Book: Деловое соглашение



Деловое соглашение

Сандра Джоунс

Деловое соглашение

1

– Мама, неужели ты действительно хочешь, чтобы я женился на Дороти? – В глазах Анри промелькнуло удивление. – Да я последний раз видел ее, когда ей было лет тринадцать!

– Дело не в том, чего хочу я… – Элен Ромье беспокойно затеребила кисти шали. – Впрочем, я на самом деле считаю, что это был бы идеальный выход из весьма щекотливого положения.

– Разве я виноват, что титул Чарлза по закону перейдет мне? – Анри брякнул стакан с виски на каминную полку. – Мама, я уважаю твое мнение, но тебе не удастся уговорить меня взять в придачу к титулу его дочурку!

– Анри, я прошу тебя только об одном – посмотри на нее.

– Было бы на что смотреть! – Он презрительно хмыкнул. – Мама, может, хватит об этом?

– Возможно, с годами Дороти похорошела, – настаивала мать. – Тогда она была гадким утенком, а теперь…

– И речи быть не может! Мама, я всегда считал, что все эти разговоры о свадьбе не более чем шутка.

– В каждой шутке есть доля истины. Подумай сам. Дороти единственный ребенок в семье, вот родители и пекутся о ее будущем.

– Насколько я знаю, в деньгах у нее недостатка нет и вряд ли будет, – возразил сын и, бросив взгляд на мать, помрачнел.

– Дело не только в деньгах. Поместье Грантов веками принадлежало их семье, а со временем, раз у них нет сына, перейдет тебе. И после смерти отца Дороти придется оставить отчий дом…

– Еще чуть-чуть – и я заплачу! – Анри взял с полки безделушку и принялся вертеть в руках. – Мама, пойми, я не собираюсь связывать свою жизнь с совершенно незнакомой женщиной.

– Ну, вот и познакомься! Анри, прошу тебя, поезжай к Грантам на выходные! – Элен поправила выбившуюся из прически седую прядь. – Иначе как ты составишь о ней мнение?

– Мнение о Дороти я составил восемь лет назад. – Выразительный рот Анри с чувственной нижней губой сжался в упрямую линию. – Уверяю тебя, из этого гадкого утенка прекрасного лебедя не получилось.

– А Элизабет пишет, что Дороти прехорошенькая…

– Неудивительно! Что еще может сказать мать о своей дочке? – Анри хохотнул. – Мама, поверь, ну просто не на что глаз положить! Кстати сказать, у нее еще и косоглазие.

Мадам Ромье спрятала улыбку.

– Говорят, теперь косоглазие лечат.

– А все остальное?! – Анри поставил безделушку на место и принялся мерить гостиную шагами. – Длинная, тощая…

– Помилуй, ты видел ее подростком! А теперь она расцвела. Элизабет уверяет, что Дороти красавица и умница. Окончила Оксфордский университет, пишет статьи для журнала…

– Синий чулок! Час от часу не легче. – Анри засунул руки в карманы брюк, обтянув узкие бедра. – Мама, прошу тебя, пойми меня правильно. Титул Чарлза мне ни к чему, не говоря уже о пресловутом поместье. Мой дом здесь, в этом замке на Луаре. – Он подошел к окну и с гордостью оглядел ухоженные лужайки, за которыми тянулись стройные ряды виноградника. В профиль Анри казался моложе своих тридцати трех лет: кожа гладкая, подбородок твердый, нос прямой с горбинкой, пронзительный взгляд серых глаз… – Я потратил двенадцать лет жизни и создал здесь, на Луаре, отличный сорт вина, – уже спокойно продолжал он, глядя на мать. – Да и в Калифорнии дела у нас идут на лад… Ну, зачем мне еще дом и земля в Англии?

– Как это зачем? – возмутилась Элен. – Чтобы завещать своим детям.

– Мои дети будут жить, и работать здесь, на этой земле. – Он снова повернулся к окну. – Неужели тебе так надоел один-единственный сын, что ты готова женить его на ком попало?

– Ну почему же на ком попало? – Мадам Ромье всплеснула руками. – Анри, поговорим серьезно. Я считаю, тебе давно пора обзавестись семьей.

– Согласен. Только при чем здесь Дороти? – Он обернулся и, заметив на лице матери лихорадочный румянец – верный признак тахикардии, примирительным тоном сказал: – Ну ладно, пока у меня есть время, навешу дядюшку Чарлза. И растолкую ему, что такой повеса, как я, не пара его драгоценной дочери.

– А может, ты еще не понравишься Дороти, – парировала мать, хотя ее глаза говорили красноречивее всяких слов: такого быть не может.

– Вот и прекрасно! Тогда все останутся довольны. Пожалуй, возьму с собой для компании Мишеля. Вдруг они понравятся друг другу?

– Что ж, в таком случае Дороти повезет, – рассмеялась Элен. – Анри, знаешь, в чем твоя беда? Ты у меня слишком красив и по этой причине крайне избалован!

– Ну, раз так, не стану тебя слушаться! – Анри наклонился и поцеловал мать в щеку. – Согласна?

– Анри, я лишу тебя наследства! – с напускной строгостью заявила она и, потрепав сына по черным кудрям, уже другим тоном добавила: – Ты избалован не мной, а женским вниманием… А вообще, ты у меня чудо!

– Расскажи об этом моим подружкам, – усмехнулся сын.

– Разбирайся со своими подружками сам. Ты уже большой мальчик… Так ты поедешь к Грантам на выходные?

– Поеду. Только больше ни слова об этой дурацкой свадьбе. Договорились?

– Договорились.

– Ты это серьезно? – Дороти тряхнула золотисто-рыжей копной волос. – Чтобы я вышла замуж за Анри Ромье?! Да я его с детства не видела!

– А тогда он тебе очень нравился! – заметила мать. – Думаю, с тех пор Анри вряд ли сильно изменился. На днях приедет, сама убедишься.

Дороти не забыла своей детской влюбленности в троюродного брата: Анри как-то приехал к ним отдохнуть, а заодно и познакомиться с поместьем, уготованным ему в наследство.

– Помню, вы с отцом поговаривали о нашей свадьбе, но, если честно, я думала, вы шутите.

– Да, шутили, хотя… – Элизабет взглянула дочери в лицо. – Если откровенно, дорогая моя, это было бы весьма кстати. Ведь ты здесь выросла и, если вы с Анри понравитесь, друг другу, дом останется твоим. – Она выдержала паузу. – Разумеется, если ты полюбишь Анри. Хотя он так умен и хорош собой, что многие женщины спят и видят, как бы добиться его внимания.

– Особенно замужние, – вставила Дороти. – Полагаю, что именно они его слабость.

– Детка, нельзя верить всему, что пишут в прессе. Тем более в разделе светской хроники. Там обожают скандалы. Между прочим, Элен пишет, что Анри отзывается о тебе с большой нежностью.

– Еще бы! Ведь я как-никак не бесприданница! – не удержалась Дороти.

– Дорогая, откуда такой цинизм?! – возмутилась мать. – Разве в тебя нельзя влюбиться? Ведь ты у меня такая красавица и умница!

– А разве влюбляются только в красивых и умных? – возразила дочь. – Науке пока неизвестно, что привлекает людей друг к другу. Говорят, все дело в половых аттрактантах, гормонах и…

– Пощади мои уши! – прервала ее мать. – И прибереги свои богатые познания для своих статей!

– Спасибо, напомнила! Мне нужно закончить статью. На той неделе я задержала работу, так Лиз меня чуть не сожрала заживо.

– Дороти, я еще не закончила разговор! – пыталась настоять на своем Элизабет Грант. – Куда ты помчалась?

– Мам, я же сказала, закончить статью! – И, чмокнув мать в щеку, она подлетела к двери.

Выйти замуж за Анри Ромье? Ну, уж нет! Лучше всю жизнь куковать одной! Если она кого не переносит, так это бабников, а в этом деле Анри не имеет равных!

Дороти улыбнулась, припомнив свою детскую любовь. Когда Анри приехал к ним на каникулы, она ходила за ним хвостом, как слюнявый щенок, и впадала в восторг, если он удостаивал ее взглядом. Но тогда ей было тринадцать, а за восемь лет столько воды утекло…

Как-то пару лет назад мать обмолвилась, что Анри поправил семейное состояние, подорванное долгами покойного отца. Однако Дороти была уверена: Анри привлекают отнюдь не ее прелести, а весьма солидное наследство. Ведь он истинный француз, а французы славятся тем, что женятся на деньгах и заводят любовниц на стороне.

Впрочем, она не прочь посмотреть на физиономию Анри, когда тот увидит, как изменилась троюродная сестра. Дороти улыбнулась, вспомнив, какой невзрачной и угловатой она была тогда. Тощая жердь превратилась в стройную, гибкую лозу, зубы выровнялись, косоглазие вылечили – словом, теперь она вызывала всеобщее восхищение.

– Ну и когда приезжает наш красавчик? – спросила она, открывая дверь.

– В пятницу. Дороти, будь с ним полюбезнее! Не забывай, что Элен моя самая близкая подруга.

– Близкая? Да ты ее сто лет не видела!

– Только потому, что последнее время она проводит много времени в Калифорнии. У Анри винодельня в Оуквилле. Дороти! – повысила голос мать. – Ты, в конце концов, дашь мне договорить или нет?!

– Потом, ма. Сейчас мне некогда! – бросила дочь через плечо и закрыла за собой дверь.

Наступила пятница, статья была дописана и отослана, и Дороти, хотя и не признавалась в этом даже себе самой, с нетерпением ждала встречи со своей детской любовью. Узнав, что тот приезжает с приятелем, впервые задумалась над тем, что, пожалуй, Анри, так же как и она, побаивается встречи с ней. Да, ситуация на самом деле щекотливая…

– Мисс, хозяйка велела сказать, что гости приехали! – радостным тоном сообщила горничная Дотти.

– А ты их видела? – спросила Дороти.

– А то! Оба такие обалденные мужики, особенно ваш кузен. Короче, французы!

– А откуда ты знаешь, кто из них мой кузен? – удивилась Дороти. – Ты ведь недавно у нас работаешь.

– Как это откуда? Ваш отец с ним обнялся, а другому просто пожал руку, – с достоинством пояснила Дотти. – Тот тоже ничего себе, но ваш кузен… – Она мечтательно закатила глаза. – Ну, просто сдохнуть можно! Да если бы он тут жил, я бы цельными днями прибиралась у него в комнате! Ой! – Спохватившись, она прикрыла рот рукой. – Что-то я разболталась не в меру, мелю чего нипопадя! Извините, мисс!

– Все в порядке, Дотти! – Дороти выключила фен. – У меня к тебе просьба. Секретная.

– Я – могила! – Дотти сделала страшные глаза. – Чего изволите?

– Мне бы хотелось взглянуть на гостей тайком. До того, как нас представят. Постарайся узнать, куда они пойдут, когда распакуют вещи, и скажи мне. Ладно?

– Будет сделано! – весело отрапортовала Дотти и умчалась, а через четверть часа вернулась с донесением: – Гостям подали чай на веранду.

Облачившись с целью маскировки в темно-зеленое платье и такой же шарф, Дороти крадучись спустилась по черной, лестнице и обошла дом с тыла. Низко пригибаясь к земле, кошачьим шагом обогнула веранду и, притаившись в зарослях рододендронов неподалеку, заняла наблюдательную позицию. За столом, увлеченно беседуя, сидели два молодых человека – один спиной к ней, другой в профиль.

Дороти тихонько отогнула ветку – чтобы разглядеть все как следует, – и детская любовь ожила в ней с новой силой. Медленно, словно стараясь вобрать в себя, она рассматривала породистого красавца – высокие скулы, придававшие смуглому от загара лицу некоторую надменность, большой, четко очерченный рот, нос с горбинкой, черные вразлет брови над глубокими серыми глазами… В том, что это Анри, не могло быть и капли сомнения. Дороти захлестнула волна чувственности, исходившая от всего его мужественного облика.

Между тем второй гость обернулся, и Дороти должна была признать, что он тоже весьма хорош собой. Яркий блондин с карими глазами и мягкими чертами лица… И наверняка с легким, податливым характером, решила Дороти.

Одним словом, обалденные мужики, как справедливо подметила шустрая Дотти. Или, если угодно, достойные образцы мужской фауны, способные привести в трепет любую женскую особь. И одеты с отменным вкусом… Дотти права: ну просто сдохнуть можно!

– Анри, сделай милость, растолкуй, зачем ты притащил меня с собой, – произнес блондин на французском.

– Как это зачем? Во-первых, лицезреть меня в роли послушного сына, а во-вторых, быть свидетелем моего обручения с очаровательной кузиной.

– Твоего обручения? Хватит трепаться! – Блондин сверкнул белозубой улыбкой. – Не родилась еще та женщина, которая заставит тебя расстаться с холостяцкой жизнью.

– Примерно так я и сказал любезной матушке, но она не стала меня слушать… – Анри вздохнул. – Пришлось уступить. Мишель, я приехал познакомиться с Дороти, а заодно представить и тебя одной из самых красивых наследниц Англии.

Дороти расплылась в улыбке. А еще говорят, не надо подслушивать: мол, все равно ничего хорошего о себе не услышишь…

– Сгораю от нетерпения! – оживился Мишель:

– Увы, мой друг, тебя ждет большое разочарование. – Анри развел руками. – Если Дороти и сейчас такая же уродина, какой была восемь лет назад… – Он вздохнул и закинул ногу на ногу. – Но мадам Ромье не переупрямишь!

– А может, твоя кузина похорошела?

– Размечтался! И куда же подевались ее кривые зубки и косые глазки?

– Даже так? Да, старик, случай тяжелый! – Мишель сочувственно хмыкнул. – Что будешь делать?

– С присущим мне тактом дам – понять ее предкам, что хотя и нахожу их дитя прелестным созданием, но в обозримом будущем – увы и ах! – жениться не собираюсь. – Анри ухмыльнулся. – Что скажешь?

– Честно? Придумай что-нибудь получше.

– А что тебе не нравится?

– Сказать женщине, что ты не создан для семьи, все равно, что размахивать красной тряпкой перед мордой быка! Как известно, женщин трудности не пугают. Напротив: чем сложнее тебя заполучить, тем с большим упорством они тебя домогаются.

– Умник, что посоветуешь?

– Друг мой, раз тебя не прельщают семейные радости, – дурашливым тоном сказал Мишель, – иди в монастырь.

– Разве что в женский! – хохотнул Анри.

Значит, уродина?! Дороти чуть не задохнулась от ярости в своей зеленой засаде. Кривые зубки и косые глазки?! Ну, хорошо! Она еще покажет этому самовлюбленному самцу, на что способна! Он еще пожалеет о своих словах!

– Анри, кроме шуток, если эта бедняжка на самом деле такая страшненькая, не лезь ты в это дело!

– Как это не лезь? Уже влез! – Он помрачнел. – Поскорее бы закончились эти чертовы выходные! – Анри с шумом отодвинул стул и встал из-за стола.

В полный рост, с широкими мускулистыми плечами, длинными мощными ногами он казался еще внушительнее. Настоящий атлет…

Дороти пришло в голову, что она рассматривает его как кусок говядины на прилавке, и она чуть не рассмеялась. Но ведь именно так он расценивает ее! С той лишь разницей, что дает понять: покупать не собирается ни при каких обстоятельствах! Но ведь она сама сказала матери то же самое…

Мишель тоже поднялся, и они не спеша отправились через веранду в гостиную, оставив Дороти в раздумьях.

А что она так взъелась на милого кузена? Если быть до конца честной, надо признать: в тринадцать лет она не была Николь Кидман… Хотя и с огородным пугалом ее тоже никто не путал! А что, если заставить этого великолепного самца взять назад свои слова? Отличная мысль! Надо преподать Анри Ромье урок, который он запомнит на всю жизнь!

Убедившись, что все спокойно, Дороти выбралась из кустов и помчалась в спальню к матери. Леди Грант сидела у туалетного столика и причесывалась. Увидев в зеркале порозовевшее от возбуждения лицо дочери, с тревогой спросила:

– Что случилось?

– Я слышала, как Анри говорил со своим другом, – выпалила Дороти и, не переводя дыхания, пересказала весь разговор.

– Так тебе и надо! – расхохоталась мать. – В другой раз не будешь подслушивать!

– Мам, ты что, на его стороне?! – оскорбилась дочь.

– Ну что за глупости! Я всегда на твоей стороне, и ты самым бессовестным образом этим пользуешься! – Леди Грант принялась за макияж. – Между прочим, Анри прав. Ты была на редкость нескладным подростком.

– Прямо-таки уродиной?!

– Разумеется, нет. – Она обернулась. – Только вряд ли молодой человек… сколько ему тогда было, двадцать пять может разглядеть прекрасного лебедя в гадком утенке. – Широко поставленные зеленые глаза матери (такие же, как и у Дороти) оглядели нежный овал лица в рыжем облаке волос и высокую ладную фигурку дочери. – А ты у меня превратилась в настоящего лебедя, и Анри очень скоро в этом сам убедится. И будет валяться у тебя в ногах. Спорим?

– Нет, мам, спорить с тобой я не стану. И не собираюсь любезничать с этим напыщенным, высокомерным…

– Неотразимым и сексуальным…

– Мама!!!

– Да-да! Анри именно такой! Дочка, мне пятьдесят, но я же не слепая… Понимаю, ты уязвлена, но не надо винить во всем Анри. Поверь моему опыту, стоит вам увидеть друг друга, как все сразу станет на свои места.

– Видела бы ты его самодовольную физиономию! – с обидой пробормотала Дороти. – Распустил хвост как павлин!

– А ты отнесись к этому с юмором. Представь, как удивится Анри, когда тебя увидит. Ведь он приехал с тобой познакомиться. – Заметив в глазах дочери характерный блеск, леди Грант насторожилась. – Дороти, что еще ты задумала? Мне не нравится выражение твоего лица.

– Мам, скажи прямо, ты на моей стороне?

– Дороти, не темни! Что ты задумала?

– Я придумала отличный способ с ним расквитаться.

– Все! Больше ни слова! – Графиня встала и подошла к шкафу за платьем. – Не желаю больше слушать твои выдумки!

– Придется. – Дороти обняла мать за плечи. – Мамуля, ведь ты мне поможешь?

– Нет, нет и нет! Я против!

– Ну, хотя бы выслушай! Ведь тебе интересно? – И Дороти состроила такую просительную рожицу, что решимость матери дрогнула.



– Ну, что еще ты придумала?

Дороти быстро объяснила суть дела, и, хотя сначала Элизабет слушала с явным неодобрением, постепенно, как и надеялась дочь, чувство юмора возобладало над благоразумием.

– Если получится, будет забавно, – с неохотой согласилась графиня. – Только не представляю, как тебе все это сойдет с рук.

– Леди Грант, не извольте беспокоиться! Ваша дочь была ведущей актрисой в школьном театре.

– Как можно сравнивать! Это жизнь, а не школьный спектакль!

– Весь мир театр, и все мы в нем актеры! – с чувством продекламировала Дороти и уже другим тоном добавила: – Мам, я просто хочу разыграть Анри. Пусть сначала увидит меня уродиной и содрогнется от ужаса, а потом я спущусь к ужину во всем блеске.

– Вечно ты вьешь из меня веревки! – сокрушалась мать, надевая платье. – Застегни молнию.

– Мам, ну давай, звони папе и скажи, что у меня краснуха.

– Краснуха? А без вранья никак нельзя? – Взглянув на дочь, Элизабет вздохнула и подняла трубку домашнего телефона. – Чарлз? У нас неприятности. Дороти подхватила краснуху.

– Так я и знал! – забухал в трубке голос графа. – И у конюха краснуха, а Дороти позавчера каталась с ним верхом. Лиз, а разве Дороти не переболела краснухой в ту зиму, когда мы ездили в Давос?

– Нет, Чарлз, тогда у нее была корь.

– Э-хе-хе! – с досадой крякнул граф. – Вечно эта девчонка цепляет всякую заразу… Значит, если Анри не болел краснухой, знакомство отменяется?

Дороти сделала страшные глаза и принялась отчаянно жестикулировать, взывая к изобретательности матери.

– Чарлз, знакомство отменяется в любом случае. Дороти не может видеться с Анри в таком жутком виде.

– Глупости! Что он, сыпи не видел?

Дороти замотала головой, и мать не терпящим возражений тоном произнесла:

– Нет, Чарлз. Пусть сначала поправится, а там видно будет.

– Упрямая девчонка! И в кого она такая уродилась!..

– Думаю, в твою матушку, – не удержалась от шпильки леди Грант.

– Тогда сама поговори с Анри! – От расстройства граф пропустил, мимо ушей реплику супруги. – Раз такое дело, если хочет, пусть уезжает сразу после ужина.

– Дорогой мой, а ты не находишь, что это не слишком любезно? Пусть решает сам. – Положив трубку, леди Грант заговорщицки улыбнулась. – Знаешь, Дороти, а эта игра начинает мне нравиться!

– Мам, ты у меня прелесть! Звони скорее Анри.

– Чего не сделаешь для любимого дитяти!

Графиня определенно вошла во вкус и, сняв трубку, с большой достоверностью сообщила гостю печальное известие, а Дороти, приложив ухо, слушала низкий чувственный голос Анри.

– Очень жаль! – говорил он с чуть заметным акцентом. – Я так хотел познакомиться с вашей очаровательной дочерью!

– Дороти тоже очень огорчена, – ответила Элизабет и, выдержав паузу, добавила: – Впрочем, вы можете взглянуть друг на друга хотя бы одним глазком.

– Одним глазком?

– Да, мой мальчик. – Графиня, как и дочь, с трудом сдерживала смех. – Спускайтесь через полчаса в розовый сад и посмотрите в окно на втором этаже. Дороти помашет вам рукой.

– Отличная мысль! А потом, с вашего позволения, мы с приятелем поедем в Лондон. Учитывая недомогание Дороти, присутствие гостей в доме обременительно.

– Ну что вы! Мы так рады, что вы к нам приехали! Прошу вас, Анри, оставайтесь на ночь, а утром поедете. Жаль, что вы зря потратили время…

– Ну что вы! Ведь я увижу Дороти хотя бы в окне, – сказал гость таким фальшивым тоном, что Дороти, давясь смехом, отстранилась от трубки и прикрыла рот ладонью.

– Через полчаса этот ловелас увидит нечто такое, что я в свои тринадцать покажусь ему симпатяшкой! – заявила Дороти, когда мать положила трубку.

– И как тебе это удастся?

– Пока не знаю, но зрелище будет не для слабонервных!

– Смотри не переиграй! И чтобы за ужином была в лучшем виде!

– Мам, я же обещала! Не волнуйся! – И она умчалась к себе.

2

Через полчаса, приоткрыв шторы спальни, Дороти увидела, как Анри входит в розовый сад. Казалось, он не замечает роскошных цветов с дурманящим ароматом: все его внимание было Приковано к окнам второго этажа. Дороти раздвинула шторы, высунулась наружу и широко улыбнулась.

Как она и рассчитывала, увидев ее, Анри невольно отшатнулся, и Дороти сжала кулаки, чтобы сдержать истерический смех. Все идет по плану: шутка удалась…

Фиолетовый шарф подчеркивал мертвенно-бледное лицо, расцвеченное крупной алой сыпью, – спасибо тальку и карандашу для подводки губ! – и эффектно контрастировал с челкой ядовито-морковного цвета, позаимствованной из перьевой метелки для пыли. Изо рта торчал частокол крупных желтоватых зубов, очки с толстенными линзами в темной роговой оправе отражали лучи заходящего солнца, придавая облику завершающий штрих.

– Жаль, что я подхватила краснуху! – скорчив скорбную физиономию, громким визгливым голосом сказала Дороти. – Как только поправлюсь, приеду к вам во Францию.

– На днях я улетаю в Калифорнию, – не слишком любезно сообщил Анри.

– Ничего! Увидимся, как вернетесь!

– Разумеется! – с трудом выдавил он и поспешно добавил: – Только я уезжаю надолго – может, на полгода.

– Жаль!.. Знаете что? Тогда я прилечу к вам в Калифорнию. Сделаю сюрприз! Обожаю сюрпризы! – И, радостно заржав, Дороти прилегла грудью на подоконник. Он назвал ее палкой? Так пусть полюбуется на ее «прелести»! Она подложила под халат подушку и теперь могла соперничать с недоеной коровой. – А вы?

Анри произвел нечленораздельный звук.

– Вы болели краснухой? – поинтересовалась она.

– Краснухой? А что? – с опаской спросил он.

– Если болели, можете подняться ко мне. Тогда не заразитесь.

– Нет! Никогда не болел краснухой! – поспешно отозвался Анри. – Дороти, прошу вас, не стойте так долго у окна, а то еще простудитесь…

– Какой вы милый! – восторгалась Дороти. – Как бы я хотела быть сейчас рядом с вами!

– Я тоже, – опустив глаза, солгал Анри и отступил на шаг.

– А что вы будете делать до ужина? – спросила она, выставив «грудь» на обозрение.

– Погуляю в лесу, – упавшим голосом ответил Анри. – До свидания, Дороти. Поправляйтесь скорее! – Не дожидаясь ответа, он стремительно развернулся и побежал прочь, словно за ним гонятся злые духи.

Дороти рухнула на стул и расхохоталась. Переведя дыхание, она выплюнула искусно вырезанные из апельсиновой корки и пристроенные под губами «зубы», сняла шарф и принялась вытаскивать из волос перья, а Дотти, сотрясаясь от смеха, попыталась запихнуть их обратно в безнадежно испорченную метелку.

– Нет, ты видела, какое у него было лицо? – давилась от смеха Дороти. – Здорово я его напугала, да?

– Мисс, да он ошалел с перепугу! – хихикала Дотти. – А я чуть не лопнула от хохота! Жаль, за ужином все раскроется!

В глазах у Дороти заплясали чертенята.

– Кто знает, Дотти, может, и не раскроется… – Обмакнув пальцы в очищающий крем, она быстро стерла с лица тальк и краску. – Как это ты говоришь? Зачем снимать его с крючка раньше времени?

– Что это вы задумали, мисс?

– Пока ничего. Только размышляю. – Дороти подошла к окну, как будто ответ на ее вопрос таился в розовом саду. Но внизу лишь пестрели цветы, а вдалеке виднелась фигура Анри, быстрыми шагами направляющегося в сторону леса.

– Придумала! – закричала Дороти и отвернулась от окна. – Ну, Дотти, слушай меня внимательно!

Дороти изложила свой план, а Дотти только охала и ахала от восторга и сгорала от нетерпения помочь хозяйке.

– Обалдеть! Ну, прямо как в кино, на днях видела по ящику… Ловко вы все придумали! А вдруг не выгорит?

– Выгорит! – заверила ее Дороти, взглянув на часы на прикроватном столике. – Только надо спешить, а то я его упущу.

Через пару минут Дотти, давясь от смеха, выбежала из спальни, облаченная в халат хозяйки, а Дороти натянула темно-коричневое платье и белый передник горничной. Присев у туалетного столика, принялась за боевую раскраску, не пожалев ни губной помады, ни румян, ни туши для глаз. Особенно основательно потрудилась над волосами: взбила дыбом, а потом щедро обработала красящим вечерним лаком с золотыми блестками, что придало волосам морковный оттенок.

Оглядев себя в зеркале, Дороти осталась весьма довольна результатом. Поскольку Дотти была маленькая и довольно щуплая, униформа тесно облегала фигуру, что полностью соответствовало плану хозяйки. В приподнятом настроении она бегом спустилась по черной лестнице и помчалась к лесу.

В лесу стояла приятная прохлада. Дороти крадучись – как тигрица, преследующая жертву, – направилась к опушке, куда, как она заметила из окна, пошел Анри.

Он сидел на поваленном стволе, спиной к ней, и швырял шишки в стоявший неподалеку бук.

При виде Анри сердце у Дороти тревожно забилось, и она чуть было не отказалась от своего плана. Но, вспомнив все обидные слова в свой адрес, ожесточилась и собралась с духом. Одернув узкое платьишко и передник, нащупала в кармашке жвачку. Развернула, запихнула в рот и, виляя бедрами, направилась к Анри.

Услышав шаги, он резко обернулся и окинул ее с головы до ног оценивающим взглядом. Дороти стало неловко, но отступать было поздно, и она громче, чем позволяет хороший тон, сказала:

– Здрасьте, сэр!

– Здравствуй! – Не вставая с места, Анри продолжил ее рассматривать с откровенным и бесстыдным восхищением.

Ну и манеры! Дороти бросила на него гневный взгляд и Анри не спеша поднялся. Он стоял, возвышаясь над ней, и Дороти растерялась от незнакомого до сих пор чувства собственной слабости. Она не привыкла смотреть на мужчин снизу вверх, а сейчас, в туфлях на плоском каблуке, как и подобает горничной, оказалась именно в таком положении. Чтобы скрыть неловкость, Дороти спросила, усиленно перемалывая челюстями жвачку:

– Не помешаю? – И, не дожидаясь ответа, плюхнулась на траву и прислонилась к стволу векового дуба.

– Напротив! – ответил Анри, одарив ее лучезарной улыбкой, и снова уселся на бревно, вытянув ноги. – Работаешь в доме Грантов? – Он кивнул на униформу.

– Ага. – Она тяжко вздохнула. – Улизнула на Полчасика от этой сучки!

– Какой сучки? – вскинув бровь, осведомился Анри.

– От леди Ди, от кого же еще?

– А кто это?

– Как это кто? Ясное дело, молодая хозяйка, мисс Дороти Грант, – пояснила она и надула пузырь жвачки. – Опять не в духах! Подхватила краснуху и не смогла встретиться со своим альфонсом, а тот как раз прикатил из…

– Альфонсом? – Анри прищурился.

– Ну да! С французом, который хочет заграбастать ее денежки. Только навряд ли у него выгорит это дельце… Она видела его из окошка, и он ей не приглянулся. Говорит, на мужика не больно-то и похож…

– Вот как! – Несмотря на загар, Анри заметно покраснел.

– Hy да! Говорит, он, как это… женоподобный. – Дороти с трудом сохраняла невозмутимый вид. – А одет-то как! – хихикнула она, вживаясь в роль. – Леди Ди говорит, мол, вырядился, будто на бал, а не в гости к сродственникам.

– Ясно. – Анри поджал губы и, с силой размахнувшись, швырнул шишку в бук.

– Так что навряд ли он чего добьется, – продолжала безжалостная Дороти. – Хозяйка назвала его голубеньким французиком… – И она закатилась мелким смешком.

Нет, это уж слишком! Анри вскочил как ужаленный.

– Уходите? Мне тоже пора! – небрежно заметила Дороти и поднялась. – А то еще хватятся…

Внезапно Анри подошел к ней вплотную и взял за плечи. От его прикосновения по телу пробежала сладостная дрожь, и, разозлившись на саму себя, Дороти рывком высвободилась.

– Вы чего?! – вспыхнув, буркнула она. – Не на такую напали!

– Не бойся! – тихо сказал Анри. – Я тебя не обижу. Просто хочется узнать твое мнение.

– Какое еще мнение?

– Ты тоже считаешь меня женоподобным?

– Вас, сэр? – Дороти распахнула глаза, изобразив испуг. – А вы что… Ой! – Она всплеснула руками. – Неужто вы и есть тот самый француз, что нынче приехал к леди Ди?

– Угадала. Тот самый. – Анри помрачнел. – Ну и что скажешь?

Запрокинув голову, Дороти не спеша рассматривала Анри с выражением глубокой сосредоточенности на лице.

– Ну что? – поторопил он ее. – Каково твое мнение?

– По-моему, вы обалденный! – не покривив душой, сказала Дороти. – Нет, ей-Богу, вы очень даже интересный мужчина. Ой! – Дороти зажала рот ладонью. – Только вы уж никому не разболтайте, чего я вам тут наплела! Не то меня выпрут отсюда в два счета!

– Не волнуйся, я никому ни слова! – Анри со злостью сжал кулаки. – Мне плевать, что обо мне думает Дороти. Да и что она могла разглядеть, с ее-то косыми глазками!

Все, что надо, разглядела! Ну и хам! – кипела негодованием Дороти. Быстро же он отошел от оскорблений в свой адрес. Еще бы – ведь столько женщин валяются у его ног, чему тут удивляться?

– А ты давно работаешь у Грантов? – неожиданно спросил Анри. – Такой красивой девушке не место в деревне.

– Знаю, – хихикнула она. – Только с работой нынче туго.

Анри усмехнулся с видом дьявола-искусителя.

– Пожалуй, в этом я тебе помогу.

– В самом деле? – усомнилась Дороти. – А как?

– А вот мы сейчас все и обсудим.

– Сэр, если вы намекаете на это самое, – раскипятилась Дороти, – то обсуждать нечего. Я девушка честная.

– Да я просто сделал тебе комплимент!

– Знаю я ваши комплименты! Сразу смекнула, куда вы клоните!

Анри изобразил искреннее раскаяние.

– Извини, пожалуйста! Я не имел в виду ничего дурного, честное слово! И вообще, я предпочитаю иметь дело с утонченными женщинами.

– А чего тогда собрались жениться на леди Ди?

– Я не собрался! Да я, скорее стану монахом, чем свяжу, жизнь с этой уродиной! – Анри нервно ходил взад-вперед по опушке. – Понимаешь, пока я не женюсь, мать не оставит меня в покое.

– Понимаю. – Дороти сочувственно вздохнула. – Моя тоже вечно зудит, выходи замуж да выходи замуж… Ну, просто спасу нет!

Внезапно Анри остановился как вкопанный и пристально взглянул на Дороти.

– Чего это вы на меня уставились? – насторожилась она.

– Ты подала мне отличную мысль!

– Какую еще мысль?

– Нужно предъявить матери другую невесту, и она оставит меня в покое. Хотя бы на время… – Он не сводил с нее глаз. – Остается только найти подходящую девушку.

– Вы такой красавчик! – Дороти жеманно улыбнулась. – Запросто найдете!

– Уже нашел.

– Кого это? – Она вытаращила глаза.

– Тебя.

– Вы что, спятили! – Дороти оценила идею фиктивного обручения по достоинству, но не понимала, зачем Анри понадобилась помощь совершенно незнакомого человека. – Да у вас, поди, вагон красоток во Франции! Вот пусть они вам и подсобят.

– Подсобить-то они подсобят! – хмыкнул Анри. – А как потом от них избавишься? Вот в чем проблема! Женщины так и норовят заполучить меня в полную собственность.

– А с чего вы взяли, что со мной проблем не будет? – спросила Дороти, у которой так и чесались руки заехать ему по самодовольной физиономии.

– Даже если возникнут, я знаю, как с тобой справиться. – И он игриво потрепал ее по щеке. – Соглашайся! Ты ведь ничего не теряешь!

– Как это не теряю? – возразила она. – А работа? Если я уеду с вами, место мое тю-тю! И что потом?

– Да наплюй ты на эту работу! Я тебе хорошо заплачу. Тысяча фунтов тебя устроит? – Он ухмыльнулся. – Плюс месяц-другой в моем приятном обществе.

– Вы о себе больно много воображаете! – усмехнулась она, смерив его взглядом. – Хоть вы и красавчик, но не в моем вкусе.

– Вот и прекрасно! Значит, нам обоим ничего не грозит.

– А сами только что сказали, мол, я красивая…

– Так и есть. – Он обласкал ее глазами. – А еще сказал, что предпочитаю более утонченных женщин. Соглашайся! Со мной ты будешь в полной безопасности, к тому же приличные деньги заработаешь.

У Дороти возникло большое искушение согласиться. Она предвидела разные варианты развития событий, но больше всего ее радовала перспектива поставить Анри в дурацкое положение, когда, в конце концов, все раскроется.

– Ну ладно! Уговорили. Только я хочу две штуки.

– Две тысячи?! – возмутился Анри. – А не многовато ли за каких-то два месяца работы?

– Два месяца?! – ужаснулась Дороти. – Нет, на два месяца я не согласна. Хоть озолотите!

– Ну ладно, всего месяц, – быстро уступил он. – Пойми, мне нужно время убедить мать, будто я на самом деле влюблен. Так что придется пожить у меня в доме.

– Тогда гоните три штуки.

– Послушай, умерь свой аппетит! За месяц ты хочешь…

– Дело ваше! Навязываться не стану. Жить у вас в доме, да еще вместе с вашей мамашей, радости мало! С ней, поди, придется держать ухо востро…

– Ничего, привыкнешь! Вот увидишь: тебе у нас понравится.

– Мне понравятся денежки, которые я получу. Только никак не пойму, на кой ляд цельный месяц жить у вас дома?

– У меня много дел.

– А разве вы работаете? – невинно округлив глаза, удивилась Дороти. – Я думала, вы землевладелец…

– Я виноградарь, или, если угодно, винодел, – объяснил Анри, пряча улыбку. – Летом в хозяйстве много работы. Может, придется задержаться еще на недельку. Ни пенса больше не дам! – отрезал он, заметив, что она открыла рот. – Ну что, согласна?



– Согласна. Только половину бабок гоните сразу, а остальное потом, когда дело будет сделано.

– Да, вижу, с тобой не забалуешь…

– А то! Так и знайте: никакого баловства! Не вздумайте ко мне приставать!

– И не подумаю. Ты не в моем вкусе, – успокоил ее Анри. – Давай скрепим сделку рукопожатием.

Дороти протянула ему ладонь, и он пожал ее, а свободной рукой приподнял ей лицо за подбородок и заглянул в глубокие зеленые глаза.

– Для начала смой всю ваксу и штукатурку, – велел Анри.

Дороти чуть было не съязвила в ответ, но прикусила язык: раз уж взялась продолжать этот фарс, нужно играть правдоподобно. Ну чем не сюжет для мыльной оперы!

– Итак, завтра утром едем во Францию, – сказал он, отпуская ее руку.

– Так скоро? – заволновалась Дороти. – А вдруг…

– Леди Дороти больна, так что делать мне тут нечего. Не бойся! У тебя все получится.

А вдруг не получится?! Ну и пусть! Даже если обман раскроется, это еще не конец света… Придется во всем признаться – только и всего. А что потом? Как они расстанутся: друзьями или врагами? Нет, в будущее лучше не заглядывать.

– Ну что, договорились? – нарушил ее размышления Анри.

– Даже и не знаю… Что-то я сомневаюсь, сэр. – Дороти нервно хихикнула. – Боязно…

– Ты боишься? Меня?

– Ну да! Кого же еще. Говорят, вы развратник, как все богачи…

– Развратник?! – чуть не задохнулся от возмущения Анри. – Да если хочешь знать, я работаю как проклятый и… Хотя какого черта я перед тобой распинаюсь? Я плачу тебе за то, чтобы ты сыграла роль, а не задавала глупые вопросы.

– Интересное дело, ну должна же я хоть что-то про вас знать? Раз уж взялась строить из себя вашу невесту. Ну, за что, к примеру, я вас полюблю?

– Хотя бы за мой шарм! – Он чарующе улыбнулся и обласкал ее сверху вниз беспечальными глазами.

– Какой еще шрам? Анри расхохотался.

– А с тобой не соскучишься! Как тебя зовут?

– Дотти.

– Дотти? – удивился он. – Так ты тезка леди Ди? Забавное совпадение… Ну ладно, Дотти! Обещаю, по дороге в аэропорт расскажу тебе о себе. – Он взглянул на часы. – Завтра в восемь жду у перекрестка.

– Веселенькое дело! Мне что, переть вещи до самого перекрестка? – заныла она. – Лучше приходите вечерком к черному ходу и забирайте сами.

– Ну ладно, только чтобы нас никто не видел.

– Как скажете, сэр, – смиренно ответила она. – Чего-нибудь еще изволите?

– Изволю! – рявкнул он. – Не называй меня сэром. Меня зовут Анри. Ясно?

Дороти молча кивнула. – Выброси к чертовой матери эту помаду и постарайся поменьше хихикать!

– А что я могу поделать, раз вы меня все время смешите? – фыркнула она. – Нет, ей-Богу, вы такой потешный, ну прямо сдохнуть можно! Видать, потому как иностранец…

– Дотти, завтра мы едем во Францию, и там я уже не буду иностранцем, – ледяным тоном сказал Анри и ушел не попрощавшись.

– Нет, нет и еще раз нет! Дороти, и думать не смей! – строго заявила графиня, выслушав рассказ дочери. – Разыграть Анри еще, куда ни шло. С него давно пора сбить спесь, но морочить голову Элен я не позволю!

– Мамуля, но ведь это совсем ненадолго! Представь, какое выйдет увлекательное приключение!

– А что, если Анри тоже ищет приключений?

– Мам, не волнуйся! Вряд ли он вскружит мне голову.

– Откуда такая уверенность? И вообще, не вижу смысла во всей этой затее. У тебя уже было приключение в лесу, и самое время ставить точку. Так что сию минуту умывайся, переодевайся и спускайся к ужину в нормальном виде!

– Мама, пойми, я должна поставить его на место!

– Дороти, ты уже совершеннолетняя, так что запретить я не могу.

– Если ты категорически против, я не стану. Только слышала бы ты его разглагольствования! Это такой самовлюбленный тип! Думает, будто он для женщин подарок судьбы! Мам, ты же сама сказала, давно пора сбить с него спесь.

– Сказала… – Графиня колебалась. – Так говоришь, всего на месяц с небольшим?

– Да. – Дороти клятвенно скрестила пальцы.

– А ты не наделаешь глупостей?

– Мам, ты что, меня не знаешь?!

– Знаю. Поэтому и боюсь! – посетовала Элизабет. – Ну и что прикажешь сказать отцу на сей раз?

– Что я поехала во Францию за материалом для очередной статьи.

– Дочь, а тебе не приходило в голову заняться политикой? Ты так славно врешь!

– Мамуля, но это же ложь во спасение! – Дороти чмокнула мать в щеку. – Ну, я побежала!

– Только имей в виду, – сказала ей вслед графиня, – если этот фарс затянется, я сама положу ему конец.

– Дай мне месяц, и я вернусь со щитом.

– А что будет с Анри?

– Анри будет зализывать раны, – ответила Дороти уже с порога. – А может, подастся с горя в монастырь.

3

На следующее утро Дороти с завидным усердием поработала над своим лицом: удлинила и без того длинные ресницы, покрыла веки до самых бровей вечерними розовыми тенями с блестками и щедро размалевала скулы пурпурными румянами. Предвкушая реакцию Анри, коварно улыбнулась своему отражению и нарисовала алой помадой жирный ротик-бантик.

– Ну как? Не перестаралась? – спросила она у матери.

– Знаешь, на кого ты похожа?

– Догадываюсь! Тем лучше… – Взбив напоследок волосы – и на этот раз Дороти не пожалела ярко-оранжевого красящего лака, – надела золотые босоножки на высоченной шпильке.

С одеждой для новой роли возникли затруднения: в последний момент пришлось покопаться в сундуке у Дотти со старыми платьями. Дороти выбрала ядовито-зеленую атласную блузку и ярко-красную шелковую юбку.

– Ну, вылитый какаду! – рассмеялась Элизабет. – Могу себе представить «восторг» Анри!

– Главное, чтобы работодатель не передумал! – Дороти обняла мать и поспешила к перекрестку, где ее ждал Анри.

Как всегда элегантно одетый – в темно-серых слаксах, белой рубашке в синюю полоску, чёрных замшевых туфлях, – он стоял, прислонясь к взятому напрокат «крайслеру», и нетерпеливо постукивал по капоту.

– Опаздываешь! – проворчал он. – Не хотели отпускать?

– Да нет. Сказала графине, что деда переехал автобус.

– Очень оригинально! Учти, Дотти, вздумаешь лгать мне, придется быть изобретательнее.

– А вам мне лгать ни к чему.

– Приятно слышать. – Анри сел за руль, не обращая на нее ни малейшего внимания.

– Я вроде как ваша невеста, – с обидой заметила она. – Поухаживали бы за мной, что ли. Хоть бы дверцу открыли…

– А ты могла бы одеться поприличнее! – оборвал ее он. – Что ты напялила? Чучело, да и только!

– Извиняйте, я девушка бедная!

– А при чем здесь деньги? – Анри бросил на нее злой взгляд. – К тому же на косметику, как я вижу, денег тебе хватило! Ведь я же просил!

– А что? Неужто не нравится? – изумилась Дороти. – А я-то старалась…

– Лучше бы не старалась! – Он сел за руль. – Ну ладно, садись. Потом с тобой разберусь.

Дороти с трудом сдерживала улыбку. Ну что же – начало игры отличное!

– А где ваш друг? – спросила она, когда они выехали на шоссе.

– Уехал вечером.

– Почему?

– Мишель не одобряет моей затеи. Вернее, твоего участия в ней.

Мишель стремительно вырос в глазах Дороти, но она не подала виду, а настороженно спросила:

– Какого такого участия? Если вы задумали всякие глупости…

– Замолчи! – взорвался Анри. – У нас с тобой деловое соглашение, только и всего. Ясно? – Он покосился на нее и мрачно добавил: – Хотя я уже жалею, что с тобой связался. Если мать увидит тебя в таком виде, она решит, что я свихнулся. И будет права. Придется заехать в Париж купить тебе что-нибудь приличное из одежды.

– Заладили – приличное да приличное… Чтоб вы знали, я девушка приличная. – Дороти распрямила плечи. – И не позволю разговаривать со мной с подобной манерой.

– В подобной манере, – поправил ее Анри. – Ты что, не проходила грамматику?

– Проходила. Дерьмовый предмет!

– Дотти, следи за своей речью. Будь любезна, не употребляй такие слова, как «дерьмо». Дамы не ругаются.

– Не ругаются? – усомнилась она. – Вы бы только послушали леди Ди. На днях она назвала меня…

– Хватит! Сейчас ты работаешь на меня, так что о своей хозяйке забудь.

Дороти кивнула и, взглянув на себя в зеркало заднего вида, извлекла из сумочки щетку и начала начесывать челку.

– Прекрати! Какого черта! У тебя и так волосы дыбом.

– Господа не ругаются, – передразнила его Дороти.

Анри от души расхохотался.

– Один – ноль в твою пользу. Да, Дотти, тебе палец в рот не клади…

– А вы не позабыли, что половину денег я хочу прямо сейчас?

– Ты что, мне не доверяешь?

– А я никому не доверяю.

– Почему? – удивился Анри. – Тебя кто-то обидел?

Дороти кивнула и начала плести душещипательную историю.

– Папаша бросил мать, когда я пешком под стол ходила, а отчим у меня был алкаш.

– Мой отчим был алкоголик, – машинально поправил ее Анри.

– Да ну! И у вас тоже? – посочувствовала она.

– Что? Да нет, просто я… черт! Я…

– Господа не ругаются!

– Ладно. Два – ноль в твою пользу. – Он хмыкнул. – Дотти, прошу тебя, не вставляй свои словечки.

– Ну вот! Замучили совсем… Я не могу говорить, как вы хотите.

– Хотите, – мрачно произнес он.

– Да пошли вы! – взорвалась она. – Раз я вам не подхожу такая, как есть, на том и порешим!

Чтоб вы знали, в наше время все эти ваши грамматические штучки без надобности. Главное, чтоб у тебя было вот тут. – И она постучала себе пальцем по лбу. – А с этим у меня полный порядок.

– Не сомневаюсь. И с критикой в мой адрес согласен. Просто у тебя своеобразная манера выражать свои мысли. – Он вздохнул. – Если у мамы возникнут вопросы, скажу, что это новомодный молодежный сленг.

– Значит, я вам подхожу такая, как есть? – уточнила она.

– Подходишь. Только поменяем тебе гардероб и прическу.

– Как Элизе Дулиттл в «Моей прекрасной леди»? – оживилась она. – Отпад! На днях показывали по ящику, так я прямо затащилась!

Анри чертыхнулся себе под нос, и Дороти замолкла, решив, что пора сделать перерыв. Вдруг переборщит, и он откажется от ее услуг, а ставить точку еще рано.

– Ты говоришь по-французски? – внезапно спросил он. – Ну, хотя бы чуть-чуть?

– Боюсь, что нет. – Дороти обворожительно улыбнулась и взмахнула ресницами, удовлетворенно отметив, что Анри поморщился.

– А ты не могла бы отклеить эти дурацкие ресницы?

– Нет. Это мои собственные!

– Настоящие? – удивился Анри.

– Так и есть! – с гордостью подтвердила она. – Длинные, да?

– Знаешь, Дотти, у тебя и без всей этой ваксы очень красивые глаза.

– Спасибо за комплимент! – Дороти жеманно хихикнула и потупилась, скрывая свою радость.

Анри тихо выругался по-французски. Вот бы ответить ему на его родном языке и посмотреть на его физиономию! – подумала она, а вслух спросила:

– Сколько мы будем в Париже?

– Ровно столько, сколько понадобится для того, чтобы ты выглядела менее… менее цветисто.

– Ну и зануда же вы! – капризно протянула Дороти. – На вас не угодишь…

– Что поделаешь! Надо же привести тебя в божеский вид, раз уж ты подрядилась изображать мою невесту.

Показался указатель на аэропорт Хитроу. До самой стоянки ехали молча, а когда Анри сдал машину и они вошли в зал ожидания, Дороти спросила:

– А где остановимся в Париже? В гостинице?

– Нет, у меня квартира. Будь любезна, дай мне твой паспорт.

– А это еще зачем? – ужаснулась Дороти.

– Как зачем? Зарегистрировать билеты.

– Ну, нет! Спасибо, я уж как-нибудь сама, – обиженным тоном возразила она. – Я что, дебилка? Дайте мне мой билет.

Анри с неохотой согласился. Дороти, опередив его, благополучно миновала паспортный контроль и, лишь запихнув паспорт в сумочку, с облегчением вздохнула. На этот раз пронесло!

Самолет приземлился в Париже, Анри забрал свой «феррари» со стоянки аэропорта Орли, и через несколько минут они уже мчались по Елисейским полям. Дороти раньше не бывала в Париже, так что изображать восторг ей не пришлось. Всю дорогу она ахала и охала, глядя по сторонам, и обомлела, когда машина затормозила у шикарного дома неподалеку от площади Согласия.

Неплохо для скромного плейбоя! – посмеивалась про себя Дороти, пока они поднимались в лифте на третий этаж. Интерьер холла и гостиной поражал воображение: стены обтянуты шелком, окна задрапированы атласными портьерами в тон, мозаичный паркет, устланный дорогими коврами, антикварная мебель.

Пожилая экономка с бесстрастным лицом молча отвела девушку в комнату для гостей и так же молча удалилась. Дороти присела на кровать красного дерева с роскошным резным изголовьем, покосилась на инкрустированный туалетный столик, погладила бежевое покрывало из дамасского шелка и, сбросив туфли, утопила ноги в мягком бордовом паласе…

Да, Анри не скупится, ублажая подружек! – подумала она, представив себе его высокую статную фигуру в этом уголке любви, потом встала и заглянула в ванную комнату. Ванна из розового мрамора, зеркала, полочки, сверкающие золотом краны в виде золотых дельфинчиков, обилие полотенец в одной цветовой гамме с паласом – все отвечало последнему слову моды.

Вернувшись в спальню, Дороти подошла к двери и осторожно выглянула в коридор. Никого… Влекомая любопытством, вышла и приоткрыла дверь спальни напротив.

Ну, вот это больше соответствует облику и вкусу Анри! Стены и ковер цвета ночного неба, подвесной потолок такого же цвета, усеянный крошечными светильниками, огромная кровать с жемчужно-серыми атласными простынями… Если смотреть на потолок с кровати, можно подумать, что лежишь под звездами, пришло ей в голову. А можно и воспарить к ним, особенно если талант любовника под стать его чувственной внешности… Отогнав опасные мысли, она затворила дверь и вздрогнула, услышав голос Анри из гостиной:

– Дотти, как облазишь все, составь мне компанию! Выпьем по чашечке кофе.

– Сию минуточку! – нараспев протянула она и, войдя в образ, направилась в гостиную.

Пока пили кофе, вошла экономка с вопросом:

– Во сколько подавать ужин?

– Мадам Шоню, приготовьте нам холодную закуску, – распорядился Анри. – Я еще не знаю, когда мы вернемся. – Он поставил чашку и встал. – Дотти, поторапливайся! Нужно сделать массу покупок, а я понятия не имею, как одевать женщин.

Зато отлично знаешь, как раздевать! – подумала Дороти и, подняв глаза, почувствовала, что именно это он мысленно проделывает с ней сейчас. Как выяснилось, она не ошиблась.

– Знаешь, Дотти, а у тебя отличная фигура. Только ты слишком нарочито ее подчеркиваешь, – заметил он. – Если не сказать вульгарно…

– И все-то вы придираетесь! – Она оглядела себя. – Нормальный прикид.

– Как сказать! Атлас вряд ли подходит для повседневной одежды, не говоря уже об убойном сочетании цветов. Красный, зеленый… Ну, просто светофор! – Анри игриво потянул за ворот ее блузки и слегка коснулся Шеи. Дороти почувствовала прилив возбуждения и отстранилась, а он, как ни в чем не бывало, продолжил: – Ну что, Дотти, готова? Начнем с Фобур-Сент-Оноре. Если повезет, купим там все, что нужно.

– А куда девать мою одежу? Я что, зазря ее приперла?

– Да, одежду ты привезла зря… А куда ее девать? – Анри на миг задумался. – В мусорный ящик!

– Еще чего! – возмутилась Дороти. – Да знаете, сколько я отвалила за эти шмотки?

– Заплатила за эти вещи, – уточнил Анри.

– Плевала я на ваши поучения! – давясь смехом, взвизгнула она, заметив, как Анри болезненна, поморщился и с видом мученика сжал голову руками. – Вам дурно? – с участием осведомилась она.

– Да! У меня сейчас голова лопнет от твоего визга! Так что лучше заткнись!

Судя по всему, терпение Анри было на исходе, и Дороти молча последовала за ним, обдумывая новые способы испытывать его впредь.

Идя рядом с Анри по Фобур-Сент-Оноре, Дороти цеплялась за все витрины, где были выставлены наименее подходящие к случаю вещи, беспрестанно охала и ахала, а он, с трудом сдерживая раздражение, подгонял ее. Наконец остановился у магазина женского платья от Ив Сен-Лорана.

– Фу, какая дрянь! – Дороти отвернула нос от изысканного платья, выставленного в витрине, и направилась к следующей, где висело нечто невообразимое розового цвета в многочисленных рюшечках и оборочках. – Вот это мне лучше нравится!

– Больше нравится. К твоему сведению, это ночная сорочка.

– Ночная сорочка? – Дороти сделала круглые глаза. – Да разве можно спать в такой красотище?

– Святая простота! – пробормотал себе под нос Анри на французском. – Спать в ней совсем необязательно…

Дороти усердно работала под дурочку, завороженно глядя на ночную сорочку.

– А откуда вы знаете, что это ночная сорочка? – с невинным видом спросила она. – Давайте зайдем и спросим.

– Все! С меня хватит! – взорвался Анри. – Пойдем дальше. – И он чуть не силком потащил ее в дорогой бутик на этой же улице. Дороти сразу же ринулась в торговый зал, оставив Анри с помощником продавца.

– Вот это клевое, да? – крикнула она, тыча пальцем в пурпурное платье из тафты, которое лишь усугубляло дикий морковный оттенок лака для волос.

Анри подбежал к ней: впервые за полдня, проведенные в обществе Дотти, он утратил выдержку.

– Ты что, дальтоник? – процедил он сквозь зубы.

– Кто-кто? – переспросила она.

– Черт! – Он перевел дыхание. – Дотти, позволь мне самому выбрать тебе вещи.

– Слушаюсь, сэр! – чуть ли не на весь зал ответила она.

– Анри, – прошипел он.

– Слушаюсь, сэр Анри.

– Просто Анри, тупица! – И он вернулся к помощнику продавца.

С покорным видом Дороти молча смотрела, как ей подбирают вещи, дотом направилась в примерочную. У Анри был тонкий вкус. Выбранные им платья надо было носить с непринужденностью истинной леди, и, чтобы испортить впечатление, Дороти вышагивала, нарочито виляя бедрами. Но, судя по блеску глаз Анри, он сумел разглядеть под складками шелка и волнами шифона соблазнительные изгибы и округлости ее тела.

– А можно я выберу себе что-нибудь сама? – робко спросила Дороти, когда заворачивали покупки.

– Давай! – ухмыльнулся он.

Одарив Анри одной из самых сладких своих улыбок, она подошла к вешалке и вытащила ярко-красную юбку от одного костюма и жакет в желто-зеленую клетку от другого.

– Улет! Вот бы меня увидали в таком прикиде в поселке, подохли бы от зависти!

– Но эти вещи не подходят друг к другу, – тактично заметил продавец.

– Ну и что? А мне нравится!

– К тому же, мадемуазель, они из разных комплектов, так что покупка обойдется вам в два раза дороже.

– Да? – Дороти почесала затылок. – А вот это? – И она извлекла платье в красно-белую полоску.

– В нем ты будешь как пляжный зонт, – съязвил Анри. – Повесь на место.

Дороти молча повиновалась, и они вышли на улицу. Покупки обещали доставить на дом в течение часа.

– Мне бы прикупить косметики, – с озабоченным видом поведала она и отвернулась, пряча улыбку.

– По-моему, у тебя ее и так более чем достаточно.

– Ну вот, жених называется… – заныла Дороти. – Не может купить невесте модной косметики. Сами сказали, мол, у меня вакса да штукатурка… Обозвали чучелом…

– Ладно, уговорила.

С многострадальным видом Анри повел ее в парфюмерную лавку, где их приветствовала холеная дама, преисполненная чувства собственного достоинства.

– Чем могу служить, месье? – осведомилась она.

– Я бы хотел купить этой… юной леди полный комплект самой модной косметики.

Вскинув бровь, дама посмотрела на размалеванное лицо Дороти. Потом стала выкладывать на прилавок баночки, флакончики и тюбики, попутно объясняя, как и чем пользоваться.

– Беру все, – нетерпеливо буркнул Анри, протягивая ей кредитную карточку.

– Эй, погодите! – вмешалась Дороти. – А духи?

Анри едва не заскрежетал зубами, но, совладав с собой, спросил:

– И какие духи ты предпочитаешь?

– Что-нибудь сексуальное… – Дороти закатила глаза. – Короче, чтоб нравиться мужикам.

Болезненно поморщившись, Анри перевел пожелание клиентки – хозяйке.

– У нас огромный выбор самых изысканных ароматов, – натянуто улыбаясь, ответила она на английском. – А вам, мадемуазель, я бы порекомендовала «Джой».

– Нет. – Дороти замотала головой, – Хочу как у леди Ди. Такие дорогущие и запах у них обалденный. Сдохнуть можно! А называются они… – Она наморщила лоб. – Черт! Из головы вон. Вроде бы, Мафиг? Нет, не помню!

– Может, «Ма Гриф»? – подсказала хозяйка.

– Точно! – обрадовалась Дороти.

– Ну что ж, – хмыкнул Анри, – Дороти пахнет лучше, чем выглядит. Дайте нам «Ма Гриф».

– Такой маленький пузырек?! – возмутилась она. – А у вас что, побольше нету?

Хозяйка с довольным видом извлекла большой флакон, а Анри с недовольным видом расплатился и выпроводил Дороти из лавки, пока его окончательно не разорили.

– А куда теперь? – осведомилась Дотти.

– Домой, а то я стану банкротом!

– А вы возьмите да и женитесь на леди Ди! – посоветовала она. – У нее денег навалом!

– Ну, уж нет! Лучше я буду продавать газеты!

Когда они вернулись домой, коробки с платьями уже доставили. Анри в изнеможении рухнул кресло. Дороти, напротив, была крайне оживлена. Новые красивые платья и косметика пришли ее в отличное настроение: она прикидывала на себя все обновки подряд и порхала по гостиной, восторженно расхваливая покупки.

– А куда пойдем вечером? – спросила она. – Так хочется покрасоваться в обновках!

– Разве ты не устала?

– Нисколечко!

– Ну ладно! – Анри тяжко вздохнул. – Закажу столик в ресторане и приглашу Мишеля составить нам компанию.

– Вы же сказали, он вроде как на вас сердится.

– Мы с ним старые друзья. Думаю, ему будет интересно взглянуть на результат моих трудов. Дотти, прошу тебя, следи за своим поведением. – Он покосился на часы на стене. – Немного отдохни, а ровно в восемь жди меня здесь. Договорились?

– Железно! – обрадовалась она. – Буду ровно в восемь, сэр Анри. Разодетая как куколка в самый клевый прикид!

Он мученически поморщился и попросил:

– Дотти, следи за речью. И зови меня просто Анри.

– Лады! – Она хихикнула. – Анри так Анри. Как скажете, сэр.

Он ушел, а Дороти расплылась в лукавой улыбке. Вечер обещает быть интересным!

4

В начале девятого Дороти вошла в гостиную. Анри вряд ли успел обратить внимание на платье и ощутить аромат вылитых на нее духов – его глаза были прикованы к ярко-сиреневым теням.

Ругнувшись по-французски, он схватил ее за запястье и силком потащил в ванную. Взял полотенце, основательно его намылил и принялся тереть ей лицо.

– Я потратил на твою косметику чертову уйму денег! И для чего?! – тяжело дыша от ярости, пробормотал он. – Чтобы ты размалевалась как клоун?

– Чтоб вы знали, моя старая мне даже лучше нравилась! – Дороти предприняла безуспешную попытку освободиться. – Мне больно! Пустите!

– И не подумаю! Скажи спасибо, что я шкуру с тебя не содрал!

Почти содрал, подумала Дороти, но промолчала, чувствуя, что нервы у него на пределе.

Анри взял ее за подбородок и придвинул лицо так близко к своему, что она, не смея взглянуть ему в глаза, зажмурилась.

– Какое красивое лицо! – шепнул он по-французски. – Жаль, мозгов маловато… С такой и в постели делать нечего!

От возмущения Дороти распахнула глаза. Значит, она настолько глупа, что с ней и переспать нельзя?! Ну, погоди, Анри Ромье! Посмотрим, что ты запоешь потом! Будешь валяться в ногах у глупой Дотти, и просить ее руки! А она возьмет да и откажет!

А что, стоит продлить игру! Если Анри на самом деле увлечется Дотти и попросит ее руки, а она ему откажет, это будет прекрасный урок зарвавшемуся донжуану. Только Анри слишком умен, чтобы заглотать обычную наживку, так что придется, как следует потрудиться…

По-своему истолковав причину ее гнева, Анри отпустил ее и сказал уже по-английски:

– Извини, Дотти, я сделал тебе больно.

– Да уж, сделали! Да еще и нарочно! Тоже мне жених…

– А ты изволь меня слушаться! Приведи себя и порядок, и побыстрее!

Через пять минут Дороти была готова: губы чуть-чуть подкрашены, глаза слегка подведены, вид скромный и мрачный. С волосами ничего поделать не смогла – вернее, не захотела, – и они горели как спелая морковка.

Окинув ее придирчивым взглядом, Анри остался вполне доволен, и они молча спустились к машине. Чтобы не выпасть из образа, по дороге в ресторан Дороти засыпала Анри глупыми вопросами и изображала бурный восторг по поводу и без повода.

Мишель уже ждал их за столиком в дальнем углу зала. Как только они подошли поближе, он поднялся и, окинув Дороти оценивающим взглядом, шепнул что-то Анри на ухо. Тот пожал плечами и представил ее по-английски:

– Познакомься, Мишель. Дотти Робине, бывшая горничная очаровательной леди Дороти.

– Очень приятно. – Мишель галантно поклонился и поднес руку Дороти к губам. А когда они уселись, спросил: – Дотти, как вам Париж?

– Да я пока что мало чего видела. Мы ходили за покупками.

– Анри, ну разве так можно? – упрекнул друга Мишель. – Хотя бы сводил Дотти к «Максиму» пообедать.

– Старик, нам не до обедов. Надо было купить Дотти одежду. – Анри тяжко вздохнул. – Пришлось истратить кругленькую сумму.

– А я вовсе не просила тратить на меня денег! возмутилась Дороти.

– Тратить деньги.

– Какая разница?! Деньги они и есть деньги! – вспыхнула она. – Можно подумать, будто я попрошайка, какая или вымогательница!

– А разве нет? – Анри хмыкнул. – Во всяком случае, за месяц непыльной работенки ты выторговала целое состояние.

– А я вам не навязывалась! Сами предложили! – возразила Дороти. – А теперь попрекаете…

– Давайте лучше выпьем! – тактично вмешался Мишель. – Дотти, хотите шампанского?

– Ага! Люблю шипучку!

Анри поморщился, а Мишель добродушно улыбнулся и хотел подозвать сомелье, но Анри остановил его:

– Не стоит. Вполне достаточно вина.

Потом мужчины заговорили между собой по-французски, а Дороти старательно делала вид, будто ей скучно. Жаль, не додумалась сказать, что работала по найму в семье во Франции, тогда могла бы поддержать разговор…

Из разговора она поняла, что Мишель работает на бирже, а по тому, как он говорил «наш филиал в Сиднее», «головная контора в Нью-Йорке» и тому подобное, сделала вывод, что он весьма обеспеченный молодой человек. Хотя чему тут удивляться? Скажи мне, кто твой друг…

Интересно, почему Анри не стремится жениться на некрасивой, но богатой Дороти Грант? Ведь слишком много денег не бывает… Впрочем, он настолько самоуверен, что не сомневается: ему обломятся и деньги, и красавица-жена. Дороти украдкой взглянула на Анри. А ведь он на самом деле так хорош собой, что может выбирать из всех богатых наследниц в Европе… Да чего греха таить: если бы не подслушанный разговор, она и сама в него влюбилась бы! От столь неприятной мысли она невольно поморщилась, и Мишель, истолковав это по-своему, перешел на английский:

– Дотти, простите нас за бестактность. Мы заболтались, а вы скучаете.

– Ничего, я привыкшая… Господа с нами не считаются, – съязвила она. – Думают, им все можно, раз они богатые.

Мишель покраснел, а Анри с кривой усмешечкой заметил:

– Имей в виду, у Дотти острый язычок! Куда острее, чем ум…

– А вы меня всю дорогу поучаете, а сами все хамите и хамите! – парировала Дороти.

– Послушайте, вы оба, – вмешался Мишель. – Вы играете в жениха и невесту, а не в войну!

– Старик, ты прав! – согласился Анри. – А ты, Дотти, не заводи меня!

– Да ты сам ее провоцируешь! – Мишель снова перешел на родной язык. – Не обращаешь на бедняжку никакого внимания, а потом удивляешься, что она на тебя дуется.

Дороти кашлянула, прикрыла ладонью рот, пряча улыбку, и подумала: будь у Анри такой же добродушный нрав, как у его друга, всего этого фарса могло бы и не быть. Ведь они могли влюбиться друг в друга и осчастливить сразу две семьи! Хотя, кто знает, может, она всю жизнь мучилась бы догадками, не подогреваются ли его чувства к ней ее солидным приданым?

– Ну что, – будем ужинать? – прервал ее мысли Мишель. – Дотти, вы, верно, проголодались.

– Ужас как! – подтвердила она, с укоризной глядя на Анри.

– Ну и зануда же ты! – возмутился тот. – Какого черта я с тобой связался!

Дороти с шумом отодвинула стул.

– Раз такое дело, гоните бабки и я…

– Хватит шантажировать! – взорвался Анри. – Мы с тобой заключили сделку, и если ты ее нарушишь, то не получишь ни пенса! Ясно?

– Ясно, сэр. А если вы не станете обращаться со мной по-людски, я…

– Замолчи! – оборвал ее Анри. – Выбирай, что будешь есть.

– Дороти, вы не возражаете, если я вам помогу? – вмешался Мишель, протягивая, ей меню.

Дороти молча кивнула, а он, подвинувшись к ней поближе, принялся рассказывать про фирменные блюда. Она внимательно слушала и украдкой его разглядывала.

Какие у него длинные ресницы! Причем значительно темнее, чем волосы, – верный признак породы. Если бы не решила расквитаться с Анри, с удовольствием познакомилась бы с ним поближе! – подумала она и, заметив, что Анри за ними наблюдает, одарила Мишеля обворожительной улыбкой.

Глаза Мишеля вспыхнули, он напрягся и отодвинулся от Дороти подальше.

– Какого черта?! Что с тобой происходит? – с досадой спросил его Анри по-французски. – Что ты на нее так уставился? Можно подумать, никогда в жизни не видел женщину.

– Такую не видел.

– Послушай, старик, пока дело не сделано, держись от нее подальше! Ну а потом она в полном твоем распоряжении.

Дороти кипела от негодования. Вот, значит, как?! Ну, хорошо! Сейчас она ему покажет! Повернувшись к Мишелю, она снова расцвела улыбкой, и у него снова вспыхнули глаза.

– Дороти, мне переводить меню дальше? – спросил он. – Или вы уже сделали свой выбор?

– Я бы съела гамбургер и чипсы. Мишель опешил.

– Боюсь, здесь этого нет. Ни фига себе! Ну и ресторан! А у нас в Англии в любой забегаловке есть гамбургер и чипсы! – с гордостью поведала она. – Может, махнем в «Макдоналдс»?

Анри покраснел так, словно его вот-вот хватит удар, и Мишель поспешил разрядить обстановку:

– Дороти, это один из лучших ресторанов в Париже. Уверяю вас, стоит попробовать здешнюю еду и вам понравится. Давайте, я выберу нам что-нибудь на свой вкус?

– Валяйте! – разрешила Дороти.

Мишель заказал ей и себе эскалопы из утиной печени, обжаренные с кусочками ревеня, пел соусом из красной смородины и каре молодого барашка под розмариновым соусом. Анри взял, как это принято у французов, дыню на закуску, говяжье филе с грибами и жареным картофелем, ассорти из традиционных французских сыров и после длительных переговоров с сомелье заказал бутылку «Шато От-Брийон» урожая 1983 года.

Когда Дороти налили бокал великолепного красного вина, она решила, что это прекрасный повод лишний раз досадить Анри. Пригубив вино, она состроила гримасу и с отвращением передернулась.

– Фу, ну и кислятина! Чистый уксус! Хочу кока-колу.

– Будешь пить вино! – возразил Анри.

– Нет, не буду! Пейте сами эту гадость!

– Дотти, просто ты не привыкла к хорошему вину. – Анри с трудом сдерживался. – Кстати сказать, бокал вина за обедом тоже входит в твои обязанности. Если откажешься от вина, мама удивится.

– Тогда пусть не удивляется, если меня вырвет!

Мишель расхохотался, а Анри ничего забавного в очередной выходке «невесты» не нашел и с брезгливой миной на лице отвернулся.

– А сколько мы будем жить у вашей матери?

– Я же говорил! Пока она не убедится, что жениться на Дороти я не намерен.

– Неужто вы думаете, что она поверит, будто вы надумали на мне жениться? – удивилась Дороти. – Ну, какая из меня дама? И никакие шмотки тут не помогут!

– Кто сказал, что вы не дама? – вмешался Мишель. – Вы настоящая дама, и притом очень привлекательная.

– А вот ваш друг с этим несогласный.

– Не согласен, – мрачно поправил ее Анри.

– А я о чем толкую? – невинно округлив глаза, недоумевала она. – Ведь несогласный?

– Да, Анри, тебе попался крепкий орешек! – усмехнулся Мишель. – Держись!

Анри страдальчески вздохнул.

– Знаешь, старик, боюсь, этот орешек мне не по зубам!

– Ну, раз такое дело, на том и порешим! – вставила свое слово Дороти. – Гоните бабки и разойдемся полюбовно.

– А тебя никто не спрашивает! – огрызнулся Анри. – Сделка есть сделка. И вообще, советую в присутствии моей матери лишний раз рот не открывать.

– А вы скажите ей, будто я вовсе глухонемая! – нашлась Дороти.

Тут подали сыры, так что последнее слово осталось за ней. Пока Анри выбирал сыр, Мишель поймал взгляд Дороти и, наклонившись к ней, шепнул:

– Дотти, не обижайтесь на Анри! Дело в том, что он очень устал.

– Устал? – усомнилась она. – С чего бы это?

– Последние три года он то и дело мотается из Калифорнии во Францию, вот и результат. Нервы на пределе. Одним словом, перетрудился!

Дороти очень хотелось расспросить обо всем Мишеля поподробнее, и она решила именно так и сделать при первом удобном случае.

– Хорошо, что «невеста» хотя бы за столом ведет себя прилично! – вполголоса заметил Анри по-французски. – Видно, нахваталась манер в доме у Грантов.

– Старик, по-моему, ты к ней придираешься! Да она вообще ведет себя вполне пристойно, ну а выглядит…

– Посмотрел бы ты, в каком виде она собралась идти в ресторан! – перебил друга Анри. – Это нечто!

– Но ты сам ее выбрал. А ведь мог попросить кого угодно, хотя бы Катрин. Уверен, она бы с восторгом согласилась.

– А потом впилась бы в меня как клещ. От этой я хотя бы избавлюсь без хлопот!

Это точно, злорадствовала в душе Дороти. Стоит ему начать есть с руки, только он ее и видел! Она подняла повыше бокал и демонстративно отставила мизинец.

– Не смей так делать! – зарычал Анри.

– Как «так»? – Дороти вытаращила глаза.

– Не отставляй мизинец!

– А куда, же его девать?

– Дороти, делай вот так, – показал Мишель, сжимая ножку своего бокала всеми пальцами.

– Мерси! – жеманно поблагодарила его она и снова одарила улыбкой.

Мишель вспыхнул, и Дороти поняла, что, по всей видимости, произвела на него впечатление. Хотя для него она иностранка и, может, его просто забавляет ее речь. Ей никогда не нравились блондины, но в этом определенно что-то есть…

– Ну и как тебе вино? – прервал ее мысли Анри. – Начинает нравиться?

– Сахару не хватает.

Анри поперхнулся и, прокашлявшись, сказал, с трудом сдерживая раздражение:

– Дотти, это сухое красное вино. Пойми, оно не может быть сладким.

– Сами спросили, а теперь злитесь! Ладно, в другой раз навру. Скажу, мол, спасибо, очень вкусно…

– Да уж, будь любезна!

– Слушай, хватит третировать бедняжку! – снова вмешался Мишель на родном языке. – Она и так старается.

– Вот это-то меня и пугает! Представляешь, как удивится мать, увидев эту кретинку, которую я якобы страстно люблю!

– Мадам Ромье знает твое пристрастие к хорошеньким мордашкам, а у Дотти на редкость миловидное лицо. Старик, будь с ней поласковее!

– Ты прав! – Анри вздохнул. – А то плакали мои денежки!

Дороти давилась смехом. Чем дальше разворачивается эта комедия, тем забавнее становится и тем интереснее обещает быть развязка!

– А что на сладкое? – деловито осведомилась она. – Пончики?

– Вряд ли. – Мишель отвернулся, пряча улыбку. – Рекомендую сладкие блинчики под соусом «Гран марнье».

– Какой-какой кран?

– С апельсиновым ликером, – объяснил Мишель, с трудом сдерживая смех. – Ну что, Дотти, заказываем блинчики?

– Ага. Люблю сладкое! Особенно после такой кислятины…

Мишель заказал блинчики им обоим, а Анри с мрачным видом потягивал кофе с коньяком. Дороти поглядывала на него украдкой. В мягком уютном полумраке ресторана он казался еще более загадочным. Хотя они дальние родственники, Анри для нее чужестранец, со страстью, присущей французам, – как в гневе, так и в любви… Она представила себе Анри в роли любовника и не без смущения обнаружила, что ей это нетрудно. Вне всякого сомнения, Анри взыскательный, пылкий и искушенный любовник, умеющий как получать удовольствие, так и дарить его.

Из ресторана вышли за полночь, и у Дороти, уставшей целый день играть роль, на свежем воздухе закружилась голова.

– Что, вино ударило в голову? – спросил Анри.

– Нет, просто устала…

Он молча взял ее под руку, довел до машины, открыл дверцу и помог сесть.

Мишель наклонился и с улыбкой пожелал на прощание:

– Удачи вам, Дотти! И не бойтесь мадам Ромье. Вот увидите: общаться с ней намного проще, чем с ее сыном!

– Ясное дело! – Она покосилась на Анри. – Сдуру я согласилась…

Анри с недовольным видом уселся за руль.

– Мишель, приезжай к нам на выходные. Мама будет рада.

– Спасибо. Пожалуй, приеду. Поддержу Дотти.

– Старик, боюсь, поддерживать придется меня!

– Вас послушать, так хуже меня нету! – заметила Дороти, когда они свернули на ярко освещенный бульвар.

– Ну почему? Встречаются экземпляры и похуже, но редко, – буркнул Анри и, помолчав, добавил: – Шучу. Ты такая же, как все…

– Спасибо на добром слове! – Дороти хмыкнула. – А вы, как я погляжу, не больно высокого мнения о женщинах.

– Верно, подмечено.

– И чем же мы вам так насолили?

– Не в этом дело. – Он притормозил на перекрестке. – Прости я не понимаю женщин. Да и не хочу понимать.

– А вот и зря! Вот, к примеру, женитесь вы и так и не научитесь понимать свою жену. Ну и что же это будет за семейная жизнь?

– Мысль глубокая. Особенно в твоих устах.

– Да я по ящику слышала, – нашлась Дороти. – Там много чего полезного можно узнать.

– Учту на будущее. – Зажегся зеленый, и он снова набрал скорость. – Ну, расскажи еще что-нибудь полезное… – ухмыльнулся он.

– Все насмешки строите! – Дороти надулась. – Лучше скажите, как я вела себя в ресторане?

– Неплохо. – Он выдержал паузу. – Чего нельзя сказать обо мне. Я был груб с тобой. Прошу прощения! – Внезапно он поднес ее руку к губам и поцеловал.

В этот вечер руку ей целовали дважды. Прикосновение губ Мишеля она тут же забыла, а ощущение губ Анри на руке как-то особенно приятно согревало. Осторожно! – одернула себя Дороти. Влюбить Анри в Дотти было бы забавно, но влюбиться самой… Катастрофа!

– А вдруг я не понравлюсь вашей матери? – спросила она, чтобы поменять тему.

– Понравишься! Не волнуйся: она у меня не кусается и боится встречи с тобой не меньше твоего.

– А что вы ей обо мне сказали?

– Что ты неиспорченная, наивная и просто очаровательная!

– Все женихи говорят так о своих невестах.

– Не знаю, я еще не был женихом.

– А я никогда не была невестой. Хотя дружков у меня было навалом, – не преминула похвастаться Дотти.

– Не сомневаюсь! – Анри остановился во дворе своего дома, вылез и, обойдя машину, распахнул дверцу и подал ей руку.

– Только вы ничего такого не думайте! – От прикосновения его руки она пришла в смятение. – Я девушка серьезная.

– А я, Дотти, ничего такого и не думаю!

В лифте Дороти старалась держаться от него как можно дальше. Судя по легкой улыбке, Анри чувствовал ее настроение, и, как только он отворил входную дверь, Дороти проскользнула в квартиру, бросив через плечо:

– Спокойной ночи!

– Не так быстро! – Он поймал ее за руку и, притянув к себе, поцеловал в губы.

Дороти хотела вырваться, но уступила под властным напором его губ и раскрыла свои. Тут же его язык проник внутрь и нежно коснулся нёба. Она затрепетала и ответила на поцелуй, а он, одной рукой прижав ее к себе, другой по-хозяйски скользнул по ее упругой груди, животу, бедрам…

Почувствовав его возбуждение, Дороти потеряла голову: на миг ею овладела безумная мысль отдаться ему. Пока она боролась с желанием, Анри совладал с собой и отпустил ее.

– Нет, так дело не пойдет! – хрипловатым шепотом сказал он. – У меня и без тебя проблем хватает…

– А вам ничего бы и не обломилось! – возмутилась Дороти, хватаясь как за соломинку за свое уязвленное самолюбие.

– Зато тебе, Дотти, обломилось бы! – ухмыльнулся он.

– Нахал!

Анри довольно хохотнул.

– Надеюсь, ты не лунатик? Имей в виду, Дотти, я запру дверь в свою спальню. Сладких тебе снов!

Кипя негодованием, Дороти отправилась к себе и, демонстративно грохнув дверью, устало опустилась на кровать и дала волю мыслям. Направление, которое они приняли, ее не порадовало: она кожей ощущала присутствие Анри совсем рядом, всего лишь через коридор.

Она представила его в постели, раздетого, с литым, бронзовым от загара телом… Время шло, а Дороти все ворочалась без сна в постели, включала свет, смотрела на будильник на прикроватном столике, шла в ванную за стаканом воды…

Все дело в вине! – убеждала она себя, но, в конце концов, пришла к неутешительному выводу: все ее тело сладко ноет от прикосновений его ладного тела и сильных рук.

Дороти не раз встречала привлекательных мужчин, но ни один из них не вызвал в ней столь сильных чувств. Да что в нем такого особенного? Может, просто пришло время влюбиться?

Она смотрела на свое отражение в зеркале и видела возбужденный блеск глаз, набухшую от желания грудь… Ну конечно, в этом все и дело! Она испытывает вполне естественное для нормальной женщины влечение к привлекательному мужчине: желание ласкать и принимать ласки. Просто Анри оказался рядом, только и всего.

С этой утешительной мыслью Дороти вернулась в кровать и наконец, уснула.

5

Дороти представляла себе замок Труа-Шен, но старой почтовой открытке, которая стояла в гостиной на каминной полке, с тех пор как она себя помнила. Но, когда машина свернула с дороги и остановилась у дома, она поразилась его великолепием. Дороти привыкла к мысли, что у нее красивый дом, но он не шел ни в какое сравнение с этим сказочным замком, с его изящными башенками и изысканными витражами окон… Теперь понятно, почему Анри не горит желанием унаследовать поместье Грантов!

– Не волнуйся! – сказал Анри, истолковав ее молчание по-своему. – Слушайся меня, и все будет хорошо.

Дороти молча кивнула, вылезла из машины и пошла вслед за Анри по шуршавшему под ногами гравию к высокому каменному крыльцу с массивной дубовой дверью.

Дверь отворил пожилой слуга.

– Пьер работает у нас с тех пор, как я себя помню, – шепнул ей Анри.

Увидев хозяина, Пьер засиял улыбкой, отчего его лицо утонуло в лучиках морщин и стало похожим на печеное яблоко.

Один – ноль в пользу Анри, с одобрением подумала Дороти, заметив неподдельную радость слуги.

– Мадам Ромье скоро подойдет, – сообщил тот. – Велено проводить мадемуазель в комнату для гостей.

– Спасибо, Пьер я сам провожу. – И Анри повел Дороти через огромный холл с коврами на каменном полу и гобеленами на стенах к парадной лестнице.

На площадке коридор разветвлялся, и Анри повел Дороти по восточному крылу в комнату для гостей, выходившую окнами в сад.

– Надеюсь, тебе будет здесь удобно, – сказал он, пропуская ее вперед.

Дороти вошла и ахнула при виде роскошной мебели, пушистого ковра на полу и сияющих хрустальными подвесками люстр и бра.

– Вот это хоромы! – щебетала она, бегая из спальни в ванную. – Обалдеть! Ни фига себе! Ванна в полу! Я такие только по ящику видела… А разве в замках бывают ванны?

– Я установил ее пару лет назад, – объяснил Анри.

– Поди, отвалили страшные бабки! – Она завистливо вздохнула. – И где вы только их берете?

– Дотти, у тебя сложилось превратное впечатление. Я же говорил: я много работаю. И как видишь, небезуспешно.

– Выходит, богатая жена вам ни к чему?

– Этого я не говорил.

– Но ведь вы отказали леди Дороти…

– Дотти, если мне не изменяет память, ты сама говорила, что это я ей не понравился.

– Как знать, может, познакомься леди Ди с вами поближе, она бы и передумала… – Дороти покосилась на Анри.

– Давай сменим тему! Сейчас мне не до леди Ди. Лучше подумаем, как убедить маму, что я влюблен в тебя без памяти.

– Не извольте беспокоиться! – Дороти закружила по комнате. – Уж я расстараюсь! Даже не верится: я в настоящем французском замке! Вот бы на меня посмотрели слуги Грантов…

– Забудь о Грантах! Дотти, сейчас ты моя невеста. – Анри замолк и потряс головой, словно сама мысль показалась ему совершенно абсурдной.

– Что с вами? – с участием спросила она. – Голова болит?

– Идет кругом! Как подумаю, во что ввязался… – Он вздохнул. – Раньше мне казалось, у нас все получится, а теперь…

– Думаете, из нашей затеи ни хрена не выгорит?

– Ничего не получится, – терпеливо поправил он ее. – Нет, Дотти, должно получиться. Только следи за своей речью, ладно? И вообще, больше помалкивай. – Он подошел к двери. – Пойду, подготовлю мать.

– Вас послушать, так я пугало, какое…

– Не в этом дело! Просто не хочется ее обманывать. – Он снова вздохнул, отгоняя неприятную мысль. – Итак, Дотти, встречаемся через полчаса в гостиной. И вот еще что: зови меня на «ты». Договорились?

– Ага. Мне переодеться?

– Не надо.

Дороти оглядела себя.

– И правда, какая разница? Эти ваши шмотки… Даром что дорогие, а так… ну просто не на что смотреть!

– Ах ты, неблагодарная дрянь! – Анри выскочил, грохнув дверью.

Дороти рассмеялась и подошла к зеркалу. Внезапно ей пришло в голову, а вдруг мадам Ромье узнает ее, ведь женщины намного интуитивнее мужчин… Хотя вряд ли, она видела ее только в детстве. Дороти нахмурилась. Впервые вся эта затея перестала ей нравиться.

В дверь негромко постучали. Дороти отошла от зеркала и открыла. У порога стояла женщина средних лет с седыми волосами и выразительными карими глазами. Она смотрела на Дороти с такой прямотой, что та сразу насторожилась. Мадам Ромье! Благодаря высоким каблукам и пышной прическе она казалась статной; держалась просто, но с достоинством.

– Добрый день! Вы Дотти? – спросила она на английском с легким акцентом.

– Да, это я. Добрый день! – Дороти сразу прониклась симпатией к женщине, которую смутно помнила с детства. – А вы… – она запнулась, – вы мама Анри?

– Совершенно верно. Анри хотел познакомить нас сам, а я подумала, хорошо бы для начала нам с вами немного поболтать.

Дороти посторонилась. Мадам Ромье вошла и села в кресло, а Дороти пристроилась на стуле у туалетного столика.

– Когда Анри на днях позвонил и сказал, что помолвлен, я очень удивилась. Раньше он никогда не говорил о вас, и я… и подумать не могла, что он может вот так сразу серьезно увлечься.

– Да, все вышло как-то сразу… – Дороти старалась говорить как можно меньше, чтобы не сказать что-либо вразрез версии Анри. – Вы же знаете, какие мужчины! Терпеть не могут, когда попадаются на крючок!

– А вы, Дотти, несомненно, произвели большое впечатление на моего сына. – Мадам Ромье улыбнулась. – Никогда не слышала, чтобы Анри говорил о женщине с такой нежностью.

– Правда? А что он сказал?

– Что вы красивая, неиспорченная, очень смешливая… и что он вас любит. – Она нервно забарабанила пальцами по подлокотнику кресла. – Теперь я понимаю, почему он так увлекся. Вы действительно очень красивая.

Повисла пауза. Дороти стало так стыдно, что она морочит голову этой милой женщине, что она чуть было, не призналась во всем, но тут мадам Ромье заметила:

– Анри сказал, что вы потеряли родителей и у вас нет никого из близких.

Вот, значит, как? Дороти вспомнила душераздирающую историю о матери с тремя детьми, брошенной отцом, об алкоголике-отчиме, который всех их нещадно бил, и все ее благие намерения разом улетучились. Значит, простая рабочая семья для Анри Ромье не подходит?! Отлично! Он заплатит за это!

– Простите меня за бестактность! – заволновалась хозяйка дома, заметив, что Дороти нахмурилась.

– Да нет, все в порядке. Я привыкла жить одна. – Она взбила волосы. – Я понимаю, вам не по душе, что Анри выбрал меня… Думаете, я ему не пара. – Она подняла глаза. – Но я не тупая… И постараюсь стать ему хорошей женой.

– Не сомневаюсь. Как я поняла, вы выросли в деревне и с детства работали… в поместье.

– Да, я была горничной. Чего ходить вокруг да около?! Я прислуга. И не стыжусь этого.

– Вы меня не так поняли! Честным трудом можно только гордиться. – Мадам Ромье улыбнулась. – Знаете, Дотти, а ведь прапрадедушка Анри был уличным торговцем.

– Да ну! И как же он вышел в люди?

– Убежал с дочкой богатого землевладельца!

– Ну и хват! – Дороти хохотнула. – А вам, поди, жаль, что Анри не последовал его примеру… Уж у кого-кого, а у леди Ди водятся деньжата!

– Как, вы о ней знаете?

– Слыхала краем уха, – нашлась Дороти. – Да и Анри как-то раз сказал, что вы очень хотели, чтобы он на ней женился.

– Хотела. Только все это в прошлом. Сын любит вас, и я рада видеть вас в своем доме.

– Вы очень добры ко мне.

– Было бы неразумно с моей стороны вести себя иначе.

Дороти не могла не восхищаться умом и тактом, с которыми мадам Ромье принимала явно неприятную для нее ситуацию. Она не одобряла выбор сына, но вела себя дипломатично, не желая вызвать его отчуждение. Дороти представила, как бы поступили на месте мадам Ромье ее родители, и усомнилась в том, что они проявили бы столь завидные мудрость и долготерпение.

– Здорово, что мы с вами поладили! – сказала Дороти. – Вот увидите, вам не будет за меня стыдно.

– Конечно, нет! Даже не думайте об этом. Главное, будьте самой собой, моя дорогая, и со временем во всем разберетесь.

– Или совсем запутаюсь.

Мадам Ромье усмехнулась и, встав с кресла, направилась к двери.

– Ну, мне пора. Пойду к Анри, а то он не знает, где я.

– А вы скажете ему, что мы уже познакомились?

– Конечно. У нас с сыном друг от друга секретов нет.

Это вы так думаете! – улыбнулась про себя Дороти. Ну и достанется же Анри на орехи от мамочки, когда все раскроется!..

Оставшись одна, она села на кровать и задумалась. Узнав мадам Ромье, она утратила к Анри всякое уважение. У него такая умная, чуткая мать, а он боится откровенно признаться, что не намерен жениться на той, которую не любит. И чем больше она думала об этом, тем невероятнее казалась вся его нелепая затея.

Взглянув на часы, Дороти поднялась, подошла к зеркалу, взбила еще разок свою немыслимую прическу и отправилась вниз. В холле она остановилась. Интересно, которая из дверей ведет в гостиную? Постучала в ближайшую. Не услышав ответа, вошла и оказалась в библиотеке.

У нее оставалось в запасе еще десять минут, и она решила заняться любимым делом – полистать книги. Взяв первую наугад и обнаружив, что это французский перевод стихов ее любимого Редьярда Киплинга, Дороти примостилась на широкий подоконник за тяжелую бархатную портьеру и так увлеклась, что забыла о времени.

Она не заметила, как в комнату вошли, и, только услышав голос мадам Ромье, поняла всю неловкость своего положения.

– Не спорю, Анри, Дотти милая девушка, но не пройдет и полугода, как она надоест тебе до смерти.

– Ошибаешься! Дотти не только красивая, но и способная. И у нее своеобразное чувство юмора… Мама, пойми, это не блажь! Дотти давно мне нравится.

– Давно? А я узнаю об этом по телефону?! Анри, ну разве так можно?! Я бы не стала настаивать на знакомстве с Дороти. Кстати сказать, она на самом деле такая страшная, как ты живописал?

– Не то слово!

Слушая рассказ Анри о жутком видении в окне, Дороти еле сдерживала смех, удивляясь, как легко он попался в расставленную ею ловушку. Впрочем, сам виноват – заранее был настроен на худшее!

– Бедное дитя! – посочувствовала мадам Ромье. – Девушка с такой невзрачной внешностью…

– Невзрачной? – возмутился Анри. – Я бы сказал, пугающей!

– Что поделаешь! – вздохнула мать. Судя по упавшему голосу, она смирилась с крахом своих надежд. – Только Дотти все равно тебе не подходит. Твой образ жизни вне ее понимания. Она живой человек, а не красивая игрушка. Поверь моему опыту, ты можешь сделать ее, сам того не желая, очень несчастной.

Последовала напряженная пауза. Дороти надеялась, что Анри молчит из чувства вины. Ну конечно! Теперь, когда мадам Ромье смирилась с тем, что он не собирается жениться на Дороти Грант, он просто обязан во всем признаться. Вот и прекрасно! Тогда и она во всем признается. Но Анри сказал:

– Мама, пойми, я люблю Дотти и хочу на ней жениться. Давай не будем больше обсуждать эту тему, хорошо? Лучше пойдем к ней!

– Ну ладно. – Элен тяжко вздохнула. – В конце концов, это твоя жизнь. Поступай, как знаешь…

– Мамуля, ты у меня прелесть!

Дверь затворилась, и Дороти выбралась из своего укрытия. Какой лицемер! А какой трус! Ну, раз так, придется насолить ему как следует! Дороти быстро поднялась к себе и встала перед зеркалом. В туалетах, купленных Анри, она выглядела как настоящая дама, а одежду Дотти отправили в мусорный ящик… Что делать? Испортить то, что есть.

Расстегнув красную блузку до талии, Дороти стянула ее широким зеленым поясом от другого платья. Этого ей показалось мало, и она маникюрными ножницами разрезала юбку по боковому шву чуть ли не до бедра. Неплохо для начала… У Анри глаза на лоб полезут!

Потом занялась прической. Зачесав волосы наверх, перехватила их красной ленточкой с воротника блузки. Отлично! Ну чем не официантка из дешевой забегаловки? Вытащила из сумки флакон духов, открыла и щедро брызнула себе за уши – божественный аромат! Потом брызнула еще и еще – пока ее саму не замутило.

Вполне довольная собой, она поспешила вниз.

Убийственный взгляд, которым наградил ее Анри, когда она впорхнула в гостиную, не произвел на нее должного впечатления. Но, заметив наморщенный нос Элен, Дороти почувствовала себя виноватой и решила компенсировать свой шокирующий вид мягкостью манер.

– Надеюсь, я не опоздала? – спросила она в воздух.

– Ну что вы! – любезно отозвалась хозяйка. – Дотти, будете кофе? Или предпочитаете чай?

– Нет, лучше кофе. Спасибо. Я от него балдею.

Анри подошел к ней, чихнул и чуть не выронил из рук чашку. Дороти с интересом взирала, как он судорожно извлек из кармана носовой платок и зажал нос.

– Какого черта?! – прошептал он. – Ты что, опрокинула на себя весь флакон?

– Думаешь, многовато? – удивилась Дороти. – А мне в самый раз… Обалденный запах! Я брызгала, брызгала и все никак не могла остановиться.

Издав нечленораздельный звук, Анри подбежал к окну, распахнул ставни и несколько раз глубоко вдохнул.

– Извините, что так вышло! – обратилась Дороти к Элен. – А вам тоже нехорошо от этих духов?

– На мой вкус, у них несколько резковатый запах, Дотти. Духами надо пользоваться осторожно, по капельке… Чтобы создалось впечатление, будто это естественный аромат вашей кожи.

– А мне и невдомек! В другой раз так и сделаю. – Дороти покосилась на Анри. – Хочешь, я их смою? Сейчас пойду и…

– Потом! – оборвал ее он. – А заодно наденешь что-нибудь приличное.

– Анри! – Мадам Ромье с упреком взглянула на сына. – Не будь таким грубым.

– Просто я хотел сказать, что Дотти очень красивая и ей незачем наряжаться как… как… – И он замолчал, не сумев подобрать нужные слова.

Мадам Ромье пристально посмотрела на Дороти.

– Когда я увидела вас наверху, вы выглядели не столь… экстравагантно. Из чего я делаю вывод, что подобным образом вы пытаетесь что-то доказать моему сыну.

– Попали в самую точку! – Дороти в очередной раз поразилась проницательности этой женщины. – Пусть знает, будет меня доставать, сделаю все наоборот! Назло.

– Ну что, дорогой? Понятно?

– Яснее ясного! – Анри сел за стол и с обидой поджал губы. – Мама, может, займешься Дотти сама?

Мадам Ромье с лукавой улыбкой переглянулась с Дороти, и та снова пожалела, что не может быть самой собой. Вздохнув, села за стол и взяла с серебряного подноса крошечный эклер.

– Вкуснотища! – Она потянулась за вторым. – Обожаю сливочный крем!

– И при этом в прекрасной форме!? – заметила Элен. – Завидую. Вот что значит молодость! И никаким спортом заниматься не надо…

– Ну почему? Спорт я люблю. Плавание, верховая езда… – Дороти осеклась, но было уже поздно.

Анри расхохотался.

– Говоришь, плавание и верховая езда? Интересно! А я думал, ты занималась мытьем полов и вытиранием пыли.

– Занималась. А что, по-твоему, прислуга не может заниматься спортом?

– Верховой ездой?

– А у меня был дружок конюх, – на ходу врала Дороти.

– Дотти, вы любите плавать? У нас есть бассейн. Правда, конюшни нет. Анри в детстве сбросила лошадь, и с тех пор он к ним не подходит.

– Надо было сразу посадить его обратно, – авторитетным тоном заметила Дороти. – Привык бы как миленький!

– С сотрясением мозга? – нарочито спокойно уточнил Анри, и Дороти пришлось оставить последнее слово за ним.

– Анри, я хотела сказать, завтра у нас будет небольшая вечеринка. Хочу представить Дотти нашим близким друзьям.

– Это еще зачем?! – Анри вскочил, чуть не опрокинув изящный столик. – То есть я… я думал, пусть она сначала устроится и пообвыкнет…

– Боишься, распугаю всех гостей? Будто я пугало, какое, – обиделась Дороти.

Анри открыл рот достойно ответить, но в дверях появился Пьер с сообщением:

– Месье, вас к телефону.

Анри выразительно взглянул на Дороти – чтобы в его отсутствие не сболтнула чего лишнего – и вышел. Впрочем, волновался он напрасно: у Дороти не было ни малейшего желания расстраивать Элен Ромье. Она с безмятежным видом уплетала пирожные и попивала кофе.

– У вас красивые волосы, – заметила Элен. – И такого необычного цвета…

– Да нет, просто это лак такой, – объяснила Дороти, радуясь возможности хоть в чем-то быть откровенной. – А волосы у меня рыжие… Думаете, без лака будет лучше?

– Пожалуй. Хотя, если выбрать более строгий стиль одежды, цвет волос будет не так… бросаться в глаза.

Дороти молча кивнула. Жаль, нельзя признаться во всем Элен!.. Интересно, а что скажет Анри, когда все раскроется? Разозлится на нее за розыгрыш или посмеется вместе с ней? Хорошо, если они расстанутся друзьями…

Расстанутся? Друзьями? И только?! Дороти гнала и не могла отогнать неприятную мысль. Зачем забегать вперед? Ее пребывание здесь и без того обещает быть мучительным… Кто знает, что уготовила ей судьба? Дороти помрачнела. А ведь судьба здесь ни при чем! Сама заварила кашу…

6

На следующий вечер в летящем шифоновом платье оливкового цвета Дороти чинно вошла в гостиную, где ее с нетерпением ждали гости, чтобы, наконец, увидеть счастливицу, которой удалось заманить в брачные узы Анри Ромье.

Чуть раньше к ней в комнату заходила Элен и со свойственным ей тактом посоветовала, во что одеться.

– Дотти, только не подумайте, что я вмешиваюсь, но ведь вы сами сказали, что не прочь, если я помогу вам в выборе подходящего к случаю туалета?

– Буду премного вам благодарна. – Дороти открыла шкаф. – А то вдруг опять оплошаю…

– У вас прекрасный гардероб, – заметила мадам Ромье.

– Это Анри мне купил. И выбирал все сам… Он точно знает, как я должна выглядеть.

– Просто он хочет, чтобы одежда вас украшала. – Элен окинула Дороти взглядом. – Вы позволите дать вам совет?

– Конечно. Вы же мне добра хотите.

– На мой взгляд, вам следует изменить прическу. Хотите, пришлю вам свою горничную Жанетт? У нее золотые руки.

– Только с ножницами я ее и близко не подпущу!

– Ну что вы! А если вам не понравится, переделаете все по-своему.

– Вот здорово! – обрадовалась Дороти. – Спасибо вам. Вы такая душка!

Вспоминая эту сцену, Дороти шла по гостиной под прицелом любопытных глаз. Анри поспешил взять ее под руку, и она в душе усмехнулась. Пожалуй, стоит дать ему немного расслабиться, а то, того и гляди, наживет язву!

– Дотти, ты неотразима! – шепнул он. – Надеюсь, и поведение будет под стать?

Наконец-то! Дождалась комплимента, хотя и сомнительного! Вот за это он получит! Подведя! Анри к столику с напитками, где слуга в парадной униформе разливал шампанское, Дороти громко, на всю гостиную, спросила:

– Кто хочет бухнуть?

Анри побледнел от ужаса, но быстро нашелся и выдавил со смешком:

– Дотти у меня такая шутница!

Стиснув ее локоть, он обошел с ней гостиную и представил гостям. Судя по скорости передвижения, «жених» смертельно боялся, что Дотти успеет сказать что-то кроме «добрый вечер».

Наконец Анри усадил ее в укромном уголке, подальше от гостей, и ей пришлось признать, что он ловко выкрутился из затруднительного положения. Ну, ничего! Пусть не думает, что с ней так просто сладить. У нее еще кое-что припасено на десерт!

Появились новые гости. Элен пошла, поздороваться с ними, и Анри хотел было последовать ее примеру, но передумал: не рискнул оставить Дороти без присмотра. Она вскочила и, опередив его, ринулась к буфету, где были разложены закуски.

– Чего желаете, мадемуазель? – спросил ее жизнерадостный краснощекий мужчина на английском с заметным акцентом.

Дороти указала пальцем на хрустальную вазу с черной икрой и, наморщив носик, спросила:

– А это что еще за козявки?

Лицо у мужчины сделалось багровым.

– Да это же черная икра! Пища богов! – Зачерпнув серебряной ложечкой, он положил икру на тарелку, добавил тонкий ломтик поджаренного хлеба, завернутого, чтобы не остыл, в салфетку, и вручил ей.

Хихикнув, Дороти обмакнула палец в икру и, облизнув, громко заявила:

– Ну и дрянь! Живая соль, да еще и воняет рыбьим жиром!

По тяжелому дыханию над ухом она поняла, что Анри рядом, обернулась и, помахивая испачканным икрой пальцем, нежно спросила:

– Любимый, что же ты меня бросил? Хочешь лизнуть?

– Хочу. И пальчик, и всю ручку! – невозмутимым тоном ответил он и улыбнулся краснощекому гурману. – Мадемуазель Дотти неисправимая юмористка. Ее нельзя принимать всерьез.

Тот недоуменно покосился на юмористку и отошел, а Анри взял у Дороти тарелку и сладким тоном предложил:

– Хочешь, я за тобой поухаживаю, любовь моя?

– Хочу. А как?

– Удавлю на месте, – прошипел Анри.

Дороти не выдержала и, выпав из образа, от души расхохоталась. Анри подозрительно прищурился, а она, разозлившись на себя за оплошность, постаралась отвлечь его внимание. Толкнув Анри в бок, громко завопила:

– Смотри, кто к нам пришел! Мишель! – Искренне радуясь появлению хоть одного знакомого лица, она чуть ли не бегом направилась к нему навстречу. – Здорово, что вы пришли! Здесь скука смертная, а гости такие зануды, будто пропахли нафталином. Взять бы и вывесить на веревку проветриться!

– А вас нарисовать и поместить в рамку! – не сводя с нее восхищенного взгляда, сказал Мишель. – Дотти, вы просто картинка!

– Все дело в новой прическе. Я рада, что вам нравится.

Жанетт, взглянув на ее волосы, сразу предложила смыть лак, но Дороти приводить волосы в естественное состояние наотрез отказалась. Немало удивившись, Жанетт удовольствовалась тем, что гладко зачесала волосы, скрутила их в жгут и мастерски уложила на макушке узлом.

Как только за горничной закрылась дверь, Дороти, решив, что стильная строгая прическа яркой личности Дотти не подойдет, извлекла на висках прядки и завила локонами.

Мишель взял ее за локоть и подвел к канапе.

– А я не ждала вас раньше выходных, – сказала Дороти. – Какой приятный сюрприз!

– А для Анри, похоже, неприятный! – усмехнулся Мишель. – Он пепелит меня взглядом.

– Анри такой зануда! Не пойму, как вы дружите с этим типом.

– Дотти, вы не правы. Анри совсем не такой.

– Тогда почему он меня все время достает?

– Это все нервы. Ему неприятно обманывать мать.

– А кто его неволит? Взял бы, да и признался!

– Теперь уже поздно. Раз уж Анри влип в эту историю, то непременно доведет ее до конца.

– И вы туда же! Влип в историю… Неужто я такая ужасная?

Мишель улыбнулся.

– Лично я считаю, что вы прекрасная!

– Да вы никак заигрываете со мной?

– А вы против?

Дороти окинула Мишеля пристальным взглядом. В элегантном смокинге и нарядной белой рубашке он выглядел истинным франтом. Но тепло и сочувствие, исходившие от него, подсказали Дороти: перед ней не просто прожигатель жизни.

– Что же вы медлите с ответом? – поддразнил ее Мишель. – Я сгораю от нетерпения.

– Хочу понять, какой вы на самом деле.

– Время покажет. Дотти, считайте меня своим другом, хорошо?

– Хорошо.

– Ну а раз мы друзья, предлагаю перейти на «ты».

Дороти чувствовала, что нравится Мишелю, и прекрасно понимала, что случится, если он узнает, кто она на самом деле. Ну почему в жизни все так сложно! Спрашивается, чем плох Мишель? Всем хорош! Только оставляет ее совершенно равнодушной, не то, что один красавчик-брюнет с серыми глазами… Дороти ужаснулась своим мыслям. Неужели она влюбилась в этого зловредного типа?!

– Почему ты нахмурилась?

– Думаю о том, что будет.

– Дотти, у тебя все будет замечательно.

– Трех тысяч надолго не хватит.

– Трех тысяч франков?

– Нет, фунтов. Анри обещал мне их за эту работенку. Никак не решу, что с ними делать. – Дороти действительно не представляла, как бы распорядилась такими деньгами Дотти.

– Это немалые деньги. Надо положить их в банк или купить акции.

– Еще чего! Лучше махну в круиз. И словлю богатенького мужа! – Заметив, что Мишель приподнял бровь, обиженно буркнула: – Думаешь, мне слабо?

– Напротив. Думаю, ты можешь заполучить любого мужчину, какого только пожелаешь. – Мишель заглянул ей в глаза. – Дотти, мне бы хотелось познакомиться с тобой поближе. Обещай, что не пропадешь из виду, когда вы с Анри закончите игру.

– Да я пока что на Луну не собираюсь.

– А может, останешься в Париже?

– Это еще зачем?! Я не девушка для досуга, так что ничего такого не думай!

– Ничего такого я и не думаю. По-моему, ты очень милая и совсем не такая развязная, какой почему-то хочешь казаться.

Хорошо, что Анри не отличается проницательностью, порадовалась Дороти. Куда ему! Он слишком эгоцентричен. Если вдуматься, в нем нет ни одной привлекательной черты характера. Обернувшись, она увидела, что Анри разговаривает с какой-то худенькой блондинкой. Нет, внешне этот тип на редкость привлекателен! Но ведь серьезные отношения не могут основываться на голой физиологии. Этого мало. Боже праведный! Она снова думает все о том же – оценивает Анри как потенциального мужа! Нет, вся эта затея чистое безумие!

– Дотти, что с тобой? – Мишель погладил ее по ладони. – Ты меня слушаешь?

– Да, – солгала она. – И думаю над тем, что ты сказал.

– Вот и хорошо! Если вдруг решишь остаться в Париже, я найду тебе работу. Ты только скажи, что тебе больше по душе: быть моделью, секретаршей или еще кем-нибудь… Я тебе помогу. У меня есть кое-какие связи.

Вжившись в образ, Дороти уставилась на Мишеля и с ехидцей уточнила:

– Говоришь, буду работать? И кем же, к примеру? – Она хохотнула. – Хочешь затащить меня в койку? Так прямо бы и сказал! А то распустил хвост: модель, секретарша… Поищи другую дурочку!

– Дотти, ты мне нравишься, и я этого не скрываю. Но я на самом деле хочу тебе помочь! И ты достаточно умна, чтобы устроиться на любую работу.

Если бы это сказал Анри! – подумала Дороти, подавив вздох, а вслух сказала:

– Я хочу стать такой, чтобы Анри на самом деле захотел на мне жениться.

– Ты в него влюбилась? – упавшим голосом спросил он.

– Еще чего! Просто мне нравится, как он живет. Может, если я научусь всем этим вашим штучкам, я сумею его окрутить?

Мишель онемел от изумления.

Наблюдая за гаммой чувств на его лице, Дороти поняла, что окрутить Мишеля не составит большого труда. Только диковатость Дотти удерживает его от решительного шага, хотя подсознательно он уже понимает: она не та, за кого себя выдает. А Анри думает лишь о том, как обмануть мать, и в результате обманывает, прежде всего, себя самого!

– Давай не будем забегать вперед. – Она пожала плечами. – Пока я невеста Анри.

Мишель не успел ответить: вошел Пьер и объявил, что ужин подан. Краем глаза Дороти заметила, что Анри отошел от невзрачной блондинки и направляется к ней.

– Привет! – Мишель расплылся в улыбке. – Старик, ничего, что я нагрянул без приглашения?

– Все в порядке. – Анри буравил Дороти взглядом. – Ну чем не ангелочек? Пока не откроет ротик и не ляпнет что-нибудь непотребное.

– Анри, ты слишком суров к Дотти. По-моему, она неплохо справляется с ролью невесты.

– Зато жених ведет себя кое-как! – вставила Дороти. – Бросил меня и обхаживает Мисс Плоскую Грудь.

– Ревнуешь? – самодовольно хмыкнул Анри.

– Размечтался! Просто я думала, мы приехали убедить твою мать, будто мы с тобой пара голубков, а ты только и делаешь, что облизываешься на пару тощих сисек!

Анри опустил глаза на подчеркнутую тонким шифоном аппетитную грудь Дороти.

– Если бы я облизывался на твои прелести, моя дорогая, я потерял бы голову!

– Было бы что терять! – парировала она.

– Три – два в пользу Дотти! – хохотнул Мишель. – Старик, признавай поражение и веди даму к столу.

Со страдальческим видом Анри протянул ей руку и повел в столовую. Грациозно шагая рядом с ним, Дороти обдумывала дальнейшие планы мщения. Во всяком случае, аппетит она «женишку» подпортит основательно, не будь она Дороти Грант!

Столовая, хоть и небольшая, была очень уютной: старинная резная мебель, лепной потолок с позолоченными ангелами и херувимами… На столе благородным блеском посверкивало столовое серебро, и искрились хрустальные бокалы. У каждого прибора – серебряная подставка с именной карточкой гостя.

Обнаружив, что она сидит за столом наискосок от Анри, Дороти сначала расстроилась, а потом обрадовалась: с такого расстояния он не сможет пинать ее под столом.

Когда на первое подали суп из мидий с горячими булочками, Дороти поняла: настал ее звездный час. Вместо того чтобы отломить от булочки кусочек, она резанула ее пополам – раздался пренеприятный скрип ножа по тарелке, и она как ни в чем не бывало одарила «жениха» безмятежной улыбкой.

Сурово сдвинув брови, Анри отломил кусок от своей булочки, незаметно показывая ей, как это надо делать. Потом положил кусок в рот, а за ним поднес ложку супа.

Дороти взмахнула ресницами и с завидным усердием стала измельчать булочку, а потом опрокинула все в тарелку с супом и основательно размешала. Пожилой мужчина слева от нее следил за всем этим действом, не отрывая глаз, а у Анри был такой вид, будто его вот-вот хватит удар.

Филе морского языка Дороти не воодушевило, зато молодой картофель, поданный на гарнир, оказался как нельзя кстати. Раздавив каждую картофелину вилкой, она сдобрила все маслом и энергично размешала.

– Так принято в Англии? – осведомился молодой человек справа от нее, прервав на самом интересном месте нескончаемую рыбацкую историю.

– Можно по-всякому, – авторитетно объяснила она, – но мне так лучше нравится. – Подняла бокал обеими руками, одним махом осушила его и причмокнула.

Дороти разошлась вовсю: резала мясо рыбным ножом, а рыбу мясным, залезла десертной ложкой в зеленый горошек, поданный к отбивным из молодого барашка… Подумала, может, стоит бросать кости через плечо в духе Генри VIII, но, поразмыслив, решила, что это перебор, и довольствовалась тем, что смачно обгладывала каждую косточку, предварительно завернув ее в салфетку.

Большинство гостей, надо отдать им должное, не обращали на нее никакого внимания, и Анри, понимая, что Дотти ничем не остановить разве что силком вытащить из-за стола, – сохранял завидный стоицизм.

Решив, что она неплохо порезвилась, во время десерта Дороти сделала перерыв: мороженое пралине и парниковые персики прошли относительно спокойно. Она старательно делала вид, что не понимает, о чем говорят окружающие, и удержалась от смеха, слушая анекдот на французском языке.

Когда в гостиной подали кофе, Анри подошел к ней.

– За столом ты превзошла саму себя! – прошипел он. – Таких диких манер я в жизни не видел!

– Опять не слава Богу!.. Ну что я опять не так сделала?

– Проще сказать, что ты сделала так, как надо. Дотти, чем раньше ты усвоишь правила хорошего тона, тем лучше. Вечером зайду к тебе и…

– Еще чего! Знаю я ваши правила хорошего тона! Я девушка честная и никаких глупостей не…

– Заткнись! – процедил он. – Меня от тебя тошнит!

Пожалуй, она переборщила… В планы Дороти входило влюбить Анри в себя, и последнее его высказывание не привело ее в восторг. Все! С завтрашнего дня будет вести себя пристойно и приступит к обольщению.

– Анри, давай не будем ругаться! – нежно сказала она, решив, что можно начать и сегодня. – Я из кожи вон лезу, чтоб тебе понравиться, а ты… Обидно!

– Ты мне нравишься, – пробормотал он. – Только мне с тобой… очень трудно.

Можно подумать, ей легко!.. Мать права: играть на сцене легче, чем в жизни. Дороти мечтала о той минуте, когда, наконец, останется одна, в своей комнате, где не надо притворяться. Она покосилась на часы: начало одиннадцатого… Уйти с вечеринки, устроенной в ее честь, нельзя: придется потерпеть.

Подавив зевок, Дороти изобразила скучающий вид. Надо было сказать, что она работала во Франции или что у нее отец француз. Удивительное дело! С какой легкостью у нее с языка соскакивают разные небылицы и с какой готовностью Анри все это проглатывает!

В этот момент Мисс Плоская Грудь подошла к ним и, притворно улыбнувшись Дороти, подсела к Анри. Тот повернулся к ней, и Дороти взбесило не столько его равнодушие к «невесте», сколько бесстыдное заигрывание этой невзрачной девицы.

Дороти отпила глоток кофе и чуть не выдала его обратно: кофе был обжигающе горяч. Она наклонилась поставить чашку на столик и не поверила глазам: на колене Анри лежала костлявая ладонь с длинными ярко накрашенными ногтями. Ну, это уж слишком! Сделав вид, что потеряла равновесие, Дороти ловко опрокинула чашку на колени блондинке. Взвизгнув с перепугу, та вскочила, и темное пятно расползлось по подолу платья.

– Ой-ой! Какая жалость! – запричитала Дороти. – Ну надо же! Извините меня! Эк меня угораздило…

Блондинка молча таращила на нее глаза. Подоспела Элен с озабоченным видом.

– Эмма, пойдем ко мне в комнату. Переоденешься пока во что-нибудь. А платьем займется Жанетт. Она у меня такая мастерица! Вот увидишь, будет как новенькое.

– Нет! Такое пятно не выведешь ничем, – жалобным тоном сказала Эмма, метнув на Дороти злобный взгляд. – Платье испорчено!

– Не переживай. Купим тебе новое, – сказал Анри. – Хочешь, поедем вместе, и я помогу тебе выбрать?

Эмма довольно улыбнулась и удалилась с хозяйкой, а Дороти, как ни в чем не бывало, уселась на свое место, заметив краем глаза, что у Анри нервно подергивается рот.

– Ну, ты и дрянь! – шепнул он. – Ведь ты подстроила этот несчастный случай?

– Жаль на тебя не опрокинула!

– Вот бы и опрокинула, – ухмыльнулся он. – Дешевле бы было! Эмма своего не упустит. Могу себе представить, какое платьице она себе выберет!

Дороти покосилась на Анри и поняла, что ее выходка его рассмешила. Кто бы мог подумать! Какой же он обаятельный, когда не сердится! Жаль только, случается это крайне редко…

Через четверть часа возвратилась мадам Ромье – уже без Эммы – и сказала, что пятно сошло полностью, но платье так намокло, что Мишель повез ее домой. Постепенно гости начали расходиться, и Анри снова помрачнел.

Интуиция подсказывала Дороти, что его удручает ее жуткое поведение за ужином. Да, сегодня она явно хватанула через край! Как только за последним гостем закрылась дверь, Дороти устремилась к лестнице, но Анри пресек ее попытку к бегству.

– Не спеши, любимая! Неужели ты не хочешь побыть с женихом наедине?

– Не буду вам мешать! – тактично заметила мадам Ромье. – Спокойной ночи! – И она ушла, пряча улыбку, в полной уверенности, что голубки начнут ворковать.

Анри схватил Дороти за запястье, привел в гостиную и закрыл дверь.

– Для меня не новость, что умом ты не блещешь, – процедил он сквозь зубы. – Но я уверен, ты не такая дебилка, какую из себя строишь.

– О чем это ты? – насторожилась Дороти.

– О чем? – рявкнул он. – О спектакле, который ты устроила за ужином. Какого черта ты прикидываешься слабоумной?! – Он схватил ее за плечи. – Чтобы горничная не умела пользоваться ножами и вилками? Не верю! А зачем покромсала булку в суп? Зачем?! – И он начал трясти ее. – Что происходит? В ресторане ты вела себя вполне пристойно! Отвечай! В чем дело?

– Ты уверен, что я дура набитая, вот я так себя и веду! – нашлась Дороти.

От изумления Анри опустил руки.

– Ты права. Я сам во всем виноват. Я должен был помочь тебе, а не унижать. Видно, я переоценил свои возможности. Пигмалион из меня не получился.

– Кто-кто не получился?

– Долго объяснять… – Он улыбнулся. – Хотя помнится, ты смотрела «Мою прекрасную леди»? И даже затащилась.

– Так бы сразу и сказал! – Дороти кивнула. – Хотел меня переделать, да?

– Хотел. – Он посмотрел на нее долгим взглядом. – Дотти, если бы ты только знала, какая ты красивая без этой дурацкой краски…

– А я люблю все яркое! – возразила Дороти и, поднявшись до высот артистизма, умудрилась выдавить две-три слезинки.

– Дотти, прости меня! Я не имею права критиковать твой вкус. Прости, что наговорил тебе много неприятного, но ведь это для твоего же блага…

– Как же, для моего! – Она жалостно шмыгнула носом. – Да я для тебя ничего не значу. Нанял меня, а ведь мог нанять любую другую… Вот сделаю дело, и ты обо мне и не вспомнишь.

– Не вспомню? – Анри нахмурился и потер пальцем подбородок, словно задумался над этим сам.

Дороти обратила внимание на синеву отросшей щетины, и ей вдруг пришло в голову: интересно, когда он бреется? Перед сном или утром?

– О чем ты думаешь? – спросил Анри.

– Когда ты бреешься? – не подумав выпалила она.

Анри расхохотался.

– Неожиданный вопрос! Зависит от обстоятельств. Если сплю не один, то вечером. Ну что, Дотти, я удовлетворил твое любопытство?

Дороти вспыхнула до корней волос и опустила глаза. Ну, кто ее за язык тянет! Какая же она дура!

– Кто бы мог подумать, что тебя так легко вогнать в краску!

– Вовсе нет! Просто вся эта дурацкая затея и… и ты такой странный…

– Ты тоже. И все время разная… – Он пожал плечами. – Дотти, пойми, мне с тобой очень трудно. Ты для меня как инопланетянка!

– Скажи лучше – дебилка! Конечно, я дремучая, с дикими манерами…

– Ну вот, заводишься с пол-оборота! Манеры дело наживное… У меня масса знакомых дам с изысканными манерами, но при этом у меня с ними нет ничего общего.

– Ну и что из того? Все равно женишься ты на одной из них! Ведь не на такой же, как я?

Анри смутился.

– Ты права, Дотти. Как правило, люди сближаются с теми, кто разделяет их интересы и взгляды.

– А с чего ты взял, что я их не разделяю? Тебе и в. голову не придет со мной поговорить! А я способная! Я могу стать такой, какой ты захочешь. – Дороти решила перейти к обольщению: подняла руки и поправила прическу, чтобы обратить внимание на свою грудь.

Анри перевел дыхание, но совладал с собой и спокойно сказал:

– Дотти, сейчас я хочу, чтобы все оставалось как есть и ты играла роль моей невесты.

– А потом? – Она провела кончиком языка по нижней губе.

– Потом я… – У него сел голос. – Дотти, зачем думать о том, что будет потом? Чем плохо сейчас? – Он протянул к ней руки, и Дороти, увидев в его глазах то же желание, что испытывала сама, позволила обнять себя. Анри увлек ее на канапе. – Ты сводишь меня с ума! – шептал он жарким шепотом. – Когда я вижу тебя, я… – Он нежно гладил ей плечо, и его рука опускалась все ниже и ниже. – Дотти, я не думаю о том, что будет завтра. Для меня есть только сегодня и важно только то, что происходит сейчас.

Его пальцы осторожно поглаживали грудь, томившуюся под тонкой тканью платья, и Дороти, пробормотав что-то бессвязное, повернула к нему лицо и приоткрыла губы. Анри прижался к ним, лаская ее рот языком и распаляя желание. Она затрепетала, прильнула к нему и, забыв обо всем, отвечала поцелуем на поцелуй, лаской на ласку, пока не почувствовала, что его рука скользит по ее бедру, поднимаясь все выше и выше. Дороти напряглась и сбросила его руку.

– Я слишком спешу? – спросил Анри. – Дотти, я так тебя хочу, что не могу больше сдерживаться.

Дороти отпрянула и оттолкнула его с такой силой, что он очутился на полу.

– Какого черта? – Он смотрел во все глаза, как она вскочила и поправляет платье. – Дотти, в чем дело?

– Думаешь, тебе все можно? – Она дрожала от негодования и сгорала со стыда. – Я тебя поцеловала, а ты подумал, что я… Меня от тебя тошнит!

Анри поднялся, на ходу застегивая пряжку ремня из крокодиловой кожи.

– Извини. Я был не прав! – небрежно заметил он. – Дотти, но ведь ты могла просто сказать «нет». Ведь я не насильник.

– Приятно слышать. – Она чувствовала себя идиоткой.

– И мне показалось, ты ничего не имела против нашей близости. – Анри накинул пиджак и направился к двери. – Ну что же, все целы и невредимы. Пойдем спать? Каждый в свою кровать, само собой разумеется.

Дороти молча поднялась наверх и, лишь войдя в свою комнату, осознала, что виновата в случившемся ничуть не меньше Анри. Нет, это она во всем виновата! Сама его спровоцировала, флиртовала вовсю… А потом принялась изображать оскорбленную невинность! Вот дура!

7

На следующий день Мишель вернулся в Париж, Анри занимался хозяйственными делами, мадам Ромье благотворительностью, а Дороти, предоставленная самой себе, наслаждалась покоем: бродила по саду и сидела в библиотеке, скрываясь от Анри.

– Бедная Дотти! Ты, верно, изнываешь от скуки, – сказал он в пятницу, столкнувшись с ней возле своего кабинета, где подолгу сидел с управляющим.

Дороти промолчала, решив держать язык за зубами. Пусть лучше ее жалеет!

– Нет, на самом деле, чем ты занимаешься целыми днями?

– Гляжу в потолок. А ведь могла бы заняться делом.

– Например?

– Да хотя бы убралась в доме.

Анри поморщился, и Дороти с трудом сдержала улыбку.

– На это есть прислуга. А ты моя невеста.

– Ну, разреши мне делать хоть что-нибудь полезное. Можно пойти с тобой посмотреть виноградники?

– Смотреть там нечего.

– А сам проводишь там целые дни!

– Дотти, я работаю, а не любуюсь пейзажем.

– Разреши и мне поработать! Я люблю возиться в саду.

– Я тоже. – Он усмехнулся и продемонстрировал исцарапанные пальцы. – Вряд ли тебе это понравится.

– А я надену перчатки.

– Какая же ты настырная! Нет, Дотти! – Он потрепал ее по щеке. – И не принимай такой убитый вид. Завтра приедет Мишель, и мы прокатимся в Ле-Крозе. Пообедаем, там потрясающие пирожки.

– А Мишель всегда так часто к вам приезжает?

– Нет. Думаю, причина в тебе.

– Тогда сделай вид, будто ревнуешь.

– Зачем?

– Как зачем? Ведь я твоя невеста и все думают, что ты в меня влюблен.

– Ах, ну да! Ладно. Если он будет снова пожирать тебя глазами, я стану скрежетать зубами. Идет?

Дороти загрустила: Мишель в нее влюбился, а Анри это ничуть не волнует! Неужели она ему совершенно безразлична?

Анри спешил по делам, а она шла рядом, украдкой им любуясь. Он был в рабочем костюме—в джинсах и клетчатой рубашке, а по вечерам всегда надевал темные слаксы, белые рубашки и пиджаки – серый или синий под цвет глаз. Когда он смотрел на нее своими пронзительными серыми глазами, у нее сладко замирало сердце.

Дороти нахмурилась: все намного сложнее, чем она предполагала. Чем дольше она играла Дотти, тем сложнее становилось быть самой собой. Ну а если утратить свое «я», можно, поддавшись чувствам, стать очередной жертвой этого сердцееда. Значит, надо скорее поставить его на колени и бежать!

– Ты что такая серьезная?

– Думаю о будущем.

– О будущем?

– Ну вот, опять не так сказала! А какая разница? – Она раздраженно передернула плечами. – Ведь ты же меня понял.

– На этот раз понял. Но в большинстве случаев не понимаю. – Он с явным одобрением рассматривал ее неброский макияж и аккуратную прическу. – Дотти, а ты пришлась здесь ко двору. Даже удивительно. Тебя любит вся прислуга. Пьер так и вовсе от тебя без ума. А с ним это редко бывает… Мама спросила, назначили ли мы день свадьбы.

Дороти с трудом скрывала переполнявшую ее радость.

– Смотри не перехвали, а то еще сам ко мне привяжешься!

Она ожидала ответной шутки, но, к ее удивлению, Анри помрачнел и тихо сказал:

– Ну, это вряд ли! Ведь я люблю другую.

От неожиданности Дороти остановилась.

– И давно?

– Уже полгода.

Ее охватило отчаяние.

– Полгода? Но тогда в лесу, когда ты предложил мне сыграть роль невесты, ты говорил, что жениться не собираешься.

– Тогда я тебя совсем не знал и не мог обсуждать с тобой подобные вещи, – отведя глаза, сказал он. – А потом Эдит не хочет, чтобы о нашей помолвке узнали, пока она не получит диплом. Она перешла на последний курс, изучает литературу…

Дороти смотрела на него и чувствовала, как в ней растет раздражение. Да если бы она знала, что у него есть невеста, ни за что на свете не согласилась бы на эту безумную затею! Ее бросило в дрожь и захотелось причинить ему такую же боль. Хотя с какой стати ей страдать из-за человека, который для нее ровным счетом ничего не значит, да еще и тайно помолвлен с какой-то Эдит? Впрочем, обидно, что он перепутал ей все карты…

– Так что не волнуйся, я к тебе не привяжусь, – прервал паузу Анри.

– А я и не волнуюсь, только не пойму никак, к чему такие тайны? Разве помолвка помешает ей закончить учебу?

– Может, и помешает. Дело в том, что мать Эдит особа довольно странная… Если узнает, что мы помолвлены, наверняка будет настаивать на том, чтобы Эдит бросила учебу и вышла за меня замуж. Пока я не передумал.

– Что ж тут странного? – Дороти хмыкнула. – Мудрая женщина! С тебя станется…

– Ничего подобного! Эдит просто прелесть, и я готов ждать ее сколько угодно.

– А она знает обо мне?

– Разумеется.

– Интересно, что ты ей наплел?

– Все как есть. И мой рассказ ее весьма позабавил.

– Позабавил? – Дороти усмехнулась. – Значит, с юмором у нее все в порядке?

– В полном. И со всем остальным тоже.

– Ну и где же ты встретил девушку своей мечты?

– Они раньше жили по соседству, а лет десять назад, после смерти ее отца, Эдит с матерью переехала в Париж. До прошлого года мы не виделись, а потом как-то встретились на одной вечеринке. Я сразу понял: из Эдит выйдет прекрасная жена. Вот почему я готов ждать.

И резвиться на стороне, уточнила Дороти про себя, припомнив подслушанный разговор. Двуличная скотина! Ловко же он устроился: обзавелся серьезной девушкой из хорошей семьи, которая не ограничивает его свободы, да еще и обеспечит ему семейную жизнь наивысшей пробы!

А может, у мадемуазель Эдит с головой не все в порядке? Ну, какая нормальная женщина позволит такому жеребцу, как Анри, резвиться на выгоне, будь у нее возможность его захомутать?! Чем больше Дороти думала, тем больше убеждалась: если правильно разыграть карты, она сама его захомутает. А потом завяжет узлом и вернет девушке его мечты!

– Если бы я была помолвлена, – заявила она, – я держала бы жениха при себе.

– Не сомневаюсь! – Анри хохотнул. – Ты, Дотти, если положишь на что глаз, из себя выйдешь, но добудешь!

– Согласна. Кстати, напомнил. По-моему, мне пора выходить из игры.

– Почему? – удивился он.

– Потому что ты должен открыться матери. Да если ты ее попросишь, она все для тебя сделает. И сохранит вашу помолвку в тайне.

Анри откинул со лба непокорную прядь, но вид у него стал еще более взъерошенный.

– Дело не только в этом, – признался он. – Понимаешь, Дотти, мне очень не хочется, чтобы мама узнала, что я ее обманывал. Она так расстроится!

– А как же мы выпутаемся из всей этой истории?

– Очень просто. Возьмем и уедем. Через три недели я собираюсь в Калифорнию. Сделаем вид, будто едем вместе, а потом я напишу письмо, мол, мы с тобой поссорились и расстались. А когда вернусь домой, расскажу маме об Эдит.

– Так ты уже все продумал?

– Естественно.

– А как же…

– Дотти, хватит вопросов! Мне пора. У меня еще масса дел.

– А можно мне с тобой?

– Нет, Дотти. У меня переговоры с рекламным агентством, и я не знаю, когда освобожусь.

– А зачем тебе рекламное агентство?

– Рекламировать свое вино. В наше время мало произвести высококачественный продукт. Главное – удачно его реализовать, а тут без рекламы не обойтись.

– Ну да, всемогущие средства массовой информации… – Дороти осеклась, заметив его изумленный взгляд, но тут же нашлась: – А ты думал, мозгов у меня нет, а только смазливая мордашка?

– Нет, Дотти. Я с самого начала знал, у тебя большие возможности.

– Поэтому я хочу работать над собой. Пока я здесь, я успела почувствовать вкус к такой жизни. – Она приоткрыла рот и облизнула губы кончиком языка. У Анри непроизвольно дрогнул мускул на подбородке, и Дороти опустила глаза. – А ты вернешься к ужину? – тихо спросила она.

– Нет. Но завтра мы пообедаем с тобой в ресторане.

Слабое утешение! Вечером она его не увидит! Дороти вздохнула.

– До завтра, Дотти. – И Анри быстро ушел.


На следующий день Дороти с нетерпением ждала его у машины. Платье сиреневого цвета подчеркивало нежные черты ее лица и приглушало ярко-оранжевые волосы, старательно расчесанные и стянутые в пристойный хвостик.

Дороти ожидала услышать комплимент и, когда Анри, наконец, появился и, едва бросив на нее взгляд, молча сел за руль, расстроилась.

– А где мы встречаемся с Мишелем? – спросила она, садясь рядом.

– В ресторане. Я звонил ему вчера вечером.

По тону Дороти поняла: к разговорам Анри не расположен. И она молчала почти всю дорогу, хотя ей не терпелось узнать, что его так огорчило.

Когда они приехали в Ле-Крозе и остановились у ресторана с таким же названием, настроение Анри заметно улучшилось. Заведение показалось Дороти слишком шикарным, особенно для такого захолустья, но ведь это Франция, где в любой дыре можно найти великолепный ресторан.

Дороти не удивило обилие посетителей, разгуливающих по тенистому саду и заполонивших столики на веранде. Анри стоит лишь назвать себя, и его посадят за лучший столик, подумала она, глядя на ослепительно белые льняные скатерти с причудливыми тенями от листьев старого плюща, обвившего балки. Дивное место! Сад, снующие с подносами официанты, умиротворенные лица посетителей, словно сошедшие с полотен Мане…

– О чем задумалась?

Вот бы посмотреть на его лицо, скажи она правду!

– Думаю, где Мишель, – солгала она. – Есть очень хочется.

– Съешь булочку.

– Лучше выпью бокал вина.

– Ты же говорила, что терпеть не можешь вино.

– А теперь вот полюбила.

Он подозвал официантку, чтобы заказать шабли, и Дороти заметила, как та с ним кокетничает и как мило он принимает это кокетство.

– Что-то Мишель опаздывает, – пробурчал он, когда они приступили ко второму бокалу шабли.

– А тебе что, со мной скучно?

– Напротив, – словно с неохотой признался он. – У тебя своеобразное чувство юмора и необычный взгляд на вещи.

– То есть не такой, как у тебя?

– Не такой, как у большинства женщин, и совершенно непредсказуемый.

– А я думала, тебя это пугает.

– Было дело, – улыбнулся он. – Но есть и свои плюсы.

– Какие?

– С тобой не скучно.

– Вот и Мишель так сказал.

Анри не успел ответить: к столику подошел Мишель в сопровождении потрясающей брюнетки.

– Катрин! Какой сюрприз! – Анри встал. – Мишель не сказал, что приедет с тобой.

– А я и сам не знал! Мы случайно встретились в «Максиме», и, когда Катрин сказала, что собирается в Сен-Тропе, я предложил заехать сюда.

– Не пугайся, Анри! Я не стану навязывать тебе свое общество, – заворковала брюнетка. – Остановлюсь в отеле. Но я не могла упустить возможность повидать тебя и познакомиться с твоей невестой.

– Вот и отлично! Никаких отелей. У нас в доме всегда рады гостям. А ты прекрасно выглядишь, – заметил Анри, окинув ее взглядом.

Похоже, и все остальные разделяют его мнение, заволновалась Дороти. Эта яркая женщина с такими же, как у Анри, серыми глазами сразу приковала к себе всеобщее внимание. В узком как перчатка белом платье, оттенявшем черноту волос и подчеркивавшем роскошные формы, она являла собой вожделенную мечту любого мужчины и прекрасно знала об этом.

– Сто лет тебя не видела! – томно протянула она поцеловала Анри в рот своими густо накрашенными губами.

Дороти нестерпимо захотелось ее ударить. Да как она смеет целовать его в губы, да еще в присутствии невесты?! В приступе гнева Дороти от души пнула Анри под столом ногой.

– За что? – поинтересовался он, оборачиваясь к ней.

– Любовь моя, ты забыл меня представить.

– Это я виновата! – вмешалась Катрин (ее английский был безупречен). – Захватила Анри врасплох. – Она протянула руку. – Катрин Тренар, а вы Дотти?

– Точно. А вы на самом деле заехали специально, чтобы познакомиться со мной?

– Разумеется. Мне не терпелось увидеть женщину, сумевшую обуздать одного из самых завидных холостяков Франции. Знаете, Дотти, вам очень повезло!

– Знаете, а ему тоже! – не осталась в долгу Дороти.

– Не могу не согласиться! – сказал Анри, но тут же добавил ложку дегтя, переключив все свое внимание на Катрин.

Сделав вид, будто ей это глубоко безразлично, Дороти повернулась к Мишелю, не забывая тайком следить за темноволосой парой. Глаза Катрин горели откровенным желанием, она вся подрагивала от возбуждения. В глазах Анри Дороти ничего настораживающего пока не заметила.

Однако это не означает, что Анри в безопасности: он чувственный мужчина и ему необходимо регулярно утолять свой сексуальный аппетит, а Катрин для этого очень подходит! Дороти изо всех сил сдерживала себя, не давая воли воображению…

– Надеюсь, вы не думаете, что я намереваюсь отбить у вас Анри? – словно читая ее мысли, спросила Катрин.

– Дотти не ревнива, – с лукавой усмешкой заметил Анри, и Дороти поняла, что он намекает на случай с Эммой. – Она любит общаться с моими друзьями.

– В таком случае давайте все вместе отправимся на недельку в Сен-Тропе, – предложила Катрин.

– Отличная мысль! Дотти, что скажешь, любовь моя?

Было бы неплохо прокатиться с Анри на юг Франции, но делить его с этой нахальной особой!.. Увольте! Нет, это уму непостижимо! Какого черта она ревнует?! Ведь она только играет роль невесты! Ну, надо же так вжиться в образ!.. Так и умом тронуться недолго!

– Что скажешь, Дотти? – прервал ее невеселые раздумья Анри. – Как тебе эта мысль?

– Нравится. Но ведь мы приехали к твоей матери. Вдруг она обидится?

– Дотти права. – Анри повернулся к Катрин. – Боюсь, ничего не получится. Как-нибудь в другой раз…

– Бедненький! – Катрин состроила кислую гримаску. – Могу себе представить, как тебе наскучила сельская жизнь…

– Вовсе нет, – возразил Анри. – В городе хорошо жить одному, ну а человеку семейному в деревне намного комфортнее.

– Семейному? – Тщательно выщипанные брови Катрин взмыли вверх. – Не могу представить тебя среди орущих младенцев и мокрых пеленок.

– Значит, вы близоруки, – вставила Дороти.

– Скорее дальновидна!

Анри хохотнул и обратился к Дороти:

– А ты можешь представить меня с пеленками и бутылочками?

– Запросто. Тебе нравится выращивать виноград, а растить детей намного интереснее.

– Из тебя выйдет замечательная мать, – тихо сказал Мишель.

– Старик, между прочим, это моя невеста, – ворчливо заметил Анри.

Дороти пришло в голову: а может, Мишель нарочно привез с собой Катрин, чтобы показать Дотти, что Анри неисправимый бабник и доверять ему нельзя. Хотя, с другой стороны, проще было бы сразу рассказать ей об Эдит. А вдруг никакой Эдит вообще нет? Может, она всего лишь выдумка Анри, некий барьер, чтобы отгородиться от Дотти? Надо будет при первой же возможности расспросить Мишеля.

Возможность представилась, когда они заказывали обед: Мишель, как и тогда в Париже, подвинулся к ней и начал переводить меню.

– Ты знаешь Эдит Фолен? – шепотом спросила она.

– Эдит? Знаю. Но я давно ее не видел. А почему ты спрашиваешь?

– Анри вчера говорил о ней.

– Видно, вспомнил кузину Дороти. Эдит тоже была влюблена в него в детстве. Только Эдит очень хорошенькая.

– А сколько ей лет?

– По-моему, двадцать с небольшим.

– По-моему, Анри положил на нее глаз.

– Сомневаюсь. Он высказался на ее счет вполне определенно: роза без запаха.

– А что, Анри привлекает запах?

– И чем экзотичнее, тем сильнее. А твой запах… – Мишель вдохнул и пододвинулся еще ближе.

– Духи «Ма Гриф», – прозаично объяснила Дороти. – Были бы деньги, любая будет так пахнуть.

К радости Дороти, официант негромко кашлянул, напоминая о себе, и Мишель занялся меню, оставив Дороти наедине с ее мыслями. Увы! Эдит существует, а Анри выдумал историю с помолвкой, чтобы оградить себя от Дотти. А Дотти использует, чтобы защититься от леди Дороти! Лицемер! Совсем изоврался! Посмотрим, кто кого переиграет!

От этой – мысли у Дороти разыгрался аппетит, и она приступила к фирменным пирожкам – от одного их вида слюнки текли, – продолжая обдумывать, как влюбить в себя этого высокомерного волокиту и заставить просить ее руки.

8

Через пару часов они возвращались в замок – Катрин в машине Мишеля, а Дороти с Анри – по живописной дороге, окаймленной развесистыми старинными буками. Внезапно у Дороти возникло ощущение, будто она возвращается домой, и на душе почему-то стало тревожно…

Мадам Ромье читала на лужайке под тентом. Увидев их, поднялась и поприветствовала гостей: Мишеля – тепло, а Катрин – любезно.

Интересно, как она относится к женщинам, которых Анри приводит в дом? – подумала Дороти. Полный набор! То разряженная деревенщина, то синий чулок, то вообще Бог знает что! Неудивительно, что она предпочла бы Дороти с ее кривыми зубками и косыми глазками!

– Чем займемся? – спросил Анри.

– Может, сыграем в теннис? – сказала Катрин.

Анри взглянул на Дороти.

– Ты играешь в теннис?

– Ну, я не Мартина, как ее там, но мячик через сетку перекину, – с достоинством ответила она.

– Может, подождем, пока станет попрохладнее? – предложил Мишель.

Дороти догадалась, что он, так всегда, хочет ей помочь. Нет, Мишель просто чудо! Стоит двух таких типов, как Анри!

– А мы с Анри можем сыграть и вдвоем! – живо откликнулась Катрин.

– Вот еще! – фыркнула Дороти. – Я всегда, пожалуйста.

– Тогда давайте играть вместе, – сказал Анри, – а я буду бегать за нас двоих.

Катрин помрачнела. Вот липучка! – злилась Дороти. Она вспомнила, как в ресторане в Париже Анри сказал, что отвязаться от Катрин нелегко. Наверное, в постели она хороша, вот только из постели ее вряд ли выпихнешь! Отогнав неприятную мысль, она отправилась вслед за мужчинами в комнату для игр выбрать себе ракетку и теннисные туфли.

– Мишель сказал, что вы с Анри только что обручились, – сказала ей в спину Катрин, когда она шла обратно. – Если не секрет, где вы с ним познакомились?

На всякий случай Дороти сделала вид, будто не слышит, и, ускорив шаг, пошла к теннисному корту. Что делать? Играть в полную силу рискованно: никто не поверит, что Дотти на такое способна. Изображать новичка и пропускать все мячи? Тоже не подходит. Надо выбрать нечто среднее.

Во время разминки Дороти нарочно пропускала все мячи и еле сдерживалась, глядя, как Анри с видом мученика закатывает глаза.

Они выиграли подачу, и Анри, решив, что играет практически один, старался изо всех сил. Первый гейм они выиграли без особого труда.

Следующий гейм выиграли Мишель и Катрин, а Дороти снова была не у дел. Потом наступила ее очередь подавать. Поборов желание со всего маху послать мяч через сетку, она довольствовалась вялым «дамским» стилем, неспешно передвигаясь по корту и не забывая улыбнуться Мишелю каждый раз, когда он хвалил ее за удачный удар. Таким образом, она играла три гейма подряд, мысленно благодаря Анри за его скорость и гибкость, и героически противостояла соблазну залепить мяч прямо в нахальную Катрин.

Мишель и Катрин играли неплохо, но, играй Дороти в полную силу, она расправилась бы с ними в два счета. Вот бы посмотреть на их физиономии!

– Дотти, а у тебя здорово, получается! – подбодрил ее Мишель, когда они менялись сторонами.

– Скажи лучше – у Анри, – вмешалась Катрин. – С таким же успехом он мог бы играть и один!

Вот как? – возмутилась Дороти. Она сотрет эту гнусную улыбочку с лица Катрин, чего бы ей это ни стоило. К счастью, был ее черед подавать, и, легко размахнувшись, она отправила мяч в воздух, он перелетел через сетку и приземлился далеко за спиной у Катрин.

– Мяч закручен! – закричала Катрин, глядя на нее во все глаза.

– Ничего подобного! – возразил Анри.

Пряча торжествующую улыбку, Дороти подала мяч Мишелю, ухитрившись забросить его точно на линию подачи. Мишель отбил мяч довольно легко, и Дороти, крикнув Анри, чтобы ушел с дороги, отбила со всей силой мяч Катрин, чуть-чуть не угодив прямо в нее.

Все трое с изумлением воззрились на Дороти.

– Вот это удар! – восхитился Мишель. – Класс!

– Случайно вышло. – Дороти пожала плечами и с этого момента подавала только на Катрин.

Катрин пропустила все подачи, кроме одной, и так разозлилась, что Анри не удержался от насмешки:

– А Дотти совсем тебя загнала!

Дороти изобразила, саму невинность, а потом сделала еще два отменных удара, благодаря чему они с Анри выиграли и сет, и матч.

Анри поздравил ее с победой и с ухмылкой заметил:

– Ты явно поскромничала. Еще чуть-чуть – и ты выиграешь Уимблдон!

Дороти удалялась с корта с гордо поднятой головой.

– У меня есть занятия поважнее, чем гонять мяч взад-вперед через сетку.

– Подметать пол и стирать пыль?

– Хотя бы. А что в этом зазорного?

– Ничего. Любой труд почетен. Но, если у тебя есть способности, нужно их развивать.

– А, по-твоему, у меня есть способности?

– Есть.

– И какие?

– Лучше всего тебе удается выводить меня из себя.

– А хуже всего?

Дороти нарочно подкалывала Анри: ей было любопытно, проглотит ли он наживку. Но он на ее уловку не попался, а пошел к удрученной поражением Катрин.

– Давай охладимся в бассейне, – предложил он. – Может, полегчает?

Та тут же повеселела. Этого только не хватает! Любоваться, как они вместе плещутся! Нет уж, увольте!

– Дотти, пойдешь с нами купаться? – пригласил Анри.

– Нет, лучше пойду приму душ.

– Ты же говорила, что любишь плавать.

– Люблю. И плаваю отлично, – с вызовом ответила она. – Только сейчас почему-то не хочется. – И надменно вскинув голову, она удалилась.

Приняв душ, Дороти надела, купленный в Париже модный сарафан и подошла к окну. Внизу зеленели лужайки, окаймленные более темной живой изгородью, а за ними, насколько хватало глаз, виднелся виноградник со стройными рядами лозы. Отсюда он напоминал огромный коричневый ковер с густо-зеленым орнаментом. Анри так любит свое дело! Странно, что он не окружает такой же трогательной заботой своих женщин…

Впрочем, зачем ему лишние хлопоты: женщины готовы принимать его таким, какой он есть. Интересно, когда Анри женится – если женится вообще, – будет ли он и дальше вести двойную жизнь? Хотя ее это не касается.

Жаль, что скоро предстоит уехать отсюда… Несмотря на внушительный размер, замок был очень уютным. Почти все комнаты использовались, кроме детской в западном крыле. Последние дни Дороти тянуло сюда как магнитом, словно среди детских вещей Анри ей удастся представить его ребенком.

Дороти взгрустнулось, и она решила прогуляться. Погруженная в свои мысли, она вышла из дома и свернула на тенистую тропинку, которая привела ее к узкой грунтовой дороге вдоль края виноградника. Она ступила в междурядье и пошла вглубь. Ее окружали кусты с обильными гроздьями еще твердого и мелкого зеленого винограда. Она бродила по винограднику и мечтала, чтобы Анри был с ней рядом. Не только здесь и сейчас, а всегда и везде.

Всегда и везде? Неужели?.. Как озарение мелькнула мысль: она его любит! Вопреки всему она влюбилась в этого типа. Еще вчера Дороти считала себя свободной, независимой и самодостаточной женщиной конца двадцатого века, а сегодня оказалось, что она сохнет от любви к этому сердцееду, для которого женщина всего лишь игрушка!

Потрясенная неожиданным открытием, Дороти в растерянности остановилась. А ведь мама предупреждала, что она затевает опасную игру! Шутки часто оборачиваются против самого шутника. Так и случилось! Ведь Дотти с ее неграмотной речью и оранжевыми волосами остается Дотти, а Дороти не может довольствоваться одним лишь вожделением. Ей нужно уважение Анри! Вот Мишель уважает ее чувства. Но вся беда в том, что любит-то она не Мишеля, а Анри!

Дороти побрела дальше, стараясь привести в порядок мысли и чувства. Ну чем Анри отличается от всех прочих мужчин? Тем, что у него замок и виноградник? Или тем, что у них общие корни и один и тот же стиль жизни? Нет! Напрасно она обманывает себя: дело не в том, что Анри богат и одного с ней круга. Просто ей нужен он, и никто другой.

Невеселые мысли Дороти прервал неясный шорох. Она остановилась, осмотрелась по сторонам – никого. Опустила глаза и увидела, что чуть не раздавила маленькую серую пичужку. Она судорожно трепыхала одним крылышком, второе неподвижно повисло.

– Бедняжка! – Дороти наклонилась, осторожно взяла с земли птичку, посадила на ладонь и бережно погладила по грудке. – Кто тебя так?

Она так увлеклась, что не заметила Анри, пока на нее не упала его тень.

– Что это у тебя? – спросил он, подойдя к ней вплотную.

– Птичка. У нее сломалось крылышко.

– Дай-ка мне взглянуть.

– На. Только понежнее.

– Я умею обращаться с птицами. – Он осторожно взял пташку с ладони Дороти. – Особенно с самочками.

– Откуда ты знаешь, что это самка?

– По окраске. – Он бережно потрогал крылышко. – Все будет в порядке. Отнесу Пьеру. Он ее вылечит: у него золотые руки.

Дороти погладила крохотную головку.

– Повезло птичке, – тихо сказал Анри.

Дороти – подняла на него глаза и, встретив его теплый взгляд, потупилась.

– Повезло, что ты ее нашла, – поспешно добавил он. – А что ты здесь делаешь? Виноград еще зеленый. Есть его нельзя.

– Знаю. Просто пришла посмотреть. – Она посмотрела по сторонам. – Мне здесь нравится. Так тихо… Как будто время остановилось.

– Вот и мама так говорит. Это она тебе сказала?

– А своих мыслей у меня быть не может? – с упреком спросила Дороти. – Тебе что, приятно думать, что я кретинка?

– Ну что за глупости! Хотя ты сама, Дотти, частенько работаешь под дурочку. Никак не пойму, зачем тебе это нужно?

Значит, ее маскарад не обманул Анри? У Дороти от радости ёкнуло в груди. Может, еще не все потеряно? Еще чуть-чуть – и он влюбится в Дотти. И как только это случится, она ему во всем признается.

– Давай отнесем птичку Пьеру, – предложил Анри.

Он так стремительно повернулся и зашагал прочь, что Дороти показалось, будто он пытается убежать. От нее? А может, от своих чувств? Внезапно она решила положить конец игре.

– Анри, подожди! – Она сорвалась вслед за ним. – Мне надо с тобой поговорить.

– О чем? – спросил он, не замедляя шага.

Дороти открыла было рот, но из-за кустов появилась, Катрин в небрежно запахнутом шелковом кимоно, из-под которого виднелся микроскопический купальник.

– Анри, куда же ты пропал? – капризным тоном спросила она. – Совсем забросил гостью… А что это у тебя?

– Иди, посмотри!

Две темноволосые головы склонились над птичкой, а Дороти быстро зашагала к дому. Слава Богу, не успела признаться! Верно, говорят: все, что ни делается, к лучшему… А Анри придется проучить! Она откроется ему только тогда, когда он полностью подчинится Дотти и признается ей в любви. Хорошо бы это случилось поскорее!

9

Дороти открыла шкаф и задумалась. Что надеть к ужину? Впрочем, какая разница? Катрин из кожи вон вылезет, а сделает так, что все внимание будет приковано к ней. Да и зачем соперничать с этой хищницей? Она играет свою роль и сыграет ее до конца.

Коварно улыбнувшись, Дороти вынула черное вечернее платье из крепа, совершенно неподходящее к семейному ужину, но выбора у нее не было: играть так, играть! Натянув платье, подошла к зеркалу. Глубокий вырез подчеркивал грудь, мягкая драпировка фалдами ниспадала к черным изящным босоножкам на шпильке. Не хватает последнего штриха – украшения на шею.

Дороти покопалась в ящике туалетного столика и извлекла кулон из горного хрусталя – талисман, который она хранила с детства. То, что нужно! Она надела кулон и старательно замаскировала дешевую застежку под волосами. На матовой коже хрусталь заиграл как бриллиант в двадцать каратов, не меньше. Катрин лопнет от зависти! Для комплекта Дороти нацепила сережки, которые одолжила у горничной Дотти, – длинные висячие побрякушки под бриллианты. Класс! Как выражаются герои американских фильмов: «Детка, ты выглядишь на миллион баксов!»

Дороти покосилась на часы: пора спускаться к ужину. Пожалуй, стоит задержаться – так ее появление будет еще эффектнее. Когда через десять минут она вплыла в гостиную, Анри, Мишель и Катрин – все трое в повседневной одежде – приветствовали ее гробовым молчанием.

– Разве мы идем на званый ужин? – Глаза Анри блеснули юмором.

– Да нет! – защебетала Дороти. – Просто захотелось покрасивше одеться.

Анри остановил взгляд на ослепительном кулоне и слезках-стекляшках в ушах.

– Балдеж, да? – с сияющей улыбкой сказала Дороти, ни к кому определенно не обращаясь. – Это мне Анри подарил.

Катрин позеленела от зависти. Мишель под впечатлением роскошного подарка утратил дар речи, а Анри заволновался, предвидя очередные проделки неугомонной «невесты».

Дороти подбежала к нему и взяла под руку.

– Ну, давай, котик, скажи поскорей, зачем я надела эти украшения?

– Чтобы Катрин хватил удар, – еле слышно шепнул он и громче добавил: – Скажи сама, любовь моя. Вижу, тебе не терпится похвалиться.

Дороти повернулась к гостям.

– У нас сегодня юбилей. Две недели, как мы помолвлены.

– Ваш будущий супруг очень щедр! – заметила Катрин медовым голоском. – Только должна вас предостеречь: такие дорогие украшения опасно носить открыто. Дотти, на вас могут напасть грабители.

– А где же их тогда носить? – Дороти презрительно хмыкнула, нежно прильнула к жениху и, заглянув ему в лицо, затрепетала ресницами.

От ее близости, манящего запаха ее тела Анри напрягся, его загорелые щеки стали еще смуглее от румянца… Дразня его, Дороти приоткрыла губы. Анри не отрываясь, смотрел ей в глаза и учащенно дышал.

– Ну, ты и стерва! – шепнул он ей на ухо. – Дотти, это что еще за новая игра?

– Даю понять Катрин, что ей ничего не светит. Пусть держится подальше от моего жениха.

– А у тебя неплохо получается! Знаешь, Дотти, у меня руки так и чешутся тебя отшлепать!

– Приятно слышать! Тебя что, это возбуждает?

– Представь себе, да.

Но тут вошла Элен, и Дороти пришлось оставить последнее слово за Анри. На миг Элен опешила от «великолепия» Дороти, но с завидной выдержкой взяла себя в руки.

– Как прекрасно вы выглядите, моя дорогая! Вы нас всех приятно удивили.

– Благодарю. – Дороти любезно улыбнулась, и ей снова пришло в голову, что, когда приходится вводить в заблуждение мадам Ромье, весь этот розыгрыш не доставляет ей ни малейшего удовольствия.

– А вы уже видели подарок вашего сына Дотти по случаю помолвки? – спросила Катрин хозяйку дома.

Элен посмотрела на кулон, заглянула в глаза «невесте», и Дороти была готова поклясться, что вид у нее заговорщицкий.

– Прелестная вещица, под стать невесте! – заметила мадам Ромье и многозначительно переглянулась с сыном. – Пожалуй, пора ужинать.

Анри, вне себя от радости, что, наконец, сменили тему, повел всех на террасу, где уже накрыли стол: свежая лососина и разнообразные салаты.

Что может быть лучше? – думала Дороти. Изысканный ужин в старинном замке в обществе двух красивых мужчин – в одного она влюблена – и очаровательной хозяйки. Только присутствие Катрин все портит. Дороти представила себе, как бы чудесно жила здесь, став женой Анри. Хотя с Анри ей было бы хорошо везде…

– О чем задумалась? – прервал ее грезы Мишель.

Вздрогнув, она вернулась с облаков на землю и сказала специально для Катрин:

– Думаю, чем займусь, когда буду жить здесь постоянно.

– Ну постоянно – это вряд ли! – возразил Анри. – Мы будем жить и в Оуквилле.

– Вот здорово! Никогда еще не была в Калифорнии!

– Так вы на самом деле собираетесь пожениться? – спросила Катрин. – Или ваша помолвка будет длиться вечно?

– Ну, нет! Со мной этот номер не пройдет! – Дороти прильнула к Анри. – Дорогой, ну когда же мы поженимся? Мне нужно выбрать свадебное платье и решить, кого приглашать на свадьбу.

– Никаких гостей! Я не намерен устраивать пышное торжество.

– Анри, разве так можно! – упрекнула его мать. – Почему ты не считаешься с желанием Дотти?

– Мама, я уверен, Дотти сделает все, чтобы мне было приятно.

– Только не тогда, когда речь идет о нашей свадьбе, – капризным тоном заявила Дороти. – Хочу, чтоб все было по высшему разряду.

– Обсудим это потом, – сдерживая раздражение, выдавил Анри.

Краем глаза Дороти заметила кривую усмешку на губах Катрин: видно, догадывается, что у нее с Анри не все гладко. Дороти решила исправить дело и, подвинув свой стул поближе к Анри, нежно погладила его ладонь. Кожа у него была прохладной и гладкой, и она представила себе, что лежит рядом с ним и ласкает его…

От одной только этой мысли у нее вспыхнули щеки, и она украдкой взглянула на Анри. Вдруг он заметил ее смятение? Но ему было не до этого: он с трудом справлялся с собой. У виска дергался нерв, рот напряженно сжался… Дороти как током пронзило щемящее чувство нежности, и она чуть было не обняла его на глазах у всех.

Когда стемнело и на террасе зажгли свет, появились комары и все перешли в гостиную, где подали кофе и напитки. Вскоре Элен сказала, что хочет пораньше лечь спать, и, извинившись перед гостями, поднялась к себе, а Катрин предложила завести музыку и потанцевать.

Анри с готовностью согласился и пригласил Катрин, и эта липучка сразу же, обвив его за шею руками, прильнула к нему до неприличия близко.

Дороти возмутилась, что Анри не пригласил ее первой, но сдержалась, зная, что если начнет их растаскивать, то лишь сыграет на руку Катрин. Совершенно очевидно: Анри ведет себя так специально, чтобы показать, что он сам себе хозяин.

– Дотти, пойдем потанцуем! – предложил Мишель, помогая ей подняться с кресла. – Покажем класс.

– Вот под эту музыку? – усомнилась Дороти.

– А мы сейчас заведем другую.

Он подошел к музыкальному центру, перебрал компакт-диски, выбрал один и вставил его. Гостиная тут же завибрировала от бодрого ритма буги-вуги пятидесятых, на люстрах задрожали подвески, и Мишель протянул руки к Дороти. Она с ходу включилась в зажигательный ритм.

Дороти с детства любила танцевать и даже училась в балетной школе, пока не вымахала до своего роста и ей не пришлось расстаться с классическим балетом. Но она продолжала заниматься бальными танцами и сегодня была настроена превзойти саму Джинджер. Ее гибкость, легкость и изобретательность воодушевили Мишеля. Он поднимал партнершу над головой, закидывал за спину и наконец, после головокружительного вращения, притянул к себе и они остановились как вкопанные.

Тяжело дыша, Дороти стояла, прислонившись к Мишелю, и чувствовала, что ее сердце бьется так же часто, как и его.

– Невероятно! – Катрин захлопала в ладоши. – Дотти, вы что, работали в кордебалете?

– А то! И еще платной партнершей в ночном клубе. Пока Анри не скупил все билеты!

Катрин взглянула на Анри. Она чувствовала, что ее разыгрывают, и была полностью сбита с толку.

– Так где же вы познакомились? – спросила она.

– В доме Грантов, – спокойно ответил он. – Как-то раз мы оба оказались там в выходные.

– В том самом доме, который переходит тебе по наследству?

Анри молча кивнул и пошел менять диск. Дороти надеялась, что на этот раз он пригласит ее, но Анри снова привлек к себе Катрин.

– Не пойму, что это нашло на него, – шепнул ей на ухо Мишель. – Можно подумать, он до сих пор влюблен в Катрин.

– А может, так оно и есть.

– Ничего подобного. Это все в прошлом. Их бурный роман длился месяца два, не больше. Хотя Катрин до сих пор не теряет надежды…

– Поэтому ты и притащил ее сюда?

Мишель покраснел.

– Дотти, просто я подумал, что ты должна понять: тебе не удастся влюбить в себя Анри.

– А с чего ты взял, будто я этого хочу? – возразила Дороти, стараясь ничем не выдать своих чувств.

– Значит, у меня есть шанс?

– Смотря, что ты можешь предложить, – повысив голос, сказала она. По тому, как Анри сжал губы, поняла: он ее услышал. – Ну что, потанцуем?

Она прижалась к Мишелю, но не успели они сделать и пары шагов, как Анри заявил:

– А теперь мой танец! – Он резким движением отправил Катрин к Мишелю и притянул к себе Дороти.

От прикосновения его рук Дороти вспыхнула, у нее бешено застучало сердце… Они прижались друг к другу, и никакая музыка была им не нужна: их тела слились в одно целое, а страсть задавала свой ритм. Анри наклонил голову, и его щека коснулась ее щеки. Дороти затрепетала, и ее руки сами притянули его еще ближе. Как же она хочет его! Ее губы жаждали его губ, а тело тосковало по его рукам…

– А ты не просто стерва! – прошептал он. – Ты еще и ведьма! Совсем меня околдовала…

– А ты меня чуть не одурачил.

– Я хотел одурачить Катрин.

– Это подло!

– Кто бы говорил! – возмутился Анри. – Зачем ты морочишь голову Мишелю? Он тебе не подходит.

Неужели Анри ревнует?! Радость переполняла ее, но надо быть осторожной. Она чуть отстранилась.

– Боишься? – еле слышно спросил он.

– Нет. Просто устала. Хочу спать.

– Пошли.

– Каждый в свою кровать.

– Там разберемся… – Анри отпустил ее и громогласно объявил: – Мы с Дотти идем спать.

– Пожалуй, я тоже, – присоединился к ним Мишель.

– Да что с вами? – недовольным тоном протянула Катрин. – Еще так рано!

– Не хочешь спать, смотри видео, – не слишком любезно предложил Анри и, взяв Дороти за руку, потянул к лестнице.

– Спасибо, что-то не хочется… – Катрин состроила кислую мину и вслед за всеми отправилась наверх.

Пожелав гостям спокойной ночи, Анри довел Дороти до двери ее спальни. Она остановилась, не поднимая глаз, и, приоткрыв дверь, попрощалась.

– Не спеши, любовь моя! – Анри втолкнул Дороти в комнату, зашел сам и плотно закрыл дверь. – Нам надо поговорить.

– А есть о чем? – с невинным видом спросила она.

– Есть. О тебе и обо мне. Пойми, Дотти, я не твоя собственность.

Расстроенная тем, что она превратно истолковала его мотивы, Дороти вспылила:

– Моя собственность? Да ты мне даром не нужен!

– Что-то не похоже, судя по твоему поведению.

– Просто хотелось насолить Катрин. И если уж на то пошло, я оказала тебе услугу! Отклеила от тебя эту липучку.

– Спасибо, только я в твоих услугах не нуждаюсь!

– Так ты хочешь продолжить с ней роман?

– Не твое дело! Как-нибудь сам разберусь. И с ней, и со всеми прочими хищницами, в том числе с тобой.

– Ты… ты самодовольный самец!

– Потому как уверен, что тебе нравлюсь?

– Идиот! Это я должна тебе нравиться! Ведь ты мне за это платишь! – Дороти заметила блеск его глаз, но слишком поздно. Она попятилась, но он уже схватил ее за талию. – Пусти меня!

– Подожди! Ведь ты моя невеста и без ума от меня. Неужели я не заслужил поцелуй в знак благодарности за королевский подарок? – Он поддел кулон, запрокинул ей голову и склонился к ее лицу.

Дороти замерла, хотя каждая клеточка ее тела тянулась к нему.

– Хорош жених! Принуждает против воли.

– Против воли? После вечеринки у меня сложилось несколько иное впечатление, а теперь я на все сто уверен, что не ошибся. Дотти, я прошу немногого – всего один поцелуй.

– Только и всего?

– Представь себе! – Он накрыл губами ее губы и разжал их языком.

Чувства, накопившиеся за неделю, когда Дотти без устали дразнила его, вырвались наружу. У нее перехватило дыхание, и она в порыве страсти прижалась к Анри. Ее язык затрепетал в ответной ласке. Они словно пили друг друга и не могли напиться.

Его руки скользили по тонкому шелку, лаская ее податливое тело. Он расстегнул молнию, и платье приспустилось, обнажив высокую, упругую грудь. Он наклонился и приник губами к набухшему соску.

– Господи, какая ты красивая! – застонал он и расстегнул молнию полностью. Платье упало к ее ногам. Анри поднял ее на руки, понес к кровати и бережно положил, не отрывая восхищенных глаз от ее тела. Скинув рубашку и слаксы, лег рядом. – Какие милые трусики, – шепнул он, а его палец скользнул за кружевной эластик, – но как пояс верности они не годятся.

– Зато у меня железная воля, – парировала Дороти.

– А ты, Дотти, за словом в карман не лезешь. – Он нежно целовал ее, а руки продолжали свое дело: ласкали каждый изгиб ее тела и наконец, добрались до шелковистого бугорка. Дороти замерла. – Что происходит, Дотти? Ты меня не хочешь?

– Не в этом дело.

– А в чем? Я так хочу тебя!

– Я заметила. – И она опустила глаза на его затвердевшую плоть.

– Ну, так в чем же дело? – настаивал он. – Чего ты боишься? Мы оба взрослые люди, и ты наверняка пьешь таблетки…

Дороти не пила таблетки и не собиралась ему об этом докладывать. Да если Анри узнает, что у нее был всего один мужчина, и она спала с ним, потому что думала, что они поженятся, он умрет от смеха.

– Дотти, я прошу тебя! – Он снова приник к ее губам, а руки, скользя по нежной коже живота, спускались все ниже и ниже.

Он погладил шелковистые волоски, и она вздрогнула от возбуждения и чуть не раскинула ноги, хотя прекрасно понимала: если позволит овладеть собой, больше не сумеет скрывать свои истинные чувства. Но у нее не было сил сопротивляться: ей хотелось насладиться мигом, ведь – он может и не повториться! Прежней Дороти, уверенной в том, что она поставит Анри на колени, уже не существует, и больше всего она боялась, что, как только они уедут отсюда, Дотти перестанет существовать для него вовсе.

– Анри! – хрипло шептала она, дрожащими руками гладя его широкие плечи, гибкую спину, все его мускулистое, словно литое тело, и чувствовала, как он подрагивает от возбуждения. Ее захлестнула волна желания. Она хотела одного: слиться с ним воедино.

Я люблю тебя! – молча кричала Дороти, радуясь, что у нее достает сил сдержаться, и, жалея, что нет сил оттолкнуть Анри.

Почувствовав ее раздвоенность, он еще сильнее прижал ее к себе, приподнялся – и вот уже она оказалась под ним.

– Не отказывай мне! – прерывисто дыша, произнес он. Его глаза пылали страстью. – Я так тебя хочу, что у меня даже мысли путаются. Дотти, как только я тебя увидел, ты вошла в мою жизнь как заноза! И так глубоко, что мне от, тебя не избавиться!

Дороти так мечтала услышать эти слова, хотя здесь не было самого главного слова – «люблю». Анри говорил только о желании, о необходимости утолить бушующую в нем страсть. И он думает, что, переспав с ней, ему это удастся? А если она уступит, не скажет ли он: до свидания, Дотти, и спасибо за приятные минуты?

Дороти осознавала, что именно так все и будет, и это придало ей силы противостоять натиску Анри. Она умудрилась выскользнуть из-под него, и Анри, опешив, замер и вскинул бровь. Дороти накинула на себя простыню и шепнула:

– Анри, прошу тебя, уходи.

– Ты это серьезно?

– Да.

Он не спеша поднялся. Потянулся за одеждой, а она как завороженная смотрела на его сильное смуглое тело. Заметив ее взгляд, он с усмешкой произнес:

– Жаль, что ты сказала «нет». Мы бы с тобой отлично провели время.

– Мы? Говори только за себя.

Он застегнул слаксы и, не отрывая глаз от ее груди, подошел к ней вплотную. Дороти почувствовала, что ее выдают набухшие соски.

– И ты станешь отрицать, что меня хочешь?

– Не стану. Но я хочу большего.

– Чего же?

– Постоянства.

– Вот как? Маленькие девочки, которые играют по большой, рискуют остаться ни с чем.

– Ничего, я рискну. – Дороти натянула простыню до подбородка. – А тебе не наскучили временные подружки?

– Пока нет. Они легко забываются, и меня это устраивает.

Ну что же, яснее ясного, подумала Дороти и про себя поблагодарила Анри за откровенность. Постепенно она успокоилась и собралась с мыслями.

– А как же Эдит? – вспомнила она и с удовлетворением отметила, что Анри смутился. Интересно, как он выкрутится на этот раз!

– Эдит не такая, как все, – помедлив, ответил он. – Она дает мне свободу и не требует ничего взамен. Кто знает, может, со временем она станет для меня одной-единственной…

– Я тоже могу стать для кого-то одной-единственной.

– Не сомневаюсь.

Встретившись с ним взглядом, Дороти ничего не сумела прочесть в его глазах. На миг они посветлели, словно его посетило озарение, а может, ей только почудилось…

Дороти ждала, сама не зная чего, а Анри отвернулся, застегнул рубашку и, подойдя к двери, спросил:

– Хочешь завтра утром пойти со мной на виноградник?

Удивленная Дороти молчала. Он все время отказывал ей, а теперь… Может, его отношение к ней все-таки изменилось? И теперь Дотти для него не просто хорошенькая мордашка и красивое тело, которое легко купить, а потом так же легко выбросить? Может, он уже думает об их совместном будущем? Просто сначала хочет подчинить ее своей воле и потом никогда не расставаться с ней? Дороти с трудом сдержала радость.

– Хочу, – сонным голосом ответила она. Как только он вышел, помчалась в ванную за ночной рубашкой, нырнула в постель, устроилась поудобнее и принялась строить воздушные замки.

В дверь негромко постучали, и Дороти спустилась на землю. Сердце тревожно забилось. Неужели опять Анри? Она включила ночник, надела халат, наглухо запахнулась и подошла к двери.

– Кто там?

– Мишель.

Дороти обомлела.

– Дотти, можно с тобой поговорить?

– А что, утром никак нельзя?

– Хочу поговорить с тобой наедине. Дотти, впусти меня, пожалуйста. Я на минутку.

Дороти открыла дверь и жестом пригласила его войти.

– В чем дело? – спросила она, присев на край кровати.

– Я пришел просить прощения. Сегодня и в прошлые выходные я говорил тебе непростительные вещи.

Дороти не поняла, о чем он, но, заметив его понурый вид, решила успокоить:

– А я уже все позабыла…

– Дотти, ты очень славная! Но это ни в коей мере не оправдывает моего поведения. Ты была права: я предлагал тебе помочь с работой в Париже, а сам только и думал о том, как затащить тебя в постель!

– Не ты первый, не ты последний! – усмехнулась она.

– Поверь, Дотти, мои чувства к тебе изменились! Просто до сегодняшнего вечера, пока я не увидел тебя танцующей с Анри, я этого не осознавал. Дотти, я люблю тебя и хочу, чтобы ты стала моей женой.

– Женой?! – От изумления Дороти не знала, что и сказать.

– Да, женой, – повторил Мишель. – Когда закончится весь этот фарс, надеюсь, ты останешься в Париже и позволишь мне узнать тебя поближе. Дорогая моя, я тебя не тороплю. Просто не хочу, чтобы ты ушла из моей жизни.

Дороти совсем растерялась. Вид у Мишеля был такой, словно с тех пор, как они расстались вечером, он прошел все круги ада. Респектабельный фасад, который он предъявлял миру, рухнул, а за ним оказался страдающий, легкоранимый человек. Таким Мишель нравился ей гораздо больше, но она знала, что полюбить его не сможет. Ей было тяжко сознавать, что она причинила ему боль. Как же глупо все получилось! Она должна была предвидеть, чем это может кончиться, но, ослепленная любовью к Анри, пренебрегла чувствами другого человека.

– Прости, Мишель, но я… Ты всегда будешь мне другом, добрым, верным другом, но не больше.

– Откуда ты знаешь? Может, если мы будем чаще встречаться…

– Это ничего не изменит. Любовь или есть, или ее нет.

– Но любовь может прийти, – настаивал Мишель. – Не отвергай меня вот так сразу.

– Нет, Мишель! Лучше забудь меня.

– Не могу. – Он подошел к ней, наклонился и нежно поцеловал. Дороти не ответила на поцелуй. – Прости меня, Дотти. Насильно мил не будешь. Прошу тебя об одном: помни, если я вдруг стану тебе нужен, только позови. Я всегда буду рядом.

Дороти молча кивнула и со слезами на глазах смотрела, как он уходит.

Оставшись одна, она зарылась головой в подушку. Мысль о том, что она обидела Мишеля, отравляла приятные воспоминания об Анри. Дороти вдруг испугалась, что неправильно истолковала его поведение. Действительно, чего она обрадовалась? Он предложил ей сходить вместе с ним на виноградник, а не выйти за него замуж!

Впрочем, это говорит именно о том, что Анри готов изменить их отношения. Глупо сомневаться в его чувствах из-за Мишеля с его обидой.

Анри влюблен в Дотти. Она уверена в этом. Просто его пугает, что они такие разные…

Тяжело вздохнув, Дороти смахнула слезинку. Решено: с завтрашнего дня все будет по-другому. Давно пора отказаться от грубых замашек и постепенно становиться самой собой. Больше никаких смешков, ужимок, никаких «хочете» и прочих выкрутасов Дотти. Она докажет Анри, какая она способная ученица.

И с этой приятной мыслью она улеглась поудобнее и сладко заснула…

10

Дороти проснулась в хорошем настроении и нежилась в постели, думая об Анри. Она все еще ощущала его поцелуи на губах, тело сладко ныло, припоминая его ласки…

Дороти встала, приняла душ, тщательно причесалась, оделась – белые брюки, легкая майка изумрудного цвета – и спустилась вниз.

Она встретила Анри в холле и приветливо сказала:

– С добрым утром!

– Утро и на самом деле доброе. Составишь мне компанию за столом?

– С удовольствием.

Они вошли в светлую, убранную цветами малую столовую, выходившую окнами на террасу. Здесь семья собиралась за столом, когда в доме не было гостей.

– Как спалось? – спросил Анри, выдвигая для нее стул.

– Прекрасно. А тебе?

– Ужасно! Всю ночь мучили эротические кошмары.

– Принял бы холодный душ.

– Да мне бы и ледяной не помог!

Дороти засмеялась и взяла свежеиспеченную булочку.

– Ну, есть еще один способ…

– Догадываюсь. – Анри подвинулся поближе и подмигнул. – Дотти, может, полечишь меня сегодня ночью?

Неужели она для него всего лишь девочка на одну ночь?! У Дороти испортилось настроение, и ее уже не радовали ни солнце, ни погожий день. Она отложила булочку и молча пила кофе, с трудом преодолевая желание опрокинуть чашку на голову Анри.

Тот с невозмутимым видом уплетал булочку с домашним абрикосовым джемом, и его спокойствие доводило Дороти до бешенства. Неужели те минуты вдвоем с ней для Анри ничего не значат? Может, ей все только пригрезилось?

– Между прочим, – небрежно заметил он, наливая себе вторую чашку кофе, – Мишель и Катрин просили меня попрощаться с тобой. Они уехали ни свет, ни заря: ему нужно в Париж по делам, а она поехала в Сен-Тропе.

По делам? Неплохо придумано! – усмехнулась про себя Дороти. Интересно, а что сказал бы Анри, доведись ему узнать, что Мишель приходил к ней ночью? Разумеется, он об этом не узнает: в ее планы не входит ссорить друзей.

– Да что с тобой? – с участием спросил он. – У тебя такой вид, будто ты вот-вот взорвешься.

– Разве? Тебе показалось. У меня все в порядке.

Анри потянулся за очередной булочкой.

– Дотти, надеюсь, после сегодняшней ночи ты ничего такого не подумала?

Дороти вся похолодела. Значит, она права.

– Какого такого?

– Ну, что наша помолвка это серьезно.

– Вот еще! Как только ты заплатишь, я уеду. Хоть сегодня.

– Ну, зачем же сегодня, радость моя. Пока я не уехал в Калифорнию, ты мне нужна.

– А как же ты обойдешься без меня там? – Она хмыкнула. – Когда все тамошние красотки начнут тебя домогаться…

– Когда все, это не страшно! – ухмыльнулся Анри. – И вообще, в Америке женщины намного раскованнее в вопросах секса. Они не используют его в качестве наживки для ловли мужа.

Проглотив обиду, Дороти решила поймать его на слове.

– Признайся, Анри, а все-таки это была дурацкая затея: использовать меня как прикрытие, раз у тебя вроде как есть такая замечательная невеста.

– Никаких «вроде», – пресек ее Анри. – Ведь я же объяснял: стоит маме узнать о помолвке, она будет настаивать, чтобы я сказал и мадам Фолен. А Эдит этого не хочет, и ты прекрасно знаешь почему.

– Если бы твоя Эдит тебя любила, ей бы хотелось, чтобы о вашей помолвке знал весь свет!

– Эдит хочет закончить учебу, – натянутым тоном возразил Анри.

А ты хочешь врать и дальше! – подумала Дороти, вспомнив разговор с Мишелем в ресторанчике в Ле-Крозе. Господи, ну какой любящий мужчина скажет о предмете своей страсти «роза без запаха»? У нее возникло искушение заставить его раскрыть карты, но из осторожности она сдержалась.

– И вообще, с какой стати мы обсуждаем Эдит? – возмутился Анри. – Она тебя не касается.

Дороти пожала плечами, а в душе у нее снова затеплилась надежда. Чем больше Анри настаивал на истории с тайной помолвкой, тем больше становилась уверенность Дороти в том, что таким образом он отгораживается от Дотти.

– Ты не против, если мы отложим обход виноградника на потом? У меня скопилось много дел.

– Не против…

Вошла мадам Ромье, и Анри поднялся выдвинуть ей стул.

– Мама, ты сегодня рано.

– Жду приезда Софи. – Элен села и приветливо улыбнулась Дороти.

– Софи? – переспросил Анри.

– Ну да, мадам Фолен. На днях они с Эдит приехали из Парижа познакомиться с новыми жильцами и обговорить условия аренды. Обещали на пару дней заехать к нам.

Дороти с удовольствием отметила, что Анри от этой новости остолбенел. Его ложь обернулась против него самого, и ей не терпелось узнать, как же он выпутается.

– Я рада с ними повидаться! – продолжала Элен. – Жаль, после смерти месье Фолена им приходится жить в Париже.

– И когда они приедут к нам? – уточнил Анри.

– Может, сегодня. Я просила их не церемониться.

– Тогда я, пожалуй, отложу все дела.

Встав из-за стола, он покосился на Дороти, но она сделала вид, будто ничего не заметила.

Главное, чтобы он не успел позвонить Эдит и не договорился с ней обо всем! – подумала Дороти и, залпом допив кофе, поспешила за Анри.

Ни в кабинете, ни в библиотеке его не оказалось, и она уже поднималась наверх, как вдруг услышала голос Анри на улице.

Дороти выбежала и увидела, что он разговаривает с управляющим. С невинным видом она подошла к ним и повисла у Анри на руке.

– Дотти, мне некогда. Пойди лучше позагорай.

– Нет, хочу быть с тобой! – Она потерлась щекой о его плечо и заметила, что управляющий смотрит на нее с добродушной улыбкой. – Разве я тебе мешаю?

Мужчины продолжили разговор, и Дороти с интересом слушала, делая вид, будто не понимает ни слова. Как только управляющий ушел, Анри с раздражением заметил:

– Дотти, мне нужно срочно позвонить. Прошу тебя, займись чем-нибудь…

Черта с два! Отступать Дороти не собиралась. Если Анри думает, что она даст ему позвонить Эдит, то его ждет большое разочарование.

В этот момент к дому, шурша гравием, подкатил серебристый «пежо» и резко затормозил неподалеку от крыльца.

Анри замер, его смуглые щеки залило краской, и он какой-то деревянной походкой пошел к машине. На миг Дороти даже стало его жалко.

– Анри! Как я рада тебя видеть! – приветствовала его, вылезая из машины, дородная седовласая дама.

Высокая, с внушительным бюстом – глядя на нее, не верилось, что хрупкое создание, выпорхнувшее вслед за ней, ее дочь. Анри обошел «бюст» и, подойдя к Эдит, поцеловал в обе щеки.

– Анри, дорогой! – защебетала Эдит, протягивая ему руки, и он поцеловал обе.

Дороти захлестнула ревность, и она, собрав волю в кулак, начала себя успокаивать. Ведь они долго жили по соседству, вот у них и сложились дружеские отношения. Она подошла поближе, и Анри недобро сверкнул глазами.

– Дотти, моя невеста, – сухо представил он ее и тотчас начал доставать вещи из багажника.

Анри нес сумки, мадам Фолен шествовала рядом, а Эдит задержалась у машины с Дороти.

– Анри о вас много рассказывал, – сказала она, приветливо улыбаясь.

– А мне о вас, – небрежно заметила Дороти. – Спорим, вы здорово удивились, когда узнали, что я его подловила?

– Да нет. Анри мне давно сказал.

Вновь холодок сомнения пробежал у Дороти по спине. А что, если Анри говорит правду?! Какой ужас! Дороти не любила ходить вокруг да около и решила провести разведку боем.

Она с пристрастием разглядывала Эдит. Враг силен… Теперь понятно, почему Анри назвал ее розой, хотя, скорее, она похожа на розовый бутон: нежный овал лица, открытый взгляд больших карих глаз и мягкие светлые волосы придавали ей юный, девичий вид. Однако судя по маленькому твердому рту и упрямому подбородку, Эдит обладает сильным характером. Дороти затосковала.

– Анри изворотливый как уж! – хмыкнула она. – Не успокоюсь, пока не притащу его к алтарю.

– Не надо притворяться, ведь мы же одни, – мягко упрекнула ее Эдит.

У Дороти перехватило дыхание. Значит, Мишель что-то напутал… Неужели Анри и Эдит на самом деле обручены?! Ей захотелось закричать, подраться, убежать, куда глаза глядят и спрятаться. Но из гордости она не шелохнулась.

– Что с вами? – встревожилась Эдит. – Вы вдруг так побледнели… Вам нехорошо?

– Да нет, просто жарко… – Дороти взяла себя в руки. – Знаете, а вы с Анри та еще парочка! Вот я ни за что не стада бы скрытничать. И плевала бы на мамочку, которая лезет во все дыры!

– Моя мать здесь ни при чем, – возразила Эдит. – Я все делаю по-своему.

– Тогда почему вы…

– Потому что пока замуж не хочу. Наверняка, Анри будет требовательным мужем, а жених он замечательный! – Ее глаза лукаво блеснули. – Только, ради Бога, не говорите ему об этом, а то еще обидится!

– Да мне-то что за дело! – Дороти передернула плечами. – Хотя, по-моему, все это как-то странно.

– Да? А я люблю тайны. Это так романтично!

По ее игривому тону и легкому румянцу на щеках Дороти сделала вывод, что они любовники, и похолодела от ревности. Впрочем, подумаешь, какие мелочи! Еще одна женщина в жизни Анри… Да знает ли Эдит, кому доверилась? Если он уже сейчас ей изменяет, что же будет после свадьбы? Хотя, может, Эдит все устраивает: – как говорится, лучше часть, чем ничего…

Дороти нахмурилась. А ее такой брак не устроит. Выйди она замуж за Анри, у нее бы хватило смелости дать ему столько свободы, чтобы он не чувствовал себя связанным и в то же время не уходил слишком далеко.

Итак, за дело! В первую очередь надо убрать с дороги Эдит. Дороти не испытывала ни малейших угрызений совести на ее счет. Верно, говорят, в любви как на войне. А она полюбила Анри с первого взгляда, еще ребенком, и, хотя поняла это не сразу, твердо верила: их судьбы неразлучно связаны.

– Ну что вы тут стоите? – Анри спустился с крыльца, подбежал к ним и приобнял Эдит за плечи. – Надевайте купальники, и пошли в бассейн.

– С удовольствием! – Эдит направилась в дом. – А ведь я еще не видела ваш бассейн, а…

Дальше Дороти не расслышала и, не желая быть третьей лишней, подождала чуть-чуть и лишь, потом поднялась к себе переодеться.

Она хотела опередить сладкую парочку: быстро надела купальник, темные очки, накинула на плечи полосатый пляжный халатик и, схватив соломенную шляпу, бегом спустилась в сад.

Похоже, убрать с дороги соперницу будет не так легко, как ей представлялось. Хотя Анри и не слишком увлечен «розой без запаха», Эдит куда больше подходит для будущей матери его детей, чем Дотти с ее происхождением, дикими манерами и всем прочим.

Ну а если вспомнить все ее эскапады, дабы вывести Анри из себя и поставить его в дурацкое положение, немудрено, что он боится связывать с ней жизнь. Правда, уступи она ему прошлой ночью, он бы… Нет, только одна постель не может заставить такого мужчину, как Анри, изменить привычный образ жизни.

Дороти заметила яркого мотылька, порхающего над алой розой. И тут же мотылек превратился в Анри, роза в Эдит, а нектар… Нет, это уже похоже на навязчивую идею! Она чуть не расплакалась. Розыгрыш зашел слишком далеко! Она окончательно запуталась и, если не добьется любви Анри… Нет, даже думать о поражении она не станет, ведь она Дороти Грант!

Анри трудно выбирать между Эдит и Дотти, а как бы он поступил, доведись ему выбирать между Эдит и Дороти? Но если она откроется сейчас, вся ее затея просто не имеет смысла. Нет! Пусть Анри полюбит ее в образе лягушки, и, как только он ее поцелует, она превратится в принцессу!

Дороти подошла к бассейну: голубое зеркало, воды, нагретый солнцем белый каменный пол, белые и голубые пляжные лежаки и шезлонги… Мечта, да и только! А она сейчас не в силах оценить все это по достоинству. Сбросив халат, Дороти расположилась на лежаке: крошечный черный купальник едва прикрывал аппетитные формы. Она грелась на солнышке, а в мозгу созревал один план за другим. Однако очень скоро она убедилась: полуденный солнцепек не способствует мыслительному процессу.

Послышался смех: пришли Анри и Эдит. Сквозь темные очки Дороти вела наблюдение. Анри наклонил к Эдит свою темноволосую голову, а та, повернувшись к нему, с улыбкой что-то чирикала. Так бы взяла, положила руки на эту нежную шейку и свернула пташке головку!

Рассмотрев соперницу в купальнике, Дороти окончательно пала духом. Хотя Эдит не отличалась ростом и пышными формами, у нее в нужных местах все было в нужных количествах: сквозь красный шелковый купальник просвечивала девичья грудь – как два твердых яблочка.

Дороти перевела взгляд на Анри и чуть не застонала: до чего хорош! Хотя ночью он раздевался у нее в спальне, она не рассмотрела его в полумраке. Теперь, при ярком свете дня, глядя на его ладное бронзовое от загара тело, Дороти почувствовала, что ее снова охватывает возбуждение, и поскорее перевела глаза на зеркальную гладь воды.

Тишину снова нарушил смех. Дороти обернулась и чуть не заскрежетала зубами: закинув руки за голову, Эдит улеглась на шезлонг, и трусики у нее чуть сползли, притягивая мужской глаз. Анри поставил лежак посередине и, устроившись поудобнее, созерцал то Эдит, то Дороти.

Гнусный котяра! – с отвращением думала Дороти, глядя, как Анри облизывается, словно кот на сметану, на прелести Эдит.

Не желая принимать участия в пустой болтовне, Дороти молча лежала, взирая на мир сквозь черные очки, что весьма соответствовало ее мрачному настроению.

– Дотти, а ты могла бы быть чуть-чуть полюбезнее! – заметил Анри, когда Эдит встала и подошла к краю бассейна попробовать воду.

– С какой стати? Ведь это твоя тайная любовь, а не моя.

– Ты что, никак ревнуешь?

– Размечтался! – огрызнулась Дороти, забыв о том, что дала себе слово быть с ним поласковее. – Анри, я же тебе говорила, ты не в моем вкусе.

– Вот как?! И чем же я тебе не приглянулся?

– Терпеть не могу бабников!

– Тогда почему ты такая мрачная?

– Неужели непонятно? Не хочу быть третьей лишней.

– Дотти, я не приглашал Эдит. Просто новые жильцы приехали на месяц раньше.

– За кого ты меня держишь? Ну, при чем тут жильцы? Просто Эдит воспользовалась предлогом и приехала тебя попасти.

– Ты что, думаешь, она ревнует к тебе? – И Анри рассмеялся, да так весело, что раздражение Дороти сменилось яростью. – Скромнее нужно быть!

– Интересно, а если бы Эдит застукала тебя у меня в спальне прошлой ночью, что бы она сказала?

Ее замечание ничуть не смутило Анри.

– Ну и что? Бывает, мужчина любит и не одну женщину.

– При чем тут любовь? – взвилась Дороти. – Рассуждает о любви, а сам ни одну юбку не пропустит! Тоже мне, жеребец-производитель!

– Спасибо за комплимент! – с невозмутимым видом заметил Анри. – Только не тебе об этом судить.

Дороти вспыхнула, а Анри с ехидной ухмылкой заметил:

– Я рад, что мы понимаем друг друга с полуслова. – Он покосился на Эдит и, увидев, что она по-прежнему сидит спиной к ним, ловко засунул ладонь в лифчик Дороти, обхватив ее упругую грудь.

– У тебя что, совсем нет совести? – прошипела она, отодвигаясь от него подальше.

– Дотти, я верен себе. А раз так, моя совесть чиста.

– Выходит, я тебе нужна?

– А ты сама не знаешь?

– А я про тебя ничего не знаю, – мрачно констатировала Дороти.

– Ну, так доверься женской интуиции.

– А если она меня подведет?

– Тогда доверься мне.

– А можно?

– Хочешь гарантий? – хмыкнул он. – В таких делах гарантий быть не может. – И, легко поднявшись, он подбежал к Эдит.

Знай, сверчок свой шесток! – с горечью подумала Дороти. Хотя еще не вечер: ведь она не успела показать себя с лучшей стороны.

Анри сидел на корточках рядом с Эдит.

– До сих пор боишься глубины? – поддразнил он ее.

Эдит кивнула и собралась вынуть ноги из воды, но Анри ее остановил.

– Не бойся, детка, я не стану насильно толкать тебя в воду. Хочешь, позанимаюсь с тобой, и часа через два будешь плавать как утка?

– Гарантируешь? – не удержалась Дороти. Анри взглянул на нее и сказал с расстановкой:

– Когда тебе доверяют, можно научить всему. Дороти поняла, что он намекает на прошлую ночь, когда она не поддалась на его уговоры. И правильно сделала!

Дороти вскочила и с горящими щеками прошествовала к трамплину, забралась на последнюю ступеньку и, исполнив великолепное сальто, вошла в воду. Зря старалась! С тем же успехом могла плюхнуться животом: Анри и Эдит были полностью поглощены друг другом.

Дороти с мрачным видом плавала взад-вперед то на спине, то кролем, не забывая вести наблюдение за сладкой парочкой в лягушатнике. Эдит на самом деле панически боялась воды, и Дороти удивлялась долготерпению Анри. Приходится признать, в этом типе есть и хорошее! Просто по отношению к женщинам он непостоянен и бесчестен…

А сумеет ли она его укротить? Будет ли брак удачным, если ей удастся все-таки притащить его к алтарю? Дороти повернулась на спину и поплыла, жмурясь от солнца. Разум подсказывал ей придерживаться первоначального плана: влюбить в себя Анри, а потом бросить. Но сердце упрямо твердило свое: оставить Анри она не сможет.

Почувствовав волну, Дороти подняла голову и увидела, что к ней плывет Анри. Она перешла на кроль, но не проплыла и половины бассейна, как он обогнал ее.

– А ты на самом деле отлично плаваешь! – заметил Анри, когда плыл обратно. – Видно, один из твоих дружков был тренером по плаванию. Угадал?

Дороти промолчала. Она избегала смотреть на его сильное тело. Да, он победит ее в любом поединке. Но только физически, а. что до интеллекта, то еще неизвестно, кто кого одолеет.

Анри, прислонившись к стенке бассейна, ждал ее.

– Дотти, если ты так же спортивна в постели, кому-то здорово повезет.

– А ты можешь думать о чем-нибудь, кроме секса?

– Разумеется. Просто, как и все, предпочитаю думать о том, что мне приятно. – Он сложил руки на груди. – А твоя беда в том, что ты закомплексована. Знаешь, Дотти, тебе нужно завести роман.

– Согласна. Вот поэтому я и хочу выйти замуж.

– Как старомодно!

Ответить она не успела. Раздался крик, и они увидели, что на другом конце бассейна Эдит беспомощно барахтается в воде.

В считанные секунды Анри оказался рядом и вытащил ее из воды. Следом подплыла Дороти.

– Ведь я говорил тебе не заплывать одной на глубину! – отчитывал Эдит Анри.

– Говорил, – тяжело дыша, пробормотала Эдит. – А я… я хотела сделать тебе сюрприз.

– И тебе это удалось! Напугала меня до полусмерти! Дорогая моя, раз уж я взялся учить тебя плавать, позволь мне самому решать, как и что делать.

Эдит все еще дрожала от испуга. Анри заботливо укутал ее в свой халат и усадил в шезлонг.

– Может, принести кофе? – предложила Дороти.

– Пожалуй, тут нужно кое-что покрепче, – заметил Анри и направился в пляжный домик.

– Я такая дурища! – извинялась Эдит. – Увидела, как вы с Анри здорово плаваете, и почувствовала себя так глупо, что…

– Эдит, вы научитесь плавать, нужно только поверить в свои силы, – подбадривала ее Дороти. – А Анри вам поможет. Он классный учитель.

– Знаю. Он так уверен в себе… Анри еще ребенком знал, чего хочет от жизни, и теперь всего добился.

– И титул на подходе, – не удержалась от шпильки Дороти.

– А титул Анри не нужен! – возразила Эдит. – Ясное дело, Гранты не прочь, чтобы он женился на их дочери, только это безнадежная затея… Анри такой чувственный мужчина, а Дороти Грант красотой не блещет.

– При чем тут Дороти Грант? Главное, что он любит вас, – опустив глаза, тихо сказала Дороти.

Раздались шаги, и они умолкли: вернулся Анри с бутылкой «Шато Марго» и тремя бокалами.

– За что будем пить? – спросил он, разливая вино.

– За любовь! – предложила Дороти. – Одну на всю жизнь.

– За секс! – усмехнулся Анри, поднимая бокал. – Без него жизнь скучна.

– За брак! – добавила Эдит. – В идеале он совмещает и то и другое.

– А вот за это, мой ангел, я выпью с превеликим удовольствием! – Анри сделал глоток, а Эдит, перехватив взгляд Дороти, сказала:

– Мы, французы, часто говорим о браке весьма прозаично, только это вовсе не значит, что мы так к нему относимся.

– А к тебе, моя дорогая, это вообще не относится! – Анри ласково погладил Эдит по щеке. – Ты у меня не такая, как все. Ты самая цельная натура из всех, кого я знаю. Кроме мамы.

Дороти поставила бокал на столик с такой силой, что ножка чудом уцелела. Ну, все, с нее довольно!

– Пожалуй, я съезжу в город, похожу по магазинам, – объявила она.

– Дотти, а ты нам не мешаешь, – сказал Анри. – Если мы с Эдит захотим побыть вдвоем, мы так прямо и скажем.

– А при чем тут вы? Просто захотелось прокатиться и посорить деньгами.

– Хочешь, возьми мою машину, – любезно предложил Анри, но тут же спохватился: – Хотя вряд ли ты справишься с «феррари».

– Ну почему же, кое-какой опыт у меня есть! – с достоинством возразила Дороти: перспектива торчать на жаре, поджидая автобус, ее не слишком привлекала.

– Как! Ты еще и машину водишь! – Анри хмыкнул. – Дотти, сколько же у тебя талантов! Да, ты полностью оправдываешь свое имя: не женщина, а дар богов! Только пусть тебя лучше отвезет Жорж.

– Ты что, не веришь, что я вожу машину?

– Верю-верю. Ты и с «ягуаром» справишься.

Дороти чуть было не ляпнула, что так оно и есть, но вовремя прикусила язычок.

– Если серьезно, мой бывший дружок давал мне прокатиться на мотоцикле.

– Дотти, Жорж в полном твоем распоряжении.

Дороти отпустила шофера, когда они доехали до центральной площади городка.

– Приезжай за мной часа через три, – попросила она. – Хочу погулять, а заодно перекушу где-нибудь…

– Мадемуазель Дотти, а вы зайдите вон в ту таверну на углу, – предложил шофер, махнув в сторону мощенной булыжником узкой улочки. – Не пожалеете!

– Может, зайду. Если будет свободный столик.

– Как не быть! – Жорж улыбнулся, показав ровные, желтые от табака зубы. – Хозяин заказал вам столик.

– Анри такой предупредительный! – промямлила Дороти и, зная, что столик заказан и спешить незачем, решила прогуляться по городу.

Был полдень, магазины закрылись на обед, и оставалось лишь глазеть на витрины. Дороти приглядела бутылку сливового ликера для отца и коробку для рукоделья с ручной росписью для матери.

Основательно проголодавшись, она вернулась к таверне, где насладилась свежей, только что выловленной из Луары щукой, муссом из лососины, сдобренным острым козьим сыром, и превосходным молодым местным вином.

Только мысль о том, что Анри и Эдит сейчас воркуют, омрачала ей все удовольствие. Хотя Эдит и уверяла, будто ее матушка следит за ними недреманным оком, Дороти живо представила их в объятиях друг друга, и ей стало так тошно, что даже пропал аппетит.

К счастью, магазины уже открылись, и она отправилась за подарками родителям, а на обратном пути, заметив в витрине лавки сыры, купила корзину с набором сыров для Элен Ромье.

Когда возвращались в замок, солнце близилось к закату, окрашивая небо розовой дымкой. Внезапно у Дороти стало тихо и спокойно на душе, и мысли о том, что будет, перестали ее тревожить.

Нет, чувство Анри к взбалмошной, но доброй Дотти слишком сильно: он не может ее бросить. Особенно после сегодняшнего вечера, когда она откроет ему такую Дотти, какую он еще никогда не видел.

11

Вечером Дороти спустилась в гостиную в элегантном летящем платье из шифона в пастельных тонах. Строгая прическа, минимум косметики – как говорится, почувствуйте разницу! Судя по выражению лица Анри, новая Дотти его несколько озадачила. Одарив его мягкой улыбкой, она не спеша подошла к нему и спросила:

– Скучал по мне, любимый?

– Не то слово!

По его невозмутимому взгляду она поняла, что он прекрасно владеет собой, и, обернувшись к Эдит, любезно осведомилась:

– Анри удалось еще раз затащить вас в бассейн?

– Удалось. И не один раз. Анри сделал невозможное: теперь я могу опускать голову под воду и не боюсь, что утону!

– Анри может научить кого угодно и чему угодно, – с гордостью вставила свое слово Элен. – У него прирожденный дар.

– Это точно: учитель Анри классный! Во всяком случае, он может преподать хороший урок любому, – согласилась Эдит и переглянулась с Анри.

Интересно, что это еще у них за секреты? – насторожилась Дороти.

– Дотти, хочешь выпить? – Анри не слишком учтиво схватил ее за локоть и подвел к буфету, где на серебряном подносе стояла бутылка шампанского. – У тебя все написано на лице. Что за ребячество! Ты ревнуешь меня к Эдит? Зря стараешься! Запомни: я никогда не был и не буду твоей собственностью.

– Боже упаси! Зачем мне собственность? Лишние хлопоты, только и всего!

Взяв бокал с шампанским, она повернулась к Анри спиной и села напротив Эдит и мадам Ромье. Те с воодушевлением обсуждали проблемы современной французской литературы, в частности последний роман Франсуазы Саган, – подходящая тема, особенно если учесть, что Эдит изучает филологию! Дороти смотрела на нее и все больше падала духом: она так подходит Анри, что, несмотря на страсть к Дотти, он вряд ли сможет расстаться с Эдит.

Дороти попыталась представить себе, как бы сама вела себя в аналогичной ситуации: например, доведись ей влюбиться в какого-нибудь панка. Наверняка бы противилась чувству, уговаривала бы себя, мол, все это только блажь и скоро пройдет… Кто знает, может, Анри именно этим и занимается сейчас?!

Выпрямившись, она вошла в ставший привычным образ и, щелкнув пальцами, громко позвала Анри:

– Эй! Ты забыл долить мне бокал!

– Извини.

Он подошел к ней с бутылкой шампанского и, наполняя бокал, снова переглянулся с Эдит, словно давая понять, что ей нечего опасаться этой развязной девицы, которая ровным счетом ничего для него не значит. Перехватив его взгляд, Дороти похолодела, осознав, насколько он близок с Эдит. Никогда еще она не видела Анри таким раскованным и уверенным в себе. Пытаясь побороть охватившее ее уныние, она ударилась в воспоминания, как раньше работала горничной, причем обрисовала все так живо и увлекательно, что мадам Ромье заслушалась.

– Я вам скажу без утайки: такой работенки врагу не пожелаю! – заключила Дороти свой рассказ. – Некоторые мужья за спиной у жен позволяют себе такое! – Она закатила глаза. – Черт знает что!

Анри налил себе шампанского и натянутым тоном спросил:

– Мама, не пора ли к столу?

– Пожалуй. – Элен обернулась к Дороти и с улыбкой сказала: – Дотти, еще раз большое вам спасибо за подарок! Обожаю сыры! Право, дорогая моя, это очень мило с вашей стороны!

Она говорила с такой искренностью, что Дороти готова была поклясться: в ее глазах светились доброта и симпатия. Какая из нее получится замечательная свекровь! Но неужели Дотти так и не станет ее невесткой?!

Чем больше Дороти наблюдала за Анри и Эдит, тем меньше верила в успех. Казалось, они понимают друг друга с полуслова… Может, лучше сразу отказаться от борьбы, а то потом будет еще больнее?

За ужином Дороти все больше убеждалась в том, что у нее нет шансов на победу. От расстройства у нее пропал аппетит, и Анри, глядя, как она вяло ковыряет вилкой в тарелке, спросил:

– Дотти, в чем дело? Ты почти ничего не ешь.

– Мне что-то не по себе, – солгала Дороти. – Наверное, выпила за обедом лишнего. С вашего позволения, мадам Ромье, я пойду к себе. Хочу пораньше лечь спать.

– Разумеется. Дотти, у вас в ванной в аптечке есть аспирин. Ну а если хотите что-то посильнее, я…

– Нет, спасибо. Аспирин как раз то, что нужно. – Избегая смотреть на Анри, Дороти встала из-за стола и вышла.

Она тихо поднялась по устланной ковром лестнице, не слыша шагов за спиной, и, когда подошла к двери своей комнаты и Анри оказался рядом, опешила.

– Что ты хочешь? – спросила она, взявшись за ручку двери.

– Поговорить.

– А есть о чем? По-моему, все и так яснее ясного.

Анри молча втолкнул ее в комнату.

– Уступаю грубой силе! Ну и что ты хочешь мне сказать?

– Хочу, чтобы ты знала: я. сказал матери, что мы с тобой расторгли помолвку.

– Что?! – Дороти показалось, будто ее ударили в сердце.

– Недовольна? Ведь ты сама этого хотела.

– Я?! Ну да, то есть… я хотела, чтобы ты… ты сказал матери правду. – Дороти старалась не выдать своего отчаяния. – Что все это игра. – Она перевела дыхание. – А ты сказал, что собираешься жениться на Эдит?

– Пока нет. Лучше повременить пару месяцев… – Анри сел в кресло у кровати, закинул ногу за ногу и устроился поудобнее. – Знаешь, Дотти, а наша с тобой фиктивная помолвка улучшила мои отношения с Эдит. Наконец-то она согласилась выйти за меня замуж. В конце года.

Итак, подтвердились худшие из ее опасений. Дороти еле сдерживала дрожь.

– Вот как?! Значит, я заслужила премию, – выдавила она.

– И ты ее получишь. Надеюсь, тебе понравится. – Анри подошел к ней так близко, что она ощутила его дыхание. – Дотти, у меня к тебе особое чувство, – ласково продолжал он, играя прядкой ее волос. – Ты меня все время провоцировала, дразнила, измывалась, а я все равно ничего не могу с собой поделать.

– Не можешь? – шепотом повторила Дороти, сомневаясь, верно ли она расслышала.

– Да, не могу! И не изображай удивление, любовь моя! Ты прекрасно знаешь, как я к тебе отношусь. Никогда я не желал так ни одну женщину! И расставаться с тобой не собираюсь.

– А как же Эдит?!

– А при чем здесь Эдит?

– Как это при чем?! – Дороти смотрела на него во все глаза. – Ты же собрался на ней жениться.

– Собрался. Только к нам это не имеет никакого отношения.

– Я… я тебя не понимаю.

– Все очень просто, радость моя. Эдит мне нравится, и из нее выйдет образцовая жена. А ты открыла во мне нечто такое, о чем до встречи с тобой я даже не подозревал.

Дороти молчала: она была так потрясена, что даже не чувствовала боли. Боль придет потом. А сейчас главное – не выдать себя. Анри не должен знать, что его оскорбительное предложение разом перечеркнуло все ее мечты.

– Выходит, мы обе тебе нужны, – не поднимая глаз, еле слышно произнесла она. – Ведь так?

– Дотти, я бы хотел, чтобы все было иначе! – поспешно сказал он. – Чтобы была только одна ты. Но это лишь пустые мечты… Пойми, наше общество еще более косное, чем у вас в Англии. Ты сама будешь чувствовать себя как рыба на берегу…

– А твоей маме я понравилась, – возразила Дороти.

– Мама прекрасный, добрейший человек. Но и она понимает: наш брак был бы несчастьем для нас обоих.

– Значит, Эдит нужна для общества, а я для тебя?

Ответ был написан у него на лице. Дороти показалось, будто ее зажимают в тисках. Наконец она увидела Анри в истинном свете: лицемер и эгоист! Циник проклятый! Не моргнув глазом предлагает любимой женщине разделить его с другой! И почему? Потому что она не вписывается в его среду. Ничего себе любовь! Дороти зажмурилась, как будто нелицеприятная правда резала ей глаза, потом открыла их и посмотрела Анри в лицо. Его глаза пылали вожделением.

– Дотти, я люблю тебя! – обдавая ее жаром, шепнул он и притянул к себе. – А любви не нужны золотые оковы. Мы с тобой и так одно целое. Пусть говорят наши тела.

От его близости решимость Дороти таяла. Она чувствовала его горячее дыхание, его руки говорили красноречивее любых слов, и у нее не осталось сил сопротивляться. Он прижался к ее губам, и ей показалось, что от одного его прикосновения она стала мягкая как воск, но ее губы не – ответили на его поцелуй.

Анри оторвался от ее губ и с удивлением спросил:

– Любимая, что-то не так?

– Да. Все не так! Я знала, что у тебя дурная слава, но мне и в голову не могло прийти, что ты предложишь мне такую сделку… Да у тебя нет чести!

– Дотти, ты это серьезно? – Анри был потрясен. – Я всегда был предельно честен с тобой.

– И с Эдит тоже?

– Не совсем, – признался он, отводя глаза. – Но со временем она все узнает и примет как должное.

– Откуда такая уверенность?

– Эдит умна и практична. Она хочет выйти замуж за человека своего круга и в то же время сделать карьеру. Значит, излишне требовательный муж ей не нужен. Радость моя, не волнуйся на этот счет. Вот увидишь, все уладится!

– Для тебя, может, и уладится. А вот мы с Эдит вряд ли сможем быть счастливыми.

– Дотти, обещаю, у тебя всего будет вдоволь…

– Замолчи!

– Я куплю тебе квартиру, машину, украшения – все, что захочешь!

– Нет! – Она сама не заметила, как перешла на крик. – Нет!!! – Дороти судорожно перевела дыхание, пытаясь сообразить, как достойно выйти из этой ситуации. Что делать? Мысли лихорадочно толклись в голове, но она отбрасывала одну за другой. Нужно сказать что-то, неважно что, лишь бы скрыть свое унижение и не уронить себя. – Ну ладно, – словно с неохотой проговорила она, ухватившись за одну мысль, которая показалась ей довольно удачной. – Шила в мешке не утаишь… Все равно скоро узнаешь.

– Что узнаю?

– Правду. – Она собралась с духом. – Анри, ты очень привлекательный мужчина и флиртовать с тобой было одно удовольствие. – Она подняла на него глаза. – Но дело в том, что Мишель сделал мне предложение и я собираюсь его принять.

По румянцу, залившему лицо Анри, Дороти поняла: для него это удар. Причем ниже пояса. Но удар по самолюбию: любить он просто не способен.

– Ты что, язык проглотил? – спросила она с наигранной небрежностью. – Признайся, Анри, ведь ты думал, что я никому не нужна?

– Ничего я не думал! Да я знать не знал, что у Мишеля на твой счет серьезные намерения.

– Ну конечно! Такое тебе и в голову не могло прийти. – Дороти хохотнула. – По-твоему, я недостаточно хороша, чтобы стать твоей женой, а вот Мишель считает по-другому. И готов на мне жениться.

– Но ведь ты еще не дала согласия? – уточнил Анри. – Ты сама только что сказала, что собираешься принять его предложение.

Вот это да! Ну и наблюдательность! Надо быть поосторожнее со словами… Только и она тоже не лыком шита!

– Дело в том, что сначала мне нужно с ним объясниться, – тщательно подбирая слова, проговорила Дороти. – И я не хотела говорить с ним об этом здесь.

– О чем именно?

– Не твое дело. Это касается только меня и того, за кого я выйду замуж.

– То есть Мишеля? – Анри ухмыльнулся. – Браво, Дотти! Неплохо придумано! Только я тебе не верю. Ты все это выдумала, потому что я тебя оскорбил.

– Да уж, по правде сказать, твое предложение не слишком лестное! – Дороти невесело усмехнулась. – Но, если честно, к моим чувствам к Мишелю оно не имеет никакого отношения.

Анри сощурился и пристально посмотрел ей в лицо. Собрав всю волю в кулак, Дороти выдержала его взгляд. Он первый отвел глаза, и вид у него был довольно жалкий.

– Значит, ты его действительно любишь? – чужим голосом спросил он.

– Люблю. – Она с вызовом подняла голову.

Румянец сошел у него с лица, он даже осунулся от злости.

– Ну что ж, выходит, ты не зря прокатилась во Францию! Если бы не наша сделка, ты бы не познакомилась с Мишелем.

– Верно. – Дороти улыбнулась, – Спасибо тебе за это.

Дороти сама себе удивлялась: с какой же легкостью она врет! Впрочем, с того памятного дня, как Анри приехал к ним в поместье, она только этим и занимается. И вполне закономерно, что, расставаясь с ним, продолжает лгать.

– Да, Анри, я на самом деле тебе очень благодарна, – повторила она. – И отказываюсь от денег, которые ты мне обещал.

– Считай это свадебным подарком! – съязвил Анри.

– Спасибо, но я не приму твоего подарка. Теперь эти деньги мне не понадобятся.

– Не сомневаюсь! – Голос у Анри был такой же бесстрастный, как и выражение лица.

Как же он не похож сейчас на того самоуверенного мужчину, который всего несколько минут назад вошел в ее комнату! Может, Анри все-таки дорога Дотти? Тогда почему он женится на Эдит? Злость и отвращение не давали воли слезам, в горле застрял комок.

– Знаешь, Анри, пожалуй, утром я уеду. Так будет лучше для всех.

– Согласен. – Он все медлил, словно хотел еще что-то сказать, но передумал и молча вышел, затворив за собой дверь и навсегда унося с собой ее надежды…

Дороти было так тошно, что она даже плакать не могла. Она разделась и легла в постель, но мысли ее были об Анри.

А если бы она призналась, что она Дороти Грант? Что тогда? Отказался бы Анри от Эдит и связал бы свою жизнь с женщиной, которая могла бы стать ему и женой и любовницей? Две в одной! Что еще нужно мужчине? Хотя кто их знает, что им нужно… И Дороти залилась слезами. Она сделала ставку на то, что Анри попросит руки Дотти, и проиграла. Спасибо Мишелю! Благодаря ему хотя бы ее гордость не пострадала.

Дороти перестала плакать. Мишель! Надо опередить Анри и поговорить с ним первой! Вдруг Анри позвонит ему и узнает, что она ему отказала! Дрожащими руками Дороти пролистнула справочник, нашла домашний телефон Мишеля и тут же позвонила.

– Мишель, это Дотти, – чуть дыша, сказала она. – Я… я подумала, надо тебе сказать… Завтра утром я возвращаюсь домой. – Она выдержала паузу. – Если хочешь, заеду с тобой повидаться.

– И ты еще спрашиваешь?! Да я только об этом и мечтаю! Дотти, а что там у вас с Анри?

– Все кончено. Расскажу при встрече.

– А во сколько ты приедешь?

– Точно не знаю. Как приеду в Париж, позвоню.

– Договорились. И сразу ко мне.

– Нет, спасибо. Лучше остановлюсь в гостинице.

– Зачем? Дотти, ты что, мне не веришь? Ведь мы же с тобой друзья!

– А я никому не верю. – Дороти хмыкнула и, войдя в образ Дотти, добавила: – Знаем мы вашу, дружбу. Дружба дружбой, а ножки врозь.

– Ну, ты и циник! – Мишель хохотнул. – Дотти, разреши мне хотя бы встретить тебя на вокзале и… Черт, не смогу: у меня переговоры с клиентом. Освобожусь не раньше шести.

– Ну ладно. Раз такое дело, приеду к тебе. Часов в семь. – И, прежде чем он успел ответить, положила трубку.

Дороти мучили угрызения совести; что она использует Мишеля как прикрытие. Ведь могла же наплести Анри, что у нее в Англии есть жених… Теперь поздно: что сделано, то сделано. Раз затеяла новую игру, придется довести ее до конца.

12

На следующее утро после бессонной ночи Дороти спустилась завтракать очень рано и, застав Элен за столом, удивилась и смутилась. Господи, и зачем только она пришла? Лучше бы уехала по-английски, не попрощавшись…

– Доброе утро! – пробормотала она, садясь за стол.

– Доброе утро, Дотти! Так вы уезжаете?

– Уезжаю.

– Признаться, я удивлена. Я думала, мой сын вам нравится, а теперь узнаю, что вы и Мишель…

Ну конечно! Анри все свалил на нее! Чего еще от него ждать? Сразу помчался оправдываться перед мамочкой!

– Я не хотела, но мы… – Дороти запнулась, не зная, что сказать, и опустила глаза. – Так уж вышло!

– Жаль! – Видя замешательство Дороти, Элен продолжила: – Дотти, а может, вы хотите отомстить Анри за то, что он начал ухаживать за Эдит?

– Нет! Это здесь ни при чем! – заявила Дороти вне себя от ярости, что не может сказать Элен правду. – Если уж на то пошло, я не верю, будто вам жаль, что все так обернулось! У меня с вашим сыном нет ничего общего. – Залпом, допив кофе, она выскочила из-за стола. – У вас есть расписание поездов на Париж? Хочу уехать пораньше.

– Вас отвезет Жорж.

– Спасибо, не надо. Как-нибудь сама доберусь.

– Анри уже распорядился. А еще просил извиниться за свое отсутствие: ему пришлось отлучиться в Ле-Крозе по неотложному делу.

– Ничего страшного. – Дороти пожала плечами. – Все равно нам больше нечего сказать друг другу. Прошу вас, попрощайтесь за меня с Эдит.

– Непременно. Вы с ней разминулись: она тоже поехала в Ле-Крозе.

Дороги представила себе Эдит с Анри, и у нее защекотало в носу. Она отправилась к себе собирать вещи. Ну и пусть Анри достается Эдит! Тоже мне подарок… Еще неизвестно, кому повезло! Да ей искренне жаль ту женщину, которая рискнет связать жизнь с этим бабником!

Побросав наспех вещи в чемоданы, Дороти начала закрывать замки и вдруг замерла. А с какой стати она берет с собой купленные Анри вещи? Видно, у нее от любовной горячки помутился разум! Ей от него ничего не нужно. Ничего, что могло бы лишний раз напомнить о нем. Вывалив содержимое чемоданов на кровать, Дороти взяла маленькую дорожную сумку, положила в нее сувениры родителям и вышла.

Часа через четыре машина уже подъезжала к Парижу.

– Мадемуазель, куда прикажете вас доставить? – спросил Жорж. – В аэропорт Орли?

– Нет. Отвезите меня в гостиницу «Сен-Патрис».

– А где это?

Дороти назвала адрес маленькой фешенебельной гостиницы, где обычно останавливались ее родители.

«Феррари» мчал по оживленным улицам Парижа, а на сердце у Дороти было пусто и тоскливо. Когда показались Елисейские поля, она припомнила, как совсем недавно ехала здесь с Анри, и на глаза у нее навернулись слезы, превратив пышную листву деревьев в неясную зеленую дымку.

Только когда машина запетляла по незнакомым узким булыжным улочкам и наконец, показалась вывеска гостиницы, Дороти начала приходить в себя. Она попробовала посмотреть на события последних недель со стороны. От этого боль не утихла, но Дороти начала смиряться с ней.

Хозяйка гостиницы мадам Флери радушно встретила гостью и самолично проводила ее на третий этаж в элегантно обставленный номер.

– Вы уже послали за багажом? – спросила она.

Не желая признаваться, что у нее нет багажа, Дороти молча кивнула.

– Не желаете перекусить?

– Спасибо, не надо. Перекушу в городе.

Хозяйка ушла, а Дороти раздумывала, не позвонить ли матери и сообщить, что она уже в Париже. Но выслушивать мамины «а что я тебе говорила», «я так и знала» у нее не было сил, и она поступила так, как поступила бы на ее месте любая женщина, – пошла по магазинам выбирать себе новые туалеты.

Часа два Дороти носилась по магазинам, пытаясь стереть из памяти, как они покупали для нее вещи с Анри. На этот раз Дороти сама выбрала себе несколько элегантных нарядов, после чего отправилась в дорогую парикмахерскую, где наконец-то распрощалась с жуткими морковными волосами и стала опять золотисто-рыжей, ну и, конечно же, сделала новую прическу.

До чего же хорошо снова стать самой собой! – думала повеселевшая Дороти, возвращаясь в гостиницу переодеться для встречи с Мишелем.

Она решила надеть креповую двойку оливкового цвета – открытый сарафан свободного покроя и жакет с высокими плечами. Такой наряд ко многому обязывал, но Дороти было не занимать ни стати, ни вкуса: волосы зачесали наверх и уложили локонами, подчеркнув стройную шею и точеный профиль, сдержанный макияж оттенял нежную кожу.

Ну вот, почти как прежняя Дороти! – подумала она, взглянув на себя в зеркало, и спустилась вниз, где ее уже ждало такси. Почти, да не совсем: у нее погрустнели глаза. А может, она просто повзрослела?


Мишель жил на последнем этаже старинного особняка на берегу Сены, в одном из престижных районов Парижа. Он с нетерпением ждал ее в холле, а за спиной у него маячил слуга.

В отличие от квартиры Анри, забитой антиквариатом, это было типичное современное холостяцкое жилище, но первое, на что Дороти сразу обратила внимание, это обилие книжных полок и богатейшая коллекция пластинок и компакт-дисков классической музыки. Мишель еще больше вырос в ее глазах. Впрочем, она с самого начала поняла, что он человек тонкий: всегда проявлял по отношению к Дотти симпатию и понимание, не то, что Анри Ромье. Жаль, что сердцу не прикажешь… – Ну, наконец-то! – обрадовался Мишель. – А то я уже начал волноваться, вдруг ты передумала…

На нем был безупречно сшитый бежевый костюм, кремовая рубашка со строгим галстуком в полоску, да и сам он казался строгим и каким-то непривычным… С таким человеком шутить нельзя, тем более играть его чувствами.

Дороти стало стыдно, и она дала себе слово не усугублять свою вину новым обманом.

– Дотти, ты так решительно отвергла меня, что я, признаться, и не надеялся тебя увидеть.

– Не могла же я приехать в Париж и не повидать тебя, – тщательно подбирая слова, ответила Дороти.

Мишель пожирал ее глазами. Лучи заходящего солнца, отразившись в оконном стекле, позолотили ее волосы, и в глазах у Мишеля промелькнуло удивление. Он хотел что-то сказать, но передумал и подвел ее к креслу.

Завидное, самообладание! – отметила про себя Дороти. Мишель не мог не заметить, что Дотти стала другой, однако не подавал виду, и Дороти из озорства решила потянуть время и посмотреть на его реакцию, когда он поймет, что она изменилась не только внешне.

– Хочешь шампанского? – спросил он.

– С удовольствием. Если можно, сухого.

– У меня есть бутылка «Пол Рожер».

– Слишком крепкое, на мой вкус, – возразила Дороти, с трудом сдерживая смех при виде его растерянности. – Может, у тебя найдется «Мум»?

– Представь, найдется. Но ведь оно довольно сухое и…

– Отлично! – просияла она.

Через пару минут Мишель вернулся с шампанским в ведерке со льдом и двумя высокими фужерами.

– Восторг! – Дороти подняла фужер и посмотрела на свет. – Не понимаю, что это за мода пить шампанское с палочкой для коктейля!

– С палочкой?

– Ну да, чтобы не было пузырьков. Святотатство, да и только. Согласен?

– Пожалуй… – не сразу согласился он.

– Ведь именно пузырьки делают шампанское таким праздничным. А ты как считаешь?

– Так же. Хотя, признаться, не предполагал услышать подобные речи от тебя.

Дороти опустила глаза и пригубила вино, следя за Мишелем сквозь ресницы.

– Дотти, а почему ты вдруг сорвалась и уехала?

– Из-за Эдит.

– Эдит Фолен? Не понимаю… При чем тут она?

– Эдит вместе со своей матерью приехала погостить на пару дней, и это ускорило события. – Она поставила фужер на столик. – Оказывается, они с Анри тайно обручены. Уже полгода.

– Не может быть!

– Представь себе, может.

– А мне ни слова! – поразился Мишель. – Скрытный черт!

– Даже мадам Ромье об этом пока не знает. Насколько я поняла, они собираются пожениться в конце года.

– Ну и ну! Ловко же Анри водил всех за нос! Уверял, что не собирается жениться, а сам уже давно обручился с Эдит… Ну ладно, при встрече все ему выскажу!

Дороти предусмотрительно помалкивала. Она заметила, что Мишель то и дело поглядывает на нее с немым вопросом, и ничуть не удивилась, когда он поставил фужер на столик и подошел к ней совсем близко.

– Дотти, с тобой что-то случилось. Ты стала совсем другой… И не только внешне. Даже говоришь по-другому.

– Разве? – Дороти откинула голову и распахнула глаза. – Ну и как тебе Дотти в новом исполнении? Нравится?

– Разумеется. Но ты и раньше мне нравилась. Ведь я сделал предложение Дотти в старом исполнении, не забыла?

– Разве такое забудешь? – вопросом на вопрос ответила она и невольно, из желания заглушить боль от разлуки с Анри, протянула Мишелю руки.

Он взял ее за запястья, сел рядом и принялся пристально рассматривать.

– Ни разу не видел тебя в столь изысканном наряде! И макияж у тебя совсем другой, и прическа новая… Но дело не только в этом. Ты… Понял! Ты поменяла цвет волос!

– Угадал. Поменяла спелую морковку на переспелый гранат!

Мишель рассмеялся.

– А вот чувство юмора у тебя, моя милая Дотти, такое же, как и прежде!

– Дороти, – уточнила она, решив взять быка за рога. – Дороти Грант.

– Ну да, я знаю, твое полное имя Дороти… – Он осекся. – Анри представил тебя тогда в ресторане. Как-как ты сказала? Грант?

– Именно так. Ты не ослышался. Я – Дороти Грант. Ну а если угодно, Доротея Марианна Эмилия Грант, из рода Грантов. – Она встала и отошла к окну, чувствуя, что ей будет легче объясняться на расстоянии.

– Ну и ну! Сегодня у меня день сюрпризов… – Мишель покачал головой. – Дороти, надо думать, для всего этого маскарада у тебя была веская причина?

– Если честно, сначала я хотела просто разыграть Анри, – призналась Дороти. – Но лучше начну с самого начала. – И, запинаясь и прерываясь, она рассказала Мишелю все, умолчав лишь о своем чувстве к Анри.

– Дороти, я в восторге! Классный розыгрыш! И ты с блеском сыграла роль Дотти! – Мишель смотрел на нее восхищенными глазами. – Знаешь, были моменты, когда я думал, что у тебя раздвоение личности… Настолько некоторые проявления характера Дотти противоречили друг другу. – Он всплеснул руками. – Но кому могло прийти в голову, что ты Дороти Грант!.. Неужели Анри до сих пор ничего не знает?

– Даже не догадывается!

– Ничего удивительного! А кто бы догадался? Дороти, ты не только ослепительно красива, но и на редкость талантлива. – Он подошел к ней. – Так сыграть Дотти… Теперь я понимаю, почему ты мне отказала. Ты морочишь голову Анри, а я заявляюсь и начинаю учить тебя уму-разуму. Вот осел! Могу себе представить, как ты веселилась на мой счет!

Мишель смотрел на нее с таким искренним обожанием, что Дороти еще больше укрепилась в своем решении не использовать Мишеля как прикрытие. У нее нет права играть чувствами такого славного парня! Хватит дурить ему голову!

– Мишель, я хотела сказать…

Раздался звонок в дверь, и вслед за ним в холле послышался знакомый голос. Анри! Что ему надо?! Дороти изо всех сил старалась справиться с охватившим ее волнением, а он уже вошел в гостиную.

– Старик, извини, что вламываюсь без предупреждения, – начал он и, заметив у окна Дороти, на миг опешил. – Как, ты здесь?! – спросил он резко, почти грубо.

– А где же, по-твоему, мне еще быть? – с вызовом ответила она.

– Дружище, на этот раз тебя оставили в дураках! – с ухмылкой вмешался в разговор Мишель. – Прими мои соболезнования!

– В дураках?

– Увы! Взгляни на Дотти. Она тебе случайно никого не напоминает?

– Кого, например?

– Страшное привидение, которое махало тебе ручкой из окна особняка Грантов.

Анри прищурился, а Мишель расхохотался.

– Значит, Дороти и…

– Дотти одно и то же лицо, – договорил за него Мишель и протянул Дороти руку. – Имею честь представить, Дотти Робинс, она же Дороти Грант.

– А скоро стану Дороти Флоренн! – добавила она и, увидев, как засиял Мишель, пожалела, что не откусила себе язык. Как она могла из желания разозлить Анри так подставить Мишеля? Но отступать поздно: что сказано, то сказано. Она подошла к Мишелю и взяла его под руку.

– Любимая! – Он снова расцвел улыбкой, но Дороти закрыла ему рот ладонью и перевела взгляд на Анри, взиравшего на них с каменным лицом.

– Ну, Мишель, тебе и подфартило! – наконец пришел в себя Анри. – Делал предложение горничной, а женишься на хозяйке!

Знал бы Мишель, какое предложение сделал мне ты! – с горечью думала Дороти, но Мишель об этом никогда не узнает: она не вправе положить конец их дружбе. Раз уж не собирается выходить замуж за Мишеля, то и не станет яблоком раздора! И зачем только Анри приехал! Хотя понятно зачем: явился удостовериться, правду ли она ему сказала.

– Анри, надеюсь, ты на меня не сердишься за весь этот фарс? – с милой улыбкой спросила Дороти. – Согласись, тогда в лесу ты сам сыграл мне на руку.

– Это верно. – Голос мягкий, но рот сжат в упрямую, жесткую линию. – Я не сержусь.

– Значит, я прощена?

– Разумеется.

– Ну, вот и замечательно! Хорошо все, что хорошо кончается! – обрадовался Мишель. – Предлагаю выпить за нашу помолвку.

– И за вашу тоже, – обратилась Дороти к Анри. – Я сказала Мишелю. Надеюсь, ты не против?

– Вовсе нет. Тем более что это уже не секрет. За обедом мы с Эдит поставили матушек перед фактом и получили благословение.

– А Эдит приехала в Париж вместе с тобой? – Дороти сама на себя удивлялась: и откуда только берутся силы, когда на душе такая тяжесть?

– Приехала. – Анри усмехнулся. – Оказывается, даже самая разумная из женщин перед свадьбой сходит с ума на почве тряпок и, пока не заполучит свадебный наряд от Сен-Лорана, не успокоится!

– А давайте поужинаем все вместе в ресторане и отметим это событие! – предложил Мишель.

– Лучше в другой раз. Сегодня мы с Эдит приглашены на ужин к ее родственникам.

– Семейный ужин! – Мишель взял Дороти за руку. – Любимая, я так хочу познакомить тебя с моей семьей! Но родители вернутся из Канады только через три месяца.

Спасибо и на этом! – подумала Дороти. Достаточно того, что она водит за нос Мишеля, не хватает еще и его родителей.

– Но я с удовольствием возобновлю знакомство с твоими, – продолжил Мишель. – Твой отец наверняка захочет узнать жениха поближе. Вдруг я ему не понравлюсь?

– Ну что ты! На этот счет можешь не волноваться! – Дороти улыбнулась. – Друг Анри не может не понравиться папе.

– Слышал? – поддразнил Мишель Анри. – Только теперь я в полной мере оценил, как хорошо быть твоим другом!

– То-то! Помни мою доброту! Теперь ты мой должник. Ведь если бы не я, ты бы не познакомился с Дороти.

– Я твой должник до гробовой доски. – Мишель поднес руку Дороти к губам и поцеловал.

– Ну ладно, не стану мешать голубкам! – Анри поставил фужер на столик. – Всего доброго!

– Старик, а зачем ты заходил? – спросил Мишель, провожая Анри до двери.

– Спасибо, что напомнил. Все о тебе пекусь. Ты как-то спрашивал у меня телефон моего портного. Хотел позвонить, а потом решил заехать и заодно сообщить о помолвке с Эдит.

– Вот и молодец, что заехал! Однако какое совпадение! Два закоренелых холостяка одновременно попались на крючок.

– Только крючок все заглатывают по-разному. Кто глубоко, а кто и не очень! – сказала Дороти, войдя в холл. По тому, как Анри нервно сжал губы, догадалась – намек понят. Чего стоит его любовь к Эдит, если он предлагает другой спать с ним?!

– Ну, так какой номер телефона у твоего портного? – спросил Мишель и, достав записную книжку, принялся шарить по карманам в поисках ручки. – Черт! Куда-то запропастился мой любимый «Паркер»…

– А это случайно не твой? – спросил Анри, доставая из кармана золотую ручку.

– Откуда она у тебя? – удивился Мишель.

– Горничная нашла в комнате Дотти… Дороти, – бесстрастным тоном ответил Анри.

Дороти вспыхнула и отвернулась, а Мишель ничуть не смутился.

– Наверное, обронил, когда заходил к Дороти сделать предложение. Давай запишу номер.

Анри продиктовал номер и открыл дверь.

– Передай от меня привет Эдит, – сказала Дороти.

– Непременно, – ответил он и, махнув на прощание рукой, удалился.

Мишель тут же привлек Дороти к себе.

– Неужели ты на самом деле согласна стать моей женой? Любовь моя, почему ты вдруг передумала?

– Таковы женщины! – игриво ответила она, слегка отстраняясь. – Как там поется? «Сердце красавицы склонно к измене и к перемене, как ветер мая»… Так что смотри, поосторожнее со мной!

Она хотела обратить все в шутку, но Мишель снова привлек ее к себе и, глядя в глаза, сказал:

– Дороти, мне все в тебе нравится!

– Откуда такая уверенность? Предупреждаю: у меня скверный характер.

– У тебя? Ну, зачем ты на себя наговариваешь? Ты прелесть!

– Имей в виду, я не позволю собой командовать.

– Так ты феминистка? – Мишель обреченно вздохнул. – Ну что ж, придется и с этим мириться.

– А вот Анри не стал бы.

– Дороти, ты его недостаточно хорошо знаешь. Он тебя изрядно помучил, но ведь ты сама напросилась! Как вспомню, как ты говорила и что вытворяла… – Он засмеялся. – Наверное, ночами не спала, все думала, как бы ему досадить!

– Может, хватит об Анри? – перебила его Дороти.

– Как скажешь, любовь моя. – Он повел ее в гостиную, усадил на диван и сел рядом. – Я хорошо знаю Дотти. Как оказалось, это вымысел. Но я почти ничего не знаю о Дороти. Расскажи мне о себе.

– Да рассказывать особенно нечего… Я внештатный сотрудник женского журнала. Часто езжу за границу в деловые командировки. Иногда на полгода, – соврала она, надеясь таким образом положить начало расставанию.

– Тем приятнее нам будет вместе, когда ты вернешься, – прошептал Мишель и нежно погладил ее по щеке.

– Если буду уезжать часто, тебе вряд ли понравится, – предупредила она.

– Дорогая, ну зачем говорить о неприятном? – Он обнял ее за плечу. – Ведь мы любим другу друга, и это главное. Мы с тобой решим любую проблему.

Любую? Проблема одна: она его не любит. Дороти лишний раз убедилась в этом, когда руки Мишеля, скользнув у нее по спине, спустились на талию, а потом еще ниже и прижали ее к себе.

– Любовь моя! – задыхаясь от волнения, произнес он и приник к ее губам.

По части поцелуев Мишель оказался большим мастером, что не слишком удивило ее. Куда больше ее удивила собственная реакция: она почувствовала непреодолимое желание оттолкнуть его и убежать прочь. Лишь усилием воли она сдержала себя.

Однако Мишель заподозрил неладное и, оторвавшись от ее губ, вопросительно заглянул в глаза.

– Дороти, ты говоришь, что любишь меня, но по твоему поведению этого не скажешь.

– Прости, – шепнула она, отводя глаза. – Наверное, мне нужно время, чтобы обрести себя. Я так давно не была Дороти Грант…

– Ах ты, бедняжка! – Он взял ее лицо в ладони. – Тебе нужно поехать домой, побыть в родной обстановке, расслабиться…

Верное замечание, с благодарностью подумала Дороти и вздохнула. Жаль, что благодарность не перерастает в любовь…

– Хотя причина может быть и в другом, – шутливым тоном продолжил Мишель. – Бьюсь об заклад, ты с самого утра ничего не ела.

– Угадал. Я жутко проголодалась.

– Тогда для начала утолим голод.

– Для начала? – Дороти настороженно отстранилась. – Если ты рассчитываешь, что на десерт будет постель, вынуждена тебя огорчить!

– Любимая, я лишь надеялся. Все будет так, как ты захочешь. Я тебя не тороплю.

– Приятно слышать, – сдержанно заметила она, встала и подошла к зеркалу поправить прическу. – Пожалуй, завтра я поеду домой.

– И даже не останешься на выходные? – огорчился Мишель. – Останься, я не буду тебе докучать!

– Не будешь?

– Клянусь!

– Ну, раз так, остаюсь!

Дороти согласилась, решив, что внезапный отъезд из Парижа может показаться Анри подозрительным. Увидев, как обрадовался Мишель, дала себе слово разорвать помолвку при первом же удобном случае.

– Мишель, ты такой славный! – шепнула она. – Ты слишком хорош для меня…

– Глупышка ты моя! Разве ты не знаешь, как легко быть хорошим для того, кого любишь?

Дороти кивнула: ей тоже казалось, что легко быть хорошей для Анри. Но Анри принадлежит Эдит… и любой другой женщине, на которую положит глаз.

Господи! Хоть бы он поскорее уехал в свою Калифорнию! Может, когда он будет на другом конце света, ей будет проще стереть его из памяти? И тогда у нее появится шанс начать новую жизнь.

13

Сев в кресло самолета, Дороти надела солнечные очки, чем немало позабавила своего соседа.

– Мадам, разве солнце слепит глаза? – спросил он с заметным канадским акцентом.

Дороти вяло улыбнулась и промолчала. Она хотела спрятать за темными стеклами застилавшие глаза слезы. Ей стоило большого труда сдержаться при Мишеле. (Он настоял на том, что сам отвезет ее в аэропорт.)

Мишель очень расстроился, когда она передумала остаться в Париже на выходные под предлогом неотложных дел.

– Маме позвонила Лиз – это мой редактор – и сказала, что ей срочно нужна статья, – с воодушевлением врала Дороти. – Ее подвели, и теперь в номере три пустые полосы.

– Неужели в редакции нет на такой случай запасного материала? – ворчал Мишель. – Скажи лучше, что хочешь от меня уехать.

– Ничего подобного! Через неделю ты сам приедешь к нам.

– Как знать! А вдруг ты позвонишь и скажешь, что тебя послали на Луну? Знаешь, Дороти, сегодня утром я проснулся и подумал: может, вчера мне все приснилось? Я хотел показать тебе Париж, а ты…

– Мишель, я тебя предупреждала: я серьезно отношусь к своей работе, – прервала его Дороти. – Если тебя это не устраивает…

– Меня все устраивает. Просто я рассчитывал, что хотя бы два дня побуду с тобой…

Чувствуя себя лгуньей и предательницей, Дороти поцеловала Мишеля на прощание и чуть ли не бегом отправилась на посадку. Успокоилась она только тогда, когда самолет оторвался от земли и взял курс на Лондон.

Уже через час Дороти взяла такси в аэропорту Хитроу. По дороге домой она вспоминала, какой беззаботной всего пару недель назад ехала по этой же дороге с Анри. А сегодня чем ближе к дому, тем тяжелее на душе. Удастся ли ей справиться со своим разочарованием? А ведь придется еще успокаивать родителей, огорченных ее несостоявшейся помолвкой с Анри.

Однако когда такси подъехало к крыльцу родного дома и навстречу вышли отец и мать, настроение у Дороти заметно улучшилось.

– Наконец-то ты дома, родная моя! – растроганным голосом приветствовал ее отец. – Жаль, что я не знал о твоей затее проучить Анри, а то сразу все пресек бы. Признайся, ведь он рассвирепел, когда узнал правду?

Дороти покачала головой и обняла отца. На самом деле Анри вел себя на удивление сдержанно. Впрочем, его так заело, что она предпочла Мишеля, что ни о чем другом он и думать не мог.

– Жаль, что вы не поладили, – с грустью сказала леди Грант.

– Ничего не поделаешь! Кстати, Анри только что обручился с Эдит Фолен. Ее семья живет по соседству. Очень милая…

– Ты ее видела?

– Видела. Она с матерью приезжала навестить мадам Ромье. Я понимаю, вы огорчены, но так уж вышло.

– Ну и ладно! Детка, для нас главное, чтобы ты была счастлива. – Леди Грант поцеловала дочь в щеку. – А теперь садись и рассказывай все по порядку. Бьюсь об заклад, ты вдоволь поиздевалась над Анри!

– Да уж! Порезвилась на славу! – Дороти рассмеялась, надеясь, что ее веселость выглядит вполне естественно, и тут же начала свой рассказ – правда, с некоторыми купюрами, – ведь даже мама наверняка пришла бы в ужас от ее лихих проделок.

– Ты заставила Анри купить тебе самый большой флакон духов?! – Леди Грант сделала строгий вид, но не выдержала и расхохоталась. – Дороти, ну как ты могла!

– Легко! Мама, он надо мной так издевался и командовал, что надо было заставить его купить ведро духов! Если бы вы только знали, как противно он… – Дороти замолкла на полуслове: в комнату вошла экономка с огромным букетом чайных роз.

– Это вам, леди Дороти, – объявила она. – Только что доставили.

– От Анри? – спросила мать, когда экономка вышла.

– Нет, от его друга Мишеля. Я… мы с ним последнее время довольно часто встречались.

– Судя по размеру букета, – усмехнулся отец, – он не прочь встречаться с тобой и впредь!

Заметив, как переглянулись родители, Дороти поняла: придется рассказать и о Мишеле. Хотя бы что-нибудь…

– Кстати, я пригласила Мишеля к нам на выходные.

– Вот как? – Элизабет прищурилась. – Если откровенно, я его с трудом припоминаю. Кажется, ростом он пониже Анри, да?

– Да. Этакий коротышка, не больше метра восьмидесяти, – не моргнув глазом подтвердила Дороти, и сэр Грант от души рассмеялся.

– Ну и какие намерения у этого коротышки на твой счет? – спросил он. – Надеюсь, серьезные?

– Серьезнее некуда: Мишель сделал мне предложение.

Повисла напряженная пауза.

– И что же ты ему ответила?

Дороти колебалась. У нее не было желания открывать свои истинные чувства, но она знала, что ей все равно придется использовать Мишеля как прикрытие.

– Я согласилась.

– Довольно скоропалительное решение! – заметила Элизабет. – Можно узнать, к чему такая спешка?

– Я… мы еще не назначили день свадьбы.

– И на том спасибо! – хмыкнул отец и отправился выгуливать собак.

– Надо думать, Анри позабавил такой поворот событий… – Леди Грант усмехнулась. – Ну, просто водевиль! Жених выступил в роли свата!

– Да, мама, Анри удивился.

– И мы с отцом тоже. Но если вы счастливы…

– Да, мама, я счастлива.

– Что-то не похоже.

– Просто устала с дороги. Может, хватит расспросов?

Элизабет взяла в руки пяльцы и сделала пару стежков.

– Дочь, поверь моему опыту: злом зла не поправишь.

– Мам, это ты к чему?

– А к тому, что не надо из одной крайности бросаться в другую.

– Мамуля, может, посотрудничаешь с нашим журналом? Будешь писать заметки для колонки «Советы психолога».

– К твоему сведению, все матери неплохие психологи. Особенно в отношении собственных чад. Дороти, захочешь со мной поговорить, буду рада.

– Мама, а чем, по-твоему, мы сейчас занимаемся?

– Пустой болтовней, вот чем! Когда будешь готова к серьезному разговору, обещаю выслушать тебя с пониманием. И постараюсь – с закрытым ртом.

Дороти чуть не расплакалась.

– Спасибо, мама. Учту на будущее. Ну, я пойду к себе, просмотрю почту.

– Она на письменном столе, и записи телефонных звонков там же. Вчера два раза звонила Лиз Рауди. Просила передать: у нее для тебя работа. Срочная.

Дороти искренне обрадовалась.

– Отлично! Я зверски соскучилась по работе.

Однако, придя к себе, Дороти не стала звонить Лиз, а примостилась на широком подоконнике и принялась смотреть в розовый сад. Она с грустью вспоминала счастливое беззаботное время, когда размалевала лицо пудрой и помадой, воткнула в волосы перья – из метелки и сыграла шутку, которая теперь обернулась для нее душевной травмой.

На лужайке резвился любимый рыжий сеттер отца, вскоре показался и сам сэр Чарлз. Рано или поздно здесь поселятся Анри с Эдит, думала Дороти. С болью в сердце она представила себе детей Анри – очаровательных крошек с серыми глазами и кудрявыми черными волосами. Дороти не задумываясь, отдала бы полжизни, лишь бы стать их матерью. Но этому не бывать. Значит, надо жить своей жизнью и строить новые планы.

Дороти слезла с подоконника, позвонила Лиз и сказала, что завтра же приедет в Лондон. Чем быстрее займется делом, тем меньше времени останется для грустных мыслей. Да, предстоит нелегкая пора, но у нее достанет сил пережить ее достойно.

– Ну и куда ты отправишь меня на сей раз? – спросила она у Лиз, входя в ее офис на двенадцатом этаже окнами на Темзу.

– В Латинскую Америку. Я задумала новый цикл статей, и мне нужен материал о жизни женщин. Причем с упором на социальные вопросы, так что не увлекайся светской хроникой.

– Какие мы стали серьезные на старости лет!

– Лучше поздно, чем никогда. На прошлой неделе крупно поцапалась с боссом. Сказала: еще одна статья о поп-звездах и леденящих душу подробностях их многотрудной личной жизни – и я увольняюсь.

– Вот и молодец! Давно пора заняться чем-то серьезным.

– Или на худой конец кем-то серьезным… – Лиз вскинула выщипанные брови. – Согласна?

– Не суй свой нос в чужие дела!

– Ну и манеры! Подруга называется… Нет, Дороти, ты меня заинтриговала. То пропадаешь неделями, то вдруг являешься, худая и бледная, как привидение… Не иначе на горизонте появился мужчина!

– Вот пусть там и остается! – отшутилась Дороти.

– Ты что, мне не доверяешь?

– Ну что за глупости!

– Ладно, поговорим о деле. Я продумаю маршрут и позвоню. Поедешь недели через три.

Дороти с удовольствием уехала бы и пораньше: ее отнюдь не радовала предстоящая встреча с влюбленным в нее Мишелем. Кроме того, каждый раз, видя его, она будет вспоминать Анри, и бередить раны.

Однако, как это ни странно, приезд Мишеля возымел обратный эффект, из чего Дороти заключила: лучшее средство для уязвленного женского самолюбия – это внимание красивого, умного и веселого мужчины.

Мишель быстро освоился: обсуждал проблемы управления поместьем с отцом, давал дельные советы по интерьеру леди Грант (оказалось, что его тетка по матери известный дизайнер по интерьеру) и не скрывал нежных чувств к их дочери – словом, очаровал всех. Но его несомненные достоинства перечеркивал один-единственный недостаток: он был не Анри.

– Ну что, Дороти, ты уже решила? – спросил Мишель в воскресенье днем, когда они ждали такси на террасе перед отъездом в аэропорт.

– Что решила?

– Как – что? Когда мы с тобой поженимся.

У Дороти на душе заскребли кошки.

– Мишель, мы только что обручились. Не хочу торопить события.

– А я хочу! Я готов хоть завтра на тебе жениться. Ты меня поразила с первого взгляда, как только вошла с Анри в ресторан в Париже.

– Так давно? – удивилась Дороти.

– Представь себе. Я смотрел, как лихо ты расправляешься с Анри, и мне хотелось кричать «браво!».

Дороти рассмеялась.

– Выходит, я оказалась лучшей актрисой, чем сама предполагала.

– Так все это была игра? Что-то в его голосе насторожило Дороти.

– Смотря, что ты имеешь в виду под «все».

– Как ты ревновала Анри к Жанетт, ну к той, на которую нарочно опрокинула кофе, и как поставила на место Катрин. Похоже, она тебя здорово достала.

– К твоему сведению, к Катрин я вообще не ревновала, – заявила Дороти. – Просто она мне не понравилась как человек, вот я с ней так и обошлась. Мишель, если ты намекаешь, что я тайно влюблена в Анри, так это твои досужие домыслы.

– Допустим. А как относился к тебе Анри? Я слишком хорошо его знаю! Стоит ему увидеть красивую женщину, как он норовит затащить ее в постель.

– А про Эдит ты забыл? – Заметив удивление на его лице, Дороти решила закрепить успех. – Для Анри я была всего лишь средством для достижения цели. Не более того. – Чтобы отвлечь Мишеля, она принялась играть в мяч с рыжим сеттером. – И вообще, почему мы все время говорим об Анри? Можно подумать, больше и поговорить не о чем!

– Просто я хочу убедиться, что он тебе безразличен. Когда ты уехала из Парижа, я все думал, почему вдруг ты изменила решение? Ведь тогда в замке ты мне наотрез отказала. Только, пожалуйста, не пой мне опять про женское непостоянство!

– Мишель, скажи честно: ты злишься, потому что мы не назначили день свадьбы?

– Нет, дело не в этом. Не люблю неопределенности.

Казалось, наступил подходящий момент открыть правду и очистить свою совесть, но вошла экономка и сказала, что пришло такси. Дороти решила рассказать Мишелю обо всем в следующие выходные.

Но получилось иначе: в понедельник утром Мишель позвонил ей из офиса и сообщил, что завтра улетает в Австралию.

– Меня не будет в Париже месяца полтора. У нашего партнера в Сиднее инфаркт, и мне придется его замещать. А ты, Дороти, со мной не поедешь? – упавшим голосом спросил он.

– Хочешь, чтобы Лиз меня придушила?

– Я бы с радостью сам придушил твою Лиз!

– Мишель, ну зачем ты так? – Дороти стало его жалко. Нет, разорвать помолвку вот так сразу нельзя. Надо его как-то подготовить. – Не переживай! Время пройдет незаметно.

– Не думаю. Я буду по тебе зверски скучать!

– Скучать тебе будет некогда.

– Для тебя у меня всегда найдется время. А может, прилетишь ко мне из Латинской Америки?

– Да ты к тому времени найдешь мне замену! – пошутила она, искренне желая, чтобы так и случилось. – Говорят, австралийские девушки неотразимы.

– Верно. Все как одна блондинки, красотки и умницы. А ты, похоже, ничуть не ревнуешь. Зато я с ума схожу, как подумаю, сколько вокруг тебя будет всяких мачо: бразильцев, аргентинцев… Жаль, что я… – Он замолк на полуслове. – Извини, любимая, мне пора. Скоро позвоню. Целую.

– Знаешь, Дороти, хорошо, что Мишель уезжает! – сказала Элизабет, услышав новость. – У вас обоих будет время, как следует все обдумать.

– Ты что, сомневаешься в Мишеле?

– Нет, я сомневаюсь, тот ли он человек, который тебе нужен. Ведь ты его не любишь, так что не морочь мне голову.

Дороти ничего не оставалось, как во всем признаться.

– Мам, ты как всегда права. Не люблю. И хочу сказать ему об этом.

– Вот и умница! Чем скорее скажешь, тем лучше! Пойми, нельзя забыть любимого человека, делая вид, что любишь другого.

– Забыть? – переспросила Дороти, все еще сомневаясь.

– Да, забыть! – Мать взглянула дочери в глаза. – Анри женится на Эдит, и ты должна с этим смириться. А прятаться за Мишеля неумно и недостойно.

– Неужели все настолько очевидно?

– Для меня – да.

– И папа знает?! – ужаснулась Дороти.

– Не глупи! – Мать и дочь лукаво переглянулись, и обстановка сразу разрядилась. – К чему тревожить сэра Чарлза по пустякам? Пусть занимается собаками!

По совету матери Дороти в тот же вечер села писать Мишелю. Это было самое трудное письмо в ее жизни, и после пятой попытки она сдалась и подумала: не лучше ли слетать в Париж и поговорить с ним? Но ведь сейчас он наверняка по уши в делах, готовится к поездке… Нет, придется попробовать еще разок. Одолев половину письма, Дороти внезапно поняла, что лучше позвонить Мишелю прямо сейчас.

И хотя было уже далеко за полночь, она набрала его номер. У нее так стучало сердце, что она еле слышала гудки.

Мишель поднял трубку, и по его голосу она поняла, что он не спал. Дороти решила сразу приступить к делу.

– Прости меня, Мишель, но я так больше не могу. Только, пожалуйста, не перебивай меня. Я не могу стать твоей женой, потому что люблю тебя только как друга, – выпалила она на одном дыхании. – Я поступила как последняя эгоистка, но так уж вышло… Прости меня, пожалуйста!

– Дороти, это я должен просить прощения, – возразил он. – Когда ты приехала ко мне в Париж, ты была на взводе, а я этим воспользовался.

– Нет, Мишель, это я во всем виновата! Я тебя использовала. И самым бессовестным образом.

– А я задавил тебя пониманием. Именно тем, чего не хватало моему другу Анри по отношению к тебе. Вернее, к Дотти.

– У меня с Анри никогда не было таких доверительных отношений, – согласилась Дороти.

– Вот поэтому ты и бросилась ко мне в объятия! А теперь, Дороти, когда ты пришла в себя и пребываешь в отличной форме, я тебе больше не нужен.

– Мишель, я…

– Нет, Дороти, – прервал он ее. – Не надо пустых обещаний. Ведь мы не дети…

– Ты прав. – Голос у нее дрогнул. – Прости, что все так вышло… Надеюсь, мы останемся друзьями?

– Конечно! Ты всегда будешь мне дорога.

– Мишель! Мне так стыдно!

– Не переживай! Мы расстаемся, но в монастырь я не собираюсь. Ты сама говорила, в Сиднее полным-полно красоток-блондинок. Ну вот, теперь займусь ими вплотную.

Дороти рассмеялась. Ей вдруг пришло в голову, а что подумает Мишель, если она попросит его не говорить Анри о расторжении помолвки? Но она тут же отбросила эту мысль: тогда Мишель догадается о ее истинных чувствах к Анри. Впрочем, какая разница, знает Анри или нет? В наше время люди быстро сходятся и расходятся, не испытывая при этом никаких взаимных обид, так что не надо ничего усложнять.

– Я позвоню тебе, когда вернусь из Австралии, – пообещал Мишель. – А может, напрошусь в гости с блондинкой!

Дороти засмеялась. Милый Мишель! Как с ним просто! Она его никогда не забудет.

Положив трубку, она дала волю слезам. Но плакала она не из-за разрыва с Мишелем, а из-за Анри: ведь с кем бы ей ни пришлось разделить свою жизнь, часть ее души навсегда принадлежит ему.


К счастью, все последующие дни были заняты подготовкой к путешествию – в Латинскую Америку. Первоначальные планы Лиз о грандиозном турне сорвались, и командировка свелась к двум неделям. Зная, что после бесконечных пересадок и перелетов она измотается вконец, Дороти заранее напросилась в гости к родственникам на ранчо в штат Аризона.

После сутолоки Сан-Паулу, Буэнос-Айреса, Куско и Мехико она наслаждалась тишиной и покоем, нежась под щедрым солнцем Аризоны. Набравшись сил, Дороти принялась за статьи – работа отвлекала от невеселых мыслей. Она часами просиживала за компьютером в кабинете кузена Билла, пока, наконец, ее творения не перекочевали в Лондон, в офис Лиз на двенадцатом этаже.

В ответ пришел лаконичный хвалебный отзыв, а вскоре последовал и личный звонок редактора. Дороти светилась от радости: хотя бы с карьерой у нее все в полном порядке. Жаль, что карьера не может заменить Анри. Проклятье! Она же дала слово не думать о нем, но стоит отвлечься от дел, как он снова занимает все ее мысли.

Чувствуя состояние Дороти, но, тактично не вдаваясь в его причины, Билл и его жена Кэссиди уговорили ее погостить у них еще и ненавязчиво принялись знакомить со всеми неженатыми мужчинами в округе. Женихи были все как на подбор: статные, загорелые, ловкие… От этих лихих ковбоев исходила такая энергия и жизненная сила, что Дороти только диву давалась. Она прекрасно проводила время в их обществе, но ни один из них не сумел затронуть ее душу.

– Дорогие мои, если я не прекращу разъезжать по гостям, – сказала Дороти родственникам спустя две недели, перед очередной вечеринкой, – я измотаюсь похлеще, чем в командировке.

– Хватит напрашиваться на комплименты! Вид у тебя далеко не изможденный! – ухмыльнулся Билл. – Так что готовься к новым подвигам.

– Имей в виду, не поедешь с нами, мы обидимся! – вставила свое слово Кэссиди.

Глядя на ее приветливое лицо со смеющимися черными глазами, нельзя было отказать. Билл и Кэссиди жили в полном достатке, но, к несчастью, Бог не дал им детей, зато многочисленные друзья имели обыкновение время от времени подкидывать им своих чад. Этот дом был открыт для всех, и Дороти по достоинству оценила радушие его хозяев.

– Ну и куда едем на сей раз? – спросила она.

– Для начала в Канаду. А потом сядем в наш самолет и полетим, куда глаза глядят.

Дороти сдалась. Возвращаться в Англию она не спешила: вдали от дома будет меньше вспоминать Анри.

Так и оказалось: за весь следующий месяц она почти не вспоминала о нем, ей просто было не до этого. Они то ловили рыбу на острове Виктория близ Ванкувера, то ездили верхом среди пшеничных полей Манитобы, то лазили по склонам Скалистых гор, а напоследок совершили путешествие на лодке по Великим Озерам.

– Все, больше не могу! – взмолилась Дороти, услышав, что Билл велел к утру подготовить самолет к вылету. – Мне пора домой.

– Да ты что! Уехать сейчас? – возмутился Билл. – Ведь самое интересное только начинается!

И куда же полетит ковер-самолет на этот раз? – подумала Дороти и согласилась, о чем горько пожалела уже на следующий день, когда самолет приземлился на частном аэродроме в Северной Калифорнии, в долине Напа.

Очередная шутка судьбы-злодейки! – усмехнулась Дороти, выходя из самолета и глядя на зеленеющие вдалеке виноградники. Не хватает еще столкнуться нос к носу с Анри! Вот тогда придется навсегда распроститься с надеждой его забыть!

14

Дороти с родственниками отправилась на вечеринку в ресторан и, войдя в зал, ничуть не удивилась, увидев у стойки бара Анри. Он был как всегда неотразим: в темных слаксах и белом пиджаке, оттенявшем загорелую кожу и черные волосы. У Дороти пересохло в горле и все поплыло перед глазами.

Анри стоял к ней боком. Она оперлась о колонну, не в силах оторвать взгляд от его высокой ладной фигуры и руки с длинными сильными пальцами, неспешно поглаживающими бокал с вином: вверх, вниз… А еще совсем недавно эти руки ласкали ее тело. Господи, неужели она всю жизнь так и будет страдать по нему?

Как и следовало ожидать, Анри был в центре внимания длинноногих загорелых блондинок, типичных калифорнийских красоток, пожиравших его глазами. Бедняжка Эдит! Ну и муженек ей достанется! Дороти помрачнела.

Анри обернулся, заметил ее и остолбенел.

Тряхнув волосами, она направилась к нему, радуясь, что выглядит прекрасно: стильное шелковое платье от Сандры Роудс, переливающееся всеми цветами радуги, оттеняло ее роскошные рыжеватые волосы. Они заметно отросли и вились, почти как у «Дотти», только цвет был естественный.

– Привет, Анри! – небрежно сказала она. – Как жизнь? Все давишь виноград?

– Потихоньку! – Он ловко разорвал круг многочисленных воздыхательниц и повел Дороти в укромное место, подальше от толпы и оркестра, где можно было спокойно разговаривать. – Признаться, не ожидал тебя здесь встретить.

– На вечеринке или в Калифорнии?

– И там, и там.

– У меня была весьма утомительная командировка в Латинскую Америку, и я решила расслабиться на ранчо у родственников в Аризоне.

– Однако тебя занесло далековато от Аризоны!

– Не слишком, если под рукой собственный, самолет.

– Хорошо иметь таких родственников!

– Неплохо. – Она улыбнулась. – А ты приехал проведать любимый виноградник?

– Угадала. Мне нравится жить в Калифорнии.

И Эдит тоже.

Дороти словно невзначай обвела глазами зал.

– Сейчас она в Париже, готовится к свадьбе. Сначала мы не хотели устраивать пышное торжество, но постепенно вошли во вкус, ну а дальше больше…

– И где же будет свадьба? В Елисейском дворце?

– Пока еще не решили, – поспешно ответил он.

Может, Анри опасается, что она напрашивается на свадьбу? Впрочем, если он не пригласит ее с родителями, это будет крайне нелюбезно с его стороны. Дороти молчала, лихорадочно соображая, что бы еще сказать. Ей хотелось спросить, когда состоится свадьба, но из гордости она сдержалась.

Анри тоже молчал. Она рассматривала его украдкой: лицо осунулось, под глазами появились морщинки. Раньше Дороти их не замечала. Ничего удивительного: в этой жизни за все надо платить, особенно за удовольствия.

– Я все хотела спросить, – наконец отважилась прервать молчание Дороти, – твоя мама на меня очень обиделась за то, что я ее обманывала?

– Да нет. Она оценила, как мастерски ты заморочила мне голову. Зато мне от нее досталось! По полной программе… – Анри вздохнул. – Дороти, а ты простила меня за то, что я так грубо живописал тебя Мишелю?

– Разумеется! – небрежно сказала она и подумала, что он сделает, если она бросится ему на шею и будет умолять не жениться на Эдит. – Сама виновата: не надо было подслушивать.

– Скажи, а когда я предложил тебе стать любовницей, ты, наверное, от души посмеялась?

– Нет. – Дороти помолчала. – Если откровенно, мне было противно.

– Спасибо за откровенность! – ухмыльнулся он. – Вот ее-то и не хватало в наших с тобой отношениях…

Дороти подошла к открытому окну и вдохнула ночную прохладу.

– С твоей точки зрения, мне должно было льстить, что я тебе нравлюсь, но мне жаль Эдит. Ты ее не стоишь.

– Согласен. – На виске у него запульсировала жилка. – А что ты скажешь, если узнаешь, что я собираюсь стать ей верным мужем?

– Скажу, что из тебя вышел непревзойденный актер.

– Я вполне серьезно.

– Ну а если серьезно, я рада за Эдит, – ответила Дороти, глядя в окно.

Господи! Какая это мука быть с ним рядом!? Надо поскорее уйти! Анри молчал. Пауза затягивалась, и Дороти занервничала. Она перевела дыхание и уловила аромат его лосьона и неповторимый запах его кожи.

– А как у тебя с Мишелем, – внезапно спросил он. – Когда свадьба?

– Как, разве ты не знаешь? – удивилась Дороти.

– Как видишь, нет. Знал бы, не спрашивал.

– Никакой свадьбы не будет. Мы раздумали.

Анри смотрел на Дороти невидящими глазами и не сразу холодно-любезно произнес:

– Извини. Для меня это новость. Через неделю после того, как ты уехала из Парижа, я улетел в Калифорнию и с тех пор о Мишеле ничего не слышал. Знаю только, что у них в Сиднее возникли проблемы, и он срочно отправился туда.

– А перед отъездом мы с ним разорвали помолвку.

– Скажи лучше, ты! – хмыкнул Анри. – Накануне отъезда я ужинал с Мишелем, и он весь вечер пел тебе дифирамбы.

– Не усугубляй мои угрызения совести! – Дороти невесело усмехнулась. – Видно, я, как та кошка, люблю гулять сама по себе. Перспектива быть связанной узами брака меня пугает.

– Обычно этим страдают мужчины.

– Знаешь по собственному опыту?

– Было дело… Однако, как видишь, решил остепениться.

– Хорошо, что Дотти не приняла твоего предложения, – не удержалась от шпильки Дороти. – А то бы осталась, бедолага, не у дел!

– Ну и какие же у тебя планы?

– Скромные. Работать и жить в свое удовольствие.

– Ну, ты и язва! – Анри покачал головой. – Не забывай, Дороти! Девочки, которые любят играть с огнем, часто обжигают пальчики.

– Все насмешки строите! – И она, как Дотти, часто-часто заморгала. – Я девушка честная и…

– Хватит кривляться! – оборвал ее Анри. – Зря стараешься.

– А ты что, окончательно излечился?

– Угадала. Хочешь выпить?

– Нет, благодарю покорно. У тебя такой вид, что того и гляди чего-нибудь подсыплешь!

Анри молча развернулся и ушел. На глаза Дороти навернулись слезы, и, чтобы сдержать их, она распахнула глаза пошире, но несколько слезинок повисли на ресницах и горячей струйкой скатились по щекам.

Больше Анри не обращал на нее внимания. Дороти делала вид, будто его вообще здесь нет, но не могла не видеть целый рой девиц, облепивших Анри, как мухи банку с медом, и откровенно позавидовала той, с которой он ушел. Интересно, потащит ли он ее в постель? Сказал, будто собирается стать Эдит верным мужем, но на верного жениха он ничуть не похож!

Дороти старалась не думать об Анри, но сознание, что он где-то совсем рядом, не давало ей покоя и отравляло удовольствие от путешествия по самой живописной части Калифорнии.

Когда они колесили по широким, зачастую пустынным дорогам и читали указатели с французскими названиями, Дороти начинало казаться, будто она во Франции, только здесь все значительно больше и просторнее.

А ведь именно французы привезли в Новый Свет виноградную лозу! Правда, американцы со свойственной им гигантоманией поставили производство вина на широкую ногу, и теперь французские виноделы приезжают перенимать новшества в Калифорнию.

За компанию с родственниками Дороти посетила несколько виноделен, и ей стало понятно, почему Анри так увлечен своей работой. Оказывается, создать хорошее вино так же нелегко, как вырастить хорошего ребенка!

С какой бы радостью Дороти работала вместе с Анри, если бы стала его женой! Это бы еще прочнее скрепило их союз, а с Эдит у него так не получится: ведь у нее своя цель в жизни…

Хватит мечтать об Анри! – одернула себя Дороти, и ей стало так грустно, что она была готова тотчас сложить вещи и вернуться в Англию. Но, чтобы Анри не подумал, будто она от него бежит, она решила остаться еще на недельку. Вряд ли они еще встретятся…

И все-таки они встретились. И снова в ресторане. Дороти с родственниками наслаждалась ужином (похоже, Калифорния может поспорить с Францией не только качеством вин, но и изысканностью кухни) и роскошным видом из окна. Слегка опьянев от превосходного кларета, Дороти расслабилась и почувствовала себя лучше, чем когда бы то ни было. Она даже решила, что наконец-то переболела Анри, как вдруг он появился с какой-то дамой и боль вспыхнула с новой силой.

Какими невзрачными кажутся рядом с Анри все остальные мужчины! Нет, она не права: кругом широкоплечие, рослые, длинноногие американцы… Просто ни у одного из них нет такого чувственного магнетизма, как у Анри.

Дороти отлично видела столик Анри и с пристрастием разглядывала его спутницу, эффектную даму лет тридцати. Анри оживленно с ней беседовал, время от времени улыбался, но, судя по сосредоточенному виду обоих, речь шла о делах.

Через какое-то время освободился соседний столик. В этот момент Анри отвлекся от разговора и обернулся. Он сразу заметил Дороти и после минутного колебания шепнул что-то своей спутнице, поднялся и подошел к ней.

Натянутым тоном Дороти представила его родственникам и по взгляду Билла поняла, что тот сразу догадался, с кем их познакомили.

– Ромье? – переспросил он. – Тот самый кузен из Франции, который унаследует титул Чарлза?

– Увы, тот самый! – Опустив голову, Анри развел руками. – Щекотливое положение, но что поделаешь! Закон есть закон.

– А вы будете жить в особняке, когда…

– Билл! – оборвала мужа Кэссиди, бросив взгляд на Дороти.

– Прости, Дороти! – смущенно буркнул Билл. – Вряд ли тебе приятно обсуждать эту тему.

– Анри, а почему бы вам с вашей спутницей не выпить с нами чашечку кофе? – предложила Кэссиди.

– Боюсь, мы не скоро освободимся, – ответил Анри. – У нас деловой ужин. Собственно говоря, я подошел, чтобы пригласить вас завтра ко мне на винодельню на ланч.

– Спасибо, но мы уже так насмотрелись на винодельни, – возразила Дороти, – что…

– А мы приедем с удовольствием! – охотно согласилась Кэссиди.

– Отлично. Жду вас к одиннадцати. – Анри повернулся уходить и, взглянув на Дороти, тихо сказал: – И тебя жду тоже.

Дороти молча улыбнулась: ехать к нему она не собирается. Прикинется, что болит голова, и наплачется вдоволь.

Однако притворяться не пришлось: после бессонной ночи у нее на самом деле раскалывалась голова.

– Позвоню Анри и скажу, что сегодня приехать не сможем, – предложила, Кэссиди.

– Не надо ничего откладывать! – попросила Дороти. – Вы с Биллом поезжайте, а я отосплюсь.

– Анри так расстроится! Ведь он пригласил нас только из желания увидеть тебя. Думаешь, я не видела, как он на тебя смотрел?

– Анри смотрит так на всех молодых женщин, – сказала Дороти и прикрыла глаза, надеясь, что Кэссиди догадается уйти.

Кэссиди ушла, а Дороти, спрятав голову в подушку, стала молиться, чтобы к ней пришел сон. Наконец она уснула, а часа через два ее разбудил телефонный звонок. Подняв трубку, она услышала голос матери.

– Мам, ты откуда? – спросонья спросила она. – Что-нибудь случилось?

– Ничего не случилось! Звоню из дому, откуда же еще? Хочу узнать, как у тебя дела и когда вернешься. Сто лет тебя не видела.

– Это точно. Особенно если учесть, сколько я была во Франции.

– Кстати о Франции. – Мать засмеялась. – Вчера вечером говорила с Элен.

Дороти окончательно проснулась: интуиция подсказывала ей, что именно поэтому мать и позвонила.

– Мадам Ромье говорила обо мне? Анри сказал, что она не сердится, но я не знаю, можно ли ему верить.

– Значит, ты его видела?

– Столкнулась нос к носу, как только приехала в Калифорнию. – Дороти вздохнула. – А сейчас Билл и Кэссиди поехали к нему на ланч, а у меня разболелась голова и пришлось остаться.

– На самом деле?

– Представь себе! – На другом конце провода повисло молчание. – Мам, ты меня слушаешь?

– Слушаю, детка. – Снова молчание. – Просто подумала вдруг тебе интересно: через месяц Эдит выходит замуж.

Трубка выскользнула у Дороти из рук, и она поскорее опять ее схватила.

– Ну и. что? – еле слышно выдавила она.

– Только она выходит не за Анри.

– Что-то плохо слышно, – промямлила Дороти.

– Все отлично слышно, и ты не ослышалась.

Эдит не выходит замуж за Анри. И никогда не собиралась.

– Не собиралась?

– Элен сказала, что она второй год помолвлена с молодым врачом. Но он хочет сначала закончить учебу, а потом жениться.

– А почему Анри… Нет, этого не может быть! Глупость какая-то!

– Ну, если подумать, как следует, то не такая уж и глупость.

– А что еще сказала мадам Ромье? И что ты ей сказала? Мам, выкладывай все как есть!

– Успокойся, детка! Ничего лишнего я не сказала. Просто узнала, как у нее дела, и заодно спросила про свадьбу. Элен сказала, что никакой свадьбы не будет и даже никакой помолвки не было. Ну а все остальное ты знаешь.

– Мам, ну а когда ты узнала обо всем этом, что именно ты сказала? – не унималась Дороти.

– Сказала, что неправильно тебя поняла.

– И все?

– А еще сказала, что вы с Мишелем расстались. Ведь это не секрет?

– Не секрет, – согласилась Дороти. – Я сказала Анри. Только все равно никак не пойму, зачем он выдумал историю про помолвку с Эдит?

– Дочь, где твоя женская интуиция? Послушай, что подсказывает тебе сердце.

– Необычный совет! Особенно в устах матери…

– Целую! – Леди Грант засмеялась и повесила трубку.

Дороти откинулась на подушки и принялась размышлять над словами матери. Зачем Анри придумал историю с помолвкой? Допустим, чтобы убрать с дороги Дотти. А зачем просил Дотти стать его любовницей?

Внезапно ее осенило: Анри хотел, чтобы Дотти его возненавидела! Однако он здорово рисковал. Вот бы он влип, если бы Дотти согласилась стать его подружкой! Впрочем, зная богатый опыт Анри, можно не сомневаться: он выпутался бы из любой передряги. И мама напрасно надеется, что Анри использовал Эдит по той же причине, что и она Мишеля.

В мрачном расположении духа Дороти отправилась в душ. Вода взбодрила ее и несколько подняла настроение. Выйдя из душа и посмотрев на себя в зеркало, Дороти увидела стройное, рыжеволосое создание с загорелыми руками в капельках воды и острыми сосками. Так же они набухали от прикосновений Анри… Дороти со стоном отбросила полотенце и закрыла лицо руками.

Нет, больше так продолжаться не может! Ее кидает из одной крайности в другую. Не помогли ни встречи с другими мужчинами, ни напряженная работа. Так, где же искать спасение? Дороти вспомнила народную мудрость, что время лучший лекарь, и решила срочно вернуться домой.

Зарезервировала по телефону билет и, узнав, что ближайший рейс на Лондон в восемь утра, решила переночевать в Сан-Франциско.

Когда вернулись Билл и Кэссиди, Дороти уже заказала номер в гостинице, собрала вещи и сидела в шезлонге на веранде, потягивая прохладное вино.

– Какая жалость, что ты с нами не поехала! – сокрушалась Кэссиди. – Мы отлично провели время. Анри нас так славно развлекал!

– Да? Ну и как же он вас развлекал? – Дороти диву давалась, какая она спокойная и равнодушная.

– Сначала показал свой дом. Это такая прелесть! Белая вилла в мексиканском стиле… А потом угощал ланчем на свежем воздухе в тени деревьев с видом на виноградник.

– Надо думать, ланч был отменный, раз затянулся на полдня! – Дороти взглянула на часы. – Начало шестого…

Билл расхохотался.

– Думаешь, мы только ели? Анри предложил нам на пробу столько разных вин, что мы со старушкой Кэсс потом целый час приходили в себя!

– Это точно! У меня до сих пор кружится голова, – призналась Кэссиди, опускаясь в кресло. – Дороти, ты не обидишься, если мы отложим ужин в ресторане на завтра?

– Не обижусь. Тем более что ужинать я буду в Сан-Франциско, – объявила Дороти. – Там и переночую. А в восемь утра я улетаю домой.

Завтра в это время она уже будет за тысячи миль от Анри и тогда, наконец, начнет все сначала.

15

Когда в иллюминаторе показались мерцающие над заливом вечерние огни Сан-Франциско, Дороти пожалела, что ей не удастся побыть здесь хотя бы дня два. Она даже хотела поменять билет, но передумала: ее тянуло на родину, к родителям, к привычному покою и уюту, отчего дома.

Придя в номер, Дороти достала из сумки ночную сорочку и туалетные принадлежности, но спать еще не хотелось. Взглянула на часы: начало десятого… Она решила пойти в ресторан на последнем этаже отеля, откуда, если верить рекламе, открывалась великолепная панорама города и живописной природной гавани.

Свободных столиков в ресторане не оказалось, а когда один в самом центре зала освободился, Дороти решила переждать, пока освободится какой-нибудь еще, у окна.

Ждать ей скоро надоело, и она чуть было не ушла, но на ее удачу, наконец, освободился столик у окна. Она села и заказала шампанское, надеясь расслабиться под убаюкивающий гул голосов и негромкую музыку.

Пока Дороти шла по залу, за ней следила не одна пара мужских глаз: даже в полумраке ресторана ее роскошные золотисто-рыжие волосы и стройная фигура привлекали всеобщее внимание. Но ее печальный вид отпугивал желающих подсесть к ней мужчин, и она в полном одиночестве потягивала шампанское и затуманенными слезами глазами смотрела, как мигают и переливаются в синей мгле огни Сан-Франциско.

Стало прохладно, и Дороти закуталась в кашемировую шаль, которую предусмотрительно захватила с собой.

Все чаще раздавались смех и оживленные голоса: приходили завсегдатаи и новые посетители, в бокалах позванивал лед, сновали взад-вперед официанты. Пианист играл старомодные шлягеры. Раньше они казались Дороти наивными и смешными, а теперь почему-то хотелось плакать… На нее накатила щемящая тоска, и она поднялась и вышла.

У лифтов скопилось много народу. Наконец подъехал один, и из него вывалилась подвыпившая компания. Дороти хотела ее обойти, но была оттеснена назад. Она снова метнулась к лифту, но ей снова преградили путь. Ни на кого не глядя, она шагнула в сторону и, лишь услышав шумный вздох, подняла глаза и увидела Анри.

– Ты?! – воскликнула она.

– Ты? – эхом повторил он и вошел вместе с ней в лифт. – Что ты здесь делаешь?

– Остановилась на ночь по пути домой. А ты?

– Аналогично. – Лифт заполнился людьми, и Анри продвинул ее в глубь кабины. – Кэссиди и Билл сказали, что ты приболела.

– Пустяки! Просто голова разболелась.

– Значит, это был предлог, чтобы не встречаться со мной?

– Если угодно, да.

Он хотел выйти, но передумал.

– Может, выпьешь со мной?

– Я устала.

– Глупости! – Он схватил ее за руку и вытащил из лифта.

– Что ты себе позволяешь?! – возмутилась Дороти.

– Просто хочу тебя угостить.

– А я не хочу! И вообще, я устала ждать, пока освободится столик. Большое спасибо, но я…

Она не договорила: с сияющей улыбкой к ним подошел официант и тут же проводил к уютному столику, скрытому от любопытных глаз стеной из живых цветов.

– Вот что значит связи! – хмыкнула Дороти, опускаясь в кресло.

– Просто чаевые вперед, – сдержанно ответил Анри, садясь напротив. – А теперь скажи, с чего это вдруг ты надумала вернуться?

– Ничего не вдруг! – солгала она. – К твоему сведению, я заказала билет пару дней назад. И вообще, кто бы говорил! Ты же не сказал Кэссиди и Биллу, что уезжаешь!

– Какие мы наблюдательные!

– Что, не нравится?

– Напротив, нравится! – к несказанному удивлению Дороти, ответил он. – С тобой не соскучишься! В жизни не встречал такой удивительной особы.

– Ну, так позволь удивить тебя еще разок. Скажи, зачем ты наврал мне про помолвку с Эдит?

– Наврал?

– Хватит, Анри! Вчера мама говорила по телефону с Элен и узнала, что вы с Эдит даже не были помолвлены!

– Ах вот оно в чем дело… И ты сломя голову помчалась в Лондон.

Дороти от неожиданности опешила.

– А какая связь между моим отъездом и твоим враньем?

– Самая прямая. Ты узнала, что я свободен, и решила сбежать.

– От тебя? – Дороти фыркнула. – Чушь!

– А я так не думаю. Ведь ты тоже свободна. – Он прищурился, словно его поразила какая-то мысль, и стремительно встал. – Пошли отсюда, – скомандовал он.

– Ты же хотел заказать выпить.

– А ты, если не ошибаюсь, не хотела. – Схватив за руку, он молча вывел ее из ресторана.

Двери лифта уже закрывались, но Анри успел втолкнуть Дороти и вошел сам.

– Ну и куда же мы едем? – поинтересовалась она.

Анри молчал. Каждый раз, когда лифт останавливался, он наклонялся к ней, словно боялся, что она попробует выскочить. Действительно, на одиннадцатом этаже Дороти предприняла попытку выйти, но он ее удержал.

– Нет, погоди! Нам надо поговорить.

На следующем этаже они вышли. Анри довел Дороти до двери своего номера и не отпускал ее руки, даже отпирая замок.

– Ну, зачем же прибегать к грубой силе? – заметила она с наигранным спокойствием. – Я никуда не убегу. Поговорим, раз ты так хочешь…

Он распахнул дверь, и она с невозмутимым видом вошла в номер, точную копию ее собственного, включая туалетные принадлежности на столике и разложенную пижаму на кровати.

– Чему ты улыбаешься? – спросил он, глядя на нее.

– Забавно, как все люди похожи, когда путешествуют.

– Жаль только, что постоянно забывают об этом! – резко сказал он. – Ночная рубашка вместо пижамы, «Живанши» вместо «Магриф» и Мишель вместо Эдит. – Анри заглянул Дороти в глаза. – Поняла, о чем я?

Она прекрасно поняла и в душе кляла его проницательность. Меньше всего она нуждалась в сочувствии Анри. От волнения у нее повлажнели ладони. Она прерывисто вздохнула, и под тонким щелком топа обозначилась грудь.

Не отрывая глаз от ее груди, Анри заметил:

– Дороти, они всегда выдают тебя. Когда ты злишься, они острые, а когда счастлива, – округлые.

– Какие мы наблюдательные! Знаешь, а у меня тоже есть кое-какие наблюдения… И если я начну их озвучивать, тебе вряд ли понравится.

– Ну, это все в прошлом.

– В прошлом?

Дороти шагнула к двери, и Анри, хотя и заметил маневр, не стал ее останавливать.

– Да, в прошлом. Когда ты сказала, что возвращаешься в Англию и знаешь, что никакой помолвки не было, у меня с души камень свалился. Вернее, с глаз упала пелена.

– Не понимаю, о чем это ты.

– Лгунья!

Анри снял пиджак, вышел в холл повесить его в шкаф и предусмотрительно там задержался, отрезая ей путь к отступлению. Через тонкую белую рубашку просвечивали темные волоски у него на груди, и Дороти поспешила отвести глаза.

– Знаешь что? – тихо продолжал он. – Мне кажется, ты выдумала помолвку с Мишелем по той же причине, что и я с Эдит.

– И по какой же, если не секрет?

– Сначала я использовал Эдит как щит, потому что знал, что нравлюсь Дотти, и хотел ее отпугнуть.

– Какая предусмотрительность!

– А потом мне понадобился щит по другой причине. Эдит помогала мне скрывать мои истинные чувства к Дотти.

– Неужели?

– Только не говори, будто Дотти не знала, что меня к ней тянет.

– Допустим, догадывалась.

– Очень скоро я понял, что Дотти нужна мне не только для постели, – продолжал Анри, не обращая внимания на ее реплики. – Однако я сомневался, сможем ли мы жить вместе, будет ли она счастлива со мной и хватит ли у меня характера с ней справиться. Черт возьми! Дороти, ты и представить не можешь, как ты меня доставала своими жуткими манерами и чудовищной речью! А чего стоило одно твое идиотское хихиканье?

Дороти не выдержала и рассмеялась, а Анри грустно улыбнулся.

– Смейся, ведьма, смейся! Если бы ты знала, как ты меня измучила…

– Так тебе и надо!

– Не согласен. Той ночью, когда мы с тобой занимались любовью, я понял…

– Мы не занимались любовью!

– Ну, хорошо, когда мы ласкали друг друга, – севшим от волнения голосом сказал он. – Хотя какая разница? Я понял, что не могу жить без Дотти, несмотря ни на что.

– Вопреки чудовищной речи и идиотскому хихиканью?

– Вопреки всему, – мрачно подтвердил он. – Я чуть было не попросил ее выйти за меня замуж, но побоялся, что она согласится не из любви ко мне, а из-за моего состояния.

– Ну и как же ты собирался проверить истинные чувства Дотти?

– Хотел взять ее с собой в Калифорнию. Я думал, если нам будет хорошо вдвоем на лоне природы, в тишине и покое – а здесь я именно так и живу, – значит, у нас есть шанс создать семью. А еще я хотел доказать Дотти, что никакой я не плейбой, во всяком случае последние пять лет.

Дороти старалась проследить логику его поступков, но все равно не могла понять, зачем Анри понадобилось выдумывать помолвку с Эдит, если он сам давно разобрался в своих чувствах. Она хотела спросить, но Анри ее опередил:

– Когда мама сказала, что к нам приедет Эдит, я уже знал, кто ты на самом деле.

– Ты знал?! – Дороти вытаращила глаза. Вот этого она никак не ожидала и теперь окончательно запуталась.

– В ночь, когда я ушел от тебя, мама сказала, что ей звонила Элизабет Грант. Ее беспокоило твое долгое молчание, и она решила провести разведку боем.

– И мама все рассказала?

– Не сразу. Как я понял, моя родительница поплакалась леди Грант по поводу «милой, но совершенно неподходящей сыну девушки», в которую он страстно влюбился, а леди Грант, пожалев подругу, открыла ей всю правду. – Анри вышел из холла, словно уже не опасался, что Дороти попытается сбежать. – А ведь ты могла бы и догадаться! Неужели ты думала, что твоя мать позволит дурачить мою до бесконечности?

– А я и не собиралась! Просто хотела, чтобы ты сделал Дотти предложение, и сразу же после этого думала выйти из игры.

– Ты что, хотела посмеяться надо мной и «сойти со сцены»?

– Что-то вроде этого, – сказала она, надеясь, что он не догадается, как быстро изменились ее намерения. – Теперь-то я понимаю, зачем ты выдумал этот фарс с Эдит, – продолжала она, – только объясни, сделай милость, каким образом ты умудрился с ней договориться? Ведь, как только мадам Ромье сказала, что приедет Эдит, я прилипла к тебе как пластырь.

– А я дал условный знак маме, и она с ней поговорила!

– Ну, ты хитер! Да, Анри, этот раунд выиграл ты!

– Да, выиграл. Но это не был нокаут! Дороти, я хотел тебя проучить. Не забывай, я же собирался взять Дотти с собой в Калифорнию, а когда узнал, что она Дороти Грант, для меня это был гром среди ясного неба. – Его глаза потемнели от обиды. – Я так разозлился, что был готов тебя поколотить!

– Бедный Анри! – Дороти лукаво улыбнулась. – Еще чуть-чуть – и я заплачу!

– Ну а потом я оценил комизм ситуации и решил поиграть с тобой в твою же игру. А тут как раз приехала Эдит. Я не знал, что она приедет, но ее приезд пришелся как нельзя кстати. – Он хмыкнул. – Между прочим, это была ее идея, чтобы я попросил тебя стать моей любовницей после нашей с ней свадьбы. Ты бы видела, какое у тебя тогда было лицо!

– А ты бы лучше на себя посмотрел, когда я тебе отказала!

– Если честно, меня доконал не твой отказ, а то, что ты собралась выйти замуж за Мишеля…

Анри умолк, Дороти тоже молчала. Ее переполняло счастье, но она боялась в него поверить. А еще боялась, что выдает желаемое за действительное.

Анри отошел к окну и смотрел вдаль, а Дороти любовалась его головой, мягкими черными кудрями, осанистой фигурой… Нет, даже если она видит его в последний раз, он навсегда останется в ее сердце!

Видит в последний раз?! Что за дикая мысль! Разве он только что не сказал, что любит ее? Что любил Дотти и женился бы на ней, будь уверен, что Дотти его любит?

Дороти подошла к нему. Он заметил ее только тогда, когда в темном окне отразились ее руки: она обняла его за шею и прильнула к нему.

– Я использовала Мишеля как прикрытие, – прошептала она. – Надеюсь, он простит меня. Но любила я только тебя. Тебя, и никого больше.

Анри стремительно повернулся и обнял ее так крепко, что Дороти ощутила его напряжение. Она гладила его спину, плечи, и он начал оттаивать, но не сразу, словно боялся поверить, что она рядом и любит его…

– Я так ревновал тебя к Мишелю! – простонал он, горячими губами прижавшись к ее виску. – Если бы ты знала, сколько бессонных ночей я провел, представляя тебя в его объятиях!

Он привлек ее еще сильнее, и его разгоряченное тело было выразительнее всяких слов. Да и какие могли быть слова, когда их губы слились в долгом поцелуе? А его сильные руки, по которым она так истосковалась, скользили по ее телу, лаская все потайные уголки.

– Как много одежды! – оторвавшись от ее рта, сказал Анри, и Дороти, выполняя его, не высказанную просьбу, чуть отстранилась, стянула топ, а потом скинула юбку.

Ее возбужденная грудь сама вырывалась из плена кружев, и она расстегнула бюстгальтер и сбросила его, оставив на себе лишь трусики. Она хотела снять их, но Анри остановил ее и дрожащим пальцем провел по ее животу под кружевным эластиком. Дороти словно током пронзило желание, и, почувствовав ее дрожь, Анри выдохнул жарким шепотом:

– Не так быстро!

– Опять командуешь?

Дороти сбросила трусики и стояла перед ним нагая, во всей красоте, не стыдясь своего желания. Анри сорвал с себя рубашку, на пол полетели пуговицы, скинул брюки и, схватив Дороти на руки, легко понес к кровати.

Она обвила его руками за шею и все не отпускала, пока он сбрасывал покрывало, укладывал ее на прохладную простыню и ложился рядом.

– Дороти, лежи тихо, – попросил он. – Я так давно мечтал об этом и теперь не хочу спешить.

Но разве Дороти могла слушаться, если каждый ее нерв и каждая клеточка помимо ее воли сами тянулись к нему? Душой она уже давно принадлежала ему, а теперь хотела принадлежать и телом.

– Я люблю тебя! – шептала она. – Анри, я так тебя люблю!

Она обхватила его ногами, приглашая в себя, и в порыве страсти он вошел в нее, посылая свою мужскую плоть все глубже и глубже в ее горячую мягкость. Постанывая от страсти, она отвечала ему, расслабляя мышцы, чтобы принять его, и сжимая, чтобы удержать внутри себя и сберечь каждую каплю его животворящей влаги.

– Дороти, я люблю тебя! – прерывисто дыша, сказал он, и они вознеслись на вершину блаженства, где нет ни мыслей, ни времени. Их души и тела плыли, слившись в одно целое, в море эйфории…

– Пожалуйста, больше не играй со мной! – шепнул он потом, когда они лежали в полном изнеможении в объятиях друг друга. – Дороти, я хочу любить тебя, а не состязаться с тобой.

– Так и будет! – сказала она и, вспомнив, что могла его не встретить, ужаснулась. – А если бы мы остановились в разных отелях, мы бы с тобой больше никогда не увиделись?

– Ничего подобного. Рано или поздно я бы приполз к тебе на коленях.

– Сомневаюсь! А кто собрался лететь во Францию, даже не попрощавшись?!

– А ты не пришла ко мне на ланч! Вот я и подумал, что ты меня презираешь и не желаешь больше видеть. Дороти, я так расстроился, что решил лететь домой и там все обдумать.

– Маленького обидели, и он сразу помчался к мамочке?

Анри рассмеялся.

– Можно подумать, ты придумала что-то новенькое!

– Нет! Но я слабая женщина и мне простительно. – Дороти осторожно, одним пальчиком погладила его по животу. Он напрягся, и она опустила руку ниже, но Анри схватил ее. – Не хочешь?

– Сначала ответь мне на один вопрос.

– Какой?

– Дотти-Дороти, ты выйдешь за меня замуж и станешь моим наказанием и светом моих очей?

– Да, да, да! – на одном дыхании выпалила она.

Анри засмеялся и, схватив ее за талию, уложил на себя.

– Мы осчастливим сразу трех человек, – шепнул он.

– Не трех, а пятерых!

– Пятерых?

– А про нас с тобой забыл? – Дороти чмокнула его в нос. – Ну, ты и тупица!

– Просто поглупел от счастья. Сколько тебе нужно времени, чтобы подготовиться к свадьбе?

– А сколько тебе, чтобы получить разрешение на брак?

– Значит, тебе не нужна пышная свадьба и толпа гостей?

– Мне нужен только ты, – шепнула Дороти, глядя ему в глаза. – Свадьба пусть будет как можно скорее, а гостей как можно меньше.

– А медовый месяц – как можно дольше! – добавил Анри и принялся ее ласкать. – Не будем спешить…


home | my bookshelf | | Деловое соглашение |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу