влюблены. И старались обратить на себя его внимание. Вернее, я старалась, потому что поверить не могла, что он всерьез решил на ней жениться, — она качнула головой. — Я бы еще смирилась с Нориссой. Из той, в конце концов, действительно стоящая Волчица могла бы выйти. Она была похожа на нас, и кровь в ней наша тоже текла… Но Хэйлирэн! Извини уж, что я так о твоей матери… Но не было в ней ничего нашего, даже удивительно — сестра Странника, всё-таки!.. И я до сих пор не понимаю, что он нашел в этой пугливой домашней девчонке!.. А меня, несмотря на все мои старания, он всегда воспринимал, как младшую сестру — товарища по нашим играм. И так было с самого детства, — Лаэнэ вздохнула и негромко прошептала:

Петь тебе — не осмелюсь.

В молчании — разрываюсь.

Вслед за тобою — тенью,

Знаю — не замечаешь.

Просто сестра по Стае.

Взгляда не остановишь.

Мы — лишь друзья, я знаю.

Ночи с другой проводишь.

Близкий мой и далекий,

Снова пройду в молчании.

Тайна моя горькая,

Имя твое — Лайнэ…

— Вот так вот, — девушка качнула головой и вновь занялась мясом.

— М-да, — Ярт бросил косой взгляд на своих спутников, со стороны которых долетел слишком уж понимающий вздох, и снова посмотрел на Волчицу. — Послушай, Лаэнэ. Извини, что спрашиваю. Это, конечно, не совсем мое дело… Но как получилось, что ты осталась жива? Все твердят, что Стая была уничтожена полностью.

— Просто меня тогда уже не было в Стае, — она криво улыбнулась. — Когда Лайнэ взял в жены твою мать, я решила, что моя гордость не в силах этого перенести, и перечеркнула себя и Стаю.

Ее глаза затуманились от воспоминаний. И Ярт тоже увидел…


Большая поляна в лесу, круг из костров. Юная Хэйли непонимающе смотрит на мрачную взъерошенную Волчицу, которая, в свою очередь, не сводит глаз с Лайнэ.

И примолкшая Стая — широким полукругом за спиной Вожака…

И только одна безумная — перед всеми…

— Ты сошел с ума, Лайнэ… — голос негромкий, но в тишине поляны он раскатывается эхом. — Ты соображаешь, что ты делаешь? Зачем? Она — не одна из нас. В ней даже нет Пути! Ни капли! Ты ведь видишь это! Мы все видим! Ты можешь дать ей нашу кровь, но ты не дашь ей наш дар… И что ты будешь делать с ней? Все время водить за руку? — Лаэнэ вскидывает голову. — Она слаба! Разве такая жена нужна Вожаку? — ее глаза тщетно ищут поддержки среди своих. Волки молча слушают, но ни один взгляд не выражает сочувствия и понимания. На всех лицах — печать уверенности в том, кого они назвали своим Вожаком. Стая приняла выбор Лайнэ.

— Почему? — ее голос срывается на крик, а в глазах сверкают злые слезы. Которые Лаэнэ всеми силами пытается спрятать.

— Потому что я люблю ее, — негромкий голос Лайнэ тверд, как всегда. — И она будет прекрасной женой Вожака. Это я сказал…

— Когда-нибудь ты еще поймешь, как ошибся, — девушка дергает плечом и кривит губы в горькой усмешке.

А потом делает то, что заставляет всю Стаю взвыть от ужаса и непонимания.

Алтейн оставляет на запястье глубокую длинную рану, и черная кровь льется под ноги.

— Оставляю кровь Стаи Стае. У меня больше нет рода и нет народа, — эти слова сейчас звучат как-то слишком буднично, бессмысленно, словно она сама не до конца понимает, что говорит.

И только ее взгляд, потемневший от боли, ярости и решимости, неотрывно смотрящий в глаза Лайнэ, невозмутимо наблюдающего за происходящим, выдает ее истинные чувства, ее осознание неотвратимости этого поступка.

В глазах Хэйлы слезы. Она бросает умоляющие взгляды то на мужа, то на Волчицу, явно желая прекратить то непонятное, что происходит перед ней и из-за нее, но не решается сказать ни слова.

— Отрезано… — Лаэнэ заметно колеблется, прежде чем произнести это последнее слово. Словно ожидает, что ее остановят… Но черта все-таки ложится между ней и остальными, начерченная решительно, даже зло.

И ее плечи бессильно опускаются, словно под тяжким грузом. Она разворачивается и идет прочь из круга костров.

— Ты всегда можешь вернуться, — раздается в тишине голос Лайнэ. — Я буду рад этому, сестренка.

Лаэнэ медленно оборачивается и несколько мгновений смотрит на него. Потом ее плечи мелко вздрагивают, и девушка сломя голову бежит прочь, выкрикнув на ходу:

— Ты больше никогда меня не увидишь!..

И, повинуясь легкому кивку Лайнэ, за ней следом устремляется палево-серый волк…


— Я очень скоро поняла, какую глупость сделала, — тихо добавила Лаэнэ после нескольких минут молчания. — Но гордость не позволяла мне вернуться назад… А вот сейчас я нередко задумываюсь над тем, что лучше было бы тогда вернуться. И вместе со всеми моими родичами лежать там, — она мотнула головой в сторону кургана. — А кто я сейчас? Никто… Только и есть, что волчья гордость… Пойти в братство я не могу. Доказывать все оставшееся время, что я ничуть не хуже них, терпеть насмешки и недоверчивость, пересуды… Нет, это не для меня… Я пыталась найти тех, кто ушел после смерти Алта… Тоже не вышло. След слишком давно выветрился, а миров на Пути чересчур много, чтобы обыскивать каждый, — девушка сплела пальцы и грустно улыбнулась. — Вот я и сижу над курганом, лелея планы мести… Все-таки в душе я всегда оставалась Волчицей. И за Стаю готова любому глотку перегрызть… Но эти твари — вайеры… По крайней мере, те, которые смогли уцелеть… Попрятались в свои норы, забились так, что даже Туман их выследить не смог. Я за эти годы всего около двух десятков переколотила. Но для их поголовья это все равно, что травинку в лесу сорвать. Плюнуть и забыть.

— А ты хотела бы вновь вернуться в Стаю? — поинтересовался Ярт. — Если бы у тебя появилась такая возможность?

— Это следует понимать как то, что ты решил собрать Стаю? — Лаэнэ усмехнулась и поглядела на его спутников. — Из таких вот щенков? М-да!..

— Может, и щенки. Но зубастые, поверь мне, — Ярт улыбнулся. — Значит, не хочешь?

— Если честно… — она посерьезнела и качнула головой. — Конечно, хотелось бы. Ты ведь вырос не в Стае. И даже не представляешь, что она для нас значила. Чем была для нас…

— Поверь мне, представляю, — Ярт улыбнулся. — И очень хорошо… Семья. Место, где ты это ты. Где ты нужен. Где ты чувствуешь себя на своем месте и можешь быть собой… Гармония, спокойствие, уверенность… Я не прав?

— Прав, — Лаэнэ улыбнулась в ответ. — А еще это свобода. И никогда не одиночество…

— Те, кому ты, не задумываясь, доверишь спину, — добавил он. — И за кого действительно способен порвать глотку любому — за всех вместе и за каждого в отдельности. Потому что каждый из них — это часть тебя.

— Точно, — Лаэнэ кивнула. — Именно так, — она бросила в огонь ветку и хмыкнула. — Из тебя получится чудный Волк.

— Я бы сказал, что из меня уже получился чудный Волк, но это прозвучит нескромно, — ухмыльнулся Ярт.

Девушка покачала головой и рассмеялась:

— Вылитый Лайнэ! Он таким же ироничным самолюбием страдал.

— Расскажи мне про него, — попросил Ярт. — Если тебе не трудно, конечно.

— Нет, не трудно. Даже с удовольствием. За последние годы я слишком часто вспоминаю его и мою жизнь в Стае, и порой даже кажется, что я уже брежу этим, — Лаэнэ оперлась локтем о колено и положила голову на ладонь, задумчиво глядя в огонь. — Спать мне сейчас не хочется. А заняться все равно нечем… Не гонять же посреди ночи твоих щенков.

— Я не щенок, — пробурчал Исси из-под плаща.

— Щенок, — отозвалась Лаэнэ. — До волчонка ты еще не дотягиваешь. По крайней мере, я в этом крайне сомневаюсь. Но ничего, не волнуйся. Я тебя быстро до ума доведу.

С его стороны донеслось скептическое фырканье.

— А щенок у тебя с норовом, — уважительно заметила девушка. — Действительно, уже зубастый!

Ярт рассмеялся и пожал плечами:

— А разве в Стае были другие? Ты на себя посмотри!

— Ладно-ладно, — она отмахнулась и уже другим тоном добавила. — Но ты смотри. Характер — это одно, а нахальство — совсем другое. В меру его, конечно, никому не помешает. Но — в меру!

— Учту, — Ярт задумчиво прикусил травинку и поинтересовался. — Твое заявление насчет «довести до ума» предполагает под собой твое согласие?

— Ой, а то ты не догадался?! — ехидно ухмыльнулась девушка. — Тебе прямо сейчас клятву верности принести?

— Успеется, — Ярт качнул головой и прислушался к чему-то. — Хм… Лаэнэ… Я ведь ошибся. Это не ты следила за нами с самого утра?

— Не совсем я, — девушка пожала плечами. — Это Туман и Тень. И их малышня, с которой я уже не знаю, что делать…

— Спутники Стаи! — Ярт рассмеялся. — Не волнуйся, теперь им применение найдется… Значит, я не ошибся, и кто-то остался в живых.

— Немного. Туман тогда ушел со мной, — Лаэнэ вновь взглянула в огонь. — А когда я пришла сюда, то нашла еще троих. Тень, которая была спутницей моей сестры. Мышку, которая сопровождала самую младшую в Стае, Киренн. И Мрака… — она чуть прикрыла глаза. — Который уже не хотел жить. И хотя был здоров, быстро покинул этот мир, ушел…

— Следом за моим отцом, — тихо договорил Ярт.

— Да, следом за твоим отцом… Они были слишком сильно связаны. Поэтому Мрак не смог выполнить последнее поручение Лайнэ и остаться жить и ждать чего-то, — девушка искоса взглянула на него и добавила. — Кажется, я теперь догадываюсь, чего именно. Видимо, Лайнэ хотел, чтобы Мрак стал волком его сына.

— У меня есть свой волк, — усмехнулся Ярт. — Его зовут Сэллифэр. Абсолютно непохож на Мрака.

— Такой серебристо-белый, крупный. Скорее всего, северный, — задумчиво проговорила Лаэнэ.

— Именно, — Ярт чуть приподнял бровь. — Твои рассказали?

— Нет, просто он сейчас в кустах сидит вместе с другими… — ухмыльнулась она. — Красивый. И, пожалуй, станет неплохим вожаком для спутников. Ты ведь знаешь про узы?

— Я уже провел ритуал, — ответил Ярт, мысленно довольно улыбнувшись ее детскому изумлению.

— Правда?! — Лаэнэ хмыкнула. — Пожалуй, я тебя даже слегка недооценила.

— У тебя еще будет время оценить меня по достоинству, — Ярт обернулся и действительно увидел в кустах волчью компанию. — А сейчас я по-прежнему жду обещанной сказочки на ночь про моего папу!

Лаэнэ рассмеялась и погрузилась в воспоминания.

Глава 8

Граница Вэльтарета предстала перед ними к вечеру третьего дня. Едва заметная, мерцающая в густеющих сумерках пелена слегка приглушала сияние Золотого Города в лучах закатного солнца.

— В общем, — Ярт взглянул на вечереющее небо, где уже четко был виден почти ровный круг луны. — Если через две ночи с полнолуния меня здесь не будет, можете рвать следом и вытаскивать то, что от меня останется, — он ухмыльнулся. — Но я не думаю, что это потребуется… А пока что у вас есть, чем себя занять. Лаэнэ, принимай на себя управление этой парочкой в мое отсутствие. Отойдите с дороги куда-нибудь в лес. И чтобы к моему возвращению Хэйшина уже можно было назвать волчонком.

— Не волнуйся, — девушка душевно улыбнулась, глядя на загрустившего ученика. — Постараюсь. Хотя я уже давненько не практиковалась…

— Значит, заодно и вспомнишь, потому что пригодится в дальнейшем, — Ярт оглядел компанию и серьезнее добавил. — Ребята, я вернусь. Обещаю! Слово Вожака, если хотите… И когда-нибудь мы с вами навестим Золотой Город все вместе. Но это будет не сейчас. Потому что вы еще не готовы, и я не собираюсь рисковать вашими головами. Там — мое дело и мои долги. Дождитесь меня, я вернусь, — он сел верхом и задорно ухмыльнулся. — Носы поднять, хвосты отставить! Охотничью запевай! — и, переливчато взвыв призыв на охоту, направил Гэллэра к Вэлю.

Вслед ему донесся уже почти слаженный дуэт Исси и Лаэнэ.


В город Ярт въезжал со странным чувством какой-то нереальности происходящего. Словно это происходило во сне.

Улицы Вэльтарета ничуть не изменились с момента его отъезда. Все тот же светлый камень, те же ажурные решетки, все те же дома по сторонам под золочеными крышами.

Словно и не уезжал никуда!

Только вот что-то незримое давило, не позволяло спокойно дышать. Дыхание как будто застывало в этой неизменности.

Ярт тряхнул головой и вдохнул поглубже.

— М-да, странноватое местечко, — раздался глухой голос Сэллифэра, и волк ожесточенно почесал морду об лапу. — Такое пыльное!

— Согласен, — Ярт усмехнулся. — Эта пыль не для наших носов, Фэри. Давай-ка поторопимся, пока не надышались всякой дряни.

— Веди, — волк пристроился рядом.

Парень тронул Гэллэра и неторопливо двинулся дальше, с легким удивлением оглядываясь по сторонам. Здесь ему был знаком каждый кирпич, каждый камень в мостовых.

Сколько раз они с друзьями развлекались на этих улицах! Сколько окон на верхних этажах гостеприимно распахивали перед ним ставни! Словно все вчера было, а ведь несколько лет уже прошло.

За мыслями Ярт не заметил, как оказался перед высоким каменным крыльцом добротного двухэтажного дома, большую часть которого занимала гостиница «Золотой Лист». И вывеска за это время ничуть не изменилась. Помнится, раньше ее все время Инри подновлял. Интересно, кто теперь этим занимается?

С первого этажа, где был трактир, доносился веселый смех и звуки музыки. Все верно — вечер, завсегдатаи. Как всегда.

Как раньше…

Ярт спрыгнул на камни небольшой площади и, накинув поводья на один из крюков в стене, неторопливо зашагал по ступеням, решив сразу выполнить просьбу друга, коли уж его сюда занесло.

— Ты куда? — Сэллифэр недоуменно поднял голову.

— Навестить старых знакомых, — Ярт обернулся. — Ты со мной?

— Ну, не сидеть же мне на улице? — оскалился в усмешке волк и в два прыжка взлетел вверх по ступеням.

Ярт хмыкнул и потянул на себя дверь. Картина, царившая внутри, была ему до боли знакома. Освещенный масляными лампами зал, длинные столы и скамьи, гуляющие ремесленники, изрядно развеселенные хмелем. И Найрэ-старший — или Нэррэ, как его звали здесь — грозно отчитывает кого-то в углу. Единственное, что изменилось, так это его фигура. Погрузнел он с их последней встречи значительно, хотя и казалось тогда, что дальше некуда.

В углу дребезжал латаный-перелатанный инктар, и не менее дребезжащий голос заунывно что-то выводил. Ярт усмехнулся, покачал головой и шагнул за порог, направляясь к стойке. Оттуда можно было услышать звучание прекрасно настроенной арфы из зала для благородных.

Трактирщик заметил нового посетителя в дыму зала и, последний раз замахнувшись на кого-то полотенцем, поспешил к нему:

— Чего желаете?

— Для начала — поздороваться, — широко ухмыльнулся Ярт, убирая с лица капюшон плаща. — Ассэлэ!..

— Ты?! — Нэррэ придушено охнул и всполошено огляделся вокруг.

— Если вы надеетесь увидеть здесь Инри, то зря. Я приехал один… Почти, — парень скосил глаза на сидевшего рядом волка, и трактирщик машинально посмотрел туда же. И, судя по лицу, ошарашился еще больше.

— Вижу, дела ваши по-прежнему процветают, — непринужденно улыбнулся Ярт, оглядываясь по сторонам.

— А… да, — потеряно выдавил Нэррэ.

— Мы можем где-нибудь поговорить спокойно? Чтобы нас не дергали, — Ярт прямо взглянул ему в глаза. — Я ненадолго, а вам, мне так кажется, интересно было бы узнать побольше… Только я бы предпочел, чтобы Мэргэли рядом не стояла, — он чуть поморщился. — Я, конечно, уважаю ее, она мать моего лучшего друга и все такое… Но она меня слегка раздражает. Вернее, ее мнение обо мне, которое у нее на лбу написано.

— Сейчас, — трактирщик согласно кивнул, немного придя в себя, и крикнул в зал. — Малек! Подмени меня! Да пусть в мою комнату пожрать принесут! И вина! Лучшего!

— Да, отец, — раздалось откуда-то из угла, и Нэррэ кивнул в сторону лестницы:

— Ну, пошли, что ли?

И вновь Ярт шел, словно в полусне. В памяти непроизвольно всплывало, как он поднимался по этой же самой лестнице, неся на руках хрупкое тело приехавшей в Вэль сестры Нэррэ — Фэльмарэ Нэртэнэль. Ладони как будто бы вновь ощутили ее тепло, шелк ее распущенных волос, стекавших почти до колена.

Он тряхнул головой и шагнул в гостеприимно распахнутую дверь. И грустно улыбнулся.

Именно здесь все началось. Здесь непутевый вэльтаретский мальчишка напросился уехать вместе с очаровательной Странницей, в которую влюбился с первого взгляда, даже не представляя, чем для них обоих закончится этот путь.

Он прошелся по ковру до камина, осторожно провел пальцами по спинке кресла, того самого, где в тот день сидела она, и обернулся к Нэррэ, слегка усмехнувшись:

— Извините, пирожков Терти у меня с собой нет. Я из Тхартнэля. Прямо с очередного Совета.

— Вот как? Неужели взяли? — Нэррэ ухмыльнулся. — Признаться, я сомневался!

— Зря, — Ярт небрежно бросил плащ на спинку кресла и непринужденно сел. — Я всегда добивался того, чего хотел… Вот теперь я очень хочу уйти из братства. Пусть даже некоторые не желают меня отпускать.

— Уйти? — Нэррэ округлил глаза. — Да ты, похоже, еще более сумасшедший, чем мне раньше казалось! Кто в своем уме будет такого добиваться?

— А вы на меня повнимательнее взгляните. Как будто первый раз видите, — Ярт откинулся на спинку кресла и ухмыльнулся. — Никого не напоминаю?

Нэррэ пристально осмотрел его, задержался глазами на Нохлайне и резко перевел взгляд на Сэллифэра, спокойно лежавшего возле ног гостя.

— Ох ты… Вот оно, значит, как…

Ярт чуть пожал плечами:

— Теперь понимаете? Вы-то меня с детства знаете, поэтому даже не задумывались, а там все сразу же поняли, кто я, откуда, и кто мой отец. И какое после этого ко мне отношение?

— М-да, — трактирщик покачал головой. — Кто бы подумал, что в Вэле может вырасти Волк… Кто бы мог подумать, что Лиственная со Стаей свяжется…

— Не скажу, что огорчен подобным развитием событий, — Ярт хмыкнул. — Если бы я с самого начала знал, кем был мой отец, это наложило бы на мою жизнь совершенно другой отпечаток. А так я вырос свободным. И очень хочу им остаться.

— Как тебя после этого вообще в братство допустили? — поинтересовался Нэррэ.

— А что они могли сделать? — Ярт ухмыльнулся, наблюдая, как Малек расставляет по столу тарелки с закуской и посуду, восхищенно-насторожено косясь в сторону гостя. — Кто бы посмел хоть слово сказать против принятия меня братством, когда я самое деятельное участие в закрытии Врат принимал. Это сейчас они разошлись…

— Так вы их закрыли? — жадно спросил Нэррэ.

— Да, — Ярт на секунду нахмурился. — Закрыли. Надеюсь, в этот раз навсегда. По крайней мере, ту, что их открывала, мы точно устранили. А другие такого повторять не собираются. Сумасшедших у нас больше нет. Да и ключ к Темной стороне мы тоже уничтожили.

— Слава богам! — Нэррэ воздел руки. — А то я тут как на иголках! Что там у вас? Как вы там? Хотел было за вами поехать, да вот хозяйство, Мэргэ, опять же… Дети… Да и чем бы я вам смог помочь, — он насмешливо оглядел себя. — Только мешал бы… А вы и так справились. Ну, за это стоит выпить, — Нэррэ разлил вино по чашам.

— Пожалуй, стоит, — Ярт поднял свою и улыбнулся. — За Странников…

— За вас, — Нэррэ отсалютовал ему чашей и сделал большой глоток.

Вино было отличное. Действительно, из лучших. Но совсем не такое, каким его потчевали в Ваинэле. Впрочем, и не хуже. Ярт с удивлением понял, что за эти годы отвык от вэльского вина.

— Ну, что там у вас случилось? — трактирщик нетерпеливо поерзал на месте. — Что у вас там вообще творится? Не томи, рассказывай!

— Вообще? — Ярт пожал плечами. — Да все в порядке. Уже. Были, конечно, всякие перестановки, перемены. Но все уже успокоилось… Орегонд на Элээн женился…

— Что?! — Нэррэ округлил глаза. — Шутишь?! Они же терпеть друг друга не могли!

— Угу, а по ночам в его Башне чаи распивали, — ухмыльнулся Ярт. — Правда, женился. Как только ее с поста Айэрэ сняли…

— Элэ больше не Айэрэ? — трактирщик поперхнулся вином. — Когда это случилось?

— А как раз в тот день, когда мы Врата закрыли. Их над Друидской Рощей ведь открывали, — Ярт спокойно наблюдал за явным изумлением на его лице. — Через Камень Судеб. Как только закрыли, так на утро и другой Айэрэн был избран. Хотя до его смены еще больше луны оставалось, — парень слегка лукаво ухмыльнулся. — И теперь у нас новый Айэрэн — Айэрэн Найрэ… — он хитро смотрел на собеседника.

Нэррэ сперва чуть недоуменно приподнял брови, а потом ошарашено округлил глаза:

— Чего?! Кто?!

— Именно, — Ярт негромко рассмеялся. — Наш новый Айэрэн — это Инри. Можете гордиться!

— Врешь, — Нэррэ, прищурившись, смотрел на него. — Не рассказывай мне байки!

— Нет, не вру, — Ярт пожал плечами. — Смысл мне врать? Инри действительно новый Верховный. Живет сейчас в Ваинэле, в Академии… — он склонил голову к плечу. — Если не верите, могу именем Пути поклясться, что это правда.

Нэррэ смущенно почесал затылок:

— Да не надо. Просто… Неожиданно это! И как-то слишком уж невероятно. Чтобы мой сын — и вдруг Верховный! Это через три-то года после ухода из дома! Там же лет по семь учатся до простой степени Мага…

— Инри учился не в Академии… То есть сначала в ней, конечно, а потом его в другой мир занесло. Там время чуть не вдесятеро против нашего, — Ярт качнул головой. — Он там выучился. Сейчас Инри лет на десять меня старше выглядит… — он отколол с плаща пряжку и бросил ее трактирщику. — Вот. Его работа. Думаю, оцените.

— Связник! Настоящий! — Нэррэ благоговейно вертел пряжку в пальцах. — А ведь и верно, его работа… Вот и метка его стоит, как обычно… Даже не верится.

— А вы поверьте, — Ярт вернул вещицу на место. — Он действительно Верховный Маг Альтанатанэ. И его очень ценят и уважают.

— Ох, даже в голове не укладывается, — Нэррэ залпом осушил чашу.

— Альтамир привет передает, — Ярт усмехнулся. — У них с Терти чудный сын родился.

— О! Это тоже стоит отметить, — Нэррэ широко улыбнулся. — Давно пора! Мирэл всегда о сыне мечтал.

— Да уж, сынок у них чудный, — Ярт покачал головой. — Весь в папашу. В первую очередь по части аппетита. Терти уже всерьез задумалась о том, что она делать будет, когда и этот вымахает с отца.

— Сбежит из дома, — вынес приговор Нэррэ и снова наполнил чашу. — Сочувствую! Альтамир всегда поесть любил.

— До сих пор любит, — Ярт качал чашу в ладонях. — Ему никакие неприятности аппетит не испортят. Даже то, что моим наставником стал.

Нэррэ поперхнулся и изумленно взглянул на него. А потом громогласно расхохотался:

— Мирэл твой наставник?! Сочувствую!

— Кому — ему или мне? — Ярт приподнял бровь.

— Ему, разумеется, — Нэррэ насмешливо смерил его взглядом. — Возиться с тобой — задачка не из легких!

— Вполне возможно, — Ярт усмехнулся и невинно добавил. — К слову, раз уж вы за сына Мирэла пьете, не забудьте и за внука выпить…

— За какого внука? — Нэррэ остановил чашу на полпути ко рту и подозрительно взглянул на гостя.

— За своего, разумеется, — Ярт мило улыбнулся. — Ну, или за внучку. Не знаю, кто там будет… Инри же скоро отцом станет. Иначе бы не просто привет вам передал, а и сам сюда примчался.

— Так, — Нэррэ поставил чашу на стол и обхватил голову ладонями, скорбно заломив брови. — Ты меня с ума свести хочешь?

— Зачем? — Ярт рассмеялся. — Просто передаю вам последние новости, как просили. Это разве не новость — что вы скоро дедом станете? Или уже стали…

— Ну, теперь точно шутишь? — Нэррэ вопросительно смотрел на него.

— Не шучу, делать мне больше нечего — шутить такими вещами, — Ярт усмехнулся. — Женился ваш сын. Вот уж скоро года три будет, как. Жена у него — умница, красавица, тоже Маг, к слову… Да вы ее, наверное, должны знать. Эртэнэль, сестра Фэль.

— Эртэ? Жена Инри? — Нэррэ скорчил совершенно неописуемую физиономию. — Пожалуй, теперь я не удивлюсь, даже если ты скажешь, что сам женился на Фэль.

— Ну, так и не удивляйтесь, — Ярт мрачно пожал плечами. — Пусть и без всяких пышных церемоний… Фэль действительно моя жена.

Нэррэ слегка приподнял брови, бросив на него скептический взгляд, и ехидно поинтересовался:

— А она об этом знает?

— Могу только процитировать ее фразу, — Ярт опустил глаза в чашу, где колыхалось густое багряное вино. — «Я принадлежу тебе, а ты — мне, по праву Рожденных для одного Пути»… Вам это о чем-нибудь говорит?

Нэррэ разинул рот, потом осторожно закрыл его и покачал головой:

— Для меня это слишком сильные новости… — он приложился к чаше и вопросительно посмотрел на собеседника. — Как она, кстати? Я так полагаю, ты должен знать… Почему, к слову, твой наставник Мирэл? Фэль решила, что для нее ты — слишком тяжкое испытание?

— В первое время она, вероятно, именно так и считала, — Ярт не отрывал глаз от вина. — Мы с ней каждый день цапались… Пока она не признала, что я ей дорог. А потом… Потом мы были счастливы. Очень. Жаль, недолго.

— О чем ты? — Нэррэ слегка напрягся.

— О Фэль, — Ярт стиснул ножку чаши. — И о Вратах… Я не знаю, как она сейчас. Официально — Фэль погибла, когда закрывали Врата.

— Дрэит Нэртэ!.. — яростно выдохнул трактирщик, смяв чашу в руке, словно она была из бумаги. — Я так и знал, что она туда сунется! Но… как это случилось?

— «Эфирный огонь», — Ярт взъерошил челку, сочувственно глядя на хозяина. — Она довела дело до конца, сгорела уже после уничтожения Врат…

— «Эфирный огонь»… — Нэррэ глухо взвыл. — Сумасшедшая! Ведь знала, чем все закончится! Неужели там Магов не было?

— Были, только не в состоянии что-либо предпринять, — Ярт мрачно покачал головой. — Маги слишком связаны с Сердцем мира, а его в тот момент здорово корежило. И их вместе с ним…

— Ты был там… — Нэррэ сумрачно смотрел ему в глаза.

— Да…

— Как… Что там происходило? Как это было? Ты помнишь?

— Да… Это было больно. Очень, — честно ответил Ярт. — Словно тебя разрывает на мелкие кусочки, сжигает изнутри… Я знаю, о чем говорю, поверьте. Я стоял рядом с ней в этом круговороте эфира. Я не хотел отпускать ее одну… Это было дико больно. Особенно в конце… Я собирался принять все на себя, но она не дала. Вытолкнула меня прочь. А сама осталась там.

Пальцы Нэррэ судорожно мяли поверхность чаши.

— Это… из-за тебя? — просвистел он сквозь стиснутые зубы.

— Фэль вызвала «огонь» без меня. Я просто пытался помешать. К сожалению, не смог, — Ярт прямо смотрел в его переполненные болью и отчаянием глаза. — Вы не хуже меня знаете, что Фэль никогда и никому не позволяла сделать выбор за себя. Она всегда решала сама. И это тоже было ее решением. И пусть бы хоть кто-нибудь осмелился запретить ей поступить так, как она сочла нужным.

— В этом была вся Фэль, — Нэррэ хрипло рассмеялся. — Гордая и непокорная! — он залпом допил вино и вновь с долей надежды взглянул на Ярта. — Ты сказал — официально… А что? Есть сомнения?

— Есть, — Ярт кивнул. — После закрытия Врат… Она была со мной ночью. И это не было сном или видением. Это было реально, и Рэмил это подтвердил после. Он сказал, что это был подарок от Девы Ночи… Но я сомневаюсь, что Фэль стала бы так поступать, если бы не было возможности, что мы встретимся и после. Вряд ли она решилась бы причинить мне такую боль. И себе тоже… Знаю, вы считали меня ветреным оболтусом, но я действительно люблю ее. Люблю до сих пор. И, кажется, буду любить, сколько бы времени ни прошло.

Нэррэ смерил его задумчивым взглядом и кивнул:

— Верю, — и с непонятной тоской добавил. — Ты же Эльф…

— Да. И уже не знаю — к счастью или к сожалению, — Ярт вздохнул. — Когда уходил отсюда, мечтал быть Эльфом, чтобы всегда находиться рядом с ней. Теперь…

— Ищешь покоя? — поинтересовался Нэррэ.

— Нет. Ищу ее, — Ярт жестко усмехнулся. — Просто иногда посещает мысль, что в моем бессмертии нет смысла, если оно обречено на одиночество. Не могу я полюбить другую. Фэль была для меня единственной. И единственной осталась. И, пожалуй, единственное, что сейчас поддерживает мое существование — это надежда найти ее, — он посмотрел в камин и едва заметно шевельнул пальцами, рисуя Знак. На его ладонь выбралась огненная ящерка и начала свой завораживающий танец.

— Научился… — Нэррэ покачал головой и внимательно взглянул на гостя. — И как же ты собираешься ее найти?

— Сам не знаю, — Ярт пожал плечами. — Я чувствую, что она жива. Может быть, не в нашем мире. Может быть, уже не похожа на себя. Может быть, даже не помнит, кто она и откуда, — он отпустил саламандру обратно в огонь. — Но она жива. И я ее найду. Рано или поздно.

— Это похоже на безумие, — Нэррэ покачал головой.

— Пусть, — Ярт безразлично усмехнулся. — Но иначе мне незачем будет жить… И тогда действительно будет проклятием та — последняя — ночь.

— Скажи… — Нэррэ запнулся и долго смотрел на свои ладони.

— Это правда, — негромко ответил Ярт, внимательно глядя на трактирщика. — Фэль действительно была моей. Вся. Я терпеливо этого добивался. И добился. Правда, ненадолго. Чуть больше луны счастья — и уже три года безумия…

— Наверное, это не мое дело… Но просто, ты — и Фэль, — Нэррэ не поднимал головы. — Я долго бродил с ней и Альтамиром. И прекрасно помню, как она относилась к мужчинам. И как она… хм… общалась с Волками.

— Вернее, с одним конкретным Волком, который, по странному стечению обстоятельств, был моим отцом, — усмехнулся Ярт. — Да, об этом я тоже знаю. Я знаю о Фэль гораздо больше других. Даже больше, чем она сама о себе знала… Вы видели в ней сестру и неприступную Странницу. А я — просто маленькую испуганную девочку, которая боялась любить и быть любимой. Девочку, о существовании которой Фэль старалась не вспоминать. На мое счастье, я сумел доказать ей, что ее страхи пора оставить в прошлом.

— Она любила тебя, — вздохнул Нэррэ. — С ума сойти! Из всех мужчин мира она выбрала именно тебя! Даже не верится.

Ярт усмехнулся.

— Впрочем, вы похожи. И если как следует подумать, то удивляться тут нечему, — Нэррэ покачал головой. — Когда она согласилась взять тебя с собой, можно было бы это предположить… Но, на мой взгляд, вероятность того, что она тебя прибьет, была намного выше.

— Она пыталась, но у нее не хватило духу, — Ярт рассмеялся. — А потом Фэль поняла, что поцелуями меня заткнуть и остановить гораздо проще.

Нэррэ снова хмыкнул и смерил собеседника насмешливым взглядом:

— Это она сама догадалась, или ты подсказал?..

Они еще долго разговаривали, вспоминали общих знакомых и прошлое. А потом Нэррэ поинтересовался:

— Ты просто мать навестить? Или что?

— Есть еще одно дело, — Ярт вздохнул. — Надо мальчишку знакомого отыскать, который сюда убежал, — он допил вино и покачал головой. — Ну, и маму отсюда увезти, если согласится.

— Можно подумать, если откажется, ты ее здесь оставишь, — фыркнул трактирщик. — Да в ее состоянии она сейчас на все согласится… Или у нее еще хватает духу возражать?

— Подождите, в каком еще состоянии? — Ярт встревожился. — С мамой что-то случилось?

Нэррэ несколько мгновений смотрел на него, а потом тяжелым глухим голосом поинтересовался:

— Так ты, что, дома не был еще?

— Я только приехал и решил сразу же зайти сюда, чтобы привет от Инри передать, — Ярт пожал плечами. — Раз уж все равно по пути было.

— Так, мальчик… Будь я вправе, я бы тебя сейчас выдрал, — Нэррэ поднялся с места. — Дуй домой! Немедленно! Может, хоть твое появление Хэйлу встряхнет… С твоего отъезда она угасает. Незаметно, но уж я-то вижу. И угаснет окончательно, если ты ее отсюда не заберешь. Ее силы на исходе. И она чувствует себя одинокой и уставшей… Так что давай! Завтра зайдешь, если захочешь… А то ведь, во имя богов, действительно выдеру!

— Я даже сопротивляться не буду, — криво улыбнулся Ярт и тоже поднялся, подхватывая плащ. — До встречи. Передайте привет Мэргэ от сына… Может я и эльфийский ублюдок, но я по-прежнему лучший друг Инри.

— Давай, давай. Топай! — слегка смущенно, но все так же напористо отозвался Нэррэ. — Передам!

Ярт коротко кивнул и быстрым шагом покинул комнату.

На лестнице он столкнулся с Мэргэли, которая его явно не узнала. Не отказав себе в удовольствии отвесить ей церемонный поклон по всем правилам хорошего тона и полюбоваться на выражение изумленного недоверия на ее лице, Ярт поманил за собой Сэллифэра, с несколько ехидной ухмылкой встретив отчаянный взвизг хозяйки, и покинул здание гостиницы.

Гэллэр нетерпеливо косил на него темным глазом, когда хозяин спускался на мостовую.

— А теперь — к маме, малыш, — шепнул Ярт, погладив его по морде. — Надеюсь, дорогу ты еще помнишь.

Конь встретил это заявление обиженным фырканьем и легко помчался вперед по улице, расплескивая густые пряди тумана, стелющегося под ноги.

Над городом разнесся густой голос колокола, и Ярт невольно вздрогнул, вспомнив музыку, охраняющую Границу Вэля. Но всякие размышления покинули его, когда он увидел впереди невысокий резной заборчик, окружающий дом, в котором прошло его детство.

Высокие окна на первом этаже были освещены неярким светом. Видимо, Хэйла до сих пор не спала. Наверное, по привычке.

На Ярта нахлынули воспоминания. Он ничуть не сомневался в том, что именно увидит, войдя в дом. Уютную гостиную, озаренную светом свечей, большое низкое кресло возле камина и Хэйлу, уснувшую над очередной книгой в этом самом кресле.

Ярт слегка тряхнул головой, осторожно открыл калитку и, заведя Гэллэра в несколько заброшенную конюшню, с легким волнением поднялся по ступеням. Дверь, как и прежде, бесшумно распахнулась, и Ярт словно вернулся на несколько лет назад.

Дом совершенно не изменился. Все осталось на тех же местах и таким же, как он запомнил уезжая. Пушистый коврик у дверей, узорчатая решетка вешалки, букеты любимых маминых цветов в узких вазах, мягкое сияние полов, натертых до теплого золотистого блеска.

Мать действительно дремала в кресле возле камина, кутаясь все в ту же тонкую легкую шаль, паутинкой лежащую на плечах. Она ничуть не изменилась с их расставания. По-прежнему была полна юной свежести и хрупкости. И длинные волосы, отливающие светлым золотом, были как и раньше забраны в косу, венцом уложенную вокруг головы. Вот только у Ярта защемило сердце, потому что, несмотря на внешнее благополучие, чувствовалось, что его мать что-то незримо сжигает изнутри. Она казалась еще слабее, чем раньше. И светлое золото на ее голове уже разбавилось серебром…

Но додумать свою мысль Ярт не успел, потому что, едва только он переступил порог, как Хэйла сонно моргнула и повернулась в его сторону:

— Кто… — и замерла, словно статуя, широко распахнув глаза и неотрывно глядя на стоящего в дверях молодого мужчину, рассеянно почесывающего за ушами крупного серебристого волка. Глядя с надеждой и неверием.

— Лайнэ… — сорвался с ее губ то ли вздох, то ли стон.

— Почти, — Ярт нежно улыбнулся. — Здравствуй, мама. Я вернулся…

— Боги, Ярт… — Хэйла поспешно вскочила, даже не заметив упавшую с ее коленей книгу, и бросилась к сыну. Она обхватила его плечи ладонями и жадно разглядывала лицо сына. Ее пальцы скользнули по его щекам, взъерошили челку, дотронулись до срезанных прядей волос. И Хэйлирэн грустно улыбнулась.

— Мама, — он крепко обнял ее. — Как же я скучал по тебе… Ты не представляешь…

— Я тоже скучала, — Хэйла покрывала поцелуями его лицо, руки. — Мальчик мой, ты ведь все, что у меня осталось…

— Разве? — Ярт слегка отстранился и покачал головой. — Но ведь есть еще бабушка. И Лорелин… Они любят тебя. И очень скучают по тебе. И они ждут тебя, мама… Почему ты тогда не уехала с нами?

— Потому что мне уже не под силу покинуть Вэль. Я бы лишь задержала вас. Или вообще помешала бы и вам отсюда выбраться, — Хэйла вздохнула и с легкой укоризной взглянула в глаза сыну. — А вот почему ты вернулся? Я ведь просила Фэль…

Ярт на мгновение прикрыл глаза, чтобы скрыть от матери их выражение, но Хэйле хватило и этого легкого движения, чтобы поинтересоваться:

— Что-то случилось? Ты поэтому здесь?

— Нет, все нормально, — Ярт прижался щекой к ее ладони. — Я вернулся, чтобы увезти тебя отсюда. Увезти домой, где тебя давно ждут… И не вздумай отказываться! — сразу предупредил он. — Это обсуждению не подлежит. Ты уедешь вместе со мной. Потому что я не желаю, чтобы ты долее оставалась в этом городе!

Хэйла с нежной гордостью посмотрела на него, а потом тихо проговорила:

— Как же ты на него похож… Я словно снова вижу его, слышу его голос… Ты стал совсем таким, как твой отец.

— Я старался, — Ярт усмехнулся. — Отец был достоин подражания. И я старался быть достойным его имени. Меня теперь тоже зовут Лайнэ.

— Я не сомневалась, что ты во всем разберешься, — грустно улыбнулась Хэйла. — Надеюсь, ты на меня не сердишься за то, что я скрывала правду.

— Я понимаю, почему ты так поступила, — Ярт подвел ее назад к креслу и опустился рядом на ковер, положив голову на колени матери. — Если бы не появление Фэль, мне бы пришлось жить по здешним правилам. И тогда было гораздо лучше, если бы я считал себя обычным человеком. К счастью, Фэль все-таки появилась, и теперь я все знаю. О вас с отцом, о том, почему и как ты здесь оказалась, о Стае, о моем народе… которого уже нет. Почти.

— Почти? — Хэйла удивилась. — Разве кто-то выжил?

— Это все потом. Об этом мы еще успеем поговорить, — Ярт зажмурился, когда ладонь Хэйлы как в детстве прошлась по его волосам.

— Ты подстригся… — негромко проговорила она.

— Да. Через несколько лун после ухода отсюда, — Ярт чуть мотнул головой и поднял на нее глаза. — Но обо мне мы еще успеем… Как ты-то здесь жила?

— Пусто, — просто ответила Хэйла. — Пусто и страшно. Я боялась, что так и умру здесь одна, никогда больше тебя не увидев. И боялась, что ты вернешься, а ведь Вэль так коварен…

— Ты всегда знала меня лучше меня самого… И, мне кажется, ты знала, что однажды я обязательно вернусь. Потому что не могу не вернуться, — Ярт мрачно хмыкнул. — А насчет коварного Вэля… Ничего, за прошедшие годы я сильно поумнел. Уж поверь мне.

— Стал настоящим Волком, — Хэйла смотрела на него с плохо скрываемой гордостью. — Повзрослел… И еще сильнее стал похож на Лайнэ. Я твоего отца именно таким помню.

— Не ты одна, — Ярт рассмеялся. — После моего приезда братство Странников долго будоражило, что это Лайнэ вернулся… И… хм… можно сказать, что они не особенно ошибались… Признаюсь честно, сперва меня это жутко бесило. Но потом я стал даже гордиться. Ведь отец был лучше всех! Вожак, все-таки!

— Это правда, — Хэйла кивнула. — Лайнэ был самым замечательным на свете… Хотя я, наверное, необъективна, ведь такое о своем любимом скажет любая любящая женщина.

— О нет, — Ярт усмехнулся и отрицательно помотал головой. — Как бы Фэль меня ни любила, она всегда звала меня мальчишкой, несмышленышем и дурачком, лишь изредка снисходя до похвал.

— Подожди… Я правильно поняла? Ты говоришь о той самой Фэль, про которую я думаю? — уточнила Хэйла, недоверчиво глядя на сына. — Ты хочешь сказать, что…

— Фэль — моя… жена, — Ярт, чуть поколебавшись, кивнул. — Да-да, та самая Фэль. С которой ты меня отсюда отправила… Ой, не делай такое лицо удивленное! Я все знаю, — он слегка насмешливо смотрел на мать. — Она мне в первые же дни рассказала, как ты ее просила меня отсюда увезти. И, знаешь, мама, я тебе за это сильно признателен, — Ярт задумчиво улыбнулся. — Потому что меня гложут сильные подозрения, что на тот момент она взяла меня с собой лишь благодаря твоей просьбе. А уже потом убедилась, что не зря это сделала.

— Это она тебе рассказала, кто ты? — Хэйла слегка смущенно смотрела на сына, в душе признавая его правоту.

— Что я Волк? Нет, — Ярт рассмеялся. — Она старательно уходила от этой темы до самого последнего момента. Даже когда я уже знал, кто я, откуда, и кто мой отец. Ей просто было очень страшно мне все рассказать.

— Фэль?! Страшно?!! — Хэйла округлила глаза и звонко рассмеялась. — Ты меня насмешил! Она, на мой взгляд, просто не умеет бояться.

— Ошибаешься, — Ярт чуть помрачнел. — У Фэль свои страхи, про которые она просто никому не рассказывала. И я ее понимаю. На ее месте я бы тоже старался похоронить подобные воспоминания…

— О чем ты? — с любопытством поинтересовалась мать.

— Так. Неважно. Это не мои секреты, — Ярт покачал головой и с улыбкой взглянул на нее. — А меня Фэль боялась, потому что ее ко мне тянуло. И она изо всех сил боролась с тем, что начинала меня любить. Она терпеть не могла зависеть от кого-то. Истинная Странница!

— Ты знаешь, что Фэль была невестой твоего отца? — вскользь проговорила Хэйла.

— Знаю, — Ярт кивнул и задумчиво уставился в огонь. — Она мне сама рассказала. Но меня это не волновало. Женой отца была ты. А Фэль была моей. И этого уже никто не изменит. Так было предрешено.

— Почему ты говоришь о ней в прошедшем времени? — Хэйла тревожно посмотрела на сына. — Ярт, что с Фэль? Почему она не приехала с тобой?

— Я бы не хотел говорить об этом, — Ярт отвернулся. — На этот счет есть как минимум две версии. И пока хоть одна из них не подтвердится, я не стану высказываться. Могу только одно сказать, Фэль уже третий год никто не видел.

— Она жива? — Хэйла твердо подняла его голову и посмотрела в глаза сыну.

— Официально — погибла при закрытии Врат, — сухо ответил он, не отводя взгляда. — Но в ту же ночь она была жива и была со мной, а наутро тело исчезло, и больше никто ничего не знает.

— Но ты веришь в то, что она жива, — полуутвердительно-полувопросительно проговорила Хэйла.

— Верю, — Ярт уверенно кивнул. — Только ты мне не говори, что я с ума сошел!

— Не стану, — Хэйла покачала головой. — Просто, зная Фэль, мне кажется, что ей и не такая проделка по плечу.

Ярт усмехнулся и снова положил голову ей на колени.

Хэйлирэн ласково перебирала его волосы, наслаждаясь этим таким долгожданным и таким неожиданным счастьем — быть снова рядом с сыном. Ярт был прав, она действительно с самого начала знала, что он вернется. Как только узнает, что это за место — Вэль, и что он делает с бессмертными. Удивительно, что у него хватило ума набраться сил и опыта, а не рвануть обратно за ней сразу же. Ее сын просто не мог не вернуться! Ведь он Волк, а Волки всегда стояли за свою семью до последнего. А Вожаки тем более.

Она задумчиво взглянула на него и увидела, что Ярт мирно дремлет. В этот момент он еще сильнее напоминал ее Лайнэ. Его отец тоже всегда засыпал в такие минуты. Потому что чувствовал себя рядом с ней спокойно и уютно. Как однажды сказал сам Лайнэ, Хэйли была для него домом, которого просто не было у вечно бродящей Стаи.

— Милый, может быть, ты спать пойдешь? — негромко проговорила она, чуть склонившись к сыну.

Ярт приоткрыл глаза и сонно кивнул, потягиваясь.

«Мой сын, мой мальчик! — с гордостью думала Хэйла, глядя на него. — Настоящий Эльф Ночи. Истинный Волк, истинный Вожак… Такой же, как его отец… Интересно, что он имел в виду, когда сказал, что Стая почти исчезла? Если бы кто-то выжил, они нашли бы меня, я это знаю… Ну да ладно. Мы об этом еще поговорим. Сейчас он слишком устал с дороги, чтобы я могла мучить его расспросами, — она слегка улыбнулась и посмотрела на огонь. — Может быть, я и не объективна, Фэль… Но разве его можно не любить? Прости, подруга, но у тебя не было шансов устоять. Ярт всегда добивался того, чего хотел. Как и его отец. И никакие преграды его не смущали. Он мог просто изменить решение, но ничто не могло заставить его отступиться от желаемого… Надеюсь, ты не в обиде на меня, где бы ты сейчас ни была».

— Не в обиде за что, мама? — поинтересовался Ярт, услышав ее последнюю фразу, произнесенную вслух.

— Что? — Хэйла подняла голову и слегка смущенно порозовела. — Так, мысли вслух… Не обращай внимания.

Ярт посмотрел на нее, чуть прищурившись, но переспрашивать не стал.

— Идем, Фэри, — он поманил волка за собой и вприпрыжку помчался к лестнице наверх.

Хэйлирэн с усмешкой смотрела ему вслед, чувствуя, как в душе разливается тепло. Словно время вернулось на несколько лет назад, словно он и не уезжал никуда. Да, он несомненно повзрослел, но в душе по-прежнему остался тем же мальчишкой, каким она его помнила. Ее маленьким мальчиком. Впрочем, для нее он всегда таким будет. Как любимое дитя для любой матери.

Ярт плюхнулся на кровать и оглядел свою комнату. Он только сейчас осознал, как, оказывается, скучал по всему этому. По своему детству, которое так неожиданно закончилось с приездом Фэль, по возможности побыть любимым маленьким мальчиком у матери, по теплому уюту, который дарил ему именно этот дом.

Комната тоже не изменилась. Время здесь как будто встало на месте после его отъезда. И неожиданно Ярта пробил легкий озноб. Он вспомнил еще одну комнату, где время точно так же стоит до сих пор. И будет стоять еще довольно долго, пока память в ней не уснет… или пока в нее так же, как он сюда, не вернется хозяйка.

Сэллифэр с интересом обнюхивал углы.

— Тут до сих пор пахнет тобой, — заявил он, повернув голову к вожаку. — Этот дом не похож на остальной город. Тут пыли нет!

— Знаю. Эльфийский дом, все-таки, — Ярт заложил ладони за голову и взглянул на высокий сводчатый потолок. — Мама никогда не признавала Вэль. А я вообще предпочитал отсюда сбегать. Кажется, где-то в душе я всегда понимал, что это за мерзкое местечко — Золотой Город. Поэтому и с Фэль так легко уехал. Не мое здесь место.

— Это верно, — Сэллифэр запрыгнул к нему и чуть склонил голову набок. — И когда мы отсюда уберемся?

— Как только я найду Варриха, узнаю, почему он не возвращается домой, и, если будет упираться, возьму за шкирку и просто увезу, — Ярт усмехнулся. — Так что я надеюсь уехать уже завтра. Меня не радует дышать этой пылью еще несколько дней.

— В этом я с тобой полностью согласен, — волк встрепенулся и спрыгнул на пол. И почти сразу в комнату вошла Хэйла.

— Надеюсь, я могу пожелать тебе спокойной ночи? — поинтересовалась она с улыбкой.

— Я бы сказал, что ты должна это сделать, — широко ухмыльнулся Ярт. — В конце концов, я этого уже три года не слышал. От тебя.

Хэйла мягко улыбнулась и легко поцеловала сына в лоб:

— Спокойной ночи, мальчик мой.

— Тебе тоже, мам, — Ярт прижал ее ладонь к своей щеке и серьезно взглянул на мать. — Спи спокойно. Я здесь. И все будет хорошо.

— Я знаю, — она взъерошила его челку и кивнула. — Знаю.

Ярт проводил ее взглядом и немного тревожно посмотрел на волка.

— Это еще одна причина, по которой я не хочу тут задерживаться, — тихо заметил он.

— Я понял, — Сэллифэр ухмыльнулся, но в глазах его насмешки не было.


— Что так задумчив, милый? — поинтересовалась Хэйла за обедом.

— Да так, — Ярт пожал плечами. — Нужно еще найти одного парнишку. Убежал сюда из дома. Давненько уже, года два-три назад. Не слышала ничего?

— Нет, — Хэйла покачала головой. — Я редко выхожу из дома. И ко мне мало кто заходит. Ты лучше у своих приятелей поинтересуйся. Они, кажется, по-прежнему на улицах развлекаются. Если кто и знает, так они. Или у трактирщиков поспрашивай. К ним тоже за сплетнями ходят.

— Хорошая мысль, — Ярт улыбнулся и допил чай. — Прямо сейчас и схожу. Не хочется мне здесь лишнее время торчать. Вэль мне что-то резко не нравится.

— Ну, еще бы. Ты все-таки Эльф, — Хэйла усмехнулась.

— Это точно, — Ярт заправил за ухо прядь волос, выставив на обозрение острый кончик, и довольно ухмыльнулся. — Ладно, я схожу, своих проведаю, а ты пока собирайся. Надеюсь, к вечеру мы отсюда уже уберемся, — он схватил со стола яблоко и сорвался с места. — Идем, Фэри!

Волк заглотил кусок мяса и помчался следом за вожаком. Хэйла проводила их задумчивым взглядом и чуть покачала головой. И улыбнулась, когда с улицы донесся истошный визг соседки:

— Волчонок мой…


Ярт уверенно направлялся на Подградную. В свой любимый кабачок, где частенько сидела их шумная компания. Правда, его не оставляло чувство некоторой странности вокруг. И он долго пытался понять, что же происходит. И только уже почти дойдя до места, понял. Здесь на него смотрели с тем же недоверчивым узнаванием, каким его в свое время встретили эльфийские поселения. Только вот здесь его никто не путал с отцом.

Ярт распахнул решетчатую дверь и шагнул в уютное помещение «Бочонка». И вновь ностальгически вздохнул. Ну, ведь совершенно ничего не изменилось!

— Привет, Рэма, — широко улыбнулся он дородной русоволосой девице за стойкой.

Рэма так и замерла на месте, распахнув и без того немаленькие глазищи.

— Й… Ярт?.. — неуверенно выдавила она через некоторое время.

— А что? Я так изменился, что уже узнать трудно? — ухмыльнулся он и непринужденно уселся на табурет. — Как дела?

— Нормально, — каким-то деревянным голосом проговорила Рэма, откладывая тряпку, и тут же спросила. — А ты откуда здесь? Вернулся?

— Да, вчера, — он кивнул. — И надеюсь, что скоро уеду. Как только все дела закончу.

— Слышь, ты когда уехал, тут такие слухи пошли, — Рэма уже пришла в себя и сноровисто расставляла бутылки по полкам, — что ты и не человек вовсе. А как есть ведьмак.

— Слушай больше, — Ярт демонстративно зевнул. — Ведьмак! Придумают же! Оборотнем еще не называли?

— Не, оборотнем нет. А ведьмаком да. Потому как с ведьмой той уехал, — Рэма облокотилась на стойку и с жадным интересом смотрела на гостя. — А что ты там делал? А Инри где? Тоже вернулся?

— Нет, Инри не вернулся, — Ярт покачал головой. — Ему сейчас некогда по гостям ездить. У него жена вот-вот родить должна.

— Инри женился?! — Рэма снова округлила глаза. — Когда?!

— Ой, давненько уже. Где-то через полгода, как мы уехали, — Ярт махнул рукой. — Встретил девушку своей мечты и женился.

— Что? Она была настолько страшненькая? — ехидно поинтересовалась Рэма.

— Почему? — удивился Ярт. — Напротив, очень красивая девушка.

— Тогда странно, что она вышла замуж за него, а не увилась следом за тобой, — ухмыльнулась та.

Ярт негромко фыркнул и покачал головой:

— Ну, вы из меня просто монстра какого-то делаете… Я, знаешь, тоже не абсолютный женский идеал. Эртэнэль нравились серьезные молодые люди, она и нашла себе такого. Инри ведь всегда был самым серьезным из нас. А я что? Сорви-голова!

Рэма рассмеялась:

— Это точно! Второго такого, как ты, у нас уже нет. Мару пытался встать на твое место, да у него запала надолго не хватило. К тому же, он почти сразу женился…

— Да, слышал. На Нэритэ, — Ярт кивнул.

— Откуда? — удивилась Рэма. — Ты его уже видел?

— Нет, я давно узнал, — Ярт пожал плечами. — Мне… Арси сказала. Мы с ней в Ипри встретились.

— Где? — Рэма непонимающе поглядела на него.

— В Морском городе. Она же туда уехала замуж выходить, — Ярт чуть приподнял брови. — А что? Об этом никто не знает?

— Нет. Она никому ничего не сказала, — Рэма покачала головой. — По ней с трудом можно было сказать, что она замуж собирается. Она так из-за вашего отъезда переживала. Словно ее жених под венцом бросил. Со своим дядюшкой рассорилась вдрызг… Может, поэтому так и уехала, не попрощавшись?

— Не знаю, — Ярт пожал плечами. — Она об этом не говорила. Мы с ней случайно встретились. Просто отец ее жениха был старым другом моей наставницы. И мы остановились в их гостинице, когда в Ипри приехали.

— В гостинице? — Рэма округлила глаза. — Ее жених — сын хозяина гостиницы?!

— Ну да, — Ярт слегка непонимающе посмотрел на нее. — И что такого?

— Что такого?! Племянница коронного — замужем за хозяином гостиницы! — Рэма заливисто расхохоталась. — Да уж, странная девочка эта Арси…

— Не то слово, — Ярт криво улыбнулся, переваривая новые факты, и перевел разговор. — Не знаешь, кто сейчас заправляет нашей компанией?

— В смысле, твоей? — Рэма пожала плечами. — Вроде Хвель… Но я точно не знаю. У них же сейчас такой разброд, что тайная служба, и та не разберется. Притихли после твоего отъезда. Сидят тут по вечерам и не знают, чем заняться. Ну, зато и город вздохнул свободней. Все-таки тебя здесь многие опасались. Вернее, не тебя, а того, что ты способен выкинуть в следующий момент, непредсказуемый ты наш!

Ярт негромко рассмеялся:

— С тех пор я сильно остепенился!

— Ну да! По твоей хитрой физиономии это заметно! — Рэма скептически взглянула на него. — Сказки мне не рассказывай, ладно! Остепенился он… Уже одно то, что ты вернулся в наш город…

— В Вэль я вернулся исключительно по делам, — серьезно заметил Ярт. — Во-первых, забрать отсюда маму. А во-вторых, найти одного своего друга, который сбежал из дома, и его родня сильно по этому поводу переживает… Вот кстати, Рэма… Может быть, ты слышала что-то. Это молодой мальчик по имени Варрих. Ему сейчас уже лет восемнадцать. Сюда приехал года два-три назад. Степняк.

— Варрих, Варрих… — девушка задумчиво накрутила на палец прядь волос. — Что-то знакомое, где-то точно слышала, но что-то вспомнить не могу… Сама я его вряд ли видела, иначе помнила бы. Ты подожди, может, сейчас кто из ваших придет, спроси у них. Они наверняка что-то знают, — она лукаво улыбнулась. — Если хочешь, могу помочь скоротать время. Мы же давно не виделись!

— Прости, дал обет воздержания! — Ярт сделал страшные глаза, и девушка весело рассмеялась:

— Ну, смотри! Как хочешь, — она повернулась к полкам. — Может, тебе налить чего?

— Угу. Миску молока для моего спутника, — кивнул он.

— Так Инри ж вроде не приехал! — ухмыльнулась Рэма.

Ярт расхохотался и покачал головой:

— Вижу, ты по-прежнему любишь пошутить… Нет, у меня другой спутник. Выгляни из-за стойки, сама увидишь.

— Ой, какая собачка чудная! — воодушевленно воскликнула девушка и бросилась на кухню. — Сейчас принесу молока!

Сэллифэр оттянул верхнюю губу, показав клыки, и глухо заворчал.

— Успокойся, — Ярт опустил ладонь на его голову. — Рэма просто не разбирается. К тому же тут темно. Не обижайся.

Девушка подбежала к ним и поставила миску на пол, восторженно оглядывая зверя:

— Красивый какой! И цвет необычный! А он кусается? А как его зовут?

— Сэллифэр, — Ярт усмехнулся. — И если не хочешь, чтобы он тебя покусал, — Рэма испуганно отдернула руку, а парень закончил, — не называй его собачкой. Это волк. Горный.

Хозяйка приглушено ахнула и со смесью ужаса и восхищения взглянула на гостя:

— Волк? Впрочем, что это я… От тебя другого ожидать и нельзя было. Стал бы ты себе простую собаку заводить! Но как ты его поймал?

— А я его и не ловил. Он сам пришел, — Ярт пожал плечами. — Сэллифэр мой друг. Я, знаешь ли, за прошедшие годы многому выучился. В том числе и со зверями общаться. К тому же, волки были постоянными спутниками моей семьи.

— Ты о чем? — Рэма непонимающе смотрела на него, но в глубине ее глаз уже горел огонек предвкушения.

— О своей настоящей семье, — Ярт чуть улыбнулся. — Мой отец был Вожаком Стаи. Это один из эльфийских народов. Их еще называли Волками. Я — его наследник. К сожалению, почти вся Стая погибла в сражении, именно поэтому моя мать приехала сюда перед тем, как я родился. Но часть моего народа еще где-то живет. И я собираюсь их найти.

— Подожди-подожди, — девушка вскинула ладони. — Ты, что, хочешь сказать, что ты…

— Эльф, — договорил он и утвердительно кивнул. — Именно. Так же, как моя мать и мой отец. Все эти годы я прожил в Ваинэле — Лесном городе Эльфов. Там моя родня по линии матери. Но все-таки моя семья это Стая…

— Слушай, сказка, конечно, занятная, но чем ты это можешь доказать? — Рэма, чуть прищурившись, смотрела на него.

— Что я Эльф или что я Волк? — поинтересовался он с легкой усмешкой.

— Что угодно, — она вопросительно приподняла брови. — Ну? Докажи мне! А то что-то не верится…

Ярт улыбнулся и покачал головой:

— Не веришь… Ну смотри, — он, не сводя с нее пристального взгляда, убрал волосы назад. Рэма приглушенно охнула, но в этом звуке не было удивления, только азарт.

— Ух ты! Настоящие! — она бесцеремонно схватила друга за ухо. — Ничего себе! Значит, Мэргэ права была…

— Если ты сейчас меня назовешь эльфийским ублюдком, я обижусь и уйду, — честно заметил Ярт.

— Да не собиралась даже! — Рэма с восторгом мяла его уши. — Ко мне в гости живая легенда заглянула, а я ее обзывать буду… Не дождешься!

Ярт успокоено выдохнул и чуть поморщился:

— Эй! Поосторожнее! Не оторви…

— Как раз собиралась. На память, — ехидно кивнула Рэма, но ухо отпустила. Уже изрядно покрасневшее от ее проверки на подлинность.

Ярт с гримаской недовольства потер его и с легкой усмешкой посмотрел на хозяйку:

— Ну что? Теперь веришь?

— Теперь верю, — покладисто согласилась она и полюбопытствовала. — А почему раньше у тебя уши нормальные были?

— Потому что рос в Вэле, а не в эльфийских лесах, — буркнул он. — И считал себя человеком. И если бы не убрался отсюда вовремя, то человеком бы и остался. Нет в этом дивном городе места бессмертным. Он нас убивает.

— Чушь не городи! Город как город, — Рэма отмахнулась. — Что-то я не заметила за те двадцать лет, что ты здесь прожил, особого твоего недовольства. Даже не болел ни разу, не считая царапин от твоих стычек. А теперь вернулся из дальних странствий и нос воротишь. Сразу Вэль для него плох стал, подумайте-ка!

— Ты просто не понимаешь, — Ярт негромко вздохнул. — Ты ведь человек. Тебя это так не затрагивает. А меня с рождения еще и Сила моей матери защищала. А сейчас я сам по себе и вполне ощущаю, какая это прелесть — жить бессмертному в Золотом Городе… Хочешь понять, что это?

— Ну? — с вызовом проговорила Рэма, независимо вздернув подбородок.

Ярт мгновение колебался, а потом сжал ее пальцы, передавая подруге свои ощущения. Рэма придушенно пискнула и закатила глаза.

— Хватит… — выдохнула она, отчаянно тряся головой. — Отпусти… Хватит…

Ярт разжал пальцы и сочувственно взглянул на нее:

— Все нормально?

Девушка восстановила дыхание и как-то странно на него взглянула:

— А еще говоришь, что не ведьмак…

— Не ведьмак. Эльф. Мы это умеем — передавать свои чувства и ощущения через касание. Правда, этому учиться надо. Чтобы наверняка получилось… Извини, я не знал, что ты так близко это воспримешь, — он виновато потупился.

— Ты действительно чувствуешь наш город… так? — она пристально смотрела ему в глаза.

— Действительно, — Ярт тяжело вздохнул. — Пока отсюда не уехал, я этого не замечал… Для меня это возвращение… Ну, как если бы волка поймали и посадили на цепь. Такое же чувство. Я здесь не на месте, не у себя. Это все мне уже чужое. Даже если я помню, как мне было здорово здесь когда-то, я уже ушел отсюда. Вэль не мой дом. И никогда им не был. Иначе бы я не стремился так отсюда сбежать… Хотя ты, наверное, меня не понимаешь. Да?

— Не совсем, — Рэма покачала головой. — Но могу попытаться представить, — она задумчиво подперла подбородок ладонью и смерила собеседника пристальным взглядом. — По хорошему, так за все эти представления мне тебя нужно в тайную или к коронному свести…

Ярт мрачно-вопросительно взглянул на нее:

— Попробуй…

— Не стану, — Рэма покачала головой. — Во-первых, я не дура, ты никому и никогда не позволял себя поймать. Во-вторых, мне жаль тебя, ведь если это правда, а смысла врать тебе нет, то ты здесь и пары недель не вытерпишь. И в-третьих, ты — мой друг, а я не подставляю друзей. Так что расслабься, никто и никуда тебя не поведет. В отличие от тебя, мне Вэль нравится, я его люблю и очень хочу, чтобы после твоего отъезда он остался в целости и сохранности. А если бы я вдруг решила тебя сдать…

Ехидная ухмылка Ярта яснее слов говорила о судьбе Вэля в подобном случае.

— Ты никогда не была дурой, — кивнул он. — В этом я не сомневался. Как и в том, что ты не станешь меня сдавать. В противном случае я не стал бы тебе ничего рассказывать… Я ведь, знаешь, тоже не дурак.

Они насмешливо взглянули друг на друга и дружно рассмеялись.

Позади негромко скрипнула дверь, и они одновременно посмотрели в том направлении. И Ярт широко ухмыльнулся, терпеливо ожидая, когда его, наконец, как следует разглядят и уверятся.

Вошедший в дверь трактира молодой парень растерянно смотрел на гостя и задумчиво покусывал прядь светлых волос, кольцами падающих на шею и плечи.

— Значит, правда… — наконец выдал он и шагнул к стойке. — Ты вернулся…

Ярт чуть заметно пожал плечами, не сводя с него насмешливого взгляда.

— Чего тебе, Данни? — Рэма вернулась за стойку.

— Как обычно, — бросил тот и вновь посмотрел на Ярта. — Я, честно говоря, не поверил, когда мне сказали, что ты вчера приехал.

— Пришел удостовериться?

— Просто подумал, что если это так, ты не сможешь не придти в свое любимое место. Я не ошибся, — Данни взял стакан, но пить не стал, по-прежнему разглядывая гостя.

— Не ошибся, — Ярт легко усмехнулся. — Хотя проще было зайти ко мне домой. К матери я бы первым делом поехал.

— Туда бы я пошел, если бы тебя здесь не оказалось, — тот ухмыльнулся. — А у Нэррэ я уже был.

Ярт покачал головой и поинтересовался:

— Что ты на меня так смотришь? Вторую голову найти пытаешься?

— Нет, — Данни приложился к стакану. — Просто пытаюсь понять, насколько ты изменился. Можно ли к тебе как раньше, по-простому…

— Я бы сказал — нужно, — вздохнул Ярт. — Что? Тоже сплетен наслушался? Не ведьмак я. И не стану никогда.

— А кто говорит, что ведьмак, — Данни пожал плечами. — Но ты ведь теперь бессмертный… Вроде как простым людям до тебя не дотянуться.

Ярт переглянулся с волком, и Данни полетел на пол, сброшенный с табурета мощным подзатыльником.

— Зато я до простых людей очень даже дотягиваюсь, — на лице Ярта красовалась улыбка от уха до уха, а в глазах прыгали насмешливые искорки.

— Ах так? — Данни моментально вскочил и бросился на приятеля.

Рэма тяжело вздохнула, возвела глаза к потолку и громко проговорила:

— Если хоть одна вещь пострадает — гвоздями к стенке приколочу, невзирая на расу и старую дружбу!

Они на мгновение остановились, быстренько оглядевшись по сторонам, и дружно откатились к порогу.

Когда Данни окончательно вошел во вкус и мутузил Ярта как прежде, ничуть не беспокоясь о том, что ненароком может тому шею свернуть, потому как для этого нужно было бы сперва самому вырваться, дверь в «Бочонок» распахнулась, и на пороге застыла небольшая компания. При взгляде на катающуюся парочку, лица у новоприбывших сделались неописуемые.

— Э-э… Рэма? — солидного вида молодой мужчина в богато расшитых одеждах вопросительно взглянул на хозяйку.

— Все в порядке, заходите, — приветливо откликнулась девушка. — Они скоро успокоятся.

— Не скоро, а уже сейчас, — ухмыльнулся Ярт, ловко заворачивая руки Данни за спину, и поднял глаза на гостей. — О! Мару! Хвель! Совсем не изменились! Да и ты, Сальчек, тоже… почти… Хотя с первого взгляда так и не признаешь. Давно ли ты успел в министры попасть?

— Не так давно. И не в министры, а в советники, — Сальчек поправил массивную цепь на шее и совершенно по-мальчишечьи ухмыльнулся, мгновенно растеряв всю важность и солидность. — Как вижу, ты тоже не особенно изменился. За что ты его, Ярэн?

Ярт довольно усмехнулся, услышав свое старое прозвище, и поднялся с поверженного противника, отряхивая одежду:

— Не за что, а — зачем. Доказывал на живом примере, что до меня можно дотянуться. И не только.

— Да, при достаточном желании и умении ему по-прежнему можно попытаться начесать холку, — буркнул Данни и охнул, разгибаясь.

— Ключевое слово — «попытаться»? — съязвил Мару и широко улыбнулся, шагнув к Ярту. — Рад снова тебя видеть, дружище! Без тебя тут было пресновато.

— Я тоже рад вас видеть, — Ярт крепко обнял его и обернулся к Рэме. — На всех. За мой счет.

— Разбежался! — фыркнул Сальчек. — За мой! В конце концов, это ты к нам в гости приехал.

— Лучше с ним не спорить, — Хвель состроил кислую рожицу. — Советник второго министра! Откажешься, он тебе будет полвечера подробно и аргументировано разъяснять свою правоту и твое заблуждение… Зануда!

— От зануды слышу! — моментально откликнулся Сальчек, садящийся за стол в углу. — Ты его не слушай, Ярэн. Студиозусы, они все без дела языком треплют.

Ярт, до этого с умилением взиравший на их шутливую перебранку, так напоминавшую прежние, всем корпусом развернулся к Хвелю и с живым интересом воззрился на друга:

— Неужели поступил?!

— Да. Через полгода после твоего отъезда, — Хвель смущенно кивнул. — Все равно заниматься было нечем.

— Зато теперь занят по самую макушку. Высшая Школа при Дворе, — сквозь ехидство в голосе Сальчека сквозило явное уважение. — Так-то вот, Ярэн… А ты чем занимался все это время?

Ярт слегка пожал плечами:

— Так. Бродил по всяким местам. Учился всему понемногу. Родных своих отыскал — семью матери…

— А та Эльфийка, с которой ты уехал? — нетерпеливо поинтересовался Мару. — С ней что?

— Да уж, расскажи, — поддержал его Хвель. — А то мы тут долго спорили, повезет тебе на этот раз или нет. Она произвела впечатление весьма недоступной особы.

— Она моя жена, — чуть помедлив, ответил Ярт. — Хотя мне действительно пришлось туго. Она — не наши девчонки.

— Это точно, — Сальчек утвердительно кивнул и слегка прищурился. — И что она в тебе нашла?

Ярт несколько мгновений изучал свою чашу, а потом негромко проговорил:

— Я люблю ее, Шеки. Очень люблю. Она научила меня тому, что такое — настоящая любовь. Мне никто не нужен кроме нее. С нашей первой встречи. За это время я видел немало красивых девушек; некрасивых Эльфиек, на мой взгляд, не бывает вообще, но ни одна из них не может сравниться для меня с Пламенем. И Фэль знала об этом… И к тому же, мы с ней были связаны еще до моего рождения. Мы должны быть вместе. Это судьба.

Ребята слегка недоуменно смотрели на него. А потом Мару осторожно кашлянул и спросил:

— А как Инри? Почему он не приехал?

— Инри? О! — Ярт ухмыльнулся, уходя от печальной темы. — Инри у нас тоже женился. Тоже на Эльфийке. Красавица! Почти как Фэль… А приехать не смог, потому что у них вот-вот первенец должен родиться. А может, уже и родился.

— А у нас с Нэритэ скоро второй появится, — с гордостью похвастался Мару, и в его голосе Ярт уловил тень превосходства.

— Поздравляю, — он лениво улыбнулся и чуть прищурился, глядя на друга. — Добился все-таки? Привет ей от меня передавай. Скажи, что было бы побольше времени, я и лично зашел бы. А так, к сожалению, не успеваю.

— А в чем проблема? — поинтересовался Хвель, разливая вино. — Разве ты не насовсем?

— Очнись, — Сальчек насмешливо приподнял брови. — Сомневаюсь, что Ярэн здесь хоть одно лишнее мгновение задержится. Его там ждут, — он неопределенно мотнул головой, — за Границей. Верно ведь?

— Верно, — Ярт кивнул. — Ждут. И очень. Сюда я по делу приехал. Во-первых, маму увезти к ее семье. А во-вторых, мне тут нужно одного знакомого паренька отыскать… Кстати, может, вы что-нибудь знаете? Он сюда около трех лет назад приехал, если я не ошибаюсь. Тогда ему пятнадцать было, ростом примерно с Данни, костлявый, волосы светлые, выгоревшие, чуть ниже ушей, глаза зеленовато-карие, весь в веснушках. Зовут Варрихом, он из Степей… Короче, скорее всего, пришел с каким-нибудь караваном из Ипри… Ничего не слышали о таком?

Мару и Сальчек отрицательно помотали головами, а Хвель задумчиво потер подбородок:

— Варрих, говоришь?

— Слышал что-то? — Ярт с надеждой воззрился на него.

— Да так. Есть у нас тут один побродяжка, — Хвель чуть свел брови. — Не знаю, когда он тут появился и тот ли, что тебе нужен, но его тоже Варрихом звать. Я знаю, потому что у меня родители с ним водятся. Он, видишь ли, в лошадях хорошо разбирается, хоть и чокнутый. Они его, как родного, любят. Отец даже пытался его в наш дом перетащить, да тот наотрез отказался. Он сейчас у причалов живет, недалеко от побережья. А к нам ходит с лошадьми повозиться. За этим дурачком даже Буян — помнишь такого, наверное, — как привязанный ходит. Будто собачонка. И никого больше к себе не подпускает.

— А почему дурачок? — поинтересовался Ярт, абсолютно уверенный в том, что нашел кого надо.

— Да потому, — Хвель рассмеялся. — Ну, как его еще называть, если он каждое полнолуние бегает по побережью и рассыпает по песку яблоки. И объясняет это тем, что хочет поймать коня Королевы Ночи. Мол, они у нас пасутся.

Сальчек сочувственно покачал головой и хмыкнул:

— Ничего, бывает хуже. Я и не такое слышал.

— Это, наверное, он и есть, — задумчиво проговорил Ярт. — Степняки лучшими коневодами считаются. Ездить начинают раньше, чем ходить. С редкими конями им не удается общего языка найти… Как бы мне его повидать? Говоришь, у причалов живет?

— Да ты лучше сразу на побережье иди, — посоветовал Мару, уплетая жаркое. — Сегодня же аккурат полнолуние.

— Ты прав, — Ярт задумчиво поболтал чашу в ладони и обвел друзей взглядом. — Ну, а чем еще вы тут занимались без меня? Помимо того, что женились, поступали в Высшие Школы и надевали высокие цепи?..


Попойка была веселой. Почти как раньше.

Почти.

Все же в этом веселье чувствовалась некоторая скованность. Особенно после того, как Ярт поведал историю своих приключений.

Ребята украдкой разглядывали кончики его ушей, косились на улегшегося под столом волка, и мелькала в их глазах тень какой-то затаенной печали и грустного недоумения. И видно было по ним, что за эти годы многое переменилось.

Слишком многое.

Нет, позови он их за собой, друзья вскочили и пошли бы. Ощущалась в них внутренняя тяжесть от тихой жизни. Усталость от высокого поста, постоянной учебы, от капризов любимой жены…

И все-таки Ярт чувствовал, что прежних отчаянных ребят уже нет. Что Вэль успел навесить на них свои цепи, и скинуть их они уже не смогут. Не смогут уйти, не раздумывая и не оглядываясь. Как бы им ни хотелось, но Хвель всегда будет помнить, что он студент Высшей Школы, Сальчек, даже уйдя, не забудет вкус власти, который познал будучи советником, а Мару… А Мару трепетно и нежно любит капризулю Нэритэ. Давно любит. И детей тоже. Да, он заметно устал от шума и ответственности, наложенных семьей, но жизни без семьи уже не мыслит.

Разве что вот Данни, тихий малыш Данни… Но по нему видно, что он до сих пор не может (или не хочет?) принять перемен, случившихся со старым Яртом. Не чувствует прежнего безграничного доверия к вернувшемуся. И это остановит его надежнее любых запоров.

Да, все они изменились за это время. Зря он полагал, что Вэль остался таким, как был. Или это перемены в нем самом заставили измениться тех, кто его окружал? А быть может, они всегда были такими, но он просто не замечал этого?

Ярт тряхнул головой, отгоняя грустные мысли, и весело запел одну из своих старых песен, метко прозванных Фэль «трактирными застольными вольно-непристойными».

По крайней мере, сейчас это заставило всю компанию вернуться в прошлое, на время отрешившись от настоящего, почувствовать себя прежней командой, не скованной никакими обязательствами.

И все-таки Ярт не ощутил особого сожаления от того, что в какой-то момент поднялся и сказал:

— Мне пора.

И не было сожаления в глазах его бывших друзей, когда они говорили ему:

— Прощай, Ярэн. Удачи.

Вэль изменился. Но не внешне — внутренне.

И только Рэма грустно взглянула в глаза уходящему и негромко проговорила:

— Мне бы хотелось верить, что мы еще увидимся… Но я знаю, что этого не случится. И все-таки… До встречи, Ярт.

— До встречи, — чуть помедлив, ответил он и вышел, не оглядываясь.


В городе уже стояли густые сумерки. Ярт даже не заметил, как пролетело время в «Бочонке», слишком многое было рассказано и услышано.

— Куда теперь? — Сэллифэр поднял голову и внимательно посмотрел на вожака.

— Думаю, к причалам идти смысла нет, — Ярт убрал с лица прядь волос и задумчиво взглянул на небо, где ярко желтела полная луна.

И вдруг почувствовал некую странность в этом небе. Оно было таким же и не таким, как в мире. Сильно прищурившись, он различил тонкую мерцающую пелену, словно бы плывущую над городом.

— А я думал, Граница — это стена, — Ярт чуть склонил голову набок, задумчиво созерцая купол.

— Так куда мы? — напомнил ему волк.

— Что? Ах да, Варрих, — Ярт тряхнул головой и пожал плечами. — На побережье. Полагаю, сегодня мы там его скорее найдем.


В ярком свете луны белела неширокая полоса песка, огибающая воду и скрывающаяся в ночной тьме. Высокая трава, буйно растущая на лугах за стенами города, пригибалась под ветром, и казалось, что по ней бегут волны. И что вдалеке она сливается с безбрежным морем, становясь водой.

И трава, и волны серебрились в лунном свете, переливались бликами, и от этого становились еще более похожими друг на друга. И песчаная полоска казалась лишь тонкой дорожкой лунного света, перечеркнувшей темную водную гладь.

И по этой дорожке неприкаянно брела долговязая фигура, бросающая на песок мелкие яблоки.

Ярт чуть прищурился и удовлетворенно хмыкнул. Это действительно был Варрих. Он повзрослел, но лицо у него осталось все таким же мальчишеским, разве что щетиной чуть подзаросло.

Странник поправил встрепанные вольным ветром пряди волос и неспеша направился наперерез Варриху.

— Ну, здравствуй, блудный сын, — Ярт легко усмехнулся, глядя на недоуменное лицо степняка, обернувшегося к нему.

Глаза Варриха загорелись узнаванием, а потом и нешуточной обидой:

— А, ты… Здорово… Чего ты тут делаешь? Тоже посмеяться пришел?

— Нет, — Ярт огляделся и непринужденно плюхнулся на песок, глядя на собеседника снизу вверх. — Я пришел сказать, что тебя ждет твоя семья. Твой отец беспокоится о тебе, и от тяжелых дум его одолевают хвори… Почему ты не возвращаешься домой?

— Потому что я хочу такого же коня, как у тебя, — Варрих слегка ссутулился и оглянулся на море. — Но за все эти годы я не видел ни одного, хотя легенду твою мне здесь тоже рассказывали. Только здешние люди не верят, что такие кони существуют… А я не могу вернуться, потому что поклялся.

— Знаю, — Ярт качнул головой и медленно пропустил сквозь пальцы горсть песка. — Твой брат мне рассказал, как ты ушел… Наверное, сейчас ты думаешь, что я тебя обманул. Но это не так. Я действительно получил одного из призрачных коней. Не знаю, почему ты не можешь… Может быть, они сюда больше не приходят после того случая. Я ведь тоже видел их всего лишь один раз. Мне жаль, что так получилось, Варрих. Я не хотел такого.

— Верю, — раздумчиво проговорил парень, тоже садясь на песок, и подкинул в ладони яблоко. — Но мне от этого не намного легче. Я обещал достать такого же коня. И, значит, буду их ждать, пока не увижу и не поймаю. Я сюда каждую ночь хожу. Даже не в полнолуние. Но уже столько раз была полная луна, а я их ни разу не видел, хотя сидел на берегу всю ночь, ни на мгновение не закрывая глаз… Надо мной уже весь Золотой Город потешается.

— Плюнь, — убежденно проговорил Ярт. — Не обращай на них внимания. Они просто не способны понять. Мне тоже не верили, когда Гэллэр появился. Решили, что я дикого жеребенка поймал. Если бы не это его жуткое отношение к чужим седокам, у меня бы его сразу забрали. Объявили бы, что он из конюшен коронного сбежал, и все дела. А так как он никого кроме меня к себе не подпускал, пришлось оставить. Но завидовали мне, конечно, по-черному. У нас за такую лошадь убили бы.

— У нас бы такого тоже сразу увели, — согласно вздохнул Варрих и вновь взглянул на море, где луна уже чертила свою золотистую дорожку.

— Такого, как Гэллэр, не уведешь, — усмехнулся Ярт и тоже повернул голову к морю. И затаил дыхание. В набегавших на берег волнах нежились кони. Точно такой же табун гулял здесь, когда он приманил жеребенка, из которого потом вымахал Гэллэр. Легкие изящные тела, словно сотканные из невесомой дымки, темные глаза, похожие на черный купол неба, длинные гривы, струящиеся как потоки сверкающего серебристого ветра.

Ярт радостно взглянул на Варриха и увидел задумчивый взгляд, которым молодой степняк смотрел на берег. Смотрел, не видя пасущихся там коней.

— Варрих, они здесь, — чуть слышно прошептал Ярт, краем глаза наблюдая за призрачными силуэтами на кромке песчаного берега.

— Где? — встрепенулся тот, заозиравшись по сторонам. Напрасно. Его взгляд полностью игнорировал пасущуюся легенду.

— У воды, — настойчиво повторил Ярт. — Вон там, чуть левее камней. Да всмотрись же внимательнее! Неужели не видишь?

— Там никого нет! — Варрих досадливо тряхнул головой и мрачно посмотрел на собеседника. — Шутишь, да?

Ярт чуть повел плечами и взъерошил волосы, задумчиво покусывая губы. Выходило, что Варрих действительно не видит коней у воды, в отличие от него. Значит, и раньше он их просто не видел. И уже, наверное, не увидит. Потому что просто не может. И никогда не сможет выполнить свою клятву — привести домой такого же коня, как Гэллэр.

Ярт едва не взвыл от отчаяния. Кони были тут, рядом. Руку протянуть! А Варрих их не видел! И не видит… И что делать?

— Стань его глазами, — раздался рядом голос Сэллифэра. — Помнишь, как ты требовал от своих спутников, чтобы они обменивались чувствами, чтобы услышать Песню Леса… Попробуй так же. Залезь в его шкуру.

— А это мысль! — Ярт вскочил и потянул Варриха за руку. — Вставай, сделаем кое-что. Я, конечно, не эмпат, но попробовать стоит.

— Чего ты хочешь? — парень недоумевающе смотрел на него.

— Сейчас узнаешь, — Ярт развернул его лицом к берегу и встал позади, положив ладони ему на виски. И потянулся к его сущности, словно бы сливаясь с ним, передавая свои способности на время.

— Ух ты! — восторженно выдохнул Варрих, когда ветер вдруг распался на букет запахов, воздух словно стал прозрачнее, небо — глубже. Мир словно качнулся под ногами, и он вдруг увидел…

Серебристые тени, легкая дымка, принявшая изящные очертания.

Их было много. Не столько, сколько в табунах его племени, но все равно много. И просто глаза разбегались при одном только взгляде. Они все были хороши, как на подбор. И все были похожи на того красавца-коня, так запавшего ему в душу.

Неподалеку на песке резвились жеребята. Парочка малышей азартно валяла друг друга совсем рядом с ними. Их тонкое ржание казалось шумом волн и пересвистом ветра.

— Я их вижу, — прошептал парень.

«Отлично, — раздался в его сознании голос Ярта. — Теперь их нужно покормить. Иначе утром они исчезнут и еще луну не появятся. Поторопись. Я не смогу долго тебя держать».

Варрих торопливо пошарил в кармане, вытащил завалявшееся яблоко и направился к жеребятам, подманивая их.

Малыши вскочили и насторожено подняли ушки, чуть отпрянув назад. Потом с интересом обнюхали подошедшего, но угощение брать наотрез отказались.

— Не получается, — в отчаянии прошептал парень. — И что теперь?

«Кроме яблок у тебя ничего больше нет? — поинтересовался Ярт. — Трава какая-нибудь, хлеб? Хоть что-нибудь?»

— Овес, — Варрих вытащил пригоршню зерен. — Я иногда бываю в здешних конюшнях…

«Попробуй, может быть овес они возьмут… И побыстрее», — в голосе Ярта проскользнула нотка напряжения и усталости.

— Хорошие малыши, хорошие, — ласково бормотал Варрих, вновь подбираясь к жеребятам. — А ну-ка посмотрите, что у меня для вас есть! Попробуйте!

Мир перед глазами неожиданно поплыл, густея, ускользая от восприятия. Силуэты коней задрожали, истаивая в ночном воздухе. И уже меркнущим сознанием Варрих отметил, что чей-то прохладный нос коснулся его ладони с угощением…


— Ну что? Очнулся? — раздался усталый, но все такой же слегка насмешливый голос Ярта, и Варрих неожиданно осознал, что он звучит не в его голове, а рядом, как и положено при разговоре.

— Кажется, — неуверенно ответил парень и сел, со стоном обхватив голову, которая словно взорвалась от неосторожного движения.

— Ничего, это скоро пройдет, — в голосе Ярта прозвучало сочувствие. — Кошмар! Никогда не думал, что это так тяжко — быть в чьей-то шкуре!

— Угу, — пробурчал Варрих и, не поднимая гудящей головы, мрачно поинтересовался. — Ничего не вышло, да?

Ярт негромко хмыкнул и заметил:

— Если ты, поглядев вокруг, снова не увидишь ни одного коня, значит, не вышло. Я-то их и так вижу, так что ничем не могу помочь.

— Ох-х… — Варрих осторожно поднял ноющую голову и огляделся. И сразу же наткнулся взглядом на светлого и словно бы чуть прозрачного коника возле линии прибоя.

Он даже про головную боль забыл, застыв с открытым ртом.

— Понятно, — Ярт улыбнулся и переглянулся с Сэллифэром. — Ну что? Ищи овес, и пойдем в город, пока солнце не встало. А то ведь убежит за своими и утонет.

— А… может, веревкой привязать? — растерянно поинтересовался Варрих, оглядывая прыгающее чудо, косящее на него темным насмешливым глазом.

Ярт рассмеялся и покачал головой:

— Он и так за тобой пойдет, дай ему только овса понюхать.

— А… куда я его? У меня ведь конюшни нет, — еще более растерянно пробормотал парень, не знающий что теперь и делать со сбывшейся мечтой.

— У меня есть. Идем, — Ярт поднялся с песка и отряхнул одежду. — Давай, выкапывай свои запасы и за мной. А то ведь точно утро наступит, и все. Опять ловить придется. А я тут еще луну караулить не намерен.

Варрих торопливо обшарил карманы и вытащил еще одну горсточку. Жеребенок грациозными прыжками подскочил к нему и жадно потянулся к ладони.

— Пойдем, — ласково позвал Варрих и направился за Яртом к Вэлю.


Еще на подходе к дому Ярт почувствовал что-то неладное. Что-то висело в воздухе, заставляя сердце тревожно биться. Из-за этого он даже не смог как следует насладиться бурной встречей двух сородичей. Оставив Варриха с ними, Ярт бегом бросился домой.

И уже стоя в дверях, осознал, что чуть не опоздал. Хэйла, сгорбившись, сидела в кресле, положив ладонь на сердце. Бледная кожа была покрыта испариной, а дыхание вырывалось неровными всхлипами.

— Мама… — Ярт метнулся к ней и сжал ее ладонь в своей. — Что с тобой?

— Ничего, — Хэйла постаралась улыбнуться, но мучительная гримаса, исказившая ее лицо, менее всего походила на улыбку.

Ярт ощутил, как остатки сил покидают ее существо. Мать умирала на его глазах.

— Да будь ты проклят, Вэль, — выдохнул он сквозь стиснутые зубы и, собрав свои силы, начал отдавать их матери.

— Уезжай, Ярт, — Хэйла подняла на него глаза, полные больной тревоги. — Я уже не смогу отсюда вырваться, но ты должен вернуться в наш мир. Слышишь? Оставь меня, уезжай. Иначе он и тебя начнет ломать…

— Ну, нет! Мы уедем вместе, — решительно произнес Ярт. — Не смей даже думать о том, чтобы оставить меня одного, слышишь? Мы уедем, и Вэль нас не удержит. И ты поправишься дома. Я обещаю тебе. Слово Вожака, мама.

Слабая тень улыбки коснулась ее глаз, но все-таки Хэйла отрицательно качнула головой:

— Уезжай. Мне ты уже не поможешь. У меня не хватит сил перейти Границу. Во мне слишком много этого города. Он не отпустит меня. Вэль почувствовал, что я решила уйти, и, видимо, намерен удержать меня, чего бы это ни стоило. И ты не сможешь отнять меня. На это никто не способен. Уезжай, Ярт, пока он и тебя не поймал.

— Ну, это мы еще посмотрим, — Ярт нервно заправил за ухо прядь волос и сжал руку матери. — Подожди меня, я сейчас вернусь. Быстро.

Хэйла слегка непонимающе посмотрела на него и кивнула.

— Сэллифэр, охраняй, — приказал Ярт, вскочил на ноги и сорвался с места.

Мысли лихорадочно путались, переплетались и никак не давали сосредоточиться. Единственное, что он знал твердо, было то, что мать необходимо увезти как можно скорее. И не допустить той борьбы с Границей, которая неизменно происходит, когда кто-то своевольно покидает пределы Вэля.

Сознание уцепилось за эту мысль и принялось выстраивать логическую цепочку, которая смутно мелькала в мыслях еще во время посиделок в «Бочонке». Арси, несомненно, причастна к созданию Границы Вэля. Только она одна могла настолько ненавидеть Эльфов, чтобы устроить для них такую жизнь. Если она родственница коронного, значит, правитель может влиять на Границу… Точно! Как он раньше не додумался! Ведь все купцы и караванщики всегда ходили во дворец, чтобы получить разрешение на выезд!

Значит, Граница подчиняется властителю. Что ж, нужно просто заставить его выпустить их без препятствий. А это возможно лишь в том случае, если он лично пойдет к коронному и поговорит с ним. А для этого нужно как-то обезопасить мать, чтобы не угасла за время этого посещения.

Ярт свернул за угол и оказался перед крыльцом гостиницы Нэррэ. Трактирщик сидел на ступенях и мрачно дымил трубкой. Увидев Ярта, он тяжело поднялся навстречу и вопросительно поднял брови.

— Мне срочно нужна ваша помощь, — выдохнул парень, переводя дыхание. — Нужно удержать мою мать, пока я навещу нашего правителя. Я ведь не ошибаюсь, и это он управляет Границей?

Судя по недоуменному выражению, появившемуся на лице Нэррэ, трактирщик об этом никогда не задумывался. Ну конечно, он же никогда не собирался покидать этот город.

— Ладно, это мое дело, — отмахнулся Ярт от объяснений, не позволяя Нэррэ даже рта раскрыть. — Просто подержите мою мать, пока я от коронного не вернусь.

— Ты решил поиграть со смертью, — задумчиво протянул трактирщик. — Коронный не отпустит тебя, если ты сам придешь к нему с такими заявлениями. Ты ведь знаешь, как здесь «любят» Эльфов. Ты многих подставишь…

— Вы мне не поможете… — Ярт чуть приподнял брови, и его взгляд на мгновение стал отсутствующим.

— Разве я это сказал? — Нэррэ неожиданно стремительно шагнул к Ярту и с легкой усмешкой встряхнул его за плечи. — Беги, малыш. Переверни кверху дном этот трижды неладный город! Чтоб он еще лет десять не мог вернуться к покою. Я удержу твою мать.

— Спасибо, — Ярт благодарно сжал его ладонь.

— Не за что… брат, — Нэррэ подтолкнул его к дому коронного и быстрым пружинистым шагом направился туда, откуда только что вылетел сам Ярт.


Площадь перед дворцом коронного была пуста. Только почетный караул стоял на широких ступенях главной лестницы, да несколько стражей завершали обход.

— Ты куда, парень? — перед носом Ярта застыла алебарда.

— Мне нужен коронный. Срочно, — сухо проговорил он и попытался сделать шаг вперед.

Охрана весело рассмеялась.

— А богов, случаем, тебе срочно не надо? — осклабился один из них.

— Проваливай отсюда, — ухмыльнулся второй. — Если у тебя дело к коронному — передай прошение через его секретаря да подожди, пока тебя вызовут. И делать это, к твоему сведению, нужно днем.

— Да что ты с этим бродяжкой разговариваешь? — фыркнул остановившийся возле лестницы стражник. — Гони в шею. Как будто у нас без них дел нет.

— Ну что? Сам уйдешь, или пинком с лестницы спустить? — первый караульный поудобнее перехватил алебарду.

На лице Ярта появилась недобрая ухмылка:

— Ребята, мне действительно срочно нужен коронный. Даю вам время подумать — вы меня пропустите, и тогда все останутся целы. Либо я пройду сам, и тогда за вашу сохранность никто не отвечает. Считаю до трех. Раз…

— Пошел вон! — взревел караульный и замахнулся. И сам не понял, как полетел носом вперед считать ступеньки.

— Хватай его! — один из стражей загудел в рог, подзывая на помощь товарищей из караулки.

— Я предупреждал, — вздохнул Ярт и спустил второго нападавшего вслед за первым. Бегущие по лестнице стражи споткнулись о тела своих товарищей, и на несколько мгновений возникла куча мала. Этого времени Ярту хватило, чтобы ворваться во дворец.

Он уже не церемонился с выскакивающими навстречу стражами, хотя оружие из ножен пока вынимать не спешил.

Завернув в очередной коридор, Ярт нос к носу столкнулся с молодым мужчиной, спешащим на шум. А через мгновение его оглушил радостный вскрик:

— Ярэн?! Ты ли это?!

— Тэммиль. Рад встрече, — Ярт торопливо оглянулся. — Извини, я бы поболтал, но очень спешу. Не подскажешь, где твой отец?

— Это из-за тебя такой шум? — Тэммиль заглянул ему за спину и с любопытством окинул друга взглядом. — А зачем тебе понадобился мой отец? Да еще в такое время?

— Поверь мне, это срочно, — Ярт обреченно вздохнул, услышав приближающийся топот стражей. — Так где мне его искать?

— Я предполагаю, что в его покоях, — усмехнулся Тэммиль. — Если ты торопишься, я могу проводить. Хотя с трудом представляю причину, заставившую тебя врываться во дворец посреди ночи, с боем, да еще и в поисках моего отца. Видимо, это действительно серьезно.

— Более чем, — Ярт передернул плечами. — Мне сейчас не до шуток, Тэм. Пойдем скорее.

— Ладно, ладно, если ты настолько спешишь, — Тэммиль поднял ладони и развернулся к страже. — Все в порядке. Возвращайтесь на свои места. Этот человек — мой друг.

Стражники с глухим ворчанием отправились восвояси, бросая недобрые взгляды в спину Ярта.

— Спасибо, — искренне поблагодарил он, шагая вслед за Тэмом.

— Ты же действительно мой друг, пусть и пропадал неизвестно где столько времени, — Тэммиль пожал плечами. — Не хочешь рассказать, что с тобой творилось? А заодно, может, поведаешь свою серьезную причину?

Ярт кивнул и в нескольких словах описал, что именно побудило его прийти сюда в такое время и таким образом. Они уже подошли к дверям коронного, но Тэммиль неожиданно остановился перед ними и задумчиво взглянул на друга:

— Я не уверен, что отец согласится выполнить твою просьбу, даже если об этом попрошу я. И я не знаю доводов, способных его убедить. А еще я знаю, что ты от своего не отступишься, Ярэн. Поэтому я хочу сказать, что не стану мешать тебе, но и не позволю причинить вред моему отцу. Я люблю его не меньше, чем ты — свою мать.

— Я не причиню ему вреда, — Ярт криво усмехнулся. — Поверь, у меня найдутся доводы, способные убедить даже нашего коронного.

Тэммиль несколько мгновений смотрел ему прямо в глаза, а потом согласно кивнул и распахнул двери.


Коронный Вэля дремал, сидя в кресле. Это был пожилой, но еще крепкий мужчина с благородной сединой на пышных бакенбардах и военной выправкой. В его темных глазах, глубоко сидящих под густыми бровями, горели острый ум и хитрость.

— Я вижу, у нас гости, — осторожно произнес он, оглядывая явившихся в его покои и пытаясь правильно оценить ситуацию. — Тэм, сынок, зачем ты меня побеспокоил?

— Вас побеспокоил я, — сухо проговорил Ярт, не позволив Тэммилю даже рта открыть. — Мне было просто необходимо срочно поговорить с вами, лорд Рамиль.

— А-ах… Узнаю эти требовательные нотки… — коронный расположился поудобнее и с насмешливым любопытством окинул нежданного гостя взглядом. — Ярт, если не ошибаюсь. Честно говоря, я надеялся, что больше ты не появишься в нашем городе. Здесь было так спокойно без тебя… И чего же ты хочешь? Надеюсь, причина достаточно уважительная, чтобы нарушать мой покой в такое время и подобным образом?

— Более чем, — все так же сухо отозвался Ярт и, не дожидаясь приглашения, уселся в свободное кресло. — Я требую, чтобы вы на час убрали Границу с Вэля и позволили мне и моим друзьям покинуть пределы вашего «замечательного» города. За это я гарантирую, что вы до конца своих дней обо мне больше не услышите. Я не собираюсь снова сюда возвращаться.

— А ты все такой же нахал, — с восхищением проговорил коронный, но в глазах его зажегся холодный огонек ярости. — Знаешь, у меня есть идея получше. Я даю тебе полчаса времени. А потом объявляю Большую Охоту Короны. Судя по моим прошлым впечатлениям, это будет достойное развлечение. Ты достаточно ловок, чтобы продержаться довольно долго. Но вряд ли сумеешь выжить. И тогда уж я точно больше никогда о тебе не услышу.

— Отец… — Тэммиль изумленно распахнул глаза, но коронный властно прервал его:

— С тобой, мальчишка, мы поговорим позже. Мне казалось, что ты давно ушел из этой компании. Но сейчас меня волнует другое. Выходки этого… юноши… способны поставить на уши весь Вэльтарет. И мне это надоело! Я не намерен долее терпеть! Тем более сейчас, когда достоверно известно, что твой бывший — надеюсь, это действительно так — друг является выродком Эльфов. Эльфам нет места в этом городе! Так было всегда и так будет всегда! Это закон! Вэльтарет — место, свободное от скверны! Не стану спорить, в числе наших граждан есть те, в ком течет проклятая кровь, но Граница и дух Вэльтарета способны очистить эту кровь от грязи бессмертных.

— Какой пафос, — Ярт неожиданно усмехнулся и лениво зевнул. — Скверна… Между прочим, у меня свой взгляд на это дело. По-моему, это Вэльтарет — скверна. Язва на теле мира. Но это сейчас не самое важное… Будь у меня время и желание, я бы действительно поставил на уши твой паршивый городишко, Рамиль. Даже более того — стер его с лица земли. Но, увы, я спешу. И в твоих же интересах помочь мне отсюда выбраться побыстрее. Если ты откажешься, я все равно выберусь. Узнаю, как построена Граница, и просто сломаю ее. Этому меня научили, — он прямо смотрел в глаза коронному, и тот ни на секунду не посмел усомниться в его словах. — Только после этого никто не поможет тебе восстановить ее заново. Потому что ведьма, создавшая ее, давно канула в легенду. Я лично наблюдал за ее смертью, — коронный поежился, увидев в глазах Ярта лед. — Но мне бы не хотелось тратить на это время, потому что мне сейчас ценно каждое мгновение. И если, не приведи боги, я хоть на миг опоздаю, и случится непоправимое… Вот тогда, Рамиль, никакие силы не спасут твой город и тебя самого… И это не угроза. Ты ведь понимаешь.

— Ты не посмеешь, — коронный гордо выпрямился, и Ярт на секунду испытал к нему некое уважение.

— Ты так думаешь? — он подошел к Рамилю и склонился над ним. — Хочешь проверить? Ты не учитываешь одной маленькой детали, коронный. Я не просто Эльф. Я — чистокровный Эльф, Странник и Вожак самого дикого племени. Мои прежние забавы — просто детская возня по сравнению с тем, что я делал в последние годы. И если потребуется, я сотру твой город с лица земли даже ценой своей жизни. Потому что в этом случае мне уже нечего будет терять.

В изумрудных глазах полыхал дикий огонь, и Рамиль вдруг осознал, что они не отражают свет светильников, а горят сами по себе. Коронного прошиб холодный пот.

— Оборотень… — едва слышно просипел он и дернул ворот рубахи.

— Верно, — почти ласково согласился Ярт. — Такой уж я есть. Надеюсь, мне не нужно перекидываться в зверя, чтобы окончательно уверить тебя в правильности твоих догадок?

— Нет, — Рамиль коротко дернул головой.

— Ты сделаешь то, о чем я прошу? — все так же ласково поинтересовался парень.

— Да, — коронный судорожно кивнул.

— Тогда делай это. И поживее. У меня нет времени ждать, — приказал Ярт и направился к дверям.

Тэммиль чуть посторонился и как-то странно посмотрел на него.

— Извини, — буркнул Ярт, берясь за ручку.

— Ничего, — друг пожал плечами. — Я все понимаю.

— Я рад, — Ярт коротко кивнул и вышел из покоев коронного, оставив их наедине.


— Ну что? — Нэррэ, сидящий на краю дивана рядом с Хэйли, вопросительно взглянул на вошедшего.

— Мне кажется, мы поняли друг друга, — Ярт коротко усмехнулся. — Спасибо за помощь, Нэррэ. Теперь я сам справлюсь.

Сэллифэр неожиданно вскочил на ноги и осторожно подошел к двери. Втянув носом воздух, он обернулся на вожака и глухо заметил:

— Будет драка. Здесь воины.

Ярт несколько мгновений хмуро изучал стену, а потом коротко бросил:

— Варрих, иди в конюшню и седлай лошадей. Сэллифэр, ты с ним. Нэррэ, уходите через заднюю дверь, чтобы вас никто не видел. Похоже, мне все-таки придется слегка взбаламутить это затхлое болото.

— Я не пойду, — спокойно отозвался трактирщик, даже не собираясь подниматься. — Пока ты будешь разбираться с возникшими проблемами, твоя мать может уйти. За меня не волнуйся…

— Нэррэ, — Ярт окинул его свирепым взглядом. — Уходите немедленно